Судебная практика по предоставлению отпусков военнослужащим

Обновлено: 07.02.2023

По административным делам

54. Закон не содержит указаний на необходимость продления срока нахождения военнослужащих, уволенных с военной службы и находящихся в основном отпуске, в списках личного состава воинской части на период их амбулаторного лечения.

Решением Челябинского гарнизонного военного суда от 22 июня 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Уральского окружного военного суда от 27 сентября 2016 г., удовлетворено заявление К., в котором он просил признать незаконным отказ командира воинской части 2106 продлить нахождение его в основном отпуске за 2016 г. на время нахождения на амбулаторном лечении.

Рассмотрев материалы административного дела о кассационной жалобе представителя административного ответчика, Судебная коллегия по делам военнослужащих пришла к выводу, что судами при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что приказом ФСБ России от 17 июля 2014 г. К. уволен с военной службы в связи с несоответствием требованиям, неисполнением обязанностей, нарушением запретов, несоблюдением ограничений, установленных законодательством Российской Федерации и связанных с прохождением военной службы в органах федеральной службы безопасности.

Приказом командира воинской части от 20 января 2016 г. административному истцу предоставлен основной отпуск за 2016 г. с 3 по 21 февраля 2016 г. с последующим исключением из списков личного состава воинской части с 21 февраля 2016 г.

В период нахождения в отпуске К. обратился на имя командира воинской части с рапортом о переносе отпуска в связи с заболеванием, представив соответствующие справки об освобождении от работы (исполнения служебных обязанностей), однако получил отказ.

Удовлетворяя заявление, гарнизонный военный суд исходил из того, что нахождение административного истца в период отпуска на амбулаторном лечении свидетельствует о неиспользовании им отпуска, что в соответствии с предписаниями п. 18 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237 (далее - Положение о порядке прохождения военной службы), является основанием для продления времени нахождения К. на военной службе.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами гарнизонного военного суда.

Однако такие выводы судов основаны на неправильном применении норм материального права.

В суде установлено, что нахождение К. на амбулаторном лечении имело место в период отпуска за 2016 г., предоставленного в год увольнения с военной службы с последующим исключением из списков личного состава воинской части.

Это обстоятельство имеет существенное значение для дела.

Согласно п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части; военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда: военнослужащий находится на стационарном лечении; военнослужащий женского пола находится в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком; военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, по его желанию остается в воинской части до дня отправки транспортного средства, осуществляющего индивидуальную или организованную перевозку военнослужащих, увольняемых в запас; военнослужащий участвует в походах кораблей; военнослужащий находится в плену, в положении заложника или интернированного; военнослужащий безвестно отсутствует - до признания его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; в отношении военнослужащего, являющегося подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, избраны меры пресечения в виде заключения под стражу с содержанием на гауптвахте или наблюдения командования воинской части; а также в иных случаях, установленных Положением о порядке прохождения военной службы.

Содержание названной законодательной нормы указывает на то, что она регламентирует вопросы, связанные с порядком определения срока военной службы и времени его истечения, и допускает оставление военнослужащего в списках личного состава воинской части после истечения срока его военной службы лишь в случаях, прямо установленных в Федеральном законе и в Положении о порядке прохождения военной службы.

К числу таких случаев отнесено нахождение военнослужащего на стационарном лечении, что направлено на защиту интересов лиц, проходящих военную службу и находящихся на стационарном лечении, предоставляя им гарантии сохранения статуса военнослужащего в указанный период.

Указания на необходимость продления срока нахождения военнослужащих в списках личного состава воинской части на период их амбулаторного лечения Федеральный закон не содержит.

Вопреки выводу суда Положение о порядке прохождения военной службы также не содержит такого указания.

Согласно п. 4 ст. 3 Положения о порядке прохождения военной службы военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы (уволенный досрочно - не позднее окончания срока военной службы), кроме случаев, установленных Федеральным законом и Положением о порядке прохождения военной службы.

К числу таких случаев, установленных Положением о порядке прохождения военной службы, в частности, отнесена невозможность предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы, в связи с чем в п. 16 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы установлено, что такие отпуска могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками, а исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности.

Что касается п. 18 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, в соответствии с которым военнослужащим, заболевшим во время основного или дополнительного отпуска, кроме отпуска по личным обстоятельствам, основной или дополнительный отпуск продлевается на соответствующее количество дней болезни, то он, устанавливая правила продления отпусков указанным военнослужащим, обеспечивает им возможность полноценной реализации права на отдых и гарантирует достижение целей предоставления основного и дополнительного отпуска, обусловленных необходимостью последующего надлежащего исполнения обязанностей военной службы.

Таким образом, указанная норма вопросы, связанные с порядком определения срока военной службы и времени его истечения, в том числе вопросы, связанные с порядком исключения военнослужащих из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы, не регламентирует.

Из изложенного следует, что командир воинской части правомерно отказал К. в переносе отпуска в связи с нахождением последнего на амбулаторном лечении, а выводы судов об обратном основаны на неправильном толковании закона.

На основании изложенного Судебная коллегия по делам военнослужащих судебные акты отменила и приняла по делу новое решение об отказе в удовлетворении требований К.

Определение N 204-КГ17-8

55. После предоставления военнослужащему в связи с увольнением с военной службы за счет Министерства обороны Российской Федерации квартиры в собственность он подлежит снятию с жилищного учета.

Решением Новосибирского гарнизонного военного суда от 25 апреля 2016 г. Т. отказано в удовлетворении заявления, в котором он просил признать незаконными решение начальника 2 отдела (г. Новосибирск) федерального государственного казенного учреждения "Центральное региональное управление жилищного обеспечения" Министерства обороны Российской Федерации (далее - 2 отдел ФГКУ "Центррегионжилье") от 4 февраля 2016 г. об отказе во включении его в список на предоставление служебных жилых помещений, отказ начальника Новосибирского высшего военного командного училища (далее - военное училище) в выплате ему денежной компенсации за наем жилого помещения и просил обязать начальника 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье" включить его в список на предоставление служебных жилых помещений.

Апелляционным определением Западно-Сибирского окружного военного суда от 12 августа 2016 г. решение отменено и по делу принято новое решение о частичном удовлетворении заявления.

Судом апелляционной инстанции признаны неправомерными отказ 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье" включить истца в список на предоставление служебных жилых помещений и отказ начальника военного училища в выплате ему денежной компенсации за наем жилого помещения. Требование Т. о включении его в списки на получение служебного жилого помещения оставлено без удовлетворения.

Рассмотрев дело по кассационной жалобе представителя начальника 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье", Судебная коллегия по делам военнослужащих пришла к выводу, что при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции была допущена ошибка в применении норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что Т., заключивший первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г., с октября 2008 года проходил военную службу в должности преподавателя в Новосибирском высшем военном командном училище. Решением жилищной комиссии военного училища от 17 ноября 2008 г. истец признан нуждающимся в служебном жилом помещении, а решением этой же комиссии от 4 сентября 2010 г. он переведен из категории нуждающихся в служебном жилом помещении в категорию "бесквартирные".

На основании рапорта от 4 августа 2008 г. и в связи с невозможностью обеспечения жилым помещением по месту военной службы Т. с 1 августа 2011 г. выплачивалась денежная компенсация за наем жилого помещения.

В связи с сокращением занимаемой должности истец 8 августа 2011 г. обратился по команде с рапортом об увольнении в связи с организационно-штатными мероприятиями и просил зачислить его в распоряжение начальника военного училища до обеспечения жилым помещением в избранном месте жительства в г. Санкт-Петербурге. Впоследствии он изменил избранное им место жительство после увольнения с военной службы на г. Москву.

Приказом начальника военного учебно-научного центра Сухопутных войск "Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской Федерации" от 27 сентября 2011 г. Т. зачислен в распоряжение начальника филиала названного центра в связи с проведением организационно-штатных мероприятий.

Решением начальника 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье" от 27 сентября 2015 г. Т. предоставлена в собственность по установленным нормам квартира в г. Москве, которую он принял по акту приема-передачи жилого помещения 30 ноября 2015 г.

В связи с получением жилого помещения по избранному месту жительства этим же решением начальника 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье" истец был снят с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых для постоянного проживания, после чего с 1 декабря 2015 г. ему прекращена выплата денежной компенсации за наем жилого помещения.

21 января 2016 г. Т. обратился в ФГКУ "Центррегионжилье" с заявлением, в котором просил признать его нуждающимся в служебном жилом помещении, в чем ему было отказано решением начальника 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье" от 4 февраля ввиду обеспеченности жилым помещением для постоянного проживания по избранному месту жительства, нахождения в распоряжении и истечения срока контракта.

Приказом Главнокомандующего Сухопутными войсками Вооруженных Сил Российской Федерации от 2 марта 2016 г. Т. досрочно уволен с военной службы в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями и приказом начальника военного училища от 18 марта 2016 г. исключен из списков училища.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что государство выполнило свою обязанность по жилищному обеспечению истца в избранной им форме, а повторное обеспечение его жильем для постоянного проживания с предварительным обеспечением служебным жилым помещением законом не предусмотрено. Поскольку истец не был включен начальником 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье" в списки на предоставление жилых помещений специализированного жилищного фонда, то отсутствовали основания и для выплаты ему денежной компенсации за наем жилого помещения.

Отменяя решение и принимая новое о частичном удовлетворении заявления, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что отказ уполномоченного жилищного органа поставить Т. на учет нуждающихся в служебном жилом помещении в связи с наличием у него жилья в другом населенном пункте противоречит закону, как и отказ начальника военного училища в выплате истцу денежной компенсации за наем жилого помещения, основанный на неправомерном отказе уполномоченного жилищного органа.

Однако такие выводы суда апелляционной инстанции не соответствуют материалам дела и основаны на неправильном применении норм материального права.

В суде установлено, что Т., заключивший контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. и проходивший военную службу в военном училище, дислоцированном в г. Новосибирске, ввиду увольнения с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и избрания местом жительства г. Москву был обеспечен в указанном населенном пункте жилым помещением в собственность.

Данное обстоятельство имеет существенное значение для дела.

Согласно п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащим-гражданам, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (за исключением курсантов военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования), и совместно проживающим с ними членам их семей, признанным нуждающимися в жилых помещениях, федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются субсидия для приобретения или строительства жилого помещения либо жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма с указанным федеральным органом исполнительной власти по месту военной службы, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более - по избранному месту жительства.

В соответствии с п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" обеспечение жилым помещением военнослужащих-граждан, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более, при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и членов их семей при перемене места жительства осуществляется федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными органами, в которых предусмотрена военная служба, за счет средств федерального бюджета на строительство и приобретение жилого помещения, в том числе путем выдачи государственных жилищных сертификатов; право на обеспечение жилым помещением на данных условиях предоставляется указанным гражданам один раз; документы о сдаче жилых помещений Министерству обороны Российской Федерации (иному федеральному органу исполнительной власти или федеральному государственному органу, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба) и снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства представляются указанными гражданами и совместно проживающими с ними членами их семей при получении жилого помещения по избранному месту жительства.

Содержание названных норм закона указывает на то, что реализация права на жилище военнослужащих, заключивших контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г., осуществляется путем предоставления за счет федерального органа власти, в котором предусмотрена военная служба, жилых помещений в период военной службы с оставлением им этого жилья при увольнении с военной службы или с условием его сдачи для последующего обеспечения жильем по избранному месту жительства.

Таким образом, предоставляя военнослужащим указанной категории, к которой относится Т., гарантии обеспечения жилым помещением для постоянного проживания (в собственность бесплатно или по договору социального найма), Федеральный закон "О статусе военнослужащих" возлагает на федеральный орган власти, в котором предусмотрена военная служба, обязанность по предоставлению им такого жилья только один раз за все время военной службы.

Исключений из данного правила для военнослужащих, обеспечиваемых жильем для постоянного проживания в период прохождения военной службы, закон не предусматривает.

При таких данных законных оснований для нахождения истца на жилищном учете после предоставления ему за счет Министерства обороны Российской Федерации квартиры в собственность не имелось.

Поскольку Т. подлежал увольнению с военной службы и в силу закона был обязан представить документы о сдаче жилых помещений (в случае обеспечения ими по месту военной службы) при получении жилого помещения по избранному месту жительства, каких-либо оснований для признания его нуждающимся в служебном жилом помещении и продолжения выплаты денежной компенсации за наем жилого помещения также не имелось.

К тому же ненахождение административного истца на учете в качестве нуждающегося в служебном жилом помещении само по себе препятствует выплате ему денежной компенсации за наем жилого помещения, поскольку в соответствии с абзацем вторым п. 2 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, и членам их семей, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. N 909, денежная компенсация выплачивается со дня заключения договора найма (поднайма) жилого помещения, но не ранее дня включения федеральным органом исполнительной власти (федеральным государственным органом), в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, военнослужащих в списки на предоставление жилых помещений специализированного жилищного фонда.

Таким образом, вывод гарнизонного военного суда о правомерности действий начальника 2 отдела ФГКУ "Центррегионжилье" и начальника военного училища, связанных с отказом в признании Т. нуждающимся в служебном жилом помещении и в выплате денежной компенсации за наем жилого помещения, основан на законе, а утверждение окружного военного суда об обратном является ошибочным.

На основании изложенного Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение Западно-Сибирского окружного военного суда от 12 августа 2016 г. по административному исковому заявлению Т. в части удовлетворенных требований и оставила в указанной части в силе решение Новосибирского гарнизонного военного суда от 25 апреля 2016 г. по данному делу.

при секретаре Жиленковой Т.С. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе административного истца Туголукова Е.В. на решение Новосибирского гарнизонного военного суда от 27 апреля 2017 г. и апелляционное определение Западно-Сибирского окружного военного суда от 25 июля 2017 г. по административному исковому заявлению подполковника Туголукова Евгения Викторовича об оспаривании отказа командира войсковой части 57849 предоставить основной отпуск за 2015 год.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных актов, принятых по делу, доводы кассационной жалобы, объяснения представителя административного истца Туголукова Е.В. - Дарченко Е.Н. в обоснование доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

решением Новосибирского гарнизонного военного суда от 27 апреля 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением Западно-Сибирского окружного военного суда от 25 июля 2017 г., отказано в удовлетворении искового заявления Туголукова Е.В., в котором он просил признать незаконным отказ командира войсковой части 57849 предоставить ему основной отпуск за 2015 год и выдать воинские перевозочные документы для следования к месту отпуска.

Определением судьи Западно-Сибирского окружного военного суда от 6 декабря 2017 г. и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2018 г. в передаче кассационной жалобы административного истца для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В кассационной жалобе Туголуков Е.В. просит об отмене судебных актов ввиду нарушения судами норм материального права и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование жалобы он указывает, что суды не выяснили по какой причине ему не был предоставлен отпуск за 2015 год до конца 2016 года, тогда как это имеет существенное значение для дела, поскольку, как он полагает, в силу закона основной отпуск должен быть предоставлен военнослужащему независимо от времени предоставления в случае, если он по решению командования привлекался к выполнению служебных задач и по этой причине не был своевременно отправлен в отпуск.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации - председателя Судебной коллегии по делам военнослужащих от 28 мая 2018 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 февраля 2018 г. по данному делу отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по делам военнослужащих.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Рассмотрев материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по делам военнослужащих находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела допущена ошибка в применении норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что Туголуков Е.В. с октября 2014 года по ноябрь 2015 года проходил военную службу в войсковой части 55121, дислоцированной в селе Топчиха Алтайского края, а с 22 декабря 2015 г. по 11 декабря 2016 г. - в войсковой части 64772, дислоцированной в г. Новочеркасске Ростовской области.

В период прохождения военной службы в названных воинских частях административный истец основной отпуск за 2015 год не использовал.

Приказом Министра обороны Российской Федерации от 10 ноября 2016 г. Туголуков Е.В. назначен на воинскую должность начальника продовольственной службы тыла войсковой части 57849, в связи с чем на основании приказа командира войсковой части 64772 от 12 декабря 2016 г. он с 14 декабря 2016 г. исключен из списков личного состава воинской части и убыл к новому месту военной службы.

Приказом командира войсковой части 57849 от 30 декабря 2016 г. административный истец зачислен в списки личного состава воинской части с 26 декабря того же года.

29 декабря 2016 г. и 6 февраля 2017 г. Туголуков Е.В. обратился по команде с рапортами о предоставлении ему основного отпуска за 2015 год и выдаче воинских проездных документов для следования к месту отпуска, однако получил отказ, который оспорил в судебном порядке.

Принимая решение об отказе в удовлетворении административного искового заявления, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что в соответствии с законодательством основной отпуск за прошлый год военнослужащим должен быть использован до конца текущего года, тогда как административный истец обратился с просьбой о предоставлении отпуска за 2015 года лишь 26 декабря 2016 г., что исключало возможность его использования до конца года. Кроме того, Туголуков Е.В. в период прохождения военной службы в войсковой части 55121 за предоставлением основного отпуска за 2015 год к командиру воинской части не обращался и не представил документов, подтверждающих исключительные обстоятельства, в силу которых он не смог использовать указанный отпуск в 2016 году в период прохождения военной службы в войсковой части 64772.

Между тем такие выводы основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с п. п. 4 и 5 ст. 3 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих является обязанностью командиров (начальников), и никто не вправе ограничивать военнослужащих в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и указанным Федеральным законом.

Согласно п. 5 ст. 11 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, ежегодно предоставляется основной отпуск.

В соответствии с п. 14 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, в случаях, когда основной отпуск не был предоставлен военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, в текущем календарном году в связи с его болезнью или другими исключительными обстоятельствами, допускается перенос основного отпуска на следующий календарный год с учетом времени проезда к месту использования отпуска и обратно, с учетом необходимости использования отпуска до окончания следующего календарного года.

Содержание названных норм права указывает на то, что реализация права военнослужащего на ежегодный основной отпуск обеспечивается обязанностью командования по предоставлению такого отпуска в текущем году. При этом в случае своевременного неиспользования военнослужащим своего отпуска в текущем календарном году по уважительным причинам (болезнь и прочие исключительные обстоятельства) такой отпуск может быть использован военнослужащим до окончания следующего календарного года.

Вместе с тем названные нормы не допускают возможность отказа военнослужащему в реализации его конституционного права на отдых в случае своевременного непредоставления основного отпуска по служебной необходимости. По окончании такой необходимости военнослужащий подлежит направлению в отпуск в любом случае.

При этом в законодательстве предусмотрены случаи предоставления военнослужащим отпусков за прошлый календарный год после окончания текущего календарного года. Так, согласно п. 15 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, отпуска, не использованные военнослужащим в период его пребывания за границей, предоставляются ему в течение года после возвращения в Российскую Федерацию.

Таким образом, суду надлежало установить, по какой причине Туголуков Е.В. не реализовал право на основной отпуск за 2015 год до конца 2016 года. Тем более для этого имелись веские основания.

Как следует из имеющихся в материалах дела пояснений Туголукова Е.В. и представленных им дополнительных материалов, в период прохождения военной службы в войсковой части 55121 он в апреле - мае 2015 года находился в основном отпуске за 2014 год, после чего с 14 июня по 7 июля 2015 г. - в служебной командировке в Иркутской области, в июле - сентябре 2015 года - на полевом выходе и учениях в Оренбургской области, а в октябре 2015 года - на курсах повышения квалификации в Военной академии (г. Кострома). Кроме того, в период с 22 декабря 2015 г. по 12 мая 2016 г., с 1 июня по 28 августа и с 5 сентября по 11 декабря 2016 г. административный истец находился вне пункта постоянной дислокации войсковой части 64772.

Данные обстоятельства подлежали проверке, поскольку они могли указывать на невозможность предоставления Туголукову Е.В. основного отпуска за 2015 год в течение этого года и до 26 декабря 2016 г. в силу служебной необходимости, то есть по причинам, от административного истца не зависящим. Однако суд эти обстоятельства не выяснил.

Нарушение судом норм материального права и недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, привели к тому, что остались невыясненными юридически значимые обстоятельства о праве административного истца на отпуск.

Допущенные нарушения повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав заявителя, а также защита охраняемых законом публичных интересов, в связи с чем в силу ст. 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327, 328, п. 2 ч. 1 ст. 329, ст. 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.А. Козлова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Козлов оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих":

пункта 6 статьи 11, предусматривающего предоставление военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, учебных отпусков для подготовки к вступительным испытаниям и прохождения вступительных испытаний при приеме на обучение по образовательным программам среднего профессионального образования и высшего образования, прохождения промежуточной и итоговой аттестации по указанным образовательным программам в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;

абзаца второго пункта 2 статьи 19, согласно которому военнослужащие, проходящие военную службу по контракту (за исключением офицеров), если непрерывная продолжительность военной службы по контракту составляет не менее трех лет, имеют право в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, на обучение по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего профессионального образования и высшего образования, а также на подготовительных отделениях федеральных государственных образовательных организаций высшего образования за счет средств федерального бюджета с освоением образовательных программ по очно-заочной или заочной форме обучения.

Кроме того, заявитель ставит вопрос о проверке конституционности положений Правил реализации права военнослужащих, проходящих военную службу по контракту (за исключением офицеров), непрерывная продолжительность военной службы по контракту которых составляет не менее 3 лет, на обучение по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего профессионального образования и высшего образования, а также на подготовительных отделениях федеральных государственных образовательных организаций высшего образования за счет средств федерального бюджета с освоением образовательных программ по очно-заочной или заочной форме обучения (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 3 ноября 2014 года N 1155), согласно которым данные Правила регулируют в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 19 Федерального закона "О статусе военнослужащих" вопросы, связанные с реализацией военнослужащими, проходящими военную службу по контракту (за исключением офицеров), непрерывная продолжительность военной службы по контракту которых составляет не менее 3 лет, права на обучение по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего профессионального образования и высшего образования, а также на подготовительных отделениях федеральных государственных образовательных организаций высшего образования за счет средств федерального бюджета с освоением образовательных программ по очно-заочной или заочной форме обучения (пункт 1); документом, подтверждающим право военнослужащего на обучение в образовательных организациях, является справка о праве военнослужащего на обучение, оформленная согласно приложению к данным Правилам, выдаваемая командиром воинской части (военным прокурором, руководителем военного следственного органа Следственного комитета Российской Федерации), в которой военнослужащий проходит военную службу (пункт 2); учебные отпуска и другие предусмотренные данными Правилами социальные гарантии предоставляются военнослужащим при получении образования соответствующего уровня впервые, а также военнослужащим, направленным на обучение федеральным органом исполнительной власти (федеральным государственным органом), в котором федеральным законом предусмотрена военная служба (пункт 6).

По мнению заявителя, оспариваемые положения не соответствуют Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 17, 19 (части 1 и 2), 37 (часть 5), 43 (части 1, 2 и 5) и 55 (часть 3), поскольку не предусматривают предоставление военнослужащим, продолжительность военной службы по контракту которых составляет более двадцати лет, учебного отпуска для прохождения промежуточной аттестации в государственной образовательной организации среднего профессионального образования, куда они поступили самостоятельно с оплатой стоимости обучения за счет собственных средств, независимо от выдачи им ранее справки о праве на обучение за счет средств федерального бюджета.

Оспариваемые нормы применены в деле заявителя судом общей юрисдикции.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

По смыслу статей 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 71 (пункт "м"), 72 (пункт "б" части 1) и 114 (пункты "д", "е" части 1), военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем предопределяется их специальный правовой статус, обусловленный необходимостью выполнения ими долга и обязанности гражданина Российской Федерации по защите Отечества.

Правоотношения, возникающие в связи с прохождением военной службы, включая поступление на военную службу и увольнение с нее, назначение на воинские должности и освобождение от воинских должностей, а также иные правоотношения, имеющие специфический характер в условиях военной службы, регулируются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих и устанавливающими для военнослужащих - с учетом особой значимости выполняемых ими функций и в целях компенсации обусловленных спецификой военной службы ограничений - гарантии и преимущества, обеспечивающие им льготный порядок реализации права на жилище, права на охрану здоровья и медицинскую помощь, права на образование и доступ к культурным ценностям, права пользования транспортными услугами (статьи 15, 16, 19 и 20 Федерального закона "О статусе военнослужащих"), а также иные гарантии и льготы.

Действуя в рамках дискреционных полномочий и преследуя цель создания благоприятных условий для получения военнослужащими образования, а также для последующего трудоустройства граждан, завершивших военную службу, федеральный законодатель предусмотрел в пункте 6 статьи 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" предоставление военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, учебных отпусков для подготовки к вступительным испытаниям и прохождения вступительных испытаний при приеме на обучение по образовательным программам среднего профессионального образования и высшего образования, прохождения промежуточной и итоговой аттестации по указанным образовательным программам в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Одновременно в абзаце втором пункта 2 статьи 19 названного Федерального закона было закреплено право военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на обучение по программам среднего профессионального образования и высшего образования, а также на подготовительных отделениях федеральных государственных образовательных организаций высшего образования, если непрерывная продолжительность военной службы по контракту составляет не менее трех лет.

В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 19 Федерального закона "О статусе военнослужащих" Правительством Российской Федерации были утверждены Правила реализации права военнослужащих, проходящих военную службу по контракту (за исключением офицеров), непрерывная продолжительность военной службы по контракту которых составляет не менее 3 лет, на обучение по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам среднего профессионального образования и высшего образования, а также на подготовительных отделениях федеральных государственных образовательных организаций высшего образования за счет средств федерального бюджета с освоением образовательных программ по очно-заочной или заочной форме обучения с освоением образовательных программ по очно-заочной или заочной форме обучения. В указанном нормативном правовом акте, в частности, был определен порядок документального подтверждения права военнослужащих на обучение и общие условия предоставления им учебных отпусков и других социальных гарантий в случае, если они обучаются за счет средств федерального бюджета.

Следовательно, оспариваемые А.А. Козловым положения являются элементами правового механизма реализации указанной категорией граждан конституционного права на образование, установлены на основе баланса публичных и частных интересов, в равной мере распространяются на всех военнослужащих и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, самостоятельно поступившего в образовательное учреждение среднего профессионального образования с заключением договора об оказании платных образовательных услуг.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Козлова Александра Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Подборка наиболее важных документов по запросу Отпуск военнослужащему при увольнении (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Отпуск военнослужащему при увольнении

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 11 "Служебное время и право на отдых" Федерального закона "О статусе военнослужащих" "Исходя из предметного анализа п. 4, 5 ст. 3, п. 5 ст. 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и п. 3 ст. 29 Положения, реализация права военнослужащего на ежегодный основной отпуск в год его увольнения с военной службы обеспечивается обязанностью командования по предоставлению такого отпуска пропорционально прослуженному времени."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Отпуск военнослужащему при увольнении

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Ситуация: Каковы основания и порядок увольнения с военной службы?
("Электронный журнал "Азбука права", 2022) Военная служба оканчивается в день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в связи с его увольнением. При этом, если он подлежит увольнению, например, по состоянию здоровья, он должен быть исключен из списков личного состава не позднее чем через месяц со дня получения воинской частью заключения военно-врачебной комиссии (не считая времени нахождения в отпуске). Исключение военнослужащего из списков личного состава при досрочном увольнении производится не позднее чем через месяц со дня поступления в воинскую часть выписки из приказа об увольнении (п. п. 15, 23, 24 ст. 34 Положения).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Готовое решение: Предоставляется ли ветеранам боевых действий ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск
(КонсультантПлюс, 2022) Внимание! Есть мнение, что даже бывшему военнослужащему - ветерану боевых действий работодатель обязан предоставлять упомянутый дополнительный отпуск продолжительностью 15 суток. Но полагаем, что право на такой отпуск имеют только военнослужащие - ветераны боевых действий в период, когда они проходят военную службу. А после увольнения с нее право на отпуск утрачивается (иное законом не предусмотрено). Такой позиции придерживаются и суды (например, см. Апелляционное определение Самарского областного суда от 19.03.2019 по делу N 33-3147/2019).

Нормативные акты: Отпуск военнослужащему при увольнении

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 5 (2017)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017) К числу таких случаев, установленных Положением о порядке прохождения военной службы, в частности, отнесена невозможность предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы, в связи с чем в п. 16 ст. 29 Положения о порядке прохождения военной службы установлено, что такие отпуска могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками, а исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Указ Президента РФ от 16.09.1999 N 1237
(ред. от 31.12.2021)
"Вопросы прохождения военной службы"
(вместе с "Положением о порядке прохождения военной службы") В таком же порядке исчисляется продолжительность основного отпуска военнослужащего при досрочном (до истечения срока контракта) увольнении, если отпуск не использован ранее в соответствии с планом отпусков.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалоб гражданина В.Е. Голубя к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Е. Голубь просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 2, 10, 18, 19, 37 (часть 5), 46 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 59 (часть 2), 90 (часть 3) и 126, следующие нормы Положения о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237):

статью 29 "Порядок предоставления основного отпуска" и, в частности, ее пункт 3, закрепляющий порядок исчисления продолжительности основного отпуска военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в год поступления его на военную службу по контракту и в год увольнения с военной службы, а также пункт 16 данной статьи, согласно которому предоставление отпусков военнослужащему осуществляется с таким расчетом, чтобы последний из них был использован полностью до дня истечения срока его военной службы; при невозможности предоставления основного и дополнительных отпусков до дня истечения срока военной службы они могут быть предоставлены военнослужащему при его увольнении последовательно, без разрыва между отпусками, при этом в указанном случае исключение военнослужащего из списков личного состава воинской части производится по окончании последнего из отпусков и после сдачи военнослужащим дел и должности;

пункт 16 статьи 34, устанавливающий, что военнослужащий, уволенный с военной службы, на день исключения из списков личного состава воинской части должен быть полностью обеспечен установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением; до проведения с военнослужащим всех необходимых расчетов он из списков личного состава воинской части без его согласия не исключается;

пункт 24 статьи 34, закрепляющий правило о том, что военнослужащий, уволенный с военной службы, должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы (уволенный досрочно - не позднее дня истечения срока его военной службы) и не позднее чем через месяц со дня поступления в воинскую часть выписки из приказа об увольнении военнослужащего с военной службы, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 11 статьи 38 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" и данным Положением.

По мнению В.Е. Голубя, статья 29 Положения о порядке прохождения военной службы не соответствует Конституции Российской Федерации, поскольку регулирует не только вопросы предоставления отпуска, но и порядок увольнения военнослужащего с военной службы, что позволяет правоприменителям не признавать нарушение порядка исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части необоснованным увольнением, считая допущенные нарушения связанными лишь с предоставлением отпуска. При этом, как указывает заявитель, пункт 16 данной статьи по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет по-разному определять день исключения военнослужащего, находящегося в отпуске, из списков личного состава воинской части (в одних случаях таким днем считается последний день отпуска, в других - первый день, следующий за отпуском), чем ставит военнослужащих в неравное положение.

Несоответствие Конституции Российской Федерации пункта 3 статьи 29 Положения о порядке прохождения военной службы В.Е. Голубь усматривает в том, что указанная норма по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, лишает военнослужащих, которым предоставлен отпуск до увольнения с военной службы с окончанием в следующем календарном году, права на предоставление отпуска в новом календарном году.

Нарушение своих прав пунктом 16 статьи 34 названного Положения заявитель связывает с тем, что по смыслу, придаваемому данной норме пунктом 49 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", она допускает при незаконном исключении военнослужащего из списков личного состава воинской части (без обеспечения его установленным денежным довольствием, продовольственным и вещевым обеспечением) устранение нарушения прав такого военнослужащего без восстановления его на военной службе или в списке личного состава воинской части, а пунктом 24 статьи 34 названного Положения - с неопределенностью процедуры увольнения военнослужащих с военной службы, препятствующей единообразному применению указанной нормы.

Кроме того, заявитель просит признать не соответствующим тем же статьям Конституции Российской Федерации пункт 49 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 года N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих", поскольку им устанавливается иной по сравнению с действующим законодательством порядок восстановления нарушенных прав военнослужащих.

Как следует из представленных материалов, заявитель подал рапорт с просьбой уволить его с военной службы по состоянию здоровья (подпункт "б" пункта 3 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе") и до исключения из списков личного состава воинской части предоставить ему основной отпуск за 2014 год и обеспечить всеми видами положенного довольствия. Заявителю был предоставлен основной отпуск с 10 ноября по 31 декабря 2014 года, по окончании которого он должен был 1 января 2015 года явиться к месту службы. Приказом командира воинской части В.Е. Голубь исключен из списков личного состава воинской части с 7 января 2015 года с учетом предоставления ему основного отпуска за 2015 год со 2 января по 6 января 2015 года. С данным приказом заявитель был ознакомлен 15 января 2015 года. Денежное довольствие заявителю за период по 31 декабря 2014 года было выплачено 22 декабря 2014 года, а за период с 1 января по 7 января 2015 года - 15 января 2015 года.

Решением суда признан незаконным приказ командира воинской части в части исключения В.Е. Голубя из списков личного состава воинской части с 7 января 2015 года, на командира воинской части возложена обязанность изменить дату исключения заявителя из списков личного состава воинской части на 15 января 2015 года (день обеспечения заявителя денежным довольствием), а также обеспечить заявителя всеми видами довольствия за период незаконного исключения из списков личного состава воинской части - с 8 января по 15 января 2015 года. В удовлетворении остальных требований (в частности, о предоставлении основного отпуска за 2015 год с оплатой проезда к месту его проведения и обратно, о восстановлении в списках личного состава воинской части на неопределенный срок) В.Е. Голубю было отказано.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.Е. Голубем материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

2.1. Статья 29 Положения о порядке прохождения военной службы является элементом правового механизма, обеспечивающего реализацию лицами, проходящими военную службу по контракту, права на отдых, и определяет порядок предоставления им основного отпуска, при этом пункт 3 данной статьи направлен на обеспечение соотнесения продолжительности основного отпуска военнослужащего с продолжительностью его служебной деятельности в соответствующем календарном году, а ее пункт 16 устанавливает правила предоставления отпусков военнослужащим, подлежащим увольнению с военной службы и не использовавшим отпуска полностью до дня истечения срока службы, и предусматривает особенности исключения таких военнослужащих из списков личного состава воинской части с целью предоставления им возможности полностью использовать основной и дополнительные отпуска, время нахождения в которых засчитывается в выслугу лет.

Указанные положения направлены на защиту интересов военнослужащих, в том числе увольняемых с военной службы, и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июля 2014 года N 1732-О, от 23 октября 2014 года N 2305-О, от 20 ноября 2014 года N 2646-О, от 25 сентября 2014 года N 1859-О и др.).

При этом данные положения не исключают возможности оспаривания решения о предоставлении военнослужащему отпуска, в том числе по мотивам неправильного определения предполагаемой даты исключения его из списков личного состава воинской части.

Кроме того, как следует из представленных материалов, решением суда изменена дата исключения заявителя из списков личного состава воинской части с первого следующего за отпуском дня на девятый день после отпуска. Таким образом, с учетом указанных обстоятельств нет оснований полагать, что оспариваемыми нормами нарушены права заявителя в оспариваемом в жалобах аспекте.

При этом оспариваемое заявителем положение не предполагает возможности его произвольного применения, а обоснованность исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части может быть предметом судебной проверки.

2.3. Пункт 24 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы в системной связи с пунктом 11 статьи 28 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" регламентирует порядок исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, направлен на обеспечение определенности правового положения военнослужащего и учет его интересов и не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя, указанные в жалобах об оспаривании данной нормы.

Разрешение же вопроса о том, была ли в отношении заявителя в полной мере соблюдена процедура увольнения с военной службы, включая проверку правильности предоставления заявителю отпусков, связано с исследованием фактических обстоятельств конкретного дела и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она установлена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Голубя Владислава Евгениевича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

Судебная практика и законодательство

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: