Судебный порядок урегулирования споров в целях защиты прав пациентов

Обновлено: 06.02.2023

22 июня 2021 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 18 «О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства» (далее – Постановление № 18).

После доработки Постановление Пленума подверглось существенным изменениям, в его итоговом варианте значатся 49 пунктов вместо 51

Примечательно, что год назад ВС уже обращался к вопросу досудебного урегулирования споров. Тогда, 22 июля 2020 г., Президиумом был утвержден Обзор практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора (далее – Обзор). Обзор, правда, был адресован арбитражным судам и только по аналогии (коль скоро она допустима) – судам общей юрисдикции.

Теперь Верховный Суд поставил перед собой более глобальную задачу – дать нижестоящим судам (как арбитражным, так и судам общей юрисдикции) универсальные разъяснения по всем наиболее важным и вызывающим затруднения на практике вопросам применения законодательства, регулирующего досудебный порядок урегулирования споров.

Пленум более детально и системно, но отчасти повторяет разъяснения, приведенные в Обзоре 2020 г. Однако важно обратить внимание, что некоторые положения Постановления № 18 отличаются от разъяснений Обзора по тем же вопросам.

Опубликован обзор Верховного Суда по практике применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора

Рассмотрим наиболее интересные, а также наиболее спорные и противоречивые позиции, приведенные в постановлении.

Напомню, документ состоит из пяти частей: «Общие положения» (п. 1–28); «Отдельные вопросы досудебного урегулирования споров, возникающих из гражданских правоотношений и рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства» (п. 29–33); «Отдельные вопросы досудебного урегулирования спора уполномоченным по правам потребителей финансовых услуг» (п. 34–42); «Отдельные вопросы досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке арбитражного судопроизводства» (п. 43–48); «Заключительные положения» (п. 49).

В общих положениях, в частности, раскрыто понятие досудебного урегулирования. Так, согласно п. 1 под досудебным урегулированием следует понимать деятельность сторон спора до обращения в суд, осуществляемую ими: самостоятельно (переговоры, претензионный порядок) либо с привлечением третьих лиц (медиаторов, финансового уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг), а также посредством обращения к уполномоченному органу публичной власти для разрешения спора в административном порядке.

Там же приводятся ссылки на нормативные акты, которыми регулируется каждая упомянутая в дефиниции разновидность досудебного урегулирования.

Согласно ГПК РФ в гражданском судопроизводстве досудебный порядок урегулирования спора является обязательным только в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 4 ст. 3). В арбитражном судопроизводстве такой порядок обязателен для споров, возникающих из гражданских правоотношений (в случаях, предусмотренных федеральным законом или договором), а также споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений (только в случаях, предусмотренных федеральным законом) (ч. 5 ст. 4 АПК).

В п. 3 постановления содержится перечень ситуаций, в которых федеральным законом предусмотрен обязательный досудебный порядок. Перечень является открытым и дополняется п. 33 (применительно к отношениям, регулируемым Законом о защите прав потребителей), п. 35–36 (применительно к отношениям потребителей с финансовыми организациями), п. 43 (применительно к гражданско-правовым спорам о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения) и п. 47 (применительно к экономическим спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений). Таким образом, перечень, предложенный ВС, хотя и не является исчерпывающим, но довольно обширен.

Следует обратить внимание, что досудебный порядок должен быть соблюден в отношении всех ответчиков (соответчиков), но может не быть соблюден в отношении надлежащего ответчика.

Так, согласно п. 8 Постановления № 18, если требование предъявляется к нескольким ответчикам, то обязательный досудебный порядок урегулирования спора должен быть соблюден истцом в отношении каждого из них (ст. 131 и 132 ГПК, ст. 125 и 126 АПК). При этом, если такой порядок соблюден применительно к одному из ответчиков и рассмотрение дела без участия других лиц в качестве соответчиков, в отношении которых такой порядок не соблюдался, возможно, досудебный порядок считается соблюденным и дело подлежит рассмотрению только с участием соответствующего ответчика (ч. 2 ст. 40 ГПК, ч. 2 ст. 46 АПК).

Вместе с тем при невозможности рассмотрения дела без участия всех ответчиков (например, требование о расторжении договора) досудебный порядок должен быть соблюден в отношении каждого из них (ч. 3 ст. 40 ГПК, ч. 5 ст. 46 АПК).

При этом ранее, в п. 16 Обзора, Верховный Суд пришел к иному выводу: в случае привлечения к участию в деле соответчика (второго ответчика) соблюдение досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного ч. 5 ст. 4 АПК, в отношении данного лица не требуется.

Примечательно, что позиция ВС в Обзоре (п. 16) и в постановлении (п. 25) относительно ситуации вступления в дело надлежащего ответчика единообразна – несоблюдение досудебного порядка в отношении надлежащего ответчика, по общему правилу, не является основанием для оставления искового заявления без рассмотрения на основании абз. 2 ст. 222 ГПК и п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК. Однако если будет доказана недобросовестность истца, суд может возложить на него несение судебных расходов даже в случае процессуальной победы последнего.

Согласно п. 12 Постановления № 18 обращение может быть вручено адресату лично, направлено ему посредством почтовой связи или других служб доставки. Если иное не предусмотрено законом или договором и не следует из обычая или установившейся во взаимоотношениях сторон практики, обращение может быть направлено как заказным, так и ценным письмом с описью вложения (ст. 5, 421 ГК). Аналогичная правовая позиция содержалась в п. 9 Обзора.

В соответствии с п. 13 постановления направление обращения с использованием информационно-телекоммуникационной сети (например, по адресу электронной почты, в соцсетях и мессенджерах) свидетельствует о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора исключительно в случае, если такой порядок установлен нормативным правовым актом, явно и недвусмысленно предусмотрен в договоре либо этот способ переписки является обычной деловой практикой между сторонами и ранее обмен корреспонденцией осуществлялся в том числе таким образом.

При разрешении вопроса о том, имел ли место факт направления обращения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, допустимыми доказательствами выступят в том числе изготовленные и заверенные лицами, участвующими в деле, распечатки материалов, размещенных в такой сети (скриншот), с указанием адреса интернет-страницы, с которой сделана распечатка, а также точного времени обращения к ресурсу (ст. 55 и 60 ГПК, ст. 64 и 68 АПК).

Постановление Пленума разъясняет подсудность интеллектуальных споров, определение размера компенсации нарушенных прав, допустимость использования скриншотов как доказательств и иные вопросы

Допустимость использования в качестве доказательства снимка экрана (скриншота) ранее признавалась ВС в п. 55 Постановления Пленума от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». Таким образом, ВС подтвердил универсальность высказанной в 2019 г. позиции для всех категорий дел, что, полагаю, не может не радовать, так как привлечение эксперта либо нотариуса для заверения электронной переписки существенно увеличивает судебные издержки по делу.

Кроме того, если дело рассмотрено, а требование о взыскании неустойки так и не было заявлено, при предъявлении требования о взыскании неустойки необходимо вновь соблюсти досудебный порядок.

Согласно п. 15 Постановления № 18, по общему правилу, при соблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора только в отношении суммы основного долга в случае обращения в суд с требованием о взыскании суммы основного долга и неустойки такой порядок считается соблюденным в отношении обоих требований. Если указанный порядок соблюден истцом только в отношении суммы основного долга и в отношении данной суммы принято решение суда, а требования о взыскании неустойки истец не заявлял, то впоследствии по предъявленному требованию о взыскании неустойки соблюдение досудебного порядка урегулирования спора обязательно.

Аналогичные правила применяются в том числе при взыскании процентов, предусмотренных ст. 317.1 и 395 ГК.

Ответчик может заявить ходатайство об оставлении иска без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка, если оно подано не позднее дня представления первого заявления по существу спора и ответчик выразил намерение его урегулировать, а также если на момент подачи ходатайства не истек установленный законом или договором срок досудебного урегулирования и отсутствует ответ на обращение либо иной документ, подтверждающий соблюдение такого порядка (п. 28 постановления).

Аналогичная позиция, направленная на пресечение противоречивого поведения ответчиков, была высказана ВС применительно к производству в судах проверочных инстанций (п. 18 Обзора).

Кроме того, как указано в п. 45 Постановления № 18, обязательный досудебный порядок урегулирования спора для целей подачи административного иска состоит в исчерпании лицом административных средств защиты. Однако следует учитывать, что положения абз. 3 ч. 5 ст. 4 АПК не применяются, если в соответствии с законодательством лицо вправе выбирать, каким способом (в судебном или административном порядке) защищать свои права и законные интересы.

Если стороны прибегли к предусмотренному законом или договором досудебному порядку урегулирования спора (например, претензионному порядку, медиации), течение срока исковой давности приостанавливается на период, установленный законом или договором для проведения соответствующей процедуры, а при отсутствии такого срока – на 6 месяцев со дня ее начала (п. 3 ст. 202 ГК).

Соответствующие изменения внесены в п. 16 Постановления Пленума ВС от 29 сентября 2015 г. № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (п. 49 Постановления № 18). Ранее о приостановлении течения срока исковой давности Верховный Суд указывал в п. 14 Обзора.


Государство гарантирует и защищает права граждан, как пациентов при обращении в медицинское учреждение, посредством законодательных актов. Врачебная практика показывает, что взаимоотношения могут сопровождаться спорными ситуациями. В статье рассказано, в чем заключаются нарушения со стороны представителей клиник, какой порядок защиты прав пациента, судебный и досудебный способы.


Виды нарушения прав пациентов

На основании анализа распространенных нарушений со стороны медицинских учреждений выделяются такие виды:



Нарушения некоммерческого характера

Действия, приводящие к нарушениям первого вида, проявляются в следующих требованиях:

  • Оплатить отдельную процедуру, входящую в базовую программу
  • Оформить дополнительно договор добровольного страхования для улучшения качества обслуживания и лечения
  • Приобрести за личные средства медикаменты в период пребывания на стационаре

В первую очередь рекомендуется обратиться к страховщику для уточнения наличия данного риска в условиях полиса. В случае выполнения требования сотрудника клиники сохранять все квитанции, чеки. При этом следует попытаться разрешить возникшую ситуацию до момента расчета или внесения денежных средств. Представители медучреждения в дальнейшем могут утверждать, что пациент самостоятельно совершил платеж.

К сведению! Предоставление некачественных услуг, обслуживание и проведение лечебно-профилактических процедур не соответствующих требованиям качества относится к нарушениям некоммерческого характера.

Нарушения некоммерческого характера проявляются в следующем:

Способы защиты прав пациентов

Граждане вправе осуществить защиту нарушенных прав путем урегулирования спора на досудебном уровне и посредством подачи искового заявления. Для разрешения вопроса на досудебном уровне лицо обращается в один из ниже перечисленных государственных органов:

  • Администрация клиники
  • Профессиональные сообщества фармацевтов и медиков
  • Фонд обязательного медицинского страхования
  • Отдел управления здравоохранения, действующий на местах
  • Лицензионно-аккредитационные и межведомственные комиссии
  • Страховая компания
  • Общество по защите прав потребителей

В случае игнорирования обращения заявителю следуют представить претензию в арбитражную экспертную комиссию. Человек вправе обращаться в указанные органы, общественные организации на бесплатной основе. Досудебное урегулирование имеет недостатки, к которым относятся низкая заинтересованность должностных лиц, отсутствие механизма принудительного выполнения принятого решения и загруженность работой государственных органов.

Если спор не урегулирован на досудебном уровне или полученный ответ на претензию не удовлетворил требования пациента, он вправе обратиться в суд. Обращение осуществляется по месту регистрации пациента (временного проживания) или по месту нахождения ответчика. Разрешено подать исковое заявление по месту нарушения прав и причинения вреда.


Защита прав пациентов сегодня является острой необходимостью в стране. Грубое отношение со стороны медицинского персонала, врачебная халатность и многие другие нарушения прав пациента — уже давно не редкость в стенах российских лечебниц.

Следует отметить, что большинство таких ситуаций происходит, прежде всего, из-за юридической неграмотности народа, которая позволяет оставить безнаказанными главных нарушителей. Чтобы не стать заложником подобных обстоятельств, каждому гражданину, необходимо не только быть ознакомленным, но и четко знать свои права в сфере здравоохранения.


Важнейшие права пациента в России

В нормах законодательства Российской Федерации предусмотрен целый ряд позиций, на которые имеет право гражданин, обращаясь в медицинское учреждение. Согласно ФЗ №323 от 21.11.2011г., регулирующему права и обязанности пациентов, можно выделить следующий перечень основных правовых возможностей человека:


Право на информирование пациента относительно его состояния здоровья, прав и обязанностей.


Право на выбор лечащего врача и медицинского подразделения.


Право пациента на получение медицинской помощи в медучреждении.


Право на получение полноценной консультации от соответствующих специалистов.


Право на участие в профилактических, диагностических, лечебных и реабилитационных мероприятиях, соответствующих санитарно-гигиеническим нормам, и осуществляемых в медицинских организациях.


Право на притупление боли, лекарственными препаратами, или же, другими доступными способами, полученной, в процессе осуществления вмешательства со стороны медицинского персонала, или же, во время протекания болезни.


Право на хранение данных о здоровье пациента, являющихся врачебной тайной.


Право выбора пациентом лиц, обладающих возможностью получения информации о его физическом состоянии.


Право пациента на отказ от осуществления каких-либо действий со стороны медицинского персонала.


Право пациента, находящегося на стационарном лечении, на получение бесплатного питания.


Право на допуск священнослужителя, адвоката, а также, лица, являющегося законным представителем, к пациенту, для осуществления необходимых мероприятий.


Право на возмещение вреда, нанесенного здоровью пациента, в процессе получения медицинской помощи.

Таким образом, каждый гражданин, являясь пациентом, вправе требовать, получать и защищать свои права, нацеленные на высококачественное обслуживание в медицине.

Когда же физическое лицо получает статус «пациента»?

Статус «пациента» или «больного» присваивается человеку, лишь после официального обращения в медицинское учреждение. Уровень лечебной организации не имеет никакого значения: государственная или частная, поликлиника или больница, и т.д.

Для получения статуса, гражданину необходимо сделать, на выбор, следующий шаг:

  • Прийти к медицинскому работнику самостоятельно
  • Вызвать доктора на дом
  • Обратиться в скорую помощь

Согласно нормативно-правовым актам, пациентом считается – физическое лицо, обратившееся за получением медицинской помощи. При этом, наличие болезни у гражданина, на момент обращения к доктору, не является обязательным фактором. Более того, человек имеет право обратиться в медицинское заведение на любой стадии лечения, даже если врачебное вмешательство уже начато.

Какой законодательной базой пользоваться в процессе защиты прав пациента?

Следует отметить, что не всегда, у больного, есть возможность обратиться за юридической консультацией к компетентному специалисту. В этаком случае, пациенту необходимо знать, где найти нужный пункт законодательной нормы, который поможет урегулировать возникшую проблему и поспособствует самостоятельной защите своего права.

Проанализировав действующее законодательство, оказывающее прямое или косвенное воздействие на гарантию и защиту прав пациента, получился целый список полезных юридических документов. К ним относятся:

  • Конституция РФ
  • Гражданский кодекс и Кодекс законов о труде РФ
  • Законы РФ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», «О защите прав потребителей», «О медицинском страховании граждан в РФ», О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», «О трансплантации органов и (или) тканей человека»

К сведению Тщательно изучив нужные пункты из соответствующего законодательного акта, пациент сможет проконтролировать соблюдение всех возможных прав и, при первой необходимости, начать их защиту.

Куда же обращаться пациенту при нарушении его прав?

Сегодня на территории России разработана целая система, направленная на защиту прав гражданина на качественное медицинское обслуживание. Процедура защиты таких прав может осуществляться как на досудебной стадии, так и в судебном порядке.

На стадии досудебного разбирательства, пациент может смело обратиться за защитой своих прав к общественным объединениям. Именно здесь собраны активисты, которые готовы за идею помочь в осуществлении защиты нарушенных прав пациента. На сегодняшний день их достаточно много и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в других городах государства. К наиболее распространенным относятся:


Общества по защите прав потребителей


Общественные движения, сосредоточенные на осуществлении защиты прав человека и на охрану здоровья




Профессиональные организации, а также, их ассоциации медицинского и фармацевтического характера


Другие объединения по защите прав пациентов

Кроме того, существуют и органы государственного образца, занимающиеся разрешением конфликтных ситуаций в российской медицине, основанных конкретно на нарушениях прав пациентов. Среди таких спецслужб значатся:


Органы управления здравоохранения и исполнительной власти


Страховые компании и Территориальные фонды



Филиал по вопросам охраны здоровья и защиты прав пациента при Уполномоченном по правам Человека в РФ


Важно! Первоначально, свои претензии нужно предъявлять, непосредственно, медицинскому работнику, который допустил правонарушение. В случае, невозможного урегулирования конфликтной ситуации с правонарушителем, необходимо составить письменную жалобу на имя руководителя лечебного учреждения. И только после этого, следует обращаться в другие компетентные органы.

В каких еще ситуациях потребуется защита прав пациента?

Важно знать, что медицинский работник, нарушая хотя бы один из пунктов, приведенного в данной статье перечня, может быть привлечен к административной, а в некоторых случаях, и к уголовной ответственности. Однако, не только нарушения прав, определенных Федеральным Законом №323 от 21.11.2011г., требуют активной юридической подкованности, но и возникновение следующих ситуаций:

  • Ненадлежащее качество лечения
  • Назначение ненужных или слишком болезненных процедур
  • Вымогательство денежных средств за не оказанные услуги или процедуры, которые предназначены для бесплатного предоставления пациентам
  • Преждевременная выписка пациента
  • Чрезмерно длительное, или явно, затянутое лечение
  • Злоупотребление должностным положением со стороны сотрудников медучреждения
  • Частичное или полное не соблюдение оговоренных ранее условий предоставления медицинских услуг и др.

Как показывает практика, количество аналогичных ситуаций с каждым годом все активнее увеличивается. Однако, в большинстве случаев, подобным спорам не дает дальнейшего хода «круговая порука» (прикрытие друг друга медицинскими работниками). Самостоятельные походы по различным инстанциям, в целях защиты своих прав, лишь изредка дают положительный результат. Поэтому, при возникновении всевозможных казусов, юристы-профессионалы рекомендуют, в кратчайшие сроки, обращаться за помощью к высококвалифицированным специалистам в области юриспруденции.

Благодаря, глубоким и специализированным познаниям, хороший адвокат сможет максимально быстро и эффективно разрешить любой конфликт, в пользу своего клиента. Профессиональный юрист по медицинским делам грамотно осуществляет судебную и досудебную поддержку доверителя. Он с легкостью, возьмет на себя целый ряд рутинных действий, таких как:

  • Сбор и детальный анализ всех медицинских документов, имеющих отношение к проблемной ситуации
  • Грамотную подготовку и составление жалоб, запросов, исков различной сложности
  • Представление интересов пациента во всех органах российского государства и частных организациях, встретившихся на пути разбирательства
  • Помощь в получении всех возможных видов денежных компенсаций и многое другое

Подводим итоги

Таким образом, даже в самой сложной ситуации, твердо зная свои права и гарантии, четко определенные главой государства, всегда можно найти справедливость в виде наказания виновного, и получении достойного возмещения (как морального, так и материального), в результате нарушения прав, касаемых самого ценного, что есть у человечества – жизни и здоровья! Не нужно бояться, нужно смело защищать свои права!

Клопова Ирина

За последние годы накал конфликтности во взаимоотношениях между врачами и пациентами неуклонно растет. Ситуация с пандемией COVID-19 «подлила масла в огонь», лишь ненадолго замедлив развитие конфликтогенности в особо острых условиях.

Как эффективно решать конфликты в медицине? Всегда ли суд или мирные переговоры – выход? Как завершить медицинский конфликт юридически? Попробуем разобраться.

По времени возникновения и разрешения медицинские конфликты можно условно разделить на несколько стадий.

Первая: возникновение конфликта. Например, пациент поругался с администратором клиники, с врачом в кабинете во время приема, активно выразил свое недовольство (пожаловался заведующему отделением, главврачу).

Чаще всего на этой стадии участие штатного юриста медучреждения минимально. Ситуация в целом не требует его контроля, однако, если ее не устранить, не завершить таким образом, чтобы это было понятно пациенту (например, пообещать разобраться с грубостью администратора и впоследствии довести до сведения пациента, что администратору сделано письменное замечание или объявлен выговор), конфликт может продолжиться в более серьезном формате.

Руководителям медицинских организаций (или их структурных подразделений) в конкретном вопросе поможет работа с пациентом в рамках бесконфликтных техник общения.

Такие техники помогут нивелировать недовольство и агрессию на начальной стадии, а также выяснить конкретику и истинный интерес пациента.

Вторая: рассмотрение претензии. После подачи письменной претензии в адрес медицинской организации спор (конфликт, недовольство) переходит в официальную юридическую плоскость. Во-первых, начинает исчисляться срок на направление ответа в соответствии со ст. 22 Закона о защите прав потребителей. Во-вторых, у медучреждения возникает обязанность провести врачебную комиссию в рамках организации внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности (см. п. 4.24 Приложения к приказу Минздравсоцразвития России от 5 мая 2012 г. № 502н) и составить соответствующий акт, с которым также может ознакомиться пациент.

В подавляющем большинстве случаев рассмотрение претензии, на которое отведено 10 дней, проходит кулуарно в кабинетах медучреждения, без привлечения пациента, а его итогом становится юридически выверенный письменный ответ со ссылками на нормы законов, порядков, стандартов и клинических рекомендаций (в меньшей степени), а чаще следует формальный отказ в удовлетворении претензии.

В этом случае медицинский конфликт, по сути, никак не решается, и стороны понимают, что вскоре последует суд. Любопытно, что многие медработники после получения письменной претензии не хотят общаться с пациентом и выяснять суть жалобы. В моей практике лишь двое из 10 главврачей сочли необходимым пообщаться лично с пациентом перед вручением письменного ответа на претензию либо в процессе его подготовки. А ведь именно на данном этапе медицинская организация может убедиться в верности выводов, соответствии медицинской документации реальной ситуации, понять истинные мотивы и цели пациентов, не говоря уже о том, что это впоследствии поможет юристу в суде более эффективно работать в рамках слушания дела.

Чтобы решить конфликт на данной стадии, необходимо обладать не только профессиональными медицинскими компетенциями, но и навыками бесконфликтного общения с пациентом. Зачастую уже на этой стадии к разрешению ситуации привлекают профессионального медиатора (особенно при наличии вины медучреждения либо других нарушений) либо штатного специалиста клиники, имеющего компетенции медиатора.

Третья: судебная стадия. Рассмотрение любого медицинского спора в суде – самая сложная, формализованная и, как правило, длительная и затратная процедура. Чаще всего ни пациенты, ни медучреждения не задумываются, во сколько им обойдется конкретный иск, полагая исчерпывающими расходы на адвоката (судебного юриста) и проведение судебной медицинской экспертизы. Однако в реальности расходы могут возрасти на порядок за счет сопутствующих судебных дел (оспаривание штрафов и результатов проверки по жалобам пациентов), неустойки и штрафов в рамках Закона о защите прав потребителей, репутационных потерь клиники (или конкретного врача).

При этом не всегда медицинский конфликт можно (и нужно) решать в рамках примирительных процедур, минуя судебную стадию рассмотрения дела. Особенно это касается сложных случаев, требующих высокой квалификации медицинских экспертов, либо если создается прецедент.

Процедура медиации как альтернативный способ урегулирования медицинских споров в РФ – инструмент довольно новый, но именно он в настоящее время «набирает силу» (см. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)») – вспомним закрытые суды в период действия ограничительных мер в 2020 г. При этом цена промедления в медицинских исках иногда сродни вопросу жизни и смерти, да и врачи не горят желанием проводить годы жизни в судах.

Обратиться за процедурой медицинской медиации можно как на стадии поступления первичной претензии пациента, так и уже во время нахождения иска на рассмотрении суда.

Запросов на проведение процедуры медиации в рамках исполнительного производства по медицинским делам нет.

Таким образом, полагаю, что обращаться к профессиональному медиатору для помощи в разрешении медицинского конфликта целесообразно, только если:

  • обе стороны нацелены на конструктивный диалог;
  • одна сторона готова обсуждать условия соглашения, а другая сомневается;
  • основная цель – нахождение грамотного юридического выхода из конфликта – заключение медиативного соглашения, исключающего все варианты судебного развития ситуации в дальнейшем;
  • преследуется побочная цель сохранить лояльность пациента к клинике, обратить внимание суда на недобросовестное поведение одной из сторон конфликта.

Безусловно, любой профессиональный медиатор, получивший соответствующие компетенции в рамках повышения квалификации и переподготовки, может организовать проведение процедуры медиации любого направления. Однако медицинская медиация имеет особенности – касающиеся, в частности, сохранения врачебной тайны, объема сведений, который необходимо (и достаточно) указать в соглашении, а также определения того, какие моменты из практики медицинских конфликтов стоит включать в текст соглашения (например, если есть острые вопросы сохранения репутации медучреждения).

В заключение отмечу три основных способа разрешения медицинских конфликтов: разрешение текущих споров в рамках формирования в медицинской организации бесконфликтной среды общения с пациентами; грамотная работа на стадии разрешения письменной претензии в рамках проведения досудебных и внесудебных процедур, включая медиацию; а также судебное рассмотрение медицинского дела. Отдать предпочтение, на мой взгляд, стоит альтернативным способам урегулирования спора, однако при всех их преимуществах иногда не стоит пренебрегать кардинальным путем разрешения конфликта в виде получения важного как для медицинской организации, так и для пациента судебного решения.

Клопова Ирина

Возрастающее количество судебных споров между пациентами и медицинскими организациями (как частными, так и государственными) требует от адвоката, который ведет дело со стороны клиник (врачей), все большего включения в процесс.

При этом защита прав пациентов и тактически, и стратегически отличается от работы по отстаиванию нарушенных прав и законных интересов медорганизаций и врачей по объективным обстоятельствам.

Во-первых, действующая в РФ презумпция вины исполнителя, обусловленная нормами ст. 1064 и 1068 ГК РФ, а также отнесение медицинской помощи к разряду услуг (таких же, как туристические, парикмахерские и т.д.) вынуждают медорганизации начинать судебный спор с явно невыгодных для них позиций.

Так, согласно ч. 2 ст. 19 Закона об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации каждый имеет право на получение платных медицинских услуг, а ч. 8 ст. 84 Закона содержит прямую отсылку к положениям Закона о защите прав потребителей, устанавливающим право пациентов (как заказчиков, потребителей) на приобретение услуг надлежащего качества.

При этом к понятию «медицинская услуга» относится и бесплатная медпомощь, оказанная в рамках ОМС, на что указал Конституционный Суд РФ в Определении от 6 июня 2002 г. № 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина» разъяснено, что по общему правилу, установленному ст. 1064 ГК, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

Приведенные законодательные рамки доказывания, бесспорно, влияют на статистику результатов судебных процессов по «медицинским» спорам.

Во-вторых, на стороне пациентов выступает все профессиональное сообщество: организации по защите их прав; юристы, занимающиеся именно потребительскими спорами; судьи, понимающие, что бремя доказывания распределено не в пользу ответчиков, и даже органы прокуратуры, дающие заключения по делам, связанным с причинением вреда здоровью (в судебных процессах мне очень редко доводилось слышать позицию прокуратуры в пользу клиники или врача).

Таким образом, система медицинских споров фактически устроена так, чтобы защитить «слабого», по мнению государства и законодательства, пациента перед более «сильным» и опытным (поскольку обладает специальными познаниями) врачом в лице медорганизации.

В-третьих, с учетом распределения бремени доказывания в медицинских делах, вытекающего из презумпции вины медорганизации, пациенту достаточно подать исковое заявление так называемого «заявительного» характера, не обременяя себя ни экспертными заключениями, ни документами в подтверждение своих доводов.

Несмотря на то что судебная практика по медицинским спорам 2021 г. свидетельствует о формальном возложении бремени доказывания на пациента, большинство решений судов первой и апелляционной инстанций, в которых бремя доказывания нес пациент, категорично отменялись судами кассационной инстанции.

Так, Определением Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 21 февраля 2022 г. № 75-КГ21-4-К3 направлено на новое рассмотрение гражданское дело, поскольку суды неверно применили нормы действующего законодательства, возложив на истицу бремя доказывания обстоятельств, касающихся качества оказания ее мужу медицинской помощи и причинно-следственной связи между смертью пациента и оказанной ему медпомощью.

В-четвертых, пациент обладает еще одним рычагом воздействия на медицинскую организацию – жалобы в надзорные органы. В подавляющем большинстве случаев этот инструмент используется как давление и формирование «за счет государства» доказательной базы, подтверждающей нарушения со стороны врачей. Наличие нарушения интерпретируется как дефект оказания медпомощи. Следовательно, пациент априори будет иметь право на компенсацию – без привязки к тому, повлияли ли напрямую эти дефекты на качество лечения.

Впрочем, судебная практика текущего года начинает немного видоизменяться в направлении предоставления врачам больших возможностей для защиты их прав и законных интересов.

Опыт работы с потребительскими спорами в адвокатском и юридическом сообществе, безусловно, велик еще и потому, что это активно запрашиваемая область профессиональных компетенций – есть категория доверителей, желающих довести дело до конца, и есть профессионалы, умеющие грамотно вести спор.

К сожалению, число «медицинских» адвокатов и юристов, занимающихся исключительно защитой прав врачей и медицинских организаций, невелико. Ситуация усугубляется тем, что, не имея практического опыта в спорах на стороне медицинской организации, лица, взявшиеся представлять их интересы, нередко упускают некоторые важные детали, которые фатальным образом сказываются на результате судебного процесса.

Хочу обратить внимание на важные стратегические составляющие судебного процесса в защиту медицинской организации в частности и врачебного сообщества в целом.

Выстраивать стратегию защиты надо еще до подачи иска

Адвокаты-защитники знают, что стратегически линию защиты надо готовить еще на предварительном следствии, до первого допроса подзащитного, а еще лучше – на стадии материала проверки, который потенциально имеет перспективы перерасти в уголовное дело.

В медицинских делах аналогично. Редко медорганизация получает иск «как гром средь ясного неба». Чаще всего подаче искового заявления предшествуют длительный процесс ознакомления с меддокументацией, жалобами, общение с руководством клиники, получение досудебной претензии (это уже самый тревожный сигнал). В идеале уже на данном этапе нужно начать формировать доказательную базу.

Например, многие медицинские организации забывают, что сразу после получения претензии они в рамках внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности должны провести внеплановое заседание врачебной комиссии (как минимум – поставить внеплановый вопрос на ближайшее заседание), после чего сформировать акт, который в дальнейшем будет важным доказательством в судебном процессе.

Формирование правовой позиции

Уверена, коллеги подтвердят, что позиция по делу, хотя и может меняться в процессе судопроизводства, изначально должна выстраиваться, исходя из имеющегося комплекса доказательств.

Что сложного в медицинских делах, если речь идет о защите прав и законных интересов медучреждений?

Легко доказать, что что-то сделано плохо или «не так» (привести справку, сослаться на нарушенную норму, допросить свидетелей, принести аудио- или видеозапись).

А вот как доказать, что все хорошо, если все хорошо? В таких случаях юристы, работающие в конкретных учреждениях здравоохранения, нередко разводят руками, – мол, ведь все и так понятно. При этом они порой забывают, что у судей, как правило, нет специальных познаний в области медицины, поэтому им приходится обращаться к судебным экспертам, о которых речь пойдет далее.

На стадии формирования правовой позиции стоит обратить внимание на такие виды доказательств, как:

  • медицинская карта пациента;
  • план лечения;
  • информированное добровольное согласие;
  • акт врачебной комиссии по итогам претензии;
  • договор на оказание платных медуслуг;
  • документы внутреннего контроля качества;
  • акты и материалы проверок надзорных органов по конкретному вопросу;
  • материалы служебных проверок.

Если каких-то документов не хватает, некоторые грани доказательной базы можно создать, – например, путем проведения служебной проверки.

Врач – третье лицо судебного процесса

Еще несколько лет назад привлечь к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных исковых требований, лечащего врача, чьи действия признаются причинившими вред здоровью, либо того, кто некачественно оказал медпомощь, было крайне сложно.

Сегодня это обычная практика – ведь лечащий врач в результате рассмотрения иска к медорганизации может нести трудовые и материальные последствия.

Безусловно, вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медорганизациями в объеме и порядке, установленных законодательством РФ (ч. 2 и 3 ст. 98 Закона об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации). Однако медработники в соответствии с законодательством за нарушение прав в сфере охраны здоровья также несут свою долю ответственности за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании медицинской помощи. Кроме того, участие лечащего врача тактически помогает формировать доказательную базу.

Даже если адвокат прекрасно разобрался, к примеру, в особенностях видов дисплазий шейки матки и их деления на доброкачественные и уже опасные для здоровья пациентки, суд вряд ли будет всерьез слушать его умозаключения, а вот врача, который может доступно объяснить, почему в конкретном случае была выбрана именно эта тактика лечения, заслушает в порядке дачи объяснений охотно.

Результаты экспертизы – основное доказательство

Безусловно, в спорах между пациентами и медучреждениями многое решают результаты судебно-медицинской экспертизы. Это основное доказательство, которое практически безусловно принимается судом, не имеющим специальных познаний в этой области.

К сожалению, не имея практического опыта в медицине, профессиональный защитник прав и законных интересов врача (клиники) зачастую оставляет формирование вопросов эксперту на усмотрение суда. Надо признать, что у суда имеется подготовленная база стандартных шаблонов, которые важны для установления фактов по делам подобного рода. Однако важно помнить, что вопрос об одном и том же факте, заданный в разных формулировках, может повлечь разные ответы судмедэксперта – на практике это встречается довольно часто.

К сожалению, адвокаты и юристы, увлеченные ведением судебного процесса как профессиональной «вотчиной», зачастую не допускают туда врачей и руководителей клиник, которые своими медицинскими компетенциями могли бы помочь в работе и над возражениями на исковое заявление, и над формулировками вопросов эксперту, и над тактикой ведения судебных заседаний.

На мой взгляд, роль командной работы здесь сложно переоценить. Это тот случай, когда тесное взаимодействие с доверителем способствует более четкой стратегической работе.

Не стоит забывать и об ответственном подходе к выбору экспертного учреждения.

Если этого не сделать, постановление о проведении экспертизы вместе с материалами дела по узкоспециализированному вопросу – например, в сфере офтальмологии (особенно если речь об уникальных методиках лечения), – может быть направлено в местное бюро СМЭ, где специалистов нужного уровня может не оказаться. В связи с этим целесообразно озаботиться запросом такой информации заранее.

Логично завершайте судебный процесс

Обжалуя решение суда, адвокаты и юристы, представляющие интересы «проигравшей» спор стороны, нередко забывают о том, что почву для обжалования надо оставлять перед окончанием судебного следствия.

Как проще всего оспорить судебный акт пациентам? Сослаться на нарушение бремени доказывания.

В случае защиты прав и законных интересов медучреждений важно понимать, что чаще всего (хотя не обязательно) удовлетворение иска пациента обусловливается результатом судебной медицинской экспертизы. Оспорить ее очень сложно, но возможно.

Финалом процесса в первой инстанции должно являться ходатайство о назначении повторной (дополнительной) экспертизы. Если его в открытом виде (пусть даже впоследствии получившего отказ председательствующего в удовлетворении) не будет, шанс добиться положительного для медорганизации итога обжалования практически нулевой.

Безусловно, сложно охватить все нюансы выстраивания стратегии защиты прав медицинских организаций в суде по иску пациента, однако выполнение хотя бы пяти описанных шагов окажет существенное влияние на качество юридической помощи, а также поможет «уравнять» состязательную часть процесса.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: