Судебные органы в государстве франков по нормам салической правды

Обновлено: 05.02.2023

Наиболее полное представление о раннефеодальном праве дают так называемые "варварские правды", в которых были записаны многообразные правовые обычаи, устоявшиеся образцы судебных решений германцев. Одна из самых древних - Салическая правда, составленная в правление Хлодвига в конце V - начале VI в.

Салическая правда (ок. 510 г.) представляет собой запись древ­них обычаев приморских франков, и потому ее можно назвать судебником франков. Составлен он из конкретных судебных случаев (казусов), превратившихся в результате многократных повторений в течение длительного времени в судебные обычаи. Судебник, именуемый по-латыни Салическим законом и Саличе­ским законным пактом, состоит из Про­лога, 65 титулов и Эпилога. Впоследствии преемники Хлодвига уве­личили его объем за счет прибавления нескольких глав в течение VI—IX вв.
Салический закон — это не сборник политических законов, поскольку в нем нет законоположений о наследовании трона, о пережитках язычества или о защите христианской веры. Сборник написан на латыни, и это давало возможность заим­ствований из римских правовых конструкций при общей неприкос­новенности и сохранности старого доброго права (т.е. народных правовых обычаев). Непосредственной областью распространения действия судебника стала северная часть королевства, занятая салами-пришельцами, тогда как на юге действовал кодекс Алариха, который Хлодвиг приказал применять по делам галло-римлян.

Сборник включает 65 статей (первая редакция):

  • перечень наказаний и штрафов за причиненный вред личности или имуществу;
  • порядок перехода собственнос­ти (ст. 46 первой редакции);
  • порядок наследования (ст. 49 первой редакции).

Судебник предназначался в качестве руководства в судебном разбиратель­стве, более надежного, чем правовой обычай, поскольку обычаи могли варьировать от местности к местности (ср. древнерусское "что ни город, то норов"). Достоинством письменного закона было то, что он в состоянии вобрать наиболее распространенные и наи­более приемлемые из существующих правовых обычаев. У него всегда одна и та же форма, не поддающаяся грубым искажениям с той или другой стороны.

Салический закон, таким образом, предстает прежде всего судебником, а не полным сводом законов. Это записи судебных обычаев, либо сделанные впервые, либо со следами обработки под пером юристов, а также служителей римской церкви. Неполнота и недостаточная упорядоченность отдельных положений (об одном и том же говорится в 3—6 местах) сочетаются в некоторых редакци­ях (всего дошло около 350 списков) с искажениями и вставками пе­реписчиков. Впоследствии судебник уточнялся и дополнялся специ­альными королевскими установлениями — капитуляриями, эдикта­ми, экстраваганциями (переходными положениями). Преобладаю­щая форма изложения — казуистическая, при такой форме отсут­ствуют обобщающие отвлеченные понятия, например поня­тия вины, преступления и наказания, умысла или неосторожнос­ти и др.

Имущественные отношения по Салической правде

Главы, относящиеся к области гражданского права франков, регулируют порядок:

  1. возврата похи­щенных или утраченных (потерянных) вещей;
  2. продажи спорного имущества.

В последнем случае продавцов спорного имущества вызывают на заседание в срок от 40 до 80 дней в зависимости от расстояния, а покупателя устраняют из дела. Продавец спорной вещи платит возмещение и возвращает полученную от покупате­ля сумму. Если продавец, вызванный в суд для очистки намерений покупателя, не является, то он осуждается заочно. Так же поступали и древние греки.

Два вида договорных обязательств:

  • относительно вещей;
  • относительно устных договоренно­стей, основанных на доверии.

В первом случае кредитор при сви­детелях обязан принуждать должника к выполнению обязательств 3 раза с промежутками в семь ночей. Каждое из таких требова­ний подвергает должника штрафу в 3 солида. Затем следует обращение в суд, и если должник все же упорствует в исполнении обязательств, то он приго­варивается к платежу суммы долга и еще к 15 солидам штрафа независимо от 9 солидов, уже наложенных вследствие трехкрат­ного неисполнения. Таким образом, исполнение даже обычных договоров обеспечивалось карательным иском. Возвращение сум­мы составляет лишь добавление к наказанию. И это осталось от первобытного правового обычая. У греков и римлян должник, отрицающий свой долг, приговаривался к штрафу в двукратном, а иногда даже трех- и четырехкратном размере по отношению к сумме долга.

Другой вид исполнения обязательств тоже связан с возмож­ностью принуждения, но в ином порядке. По прошествии срока кредитор отправляется к должнику в дом вместе со свидетелями и требует платежа. Если следует отказ, должник платит штраф 15 солидов. Потом через каждые девять дней следуют три требо­вания, заявляемые уже в собрании и повторяемые всякий раз у должника на дому. Новое уклонение от платежа налагает на дол­жника каждый раз новый штраф по 3 солида.
Еще при первом требовании кредитор получает право на протест в присутствии свидетелей против всякого пла­тежа кому-либо и против всякого залога, которые могут быть сделаны во вред ему его должником. Наконец, кредитор идет к графу, который вместе с ним и семью рахинбургами отправля­ется в дом должника, арестовывает его имущество и передает кредитору имущество, соразмерное сумме долга. Третья часть штрафа идет в пользу графа в качестве фредуса (штрафа за на­рушение мира).


Единственный в мире Музей Смайликов

Самая яркая достопримечательность Крыма

1.3. Судебное право германских народов (судебные собрания франков; доказательства, свидетельские показания; исполнение судебных решений)

Основная функция суда у германцев сводилась к организации состязания между сторонами 1 . Сотенное собрание (маль) заседало в отведенном месте с каменными скамьями (мальберг). В собрании председательствовал тунгин (начальник, выбранный сотней), однако высшая власть принадлежала графу — сановнику, назначенному королем для управления пагусом (департаментом), в котором объединялись несколько сотен.

Те свободные люди, которые находились в собрании для разрешения дел, именовались рахинбургами. Они восседали на каменных скамьях, поставленных квадратом. В каждом суде франков заседали еще особо уполномоченные королевские чиновники, именовавшиеся сацебаронами. В их обязанность входил сбор доли из каждого вознаграждения, которое присуждалось судом. Эта доля причиталась королевской налоговой службе и носила название фредум. Последнее наименование близко по значению словам фритус и фретус, что означало нарушение королевского мира.

Исполнителями судебных решений были низшие служители суда, а также воины и местная полиция (милитэс). Впоследствии, и довольно скоро, эта организация сменилась более централизованной и бюрократизированной. Председательство в суде от тунгина перешло к графу, который отныне обязывался бывать поочередно в разных сотнях своего пагуса. Король сделался высшим судьей, а его двор — судилищем для особо важных персон королевства. Это преобразование шло параллельно преобразованию роли писаного закона, в частности, его дальнейшим уточнениям, изменениям и исправлениям 1 .

Судебный процесс у франков, как и у других народов, носил состязательный характер. Стороны имели равные права. Процесс был устным, гласным, отличался строгим формализмом. Старинный обычай требовал, чтобы судебное дело возбуждалось не иначе, как по заявлению потерпевшей стороны. На ней лежали формулирование обвинения и поддержание обвинения, представление доказательств. Исключение из правил делалось только ради таких преступлений, которые существенным образом затрагивали общественный интерес (измена, бегство с поля боя и т.д.). Виновные в таких преступлениях наказывались по инициативе властей. Предварительное расследование не проводилось. Судья должен был ограничиться доказательствами, которые представляли стороны.

При этом он знал, что не может полагаться на достоверность свидетельских показаний: что бы ни случилось, родич не давал показания против родича, а человек, принадлежавший к враждебному роду, не мог свидетельствовать в пользу противника 2 . Салическая правда предписывала штраф за неявку ответчика и свидетеля в суд без уважительных причин. К числу уважительных причин относились королевская служба, болезнь, смерть родственников, пожар в доме. Лжесвидетельство сурово наказывалось, так же как отказ свидетеля говорить в суде то, что он знал по делу. Такие свидетели объявлялись вне закона и штрафовались 3 .

Для «варварских правд» характерно также подробное описание различных процедур и ритуальных действий. Нарушение требований, относящихся к детально разработанной процедуре, с произнесением определенных слов, с использованием предметов-символов (например, «горсть земли» у салических франков при коллективной выплате вергельда, сломанные ветки «мерой в локоть» при отказе от родства и пр.) могло свести на нет действие самой нормы права. Совершались эти процедуры обязательно публично, так, например, вызов в суд ответчика при свидетелях, клятва в суде в присутствии соприсяжников и др 4 . В связи с этим фактом, И.Н. Фалалеева отмечает, что при кажущейся второстепенности обрядовой стороны, последняя имеет большое значение для судебного разбирательства, как в древности, так и в современности 1 .

Когда не удавалось добиться признания обвиняемого, судьи апеллировали к Богу. В этом сказывались, с одной стороны, бессилие, неспособность суда установить истину «земными средствами» и с другой — вынесенное из прошлой (дохристианской) эпохи убеждение, что знающий правду Бог укажет на виновного, не прямо, а косвенно, каким-нибудь знаком, который надо разгадать. Фактически действовал известный по предшествующей эпохе ордалий «суд божий», состоящий в испытании. Наиболее распространенными способами ордалия в праве франкских народов были испытания водой, железом, огнем. При испытании водой связанного обвиняемого бросали в реку. Если он тонул, то признавался невиновным. Считалось, что вода как чистая стихия не принимает виновного.

Другое испытание состояло в том, чтобы достать из котелка с кипятком какой-нибудь предмет, часто кольцо. Сходным видом ордалии являлось испытание железом. Взяв в руки раскаленный кусок железа, следовало сделать с ним несколько шагов. В обоих случаях руку, поврежденную испытанием, смазывали жиром, бинтовали и давали заживать. Через несколько дней «сведущие люди» осматривали ее. Если рубцы заживали хорошо, человек считался невиновным 2 . От испытания котелком можно было откупиться, причем сумма выкупа зависела от суммы предполагаемого штрафа в случае проигранного дела, но была значительно ниже, чем сам штраф. Например, если штраф равнялся 15 солидам, то выкуп — 3 солидам. Возможность «выкупа руки от котелка» была социальной привилегией богатого преступника 3 .

При отсутствии свидетелей, если не было «верных улик» или преступление не могло быть «должным образом доказано», привлекались соприсяжники (прибавление 3 параграфа 4 титула XVI) 4 . Институт соприсяжничества уходил своими корнями в далекое родовое прошлое франков. Соприсяжники — родственники, соседи, друзья, которые должны были защищать, оказывать поддержку в суде одной из сторон путем свидетельства ее правоты, исходя при этом не из знаний обстоятельств дела, а из присущих якобы ответчику, обвиняемому и другим честности, добронравия. Соприсяжники являлись «свидетелями доброй славы» обвиняемого. Если при произнесении клятвы хоть один из соприсяжников сбивался, дело считалось проигранным 1 .

Институт соприсяжничества был тесно связан с традиционным институтом компургации (помощи в клятве), когда обвиняемый очищал себя от обвинения, а заступники обвиняемого поддерживали его, клялись той же клятвой, принимая на себя тем самым все права и обязанности последнего. Соприсяжники определяли и сумму похищенного, если кража отрицалась.

Процедура отправления правосудия во времена составления Салической правды как практического судебника отмечалась значительной простотой: в каждых кантоне и сотне суд состоял из всех свободных франков.

Сотенные собрания (маль) заседали в специально отведенном для этого месте с каменными рядами (мальберг) . Председательствовал начальник, избранный сотней, — тунгин . Однако высшая власть принадлежала графу — чиновнику, назначенному королем для управления пагусом (департаментом), в котором было объединено несколько сотен .

Свободные люди, которые присутствовали в собраниях для разрешения судебных дел, именовались рахинбургами . Они сидели на каменных рядах, поставленных квадратом . Решение принималось большинством голосов .

В каждом суде франков заседали также особо уполномоченные королевские чиновники, именовавшиеся сацебаронами. В их обязанности входил сбор специальной части от каждого штрафа, присуждаемого судом, которая поступала в королевскую налоговую службу и именовалась фредумом, что означало «компенсация за нарушение королевского мира».

Исполнителями судебных решений были низшие служители суда, а также воины и местная полиция (милитес)

Впоследствии эта простая организация суда сменилась более централизованной и бюрократичной . Председательство от тунгина перешло к графу, который отныне обязывался бывать по очереди во всех сотнях своего пагуса. Король стал верховным судьей, а его двор — высшим судилищем для важнейших персон королевства. Эти превращения происходили параллельно с изменением роли письменного закона, и в частности — с его последующими уточнениями, исправлениями и дополнениями

Судебный процесс в Салической правде носил состязательно-обвинительный характер

Процесс начинался по инициативе пострадавшего, который обязан был собрать и представить суду доказательства.

Пострадавший также вызывал и доставлял ответчика в суд, обеспечивал прибытие в судебное заседание свидетелей

В суде ответчик и истец имели равные процессуальные права и обязанности. Стороны лично вели процесс, а суд лишь наблюдал за соревнованием сторон и выносил решение по делу. Даже наказания для ответчика и истца (в случае проигрыша дела) были одинаковыми: истец в случае недоказанности иска подлежал тому же наказанию, которое угрожало ответчику

Основными чертами данной формы процесса, связанными с ее неразвитостью, были строгий формализм процесса и отсутствие различий в гражданском и уголовном судопроизводстве

Дела рассматривались открыто

При отсутствии свидетелей, если не было верных доказательств или преступление не могло быть должным образом доказано, привлекались соприсяжники . Ими могли быть родственники, соседи или друзья, которые должны были защищать и оказывать поддержку в суде одной из сторон путем свидетельствования ее правоты . При этом соприсяжники исходили не из знания конкретных обстоятельств дела, а из якобы свойственных ответчику или обвиняемому положительных черт — честности, доброго нрава и т . п . Малейшее отступление соприсяжников от установленной формулы клятвы влекло проигрыш дела.

Как средство доказывания Салическая правда знала ордалии, или «божий суд», — испытание водой и железом

Ордалия водой проводилась с помощью котелка с кипятком, в который обвиняемый опускал руку и произносил слова клятвы . Если после этого к установленному сроку рука заживала, испытуемый признавался невиновным, если же нет — это было свидетельством его виновности

От испытания кипящей водой можно было откупиться, уплатив соответствующую сумму

Таким образом, государственно-правовое развитие раннефеодального государства франков во многом заложило фундамент последующего формирования государственных и правовых институтов в Западной Европе, оказав существенное влияние на их специфику в ведущих европейских странах — Германии, Франции, Италии и др .


Единственный в мире Музей Смайликов

Самая яркая достопримечательность Крыма

1.3. Судебное право германских народов (судебные собрания франков; доказательства, свидетельские показания; исполнение судебных решений)

Основная функция суда у германцев сводилась к организации состязания между сторонами 1 . Сотенное собрание (маль) заседало в отведенном месте с каменными скамьями (мальберг). В собрании председательствовал тунгин (начальник, выбранный сотней), однако высшая власть принадлежала графу — сановнику, назначенному королем для управления пагусом (департаментом), в котором объединялись несколько сотен.

Те свободные люди, которые находились в собрании для разрешения дел, именовались рахинбургами. Они восседали на каменных скамьях, поставленных квадратом. В каждом суде франков заседали еще особо уполномоченные королевские чиновники, именовавшиеся сацебаронами. В их обязанность входил сбор доли из каждого вознаграждения, которое присуждалось судом. Эта доля причиталась королевской налоговой службе и носила название фредум. Последнее наименование близко по значению словам фритус и фретус, что означало нарушение королевского мира.

Исполнителями судебных решений были низшие служители суда, а также воины и местная полиция (милитэс). Впоследствии, и довольно скоро, эта организация сменилась более централизованной и бюрократизированной. Председательство в суде от тунгина перешло к графу, который отныне обязывался бывать поочередно в разных сотнях своего пагуса. Король сделался высшим судьей, а его двор — судилищем для особо важных персон королевства. Это преобразование шло параллельно преобразованию роли писаного закона, в частности, его дальнейшим уточнениям, изменениям и исправлениям 1 .

Судебный процесс у франков, как и у других народов, носил состязательный характер. Стороны имели равные права. Процесс был устным, гласным, отличался строгим формализмом. Старинный обычай требовал, чтобы судебное дело возбуждалось не иначе, как по заявлению потерпевшей стороны. На ней лежали формулирование обвинения и поддержание обвинения, представление доказательств. Исключение из правил делалось только ради таких преступлений, которые существенным образом затрагивали общественный интерес (измена, бегство с поля боя и т.д.). Виновные в таких преступлениях наказывались по инициативе властей. Предварительное расследование не проводилось. Судья должен был ограничиться доказательствами, которые представляли стороны.

При этом он знал, что не может полагаться на достоверность свидетельских показаний: что бы ни случилось, родич не давал показания против родича, а человек, принадлежавший к враждебному роду, не мог свидетельствовать в пользу противника 2 . Салическая правда предписывала штраф за неявку ответчика и свидетеля в суд без уважительных причин. К числу уважительных причин относились королевская служба, болезнь, смерть родственников, пожар в доме. Лжесвидетельство сурово наказывалось, так же как отказ свидетеля говорить в суде то, что он знал по делу. Такие свидетели объявлялись вне закона и штрафовались 3 .

Для «варварских правд» характерно также подробное описание различных процедур и ритуальных действий. Нарушение требований, относящихся к детально разработанной процедуре, с произнесением определенных слов, с использованием предметов-символов (например, «горсть земли» у салических франков при коллективной выплате вергельда, сломанные ветки «мерой в локоть» при отказе от родства и пр.) могло свести на нет действие самой нормы права. Совершались эти процедуры обязательно публично, так, например, вызов в суд ответчика при свидетелях, клятва в суде в присутствии соприсяжников и др 4 . В связи с этим фактом, И.Н. Фалалеева отмечает, что при кажущейся второстепенности обрядовой стороны, последняя имеет большое значение для судебного разбирательства, как в древности, так и в современности 1 .

Когда не удавалось добиться признания обвиняемого, судьи апеллировали к Богу. В этом сказывались, с одной стороны, бессилие, неспособность суда установить истину «земными средствами» и с другой — вынесенное из прошлой (дохристианской) эпохи убеждение, что знающий правду Бог укажет на виновного, не прямо, а косвенно, каким-нибудь знаком, который надо разгадать. Фактически действовал известный по предшествующей эпохе ордалий «суд божий», состоящий в испытании. Наиболее распространенными способами ордалия в праве франкских народов были испытания водой, железом, огнем. При испытании водой связанного обвиняемого бросали в реку. Если он тонул, то признавался невиновным. Считалось, что вода как чистая стихия не принимает виновного.

Другое испытание состояло в том, чтобы достать из котелка с кипятком какой-нибудь предмет, часто кольцо. Сходным видом ордалии являлось испытание железом. Взяв в руки раскаленный кусок железа, следовало сделать с ним несколько шагов. В обоих случаях руку, поврежденную испытанием, смазывали жиром, бинтовали и давали заживать. Через несколько дней «сведущие люди» осматривали ее. Если рубцы заживали хорошо, человек считался невиновным 2 . От испытания котелком можно было откупиться, причем сумма выкупа зависела от суммы предполагаемого штрафа в случае проигранного дела, но была значительно ниже, чем сам штраф. Например, если штраф равнялся 15 солидам, то выкуп — 3 солидам. Возможность «выкупа руки от котелка» была социальной привилегией богатого преступника 3 .

При отсутствии свидетелей, если не было «верных улик» или преступление не могло быть «должным образом доказано», привлекались соприсяжники (прибавление 3 параграфа 4 титула XVI) 4 . Институт соприсяжничества уходил своими корнями в далекое родовое прошлое франков. Соприсяжники — родственники, соседи, друзья, которые должны были защищать, оказывать поддержку в суде одной из сторон путем свидетельства ее правоты, исходя при этом не из знаний обстоятельств дела, а из присущих якобы ответчику, обвиняемому и другим честности, добронравия. Соприсяжники являлись «свидетелями доброй славы» обвиняемого. Если при произнесении клятвы хоть один из соприсяжников сбивался, дело считалось проигранным 1 .

Институт соприсяжничества был тесно связан с традиционным институтом компургации (помощи в клятве), когда обвиняемый очищал себя от обвинения, а заступники обвиняемого поддерживали его, клялись той же клятвой, принимая на себя тем самым все права и обязанности последнего. Соприсяжники определяли и сумму похищенного, если кража отрицалась.

На самых ранних этапах общественного быта вознаграждение за вред вос­принималось итогом мирового соглашения, мировой сделки между семьей пост­радавшего и семьей обидчика. Размер возмещения устанавливал­ся в зависимости от обстоятельств и по договоренности сопричастных лиц либо через посредников. Но уже ко времени Тацита у германских племен наблюдалось стремление положить спорам о размерах суммы возмещений некий фиксиро­ванный предел и назначить их твердый перечень, среди которого предусмотрены были также отчисления в пользу государства.

В Са­лическом законе возмещение делится на две части:

  1. файд, вы­даваемый потерпевшему или его представителям в виде выкупа за частную (в том числе кровную) месть;
  2. фредум, поступающий го­сударству за его вмешательство. Фредум составлял третью часть всей суммы.

Помимо выкупа существовала еще реституция (воз­врат или восстановление нарушенного) и возмещение издержек.

У кельтов, живших в Галлии еще до римского вторжения, и у германцев возмещение первоначально исчислялось головами ско­та. Салический закон дополняет это исчисление уже золотой и се­ребряной монетой. Он употребляет в этих целях римскую золотую монету солидус, равнявшийся 40 динарам серебром. Типичное воз­мещение составляло 15 солидов золотом. Почти все другие виды возмещений составлялись путем кратного увеличения или умень­шения этой суммы. Она могла быть 3 солида (стоимость коровы, либо кобылицы зря­чей и здоровой, либо меча без ножен или ястреба неприрученно­го) или 600 солидов, а иногда даже 1800 солидов.

Тариф возмещений может служить косвенной характеристи­кой престижа и защищенности различных социальных слоев или ступеней общественной иерархии:

  • если речь шла о преступ­лении, посягающем на лицо, состоящее на королевской службе, то возмещение увеличивалось в 3 раза;
  • возмещение родственни­кам убитого воспринималось не как государственное наказание, а как частное возмещение потерпевшей стороне (семье потерпев­шего).

Обыкновенный вергелъд (от слов "вера" и "гельд" — цена человека по рождении) у франков составлял 200 солидов, а вергельд римлянина уменьшался вдвое. Лишение жизни свободного франка оценивалось штрафом в 200 солидов, убийство скопищем — в 600 солидов и убийство в военном походе — в 1800 солидов. Жизнь раба приравнивалась к стоимости быка или коня и составляла 30 солидов.
Убийство еписко­па оценивалось штрафом в 900 солидов, священника — в 600.

Другие наказания

Помимо обязательного денежного возмещения за причиненный ущерб существовали и другие наказания, например связанные с ук­лонением от явки в суд или от исполнения судебного решения. В этом случае санкция была одна — поставление ослушника вне закона. Он подлежал истреблению как опасный дикий зверь. Из подобной практики возникла санкция в виде смертной казни, причем необходимым следствием поставления вне закона или осуждения на смерть стала конфискация имущества.

Телесные наказания вначале применялись для репрессий про­тив непослушных рабов. Затем область их применения расширилась. Например, тот, кто освободит от виселицы еще живого осужден­ного человека, сам должен быть повешен вместо него. За убийство, совершенное вооруженной шайкой, положен вергельд в 600 солидов. Характерно при этом распределение ответственности между соучастниками преступления.

Если жертва получила три раны или больше, то считалось, что в действительности произошло три убийства. Вследствие этого счета из напавшей на человека шайки брали трех человек, каж­дый из которых должен был уплатить стандартный вергельд, за­тем еще трех, которые платят по 90 солидов, и еще трех, пла­тящих по 45 солидов.
Существует множество толкований этой системы подсчета. Согласно шведским законам средневекового периода, в подобных случаях в качестве убийцы преследовался только один человек. Именно ему и присуждался основной стандартный штраф в 40 ма­рок. Однако суд одновременно выбирал для оштрафования еще одного человека из банды, который платил штраф как подававший советы, а также третьего человека из банды как соучастника, дер­жавшего жертву в тот момент, когда ее убивали. По некоторым обобщениям, та же мысль послужила принципом определения на­казания за убийство шайкой в Салическом законе, который небез­основательно увеличивает санкцию за убийство бандой.

Суд и судопроизводство по Салической правде

Основными областями судебного контроля стали:

  • преступления на личной или имущественной основе и соответствующие наказа­ния за них;
  • порядок осуществления правосудия;
  • оцен­ка свидетельских показаний;
  • имущественные обязательства и наследование алло­да (поземельного владения семьи);
  • обязанности родственников по оказанию помощи при возмещении имущественного ущерба или лично-телесного вреда;
  • ответственность территориальных общин за возмещение ущерба, причиненного на их территории скрывшимся преступником.

Отправление правосудия отмечено во времена составления судебника значительной простотой. В каждом кантоне и сотне суд состоял из всех свободных людей, франков. Сотенное собрание (маль) заседало в отведенном месте с каменными скамьями (мальберг). В собрании председательствовал тунгин (начальник, выбранный сотней), однако высшая власть принадлежала графу — сановнику, назначенному королем для уп­равления пагусом (департаментом), в котором объединялись не­сколько сотен.

Те свободные люди, которые находились в собрании для разрешения дел, именовались рахинбургами. Они восседали на каменных скамьях, поставленных квадратом. Решение выносилось большинством голосов. В каждом суде франков заседали еще осо­бо уполномоченные королевские чиновники, именовавшиеся сацебаронами. В их обязанность входил сбор доли из каждого воз­награждения, которое присуждалось судом. Эта доля причиталась королевской налоговой службе и носила название фредум.

Исполнителями судебных решений были низшие служители суда, а также воины и местная полиция (милитэс). Впоследствии, и довольно скоро, эта организация сменилась более централизо­ванной и бюрократизированной. Председательство в суде от тунгина перешло к графу, который отныне обязывался бывать пооче­редно в разных сотнях своего пагуса. Король сделался высшим судьей, а его двор — судилищем для особо важных персон коро­левства. Это преобразование шло параллельно преобразованию роли писаного закона, в частности, его дальнейшим уточнениям, изменениям и исправлениям.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: