Тактические основы участия обвинителя в исследовании доказательств в ходе судебного следствия

Обновлено: 01.12.2022

Разъясняет начальник уголовно-судебного управления Камил Наилович Гарипов.

В соответствии со статьей 274 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства по уголовному делу. Первой доказательства представляет сторона обвинения, на которую законом возложено бремя доказывания, а затем сторона защиты.

Последовательность исследования доказательств, как стороной обвинения, так и стороной защиты, определяется самостоятельно. Данное требование закона основано на принципе состязательности, а каждая из сторон имеет возможность наиболее полно реализовывать права на полное и всестороннее исследование доказательств в ходе судебного следствия.

Так при допросе потерпевшего и свидетелей обвинения первыми вопросы задают государственный обвинитель и другие участники судебного разбирательства со стороны обвинения, а при допросе подсудимого и свидетелей защиты – защитник и другие участники судебного разбирательства со стороны защиты.

Стороны имеют право представлять любые доказательства. В соответствии со статьей 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого (обвиняемого), показания потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, заключение и показания специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.

В случае, если рассматривается уголовное дело о совершении преступления группой лиц, то очередность представления доказательств каждым из подсудимых определяется судом с учетом мнения сторон.

Изменить ранее установленный порядок исследования доказательств суд может лишь по ходатайству стороны, которая их представляет.

В соответствии с частью 3 статьи 274 и частью 2 статьи 277 УПК РФ право подсудимого и потерпевшего давать показания в любой момент судебного следствия может быть реализовано ими с разрешения председательствующего.

Прокуратура
Кемеровской области - Кузбасса

Прокуратура Кемеровской области - Кузбасса

24 марта 2020, 15:10

Порядок исследования доказательств по уголовному делу в судебном процессе

Разъясняет начальник уголовно-судебного управления Камил Наилович Гарипов.

В соответствии со статьей 274 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства по уголовному делу. Первой доказательства представляет сторона обвинения, на которую законом возложено бремя доказывания, а затем сторона защиты.

Последовательность исследования доказательств, как стороной обвинения, так и стороной защиты, определяется самостоятельно. Данное требование закона основано на принципе состязательности, а каждая из сторон имеет возможность наиболее полно реализовывать права на полное и всестороннее исследование доказательств в ходе судебного следствия.

Так при допросе потерпевшего и свидетелей обвинения первыми вопросы задают государственный обвинитель и другие участники судебного разбирательства со стороны обвинения, а при допросе подсудимого и свидетелей защиты – защитник и другие участники судебного разбирательства со стороны защиты.

Стороны имеют право представлять любые доказательства. В соответствии со статьей 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого (обвиняемого), показания потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта, заключение и показания специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы.

В случае, если рассматривается уголовное дело о совершении преступления группой лиц, то очередность представления доказательств каждым из подсудимых определяется судом с учетом мнения сторон.

Изменить ранее установленный порядок исследования доказательств суд может лишь по ходатайству стороны, которая их представляет.

В соответствии с частью 3 статьи 274 и частью 2 статьи 277 УПК РФ право подсудимого и потерпевшего давать показания в любой момент судебного следствия может быть реализовано ими с разрешения председательствующего.

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА / ПРОКУРОР / ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБВИНЕНИЕ / СУДЕБНОЕ СЛЕДСТВИЕ / КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА / УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ / CRIMINALISTIC TACTIC / PROSECUTOR / STATE PROSECUTION / COURT INVESTIGATION / CRIMINALISTIC CHARACTERISTIC / CRIMINAL PROCEEDING

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Исаенко В. Н.

В настоящее время продолжается процесс формирования криминалистического учения о тактике поддержания в суде государственного обвинения по уголовным делам как подсистемы криминалистической тактики . Этим вопросам посвящены работы многих авторов. Вместе с тем существует настоятельная необходимость продолжения исследований в этом направлении как с учетом имеющихся наработок в этой области, так и с учетом современных требований правоохранительной практики. При этом необходимо избегать формирования спорных по своему содержанию рекомендаций, базирующихся на положениях криминалистической тактики предварительного расследования, использование которых проблематично в деятельности прокурора в судебном следствии .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Исаенко В. Н.

Криминалистическая характеристика судебного следствия в структуре типовой криминалистической методики предварительного и судебного следствия по уголовным делам об убийствах

Криминалистическая тактика в доказывании по уголовным делам о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ

Criminalistic Tactic of Prosecutor’s Participation in Court Investigation

Currently, process of forming a forensic doctrine on the tactics of maintaining state prosecution in the criminal cases as a subsistem of forensic tactics is continuing. These issues are devoted to the work of many authors. However, there is an urgent need to continue research in this area, taking into account existing developments in this area and taking into account modem reguirements of law enforcement practice. It is thus necessary to avoid forming of debetable on the maintenance recommendations being based on the positions of criminalistic tactic of the pre-trial hearing, the use on that is problematic in activity of a public prosecutor of willows judicial investigation.

Текст научной работы на тему «Криминалистическая тактика участия прокурора в судебном следствии»

Криминалистическая тактика участия прокурора

в судебном следствии

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, профессор кафедры организации судебной и прокурорско-следственной деятельности (Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина)

Criminalistic Tactic of Prosecutor's Participation in Court

Doctor of Law, Professor,

Professor at the Department of Organization of Court and Public Prosecutor's Investigative Activity

(Moscow State University of Law named after O. Ye. Kutafin)

В настоящее время продолжается процесс формирования криминалистического учения о тактике поддержания в суде государственного обвинения по уголовным делам как подсистемы криминалистической тактики. Этим вопросам посвящены работы многих авторов. Вместе с тем существует настоятельная необходимость продолжения исследований в этом направлении как с учетом имеющихся наработок в этой области, так и с учетом современных требований правоохранительной практики. При этом необходимо избегать формирования спорных по своему содержанию рекомендаций, базирующихся на положениях криминалистической тактики предварительного расследования, использование которых проблематично в деятельности прокурора в судебном следствии.

Криминалистическая тактика, прокурор, государственное обвинение, судебное следствие, криминалистическая характеристика, уголовное преследование.

Currently, process OF forming a forensic doctrine on the tactics of maintaining state prosecution in the criminal cases as a subsistem of forensic tactics is continuing. These issues are devoted to the work of many authors. However, there is an urgent need to continue research in this area, taking into account existing developments in this area and taking into account modem reguirements of law enforcement practice. It is thus necessary to avoid forming of debetable on the maintenance recommendations being based on the positions of criminalistic tactic of the pre-trial hearing, the use on that is problematic in activity of a public prosecutor of willows judicial investigation.

Criminalistic tactic, prosecutor, state prosecution, court investigation, criminalistic characteristic, criminal proceeding.

Анализ содержания многих работ, в которых исследуются теоретические и практические вопросы участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел, дает достаточные основания считать продолжающимся процесс формирования криминалистической тактики этой деятельность как подотрасли криминалистической тактики.

Р. С. Белкин рассматривал криминалистическую тактику как «раздел криминалистики, включающий систему научных положений

и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения осуществляющих его лиц. » [1].

Н. А. Якубович предложила более узкое определение понятия криминалистической тактики, рассматривая ее в исключительно утилитарном плане как «сам метод практической деятельности правоохранительных органов в области раскрытия и расследования преступлений, рассмотрения дел о них по существу и предупреждения

преступлений» [3]. В данном определении отсутствует указание на теоретическую составляющую криминалистической тактики. Однако в практическом плане его можно считать приемлемым.

Главное, на чем акцентировали внимание названные и другие исследователи вопросов использования рекомендаций криминалистики в судебном процессе, это необходимость проведения более углубленных исследований для решения проблем криминалистического обеспечения осуществления уголовного преследования в судебном следствии, что представляется безусловно справедливым.

В последние годы опубликовано значительное количество работ авторов, исследующих вопросы криминалистической составляющей методики поддержания прокурором государственного обвинения. Однако тактико-криминалистический компонент его действия в судебном следствии, как представляется, еще не получил должного развития. Полагаем, что именно на этом компоненте должно быть сосредоточено особенное внимание, и поскольку судебное следствие — центральная часть рассмотрения уголовного дела по существу с представлением и исследованием сторонами и судом доказательств обвинения и защиты, то вопросы тактики действий прокурора на данном этапе должны быть объектом более пристального внимания исследователей.

В приказе Генерального прокурора РФ от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» содержится адресованное прокурорам — государственным обвинителям — предписание о заблаговременном изучении уголовных дел, в рассмотрении которых им предстоит участвовать, и о разработке тактики своих действий в судебном процессе. Однако известно правило, согласно которому ни один закон, ни один ведомственный приказ или инструкция не могут подсказать практическому работнику, как ему следует действовать в той или иной ситуации. Рекомендации подобного рода, в т. ч. относящиеся к тактике участия прокурора в судебном следствии, могут быть разработаны исключительно на основе научного обобщения соответствующей практики. Вместе с тем очевидна возможность решения данной задачи только на определенном уровне, т. е. на уровне разработки вариантов тактики представления прокурором доказательств обвинения и тактики его участия в исследовании доказательств защитника в типичных ситуациях, возникающих при рассмотрении уголовных дел о преступлениях отдельных видов.

Будет справедливым сказать, что такая работа проводится. Несомненного одобрения заслуживает, например, изданное в 2003, 2011, 2015,

2018 гг. «Руководство для государственного обвинителя», разработанное профессорско-преподавательским составом Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Университета прокуратуры РФ. В нем содержатся рекомендации относительно методики и отчасти тактики поддержания обвинения по уголовным делам о преступлениях многих видов. Несомненного внимания заслуживают работы О. Я. Баева, М. О. Баева, В. М. Бозрова, Е. В. Смахтина, В. Г. Ульянова, С. В. Швеца, С. Л. Кисленко и других авторов по вопросам криминалистического содержания государственного обвинения.

Вместе с тем вызывают определенные сомнения отдельные утверждения о версионном характере действий прокурора в судебном следствии, а точнее, — о том, что на данном этапе судебного разбирательства исследуются версии обвинения и версии защиты. По нашему мнению, сложно считать версией утверждение органа предварительного расследования о совершении обвиняемым инкриминируемого ему преступления, обоснованное комплексом доказательств, подтверждающих установление обстоятельств его совершения в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ. Не лишне напомнить, что в соответствии с п. 22 ст. 5 УПК РФ обвинение есть «утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленным настоящим Кодексом». Еще в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.2006 № 1 «О судебном приговоре» разъяснялось: «В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии. ».

В ныне действующем постановлении Пленума от 29.11.2016 № 55 с одноименным названием Верховный Суд РФ воздержался от использования термина «версия». Представляется, что для этого есть определенные основания. Если подсудимый или его защитник высказывают утверждение об отсутствии события преступления или отсутствии его состава в действиях (бездействии) подсудимого, о его непричастности к преступлению, их заявление не может быть голословным. Оно должно быть подтверждено представленными в его обоснование доказательствами (показаниями свидетелей, заключением специалиста, письменными и иными документами и т. д.) либо быть убедительно мотивирован-

ным отрицательными результатами исследования представленных обвинителем доказательств при соблюдении того же требования объективности их оценки. То есть подобное утверждение не может быть версией в ее криминалистической интерпретации как предположение о возможно иных обстоятельствах инкриминированного подсудимому деяния и вероятно причастных к нему лицах. Опять-таки характер иных обстоятельств, на которые может ссылаться сторона защиты в опровержение доводов стороны обвинения, назван в ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в соответствии с которой таковыми могут являться:

а) неустановление события преступления;

б) непричастность обвиняемого к преступлению;

в) отсутствие состава преступления в его действиях.

Приведенные положения находятся в системной связи с положениями ч. 1 ст. 252 УПК РФ, определяющей проведение судебного разбирательства в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

По нашему мнению, при исследовании вопросов криминалистической тактики поддержания государственного обвинения и разработке соответствующих рекомендаций, как ранее было отмечено, следует более исходить с позиции не вер-сионного, а ситуационного подхода к ее выбору как на этапе подготовки прокурора к участию в судебном следствии, а также в ходе его проведения.

Существенным представляется вопрос об информационной основе рассматриваемой тактики. Во многих работах по данной проблеме утверждается, что таковой является типовая криминалистическая характеристика преступления соответствующего вида. Вместе с тем в этих работах нет внятного разъяснения тому, каким образом она может быть использована в этом качестве. В современных трактовках криминалистическая характеристика представляет собой систему относительно закономерных связей между сведениями о социально-демографических данных лиц, чаще других совершающих преступления отдельных видов, о местах и средствах их совершения

и других показателях — в процентах к общему количеству преступлений, дела о которых изучены.

В раскрытии преступлений, совершенных без очевидцев, типовая криминалистическая характеристика может использоваться при полном отсутствии другой информации, позволяющей выдвинуть более или менее обоснованную версию о совершившем преступление лице. Практика знает немало случаев раскрытия преступлений за счет ее использования. Однако с учетом требований ст. 252 УПК РФ о предмете и пределах судебного разбирательства, направленности обвинения против конкретного лица, использование прокурором типовой криминалистической характеристики представляется неуместным.

В 2001 г. Р. С. Белкин высказался о том, что «криминалистическая характеристика преступления, не оправдав возлагавшихся на нее надежд и ученых, и практиков, изжила себя, и из реальности, которой она представлялась все эти годы, превратилась в иллюзию, в криминалистический фантом» [2]. Данная позиция одного из мэтров отечественной криминалистики вызвала неоднозначную реакцию, однако по прошествии времени следует признать, что Р. С. Белкин совершенно прав относительно фантомности криминалистической характеристики как информационной основы уголовного преследования в суде и, соответственно, выбора тактики его осуществления.

К сожалению, иной раз приходится констатировать, что насыщение некоторых работ криминалистической терминологией не делает криминалистическим их содержание. А это означает, что формирование криминалистической тактики поддержания государственного обвинения как подотрасли криминалистической тактики должно происходить с крайне взвешенным подходом к формированию ее положений, недопустимостью механического переноса положений следственной тактики на тактику участия прокурора в судебном следствии, с одновременным пересмотром некоторых устоявшихся ее положений в свете требований современной правоохранительной практики.

1. Белкин, Р. С. Криминалистическая энциклопедия. — 2-е изд., доп. — М.: Мегатрон XXI, 2000.

2. Белкин, Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. — М.: НОРМА - ИНФРА-М, 2001.

3. Советская криминалистика. Теоретические проблемы : монография / [Н. А. Селиванов, В. Г. Танасевич, А. А. Эйсман, Н. А. Якубович]; - М.: Юрид. лит., 1978.

Государственный обвинитель – это должностное лицо органа прокуратуры, поддерживающее от имени государства в суде обвинение по уголовному делу.

В основе современного уголовного судопроизводства лежит конституционный принцип состязательности и равноправия сторон (ч.3 ст. 123 Конституции РФ). Принцип состязательности заключается в том, что один участник уголовного судопроизводства должен выполнять только одну уголовно-процессуальную функцию. В соответствии с положениями закона прокурор относится к стороне обвинения, содержанием которой является функция уголовного преследования.

На досудебных стадиях уголовного процесса уголовное преследование осуществляется в форме предварительного расследования, а в судебных стадиях- в форме поддержания государственного обвинения.

Уголовно-процессуальный закон требует от всех сотрудников органов прокуратуры, участвующих в судебном разбирательстве, высочайшей организации работы, профессионализма, личной ответственности. Активность и процессуальное мастерство гособвинителя в представлении доказательств являются решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Государственные обвинителя назначаются заблаговременно, чтобы обеспечить тщательное изучение уголовного дела. По наиболее сложным делам могут создаваться группы государственных обвинителей, с распределением их обязанностей в соответствии с особенностями уголовного дела.

Стадия подготовки к судебному заседанию является важным этапом уголовного судопроизводства и начинается с изучения материалов дела, где разрешается вопрос о возможности рассмотрения дела судом первой инстанции, выясняются обстоятельства, препятствующие дальнейшему движению производства по уголовному делу. На этой стадии государственным обвинителем проверяется законность и обоснованность следственных действий, проведенных на досудебном этапе, разрешаются вопросы организационно-правового характера, позволяющие провести судебное заседание без волокиты, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Государственный обвинитель анализирует процессуальные документы на предмет законности проведенных процессуальных действий, исследует все доказательства, отсылка к которым указывается в обвинительном заключении. На совокупности имеющихся доказательств прокурор строит свое обвинение и делает вывод о степени фактической доказанности обстоятельств по уголовному делу.

Дополнительно государственный обвинитель знакомится с соответствующими нормами законодательства, постановлениями Пленума Верховного Суда, методической литературой. Тактика исследования доказательств в ходе судебного следствия продумывается заранее.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, им определяется очерёдность предоставления доказательств. Первой доказательства предоставляет сторона обвинения, затем – сторона зашиты. Прокурор может ходатайствовать о вызове дополнительных свидетелей, экспертов, назначении экспертизы, истребовании вещественных доказательств и документов, производстве любых следственных действий, об исключении тех или иных доказательств, которые, по его мнению, получены в нарушение закона, и т.д.

После окончания судебного следствия суд переходит к судебным прениям, которые состоят из речей государственного обвинителя и защитника. В прениях также могут участвовать потерпевший и его представитель, гражданские истец и ответчик, а также подсудимый.

Произнесение судебной речи в прениях для гособвинителя является его обязанностью, от которой он не имеет права отказаться.

В обвинительной речи прокурора отражается общий характер совершенного преступления и степень его общественной опасности, излагаются фактические обстоятельства совершенного преступления, анализ и оценка доказательств, исследованных в ходе судебного следствия, анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, указание на квалификацию преступлений, оценка свойств личности подсудимого, предложения о мере уголовного наказания, порядке разрешения гражданского иска. При определении своей позиции о виде и размере наказания прокурор руководствуется требованиями закона о его соразмерности и справедливости с учётом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание, назначении дополнительного наказания, возмещения причинённого материального ущерба, компенсации морального вреда.

Прокурор не поддерживает обвинение во что бы то ни стало. В своем решении он обязан руководствоваться обстоятельствами дела, сложившимися в суде. При этом он исходит из своего внутреннего убеждения и вправе в соответствующих случаях отказаться от обвинения частично или даже полностью.

Прокурор участвует в пересмотре приговора судом апелляционной инстанции, которым проверяется законность не вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам и сам вправе оспорить в апелляционном порядке любое судебное решение путем внесения апелляционного представления.

Суд кассационной инстанции рассматривает жалобы и кассационные представления прокурора на судебные решения, вступившие в законную силу. Участие прокурора в суде кассационной инстанции также обязательно.

Разъяснение подготовлено уголовно-судебным управлением прокуратуры Оренбургской области

Прокуратура
Оренбургской области

Прокуратура Оренбургской области

11 октября 2021, 10:30

Особенности деятельности государственных обвинителей

Государственный обвинитель – это должностное лицо органа прокуратуры, поддерживающее от имени государства в суде обвинение по уголовному делу.

В основе современного уголовного судопроизводства лежит конституционный принцип состязательности и равноправия сторон (ч.3 ст. 123 Конституции РФ). Принцип состязательности заключается в том, что один участник уголовного судопроизводства должен выполнять только одну уголовно-процессуальную функцию. В соответствии с положениями закона прокурор относится к стороне обвинения, содержанием которой является функция уголовного преследования.

На досудебных стадиях уголовного процесса уголовное преследование осуществляется в форме предварительного расследования, а в судебных стадиях- в форме поддержания государственного обвинения.

Уголовно-процессуальный закон требует от всех сотрудников органов прокуратуры, участвующих в судебном разбирательстве, высочайшей организации работы, профессионализма, личной ответственности. Активность и процессуальное мастерство гособвинителя в представлении доказательств являются решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Государственные обвинителя назначаются заблаговременно, чтобы обеспечить тщательное изучение уголовного дела. По наиболее сложным делам могут создаваться группы государственных обвинителей, с распределением их обязанностей в соответствии с особенностями уголовного дела.

Стадия подготовки к судебному заседанию является важным этапом уголовного судопроизводства и начинается с изучения материалов дела, где разрешается вопрос о возможности рассмотрения дела судом первой инстанции, выясняются обстоятельства, препятствующие дальнейшему движению производства по уголовному делу. На этой стадии государственным обвинителем проверяется законность и обоснованность следственных действий, проведенных на досудебном этапе, разрешаются вопросы организационно-правового характера, позволяющие провести судебное заседание без волокиты, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Государственный обвинитель анализирует процессуальные документы на предмет законности проведенных процессуальных действий, исследует все доказательства, отсылка к которым указывается в обвинительном заключении. На совокупности имеющихся доказательств прокурор строит свое обвинение и делает вывод о степени фактической доказанности обстоятельств по уголовному делу.

Дополнительно государственный обвинитель знакомится с соответствующими нормами законодательства, постановлениями Пленума Верховного Суда, методической литературой. Тактика исследования доказательств в ходе судебного следствия продумывается заранее.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, им определяется очерёдность предоставления доказательств. Первой доказательства предоставляет сторона обвинения, затем – сторона зашиты. Прокурор может ходатайствовать о вызове дополнительных свидетелей, экспертов, назначении экспертизы, истребовании вещественных доказательств и документов, производстве любых следственных действий, об исключении тех или иных доказательств, которые, по его мнению, получены в нарушение закона, и т.д.

После окончания судебного следствия суд переходит к судебным прениям, которые состоят из речей государственного обвинителя и защитника. В прениях также могут участвовать потерпевший и его представитель, гражданские истец и ответчик, а также подсудимый.

Произнесение судебной речи в прениях для гособвинителя является его обязанностью, от которой он не имеет права отказаться.

В обвинительной речи прокурора отражается общий характер совершенного преступления и степень его общественной опасности, излагаются фактические обстоятельства совершенного преступления, анализ и оценка доказательств, исследованных в ходе судебного следствия, анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, указание на квалификацию преступлений, оценка свойств личности подсудимого, предложения о мере уголовного наказания, порядке разрешения гражданского иска. При определении своей позиции о виде и размере наказания прокурор руководствуется требованиями закона о его соразмерности и справедливости с учётом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание, назначении дополнительного наказания, возмещения причинённого материального ущерба, компенсации морального вреда.

Прокурор не поддерживает обвинение во что бы то ни стало. В своем решении он обязан руководствоваться обстоятельствами дела, сложившимися в суде. При этом он исходит из своего внутреннего убеждения и вправе в соответствующих случаях отказаться от обвинения частично или даже полностью.

Прокурор участвует в пересмотре приговора судом апелляционной инстанции, которым проверяется законность не вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам и сам вправе оспорить в апелляционном порядке любое судебное решение путем внесения апелляционного представления.

Суд кассационной инстанции рассматривает жалобы и кассационные представления прокурора на судебные решения, вступившие в законную силу. Участие прокурора в суде кассационной инстанции также обязательно.

Разъяснение подготовлено уголовно-судебным управлением прокуратуры Оренбургской области

Обложка

В статье рассматриваются отдельные вопросы тактики участия прокурора — государственного обвинителя в основной части судебного следствия по уголовным делам, связанной с представлением им доказательств обвинения. Отмечается, что в настоящее время по определению порядка исследования доказательств сформирована единая позиция как теоретиков, так и практиков. Они признают полную самостоятельность сторон определять этот порядок в соответствии с избранной ими тактикой.

Вместе с тем автор обращает внимание на то, что в теоретических и методических работах еще недостаточно обращается внимание на содержание и сущность этой деятельности прокурора в суде, несмотря на их очевидную важность. Его активность в судебном следствии в первую очередь зависит от знания тактических приемов представления доказательств и умения их применять. Если он не имеет соответствующего профессионального багажа, то будет испытывать значительные затруднения в состязательном процессе.

Автор излагает собственную позицию относительно содержания представления доказательств прокурором — государственным обвинителем, предлагает включить определение соответствующего понятия в терминологический аппарат науки уголовно-процессуального права и закрепить в уголовно-процессуальном законе. Производным от него рассматривается определение понятия тактики представления доказательств прокурором — государственным обвинителем. Сформулированы выводы о необходимости активизации разработки отвечающих современным требованиям методических рекомендаций по тактике представления доказательств обвинения в судебном следствии по уголовным делам о преступлениях отдельных видов.

Ключевые слова

Полный текст

Согласно частям 1 и 2 ст. 274 УПК РФ очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. При этом первой представляет доказательства сторона обвинения, а после их исследования переходят к доказательствам, представленным стороной защиты. Предоставление законодателем каждой стороне права самостоятельно определять очередность (последовательность) представления доказательств непосредственно указывает на возможность выбора каждой из них тактики представления доказательств по своему усмотрению. По нашему мнению, это является важной гарантией реального обеспечения закрепленного в ст. 123 Конституции РФ принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства.

В ст. 5 УПК РФ отсутствует определение понятия «тактика», не раскрывается его содержание. Этот термин используется в криминалистике, разрабатываемые которой методы, средства и приемы являются средством оптимизации уголовно-процессуальной деятельности и решения ее задач, в том числе в судебном разбирательстве. Н.А. Якубович в связи с этим обоснованно подчеркнула: «Тактика судебного следствия по своему предмету и методам входит в содержание криминалистической тактики, являясь одним из ее видов»[3]. Если мы обратимся к ч. 1 ст. 274 УПК РФ, то увидим, что она контекстуально подразумевает использование сторонами в судебном следствии приемов криминалистической тактики. В п. 5 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» прокурорам предписывается продумывать тактику своих действий в суде, что бесспорно необходимо в состязательном процессе. Ю.Н. Кожемякин обоснованно отмечает, что «любой юридический или психологический просчет при представлении доказательств сведет на нет все усилия»[4]. Однако при этом очевиден явный недостаток конкретных рекомендаций, которые могли бы помочь государственным обвинителям в этом вопросе. На их дефицит указали 87 % опрошенных автором прокуроров (всего опрошено более 180 человек). К сожалению, во многих методических изданиях, содержащих рекомендации по организации и поддержанию государственного обвинения, в этой части содержатся стереотипные высказывания о том, что прокурор должен тщательно продумывать тактику представления доказательств суду[5]. В связи с этим прокуроры приобретают соответствующий навык исключительно в ходе своей практической деятельности по поддержанию обвинения, что нередко занимает длительное время и оборачивается чередой тактических ошибок, допущенных стороной обвинения в судебном процессе.

Косвенно касается данного вопроса И.И. Короленко, включая в методику поддержания государственного обвинения в суде такой элемент, как планирование судебного следствия[7], что можно рассматривать как определенное указание на тактический подход прокурора к участию в нем. Более конструктивна позиция Б.А. Тугутова, выделившего в числе исследуемых государственным обвинителем вопросов тактику производства в судебном разбирательстве отдельных процессуальных действий[8].

По нашему мнению, следует согласиться с И.Л. Кисленко и С.Л. Кисленко в том, что вопросы, возникающие в судебном следствии, имеют тактический характер, относятся к области тактики и должны разрешаться не на основе субъективистского подхода, а с учетом научных рекомендаций, выработанных криминалистической наукой[9]. В юридической литературе высказано мнение о том, что «ширина спектра криминалистических приемов и методов, которые могут быть использованы государственным обвинителем в ходе судебного следствия в целях доказывания вины подсудимого, во многом определяется степенью активности государственного обвинителя»[10]. Представляется, что его активность в первую очередь будет зависеть от знания тактических приемов участия в судебном следствии и практического умения их применять. Если государственный обвинитель не имеет соответствующего профессионального багажа, он будет испытывать сложности в состязательном процессе.

В русском языке слово «представить» имеет достаточно много значений. В том числе оно означает «предъявить, сообщить что-нибудь, познакомить с кем-чем-нибудь»[13], «показать, предъявить»[14]. Поэтому полагаем, что определение понятия, обозначаемого термином «представление доказательств», следует формировать с учетом приведенных толкований слова «представлять». Они являются общепринятыми, используются как в приведенном, так и в других значениях в повседневном общении между людьми, а также в различных сферах деятельности, в том числе в уголовном судопроизводстве. Например, одной из трактовок термина «представлять» является «действовать от имени или по поручению кого-л., осуществлять какие-л. полномочия; быть выразителем чьих-л. интересов»[15]. Именно так понимается существующий в уголовно-процессуальном праве институт представительства — как совокупность норм, регламентирующих участие в уголовном деле адвоката-защитника или адвоката — представителя потерпевшего, а также законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и других участников процесса.

Соглашаясь с тем, что представление доказательств является именно доведением до сведения суда и других участников судебного следствия содержания доказательств, полученных в досудебном производстве, вместе с тем полагаем, что сложно считать представлением доказательств заявление ходатайств о проведении судебных действий следственного характера, о приобщении к делу предметов и документов. Даже если прокурор располагает данными о том, что показания определенного лица могут иметь существенное значение для разрешения дела, то показания этого лица могут стать доказательством только после того, как оно будет допрошено прокурором, защитником, председательствующим, ответит на возможные вопросы потерпевшего и подсудимого. То есть на момент заявления ходатайства о допросе в судебном следствии лица, не допрошенного в досудебном производстве, фактически его показания, которые могут впоследствии рассматриваться как доказательств, в юридическом смысле и значении еще не существуют. То же самое можно сказать и о приобщении к делу предметов или документов. Пока они не будут представлены для обозрения суду и другим участникам судебного процесса, не будут осмотрены ими, об их значении как доказательств говорить преждевременно. Кроме того, нельзя не учитывать и право суда отклонить такое ходатайство прокурора и отказать в вызове и допросе лица или в приобщении к материалам дела представленных государственным обвинителем для приобщения и последующего исследования предметов и документов. Поэтому считаем, что заявление таких ходатайств следует рассматривать как использование права стороны на собирание дополнительных доказательств, но не на их представление. Доказательства не могут быть представлены, пока они не получены, а быть полученными они могут, как указано выше, только после удовлетворения ходатайства стороны. Здесь мы наблюдаем несколько этапов в виде комплекса сменяющих друг друга следующих процессуальных действий: а) заявление ходатайства о производстве судебного действия, в результате которого могут быть получены значимые сведения; б) принятие судом процессуального решения по заявленному ходатайству; в) производство судебного действия после удовлетворения ходатайства об этом; г) оценка доказательственного значения полученных в результате проведения судебного действия сведений сторонами в прениях сторон; д) оценка доказательственного значения полученных в результате судебного действия сведений в судебном решении. В данном случае появление доказательства происходит именно в рамках производства судебного действия, что образует фактически одномоментную процедуру получения и представления инициировавшей эту процедуру стороной сведений, которые после их проверки и оценки сторонами и судом могут приобрести статус доказательств. Однако между заявлением ходатайства о производстве судебного действия по получению доказательства и производством этого действия, которое может привести к его получению, существует определенная граница, не позволяющая рассматривать заявление ходатайства как представление доказательства.

Вследствие этого думается, что понятие «представления доказательств» должно одинаково восприниматься участниками рассмотрения судом уголовного дела, а в первую очередь сторонами. В связи с этим определение соответствующего понятия должно содержаться в ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе». Исходя из приведенного выше варианта семантического содержания понятия «представление», а также анализа соответствующих норм уголовно-процессуального закона, анализа материалов судебной практики и точек зрения ученых, полагаем целесообразным включить в названную статью дополнительный пункт 27.1 следующего содержания: «Представление доказательств — осуществляемая стороной в судебном следствии в установленном Кодексом порядке и в соответствии с избранной ею тактикой деятельность по доведению до сведения суда, другой стороны и иных участников судебного разбирательства содержания доказательств, обосновывающих ее позицию». Данное понятие целесообразно ввести и в терминологический аппарат теории уголовного судопроизводства. Производным от него следует рассматривать определение понятия тактики представления доказательств прокурором — государственным обвинителем. Ее можно рассматривать как базирующуюся на положениях уголовно-процессуального закона, а также рекомендациях криминалистики и материалах обобщения практики поддержания государственного обвинения систему научно-обоснованных способов и приемов, используемых в целях рационального доведения до сведения суда и других участников процесса, а также раскрытия в возможном на данном этапе объеме содержания и значения полученных в ходе предварительного следствия, а также дополнительных доказательств, обосновывающих позицию обвинения и опровергающих позицию защиты.

Тактика представления доказательств прокурором, поддерживающим государственное обвинение, является элементом его общей тактики участия в судебном процессе, как и тактика участия в производстве судебных действий следственного характера, тактика участия в исследовании доказательств стороны защиты, тактика построения выступления в судебных прениях. Учитывая обращение внимания прокуроров — государственных обвинителей в приказе Генерального прокурора РФ от 25.12.2012 № 465 на значение своевременной разработки тактики участия в судебном следствии, а также на основе анализа материалов проведенного исследования, полагаем следующее: 1) эти вопросы нуждаются в дополнительном теоретическом исследовании; 2) необходима разработка ситуационно обусловленных и отвечающих современным требованиям рекомендаций по методике поддержания государственного обвинения; 3) в этих рекомендациях особое место должны занимать вопросы тактики представления доказательств прокурором в типичных ситуациях судебного следствия по уголовным делам о преступлениях отдельных видов, рассматриваемым в общем порядке.

Примечания:

[1] Исаенко В.Н. Тактико-психологические аспекты представления прокурором доказательств в суде с участием присяжных заседателей // Криминалистъ. 2018. № 2(23). С. 20.

[2] Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В 2 ч. Ч. 2: практич.пособие / Под ред. В.М. Лебедева. 7-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2016. С. 99.

[3] Советская криминалистика. Теоретические проблемы: монография / Н.А. Селиванов, В.Г. Танасевич, А.А. Эйсман. Н.А. Якубович. М.: Юрид. лит., 1978. С. 138.

[4] Кожемякин Ю. Суд присяжных: позиция государственного обвинителя // Законность. 2019. № 5. С. 10.

[5] См., например: Севастьяник И.К., Серова Е.Б. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами: учеб. пособие. СПб.: Санкт-Петербургский институт (филиал) Университета прокуратуры Российской Федерации, 2018. С. 25. Авторы пособия лишь отмечают, что государственный обвинитель первым представляет доказательства, самостоятельно определяя очередность их представления и исследования. Не содержится в нем рекомендаций и по тактике представления доказательств при поддержании обвинения по делам о преступлениях отдельных видов.

[6] Кириллова Н.П. Проблемы методики поддержания государственного обвинения по отдельным категориям уголовных дел: Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы криминалистического обеспечения уголовного судопроизводства» (24 ноября 2009 г., Иркутск). Иркутск, 2010. С. 79.

[7] Короленко И.И. К вопросу о принципах и структуре поддержания государственного обвинения в судебном производстве по уголовным делам // Российский судья. 2015. № 4. С. 24.

[8] Тугутов Б.А. Криминалистические аспекты поддержания государственного обвинения // Законность. 2012. № 1. C. 38.

[9] Кисленко И.Л., Кисленко С.Л. Криминалистические основы поддержания государственного обвинения: монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 145.

[10] Волчецкая Т.С., Авакьян М.В. Криминалистическая модульная методика расследования и поддержания государственного обвинения в суде (по делам об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью): монография. М.: Юрлитинформ, 2018. С. 143.

[11] Баев О.Я. Прокурор как субъект уголовного преследования: научно-практическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2006. С. 83.

[12] Булдыгина Н.И., Иванов А.Н., Курохтина Е.С. Поддержание государственного обвинения: правовые, организационные и тактические аспекты: учеб.-практ. пособие. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 79.

[13] Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М.: Эксмо, 2004. С. 562.

[14] Ушаков Д.Н. Толковый словарь современного русского языка / Под ред. Т.Ф. Зинченко. М.: Альта-Пресс, 2005. С. 753.

[15] Словарь русского языка. В 4 т. 2-е изд., испр. и доп. / Гл. ред. А.П. Евгеньева. М.: Русский язык, 1983. Т. III. С. 372.

[16] Кондратьева Т.Х. Представление доказательств участниками уголовного судопроизводства: автореф. дис. … канд. юр. наук. Краснодар, 2009. С. 9‒10.

[18] Сафронский Г.Э. Тактико-криминалистические аспекты подготовки и участия прокурора в судебном следствии по уголовным делам о незаконном сбыте наркотических средств и психотропных веществ: дис. …канд. юр. наук. М., 2017. С. 76.

Обложка

В статье рассматриваются отдельные вопросы тактики участия прокурора — государственного обвинителя в основной части судебного следствия по уголовным делам, связанной с представлением им доказательств обвинения. Отмечается, что в настоящее время по определению порядка исследования доказательств сформирована единая позиция как теоретиков, так и практиков. Они признают полную самостоятельность сторон определять этот порядок в соответствии с избранной ими тактикой.

Вместе с тем автор обращает внимание на то, что в теоретических и методических работах еще недостаточно обращается внимание на содержание и сущность этой деятельности прокурора в суде, несмотря на их очевидную важность. Его активность в судебном следствии в первую очередь зависит от знания тактических приемов представления доказательств и умения их применять. Если он не имеет соответствующего профессионального багажа, то будет испытывать значительные затруднения в состязательном процессе.

Автор излагает собственную позицию относительно содержания представления доказательств прокурором — государственным обвинителем, предлагает включить определение соответствующего понятия в терминологический аппарат науки уголовно-процессуального права и закрепить в уголовно-процессуальном законе. Производным от него рассматривается определение понятия тактики представления доказательств прокурором — государственным обвинителем. Сформулированы выводы о необходимости активизации разработки отвечающих современным требованиям методических рекомендаций по тактике представления доказательств обвинения в судебном следствии по уголовным делам о преступлениях отдельных видов.

Ключевые слова

Полный текст

Согласно частям 1 и 2 ст. 274 УПК РФ очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. При этом первой представляет доказательства сторона обвинения, а после их исследования переходят к доказательствам, представленным стороной защиты. Предоставление законодателем каждой стороне права самостоятельно определять очередность (последовательность) представления доказательств непосредственно указывает на возможность выбора каждой из них тактики представления доказательств по своему усмотрению. По нашему мнению, это является важной гарантией реального обеспечения закрепленного в ст. 123 Конституции РФ принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства.

В ст. 5 УПК РФ отсутствует определение понятия «тактика», не раскрывается его содержание. Этот термин используется в криминалистике, разрабатываемые которой методы, средства и приемы являются средством оптимизации уголовно-процессуальной деятельности и решения ее задач, в том числе в судебном разбирательстве. Н.А. Якубович в связи с этим обоснованно подчеркнула: «Тактика судебного следствия по своему предмету и методам входит в содержание криминалистической тактики, являясь одним из ее видов»[3]. Если мы обратимся к ч. 1 ст. 274 УПК РФ, то увидим, что она контекстуально подразумевает использование сторонами в судебном следствии приемов криминалистической тактики. В п. 5 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» прокурорам предписывается продумывать тактику своих действий в суде, что бесспорно необходимо в состязательном процессе. Ю.Н. Кожемякин обоснованно отмечает, что «любой юридический или психологический просчет при представлении доказательств сведет на нет все усилия»[4]. Однако при этом очевиден явный недостаток конкретных рекомендаций, которые могли бы помочь государственным обвинителям в этом вопросе. На их дефицит указали 87 % опрошенных автором прокуроров (всего опрошено более 180 человек). К сожалению, во многих методических изданиях, содержащих рекомендации по организации и поддержанию государственного обвинения, в этой части содержатся стереотипные высказывания о том, что прокурор должен тщательно продумывать тактику представления доказательств суду[5]. В связи с этим прокуроры приобретают соответствующий навык исключительно в ходе своей практической деятельности по поддержанию обвинения, что нередко занимает длительное время и оборачивается чередой тактических ошибок, допущенных стороной обвинения в судебном процессе.

Косвенно касается данного вопроса И.И. Короленко, включая в методику поддержания государственного обвинения в суде такой элемент, как планирование судебного следствия[7], что можно рассматривать как определенное указание на тактический подход прокурора к участию в нем. Более конструктивна позиция Б.А. Тугутова, выделившего в числе исследуемых государственным обвинителем вопросов тактику производства в судебном разбирательстве отдельных процессуальных действий[8].

По нашему мнению, следует согласиться с И.Л. Кисленко и С.Л. Кисленко в том, что вопросы, возникающие в судебном следствии, имеют тактический характер, относятся к области тактики и должны разрешаться не на основе субъективистского подхода, а с учетом научных рекомендаций, выработанных криминалистической наукой[9]. В юридической литературе высказано мнение о том, что «ширина спектра криминалистических приемов и методов, которые могут быть использованы государственным обвинителем в ходе судебного следствия в целях доказывания вины подсудимого, во многом определяется степенью активности государственного обвинителя»[10]. Представляется, что его активность в первую очередь будет зависеть от знания тактических приемов участия в судебном следствии и практического умения их применять. Если государственный обвинитель не имеет соответствующего профессионального багажа, он будет испытывать сложности в состязательном процессе.

В русском языке слово «представить» имеет достаточно много значений. В том числе оно означает «предъявить, сообщить что-нибудь, познакомить с кем-чем-нибудь»[13], «показать, предъявить»[14]. Поэтому полагаем, что определение понятия, обозначаемого термином «представление доказательств», следует формировать с учетом приведенных толкований слова «представлять». Они являются общепринятыми, используются как в приведенном, так и в других значениях в повседневном общении между людьми, а также в различных сферах деятельности, в том числе в уголовном судопроизводстве. Например, одной из трактовок термина «представлять» является «действовать от имени или по поручению кого-л., осуществлять какие-л. полномочия; быть выразителем чьих-л. интересов»[15]. Именно так понимается существующий в уголовно-процессуальном праве институт представительства — как совокупность норм, регламентирующих участие в уголовном деле адвоката-защитника или адвоката — представителя потерпевшего, а также законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и других участников процесса.

Соглашаясь с тем, что представление доказательств является именно доведением до сведения суда и других участников судебного следствия содержания доказательств, полученных в досудебном производстве, вместе с тем полагаем, что сложно считать представлением доказательств заявление ходатайств о проведении судебных действий следственного характера, о приобщении к делу предметов и документов. Даже если прокурор располагает данными о том, что показания определенного лица могут иметь существенное значение для разрешения дела, то показания этого лица могут стать доказательством только после того, как оно будет допрошено прокурором, защитником, председательствующим, ответит на возможные вопросы потерпевшего и подсудимого. То есть на момент заявления ходатайства о допросе в судебном следствии лица, не допрошенного в досудебном производстве, фактически его показания, которые могут впоследствии рассматриваться как доказательств, в юридическом смысле и значении еще не существуют. То же самое можно сказать и о приобщении к делу предметов или документов. Пока они не будут представлены для обозрения суду и другим участникам судебного процесса, не будут осмотрены ими, об их значении как доказательств говорить преждевременно. Кроме того, нельзя не учитывать и право суда отклонить такое ходатайство прокурора и отказать в вызове и допросе лица или в приобщении к материалам дела представленных государственным обвинителем для приобщения и последующего исследования предметов и документов. Поэтому считаем, что заявление таких ходатайств следует рассматривать как использование права стороны на собирание дополнительных доказательств, но не на их представление. Доказательства не могут быть представлены, пока они не получены, а быть полученными они могут, как указано выше, только после удовлетворения ходатайства стороны. Здесь мы наблюдаем несколько этапов в виде комплекса сменяющих друг друга следующих процессуальных действий: а) заявление ходатайства о производстве судебного действия, в результате которого могут быть получены значимые сведения; б) принятие судом процессуального решения по заявленному ходатайству; в) производство судебного действия после удовлетворения ходатайства об этом; г) оценка доказательственного значения полученных в результате проведения судебного действия сведений сторонами в прениях сторон; д) оценка доказательственного значения полученных в результате судебного действия сведений в судебном решении. В данном случае появление доказательства происходит именно в рамках производства судебного действия, что образует фактически одномоментную процедуру получения и представления инициировавшей эту процедуру стороной сведений, которые после их проверки и оценки сторонами и судом могут приобрести статус доказательств. Однако между заявлением ходатайства о производстве судебного действия по получению доказательства и производством этого действия, которое может привести к его получению, существует определенная граница, не позволяющая рассматривать заявление ходатайства как представление доказательства.

Вследствие этого думается, что понятие «представления доказательств» должно одинаково восприниматься участниками рассмотрения судом уголовного дела, а в первую очередь сторонами. В связи с этим определение соответствующего понятия должно содержаться в ст. 5 УПК РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе». Исходя из приведенного выше варианта семантического содержания понятия «представление», а также анализа соответствующих норм уголовно-процессуального закона, анализа материалов судебной практики и точек зрения ученых, полагаем целесообразным включить в названную статью дополнительный пункт 27.1 следующего содержания: «Представление доказательств — осуществляемая стороной в судебном следствии в установленном Кодексом порядке и в соответствии с избранной ею тактикой деятельность по доведению до сведения суда, другой стороны и иных участников судебного разбирательства содержания доказательств, обосновывающих ее позицию». Данное понятие целесообразно ввести и в терминологический аппарат теории уголовного судопроизводства. Производным от него следует рассматривать определение понятия тактики представления доказательств прокурором — государственным обвинителем. Ее можно рассматривать как базирующуюся на положениях уголовно-процессуального закона, а также рекомендациях криминалистики и материалах обобщения практики поддержания государственного обвинения систему научно-обоснованных способов и приемов, используемых в целях рационального доведения до сведения суда и других участников процесса, а также раскрытия в возможном на данном этапе объеме содержания и значения полученных в ходе предварительного следствия, а также дополнительных доказательств, обосновывающих позицию обвинения и опровергающих позицию защиты.

Тактика представления доказательств прокурором, поддерживающим государственное обвинение, является элементом его общей тактики участия в судебном процессе, как и тактика участия в производстве судебных действий следственного характера, тактика участия в исследовании доказательств стороны защиты, тактика построения выступления в судебных прениях. Учитывая обращение внимания прокуроров — государственных обвинителей в приказе Генерального прокурора РФ от 25.12.2012 № 465 на значение своевременной разработки тактики участия в судебном следствии, а также на основе анализа материалов проведенного исследования, полагаем следующее: 1) эти вопросы нуждаются в дополнительном теоретическом исследовании; 2) необходима разработка ситуационно обусловленных и отвечающих современным требованиям рекомендаций по методике поддержания государственного обвинения; 3) в этих рекомендациях особое место должны занимать вопросы тактики представления доказательств прокурором в типичных ситуациях судебного следствия по уголовным делам о преступлениях отдельных видов, рассматриваемым в общем порядке.

Примечания:

[1] Исаенко В.Н. Тактико-психологические аспекты представления прокурором доказательств в суде с участием присяжных заседателей // Криминалистъ. 2018. № 2(23). С. 20.

[2] Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В 2 ч. Ч. 2: практич.пособие / Под ред. В.М. Лебедева. 7-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2016. С. 99.

[3] Советская криминалистика. Теоретические проблемы: монография / Н.А. Селиванов, В.Г. Танасевич, А.А. Эйсман. Н.А. Якубович. М.: Юрид. лит., 1978. С. 138.

[4] Кожемякин Ю. Суд присяжных: позиция государственного обвинителя // Законность. 2019. № 5. С. 10.

[5] См., например: Севастьяник И.К., Серова Е.Б. Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судами: учеб. пособие. СПб.: Санкт-Петербургский институт (филиал) Университета прокуратуры Российской Федерации, 2018. С. 25. Авторы пособия лишь отмечают, что государственный обвинитель первым представляет доказательства, самостоятельно определяя очередность их представления и исследования. Не содержится в нем рекомендаций и по тактике представления доказательств при поддержании обвинения по делам о преступлениях отдельных видов.

[6] Кириллова Н.П. Проблемы методики поддержания государственного обвинения по отдельным категориям уголовных дел: Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы криминалистического обеспечения уголовного судопроизводства» (24 ноября 2009 г., Иркутск). Иркутск, 2010. С. 79.

[7] Короленко И.И. К вопросу о принципах и структуре поддержания государственного обвинения в судебном производстве по уголовным делам // Российский судья. 2015. № 4. С. 24.

[8] Тугутов Б.А. Криминалистические аспекты поддержания государственного обвинения // Законность. 2012. № 1. C. 38.

[9] Кисленко И.Л., Кисленко С.Л. Криминалистические основы поддержания государственного обвинения: монография. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 145.

[10] Волчецкая Т.С., Авакьян М.В. Криминалистическая модульная методика расследования и поддержания государственного обвинения в суде (по делам об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью): монография. М.: Юрлитинформ, 2018. С. 143.

[11] Баев О.Я. Прокурор как субъект уголовного преследования: научно-практическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2006. С. 83.

[12] Булдыгина Н.И., Иванов А.Н., Курохтина Е.С. Поддержание государственного обвинения: правовые, организационные и тактические аспекты: учеб.-практ. пособие. М.: Юрлитинформ, 2013. С. 79.

[13] Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М.: Эксмо, 2004. С. 562.

[14] Ушаков Д.Н. Толковый словарь современного русского языка / Под ред. Т.Ф. Зинченко. М.: Альта-Пресс, 2005. С. 753.

[15] Словарь русского языка. В 4 т. 2-е изд., испр. и доп. / Гл. ред. А.П. Евгеньева. М.: Русский язык, 1983. Т. III. С. 372.

[16] Кондратьева Т.Х. Представление доказательств участниками уголовного судопроизводства: автореф. дис. … канд. юр. наук. Краснодар, 2009. С. 9‒10.

[18] Сафронский Г.Э. Тактико-криминалистические аспекты подготовки и участия прокурора в судебном следствии по уголовным делам о незаконном сбыте наркотических средств и психотропных веществ: дис. …канд. юр. наук. М., 2017. С. 76.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: