Судья может участвовать в производстве по уголовному делу если он

Обновлено: 10.08.2022

1. Судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении данного уголовного дела в суде второй инстанции или в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой или второй инстанции либо в порядке надзора в случае отмены вынесенных с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела.

2. Судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого уголовного дела в суде первой инстанции или в порядке надзора, а равно в новом рассмотрении того же дела в суде второй инстанции после отмены приговора, определения, постановления, вынесенного с его участием.

3. Судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой или второй инстанции.

Комментарий к ст. 63 УПК РФ

1. Положения данной статьи направлены на обеспечение объективности и беспристрастности судей при рассмотрении уголовных дел, по которым они однажды уже прямо или косвенно высказали свою позицию, затрагивающую вопрос об уголовной ответственности обвиняемого. Закон при этом исходит из опасения, что такой судья может быть связан ранее высказанной им по делу позицией. Так, судья, принимавший участие в рассмотрении дела по существу в суде первой инстанции, не вправе участвовать в рассмотрении того же самого дела в судах второй, кассационной и надзорной инстанций, так как в противном случае он должен будет оценивать свои собственные решения и в этом смысле выступать судьей "в своем собственном деле". Кроме того, в случае отмены вынесенного с его участием приговора либо решения о прекращении дела судья не имеет права участвовать в рассмотрении того же дела после его направления вышестоящим судом на новое разбирательство в суд не только первой, но и второй и надзорной инстанций. В последних двух случаях речь идет о ситуациях, когда, например, судья, выносивший решение в первой инстанции, за время пересмотра этого решения стал членом суда кассационной или надзорной инстанции, но случилось так, что именно туда вышестоящий суд после отмены этого решения направил дело для нового рассмотрения. Однако данный запрет распространяется только на приговор или решение о прекращение дела, но не касается других решений, вынесенных в ходе судебного производства по первой инстанции, как то: о направлении уголовного дела по подсудности, о приостановлении производства по уголовному делу, о возвращении его прокурору и т.д. Объясняется это тем, что подобные решения являются промежуточными и вспомогательными, не затрагивают вопроса об уголовной ответственности обвиняемого, а потому не могут создавать у судьи предустановленного мнения по делу.

2. Судья второй инстанции, участвовавший в рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке, также не вправе участвовать в новом (повторном) рассмотрении того же дела в составе суда первой инстанции (в случае направления его туда из кассационной инстанции для нового рассмотрения) или в порядке надзора, а равно в новом рассмотрении того же дела в суде второй инстанции в случае отмены приговора, определения, постановления, вынесенного с его участием. Однако если такой отмены не было, то по буквальному смыслу ч. 2 коммент. статьи судья вправе повторно участвовать в рассмотрении этого дела в суде второй инстанции . Однако Конституционный Суд РФ занял в этом вопросе иную, значительно более радикальную позицию, согласно которой независимо от того, было отменено решение, вынесенное с участием судьи, или нет, этот судья не вправе рассматривать данное дело в составе другой судебной инстанции при условии, если ранее он уже принимал участие в рассмотрении существа данного дела, т.е. вопросов о наличии или отсутствии события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств .

См. также: Постановление Президиума ВС РФ от 6 августа 2003 г. N 106п2003.

См.: Определение КС РФ от 1 ноября 2007 г. 799-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Мозгова С.В. на нарушение его конституционных прав ч. 2 ст. 63 УПК РФ".

Вместе с тем Конституционный Суд РФ посчитал, что беспристрастность и независимость суда не нарушаются вследствие того, что в ходе предшествующего производства по данному делу этим же или вышестоящим судом принимались решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела и не находящимся в прямой связи с подлежащими отражению в приговоре или ином итоговом решении выводами о фактических обстоятельствах дела, оценке достоверности и достаточности доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного и т.д. . К числу решений, участие в вынесении которых не препятствует судье впоследствии участвовать в рассмотрении уголовного дела по существу, по мнению Конституционного Суда, может быть отнесено определение (постановление) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока ее действия, поскольку фактическую основу для такого рода решений составляют материалы, подтверждающие наличие оснований и условий для применения конкретной меры пресечения, но не виновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления . Не предопределяет оценку судом кассационной инстанции правосудности приговора, постановленного судом первой инстанции при новом рассмотрении уголовного дела, кассационное определение, которым был отменен первоначальный приговор по этому уголовному делу, а само дело направлено на новое рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона; такое кассационное определение лишь указывает на необходимость устранения выявленных процессуальных нарушений и потому не препятствует судье, участвовавшему в его принятии, повторно рассматривать данное уголовное дело.

См.: Постановление КС РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан" // РГ. 1998. 14 июля. N 131.

Такая позиция КС РФ представляется весьма спорной, поскольку, применяя меру пресечения, судьи неизбежно должны учитывать и силу обвинительных доказательств, подтверждающих обвинение или подозрение лица в совершении преступления. См. об этом п. 3 коммент. к ст. 100 настоящего Кодекса.

3. По смыслу ч. 3 данной статьи не является препятствием для повторного участия судьи в составе надзорной инстанции то, что он ранее уже рассматривал это дело в порядке надзора. Это, по-видимому, объясняется организационными причинами (ограниченное количество судей - членов президиумов судов). Однако по логике приведенной выше позиции Конституционного Суда РФ участие судьи в составе надзорной инстанции также должно исключаться в случаях, когда по вопросам, затронутым в надзорных жалобе или представлении и подлежащим рассмотрению в судебном заседании этим судьей уже принимались соответствующие решения.

4. Согласно ч. 2 ст. 417 предыдущее рассмотрение уголовного дела в кассационном порядке или в порядке надзора не препятствует его рассмотрению той же судебной инстанцией в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Следовательно, только рассмотрение судьей уголовного дела в первой инстанции всегда должно исключать его участие в производстве по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. Однако обратного запрета ни в ст. 63, ни в ст. 417, ни в какой-либо другой норме УПК не установлено, т.е. судья, принимавший участие в производстве по новым и вновь открывшимся обстоятельствам, может в дальнейшем участвовать в рассмотрении того же дела в любой другой судебной инстанции.

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также - в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу

Согласно протоколу судебного заседания, при заявлении отвода судье осужденные и их защитники оснований для отвода судье, перечисленных в ст. ст. 61 и 63 УПК РФ, а также каких-либо новых обстоятельств, исключающих участие судьи в рассмотрении настоящего дела, либо свидетельствующих о нарушении им прав участников процесса, не привели. Что касается доводов апелляционных жалоб адвокатов о том, что одним из оснований для отвода явилось то, что судья оказывала влияние на присяжных заседателей и допускала "унизительное" обращение с защитниками, то эти обстоятельства материалами дела не подтверждаются.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.В. Овчинников просит признать не соответствующими статьям 17 - 19, 45, 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации пункт 1 части первой статьи 61 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу" и часть четвертую статьи 65 "Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи" УПК Российской Федерации, как позволяющие судье при фактическом признании потерпевшим от оскорбительных высказываний подсудимого рассматривать уголовное дело в отношении этого лица и не подлежать отводу, а также поскольку данные нормы предоставляют правомочие решать вопрос об отводе судьи тому же судье, которому он заявлен.

Из материалов дела усматривается, что судья Теблеев О.Ц. имел внепроцессуальные отношения с подсудимым Б., в отношении которого он рассматривал уголовное дело по обвинению последнего в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 160, частью 1 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации. При рассмотрении этого уголовного дела в нарушение статьи 9 Кодекса судейской этики судья Теблеев О.Ц. о наличии обстоятельств, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность, участников судебного разбирательства в известность не поставил, информацию о внепроцессуальных отношениях гласности не предал и в соответствии с требованиями статей 61, 62 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от участия в производстве по уголовному делу не устранился.

Заявленный в ходе судебного следствия отвод председательствующему судье рассмотрен в установленном ст. ст. 64, 65 УПК РФ порядке. Поскольку отсутствовали предусмотренные ст. ст. 61, 63 УПК РФ основания для отвода судьи, в удовлетворении заявления было отказано. Постановление суда об этом соответствует требованиям п. 4 ст. 7 УПК РФ.

В кассационной жалобе Абдрафиков И.Т. просит об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Башкортостан ввиду незаконности состава суда. Указывает, что по настоящему делу 3 октября 2014 года в отношении него был постановлен заочный приговор, который отменен постановлением президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 12 августа 2015 года и дело направлено на новое судебное рассмотрение. Новый приговор от 29 сентября 2015 года по его кассационной жалобе проверялся в этом же президиуме с участием тех же судей, что в силу ст. ст. 61 - 63 УПК РФ считает недопустимым.

Заявления и ходатайства процессуального характера разрешены в установленном законом порядке, в отсутствие присяжных заседателей, в том числе об отводе государственных обвинителей и о применении к Курахмаеву недозволенных методов следствия. По итогам их рассмотрения председательствующий принял обоснованные решения, отказав в отводе государственных обвинителей ввиду отсутствия на то оснований, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, не усмотрел оснований для признания показаний Курахмаева недопустимыми, поскольку факт применения к нему насилия с целью дачи признательных показаний не нашел своего подтверждения (т. 7 л.д. 84 - 91, 95 - 99, 100 - 102, 103 - 106, 227, т. 13 л.д. 83 - 85, т. 14 л.д. 57 - 60, 182, 183). Фактов исследования недопустимых доказательств не установлено.

Он полагает, что следователи Х. К. и С. были заинтересованы в исходе уголовного дела, они не могли расследовать его уголовное дело, подлежали отводу в силу требований ст. 61 и 62 УПК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, предварительное слушание по уголовному делу было проведено судьей М. 26 января 2016 г. в связи с переводом судьи М. в судебную коллегию по административным делам, уголовное дело в отношении Марова А.В., Панкеева Р.В. и Антипова В.Е. было перераспределено судье Б., под председательством которой состоялись отбор коллегии присяжных заседателей и дальнейшее рассмотрение уголовного дела. Каких-либо обстоятельств, исключающих участие в уголовном судопроизводстве судьи Б., предусмотренных ст. ст. 61, 62, 63 УПК РФ, не установлено, отводы судье сторонами не заявлялись.

Содержащееся в части третьей статьи 63 УПК Российской Федерации положение о том, что судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке надзора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой или второй инстанции, применяется в отношении суда надзорной инстанции с учетом исключительного характера пересмотра судебных решений в порядке надзора, который используется, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты, и в силу которого, в частности, Президиум Верховного Суда Российской Федерации полномочен пересматривать собственные решения (пункт 5 части третьей статьи 412.1 данного Кодекса). При этом оспариваемая норма не содержит изъятий из предписаний статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающих участие судьи в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Статья 12. Орган дознания и дознаватель не может принимать участие в производстве по уголовному делу и подлежит отводу, если он является по своему служебному положению непосредственным начальником или подчиненным лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также при наличии иных оснований, указанных в ст. 61 УПК РФ (если орган дознания и дознаватель является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика в производстве по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу).

При изучении материалов экспертного исследования также следует исходить из того, что по смыслу взаимосвязанных норм, содержащихся в статьях 61, 62, 70 УПК РФ и статье 18 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", в производстве судебной экспертизы не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал лицу медицинскую помощь.

В целях обеспечения объективности и беспристрастности лиц, рассматривающих уголовные дела, и исходя из публичного характера такого рода деятельности федеральный законодатель установил в статьях 61 и 63 УПК Российской Федерации перечень исключающих возможность рассмотрения дела судьей обстоятельств, наличие которых предполагает, согласно части первой статьи 62 данного Кодекса, обязанность судьи устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Статья 13. Орган дознания и дознаватель не может принимать участие в расследовании уголовного дела и подлежит отводу, если он является по своему служебному положению непосредственным начальником или подчиненным лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также при наличии иных оснований, указанных в ст. 61 УПК РФ.

Положения части третьей статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по тому же делу. Кроме того, в отношении состава суда надзорной инстанции действуют предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающей участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе уголовного дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда.

Так, согласно статье 61 УПК Российской Федерации прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он: является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика по данному уголовному делу; является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу (часть первая), а также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела (часть вторая). При наличии таких обстоятельств указанные лица должны устраниться от участия в производстве по уголовному делу. Если кто-либо из них, в частности прокурор, в подобных случаях самостоятельно не устраняются от участия в уголовном судопроизводстве, им может быть заявлен отвод подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями (статья 62 УПК Российской Федерации).

Кроме того, заявители просят признать не соответствующими статьям 15 (часть 4), 19 (части 1 и 2), 45 (часть 2), 46 (часть 1), 49 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации ряд положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: статьи 40 и 56, закрепляющие правовой статус таких участников уголовного судопроизводства, как орган дознания и свидетель; статьи 61 и 62, устанавливающие обстоятельства, которые препятствуют участию в производстве по уголовному делу, и требование о недопустимости участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу; статью 157, регулирующую производство неотложных следственных действий. Как утверждается в жалобах, положения указанных статей позволяют принимать необъективные и предвзятые решения о возбуждении уголовного дела, поскольку исключают возможность самоотвода или отвода по инициативе стороны защиты должностного лица органа дознания в случаях, если это должностное лицо ранее участвовало в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий по данному уголовному делу, само возбудило уголовное дело, а об обстоятельствах первоначального этапа расследования было допрошено впоследствии в суде в качестве свидетеля.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Ю.Р. Кисель оспаривает конституционность статьи 61 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу" и статьи 62 "Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу" УПК Российской Федерации.

Положения статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по этому же делу. Вместе с тем в отношении состава суда надзорной инстанции действуют также предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающие участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о прямой или косвенной его заинтересованности в разрешении дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда. В силу указанных законоположений в их взаимосвязи повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела - поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу - является недопустимым во всех случаях, как при новом рассмотрении дела после отмены первоначального решения, так и после выраженного вышестоящей судебной инстанцией согласия с таким решением. В противном случае может быть поставлена под сомнение беспристрастность и объективность судьи.

Положения части третьей статьи 63 и части третьей статьи 407 УПК Российской Федерации, как следует из их содержания, направлены на обеспечение объективности и беспристрастности суда посредством запрета повторного участия в рассмотрении уголовного дела судьи, ранее принимавшего, в том числе в порядке надзора, решение по тому же делу. Кроме того, в отношении состава суда надзорной инстанции действуют предписания статьи 61 УПК Российской Федерации, исключающей участие судьи в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, которые свидетельствуют о его личной, прямой или косвенной, заинтересованности в исходе уголовного дела, что является безусловным основанием для устранения судьи из состава суда.

2. Изъятые биомедицинские клеточные продукты, являющиеся вещественными доказательствами по уголовным делам и (или) по делам об административных правонарушениях, подлежат уничтожению в порядке, установленном соответственно Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации и (или) Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921; 2017, N 11, ст. 1542);

Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 426-ФЗ "О специальной оценке условий труда" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 52, ст. 6991; 2014, N 26, ст. 3366; 2015, N 29, ст. 4342; 2016, N 18, ст. 2512) (далее - Федеральный закон N 426-ФЗ);

Неконституционность пункта 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации Ленинградский областной суд усматривает в том, что во взаимосвязи с другими положениями данного Кодекса и положениями Уголовного кодекса Российской Федерации он не позволяет лицам женского пола, обвиняемым в совершении преступлений, предусмотренных частью пятой статьи 228.1 и частью четвертой статьи 229.1 УК Российской Федерации, воспользоваться - в отличие от лиц мужского пола - правом ходатайствовать о рассмотрении своего уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, что, по мнению заявителя, порождает неопределенность относительно установления подсудности соответствующих уголовных дел и противоречит конституционному принципу равенства всех перед законом и судом независимо от пола, расы, национальности и других обстоятельств.

Согласно общим правилам доказывания, закрепленным в нормах Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных данным Кодексом (часть первая статьи 86); проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (статья 87). Кроме того, часть четвертая статьи 29 данного Кодекса предусматривает право суда вынести частное определение или постановление и в других - прямо не указанных в законе - случаях, если суд признает это необходимым, в том числе по причине непредставления по запросу суда нужных ему документов.

6. Ходатайство о копировании документов рассматривается дознавателем, следователем, в производстве которых находится уголовное дело, в порядке и сроки, которые установлены Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

7. Ходатайство о копировании документов не подлежит удовлетворению, если лицо, обратившееся с ходатайством, не является законным владельцем документов либо имеются сведения о наличии спора между лицом, обратившимся с ходатайством, и иными лицами о принадлежности этих документов, а также имеются основания полагать, что документы, о копировании которых подано ходатайство, содержат ложные сведения или могут быть использованы в противоправной деятельности.

Данное регулирование влечет лишенную каких-либо конституционно-правовых оснований невозможность рассмотрения судом с участием присяжных заседателей уголовного дела в отношении мужчины, достигшего шестидесятипятилетнего возраста и обвиняемого в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, что приводит к его дискриминации как по возрастному, так и по гендерному признаку при осуществлении им права на судебную защиту. Следовательно, подобная дифференциация подсудности уголовных дел, вытекающая из положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовного кодекса Российской Федерации, не отвечает принципу юридического равенства, ограничивает мужчин, достигших возраста шестидесяти пяти лет, в реализации права на законный суд и, в конечном счете, права на равную с иными лицами судебную защиту прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

1. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах; при этом орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются (пункт 1 части третьей статьи 81); пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия (статья 401.6).

1. Судья, прокурор, следователь, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, помощника судьи, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также - в качестве дознавателя, следователя, прокурора в производстве по данному уголовному делу;

3) является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

2. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела.

3. Наличие информации о внепроцессуальном обращении, поступившем судье по уголовному делу, находящемуся в его производстве, само по себе не может рассматриваться в качестве основания для отвода судьи.

Комментарий к ст. 61 УПК РФ

1. Личная заинтересованность в деле судьи, прокурора, следователя, дознавателя несовместима с публичным характером уголовного процесса. Несовместима с ним и личная заинтересованность иных, помимо дознавателя, работников органа дознания, которые могут осуществлять неотложные следственные действия (ст. 157) начальника подразделения дознания, а также руководителя следственного органа. Хотя о них не говорится в статьях главы 9, полагаем, что основания для отвода распространяются и на них по аналогии закона.

2. Все обстоятельства, названные в данной статье, дают основание предполагать, что лицо, ведущее процесс, так или иначе заинтересовано в исходе уголовного дела. Это предположение имеет характер презумпции личной заинтересованности, но если презумпция, зафиксированная в ч. 2 данной статьи ("иные обстоятельства, дающие основания полагать"), относится к категории опровержимых и может быть опровергнута аргументами, изложенными в объяснении судьи, прокурора, следователя, дознавателя по поводу заявленного отвода, то презумпции, указанные в п. п. 1 - 3 ч. 1, неопровержимы. Даже если отводимому лицу и удастся представить убедительные аргументы своей личной незаинтересованности в деле, несмотря, например, на отношения дальнего родства с кем-либо из участников процесса, оно тем не менее подлежит отводу .

См.: Постановление Президиума ВС РФ по делу Головина // БВС РФ. 2003. N 7.

3. Если лицо является свидетелем по данному делу, то предположение о его личной заинтересованности наименее очевидно. Основанием его является скорее не личная заинтересованность в исходе дела, а то, что свидетель (особенно свидетель-очевидец) события преступления уже не нуждается в доказательствах и исход дела для него заранее предрешен. Процесс не нужен ему, и он не нужен процессу. Понятие свидетеля в данном пункте шире, чем общее понятие свидетеля, которое дано в 56. По смыслу, которое придает этому основанию для отвода правоприменительная практика, свидетель здесь не только лицо, вызванное для дачи показаний, но и то, которое по обстоятельствам дела объективно должно быть вызвано и допрошено. Когда, например, сотрудники органа дознания являлись очевидцами события преступления, а других очевидцев не было, они, как правило, должны быть допрошены по данному делу в качестве свидетелей, что исключает их участие в производстве по делу после его возбуждения. Если же данные сотрудники все-таки выполняли по делу неотложные следственные действия, все полученные ими доказательства следует признать недопустимыми. Следует обратить внимание, что закон (ч. 1 ст. 61) говорит лишь о невозможности таких лиц участвовать в производстве по делу, следовательно, до возбуждения дела они могут предпринимать некоторые процессуальные действия, в частности производить задержание, осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы. Впрочем, в крайне редких случаях, несмотря на то что сотрудник органа дознания был очевидцем события преступления, он, на наш взгляд, все же не подпадает под основания для отвода. Речь идет о неотложных следственных ситуациях, когда другие сотрудники органа дознания и следователь в силу объективных причин не могут незамедлительно приступить к производству по делу, но доказательственная база с избытком достаточна и без того, чтобы делать сотрудника органа дознания свидетелем. Например, преступление совершено при большом стечении народа и свидетели-очевидцы имеются в избытке. Тогда собранные им доказательства могут остаться допустимыми.

При возвращении уголовного дела на стадию предварительного следствия следователь подлежит отводу, если он по расследованному им делу был допрошен в судебном заседании в качестве свидетеля (Кассационное определение ВС РФ от 13 января 2005 г. по делу N 81-о04-129).

4. В качестве оснований к отводу судьи, прокурора, следователя, дознавателя предусмотрены лишь родственные отношения этих лиц с другими участниками процесса (п. 3 ч. 1 ст. 61). Не рассматриваются как основания для отвода отношения только близких лиц. Однако в этих случаях на практике могут сложиться парадоксальные ситуации, напоминающие сюжет из романа Л.Н. Толстого "Воскресение".

5. Предмет заинтересованности подлежащих отводу лиц согласно данной статье слишком узок. Чтобы исключить их участие в производстве по уголовному делу, необходимо установить заинтересованность в исходе уголовного дела. Так, например, если судья лично заинтересован в исходе не всего дела, а только в освобождении подозреваемого или обвиняемого из-под стражи, ему невозможно заявить отвод по данному основанию. Более справедливо решался этот вопрос в УПК РСФСР, в котором основанием для отвода считалась личная заинтересованность названных лиц во всех моментах дела, а не только в его исходе. В судебной практике личная заинтересованность судьи по-прежнему понимается расширительно .

См.: БВС РФ. 2003. N 6.

6. Как определил Конституционный Суд РФ, ч. 2 ст. 61 УПК не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым не исключает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности. Ни эта статья, ни ст. ст. 64 и 65 УПК не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела .

См.: Определение КС РФ от 25 января 2005 г. N 46-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Андреевского В.К. на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 61, 64, 65 И 355 УПК РФ".

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

1. Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;

2) является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;

3) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

2. Решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 20 декабря 2016 года N 2733-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы С.А. Федорова на нарушение его конституционных прав статьей 72 УПК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, а именно: с момента завершения рассмотрения дела заявителя в суде (принятия последнего из судебных постановлений по существу спора) и до подачи им жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации прошло более одного года.

часть вторую статьи 49 и статью 72, поскольку они дают суду возможность в ходе рассмотрения уголовного дела отказывать в удовлетворении указанного ходатайства при отсутствии предусмотренных последней статьей обстоятельств; не содержат профессиональных и иных квалификационных требований к лицу, которое может быть допущено судом в качестве защитника наряду с адвокатом, в связи с чем позволяют дознавателю или суду на стадии предварительного расследования или судебного рассмотрения уголовного дела допускать в качестве защитника наряду с адвокатом любое лицо по выбору подозреваемого или обвиняемого; не препятствуют нижестоящему суду отказывать в удовлетворении указанного ходатайства, даже если ранее в ходе судебного заседания вышестоящий суд удовлетворил аналогичное ходатайство того же обвиняемого о допуске того же лица в качестве защитника наряду с адвокатом, а также позволяют суду не обеспечивать участие такого защитника в последующем рассмотрении уголовного дела;

Из того же исходит и правоприменительная практика: согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве", при разрешении ходатайства обвиняемого о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК Российской Федерации, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу; в случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (пункт 11).

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.И. Александровский, защитник которого постановлением следователя был отведен от участия в уголовном деле, просит признать не соответствующими статьям 4 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 46 (часть 1), 48, 55 (часть 3), 56 (часть 3) и 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 62 "Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу", часть первую статьи 69 "Отвод переводчика", пункт 3 части первой и часть вторую статьи 72 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика" УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, оспариваемые нормы неконституционны, поскольку позволяют следователю, как стороне обвинения, по собственной инициативе принимать решение об отводе адвоката, осуществляющего функцию защиты и (или) юридическую помощь двум (нескольким) лицам, на основании того, что интересы этих лиц противоречат друг другу, не принимая во внимание отсутствие самоотвода адвоката или заявления свидетеля, подозреваемого, обвиняемого о таком отводе.

В соответствии со ст. 49, 50 УПК РФ адвокат Громов А.В. был допущен к участию в деле в качестве защитника по назначению на основании ордера адвокатского образования, при этом сам Власов возражений против его участия не заявлял. Какие-либо данные о его личной заинтересованности в исходе дела, а также иные предусмотренные ст. 72 УПК РФ обстоятельства, исключающие его участие в деле в качестве защитника, отсутствуют.

Не имеется также оснований для вывода о нарушении права на защиту Яппарова в связи с осуществлением его защиты адвокатом Кушнаренко, в отношении которой обстоятельств, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, Судебная коллегия не усматривает.

1. Гражданин С.А. Федоров, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 72 "Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика" УПК Российской Федерации, утверждая, что она противоречит статьям 15 (часть 4), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

В силу положений статьи 72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

Решение суда первой инстанции об отказе Вдовиной И.А. в допуске к ее защите адвоката Васюты Д.И. (т. 64 л.д. 90 - 91) является обоснованным и соответствующим положениям ст. 72 УПК РФ, поскольку суду предстояло допрашивать обоих подсудимых и проверять обоснованность их обвинения в создании организованной группы, состоящей из них двоих, и руководстве ей.

Судебная коллегия приходит к выводу, что суд обоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о допуске к участию в деле общественных защитников - его супруги (Г.) а также его сестры (Д.) и ее мужа (Д.) поскольку Г. и Д. являются свидетелями по данному делу и были допрошены в ходе предварительного расследования, что, в соответствии со ст. 72 УПК РФ, исключает их участие в деле в качестве защитника, а Д. вопреки положениям ст. 49 УИК РФ, объективно не мог оказывать подсудимому юридическую помощь.

2.2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет защитника как лицо, осуществляющее в предусмотренном данным Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу (часть первая статьи 49), регулирует порядок приглашения, назначения и замены защитника, а также отказа от защитника (статьи 50 и 52), закрепляет основания, исключающие участие защитника в производстве по уголовному делу (статья 72), и устанавливает, что адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера (часть четвертая статьи 49).

Кроме того, при наличии любого из обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, участие защитника исключается во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия (признание обвинения одним и оспаривание другим по одним и тем же эпизодам дела; изобличение одним обвиняемым другого и т.п.), то такой адвокат подлежит отводу (пункт 3 части 1 статьи 72 УПК РФ, подпункт 2 пункта 4 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", пункт 1 статьи 13 "Кодекса профессиональной этики адвоката" (принят Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года).

Такой же позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации, разъяснивший судам, что при разрешении ходатайства о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК Российской Федерации и исключающих участие в производстве по уголовному делу, но и иметь в виду характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу; решение об отказе в удовлетворении ходатайства должно быть мотивированным (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года N 29).

В силу правовых позиций, изложенных в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, и по смыслу статей 49, 51, 52 и 72 УПК Российской Федерации, лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу (в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе). Это означает, что статус защитника в стадии надзорного производства не требует дополнительного подтверждения судом. Часть первая статьи 402 УПК Российской Федерации прямо называет защитника в числе лиц, уполномоченных ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора.

Часть четвертая статьи 49 УПК Российской Федерации устанавливает, что адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. При этом - по смыслу статей 49, 51, 52 и 72 того же Кодекса и в силу правовых позиций, изложенных в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, - лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу (в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года N 453-О-О и от 25 декабря 2008 года N 871-О-О).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Т.Н. Дубинина оспаривает конституционность положений статьи 72 УПК Российской Федерации, согласно которым защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному делу в качестве свидетеля (пункт 1 части первой) либо если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого (пункт 3 части первой). Кроме того, заявительница оспаривает конституционность части первой статьи 69 УПК Российской Федерации, согласно которой решение об отводе в ходе досудебного производства по делу принимает следователь.

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации А.Л. Гольдман и С.А. Соколов оспаривают конституционность пункта 3 части второй статьи 38 УПК Российской Федерации, согласно которому следователь уполномочен самостоятельно направлять расследование, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, требующих получения судебного решения, и пункта 1 части первой статьи 72 данного Кодекса, устанавливающего в качестве обстоятельства, исключающего участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, то, что он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого. По мнению заявителей, названные законоположения, как допускающие возможность допроса адвоката в качестве свидетеля без судебного решения и его отстранения на этом основании от участия в производстве по уголовному делу, нарушают права, гарантированные статьями 48 (часть 1) и 51 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: