Судебная практика по разделу квартиры между собственниками

Обновлено: 08.12.2022

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Банной А.С. к Лариной Г.И., Зуйковой Н.И. о разделе жилого дома в натуре, разделе земельного участка в соответствии с долями в праве собственности и прекращении права общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, встречному иску Лариной Г.И., Зуйковой Н.И. к Банной А.С. о признании недействительным и прекращении права общей долевой собственности на земельный участок, исключении из ЕГРП записей о регистрации права собственности на земельный участок, разделе земельного участка в соответствии со сложившимся порядком пользования

по кассационной жалобе Банной А.С. на решение Бежицкого районного суда г. Брянска от 4 августа 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда от 1 ноября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Кизеевой Т.В., представляющей интересы Банной А.С. и просившей жалобу удовлетворить, Хамейкину О.В., представляющую интересы Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. и просившую жалобу отклонить,

Банная А.С. обратилась в Бежицкий районный суд г. Брянска с иском к Лариной Г.И., Зуйковой Н.И. о разделе жилого дома в натуре, разделе земельного участка в соответствии с долями в праве собственности и прекращении права общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок.

В обоснование исковых требований указала, что ей и ответчицам на праве общей долевой собственности принадлежит жилой дом общей площадью 134 кв. м, расположенный по адресу: <. >, и земельный участок с кадастровым номером <. >общей площадью 1 499 кв. м.

Банная А.С. является собственником 3/5 долей жилого дома и земельного участка, а ответчики Ларина Г.И. и Зуйкова Н.И. по 1/5 доли каждая.

Между истицей и ответчицами сложился определенный порядок пользования жилым домом. В пользовании Банной А.С. находится квартира N 1, общей площадью 79,9 кв. м, что соответствует ее доле в праве собственности на жилой дом, а в пользовании ответчиков находится квартира N 2, общей площадью 54,1 кв. м, что также соответствует их доле в праве собственности на жилой дом.

Истица ссылалась на то, что земельный участок, на котором расположен жилой дом, имеет общую площадь 1 499 кв. м. В соответствии с долями в праве собственности на земельный участок на долю истицы должно приходиться 899,4 кв. м, а на долю ответчиц 599,6 кв. м. Однако в пользовании истицы фактически находится земельный участок меньшей площади.

Поскольку соглашение о порядке раздела жилого дома и земельного участка с ответчицами не достигнуто, Банная А.С. просила суд:

разделить между сособственниками домовладение, расположенное по указанному адресу, выделив в собственность Банной А.С. часть жилого дома (квартиру N 1) Лит. А и Лит. А1, общей площадью 79,9 кв. м,

выделить в общую долевую собственность Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. по 1/2 доле каждой часть жилого дома (квартиру N 2) Лит. А и Лит. А1, общей площадью 54,1 кв. м,

разделить названный земельный участок, выделив в собственность Банной А.С. земельный участок общей площадью 899,4 кв. м, а Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. в общую долевую собственность земельный участок общей площадью 599,6 кв. м по 1/2 доле каждой,

После проведения по делу судебной землеустроительной экспертизы истица просила произвести раздел земельного участка в соответствии с долями в праве собственности на землю по варианту N 1 экспертного заключения.

Зуйкова Н.И. и Ларина Г.И. обратились со встречными исковыми требованиями, в обоснование которых указали, что на момент приобретения Банной А.С. в 2006 году, а также Зуйковой Н.И. и Лариной Г.И. в 1992 году права собственности на указанный жилой дом между прежними сособственниками сложился порядок пользования земельным участком, который был разделен забором.

В апреле 2014 года спорный земельный участок был оформлен сторонами в общую долевую собственность в упрощенном порядке в соответствии с их долями в домовладении, при этом стороны продолжали пользоваться земельным участком согласно сложившемуся порядку.

Ответчицы полагали, что их права нарушены тем, что указанная в правоустанавливающих документах принадлежащая им доля на земельный участок меньше земельного участка, находящегося в их фактическом пользовании. В связи с этим Зуйкова Н.И. и Ларина Г.И. просили суд:

признать недействительным и прекратить право общей долевой собственности Банной А.С. на 3/5 доли, Лариной Г.И. на 1/5 долю и Зуйковой Н.И. на 1/5 долю в праве на указанный земельный участок,

исключить из ЕГРП записи о регистрации за Банной А.С., Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. права общей долевой собственности на названный участок,

разделить указанный земельный участок между Банной А.С., с одной стороны, и Лариной Г.И., Зуйковой Н.И., с другой стороны, в соответствии с фактически сложившимся порядком пользования по варианту N 3 дополнения к экспертному заключению.

Решением Бежицкого районного суда г. Брянска от 4 августа 2016 г. исковые требования Банной А.С. о разделе жилого дома в натуре, разделе земельного участка в соответствии с долями в праве собственности и прекращении права общей долевой собственности удовлетворены частично. Встречные исковые требования Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. о признании недействительным и прекращении права общей долевой собственности на земельный участок, исключении из ЕГРП записей о регистрации права общей долевой собственности на земельный участок, разделе земельного участка в соответствии со сложившимся порядком пользования удовлетворены.

Судом прекращено право общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по указанному адресу, между Банной А.С., Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. В собственность Банной А.С. выделена часть жилого дома в виде здания общей площадью 79 кв. м, в общую долевую собственность Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. по 1/2 доле каждой выделена часть жилого дома в виде здания общей площадью 54,1 кв. м. В ЕГРП погашены записи о регистрации за Банной А.С. права общей долевой собственности на 3/5 доли, за Зуйковой Н.И. права общей долевой собственности на 1/5 долю в указанном жилом доме.

Признано недействительным и прекращено право общей долевой собственности Банной А.С. на 3/5 доли в праве, Лариной Г.И. на 1/5 долю в праве и Зуйковой Н.И. на 1/5 долю в праве на спорный земельный участок. Погашена запись в ЕГРП о регистрации права общей долевой собственности за Лариной Г.И. на 1/5 долю в праве, за Зуйковой Н.И. на 1/5 долю в праве и за Банной А.С. на 3/5 доли в праве на указанный земельный участок.

Спорный земельный участок разделен судом в соответствии с фактически сложившимся порядком пользования по варианту N 3 дополнения к экспертному заключению: в общую долевую собственность Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. выделен по 1/2 доле каждой земельный участок площадью 757 кв. м, в собственность Банной А.С. выделен земельный участок площадью 742 кв. м.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда от 1 ноября 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Банная А.С. просит отменить названные судебные акты в части отказа в удовлетворении ее исковых требований о разделе земельного участка в соответствии с долями в праве собственности и удовлетворения встречного иска Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. о разделе земельного участка с учетом сложившегося порядка пользования в связи с существенными нарушениями норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 29 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судами и следует из материалов дела, решением исполкома Бежицкого городского Совета депутатов трудящихся от 16 апреля 1952 г. N 12-2 Богатыреву И.А. и Богатыреву С.А. был предоставлен земельный участок под индивидуальное жилищное строительство по адресу: <. >(в настоящее время <. >).

В соответствии с названным решением отделом коммунального хозяйства исполкома Бежицкого городского Совета депутатов трудящихся Богатыреву И.А. и Богатыреву С.А. на основании договора о предоставлении в бессрочное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома на праве личной собственности, заключенного 31 октября 1952 г., был предоставлен земельный участок по вышеуказанному адресу.

Жилой дом N <. >был возведен в 1954 году. В последующем доля Богатырева С.А. в праве общей долевой собственности на жилой дом перешла по наследству его жене Богатыревой А.Г., что подтверждается свидетельством о праве на наследство от 4 ноября 1986 г., а доля Богатырева И.А. в праве общей долевой собственности на жилой дом перешла по наследству Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И., что подтверждается свидетельством о праве на наследство от 12 мая 1992 г.

Соглашением от 12 мая 1992 г., заключенным между Лариной Г.И., Зуйковой Н.И. и Богатыревой А.Г., установлены доли в спорном жилом доме: Богатыреву И.А. - 2/5, Богатыревой А.Г. - 3/5.

Соответственно, доли Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. в общей долевой собственности на жилой дом, как наследниц Богатырева И.А., составили по 1/5 каждой.

После смерти Богатыревой А.Г. право собственности на 3/5 доли в общей долевой собственности на жилой дом перешли по наследству Банной А.С., что подтверждается свидетельством о праве на наследство от 10 июля 2006 г.

Земельный участок под домовладением N <. >сформирован, поставлен на государственный кадастровый учет, ему присвоен кадастровый номер <. >, площадь участка после уточнения его границ составила 1 499 кв. м.

В апреле 2014 года данный земельный участок был оформлен сторонами в упрощенном порядке в общую долевую собственность в соответствии с их долями в домовладении, а именно, Зуйковой Н.И. - 1/5 доля в праве (свидетельство о государственной регистрации права <. >N <. >от 9 апреля 2014 г.), Лариной Г.И. - 1/5 доля в праве (свидетельство о государственной регистрации права <. >от 9 апреля 2014 г.), Банной А.С. - 3/5 доли в праве (свидетельство о государственной регистрации права <. >от 9 апреля 2014 г.).

Из материалов инвентарного дела и планов спорного земельного участка, следует, что участок разделен между прежними совладельцами забором с 1985 года. Стороны в судебном заседании пояснили, что забор, разделяющий спорный земельный участок, был установлен Богатыревым И.А. и Богатыревой А.Г. в 1986 году и с того времени данная граница не менялась.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований Банной А.С. в части раздела спорного земельного участка в соответствии с принадлежащими сторонам долями в праве общей долевой собственности и удовлетворяя встречные исковые требования Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. о признании недействительным права общей долевой собственности на земельный участок, исключении из ЕГРП записи о его регистрации и разделе указанного земельного участка в соответствии с фактически сложившимся порядком пользования, исходил из того, что между прежними сособственниками домовладения (Богатыревым И.А. и Богатыревой А.Г.) на протяжении длительного периода времени (около 30 лет) сложился порядок пользования земельным участком, который был закреплен на местности путем установки забора. При приобретении права собственности на долю в домовладении Банная А.С. приобрела право пользования той частью земельного участка, которой пользовался ее правопредшественник (наследодатель Богатырева А.Г.), а ответчицы, соответственно, приобрели право пользования частью земельного участка, которой пользовался их правопредшественник (наследодатель Богатырев И.А.).

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу, что раздел земельного участка между сторонами должен быть произведен в соответствии со сложившимся порядком пользования. Кроме того, суд указал, что оформленное в упрощенном порядке право собственности сторон на земельный участок в соответствии с долями в домовладении не соответствует действующему законодательству, поскольку при наличии сложившегося порядка пользования передача в собственность Банной А.С. земельного участка большего размера, а Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И. меньшего, чем тот, который находился в их пользовании, свидетельствует о нарушении положений статей 552 Гражданского кодекса Российской Федерации, 35 и 36 Земельного кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают, в том числе из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В силу статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Суд апелляционной инстанции не учел, что собственниками жилого дома, в том числе Лариной Г.И. и Зуйковой Н.И., были поданы заявления в Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии о регистрации прав на земельный участок в соответствии с долями в праве собственности на домовладение. Данные действия сторон были направлены на установление права долевой собственности на земельный участок, соответствующего долям в праве собственности на домовладение, а потому такие действия следует квалифицировать как сделку.

В силу пункта 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 11.5 Земельного кодекса Российской Федерации выдел земельного участка осуществляется в случае выдела доли или долей из земельного участка, находящегося в долевой собственности. При выделе земельного участка образуются один или несколько земельных участков. При этом земельный участок, из которого осуществлен выдел, сохраняется в измененных границах (измененный земельный участок).

Согласно пункту 2 статьи 11.5 названного кодекса при выделе земельного участка у участника долевой собственности, по заявлению которого осуществляется выдел земельного участка, возникает право собственности на образуемый земельный участок и указанный участник долевой собственности утрачивает право долевой собственности на измененный земельный участок. Другие участники долевой собственности сохраняют право долевой собственности на измененный земельный участок с учетом изменившегося размера их долей в праве долевой собственности.

Поскольку указанные положения земельного законодательства Российской Федерации не регулируют в полной мере правоотношения, возникающие при выделе земельного участка, являющегося долей одного или нескольких участников общей долевой собственности, то при рассмотрении спора также подлежали применению пункты 1 - 3 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

По смыслу приведенных положений закона раздел имущества, находящегося в долевой собственности, должен осуществляться с учетом того размера долей, который определен в установленном порядке. Однако в нарушение указанных норм права суд произвел раздел земельного участка не в соответствии с имеющимися у сторон долями в праве собственности на земельный участок, а исходя из фактически сложившегося землепользования.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Подборка наиболее важных документов по запросу Раздел между супругами квартиры находящейся в общей долевой собственности (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Раздел между супругами квартиры находящейся в общей долевой собственности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 34 "Совместная собственность супругов" СК РФ
(Р.Б. Касенов) Суд частично удовлетворил требования истца, действующего в своих интересах и в интересах несовершеннолетних, к ответчику о разделе имущества бывших супругов; частично удовлетворил встречные требования ответчика к истцу об определении долей в праве общей совместной собственности, разделе совместно нажитого имущества. При этом суд признал неверным вывод нижестоящего суда об определении долей в праве общей совместной собственности на квартиру, исходя из интересов несовершеннолетних детей, по 1/2 за истцом и ответчиком и по 1/4 за несовершеннолетними детьми. Как указал суд, разделу между супругами подлежит только общее имущество, нажитое ими во время брака. К нажитому во время брака имуществу (общему имуществу супругов) относятся, в том числе, полученные каждым из них денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ). Между тем, имея специальное целевое назначение, средства материнского (семейного) капитала не являются совместно нажитым имуществом супругов и не могут быть разделены между ними. Дети должны признаваться участниками долевой собственности на объект недвижимости, приобретенный с использованием средств материнского капитала. Учитывая изложенное, определение долей в праве собственности на квартиру должно производиться исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, потраченные на приобретение этой квартиры, а не на средства, за счет которых она была приобретена.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Раздел между супругами квартиры находящейся в общей долевой собственности

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Личная собственность супруга, не подлежащая включению в общую массу при расторжении брака
(Мартасов Д.)
("Жилищное право", 2019, N 11; "Административное право", 2019, N 4) Таким образом, законом, специально регулирующим соответствующие отношения, определен круг субъектов, в собственность которых поступает жилье, приобретенное с использованием материнского капитала. И установлен вид собственности, возникающий у них на приобретенное жилье (общая долевая). В соответствии со ст. 38 - 39 Семейного кодекса Российской Федерации разделу между супругами подлежит только общее имущество, нажитое ими во время брака. К общему имуществу супругов относятся в т.ч. полученные каждым из них выплаты, не имеющие специального целевого назначения.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Раздел имущества между супругами и наследниками: правовые аспекты"
(выпуск 4)
(Расторгуева А.А.)
("Редакция "Российской газеты", 2019) Если квартира, например, двухкомнатная, то долю в размере 1/10 выделить нельзя. В этом случае, если согласия по поводу раздела квартиры между супругами нет, суд вправе прекратить право собственности супруги и обязать супруга выплатить ей компенсацию, соответствующую 1/10 доли в праве общей долевой собственности при совокупности трех обстоятельств:

Нормативные акты: Раздел между супругами квартиры находящейся в общей долевой собственности

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016) Таким образом, специально регулирующим соответствующие отношения Федеральным законом определен круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, и установлен вид собственности - общая долевая, возникающей у них на приобретенное жилье.

"Обзор судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.06.2016) Следовательно, специально регулирующей соответствующие отношения нормой Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ определен круг субъектов (родители и дети), в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала, и установлен вид собственности - общая долевая, возникающий у названных субъектов на приобретенное жилое помещение.

Подборка наиболее важных документов по запросу Раздел приватизированной квартиры (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Раздел приватизированной квартиры

Судебная практика: Раздел приватизированной квартиры

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Раздел приватизированной квартиры

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Особенности наследования жилых помещений по совместному завещанию и наследственному договору
(Цокур Е.Ф.)
("Наследственное право", 2020, N 3) Вследствие проведенной приватизации в 1990-х гг. многие граждане стали собственниками квартир, домов, жилых помещений, и теперь настало время, когда такая недвижимость переходит в наследство к следующему поколению. Наследование приватизированных квартир имеет определенные особенности, проблемы могут возникать, когда квартира приватизирована не в долевую собственность, такая практика существовала до 2001 г., квартира оформлялась в собственность нескольких членов семьи без определения долей. В случае смерти одного сособственника такой приватизированной квартиры невозможно было установить, какая доля достанется в наследство его наследникам. Учитывая негативную практику раздела приватизированных квартир, законодатель путем принятия ст. 3.1 Закона РФ от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" регламентировал, что в таких случаях доли в приватизированной квартире следует признавать равными.

Нормативные акты: Раздел приватизированной квартиры

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2017)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017) Из приведенных выше положений следует, что юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Разрешение споров, связанных с защитой права собственности

и других вещных прав

2. Статья 252 ГК РФ не предусматривает безусловной обязанности участников долевой собственности на выкуп доли выделяющегося сособственника в общем имуществе.

М. обратился в суд с иском к Н. и М.Н. о взыскании компенсации за не подлежащие выделению в натуре доли в праве долевой собственности на жилые помещения. В обоснование заявленных требований указал на то, что в трехкомнатной квартире ему принадлежат 2/9 доли в праве общей долевой собственности на две комнаты общей площадью 41,4 кв. м и 1/3 доли в комнате площадью 14 кв. м, Н. (сестре) - 2/3 доли в праве на комнату площадью 14,0 кв. м и 4/9 доли в праве на две комнаты, а М.Н. (племяннику) - 1/3 доли в праве на две комнаты в указанной квартире. Произвести реальный раздел квартиры и выдел его долей невозможно, с ответчиками сложились конфликтные отношения. Поскольку во внесудебном порядке соглашение между сторонами о разделе спорной квартиры не достигнуто, кадастровая стоимость комнаты площадью 14 кв. м составляет 474 553,80 руб., а двух комнат общей площадью 41,4 кв. м - 1 403 323,38 руб., истец просил суд взыскать с ответчиков в его пользу компенсацию стоимости 2/9 доли в праве собственности на две комнаты общей площадью 41,1 кв. м в размере 155 924,82 руб. с каждого; после получения им компенсации в общей сумме 311 849, 64 руб. прекратить его право общей долевой собственности на указанные комнаты; признать за Н. и М.Н. право собственности на 1/9 доли в праве за каждым; взыскать с Н. в его пользу компенсацию 1/3 доли в праве собственности на комнату площадью 14,0 кв. м в данной квартире в размере 158 184,60 руб. и после получения им компенсации прекратить его право собственности на 1/3 доли в праве, признав за Н. право собственности на эту долю; взыскать с каждого из ответчиков в пользу М. расходы по оплате государственной пошлины.

Ответчики требования не признали. В обоснование возражений Н. указала, что материальной возможности приобретения доли истца ответчики не имеют, она является пенсионером, иного дохода и сбережений не имеет. Доля истца в спорной квартире не является незначительной. По мнению Н., заявленный истцом к взысканию размер стоимости доли не соответствует действительной рыночной стоимости. Истец был вселен в спорную квартиру решением суда, вступившим в законную силу, и имеет возможность проживания и пользования этим имуществом, самостоятельно нести расходы по его оплате, а также распоряжаться своей долей путем ее продажи третьим лицам.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 209, 247 и 252 ГК РФ, исходил из того, что в спорном случае отсутствует совокупность всех условий, при наличии которых в отсутствие согласия собственника можно обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию стоимости его доли. Суд указал на то, что ответчики согласия на принятие доли истца в собственность не выразили, достаточных денежных средств для ее приобретения не имеют, доля истца в спорной квартире не является незначительной.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации за причитающуюся истцу долю в праве собственности на спорную квартиру, суд апелляционной инстанции, с которым согласился кассационный суд общей юрисдикции, исходил из того, что выдел доли, принадлежащей истцу, невозможен. Совокупность условий, предусмотренных п. 4 ст. 252 ГК РФ, на которые указал суд первой инстанции, должна быть установлена лишь в случае, когда требование о выплате денежной компенсации заявляется теми участниками долевой собственности, которые имеют намерение прекратить право собственности другого участника долевой собственности, а в данном же случае разрешался иной спор.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций не согласилась ввиду следующего.

В силу п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

На основании п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации (п. 2).

При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и об условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре невозможен, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности (п. 3 ст. 252 ГК РФ).

По смыслу вышеприведенных норм гражданского законодательства сособственник в случае отсутствия соглашения между всеми участниками долевой собственности об использовании имущества и в условиях невозможности выделения ему его доли в натуре вправе требовать от других участников выплаты ему денежной компенсации.

Пункт 3 ст. 252 ГК РФ, действующий во взаимосвязи с иными положениями данной статьи, направлен на реализацию конституционной гарантии иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами, на обеспечение необходимого баланса интересов участников долевой собственности, а также на предоставление гарантий судебной защиты их прав (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2009 г. N 167-О-О, от 16 июля 2009 г. N 685-О-О, от 16 июля 2013 г. N 1202-О и N 1203-О); если же соглашение между всеми участниками долевой собственности о выделе доли имущества одному (или нескольким) из них не достигнуто, суд решает данный вопрос в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки совокупности представленных сторонами доказательств (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 7 февраля 2008 г. N 242-О-О, от 15 января 2015 г. N 50-О).

Данные нормы закона в совокупности с положениями ст. 1 и 9 ГК РФ, определяющими, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых отношений, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела, требуют при разрешении споров о возложении на иных участников долевой собственности обязанности по выплате одному из них денежной компенсации исходить из необходимости соблюдения баланса интересов всех сособственников.

При этом право выделяющегося собственника на выплату ему стоимости его доли может быть реализовано лишь при установлении судом всех юридически значимых обстоятельств, к которым относятся установление незначительности доли выделяющегося собственника, возможности пользования им спорным имуществом, исследование возражений других участников долевой собственности относительно принятия ими в свою собственность доли выделяющегося собственника, в том числе установление, имеют ли они на это материальную возможность. В противном случае искажаются содержание и смысл ст. 252 ГК РФ, призванной обеспечить соблюдение необходимого баланса интересов всех участников долевой собственности.

Таким образом, положения ст. 252 ГК РФ не предусматривают обязанности других участников долевой собственности безусловного (принудительного) приобретения доли в праве собственности на имущество выделяющегося собственника.

Как установлено судом первой инстанции, истец был вселен в квартиру на основании решения суда; ответчики возражали против принятия в свою собственность доли, принадлежащей М., ссылаясь на то, что она не является незначительной и имеет высокую стоимость в соотношении с их материальным положением. Н. является пенсионером по возрасту, иного, кроме пенсии, дохода и сбережений не имеет. Ответчики не возражали против пользования истцом его доли в квартире либо продажи принадлежащей ему доли третьим лицам.

Оценив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Между тем выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что вышеуказанные обстоятельства не являются юридически значимыми по делу, и в связи с этим о наличии оснований для передачи доли истца в собственность ответчиков и взыскания с последних денежной компенсации ее стоимости помимо их воли основаны на неправильном применении вышеназванных норм материального права, ввиду чего оснований для отмены решения суда первой инстанции по мотивам, указанным в обжалуемых судебных постановлениях, не имелось.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Касаткиной Марии Анатольевны к Малошенковой Надежде Павловне о взыскании компенсации за пользование долями в праве общей долевой собственности, взыскании оплаченных коммунальных платежей и судебных расходов по кассационной жалобе Малошенковой Надежды Павловны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 января 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Малошенкову Н.П., поддержавшую доводы жалобы, Гаврюшину Е.В., представляющую интересы Касаткиной М.А., возражавшую против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Касаткина М.А. обратилась в суд с названным иском к Малошенковой Н.П., указав, что ей и ответчику принадлежат 2/3 и 1/3 доли соответственно в праве общей долевой собственности на однокомнатную квартиру N <. >по адресу: <. >область, <. >. С момента приобретения права собственности истец не может использовать принадлежащее ей имущество по своему усмотрению, поскольку ответчик чинит ей препятствия, не допуская в квартиру, хотя она несет расходы по оплате коммунальных платежей. С учетом изложенного просила суд взыскать с Малошенковой Н.П. денежную компенсацию за пользование принадлежащей ей долей в размере 588 000 руб., расходы по оплате жилищно-коммунальных услуг 28 340 руб. 23 коп., расходы на проведение оценочной экспертизы в размере 5 000 руб.

Решением Реутовского городского суда Московской области от 14 августа 2017 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 января 2018 г. решение суда отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании денежной компенсации за пользование долей квартиры, расходов по оценке, в данной части иск удовлетворен.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 12 марта 2019 г. Малошенковой Н.П. восстановлен срок подачи кассационной жалобы.

В кассационной жалобе поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшегося апелляционного определения в части.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 14 мая 2019 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены в кассационном порядке апелляционного определения в части отмены решения Реутовского городского суда Московской области от 14 августа 2017 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании денежной компенсации за пользование долей квартиры, расходов по оценке и постановления нового решения об удовлетворении иска.

При рассмотрении дела судом установлено, что Малошенковой Н.П. принадлежит 1/3 доля в праве собственности на квартиру N <. >, расположенную по адресу: <. >область, <. >, на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 5 октября 2000 г.

По договору дарения доли квартиры от 24 октября 2013 г. Касаткиной М.А. приобретены 2/3 доли в праве собственности на квартиру по указанному адресу.

Данная квартира является однокомнатной, в связи с чем определение порядка пользования квартирой не представляется возможным, что подтверждено вступившими в законную силу судебными актами и сторонами не оспаривалось.

Судом также установлено, что квартира находится в пользовании Малошенковой Н.П., Касаткина М.А. снимает комнату в квартире в г. Москве.

При разрешении спора суд первой инстанции пришел к выводу, что доказательств реального несения истцом убытков или финансовых потерь, размера причиненных убытков, противоправного виновного поведения ответчика как лица их причинившего, причинно-следственной связи между возникшими убытками и поведением виновной стороны, Касаткиной М.А. в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предоставлено не было.

При этом суд учел, что порядок пользования квартирой ни собственниками, ни в судебном порядке, не установлены, в связи с чем не представляется возможным определить, какая часть помещения выделена в пользование ответчика и, соответственно, какой частью помещения, выделенного в пользование истца, пользуется ответчик, в связи с чем отказал в удовлетворении требований о взыскании компенсации за пользование долями в праве общей долевой собственности и расходов на проведение экспертизы.

Суд также пришел к выводу, что не подлежат удовлетворению исковые требования о взыскании платы за жилое помещение и стоимости оплаченных коммунальных услуг, поскольку они не могут составлять имущественные потери для истца, являясь в силу действующего законодательства обязанностью собственника жилого помещения.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания с ответчика компенсации за пользование долями в праве общей долевой собственности, указав, что поскольку истец, являясь собственником 2/3 долей в праве на квартиру, лишена объективной возможности проживать в ней, постольку в соответствии с п. 2 ст. 247 Гражданского кодекса Российской Федерации она вправе получить компенсацию за пользование ответчиком принадлежащей истцу долей квартиры.

Приходя к выводу о взыскании с Малошенковой Н.П. компенсации за пользование долей квартиры за заявленный истцом период, суд апелляционной инстанции исходил из представленного истцом и не опровергнутого ответчиком акта оценки среднерыночной стоимости найма аналогичного спорного жилого помещения в г. Реутове Московской области в размере 21 000 руб., указав, что расчет компенсации арифметически верен, а потому расходы по оплате услуг специалиста 5 000 руб. также подлежат возмещению в пользу Касаткиной М.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемое апелляционное определение частично принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Решение суда должно быть законным и обоснованным (ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в п. 2, п. 3 постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Между тем, обжалуемое судебное постановление вышеприведенным требованиям закона не соответствует.

В силу п. 1 ст. 247 Гражданского кодекса Российской Федерации владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

Согласно п. 2 ст. 247 Гражданского кодекса Российской Федерации участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

Исходя из смысла вышеприведенной нормы права компенсация является по своей сути возмещением понесенных одним собственником имущественных потерь (убытков), которые возникают при объективной невозможности осуществления одним собственником полномочий по владению и пользованию имуществом, приходящимся на его долю, вследствие использования другим собственником имущества сверх приходящейся на его долю части общего имущества.

Таким образом, суду апелляционной инстанции при разрешении данного дела следовало определить размер компенсации за пользование ответчиком 2/3 долями однокомнатной квартиры.

Разрешая возникший спор, суд апелляционной инстанции не учел, что, приобретая в 2013 г. 2/3 доли в праве собственности на однокомнатную квартиру, Касаткина М.А. знала о том, что 1/3 доля в праве собственности на квартиру принадлежит лицу, постоянно проживающему в ней (Малошенковой Н.П.), в связи с чем должна была предвидеть, что право на проживание в спорной квартире не может быть ею реализовано, поскольку спорная однокомнатная квартира по своему техническому назначению не предназначена для проживания нескольких семей, не состоящих между собой в родстве.

Определяя размер такой компенсации, суд апелляционной инстанции исходил из акта оценки среднерыночной стоимости найма аналогичного спорного жилого помещения, представленного истцом, в котором расчет ежемесячной арендной платы произведен с использованием сравнительного подхода по аналогичным объектам недвижимости (однокомнатным квартирам), сдаваемым в аренду целиком в среднем по цене 21 000 руб. (ежемесячно), с последующим определением стоимости аренды 2/3 долей в размере 2/3 от стоимости.

Между тем, квартира, по поводу которой возник спор, свободной не является, в ней постоянно проживает собственник 1/3 доли Малошенкова Н.П., в связи с чем в аренду могла быть сдана не вся однокомнатная квартира, а лишь 2/3 ее доли с невозможностью ее реального выделения в пользование, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда.

При таких обстоятельствах, оценке подлежало определение стоимости платы за пользование 2/3 долями в спорной квартире, обремененной правами проживающего в ней сособственника 1/3 доли, что не было учтено судом апелляционной инстанции и привело к неправильному разрешению спора по существу.

Нарушения, допущенные при постановлении решения суда апелляционной инстанции, являются существенными и непреодолимыми и могут быть исправлены только посредством частичной отмены апелляционного определения.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 января 2018 г. нельзя признать законным в части отмены решения Реутовского городского суда Московской области от 14 августа 2017 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании денежной компенсации за пользование долей квартиры, расходов по оценке и постановления нового решения об удовлетворении иска, в этой части оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: