Судебный процесс проходит как состязание

Обновлено: 28.11.2022

Обращение в суд может понадобиться любому из нас. Эта инстанция рассматривает не только процессы уголовного характера, но и прочие дела. Так, например, если вы недовольны исходом пластической операции, муж не платит алименты или у вас украли имущество, через суд можно получить компенсацию от обидчиков.

Конечно, если дело сложное, то самостоятельно выиграть суд будет непросто — хотя бы из-за того, что вы наверняка плохо знаете законы. Для эффективной защиты своих интересов воспользуйтесь юридической помощью.

Правила, которым нужно следовать, находясь в суде

Итак, поданный вами ранее иск в суде приняли (кстати, как правильно составить иск, мы уже рассказывали). Вы получили соответствующую повестку и отправились по указанному адресу, чтобы выступить в качестве истца. С того момента, как будет получена обозначенная повестка, вы уже должны начинать вести себя согласно негласным правилам, установленным судом.

Правила поведения во время начала процесса и стадии исследования доказательств

Каждый этап судебного процесса обязывает лицо, являющееся его участником, следовать определенным поведенческим нормам.

  1. Появиться на заседании нужно за 10 минут до его начала. Это необходимо, чтобы сотрудник суда проверил документы, которые вы с собой принесли, и зафиксировал, что заседание состоится без накладок. К назначенному времени вы будете приглашены в зал.
  2. Вести себя фривольно в суде нельзя. Вы не имеете права начинать говорить первым или оскорблять ответчика. Процесс начнется с вопроса судьи, который узнает, хотите ли вы о чем-либо ходатайствовать.
  3. Обращаться к судье в течение всего процесса можно только словами «Уважаемый суд». Это правило уже не является негласным. Оно закреплено непосредственно в Гражданско-процессуальном Кодексе нашей страны, в статье №158. Лица, которые ведут себя в суде неподобающе, могут прямо в процессе заработать санкции. Поэтому придерживайтесь этого правила в обязательном порядке.
  4. Давать показания и отвечать на вопросы можно только стоя. Так ведут диалог на заседании из уважения к суду. Впрочем, из этого правила могут быть сделаны исключения, когда это необходимо, — например, для инвалидов-колясочников. Однако на это необходимо предварительно получить разрешение.

Если граждане без спроса не встают для объяснений, то считается, что они ведут себя неуважительно по отношению к суду. Как только судья задаст вам вопрос, сразу же вставайте, и только потом начинайте говорить.

  1. Судье нельзя задавать вопросы. Как и нельзя вмешиваться, пока представители суда ведут диалог с другими участниками процесса. Помните о том, что никто из них вас не перебивал. Единственное, что вам разрешено — задать вопросы вашим оппонентам или свидетелям.

Напоминаем, что при этом в суде нужно себя вести сдержанно и не вступать в перепалку с ответчиком. За подобное поведение вы получите от суда сперва предупреждение, а если не успокоитесь, то и штраф.

Правила поведения во время судебных прений

Итак, доказательства по делу исследованы, и начинается стадия судебных прений. Во время нее участники процесса ведут себя в суде аналогично правилам, указанным в первом разделе. Но есть и другие поведенческие нормы, требующие соблюдения.

  1. На этом этапе суда, независимо от того, как ведут себя ваши оппоненты, вы уже не имеете права ходатайствовать о чем-либо. Даже если дополнительные доказательства ранее не были исследованы, молчите. Вы обязаны вести себя в суде согласно правилам.
  2. Последующие прения ведут представители суда в той последовательности, которую они определили. Когда вам дадут слово, нужно будет кратко повторить свою позицию относительно рассматриваемого дела.
  3. Даже во время прений вы можете отказаться от искового заявления или предложить заключить мировое соглашение. Однако делать это нужно, никого не перебивая. Если представители суда и ответчик ведут разговор, дождитесь своей очереди.
  4. Вы имеете право выступить с репликой уже после того, как все участники суда выскажутся. Однако помните, что, будучи истцом, вы не имеете права говорить последним. А вот для ответчиков нет таких ограничений.

Правила поведения на стадии принятия и оглашения судом решения

После того как прения окончатся, представители государственной инстанции удаляются в комнату для совещаний. Там члены суда ведут диалог по поводу того, удовлетворить ли требования истца, если да, то в какой мере и т.д.

Как только решение будет принято, его объявят всем присутствующим участникам заседания. Не забывайте — пока озвучивается содержание решения, сроки и способы его обжалования, участники суда ведут себя тихо.

Иногда объявляется только резолютивная часть решения. Она касается следующих итогов заседания:

  • в исковых требованиях отказано или они удовлетворены;
  • кто берет те или иные судебные расходы и т.д.

Если мотивированная часть решения не озвучивается, значит, позднее участники процесса получат уведомление. В нем будет сказано, когда и где судьи осуществят оглашение мотивировочной (объясняющей решение) части.

Общепринятые поведенческие нормы, которые нужно соблюдать в суде

Помимо норм, которые были озвучены выше, следует учесть и простые правила вежливого общения. Если вы хотите произвести положительное впечатление на всех участников процесса, не забывайте:

  • обращаться к присутствующим на «вы»;
  • не повышать голос;
  • исключить ненормативную лексику (иногда за нее даже штрафуют).

Кроме того, от сложной речи также нужно отказаться. Заседание инициировано с целью решить вопрос, поэтому пусть его участники не тратят время на расшифровку ваших слов.

Правила поведения, которые нужно соблюдать, находясь на судебном разбирательстве, не так уж многочисленны. Запомнить их несложно. Если от страха или волнения все забудете, главное — быть вежливым. Остальное в случае чего подскажет судья.

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

Стратегия и тактика ведения правовой войны- та тема, которая меня интересует и по поводу которой у меня есть мысли и соображения. Ведение и координация значительного количества «бизнес-войн» вкупе с размышлениями привели к желанию изложить свою концепцию «правовой войны». Изложить свое видение того, как наступать и обороняться, как наносить фланговые атаки и делать партизанские вылазки в правовом поле. Как заручиться союзниками и прибегнуть к помощи наемного войска. Как оценивать позиции и ставить цели в правовом конфликте.

При этом я полагаю невозможным для себя просто заявить что «судебный процесс- это война» (тем более что я признаю- многие дела не носят характера военного противостояния). Прежде необходимо подвести под это утверждение этическую и философскую платформу, разместившись на которой каждый сможет разделить для себя те категории дел, ведение которых сродни военным действиям и прочие дела. Это разделение совершенно необходимо для сохранения здравого рассудка и выживания в юридической профессии (читай в бизнес- войне). Играть нужно по правилам той игры, в которую ввязался. В кулачном бою не декламируют стихи, а в поэтических поединках не принято наносить удары ногами. И то и другое неуместно. И то и другое влечет за собой проигрыш.

Классическое определение правосудия заставляет нас думать, что его целью является защита нарушенного или оспариваемого права в судебном порядке. На юридических факультетах в курсе гражданского и арбитражного процесса учат, что это правосудие есть процесс защиты прав посредством обращения в суд- специально созданный уполномоченный орган по разрешению споров. Разрешая спор, суд исследует обстоятельства дела- наличие или отсутствие в объективной реальности событий и явлений, с которыми закон связывает наступление правовых последствий. И дает этим обстоятельствам правовую оценку. Оценив в совокупности фактические и юридические вопросы, суд выносит решение, которое имеет силу закона для данного конкретного дела.

Таким образом, можно бы заключить, что для победы в правовой войне необходимо и достаточно будет сделать следующее:

1) Собрать и представить суду доказательства фактических обстоятельств дела, подтверждающих нашу позицию (обеспечить решение вопросов факта в свою пользу);

2) Обосновать перед судом правовую квалификацию отношений (обеспечить решение вопросов права в свою пользу);

3) Привлечь на свою сторону наиболее компетентного юриста (адвоката) чтобы быть более убедительным чем другая сторона.

Отсюда возникает расхожее мнение, что «хорошие» юристы «выигрывают» дела, а «плохие» «проигрывают» их. В последующих блогах я намерен подробно разобрать и опровергнуть данное заблуждение, а здесь хотелось бы продолжить рассуждение о феномене правосудия (идея рассмотреть правосдие как феномен навеяна работой Теория адвокатура А.В. Воробьева, А.В. Полякова, Ю.В. Тихонравова).

Когда кто-либо берется рассматривать правосудие, он уже находится под гигантским прессом установок, устоявшихся терминов и стереотипов мышления. Порой в этом привычном «тумане» сам феномен теряется, его понимание неминуемо ускользает. Поначалу оно ускользает от исследователей. А позже ускользает и от общества, которое прислушивалось к исследованиям в ожидании рецептов и инструкций. Так случается, что за налетом идей и понятий общество не осознает суть правосудия. Его провозглашённая суть часто обществом отрицается, потому что столкновение с правосудием в реальной жизни противоречит его теоретическому определению. В итоге общество теряет правосудие и как реальность, и как идеал.

Чтобы освободить феномен правосудия от искажающих наслоений, нужно посмотреть на этот предмет как он есть, ничего к нему не примысливая.

Например, в чем феномен собственности? Кажется, что эта наиболее реальный правовой институт. Однако если посмотреть на предметы, то невозможно увидеть собственность. Вместо нее мы увидим дома, машины, землю… часть окружающей обстановки, просто предметы. Можно войти в любое здание и использовать в нем любые предметы- само здание не станет возражать. Возражать станут люди. В их головах есть представления о принадлежности вещей, о том, что такой порядок необходимо сохранять и защищать от посягательств. Попытка объяснения типа «давайте будем пользоваться этими вещами вместе» или «мне понравилась эта вещь я бы хотел ее взять» будет расценена как посягательство на собственность. При чем не на конкретную собственность, а на институт в целом, на сам порядок, согласно которому вещи не просто существуют вокруг нас, но каждая из них кому-то принадлежит… Разрушение этого порядка мыслится чем-то катастрофическим.

По аналогии с этим, что есть правосудие феноменологически? Придя в зал суда мы сталкиваемся там с людьми- аппаратом суда и судьями. Правосудие перестает быть абстракцией и превращается в объединение индивидов. Но в головах людей существует идея относительно того, что правосудие есть общественный институт, учрежденный на основании некоего общественного договора для того чтобы «рассуживать» конфликты, неминуемо возникающие в обществе.

Далее, если правосудие есть деятельность по разрешению споров, то необходимо сделать два важных замечания.

Во- первых, для реализации этой идеи необходимо высокое доверие к суду. Доверие к компетентности и квалификации (знания права, умения его применять, способность мыслить логически, анализировать и делать выводы…) а равно к морально-этическим качествам судьи как личности (принципиальность, честность, справедливость, объективность и беспристрастность..).

Во- вторых, обман суда в любой форме недопустим и является преступлением против правосудия- против такого порядка вещей, при котором объективный, беспристрастный, всепонимающий и справедливый (в идеале- имеющий божественное происхождение) суд разрешает споры между людьми.

Понимание правосудия и судопроизводства таким образом есть частный пример конвенционной мудрости (англ. Conventional wisdom, рус. привычное мышление) —идея или объяснение, которые принимаются в целом как верные общественностью или экспертами в какой-либо области. Такие идеи или объяснения, хотя их придерживается большинство, никто не проверяет. Как будто бы договорившись думать подобным образом исходя из социальных норм, которые продвигают некое абстрактное общественное благо. Конвенциональная мудрость не обязательно верна либо может быть не верной в определенных контекстах. Такое привычное мышление является производным удобных идей, привлекательных и глубоко укоренившихся в сознании общества.

В связи с этим, можно пользоваться термином конвенционное правосудие для обозначения провозглашенной в обществе и легитимно озвученной формы осуществления судебной власти и применения закона. Исходя из принципов конвенционного правосудия, судьи независимы и беспристрастны, споры разрешаются на основании закона, а регламент их разрешения обеспечивает его единообразное применение.

Для реализаций целей конвенционного правосудия (установление истины по делу и вынесение законного и обоснованного судебного акта) формируются простые и очевидные правила и принципы поведения в процессе (далее приведена дословная цитата из П. Сергеича «Искуство речи на суде):

- суд надо уважать, его нельзя обманывать, ему следует подчиняться; процессуальный противник не враг, необходимо уважать его процессуальные права и с ними считаться;

- какой-либо обман кого-либо вовлеченного в отправление правосудия недопустим, использование подложных доказательств запрещено, «подготовка» свидетелей не разрешатся;

- ни одна из сторон не может и не должна влиять на ход правосудия, давая фальсифицированные показания, фальсифицировать факты, осознанно представлять подложные документы, давать (советовать) ложные показания или свидетельства, заведомо неверное, неточное толкование положений закона либо нормативных актов или судебной практики, осознанно утверждать что-либо, для чего нет разумного основания в имеющихся в распоряжении суда и/или представленных ему доказательствах, либо утверждать то, что лишь предстоит доказать и/или мотивировать.

В таком конвенциональном процессе адвокату отведена роль профессионального советника по вопросам права, который дает заключение по делу, предлагает суду свою оценку фактических обстоятельств спора и их правовую квалификацию. Он является таким же юристом как и судья, он столь же компетентен в праве и его задачей является донести до суда доводы в пользу своего поверенного. Адвокатская деятельность такого рода являет собой Служение идее Правосудия. Адвокат в процессе такого рода (если такие процессы случаются) служит не клиенту и не к его выгоде он поднимает свое оружие (а единственным доступным Адвокату оружием является слово). В процессе такого рода Адвокат работает на то, чтобы реализовалась идея Правосудия. Таков общественный долг адвоката исходя из отведенной ему роли в ходе отправления конвенционального правосудия.

Исходя из изложенного, для победы в конвенционном процессе действительно необходимо и достаточно будет сделать следующее:

1. Собрать и представить суду доказательства фактических обстоятельств дела, подтверждающих нашу позицию (обеспечить решение вопросов факта в свою пользу);

2. Обосновать перед судом правовую квалификацию отношений (обеспечить решение вопросов права в свою пользу);

3. Привлечь на свою сторону наиболее компетентного юриста (адвоката) чтобы быть более убедительным чем другая сторона.

Однако же идея конвенционального правосудия терпит крах столкнувшись с реальностью, в которой стороны прибегают к суду как к союзнику в военных действиях.

Прежде всего, как только одна из сторон прибегнет к обману суть правосудия подрывается и мы обнаруживаем себя играющими ужу в другую игру. Целью этой новой игры является не истина и не справедливое разрешение спора. Целью является победа. Судебный процесс превращается в борьбу человеческих интересов и поступков с целью получения благоприятного для себя исхода.

Здесь необходимо отметить этическую аксиому «Сунь Цзы» (Искуство войны) «Война путь обмана. Обман- путь войны». Нельзя успешно вести войны, не обманывая противника. Обман противника на войне этичен и оправдан. Не этичным и безнравственным на войне является правда. Говорить правду врагу на войне значит быть предателем.

В принципе, наличие либо отсутствие обмана в судебном процессе может и должно служить критерием определения «правил игры». Я говорю не о формальной процедуре судопроизводства, а об этических и нравственных правилах, исходя из которых следует далее вести процесс. Они определяют рамку восприятия происходящего и определяют допустимые методы работы по делу. Если хотя бы одна из сторон допускает для себя заведомый обман суда в любой форме (от искаженного толкования закона до фальсификации доказательств), это значит что конфликт развивается по принципам военной этики. Это значит что у другой стороны также есть право обмана и право применить арифметику, т.е. принимать решения рационально.

Например, существует расхожее мнение, что «отъем» бизнеса стоит 30% от его стоимости. Это пример рассуждений в «арифметике войны» - циничной и логичной, чуждой эмоций и ценностей. Так рассуждают люди, которые при помощи суда, органов власти и правоохранительных органов занимаются перераспределением активов, зачастую применяя право в противоречии его назначению.

Будучи втянутыми в войну такого рода, полезно бывает понять по каким принципам ее вести.

Рассмотрение дела в суде — это четко регламентированная законом процедура, поэтому практически все судебные заседания проходят по схожему сценарию. Однако, если вы оказываетесь в суде впервые, многое из того, что происходит в зале судебных заседаний, может вызвать удивление или непонимание. Из нашего материала вы узнаете, как проходит суд и из каких этапов состоит рассмотрение дела.

При этом, если вы не имеете юридического образования и опыта участия в судебных разбирательствах, мы рекомендуем обязательно обращаться за помощью к юристу. Рассмотрение дела в суде — очень ответственный процесс. Поэтому любая — даже на первый взгляд, незначительная — ошибка может привести к крайне негативным последствиям (особенно в делах, которые касаются имущества).

Из чего состоят судебные разбирательства?

В первую очередь разберемся, как проходит рассмотрение дел. Чаще всего обычным людям приходится сталкиваться с делами, которые рассматривают по правилам гражданского судопроизводства. Так, например, если вы судитесь с магазином, работодателем, управляющей компанией, соседями, автосервисом и т.д. – все это гражданские дела.

Разбирательство дела происходит в устной форме, причем обязательной составляющей работы суда является непосредственное исследование доказательств. Именно для этого заслушивают показания свидетелей, заключения экспертов и объяснения третьих лиц. Также в процессе разбирательств могут проводить осмотр вещественных доказательств, просматривать видеозаписи и изучать различные письменные доказательства.

Судебные разбирательства принято делить на следующие части:

  • подготовительную;
  • рассмотрение по существу;
  • прения;
  • постановление решения и его оглашение.

Нужно обратить внимание, что очень редко все эти этапы выполняются в одном заседании суда. Как правило, рассмотрение обычного дела занимает до 3–4 заседаний. Если же возникли какие-либо непредвиденные обстоятельства или дело является очень сложным, разбирательства могут растянуться на довольно длительное время.

Что представляет собой подготовительная часть заседания?

Подготовительная часть необходима для того, чтобы суд мог выяснить, существует ли возможность рассматривать дело в данном заседании. С этой целью выясняют, является ли приемлемым состав суда, возможно ли разбирать дело с учетом тех лиц, которые пришли на заседания, и допустимо ли начинать рассмотрение при имеющихся доказательствах. Начало этого этапа — открытие заседания.

После того как заседание открыто, секретарь должен сообщить о том, кто из вызванных лиц явился в суд. Кроме того, устанавливают личности присутствующих, а также происходит разъяснение прав и обязанностей. Также в этой части решают, какие последствия будет иметь неявка кого-либо из лиц, которые были вызваны на заседание. Если сторона не пришла в суд по уважительной причине, заседание может быть отложено. Если же причины неуважительные, суд проходит без отсутствующих лиц.

Как происходит рассмотрение дела по существу?

После того как все организационные вопросы решены, судья приступает к докладу о существе требований, обстоятельствах и имеющихся возражениях. Далее обязательно выясняют, поддерживает ли истец (т.е. тот, кто подал иск) свои требования и признает ли их ответчик по делу. Также на этом этапе судья должен уточнить, не возникло ли у сторон желание закончить дело мировым соглашением. Если мириться стороны не хотят, то начинаются выступления сторон. Заседание проходит таким образом, что сначала слово предоставляется истцу, а затем ответчику.

После выступления истца и ответчика слово может быть предоставлено другим сторонам (например, свидетелям). На этом же этапе анализируют доказательства и заслушивают результаты экспертизы. Если суд проходит с участием прокурора или другого должностного лица, представляющего госорган, ему также должно быть предоставлено слово.

Важно! Лица, которые участвуют в деле, могут задавать вопросы выступающим для уточнения обстоятельств. Также задавать уточняющие вопросы выступающим может судья (причем судья может сделать это в любой момент выступления).

Что такое судебные прения?

Завершение рассмотрение дела по существу означает переход к судебным прениям. Как проходит эта часть разбирательств? Сами прения — это поочередные выступления участников дела, по результатам которых делают выводы по представленным доказательствам. То есть судебные прения позволяют подвести итог и, соответственно, выяснить, какие факты можно считать установленными. Последовательность выступлений на этом этапе:

  1. Истец и его представитель.
  2. Ответчик и его представитель.
  3. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования.

Если заседание проходит с участием прокурора, то в прениях он должен выступать первым. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, выступают или после истца, или после ответчика (порядок выступления определяется тем, на чьей стороне они находятся). Нужно отметить, что в своих выступлениях нельзя ссылаться на доказательства, не исследованные в деле, которое проходит в суде. Но, конечно, иногда бывает так, что в прениях становится очевидной необходимость исследовать новые доказательства. В такой ситуации должно снова проходить разбирательство по существу.

Важно! Каждый из тех, кто участвует в прениях, может выступить повторно (если ему есть что сказать по поводу услышанного от других лиц). При этом право последней реплики предоставлено ответчику.

Как принимается решение?

Главным итогом разбирательств является принятие решения. Этот этап — заключительный, и наступает он сразу после того, как проходят прения. Для того чтобы принять решение, суд объявляет перерыв (иногда он занимает несколько дней). Нужно отметить, что в принятии решения могут участвовать только те судьи, которые принимали участие в рассмотрении дела.

Если при принятии решения судья поймет, что есть необходимость в выяснении новых обстоятельств, разбирательства в суде возобновятся. Если же потребности в этом нет, то после того как решение будет принято, судья (или судьи) возвращается в зал, в котором проходит суд, и объявляет решение. Это делается публично. Исключение составляют те случаи, когда заседания проходят в закрытом режиме (так, например, публично не объявляются результаты по делам об усыновлении).

Как правило, после того как решение принято, присутствующим объявляют только резолютивную часть. В ней содержится информация о том, удовлетворены ли требования лица, или же ему отказано в удовлетворении иска. При этом суд вправе удовлетворять требования и полностью, и частично. Для того чтобы подготовить полный текст решения, у суда будет 5 дней.

Как вести себя в суде?

Представление о том, как проходят заседания, будет неполным, если не разобраться, как вести себя в судебном органе. После того как вы пришли в суд, следует подойти к секретарю судьи и зафиксировать свое прибытие. После того как вас пригласили в зал, нужно передать паспорт секретарю (он проверит личные данные). Затем остается ждать, когда вам дадут слово. Свидетели на время рассмотрения дела (до дачи ими показаний) удаляются.

Есть и элементарные правила поведения в суде. Так, к судье не принято обращаться по имени-отчеству или же используя фразу «Ваша честь». Лучше всего для обращения подходит формулировка «Уважаемый суд». В тот момент, когда судья заходит в зал, следует вставать. Также присутствующие встают при заслушивании решения (т.е. на заключительном этапе разбирательств). Нередко заседания проходят долго, а их начало задерживается, поэтому перед посещением судебного органа это нужно учитывать.

Итак, теперь вы знаете, как проходит суд. Но это, конечно, только общий порядок проведения заседаний, так как на практике каждое из них уникально. Если вам предстоит принять участие в суде, нужно не только разобраться в том, как он проходит, но и тщательно к нему подготовиться.

Именно поэтому следует обязательно обращаться к специалисту для получения профессиональной юридической поддержки. Юрист разработает правильный порядок действий в зависимости от вашего статуса в деле, подготовит нужные документы и обеспечит защиту прав и интересов в ходе разбирательств.

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела — своеобразная уголовная «упрощенка». Процедура ускоряется за счет того, что за рамками производства остаются многие действия, связанные с необходимостью состязания сторон обвинения и защиты.

Состязательность отпадает, потому что обвиняемый признает свою вину или начинает сотрудничество со следствием. И хотя закон как бы идет навстречу тем, кто содействует правосудию, так ли выгодно такое рассмотрение самому обвиняемому?

Факты и размышления, изложенные в статье, точно помогут вам понять, что представляет собой особый порядок рассмотрения уголовных дел. Возможно, даже помогут сориентироваться, так ли это нужно в вашем конкретном случае.

Однако каждое дело индивидуально, и при решении данного вопроса вы должны руководствоваться советами опытного юриста и, в конечном итоге, своей головой. Если вы еще не нашли специалиста, который будет защищать вас в суде, рекомендуем сделать это как можно скорее.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела: что это?

Уголовный процесс предполагает состязательность сторон обвинения и защиты. Цель — выяснить, виновен ли подсудимый в совершении конкретного преступления.

В этом одно из отличий от гражданского судопроизводства: последнее может не иметь состязательности (приказное производство), и здесь неважно, виновны вы действительно или нет. Если хотите удовлетворить требования истца даже просто при нежелании спорить — пожалуйста, никто препятствовать не будет.

В судопроизводстве, регулируемом нормами УПК, не так: если вы признаете себя виновным, добровольно беря на себя чужую вину, суд не вынесет обвинительный приговор, не будучи уверенным в справедливости такого решения. То есть здесь цель не разрешить спор, а именно докопаться до истины и назначить справедливый приговор (в идеале).

Зная это, проще понять феномен особого порядка рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции, установленного в 2009 году разделом 10 Уголовного процессуального кодекса.

Предполагается, что есть 2 порядка вступления в такое производство: согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением и заключение досудебного соглашения о сотрудничестве сторон защиты и обвинения (главы 40 и 40.1 УПК соответственно).

Но принцип один: обвиняемый признает свою вину (прямо или косвенно, как в случае с досудебным соглашением) в обмен на некоторое смягчение приговора, что значительно облегчает и ускоряет работу суда и нагрузку на судебную систему в целом.

Суд не углубляется в детали дела, не исследует доказательства и обстоятельства (кроме, например, тех, что характеризуют личность обвиняемого), так как стороны отказываются от состязания.

Именно поэтому здесь важно согласие каждой участвующей стороны. Особый порядок по уголовным делам не применяется к несовершеннолетним ввиду их недееспособности. Также в обоих случаях подсудимый освобождается от уплаты судебных издержек. Чтобы лучше разобраться, чем одна процедура отличается от другой, рассмотрим каждую отдельно.

Особый порядок вследствие признания обвиняемым своей вины

Особый порядок рассмотрения уголовного дела вследствие признания обвиняемым своей вины регулируется статьями 314–317 УПК. Такое рассмотрение доступно исключительно по инициативе подсудимого, что логично. Однако не всегда можно признать свою вину и просить особого порядка.

В УПК говорится, что для этого преступление, в котором лицо обвиняется, не должно относиться к категории особо тяжких. Формулировка статьи 314 касается не категории преступления, а максимально возможного срока за него — 10 лет. А под эту категорию подпадают преступления небольшой тяжести, средней тяжести и тяжкие, согласно статье 15 УК РФ.

Второе условие — наличие согласия на переход к такому порядку стороны обвинения: государственного обвинителя (прокурора), потерпевшего и частного обвинителя, которым является потерпевший в делах частного и частно-публичного обвинения (это может быть клевета, насилие, побои, телесные повреждения без потери потерпевшим трудоспособности и другие).

И особо выделено законодателем: обвиняемый должен пойти на этот шаг добровольно, предварительно проконсультировавшись со своим защитником, и должен осознавать характер и последствия своего ходатайства.

А последствия у такого ходатайства серьезные: вынесение обвинительного приговора. Это единственный исход для уголовного дела, которое рассматривается в особом порядке. Казалось бы, можно обжаловать. Но границы обжалования значительно сужены: вы не сможете оспорить выводы суда, основанные на фактических обстоятельствах, а фактически — не сможете изменить обвинительный приговор на оправдательный.

Доступные основания для обжалования в апелляции по статье 389.15 УПК: нарушение судьей норм УПК, некорректное применение норм УК, вынесение несправедливого приговора. Это означает, что вы потенциально сможете добиться только смягчения приговора, но не более.

Здесь важно отметить, что суд, имея обоснованные подозрения в невиновности обвиняемого, может отменить особый порядок рассмотрения уголовного дела и перейти к общему. Последний, в свою очередь, имеет, как минимум, два варианта исхода: вынесение обвинительного или оправдательного приговора.

Суд отказывает в ходатайстве об особом порядке и в том случае, если не соблюдены специальные условия, изложенные выше. Замена на общий порядок происходит не только по инициативе суда, но и по заявлению самого обвиняемого, прокурора или потерпевшего (то есть до вынесения приговора можно передумать).

Ходатайство заявляется во время ознакомления с материалами дела, что будет отмечено в протоколе процедуры, или во время предварительного слушания, если без его проведения нельзя обойтись (правила статьи 229 УПК).

Если дело начинают рассматривать в особом порядке, то за основу берут общий порядок и немного его меняют.

Во-первых, рассмотрение без обвиняемого и его защитника не допускается. Порядок действий в заседании такой:

  • оглашается обвинение (прокурором или частным обвинителем);
  • судья выясняет, понятно ли подсудимому обвинение, согласен ли он с ним, желает ли перехода к особому порядку, понимает ли, что это будет означать для него;
  • исследуются отягчающие и смягчающие обстоятельства, а также те, что позволяют определить личные качества подсудимого (хотя могут и не быть исследованы);
  • выносится обвинительный приговор и разъясняется право на его обжалование — только если никто не возражает и у суда достаточно доказательств виновности лица.

Многие обвиняемые, которые соглашаются на особый порядок по уголовному делу, делают такой выбор исходя из того, что судьи в этом случае не имеют права назначить более двух третей объема наказания (срока, размера штрафа и т.д.). Однако, действительно ли это то, ради чего стоит признавать свою вину?

Практика показывает, что судьи относительно редко назначают сроки, превышающие две трети максимального — защитникам обычно удается добиться смягчения. Поэтому в данном контексте это очень сомнительный плюс процедуры.

А на фоне минусов — вынесения исключительно обвинительного приговора и невозможности сменить его на оправдательный в порядке апелляционного пересмотра — тем более стоит очень тщательно все обдумать.

Решение ходатайствовать о начале такой процедуры целесообразно делать, когда вы виновны, плюс много отягчающих дело обстоятельств и вам железобетонно грозит большой срок.

Особый порядок рассмотрения уголовного дела в связи с заключением досудебного соглашения

Несколько по иному дела обстоят с особым порядком, когда он вводится в связи с заключением досудебного соглашения. Оно предполагает, что обвинение и защита договариваются о том, каким образом будет смягчена ответственность лица, если он совершит специальные действия в помощь следствию.

Введение особого порядка по уголовным делам предусматривает составление двух документов:

  • подписанного защитником письменного ходатайства подозреваемого на имя прокурора о заключении соглашения;
  • самого соглашения, в котором конкретно перечислены действия, которые лицо обязуется осуществить.

Они должны способствовать расследованию, раскрытию личностей соучастников, поискам пропавшего в результате преступления имущества. Между ходатайством и ответом на него от прокурора может пройти максимум три дня.

При этом сам заявитель также должен уложиться в специальные сроки: с начала уголовного преследования и до завершения предварительного следствия (потому соглашение и называется досудебным).

Возникает логичный вопрос: должен ли обвиняемый признать свою вину, чтобы заключить досудебное соглашение? В законе такого требования не содержится. Однако конструкция этого механизма не предусматривает возможности вынесения оправдательного приговора или прекращения процедуры по реабилитирующим основаниям.

Тому подтверждение — специальное указание статьи 317.7 УПК, согласно которому, порядок проведения судебного заседания в этом случае идентичен порядку, предусмотренному для особого рассмотрения дел в связи с признанием своей вины.

Пункт 5 самой статьи гласит, что после проведения всех необходимых процедур судья выносит обвинительный приговор. Поэтому рассчитывать на то, что за активной помощью следствию последует оправдательный приговор, не приходится.

Несмотря на то, что исход такой же, как был описан нами в предыдущем пункте, он более вариативен. Наказание может быть более мягким (данная мысль в законе не конкретизируется), может выражаться в виде условного осуждения. Еще один вариант — освобождение от отбывания наказания. Эти условия более лояльны, чем для тех, кто просто признал свою вину, потому что, грубо говоря, их нужно заслужить.

Хотя суд, как и в первом случае, не исследует фактические обстоятельства и доказательства, он исследует то, насколько подсудимый выполнил все условия и обязанности, которые взял на себя в досудебном соглашении.

Последовательность действий при судебном рассмотрении похожа на ту, что была представлена нами ранее. Отличие: обвинитель описывает, как лицо выполняло взятые на себя требования, затем сам подсудимый делает то же самое. Упор в исследовании именно на это, поэтому суду важно выяснить:

  • как именно и в каком объеме содействовал следствию подсудимый;
  • как повлияло и какую ценность для раскрытия преступления имело содействие подсудимого;
  • были ли обнаружены какие-либо преступления или возбуждены другие уголовные дела в результате сотрудничества с подсудимым;
  • имелась ли вследствие такого сотрудничества угроза личной безопасности самого подсудимого, его родственников и других близких лиц, и какова была ее степень — то есть, как сильно рисковал подсудимый, содействуя правосудию, и какие меры государственной защиты потребовалось применить;
  • обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, а также те, что смягчают и отягчают наказание.

Отдельно нужно сказать о пересмотре таких приговоров. Их апелляционное обжалование проходит в том же порядке, что и в случае с признанием лицом своей вины.

Однако, согласно статье 317.8 УПК, по таким приговорам может быть подана кассационная жалоба, если будет обнаружено, что приговоренный предоставил ложную информацию, чем нарушил условия досудебного соглашения.

Нельзя однозначно сказать, будет ли обвиняемому или подозреваемому выгоден особый порядок рассмотрения — это зависит от совокупности обстоятельств уголовного дела.

Бывает так, что подозреваемый намеренно идет на досудебное соглашение в целях затягивания сроков — это может позволить избежать наказания по преступлениям небольшой тяжести, период давности по которым относительно короткий.

Бывает, что невиновный специально берет на себя вину, например, покрывая своего близкого человека — для этого установлена возможность перехода к общему порядку по инициативе суда.

В любом случае, особый порядок по уголовным делам более выгоден суду, нежели другим сторонам процесса.

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Комментарий к ст. 15 УПК РФ

1. Состязательный уголовный процесс традиционно характеризуется следующими существенными признаками:

- деятельностью в нем двух противоположных сторон - обвинения (уголовного преследования) и защиты. Это необходимо постольку, поскольку для всякого состязания необходимы как минимум два конкурирующих субъекта;

- процессуальным равенством сторон. Состязание будет справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной "весовой категории", т.е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов. Однако в части четвертой комментируемой статьи говорится не о равенстве, а о равноправии сторон перед судом, т.е. равенстве прав, а не процессуальных возможностей. Тем не менее фактически процессуальный статус государственного уголовного преследователя во многом не совпадает с правами и обязанностями обвиняемого и защитника. Даже в судебном заседании, где стороны, казалось бы, имеют внешне тождественные права по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств и отводов, высказыванию мнений, выступлению в судебных прениях и т.д. (ст. 244), в целом их процессуальное положение весьма различается. Так, бремя доказывания, как правило, лежит на обвинителе, а все сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ст. 14). Что касается досудебного производства, то комментируемая статья (ч. 4) даже не требует обеспечения здесь равноправия сторон - это декларируется только для судебного производства;

- наличием независимого от сторон суда. В состязательном процессе суд не может принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной функций. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголовным преследователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении. Суд не наделен правом возбуждать уголовное дело. Это ведет к тому, что главной движущей силой состязательного процесса является спор сторон по поводу обвинения. "Нет обвинения - нет и процесса" - одно из важных правил состязательности, вытекающее из принципа независимости суда. Соответственно, ни одна из сторон в состязательном процессе также не может брать на себя даже часть судейской функции, ведь в противном случае суд не был бы отделен от сторон. Однако данное условие не вполне выдерживается в УПК, и некоторые судебные полномочия, связанные с разрешением дела по существу или применением процессуального принуждения, продолжают оставаться в руках органов уголовного преследования. Так, следователь, дознаватель могут на досудебном производстве принимать окончательное решение по существу дела, прекращая уголовное дело или уголовное преследование, причем не только по реабилитирующим, но и так называемым нереабилитирующим основаниям (см. о них коммент. к гл. 4). Именно уголовный преследователь (дознаватель, следователь) принимает здесь решения об отводе своих процессуальных противников - защитника и представителя гражданского ответчика (ст. 72). Следователь и дознаватель наряду с судом собирают и используют доказательства, с помощью которых устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 74), т.е. сразу получают судебные доказательства, в то время как в процессуальных системах, последовательно придерживающихся состязательного начала (Англия, США, Италия и др.), предусмотрена особая судебная процедура проверки и признания допустимыми в качестве судебных всех доказательств, которые сторона уголовного преследования собрала и сочла возможным представить на предварительном производстве. Наконец, дознаватель, следователь предъявляют обвинение не перед лицом суда в судебном заседании, как это должно происходить в истинно состязательном судопроизводстве, а в закрытом инквизиционном порядке (см. об этом также коммент. к гл. 23).

2. Не следует отождествлять состязательный процесс лишь с одной его формой - частно-исковой, которая характерна в основном для гражданского и арбитражного судопроизводства, а также (до известной степени) и производства по делам частного обвинения в процессе уголовном. В частно-исковом процессе процессуальное положение сторон действительно стремится лишь к их формальному равноправию, а суд всегда пассивен в собирании доказательств, возлагая всю ответственность за доказывание на сами стороны. Напротив, в публично-состязательном процессе должно обеспечиваться не формальное равноправие, а предоставление сторонам взаимно уравновешивающих друг друга возможностей в деле доказывания. Роль суда в публично-состязательном уголовном процессе также далеко не пассивна - он вправе и даже обязан активно участвовать в собирании и проверке доказательств в тех случаях, когда необходимо поддержать справедливое равенство сторон (например, сторона в ходе допроса свидетеля оставила без внимания обстоятельства, которые явно имеют определяющее значение для решения вопроса о виновности, например, алиби и т.п.) или обеспечить исполнение императивных требований уголовно-процессуального закона, касающихся процесса доказывания (например, в случаях обязательного назначения судебной экспертизы, если стороны не заявляют об этом ходатайства). Конституционный Суд РФ подтвердил, что функция правосудия в уголовном процессе предполагает право суда по своей инициативе собирать доказательства в целях проверки доводов и доказательств сторон . Посредством такой субсидиарной (вспомогательной) активности суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В современном состязательном процессе должностные лица государственных органов - участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, несмотря на выполняемую ими функцию уголовного преследования, не освобождены от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод .

См.: Определение КС РФ от 20 ноября 2003 г. N 451-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гр. Веккера С.В. на нарушение его конституционных прав положениями ст. ст. 86, 87, 235, 252, 253, 283 и 307 УПК РФ".

См.: Постановление КС РФ от 29 июня 2004 г. "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы" // РГ. 2004. 7 июля. N 143.

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: