Судебная практика по компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении

Обновлено: 24.09.2022

Казалось бы, работник непосильным трудом заработал право на компенсацию дней отпуска за прошлые рабочие годы, ведь зачастую работника не отпускает в отпуск непосредственный начальник. Тогда работник надеется получить хоть компенсацию за недогулянные отпуска при увольнении. Но на практике это не всегда удавалось.

Немного теории

Начнем с того, что нашим основным законом страны гарантируется право на отдых (п.5 ст.37 Конституции РФ). Сам же механизм реализации конституционного права на отдых, в том числе порядок и условия предоставления оплачиваемого ежегодного отпуска, закреплен в ТК РФ.

Так, запрещается непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска работнику в течение двух лет подряд, а также непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска работникам в возрасте до восемнадцати лет и работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда (п.4 ст.124 ТК РФ).

Согласно ст.10 ТК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ в соответствии с Конституцией РФ являются составной частью правовой системы РФ.

Если международным договором РФ установлены другие правила, чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, то применяются правила международного договора.

Согласно ст. 3 Конвенции Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках» №132 (далее по тексту – Конвенция), принятой на 54-й сессии Генеральной конференции Международной организации труда в городе Женеве 24.06.1970 г., каждое лицо имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск установленной минимальной продолжительности. В силу положений п.1 ст.9 Конвенции непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, состоящая из двух непрерывных рабочих недель, предоставляется и используется не позже чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже чем в течение 18 месяцев считая с конца того года, за который предоставляется отпуск.

Важно!

Почему мы должны применять правила Конвенции?

Наша страна ратифицировала Конвенцию Федеральным законом от 01.07.2010 г. №139-ФЗ (вступил в силу для РФ 06.09.2011 г.).

Из-за чего разгорелся сыр-бор?

Из вышеприведенных положений Конвенции следует, что работник обязан использовать отпуск не менее двух недель подряд, а остальные дни отпуска использовать в течение 18 месяцев после окончания года, за который предоставлялся отпуск.

Однако это положение Конвенции суды трактовали по-разному.

Одни судьи считали, что если не использовать отпуск в течение 18 месяцев, то он «сгорает» и работник теряет право получения компенсации за неиспользованные дни отпуска. А исковой срок работника по требованиям о денежной компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется равным 21 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск (18 месяцев + 3 месяцев).

Так, в одном из проигранных споров, работница неоднократно обращалась к работодателю с просьбой о предоставлении дней дополнительного отпуска, однако с начала трудовых отношений и до настоящего времени ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска за работу во вредных условиях труда ей ни разу не предоставлялись. В своем иске работница просила обязать работодателя предоставить ей дополнительные дни отпуска в связи с работой во вредных условиях труда за период со 02.08.2010 г. и по настоящее время, взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда.

В отношении дополнительных отпусков за период работы с августа 2010 г. до декабря 2013 г., представитель работодателя возражала против удовлетворения иска, заявив о пропуске работницей срока на обращение в суд, предусмотренного ст.392 ТК РФ, с учетом положений Конвенции.

Отказывая в удовлетворении иска об обязании работодателя предоставить дополнительные отпуска, суд исходил из пропуска работницей установленного законом срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Как судьи подсчитали данный срок?

Пример №1.

Срок обращения в суд с требованием о предоставлении дополнительного оплачиваемого отпуска за рабочий год со 02.08.2010 г. по 01.08.2011 г. составляет 21 месяц, исчисляется со 02.08.2011 г. (после окончания рабочего года, за который подлежит предоставлению) и истек 02.05.2013 г.

А с иском работница обратилась в суд только 01.12.2017 г. При этом доказательств уважительности причин пропуска указанного срока, т.е. наличия обстоятельств, которые бы объективно препятствовали обращению в суд в установленный срок, истец суду не представила, судом в ходе рассмотрения дела таких обстоятельств не установлено.

Таким образом, срок обращения в суд с требованием о предоставлении дополнительного оплачиваемого отпуска за период работы со 02.08.2010 г. по 01.08.2011 г. работницей пропущен без уважительных причин, что является основанием для отказа в удовлетворении данного требования.

Пропущенным является срок обращения в суд с требованием о предоставлении дополнительного оплачиваемого отпуска и за рабочий год со 02.08.2011 г. по 01.08.2012 г., т.к. данный срок подлежит исчислению со 02.08.2012 г. и истек 01.05.2014 г.

По этим же мотивам судебная коллегия пришла к выводу о пропуске работницей без уважительных причин сроков обращения в суд с требованиями о предоставлении дополнительных оплачиваемых отпусков за рабочие года со 02.08.2012 г. по 01.08.2013 г. и со 02.08.2013 г. по 01.08.2014 г., которые истекли 01.05.2015 г. и 01.05.2016 г. соответственно, а потому в удовлетворении иска работнице в данной части судом также было отказано (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 01.06.2018 г. №33-9426/2018).

Важно!

То есть в этом споре судьи отчитали 21 месяц (18 месяцев + 3 месяца – срок обращения работником в суд за разрешением индивидуального трудового спора по п.1 ст.392 ТК РФ) с момента окончания рабочего года, за который предоставляется отпуск.

Неиспользованные работниками «старые» отпуска сгорали по причине пропуска работниками срока исковой давности.

Последнее слово за КС РФ

Высшие судьи также отметили, что после ратификации Россией Конвенцией правоприменительная практика утратила единообразие в связи с различным пониманием п.1 ст.9 Конвенции, в силу которого непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, составляющая, по меньшей мере, две непрерывные рабочие недели, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска - не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

При этом истолкование отдельными судами пресловутого п.1 ст.9 Конвенции вопреки смыслу, который изначально был вложен в данную норму и подтвержден в докладе Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций Международной организации труда, повлекли за собой не согласующееся с конституционными предписаниями установление пределов реализации работником права на ее получение и тем самым - недопустимое ограничение не только гарантированного п.5 ст.37 Конституции РФ права на отдых, но и закрепленного ее п.1 ст.46 права на судебную защиту.

При этом КС РФ предостерег от ситуации, при которой по обоюдному согласию работника и работодателя, причитающихся работнику отпуска накапливаются (полностью либо частично) с целью последующего (при увольнении работника) получения денежной компенсации за них.

Судьи подчеркнули, что федеральный законодатель вводил компенсационную выплату исходя из необходимости обеспечения работнику возможности реализации конституционного права на отдых, а не в качестве замены ею отпуска.

Соответственно, суд, устанавливая в ходе рассмотрения индивидуального трудового спора о выплате работнику денежной компенсации за неиспользованные отпуска основания для удовлетворения заявленных требований, должен оценить всю совокупность обстоятельств конкретного дела, включая причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.

И напоследок напомним о статусе решений КС РФ. В силу п.1 ст.79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 г. №1-ФКЗ, решения КС РФ окончательны, не подлежат обжалованию и вступают в силу со дня официальной публикации. Это значит, что все суды обязаны руководствоваться этим решением (вступило в силу 30.10.2018 г.).

До Верховного Суда РФ дошел спор о выплате работнику компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении. Работодатель отказался компенсировать работнику неиспользованные им дни отпуска за период работы с 2009 по 2013 год, мотивируя это тем, что соответствующего права у работника не возникло вообще, поскольку его должность не была включена в Список производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день, на основании которого до 1 января 2014 года устанавливался отпуск. Только 31 декабря 2013 года с работником было подписано дополнительное соглашение об установлении ему с 1 января 2014 года дополнительного отпуска, и в дальнейшем такие отпуска работнику предоставлялись.

При этом работодатель заявил в суде о пропуске истцом установленного ст. 392 Трудового кодекса срока на обращение в суд за разрешением трудового спора. Суды первой и апелляционной инстанций с этим доводом согласились. По мнению судей, работнику стало известно о предполагаемом нарушении права на предоставление дополнительного отпуска и компенсации за неиспользованный дополнительный отпуск с момента подписания дополнительного соглашения от 31 декабря 2013 г. к трудовому договору об установлении дополнительного отпуска в связи с работой во вредных условиях труда. Заключение такого соглашения свидетельствовало о том, что работодатель не считал работника имевшим право на дополнительный отпуск до указанной даты и, соответственно, не планировал такой отпуск оплачивать. Тем не менее, истец обратился в суд лишь в 2018 году.

Верховный Суд РФ с такой логикой не согласился (Определение Верховного Суда РФ от 17 февраля 2020 г. № 53-КГ19-17). Сославшись на позицию Конституционного Суда РФ, судьи Верховного Суда пришли к выводу о том, что в случае невыплаты работодателем работнику денежной компенсации за все неиспользованные отпуска при увольнении работник не лишен права на взыскание соответствующих денежных сумм компенсации в судебном порядке независимо от времени, прошедшего с момента окончания периода, за который должен был быть предоставлен неиспользованный работником отпуск, при условии, что обращение работника в суд имело место в пределах установленного с 3 октября 2016 г. ч. 2 ст. 392 ТК РФ годичного срока, исчисляемого с момента прекращения трудовых отношений с работодателем.

Вывод судов нижестоящих инстанций о том, что моментом начала течения срока обращения в суд является начало предоставления истцу с 1 января 2014 г. работодателем дополнительных оплачиваемых отпусков за работу во вредных условиях труда, Верховный Суд признал сделанным без учета установленных по делу обстоятельств и противоречащим правовому регулированию определения начала течения срока, в пределах которого работник имеет право обратиться в суд по спору о выплате ему при увольнении денежной компенсации за все неиспользованные отпуска. В итоге дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Таким образом, работник может обращаться в суд по вопросу невыплаты ему компенсации за неиспользованный отпуск независимо от того, об отпусках за какой период идет речь, даже в том случае, если работодатель никогда не признавал за работником права на такой отпуск.

Увольняющемуся сотруднику полагается денежная компенсация неиспользованного отпуска. Причем компенсация выплачивается за отпуска, накопленные за весь период работы у конкретного работодателя. Для ее определения важно знать число дней отпуска, на которые работник получил право к моменту увольнения, и его средний заработок.


Павел Сутулин,
эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

При увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска 1 . Размер данной компенсации определятся путем умножения числа дней отпуска, не использованного работником к моменту увольнения, на средний дневной заработок работника. В свою очередь, число дней неиспользованного отпуска представляет собой разницу между количеством дней отпуска, на которые работник получил право к моменту увольнения, и количеством дней отпуска, использованных работником.

Определение числа дней отпуска, заработанных к моменту увольнения

Отметим, что Трудовой кодекс не устанавливает порядка определения числа дней отпуска, заработанных работником к моменту увольнения. Однако для этих целей необходимо использовать положения Правил об очередных и дополнительных отпусках 2 в части, не противоречащей Трудовому кодексу 3 . Так, при увольнении работника, проработавшего у данного работодателя не менее 11 месяцев и не использовавшего своего права на отпуск, ему выплачивается полная компенсация. Причем в отдельных ситуациях, даже если работник трудился у работодателя менее указанного срока, ему также может быть положена компенсация полного отпуска 4 . В остальных же случаях полагается компенсация, пропорциональная количеству месяцев отпускного стажа в неполном рабочем году 5 .

Пропорция в данном случае должна выглядеть следующим образом:

где
Мо — количество месяцев, отработанных работником;
12 — количество месяцев в году;
Ку — количество дней отпуска, на которые работник получил право к моменту увольнения;
Ко — количество дней ежегодного оплачиваемого отпуска работника.

Таким образом, количество дней отпуска, заработанных работником, определяется по следующей формуле:

Данная формула при расчете числа дней неиспользованного отпуска применяется и судами 6 .

Продолжительность отпуска работника составляет 28 дней. Работник увольняется по собственному желанию, отработав в текущем рабочем году 8 месяцев. Число причитающихся ему дней отпуска составит 28 дн. x 8 мес. : 12 мес. = 18,67 дня.

Вместе с тем существует и несколько иной подход к порядку определения числа дней отпуска, на которые работник получил право к моменту увольнения. Данная позиция основывается на разъяснениях Роструда 7 , в соответствии с которыми каждый отработанный работником месяц дает ему право на 2,33 (28 дн. : 12 мес.) дня отпуска (при продолжительности отпуска в 28 дней). В свою очередь, итоговое значение числа дней отпуска, заработанных работником, определяется путем умножения данного значения на число месяцев отпускного стажа.

Тем самым, по сути, Роструд предлагает разбить приведенную выше формулу на два отдельных арифметических действия:

  1. разделить число дней отпуска на 12;
  2. умножить полученное значение на число месяцев, отработанных работником.

Однако такой подход представляется автору противоречащим здравому смыслу и приводящим к заведомо искаженным результатам подсчета. Дело в том, что значение, получающееся в результате деления 28 на 12, представляет собой бесконечную десятичную дробь 2,(3), а число 2,33 получается в результате округления. Следовательно, использование этого промежуточного приблизительного значения негативно сказывается и на точности всех последующих расчетов, причем в сторону уменьшения количества заработанных работником дней, то есть ухудшения его положения.

Применение данного порядка расчета приводит к возникновению очевидно абсурдных ситуаций.

Продолжительность отпуска работника составляет 28 дней. Работник увольняется по собственному желанию, отработав в текущем рабочем году 6 месяцев. Представляется очевидным, что, отработав ровно половину рабочего года, работник имеет право ровно на половину своего отпуска, то есть на 14 дней. Однако, если применять методику расчета Роструда, получается несколько иное значение:

2,33 дн. x 6 мес. = 13,98 дней.

Таким образом, по мнению автора, работодателю не следует пользоваться данным порядком расчета.

В то же время применение методики Роструда находит отражение в судебной практике 8 .
Однако, даже если работодатель сочтет для себя приемлемым использование указанного подхода к исчислению количества заработанных работником дней отпуска, обратите внимание, что нельзя всем без исключения сотрудникам определять число положенных дней отпуска из расчета 2,33 календарного дня отпуска за каждый месяц стажа. 2,33 дня отпуска за месяц стажа положены только тем работникам, у которых продолжительность ежегодного оплачиваемого отпуска составляет 28 календарных дней. Если полный отпуск больше 28 дней, то и количество дней отпуска за месяц стажа будет больше 2,33. Например, педагогу, отпуск которого составляет 56 календарных дней, за месяц отпускного стажа причитается 4,67 календарного дня отпуска (56 дн. : 12 мес.).

Также следует отметить, что действующим законодательством не предусмотрена возможность округления получившегося числа дней отпуска. В письме Минздравсоцразвития России 9 отмечено, что округлить количество дней заработанного отпуска, в том числе до целых чисел, можно, но не по правилам арифметики, а в пользу работника. Вместе с тем такой подход справедлив только для тех случаев, когда округление является желанием работодателя и производится, например, в целях облегчения дальнейших расчетов. Если же округление является объективной необходимостью, то работодатель, очевидно, вынужден его произвести независимо от того факта, что законодательством порядок такого действия не урегулирован. По мнению автора, в этом случае можно использовать общепринятые арифметические принципы округления.

Продолжительность отпуска работника составляет 28 дней. Работник увольняется, имея 1 месяц отпускного стажа. Число дней заработанного им отпуска в этом случае будет представлять собой результат деления 28 на 12, то есть 2,(3). Однако периодическая дробь не может быть использована работодателем в дальнейших расчетах, в связи с чем он вынужден прибегнуть к округлению полученного значения. При этом в соответствии со сложившейся практикой округление производится до сотых долей. То есть результат составит 2,33 дня. Если же работодатель захочет округлить полученное значение до десятых или до целого числа, то в этом случае он будет вынужден округлять в большую сторону, то есть до 2,4 и до 3 соответственно.

В то же время позиция Минздравсоцразвития России лишний раз доказывает неправомерность порядка расчета числа дней отпуска, предложенного Рострудом. Поскольку использование значения 2,33 как промежуточного для дальнейших расчетов не вызвано необходимостью, округлять число 2,(3) в этом случае пришлось бы в большую сторону, то есть до 2,34.

Определение числа месяцев отпускного стажа работника

Отдельно необходимо упомянуть об особенностях определения числа месяцев отпускного стажа работника. При исчислении сроков работы, дающих право на отпуск, излишки, составляющие менее половины месяца, исключаются из подсчета, а излишки свыше половины месяца округляются до полного месяца 10 . При этом не уточняется, что следует понимать под половиной месяца. Тем не менее из примеров, приведенных в Правилах, можно сделать вывод, что за полмесяца при подсчете стажа всегда принимается 15 дней независимо от числа календарных дней в месяце, на который они приходятся 11 .

Следует также обратить внимание, что в данном пункте речь идет о рабочих, а не календарных месяцах и, соответственно, округлению подлежат именно те излишки, которые остались после определения числа полных рабочих месяцев.

Работник был принят на работу 14.04, а уволен 16.05.2014. В данном случае его стаж, дающий право на отпуск, составляет 1 месяц и 3 дня. Излишек, составляющий менее половины месяца, в дальнейших расчетах не учитывается. Таким образом, отпускной стаж работника составляет 1 месяц.

Как уже упоминалось выше, пункт 28 Правил устанавливает ряд случаев, когда работник имеет право на полный отпуск за не полностью отработанный рабочий год.

Так, увольняемые по каким бы то ни было причинам работники, проработавшие у работодателя не менее 11 месяцев, подлежащих зачету в срок работы, дающий право на отпуск, получают компенсацию за полный отпуск.

Эта правовая норма подлежит применению, поскольку Трудовому кодексу она не противоречит. Ведь ежегодный оплачиваемый отпуск включается в отпускной стаж и предоставляется по общему правилу в течение того рабочего года, за который он положен. Иными словами, 11 месяцев стажа, дающего право на отпуск, всегда достаточно, чтобы вместе с полным отпуском получился полный рабочий год.

Роструд подтверждает этот вывод 12 .

Право работников на компенсацию за полный отпуск при стаже не менее 11 месяцев признают и суды 13 .

Поскольку в пункте 28 Правил не сказано, что право на полную компенсацию дают 11 месяцев отпускного стажа только в первом рабочем году, это положение применяется к любому рабочему году, в котором увольняется работник. Судебной практики, которая опровергала бы такой вывод, не обнаружено.

Возникает вопрос, имеют ли работники право на полный отпуск, если их стаж равен 11 месяцам только в результате округления. Например, работник в текущем рабочем году отработал 10 месяцев и 18 дней. На основании пункта 35 Правил излишек в 18 дней округляется до полного месяца, отпускной стаж получается равным 11 месяцам. Тем не менее автор считает, что фактически сотрудник проработал менее 11 месяцев и права на полный отпуск на основании пункта 28 Правил не имеет. Ему положена компенсация за 11/12 от полного отпуска.
Очевидно, что полная компенсация полагается тому работнику, который еще не пользовался отпуском за соответствующий рабочий год. Следовательно, 11 месяцев стажа, дающие право на полный отпуск, не должны включать время нахождения в самом отпуске, о праве на который идет речь.

Работник имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней. Очередной рабочий год сотрудника начался 01.04.2013. С 08.11.2013 по 21.11.2013 (14 календарных дней) он использовал часть оплачиваемого отпуска за этот рабочий год. Дата увольнения — 14.03.2014. Периодов, не включаемых в отпускной стаж, не было.
Отпускной стаж без времени нахождения в отпуске составляет ровно 11 месяцев. Поэтому работник приобрел право на полный отпуск. Поскольку 14 дней из них уже использованы, компенсацию следует выплатить за оставшиеся 14 календарных дней.

Полную компенсацию за неиспользованный отпуск получают также работники, проработавшие от 5,5 до 11 месяцев, если они увольняются вследствие ликвидации предприятия или учреждения или отдельных его частей, сокращения штатов или работ, поступления на военную службу и др. 14
По вопросу применения этого правила судебная практика неоднозначна.
Нередко суды, рассматривая дела, где основанием увольнения были перечисленные в абзаце третьем пункта 28 Правил причины, признавали за работниками, проработавшими от 5,5 до 11 месяцев, право на полную компенсацию 15 .
Однако есть судебные акты с противоположной точкой зрения: правило абзаца третьего пункта 28 Правил о полной компенсации не должно применяться, поскольку противоречит Трудовому кодексу, в котором закреплен принцип пропорционального расчета компенсации за неиспользованный отпуск 16 .

Среди тех, кто считает абзац третий пункта 28 Правил действующим, также нет единства по всем вопросам, связанным с его применением. Так, специалисты Роструда указывают, что порядок выплаты полной и пропорциональной компенсации при стаже до 11 месяцев касается только работников, проработавших в организации менее года, компенсация за второй рабочий год выплачивается пропорционально отработанному времени 17 . Подобной позиции придерживаются и некоторые суды 18 .

Однако автор не согласен с мнением чиновников и судей и считает, что правила о полной компенсации должны применяться ко всем работникам, увольняемым по основаниям, указанным в абзаце третьем пункта 28 Правил, независимо от того, как давно они трудятся у данного работодателя, если в текущем рабочем году их стаж составляет более 5,5 месяцев. Аргументы в пользу этой точки зрения таковы. В пункте 28 Правил исчерпывающим образом перечислены случаи выплаты не только полной, но и пропорциональной компенсации. Положений, согласно которым работникам, отработавшим более года, всегда выплачивается пропорциональная компенсация за неиспользованный отпуск, Правила не содержат. В них вообще нет отдельного правового регулирования вопросов выплаты компенсации за неиспользованный отпуск работникам, работающим не первый год у работодателя. Поэтому выбор между полной и пропорциональной компенсацией не должен зависеть от того, в каком по счету рабочем году увольняется работник. Иное толкование нарушает закрепленный в Трудовом кодексе принцип равенства прав и возможностей работников 19 , поскольку при одинаковом стаже в текущем рабочем году позволяет компенсировать разное количество дней отпуска за этот год. Подобные выводы можно встретить и в судебной практике 20 .

С учетом вышесказанного количество дней отпуска, на которое будет иметь право при увольнении работник при продолжительности его отпуска в 28 календарных дней, в зависимости от отпускного стажа и основания увольнения равняется следующим значениям (см. таблицу ниже). Также по данному вопросу смотрите материалы информационного блока «Энциклопедия решений. Трудовые отношения, кадры», представленного в системе ГАРАНТ.

Количество дней отпуска, на которое работник имеет право при увольнении в зависимости от отпускного стажа (при продолжительности отпуска в 28 календарных дней).

Количество месяцев отпускного стажа Основание увольнения Количество дней отпуска, на которое работник имеет право при увольнении
1 любое 2.33
2 любое 4.67
3 любое 7
4 любое 9.33
5 любое 11.67
6 по причинам, перечисленным в абз. 3 пункта 28 Правил 28
прочие 14
7 по причинам, перечисленным в абз. 3 пункта 28 Правил 28
прочие 16.33
8 по причинам, перечисленным в абз. 3 пункта 28 Правил 28
прочие 18.67
9 по причинам, перечисленным в абз. 3 пункта 28 Правил 28
прочие 21
10 по причинам, перечисленным в абз. 3 пункта 28 Правил 28
прочие 23.33
11 Значение получено в результате округления в большую сторону по причинам, перечисленным в абз. 3 пункта 28 Правил 28
прочие 25,67
Значение получено в результате округления в меньшую сторону любое 28
12 любое 28

2 утв. Народным Комиссариатом Труда СССР 30.04.1930 № 169 (далее — Правила).

4 абз. 3 п. 28 Правил.

6 определения Санкт-Петербургского городского суда от 13.02.2014 № 33-2064/14, Ярославского областного суда от 22.10.2013 № 33-6282/2013, Московского областного суда от 23.08.2012 № 33-13622.

8 определения Тульского областного суда от 07.04.2011 № 33-871, Саратовского областного суда от 01.08.2013 № 33-4041, Верховного Суда Республики Башкортостан от 21.04.2011 № 33-5172/2011, СК по гражданским делам Нижегородского областного суда от 02.10.2012 № 33-6964.

11 примеры к п. 1, подп. «в» п. 3, п. 4, п. 14 Правил.

12 письмо Ростуда от 18.12.2012 № 1519-6-1.

13 определение Кировского областного суда от 30.07.2013 № 33-2594/2013; решение Синарского районного суда г. Каменск-Уральского от 24.08.2010 № 2-872/2010.

14 абз. 3 п. 28 Правил.

16 определения Вологодского областного суда от 03.09.2010 № 33-3653, Иркутского областного суда от 21.01.2010 № 33-215/2010.

18 определения Верховного суда Республики Коми от 20.08.2012 № 33-3537/2012, Мурманского областного суда от 29.08.2012 № 33-2239.

20 определения Хабаровского краевого суда от 06.07.2012 № 33-4304, Свердловского областного суда от 10.07.2012 № 33-7881/2012.

Дело в том, что названная норма в ее буквальном прочтении ясно и недвусмысленно указывает на право работника (и обязанность работодателя) получить компенсацию за все отпуска, который он не "отгулял", независимо от того, когда они ему причитались. Каких-либо ограничений по срокам или иному основанию законодатель в тексте статьи не установил. И, казалось бы, какие могли возникнуть у работников при увольнении проблемы, но, увы, многие суды считали иначе.

Конвенция МОТ как "камень преткновения"

Проблема "скрывалась" в толковании п. 1 ст. 9 Конвенции № 132 Международной организации труда (МОТ) "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)", которую Россия ратифицировала в 2010 году. Содержание этого пункта такое: "непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска, упомянутая в п. 2 ст. 8 настоящей Конвенции, предоставляется и используется не позже, чем в течение одного года, а остаток ежегодного оплачиваемого отпуска не позже, чем в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск".

А поскольку согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ названная Конвенция МОТ является частью правовой системы России, то срок в 18 месяцев и привлек внимание судов, которые посчитали его ограничительным, то есть работник может использовать отпуск в указанный срок и не позже. При этом суды исходили из того, что срок давности в суд по обращению за компенсацией составляет 21 месяц (18 месяцев срок требования предоставить отпуск по Конвенции + 3 месяца срок обращения в суд по ст. 392 ТК РФ) (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 10 апреля 2017 г. № 33-7113/2017 по делу № 2-105/2017).

Характерным примером может послужить апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 26 июня 2018 г. по делу № 33-26797/2018: Е. не согласилась, в частности, с размером выплаченной ей при увольнении компенсации за неиспользованные отпуска, полагала, что имеет право на выплату за больший период времени.

Суды отклонили требования Е., поскольку исковой срок работника по требованиям о компенсации за неиспользованные отпуска в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции об оплачиваемых отпусках, исчисляется равным 18 месяцам после окончания того года, за который предоставляется отпуск, а истец пропустила срок обращения в суд. Попытку Е. сослаться на то, что нормами национального законодательства предусмотрен более высокий уровень обеспечения прав и свобод работников, а потому положения Конвенции не применяются, апелляционная коллегия отклонила, так как ст. 10 ТК РФ установлен приоритет международных НПА над нормами национального трудового законодательства.

То есть, по мнению суда, не "уместившиеся" в указанный срок отпуска как бы сгорели. Не отгулял, не потребовал, не оспорил, – так и пеняй на себя.

Правда, в то же время, часто в судебной практике встречалась и иная точка зрения, о том, что норма ст. 9 Конвенции никак не ограничивает права работника на получение компенсации по ч. 1 ст. 127 ТК РФ, поскольку ст. 9 регулирует лишь сроки предоставления и использования отпусков в период трудовых отношений (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2017 г. по делу № 33-2510/2017). Более подробную подборку судебной практики привел КС РФ в своем постановлении, потому ограничимся лишь выше приведенными примерами.

КС РФ на страже справедливости

Такое противоречие в позиции судов и несправедливость ограничительного применения положений Конвенции МОТ и послужило основанием для обращения в КС РФ с просьбой проверить на соответствии Конституции РФ положения ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 392 ТК РФ.

КС РФ, проверив доводы жалоб, признал спорные нормы не противоречащими Конституции РФ, поскольку они не ограничивают право работника на получение компенсации за неиспользованные отпуска при увольнении. Между тем нашел неверным применение судами положений ст. 9 Конвенции МОТ № 132.

В частности, Суд указал, что спорная норма Конвенции:

  • устанавливает гарантии предоставления отпуска и предельные сроки, когда отпуск должен быть предоставлен работнику;
  • при этом речь идет о "действующих" трудовых отношениях;
  • а потому в каком-либо виде право работника на получение компенсации за неиспользованные отпуска не затрагивает и не ограничивает сроки обращения в суд;
  • следовательно при увольнении работник вправе требовать компенсации за все неиспользованные отпуска независимо от времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен тот или иной неиспользованный (полностью либо частично) отпуск.

То есть срок в 18 месяцев не может применяться для отклонения требований работника о компенсации при увольнении. И работник вправе потребовать компенсировать ему неиспользованные дни отпуска хоть за 20 лет.

Злоупотребление – лазейка для работодателя?

Между тем КС РФ предусмотрел и то, что положения о компенсации могут использоваться недобросовестными работниками и работодателями для накопления отпускных до увольнения, чтобы получить сразу большую сумму – в каком-то роде аналог счета в банке.

Чтобы избежать подобного, судам предписано разрешать вопрос о компенсации с учетом всех обстоятельств дела, включая:

  • причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск;
  • наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя;
  • специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя и возможность злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, в том числе фактическое использование отпусков без надлежащего оформления (когда "на бумаге" отпуска вроде бы и не было).

В случае выявления недобросовестности и злоупотребления правом со стороны самого работника, суд может и "сократить" или и вовсе отклонить требование о выплате компенсации.

Надо отметить, что суды и раньше рассматривали подобные вопросы и учитывали правовой статус работника и его возможность использовать положенный отпуск и получить компенсацию и оплату в полной мере (апелляционное определение Московского городского суда от 6 мая 2015 г. № 33-5780/15). Особенно это касается работников, занимающих руководящие должности.

Так, например, суд, отказывая в удовлетворении требований истца в полном объеме в части компенсации, указал, что истец занимала руководящую должность в государственном бюджетном учреждении, не была лишена возможности реализовать право на отпуск, в том числе и после 2001 года, однако использовала отпуска за иные, более поздние периоды, при этом, как пояснил ее представитель, она была намерена получить соответствующую компенсацию при увольнении, потому заявленные требования удовлетворению не подлежат (апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 10 декабря 2018 г. по делу № 33-51718/2018).

Что же теперь делать?

Выводы КС РФ, прежде всего, хорошая новость для работников, которые могут получить компенсацию за нарушение своего права на отдых за все время работы, если, конечно, они сами не способствовали такому нарушению.

Однако работнику придется проявить более активную позицию в отстаивании своих прав, например, требовать предоставления отпуска, обжаловать отказ в этом (в том числе "молчаливый") и т. п., под страхом признания своей пассивности разновидностью недобросовестности и злоупотребления правом, а, значит, и отказа в получении компенсации.

Но вот для работодателя новость плохая, поскольку, может создать ситуацию, когда на компенсацию по решению суда придется отвлечь из оборота серьезные суммы. Потому в качестве меры профилактики потребуется наведение жесткой дисциплины в плане предоставления отпусков, а именно, прежде всего, строгое соблюдение графика отпусков.

Например, на практике часто встречается вопрос от кадровиков о возможных действиях, если работник не желает идти в отпуск?

Конечно, это не означает, что теперь не надо проявлять гибкость и идти навстречу работникам, если те просят перенести отпуск, просто потребуется более внимательно следить, чтобы после переноса положенные дни отпуска такие работники "отгуляли".

– Следует ли из решения Конституционного суда, что при увольнении любой работник может рассчитывать на компенсацию неиспользованного отпуска за все отработанное время без каких-либо ограничений?

Из решения Конституционного суда следует, что любой работник, увольняющийся из компании, может рассчитывать на компенсацию за все отработанное время. Значит, даже если прошло, например, 10 лет с того года, за который не был использован отпуск, за него все равно придется платить в случае увольнения сотрудника.

Тем не менее, в абзаце 7 пункта 5.2 постановления Конституционный суд указывает, что выплата компенсации не может рассматриваться в качестве замены отпуска и правомерный способ накопления.

Поэтому с целью минимизации злоупотреблений как со стороны сотрудника, так и со стороны работодателя согласно абзацу 8 пункта 5.2 постановления Конституционного суда при рассмотрении спора о выплате работнику денежной компенсации за неиспользованные отпуска суды должны оценить «всю совокупность обстоятельств конкретного дела, включая причины, по которым работник своевременно не воспользовался своим правом на ежегодный оплачиваемый отпуск, наличие либо отсутствие нарушения данного права со стороны работодателя, специфику правового статуса работника, его место и роль в механизме управления трудом у конкретного работодателя, возможность как злоупотребления влиянием на документальное оформление решений о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, так и фактического использования отпусков, формально ему не предоставленных в установленном порядке, и т.д.».

В постановлении Конституционного суда РФ не отражены правовые последствия, которые могут возникнуть в случае выявления судом злоупотреблений одной из сторон трудовых отношений.

– Должны ли компании выплачивать работнику компенсацию за неиспользованные отгулы в случае его увольнения?

Да, компании должны рассчитываться с работником за отгулы при увольнении работника.

Согласно части 4 статьи 153 ТК РФ дополнительный день отдыха (отгул) предоставляется по желанию работника, а работа в выходной или нерабочий праздничный день оплачивается в одинарном размере, а день отдыха оплате не подлежит.

В силу части 1 статьи 153 ТК РФ по общему правилу работа в выходной или праздничный день подлежит оплате не менее чем в двойном размере.

В случае, когда работник выбрал дополнительный день отдыха (отгул), но не воспользовался им, при увольнении за таким работником сохраняется право на получение отгула до даты увольнения или денежной компенсации за неиспользованные дни отдыха.

– Устанавливаются ли какие-либо ограничения по сроку давности при рассмотрении дел о выплате компенсации за неиспользованные отпуска? Могут ли работники, покинувшие компанию несколько лет назад, обратиться с требованием о выплате компенсации за неиспользованный отпуск за все предыдущие периоды?

Согласно части 2 статьи 392 ТК РФ работник в течение года с даты прекращения трудового договора имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора о выплате работнику компенсации за неиспользованные отпуска, обязательность выплаты которой установлена частью 1 статьи 127 ТК РФ.

При этом, как указывает в своем постановлении Конституционный суд Российской Федерации (абзац 6 пункта 5.2), длительность времени, прошедшего с момента окончания того рабочего года, за который должен был быть предоставлен неиспользованный (полностью либо частично) отпуск, не имеет значения.

Таким образом, работники, покинувшие компанию несколько лет назад, были вправе требовать выплатить им компенсацию за неиспользованный отпуск только в течение года с даты увольнения. Однако работники, покинувшие компанию в 2018 году, могут в течение года со дня увольнения обраться в суд с требованием о взыскании компенсации за любой период, в течение которого не был использован ежегодный оплачиваемый отпуск.

– Может ли работник, руководствуясь постановлением Конституционного суда РФ, обратиться к работодателю с требованием предоставить ему дополнительный отпуск за счет неиспользованного ранее отпуска?

Постановление Конституционного суда Российской Федерации направлено на решение вопроса о возможности получения работником компенсации за все неиспользованные отпуска независимо от их продолжительности и периода, за который они не использованы, а также на уточнение срока, в течение которого работник может обратиться в суд для взыскания денежной компенсации.

Само по себе постановление Конституционного суда Российской Федерации не является основанием для предъявления работником требования о предоставлении дополнительного отпуска. При решении вопроса о предоставлении отпуска работник и работодатель должны руководствоваться положениями Трудового кодекса РФ. Постановление Конституционного суда в данном случае может быть использовано при толковании отдельных положений Трудового кодекса РФ с целью формирования единого понимания содержания норм Трудового кодекса РФ.

Ежегодный оплачиваемый отпуск может быть продлен или перенесен работодателем с учетом пожеланий работника согласно статье 124 ТК РФ.

Неиспользованная часть отпуска может быть присоединена к отпуску за текущий год или использована в иное время по согласованию с работодателем.

В случае присоединения неиспользованной части отпуска к отпуску за текущий год необходимо отразить эту информацию в графике отпусков. Использование части отпуска за предыдущие годы в иное время дополнительно согласовывается с работодателем.

– На кого распространяется постановление Конституционного Суда Российской Федерации (государственные учреждения, организации различных форм собственности, индивидуальные предприниматели и т.д.)?

Согласно статье 6 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" решения Конституционного Суда обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. В силу абзаца 2 статьи 79 вышеуказанного закона решения Конституционного Суда действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами.

– Могут ли рассчитывать на компенсацию неиспользованного отпуска работники, которые вышли на пенсию?

Поскольку Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит такого специального основания прекращения трудового договора как выход работника на пенсию, выход на пенсию оформляется путем увольнения сотрудника по собственному желанию (п.3 ч.1 ст. 77, ст. 80 ТК РФ).

Такому работнику в соответствии с требованиями статьи 127 ТК РФ должна быть выплачена компенсация за неиспользованную часть отпуска в последний день работы.

В случае если указанная компенсация не была выплачена работнику, он в силу части 2 статьи 392 ТК РФ вправе обратиться в течение одного года с даты увольнения в связи с выходом на пенсию в суд с требованием о взыскании денежной компенсации за неиспользованный за период работы отпуск.

– С помощью каких документов работники могут доказать, что у них есть неиспользованный отпуск?

Согласно части 1 и части 3 статьи 123 ТК РФ ежегодный оплачиваемый отпуск предоставляется работнику в соответствии с утвержденным графиком отпусков, причем о времени отпуска работник должен быть извещен под роспись не позднее, чем за две недели до его начала. Изучив приказы компании о предоставлении работнику ежегодного оплачиваемого отпуска, можно определить, какая часть отпуска и за какой период не была использована.

Если отпуск был перенесен в соответствии со статьей 124 ТК РФ, то приказ о предоставлении отпуска оформляется на основании письменного заявления работника. В данном случае подтверждением продолжительности отпуска будут заявление работника и приказ работодателя.

– Каким образом работодатель может изменить кадровую политику компании с учетом постановления Конституционного Суда РФ?

Частью 4 статьи 124 ТК РФ устанавливается прямой запрет на непредоставление ежегодного оплачиваемого отпуска в течение двух лет подряд. Следовательно, кадровая политика компании должна основываться, прежде всего, на соблюдении указанного положения Трудового кодекса РФ.

Постановление Конституционного суда, вынесенное с целью защиты интересов работников, не реализовавших свое право на отдых, может в некоторой степени повлиять на кадровую политику компаний, поскольку с учетом позиции Конституционного суда компания должна будет выплатить работнику компенсацию за все неиспользованные отпуска независимо от того периода, в котором они должны были быть предоставлены.

- Может ли работодатель заранее начать выплачивать работникам компенсацию, если у работника накопилось много неиспользованных дней отпуска?

Выплата компенсации вместо предоставления отпуска по общему правилу в силу статьи 127 ТК РФ допускается только в случае увольнения работника, поэтому работодатель не может заранее начать выплачивать работникам компенсацию.

Замена ежегодного оплачиваемого отпуска денежной компенсацией допускается Трудовым кодексом РФ только в части, превышающей 28 календарных дней. Также следует отметить, что такая замена допускается только по письменному заявлению работника.

Следовательно, накопление большого количества неиспользованных дней в отпуске не является основанием для выплаты компенсации работающему сотруднику.

Выплата работающему сотруднику денежной компенсации, по сути, заменит отпуск и лишит работника конституционного права на отдых, что, как указывает Конституционный суд РФ в абзаце 7 пункта 5.2 постановления, недопустимо.

- Могут ли компании сократить число неиспользованных работником дней, предоставив ему дополнительные отпуск?

Компания может предоставить по заявлению работника отпуск за счет неиспользованной части отпуска за предыдущие годы.

Согласно части 3 статьи 124 ТК РФ отпуск, перенесенный на следующий рабочий год, должен быть использован не позднее 12 месяцев после окончания того рабочего года, за который он предоставляется.

Часть 1 статьи 9 Конвенции N 132 Международной организации труда "Об оплачиваемых отпусках (пересмотренная в 1970 году)" уточняет это условие и предусматривает, что остаток ежегодного оплачиваемого отпуска (то есть отпуск за вычетом непрерывной части, равной двум рабочим неделям) должен быть использован не позже, чем в течение восемнадцати месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск.

В противном случае будет нарушено положение о запрещении непредоставления основного отпуска в течение двух лет подряд.

Таким образом, компания не только может, но и должна предоставлять работнику отпуск за предыдущий период наряду с ежегодным основным оплачиваемым отпуском.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: