Такое соглашение может быть признано в судебном порядке по требованию

Обновлено: 13.04.2024

1. Соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению.

Несоблюдение установленной законом формы соглашения об уплате алиментов влечет за собой последствия, предусмотренные пунктом 3 статьи 163 Гражданского кодекса Российской Федерации.

2. Нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа.

Комментарий к ст. 100 СК РФ

1. Для соглашения об уплате алиментов предусмотрена обязательная письменная форма и обязательное нотариальное удостоверение. При несоблюдении указанных требований наступают последствия, предусмотренные п. 3 ст. 163 ГК, согласно которому, если нотариальное удостоверение сделки в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи является обязательным, несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее ничтожность.

Особенностью ничтожных сделок является то, что они изначально не влекут никаких юридических последствий. Иск в этом случае применяется не о признании сделки недействительной, а о применении последствий ничтожности сделок.

В случае когда письменное соглашение об уплате алиментов нотариусом не удостоверено, а одна из сторон уклоняется от нотариального удостоверения соглашения, оно может быть признано действующим в судебном порядке по требованию стороны, приступившей к его фактическому исполнению. Принятие такого решения судом возможно, и в соответствии с п. 2 ст. 165 ГК РФ последующее нотариальное удостоверение такого соглашения не требуется.

2. Соглашение об уплате алиментов является исполнительным документом (наряду с исполнительным листом и другими исполнительными документами, перечисленными в ст. 12 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве").

Из п. 2 комментируемой статьи следует, что получатель алиментов, имея соглашение об уплате алиментов, может обращаться в органы, осуществляющие исполнение судебных решений, не предъявляя каких-либо других судебных документов. Таким образом, оно может быть предъявлено управомоченным на получение алиментов субъектом судебному приставу-исполнителю без предварительного обращения в суд. Алиментное соглашение может быть направлено взыскателем непосредственно в банк или иное кредитное учреждение либо судебному приставу-исполнителю (ст. 6 Федерального закона "Об исполнительном производстве").

Заключение договора в судебном порядке

38. Требование о понуждении к заключению договора может быть удовлетворено судом при наличии у ответчика обязанности заключить такой договор. Названная обязанность и право требовать понуждения к заключению договора могут быть предусмотрены лишь ГК РФ либо иным федеральным законом или добровольно принятым обязательством (пункт 2 статьи 3, пункт 1 статьи 421, абзац первый пункта 1 статьи 445 ГК РФ).

Равным образом на рассмотрение суда могут быть переданы разногласия, возникшие в ходе заключения договора, при наличии обязанности заключить договор или соглашения сторон о передаче разногласий на рассмотрение суда. Такой спор подлежит рассмотрению в том же порядке, что и спор о понуждении к заключению договора (пункт 1 статьи 446 ГК РФ).

По смыслу пункта 1 статьи 421 ГК РФ добровольно принятое стороной обязательство заключить договор или заранее заключенное соглашение сторон о передаче на рассмотрение суда возникших при заключении договора разногласий должны быть явно выраженными. Если при предъявлении истцом требования о понуждении ответчика заключить договор или об определении условий договора в отсутствие у последнего такой обязанности или в отсутствие такого соглашения ответчик выразил согласие на рассмотрение спора, считается, что стороны согласовали передачу на рассмотрение суда разногласий, возникших при заключении договора (пункт 1 статьи 446 ГК РФ).

В случае отсутствия у ответчика обязанности заключить договор или отсутствия соглашения о передаче разногласий на рассмотрение суда в принятии искового заявления о понуждении заключить договор (об урегулировании разногласий) не может быть отказано. В этом случае суд рассматривает дело по существу и отказывает в иске, если в ходе процесса стороны не выразили согласия на передачу разногласий на рассмотрение суда.

39. Если при рассмотрении искового заявления о понуждении заключить договор или об урегулировании разногласий по условиям договора суд установит, что стороны не сослались на необходимость согласования какого-либо существенного условия и соглашение сторон по нему отсутствует, вопрос о таком условии выносится судом на обсуждение сторон (статья 56 ГПК РФ, статья 65 АПК РФ). Равным образом в случае, когда между сторонами отсутствует спор по части условий, суд может вынести на обсуждение сторон вопрос о соотношении таких условий со спорными условиями. По итогам обсуждения суд, учитывая, в частности, мнения сторон по названным вопросам, обычную договорную практику, особенности конкретного договора и иные обстоятельства дела, принимает решение о редакции условий договора, в том числе отличной от предложенных сторонами (пункт 4 статьи 445, пункт 1 статьи 446 ГК РФ).

40. При наличии возражений стороны относительно определения условия договора диспозитивной нормой, выразившихся, например, в представлении иной редакции условия, суд может утвердить условие в редакции, отличной от диспозитивной нормы, указав мотивы принятия такого решения, в частности особые обстоятельства рассматриваемого спора (абзац второй пункта 4 статьи 421 ГК РФ).

41. В случае пропуска управомоченной стороной тридцатидневного срока, установленного статьей 445 ГК РФ для передачи протокола разногласий на рассмотрение суда, суд отказывает в удовлетворении такого требования лишь при наличии соответствующего заявления другой стороны.

По смыслу пункта 2 статьи 446 ГК РФ, если разногласия возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, суд отказывает в удовлетворении требования об их урегулировании, если только ответчик по такому иску прямо не выразит согласия на рассмотрение спора судом.

Если во время рассмотрения спора о заключении договора одна сторона осуществляет предоставление, а другая сторона его принимает, то пропуск сроков на обращение в суд, установленных статьями 445 и 446 ГК РФ, не является основанием для отказа в удовлетворении иска.

42. При принятии решения об обязании заключить договор или об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, суд в резолютивной части решения указывает условия этого договора, который считается заключенным на этих условиях с момента вступления в законную силу решения суда (пункт 4 статьи 445 ГК РФ). При этом дополнительных действий сторон (подписание двустороннего документа, обмен документами, содержащими оферту и ее акцепт, и т.п.) не требуется.

Семейный кодекс > Раздел V СК РФ. АЛИМЕНТНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ЧЛЕНОВ СЕМЬИ > Глава 16 СК РФ. СОГЛАШЕНИЯ ОБ УПЛАТЕ АЛИМЕНТОВ > Статья 102. Признание недействительным соглашения об уплате алиментов, нарушающего интересы получателя алиментов

Если предусмотренные соглашением об уплате алиментов условия предоставления содержания несовершеннолетнему ребенку или совершеннолетнему недееспособному члену семьи существенно нарушают их интересы, в частности в случае несоблюдения требований пункта 2 статьи 103 настоящего Кодекса, такое соглашение может быть признано недействительным в судебном порядке по требованию законного представителя несовершеннолетнего ребенка или совершеннолетнего недееспособного члена семьи, а также органа опеки и попечительства или прокурора.

Комментарии к ст. 102 СК РФ

При наличии предусмотренных законом обстоятельств соглашение об уплате алиментов может быть признано недействительным полностью или в части. К недействительности соглашения об уплате алиментов в силу п. 1 ст. 101 СК РФ применяются общие основания признания недействительными гражданско-правовых сделок. Вместе с тем семейным законодательством устанавливается специальное основание недействительности соглашения об уплате алиментов: существенное нарушение интересов несовершеннолетнего ребенка или недееспособного члена семьи - получателей алиментов. Данное основание введено в целях дополнительной защиты недееспособных членов семьи. Понятие существенного нарушения интересов несовершеннолетнего или совершеннолетнего недееспособного получателя алиментов в ст. 102 СК РФ не раскрыто, так как имеет в большинстве случае оценочный характер. Наличие или отсутствие существенного нарушения интересов указанных лиц алиментным соглашением устанавливается судом в каждом конкретном случае применительно к требованиям закона об обеспечении приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи. Единственным конкретным примером такого существенного нарушения интересов получателя алиментов, названным в Кодексе, является, согласно ст. 102 СК РФ, установление размера алиментов на несовершеннолетнего ребенка ниже размера алиментов, которые он мог бы получать при их взыскании в судебном порядке (ст. 81 и п. 2 ст. 103 СК РФ).

Однако существенное нарушение интересов получателя алиментов может также проявиться в избрании крайне невыгодных для него сроков, порядка и способов уплаты алиментов. Например, соглашением предусмотрено предоставление содержания несовершеннолетнему только до достижения им возраста шестнадцати лет; передача имущества, в котором алиментополучатель не испытывает реальной потребности, вместо денежных сумм, необходимых для удовлетворения его реальных текущих потребностей; выплата единовременной суммы за несколько лет вперед вместо текущих периодических платежей и т.п.

Правом подачи искового заявления о признании недействительным соглашения об уплате алиментов, существенно нарушающего интересы несовершеннолетнего или совершеннолетнего недееспособного получателя алиментов, наделены законные представители ребенка или недееспособного лица, органы опеки и попечительства и прокурор.

Признание недействительным соглашения об уплате алиментов действует с обратной силой и влечет аннулирование правовых последствий такого соглашения с момента заключения. Однако, учитывая тот факт, что средства, полученные по алиментному соглашению, предназначаются для удовлетворения текущих потребностей их получателя, обратное взыскание алиментов в случае признания соглашения недействительным ограничено. По общему правилу обратное взыскание алиментов недопустимо (ст. 116 СК РФ). И лишь в случае признания соглашения об уплате алиментов недействительным вследствие заключения его под влиянием обмана, угроз или насилия со стороны получателя алиментов выплаченные суммы алиментов могут быть истребованы обратно.

1. Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

2. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

3. При изменении основания или предмета иска, увеличении размера исковых требований течение срока рассмотрения дела, предусмотренного настоящим Кодексом, начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия.

Комментарии к ст. 39 ГПК РФ

1. Иск в гражданском деле - это письменно оформленное адресованное суду требование физического лица, предприятия, учреждения, организации о возмещении причиненного им материального (морального) ущерба.

2. Основания иска - это доказательства, содержащие в себе сведения о наличии определенного рода обстоятельств причинения истцу вреда, который возможно возместить в денежном выражении, и о факте его причинения путем нарушения прав и законных интересов лица.

3. Предмет иска - это содержание требований истца, обычно подлежащая возмещению денежная сумма.

4. Мировое соглашение представляет собой взаимный договор сторон об условиях прекращения спора. При этом истец, как правило, уменьшает или изменяет свои требования, а ответчик, со своей стороны, соглашается на такое уменьшение или изменение .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Обзор судебной практики рассмотрения дел по жалобам военнослужащих на действия и решения, нарушающие их права и свободы, за 1994 год.

5. Согласно комментируемой статье "истец вправе изменить основание или предмет иска". Поскольку в данном контексте союз "или" носит разделительный характер, то по смыслу истец вправе изменить либо основание, либо предмет иска, одновременное изменение того и другого недопустимо. Недопустимо это еще и потому, что в случае изменения предмета и основания иска это уже будет совсем другой, новый иск, поскольку предмет и основание иска являются основными характеризующими особенностями того или иного иска .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Вопрос-ответ // Бизнес-адвокат. 2000. N 6.

6. По делам о нарушении прав и свобод военнослужащих объем прав и обязанностей сторон точно определен законом и стороны не вправе его изменять или уменьшать. Таким образом, по делам этой категории подобное соглашение возможно лишь в тех случаях, когда оно соответствует указанным условиям и не нарушает требований закона. В противном случае суд в своем решении должен либо восстановить в полном объеме нарушенные права военнослужащего, если признает его требования законными, либо отказать в удовлетворении необоснованной жалобы.

7. От мирового соглашения следует отличать изменение предмета заявления, которое не может рассматриваться как изменение или уменьшение требований. Например, требование о восстановлении на военной службе заменяется требованием об изменении формулировки основания увольнения. В этом случае предъявляется новое притязание взамен первоначального и это новое требование может быть в одностороннем порядке признано соответствующим должностным лицом .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Обзор судебной практики рассмотрения дел по жалобам военнослужащих на действия и решения, нарушающие их права и свободы, за 1994 год.

8. При решении вопроса о принятии отказа от иска или утверждении мирового соглашения сторон суду необходимо выяснить, не противоречат ли эти действия закону, не нарушаются ли при этом права и охраняемые законом интересы других лиц. Недопустимо, например, утверждение мирового соглашения, если его условия нарушают трудовые права граждан или в обход закона направлены на освобождение лиц от материальной ответственности за ущерб, причиненный при исполнении ими трудовых обязанностей. Путем заключения в суде мирового соглашения стороны не вправе изменять размер возмещения за вред, причиненный здоровью при исполнении трудовых обязанностей, а также размер алиментов, когда он установлен законом.

9. Иногда должны быть выяснены и некоторые дополнительные данные. Так, по делам о разделе жилого дома нужно устанавливать, имеется ли техническая возможность раздела дома в соответствии с условиями мирового соглашения.

10. К распорядительным действиям относится также признание ответчиком иска, о чем может быть заявлено и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Однако принятие судом признания иска ответчиком и вынесение в связи с этим решения об удовлетворении заявленных требований в соответствии со ст. 173 ГПК РФ допускается лишь в стадии судебного разбирательства, в ходе которого указанное заявление подлежит рассмотрению .

См.: О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 9.

11. Формы признания иска разнообразны. К числу таковых может быть отнесено согласие ответчика при рассмотрении дела об установлении отцовства подать заявление об установлении отцовства в органы записи актов гражданского состояния .

См.: О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года N 9 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 - 1996. М.: Юрид. лит., 1997. С. 196.

12. Суды не должны утверждать мировые соглашения по делам об установлении отцовства. Если ответчик в судебном заседании выразил согласие подать заявление об установлении отцовства в органы загса, суд вправе отложить дело на срок, достаточный для подачи такого заявления. После представления суду свидетельства о рождении ребенка, выданного на основании записи об установлении отцовства, производство по делу подлежит прекращению в соответствии с п. 1 ст. 220 ГПК РФ, однако суд по требованию лица, предъявившего иск, вправе разрешить спор о взыскании алиментов .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Практика рассмотрения межмуниципальными народными судами г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекающим из семейных правоотношений // Хозяйство и право. 1995. N 9 - 12.

13. Если истец изменил основание или предмет иска, увеличил или уменьшил его размер, ответчик признал иск полностью или частично, об этом следует также указать в описательной части решения .

См.: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

14. На практике иногда редакция ч. 1 комментируемой статьи неверно толкуется. К примеру, судья истолковал положение ч. 1 ст. 39 ГПК РФ о том, что "истец вправе изменить основание или предмет иска. ", так, что, по его мнению, данное изменение основания или предмета иска в процессе возможно только один раз. По его словам, если бы это было не так, то законодатель написал бы не "изменить", а "изменять". Так истолковав закон, судья стал препятствовать истцу в реализации его права изменить основание (предмет) иска, несмотря на наличие фактических оснований такого изменения.

15. Какое же право предоставлено истцу? Истцу предоставлено право "на изменение основания или предмета иска" без указания на то, сколько раз он вправе воспользоваться данной предоставленной ему законом возможностью. Данное утверждение зиждется не только на "нашем" буквальном толковании ч. 1 комментируемой статьи, но и на редакции ч. 1 ст. 43 ГПК РФ, где отмечено, что именно это право стороны (в указанной нами редакции) не распространяется на третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. И второе, что касается права истца. Нигде в законе не закреплено положения, согласно которому истец может воспользоваться анализируемым правом лишь один раз.

16. Да, законодатель использовал слово "изменить". Но при этом нигде в ГПК РФ он ни разу не употребил глагол "изменять". Таким образом, законодатель не противопоставляет друг другу эти два вида (совершенный и несовершенный) одного и того же глагола. К тому же как глагол "изменить", так и глагол "изменять" указаны в начальной форме. А, как известно, в начальной форме нет множественного числа. Поэтому, какой бы из указанных вариантов не был применен законодателем, с точки зрения русского языка значение предоставленного истцу права не меняется. Истец при наличии к тому фактических оснований может неоднократно изменить основания или предмет иска.

17. Именно поэтому, используя в формулировках глаголы в начальной форме, он и в других случаях не боится излагать их в совершенном виде, втором спряжении. Иначе говоря, в аналогичное истцу "положение" законодатель поставил и других субъектов гражданского процесса. Смотрите сами. В ч. 5 ст. 159 ГПК РФ суду предоставлено право "удалить", а не "удалять" граждан ("отложить", а не "откладывать" разбирательство дела) в случае массового нарушения порядка в судебном заседании. Что же, суд не может удалить еще одного гражданина или еще раз отложить разбирательство дела в случае повторного нарушения порядка в судебном заседании? Конечно же, может.

18. Также обстоят дела и с положениями ч. 6 ст. 167 ГПК РФ, где закреплено право суда отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине. Часть 3 ст. 151 ГПК РФ предоставляет судье право "выделить одно или несколько требований в отдельное производство", а ч. 4 той же статьи - "объединить" "дела в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения". И подобного рода прав у суда множество. Но ведь ни у кого не возникнет мнения, что суд не может дважды в одном процессе воспользоваться предоставленным ему правом "выделить" требование в отдельное производство и (или) "объединить" дела в одно производство. Так, не станет толковать свой круг полномочий и судья, посчитавший, что истец не может вторично изменить основание или предмет иска. Уже только поэтому не стоит так узко толковать ч. 1 ст. 39 ГПК РФ.

19. Еще один пример. Возьмем ст. 54 ГПК РФ. Здесь оговаривается порядок получения представителем права "на обжалование судебного постановления". Опять же законодатель пишет об обжаловании, а не об обжалованиях, о судебном постановлении, а не о судебных постановлениях. Если встать на позицию, высказанную вышеуказанным судьей, то последовательно было бы заявить, что представитель вправе обжаловать судебное решение один раз, так как законодатель закрепил лишь передачу ему права на обжалование судебного постановления, а не на обжалование судебных постановлений.

20. См. также комментарии к ст. 150, 154, 172, 196, 206, 220, 258 ГПК РФ.

В случае, когда сторона договора обращается в суд с требованием о понуждении к заключению договора другой стороны, обязанной заключить его, но уклоняющейся от исполнения этого обязательства, и это требование удовлетворяется, договор считается заключенным с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда на указанных в нем условиях (п. 4 ст. 445 Гражданского кодекса). Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации порядок рассмотрения споров о понуждении к заключению договора применяется и к случаям, когда на рассмотрение суда передаются возникшие при заключении договора разногласия (абз. 2 п. 38 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49; далее – Постановление № 49). Что возможно, если договор является обязательным или стороны своим соглашением предусмотрели урегулирование разногласий в судебном порядке (п. 1 ст. 446 ГК РФ).

Никаких дополнительных действий сторон: обмена документами, подписания единого документа и т. д. – после вынесения решения об обязании заключить договор или об урегулировании разногласий не требуется – условия договора содержатся в резолютивной части решения. Оно же направляется на государственную регистрацию, если договор подлежит регистрации (п. 42, п. 29 Постановления № 49 соответственно).

Представляется, что результатом урегулирования разногласий должно стать определение условий договора, устраивающих его стороны. Однако, как показало дошедшее недавно до ВС РФ дело, не все суды считают так.

Фабула дела

С позициями судов по спорам, возникающим в связи с установлением факта заключения договора, можно ознакомиться в Энциклопедии судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Индивидуальный предприниматель Т. (далее – предприниматель), арендовавшая находящееся в муниципальной собственности нежилое помещение, обратилась к арендодателю – Комитету имущественных отношений Санкт-Петербурга (далее – комитет) – с заявлением о реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества по цене, равной его рыночной стоимости (данное право субъектов малого и среднего предпринимательства закреплено в ст. 3 Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 159-ФЗ; далее – Закон № 159-ФЗ). Комитет принял решение о продаже предпринимателю данного помещения за 10,5 млн руб. – цена определена на основании отчета Санкт-Петербургского государственного унитарного предприятия "Городское управление инвентаризации и оценки недвижимости" о проведенной оценке рыночной стоимости помещения – и направил ей проект договора купли-продажи арендуемого имущества, который от лица комитета подписало АО "Фонд имущества Санкт-Петербурга" (далее – фонд).

Предприниматель, не согласившись с указанной в проекте стоимостью помещения, самостоятельно обратилась в оценочную компанию "Э." и, основываясь на результатах проведенной оценки, направила фонду протокол разногласий, предполагающий снижение стоимости имущества до 4,1 млн руб. Фонд в заключении договора купли-продажи по такой цене отказал, сославшись на то, что изменение цены продажи объекта недвижимости не входит в его компетенцию. После этого предприниматель обратилась в суд с требованием о признании рыночной стоимости, установленной на основании отчета об оценке, проведенной по запросу комитета, недостоверной и обязании комитета в лице фонда заключить договор купли-продажи арендуемого помещения по цене, соответствующей рыночной стоимости, которая будет определена в ходе рассмотрения спора.

Позиция судов

Cуд квалифицировал данный спор как спор об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, который должен быть заключен в обязательном порядке. Назначенная для проверки отчета о проведенной по запросу комитета оценке рыночной стоимости объекта недвижимости судебная экспертиза – отчет согласно ст. 12 Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" (далее – закон об оценочной деятельности) признается документом, содержащим сведения доказательственного значения – показала, что отчет соответствует требованиям законодательства, стандартам и правилам оценочной деятельности. На этом основании суд сделал вывод о достоверности указанной в отчете стоимости арендованного помещения и, учитывая, что в таком случае установление иной стоимости объекта в ходе судебного заседания невозможно (ст. 13 закона об оценочной деятельности), обязал комитет заключить с истцом договор-купли продажи обозначенного помещения по цене 10,5 млн руб. (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 марта 2017 г. № А56-25899/2016). Суды апелляционной и кассационной инстанции, куда обратилась предприниматель, по-прежнему не соглашаясь с установленной ценой объекта, поддержали выводы суда первой инстанции (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 июля 2017 г. № 13АП-10894/2017, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 ноября 2017 г. № Ф07-11739/2017).

После этого комитет направил предпринимателю письмо с предложением обратиться в фонд для оформления договора и указанием на то, что с момента вступления в законную силу решения суда у нее возникла обязанность по внесению первого платежа по договору. В ответном письме предприниматель указала, что отказывается вносить платеж, поскольку не заключала и не подписывала договор. После направления предпринимателю аналогичного повторного письма, ответа на которое не последовало, комитет, полагающий, что договор является заключенным с момента вступления в силу решения суда по спору об урегулировании разногласий, обратился в суд с иском о взыскании с предпринимателя штрафа в размере 10% от цены продажи объекта (1,05 млн руб.), предусмотренного договором на случай просрочки оплаты первого платежа по договору, превышающей 10 календарных дней и признающейся отказом покупателя от оплаты объекта.

Суд подтвердил, что в случае урегулирования разногласий сторон относительно условий договора в судебном порядке договор считается заключенным на условиях, указанных в решении суда, с момента вступления в силу этого решения, сославшись, правда, на п. 4 ст. 445 ГК РФ, где говорится о рассмотрении исков о понуждении к заключении договора. Отвечая на довод предпринимателя о том, что договор ею не подписывался, суд указал, что в данном случае подписание или не подписание сторонами единого документа не имеет значения для определения момента заключения договора, и принял решение о взыскании с предпринимателя штрафа в пользу комитета в предусмотренном договором размере (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 9 июля 2018 г. № А56-52992/2018). Позиция предпринимателя, изложенная при обжаловании данного решения, – о том, что п. 4 ст. 445 ГК РФ в рассматриваемом случае не может быть применен, так как в нем говорится о понуждении к заключению договора лица, для которого это заключение является обязательным, а она таковым не является, а значит, имеет место нарушение принципа свободы договора и навязывание договора (ст. 421 ГК РФ), не была поддержана вышестоящими судами. Решение суда первой инстанции было оставлено в силе (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 октября 2018 г. № 13АП-22323/2018, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 декабря 2018 г. № Ф07-15841/2018).

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, куда предприниматель обратилась с жалобой на обозначенные судебные решения, пришла к выводу о неправильном применении судами норм материального права.

Напомнив, что договор считается заключенным, если стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора в требуемой в подлежащих случаях форме (п. 1 ст. 432 ГК РФ), Суд отметил, что предприниматель неоднократно указывал на отсутствие воли заключать договор на предложенных комитетом условиях, представляя возражения относительно выкупной цены помещения, которая является существенным условием договора купли-продажи. Содержащиеся в п. 42 Постановлении № 49 разъяснения действительно подтверждают, что и в случае рассмотрения иска о понуждении к заключению договора, и при урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, в судебном порядке договор считается заключенным с момента вступления в законную силу решения суда и на определенных им условиях, и никаких дополнительных действий сторон, в том числе подписания договора, для этого не требуется. Однако все существенные условия договора должны быть указаны в резолютивной части судебного решения, а в рассматриваемом деле в нем содержалось только условие об обязании комитета заключить с предпринимателем договор купли-продажи помещения по цене в 10,5 млн руб. Условий об обязанности предпринимателя по заключению данного договора и уплате им штрафа при отказе от оплаты покупки в решении суда не содержалось, поэтому соответствующих обязательств у предпринимателя не возникло, подчеркнул Суд.

Ссылки же судов на п. 4 ст. 445 ГК РФ, предусматривающий возможность понуждения к заключению договора стороны, для которой он является обязательным и уклоняющейся от его заключения, в данном случае неправомерны, отметил ВС РФ. Согласно закону лицом, обязанным заключить договор купли-продажи государственного или муниципального имущества при реализации субъектом малого предпринимательства преимущественного права на его выкуп, является уполномоченный орган, а предприниматель вправе отказаться от заключения договора (ч. 6 ст. 4 Закона № 159-ФЗ). Поэтому признание такого договора обязательным для предпринимателя является навязыванием ему договора, что недопустимо.

На основании вышеизложенного Суд указал, что договор купли-продажи помещения между сторонами не заключен, никаких обязательств по его оплате у предпринимателя не возникло, и отменил решения нижестоящих судов об удовлетворении требований комитета о взыскании с него штрафа (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 августа 2019 г. № 307-ЭС19-3613).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: