Судебная практика по договорам страхования гражданской ответственности

Обновлено: 04.12.2022

Юристы Практики по разрешению споров компании Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP подготовили обзор актуальных правовых позиций окружных арбитражных судов по договорам страхования за август 2021 года.

Течение срока исковой давности по договору страхования

Документ: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.08.2021 по делу № А40-109730/2020, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2021 по делу № А40-228431/20, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2021 по делу № А40-7088/21, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.08.2021 по делу № А65-14680/2020.
Выводы судов: Срок исковой давности по требованию о выплате страхового возмещения начинает течь с момента, когда субъективное право выгодоприобретателя на получение страхового возмещения было нарушено, а не с момента, когда произошел страховой случай. Cубъективное право выгодоприобретателя считается нарушенным, (1) когда страховщик отказался платить страховое возмещение либо, (2) когда страховщик не выплатил страховое возмещение в установленный договором страхования срок.

Недействительность договора страхования

Выплата страхового возмещения

Документ: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.08.2021 по делу № А40-219314/2020
Выводы судов:
Страховщик не может быть освобожден от выплаты страхового возмещения в пользу общества, находящегося в банкротстве, вследствие причинения арбитражным управляющим убытков в результате умышленных действий. В этом случае страховщик может обратиться к специальному способу защиты – предъявить регрессное требование к арбитражному управляющему в размере произведенной страховой выплаты.

Документ: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.08.2021 по делу № А57-31558/2020
Выводы судов: При определении судом размера возмещения вреда потерпевшему в результате причинения лицом, чья ответственность застрахована по договору ОСАГО, вреда автомобилю с учетом износа заменяемых деталей, узлов и агрегатов исследованию подлежат как (1) вопросы, связанные с соотношением действительного ущерба и размера выплаченного в денежной форме страхового возмещения, так и (2) вопросы, связанные с оценкой действий потерпевшего и (или) страховой компании, приведших к такому способу возмещения вреда, на предмет отсутствия злоупотребления правами с их стороны.

Документ: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.08.2021 по делу № А56-17609/2020
Выводы судов: Право потерпевшего обратиться с требованием о возмещении вреда как к страховщику, так и к страхователю, не исключает необходимость предварительного обращения к страховщику для составления страхового акта, подтверждающего наступление страхового случая.

Документ: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.08.2021 по делу № А56-109426/2020
Выводы судов:
Суд при определении формы страхового возмещения, доступной потерпевшему по Закону ОСАГО, должен отталкиваться от вида транспортного средства, которому был причинен вред (в частности, исследовать паспорт транспортного средства).

Председатель судебного состава по гражданским делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС Сергей Асташов подчеркнул, что определение размера страхового возмещения по ОСАГО и определение стоимости восстановительного ремонта для причинителя вреда – разные вещи


По словам Сергея Асташова, принципиальная позиция Судебной коллегии заключается в том, что реализация потерпевшим права на получение страхового возмещения в денежной форме не влечет за собой ограничение права на возмещение ущерба причинителем вреда в полном размере.

Как ранее сообщалось, 9 февраля по веб-конференции прошло совещание судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

По мнению Вячеслава Лебедева, дела о «домашнем насилии» целесообразно отнести к делам частно-публичного обвинения

На совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов председатель ВС рассказал о статистике рассмотрения дел в 2020 г. и о планируемых к принятию постановлениях Пленума

О важных позициях по делам об ОСАГО и страховании рисков заемщиков коллегам рассказал председатель судебного состава по гражданским делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Сергей Асташов.

В начале своего доклада он отметил, что при повреждении транспорта в ДТП возникают два правоотношения. Первое – из договора ОСАГО: «Здесь объем возмещения регулируется особыми условиями, которые предусмотрены Законом об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, Правилами ОСАГО и Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства». Для этой группы правоотношений в законе установлено ограниченное возмещение, то есть с учетом износа транспорта, напомнил судья.

Второе правоотношение – из причинения вреда: «Здесь для причинителя вреда действуют положения ст. 15 и 1064 ГК РФ, которые говорят о полном возмещении ущерба потерпевшему». Это предполагает применение рыночных цен без учета износа поврежденного имущества, пояснил Сергей Асташов.

В то же время, подчеркнул он, ограниченное возмещение по договору обязательного страхования гражданской ответственности касается не только поврежденных транспортных средств. Это общий принцип возмещения ущерба по таким договорам. «То есть износ применяется не только к транспортным средствам, но и к другому имуществу, такому, например, как оборудование автозаправочных станций, опоры различных контактных сетей и так далее. Единственное различие в том, что к транспортным средствам применяется Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт, а в отношении другого имущества размер ущерба определяется по смете восстановительного ремонта, смете расчета», – рассказал судья.

Конституционный Суд подчеркнул, что ОСАГО не может подменить или отменить институт деликтных обязательств и не должно приводить к безосновательному снижению возмещения потерпевшему

По его словам, из-за правила об учете износа страховое возмещение обычно не компенсирует причиненный вред полностью. В этом случае на основании ст. 1072 ГК потерпевший может взыскать оставшуюся часть с причинителя вреда. При определении этой разницы судам необходимо проверять, в полном ли размере получено страховое возмещение, заметил Сергей Асташов. Если по каким-либо причинам – например, в случае заключения соглашения о выплате без проведения независимой экспертизы транспортного средства – страховое возмещение получено не в полном размере, причинитель вреда не обязан компенсировать потерпевшему оставшуюся часть.

Сергей Асташов акцентировал внимание на том, что определение размера страхового возмещения по договору ОСАГО и определение стоимости восстановительного ремонта для причинителя вреда – это разные вещи. «Вопрос ведь не только в применении износа, но и в тех ценах, которые применяются. Проверка страхового возмещения определяется по правилам, которые предусмотрены для ОСАГО, а проверка определения размера восстановительного ремонта для причинителя вреда – по рыночным ценам без учета износа», – пояснил судья.

Он также напомнил, что по Закону об ОСАГО собственники легковых автомобилей, как правило, получают страховое возмещение в виде организации и оплаты ремонта на СТО. «Страховая компания обязана организовать ремонт поврежденного транспортного средства гражданина на станции технического обслуживания, с которой заключен договор. Причем этот ремонт в соответствии с Законом и Правилами об ОСАГО должен производиться, если требуется замена запасных частей, комплектующих изделий, без учета их износа. То есть при организации натурального ремонта износ автомобиля, как правило, не имеет значения», – еще раз подчеркнул докладчик.

В то же время по Закону об ОСАГО из правила об обязательной организации ремонта есть ряд исключений, добавил Сергей Асташов: «В каких-то случаях по выбору потерпевшего (например, когда он является инвалидом), в каких-то – по объективным причинам (например, в случае так называемой полной гибели транспортного средства) или по соглашению между потерпевшим и страховой компанией вместо натурального ремонта может быть произведено страховое возмещение в денежной форме. Но если в денежной форме, то с учетом износа. И опять появляется эта разница».

По его словам, принципиальная позиция Судебной коллегии по гражданским делам заключается в том, что реализация потерпевшим права на получение страхового возмещения в денежной форме не влечет за собой ограничение права на возмещение ущерба причинителем вреда в полном размере. «Другими словами, если потерпевший по предусмотренным законом основаниям, в том числе и при заключении соглашения со страховой компанией, реализовал свое право на получение страхового возмещения вместо натурального ремонта в денежной форме, то он при этом не лишается права на полное возмещение ущерба со стороны причинителя вреда (имеется в виду та разница) и в том случае, если весь причиненный ущерб находится в пределах лимита ответственности по договору ОСАГО», – пояснил судья.

Адвокаты и юристы о Постановлении Пленума ВС РФ «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

По общему правилу, отметил он, потерпевший не может требовать выплаты страхового возмещения деньгами без согласия страховой. «Но в тех случаях, когда страховая компания нарушает предусмотренный законом срок для выдачи направления на станцию технического обслуживания для производства натурального ремонта, в соответствии с п. 52 Постановления Пленума ВС РФ о применении законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств потерпевший имеет право потребовать страховое возмещение в денежной форме».

Поскольку эти правоотношения подчиняются общим нормам Гражданского кодекса, у потерпевшего есть и другие способы защиты. «В том случае, если должник ненадлежащим образом исполняет свои обязательства, он обязан возместить убытки», – подчеркнул Сергей Асташов. Так, если должник не исполняет обязательство по выполнению работ или оказанию услуг, кредитор на основании ст. 397 ГК вправе сделать это сам или поручить работу третьему лицу и взыскать соответствующие расходы с должника, напомнил судья.

«Если страховая компания не исполняет свои обязательства по организации и оплате натурального ремонта транспортного средства гражданина, в случае такого виновного неисполнения потерпевший, владелец поврежденного транспортного средства, вправе потребовать возмещения убытков. Подчеркиваю, не страхового возмещения в денежной форме, а возмещения убытков в связи с неисполнением страховой компанией этого обязательства в полном размере, то есть в размере стоимости восстановительного ремонта автомобиля так, как он должен был быть отремонтирован на СТО, то есть без учета износа», – пояснил Сергей Асташов. По его словам, это достаточно новая правовая позиция СКГД.

Спикер также отметил, что закон устанавливает определенные требования к экспертам, которые проводят судебные экспертизы по делам об ОСАГО. Определять стоимость восстановительного ремонта и выяснять, соответствует ли повреждение автомобиля заявленной дорожно-транспортной ситуации, может не любой автотехник, а только эксперт, который прошел специальное обучение и включен в соответствующий реестр Минюста, указал Сергей Асташов.

Часть доклада судья посвятил страхованию рисков заемщиков. Прекращает ли досрочная выплата кредита действие договора страхования? И может ли страхователь-заемщик вернуть часть страховой премии при досрочном прекращении или отказе от договора страхования? Правовая позиция о применении ст. 958 ГК, по словам Сергея Асташова, достаточно сформирована: ответы на эти вопросы зависят от условий договора.

Судья добавил, что не так давно СКГД столкнулась с неясными и противоречивыми условиями договора страхования и программы страхования заемщиков: «В этом случае толкование договора осуществляется в пользу контарагента той стороны, которая является профессиональной и разработала условия этого договора». То есть в пользу потребителя.

Упомянул Сергей Асташов и о возможности заемщика самостоятельно застраховать риски из кредитного договора. «В ст. 7 Закона о потребительском кредите предусмотрено, что кредитная организация обязана предоставить заемщику возможность самостоятельно заключить договор страхования на условиях, определенных кредитным договором. То есть кредитная организация не вправе навязывать конкретную страховую организацию или какой-то единственный вариант заключения договора страхования. Важно, что это право существует у заемщика не только в момент получения кредита, но и сохраняется впоследствии. В течение действия кредитного договора заемщик вправе отказаться от первого заключенного договора страхования и заключить договор с другой страховой компанией. Главное, чтобы этот второй договор страхования соответствовал тем условиям, которые были оговорены сторонами при заключении кредитного договора», – объяснил судья.

При этом, подчеркнул он, срок заключения второго договора принципиального значения не имеет. В тот период, когда есть страхование, сохраняется пониженная ставка кредита. Если был перерыв между окончанием первого и началом действия второго страхового соглашения, то в это время будет применяться другая ставка в зависимости от условий кредитного договора.

1. По договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

2. Договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо. В случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор личного страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным лицом, в том числе в пользу не являющегося застрахованным лицом страхователя, может быть заключен лишь с письменного согласия застрахованного лица. При отсутствии такого согласия договор может быть признан недействительным по иску застрахованного лица, а в случае смерти этого лица по иску его наследников.

Комментарий к ст. 934 ГК РФ

1. Личное страхование связано с возможностью наступления личных обстоятельств в жизни гражданина (например, смерти или вступления в брак). Эти обстоятельства не всегда вызывают материальные потери для застрахованного, а если и вызывают, то эти потери не всегда поддаются точному исчислению. Поэтому страховая выплата здесь состоит не в возмещении убытков, а в выплате указанной в договоре страховой суммы для обеспечения гражданина средствами при наступлении страхового случая. Отсюда и название страховой выплаты по личному страхованию - страховое обеспечение.

2. Страховая выплата может производиться единовременно (например, в случае смерти) или периодическими платежами - аннуитетами (например, в случае утраты трудоспособности). Она производится в пределах установленной договором страховой суммы, размер которой определяется сторонами в договоре по их усмотрению (п. 1 и 3 ст. 947 ГК).

3. В зависимости от вида страхуемых рисков выделяют страхование на случай: 1) причинения вреда жизни; 2) причинения вреда здоровью; 3) достижения определенного возраста (на дожитие); 4) наступления иных обстоятельств (вступление в брак, рождение ребенка, увольнение с работы и т.п.).

Как и всякое страхование, личное страхование имеет рисковый характер. Однако во многих случаях страховая выплата по личному страхованию производится всегда, но ее размер и срок выплаты являются для сторон неизвестными при заключении договора. Таково, например, страхование на дожитие: при достижении определенного возраста выплачивается одна сумма, а если гражданин умер до этого возраста - другая сумма. Поэтому и здесь элемент риска присутствует. Такое страхование именуют накопительным. В дополнение к страховой сумме при накопительном страховании может выплачиваться часть инвестиционного дохода, приходящегося на уплаченную страхователем страховую премию (абз. 2 п. 6 ст. 10 Закона об организации страхового дела).

4. Страховая выплата по личному страхованию производится независимо от выплаты сумм, причитающихся по другим договорам страхования, а также по обязательному социальному страхованию, социальному обеспечению и в порядке возмещения вреда (абз. 1 п. 6 ст. 10 Закона об организации страхового дела).

5. При личном страховании застрахованным лицом является гражданин, в жизни которого могут произойти обстоятельства, служащие страховыми случаями. Застрахованное лицо часто не совпадает со страхователем. Личность застрахованного должна быть вполне определенно указана в договоре (подп. 1 п. 2 ст. 942 ГК).

Страховая выплата производится лицу, в пользу которого заключен договор, - выгодоприобретателю (абз. 2 п. 1 коммент. ст.). Этим лицом может быть страхователь, застрахованное лицо или иное лицо, названное в договоре страхования.

6. Если договор заключается не в пользу застрахованного лица, то требуется письменное согласие застрахованного лица на заключение договора страхования. Законодатель рассматривает договор, заключенный без согласия застрахованного, в качестве оспоримой сделки, которая может быть оспорена самим застрахованным лицом или его наследниками (абз. 2 п. 2 коммент. ст.). Срок давности по этому требованию составляет один год со дня, когда застрахованное лицо (его наследники) узнало или должно было узнать о заключении договора страхования (п. 2 ст. 181 ГК).

Согласно абз. 2 п. 2 коммент. ст. застрахованное лицо дает согласие на сделку. Такое согласие представляет собой одностороннюю сделку, служащую предпосылкой вступления договора личного страхования в силу. При отсутствии согласия застрахованного лица договор личного страхования не вызывает соответствующего его содержанию правового последствия и поэтому не может быть оспорен, поскольку оспаривание сделки направлено на прекращение вызванного ею правового последствия (см.: Крашенинников Е.А. Сделки, нуждающиеся в согласии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2008. Вып. 15. С. 11. Прим. 20).

Поскольку законодательство о страховании не предусматривает особенностей дачи согласия лицами, не обладающими полной дееспособностью, подлежат применению общие предписания ст. 26 - 30 ГК.

7. Закон не требует, чтобы страхователь или выгодоприобретатель имели какой-либо интерес в страховании на случай наступления обстоятельств в жизни застрахованного лица. Представляется, что требование абз. 2 п. 2 коммент. ст. о получении согласия застрахованного лица на личное страхование его интересов устраняет необходимость выяснения того, имеется ли у страхователя интерес в заключении договора страхования или имеется ли у выгодоприобретателя интерес в получении страховой выплаты в случае наступления страхового случая. Вместе с тем такое страхование не должно приобретать характер игры и в соответствующих случаях может быть признано притворной сделкой (п. 2 ст. 170 ГК).

8. Если страховой случай состоит в смерти застрахованного, а выгодоприобретателем назначено другое лицо, то причитающаяся выгодоприобретателю страховая сумма не попадает в состав наследственной массы.

Судебная практика по статье 934 ГК РФ

Оспариваемые заявителем положения статей 850, 851, 934, пунктов 2 и 4 статьи 935 ГК Российской Федерации направлены на обеспечение баланса прав и законных интересов сторон договора банковского счета, достижение необходимой определенности содержания заключаемого сторонами договора личного страхования и сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, в конкретном деле в указанном им аспекте.

Признавая предписание в обжалуемой части законным и обоснованным и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды руководствовались статьями 1, 21, 22 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации", а также статьями 421, 861, 927, 934, 936 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-I "О защите прав потребителей", статьей 30 Закона Российской Федерации от 02.12.1990 N 395-I "О банках и банковской деятельности", а также позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 8 Информационного письма от 13.09.2011 N 146.

Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь статьями 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьями 8, 10, 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", статьей 30 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", статьями 317, 927, 934, 940, 954 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 5 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)", пришли к выводу о неправомерности действий банка по взиманию с заемщика платы за подключение к пакету услуг по договору страхования; информация о конкретном ценовом выражении в рублях стоимости услуги по страхованию отсутствует. Надлежащим образом оформленные доказательства доведения до сведения заемщика необходимой информации о стоимости услуг по подключению к пакету услуг по программе страхования заемщиков банка в рублях последним не представлены. Потребителю не была предоставлена объективная возможность возражения относительно наличия условия об уступке прав требований третьим лицам. Соответствующая документация относительно осуществления согласования с заемщиком указанных условий обществом не представлена.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 421, 422, 427, 431, 845, 854, 934, 935, 954 Гражданского кодекса, статей 1, 16, 40 Закона о защите прав потребителей, статьи 17 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля", Положением "О правилах осуществления перевода денежных средств", утвержденным Центральным банком Российской Федерации 19.06.2012 N 383-П, принимая во внимание Правила предоставления потребительских нецелевых кредитов физическим лицам, утвержденные приказом банка от 14.06.2013 N 293-ОД (далее - Правила), Программу коллективного страхования от несчастных случаев и болезней от 22.01.2016, учитывая разъяснения, изложенные в пункте 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров", пришли к выводу о том, что оспоренное предписание вынесено в рамках предоставленной уполномоченному органу компетенции, соответствует действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы заявителя в сфере экономической деятельности.

Как следует из представленных материалов, по результатам внеплановой документарной проверки в отношении общества, в связи с поступившим обращением от 10.05.2016 N П/2302 о нарушении норм действующего законодательства при заключении и исполнении обязательств по договору займа, заключенному с потребителем Ишуткиной Е.В., управлением в адрес общества вынесено предписание, согласно которому на общество возложена обязанность в срок до 30.08.2016 прекратить нарушения статьи 8, статьи 10, пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей). В целях устранения выявленных нарушений обществу необходимо привести в соответствие с нормами действующего законодательства положения действующей в настоящее время типовой формы договора займа в части порядка заключения договора страхования и оплаты страховой премии (пункт 2 статьи 934, статья 954 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Оценив представленные доказательства, руководствуясь положениями статей 382, 388, 927, 934, 954 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", статьи 5 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)", суды пришли к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по двум вменяемым эпизодам из трех.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды трех инстанций, оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 421, 426, 427, 861, 934, 935 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 22, 24 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", статьи 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", статьи 30 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", Положением Банка России от 31.08.1998 N 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)", правовой позицией, сформулированной в пункте 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров", пришли к выводу о наличии у уполномоченного органа правовых оснований для вынесения представления в оспоренной части.

Часть первая статьи 1112 ГК Российской Федерации, определяющая виды имущества, входящего в состав наследства, направлена на реализацию статьи 35 (часть 4) Конституции Российской Федерации, которая гарантирует право наследования, и - рассматриваемая во взаимосвязи с абзацем первым пункта 2 статьи 934 ГК Российской Федерации о том, что договор личного страхования считается заключенным в пользу застрахованного лица, если в договоре не названо в качестве выгодоприобретателя другое лицо; в случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица, - не может расцениваться как нарушающая в обозначенном в жалобе аспекте конституционные права заявителя, в деле с участием которого суд кассационной инстанции указал, что получателем страхового возмещения по договору личного страхования, заключенному наследодателем при жизни, являлся банк, указанный в договоре в качестве выгодоприобретателя, а не наследники застрахованного лица.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 421, 934 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 4, 5, 10, 23, 39, 44 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), статей 4, 10 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", с учетом правовой позиции, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства", суды пришли к выводу о законности ненормативного акта и отсутствии в действиях АО "СОГАЗ" признаков нарушения статьи 10 Закона о защите конкуренции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

1. Договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся:

гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая;

прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

2. Страхователь (выгодоприобретатель) вправе отказаться от договора страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи.

3. При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если законом или договором не предусмотрено иное.

Комментарий к ст. 958 ГК РФ

1. Обязательства по страхованию прекращаются по общим основаниям, установленным законом (например, вследствие совпадения кредитора и должника в одном лице - ст. 413 ГК). Коммент. ст. предусмотрены специальные основания прекращения страхового обязательства до истечения срока страхования. Этот перечень может быть дополнен договором, в том числе правилами страхования, являющимися частью договора.

Указанные в п. 1 коммент. ст. основания прекращения относятся к обязательству страховщика по страховой выплате и обязательству страхователя по уплате страховых взносов. Если страховой случай еще не наступил, то прекращается не обязательство страховщика по страховой выплате, а условное притязание страхователя на страховую выплату (см. п. 3 коммент. к ст. 929 ГК).

2. Предусмотренный п. 2 коммент. ст. отказ страхователя от договора представляет собой одностороннюю сделку, которая влечет прекращение возникшего из договора страхования правоотношения. Обязанность по уплате страховых взносов в случае просрочки их внесения при этом сохраняется.

Если страховой случай наступил и страхователь намерен отказаться от притязания на страховую выплату, то отношения сторон подчиняются действию ст. 415 ГК.

3. Из сопоставления п. 2 коммент. ст. и п. 4 ст. 430 ГК следует, что при отказе выгодоприобретателя от договора (точнее - от условного притязания на страховую выплату) страхователь может назначить выгодоприобретателем себя. На основании ст. 956 ГК он может также назначить другого выгодоприобретателя.

При наступлении страхового случая отказ выгодоприобретателя от притязания на страховую выплату не препятствует назначению нового выгодоприобретателя на случай наступления новых страховых обстоятельств в пределах срока страховой защиты.

Судебная практика по статье 958 ГК РФ

В кассационной жалобе предприниматель просит о пересмотре указанных судебных актов, ссылаясь на неправильное определение судами предмета спора, необоснованное применение статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации и неприменение статьи 168 Кодекса.
В силу части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Рассмотрев обстоятельства спора, суды пришли к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования о взыскании задолженности по уплате страховой премии, поскольку договор страхования судов и гражданской ответственности судовладельцев от 09.03.2010 N 006301/002410-000058 прекращен в соответствии с положениями статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, Правил страхования средств водного транспорта от 17.08.2009 и Правил страхования ответственности судовладельцев от 11.01.2010 в связи с досрочным отказом от него страхователя.

При исследовании и оценке доказательств по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ суды установили, что общество не доказало наличие причинно-следственной связи между действиями учреждения и причинением обществу убытков в виде упущенной выгоды, и, руководствуясь статьями 15, 370, 393, 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска в части взыскания упущенной выгоды.

При этом суды исходили из того, что спорные условия договора страхования соответствуют положениям Правил и статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Доказательств того, что потребитель как сторона в договоре был лишен возможности влиять на его содержание, не представлено.

Согласно пункту 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Почернея Д.А., суды пришли к выводу о том, что досрочное погашение кредита не является обстоятельством, которое в силу пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации может прекратить застрахованные по договору риски. Кроме того, прекращение кредитного договора, учитывая условия договора страхования, не прекратило действие последнего.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался статьями 309, 310, 450, 958, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что условиями договора страхования предусмотрено его досрочное прекращение по желанию клиента. Поскольку Дорофеева Л.Ф. воспользовалась правом на досрочное прекращение договора страхования, суд взыскал с Банка в пользу Дорофеевой Л.Ф. в качестве неосновательного обогащения сумму платы за присоединение к Программе страхования с момента, когда договор страхования перестал действовать, и до момента полного погашения кредита, а также штраф за неудовлетворение требований истца в добровольном порядке и компенсацию морального вреда.

Согласно статье 958 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая; прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью (пункт 1).

Отменяя решение в части удовлетворения исковых требований, суд апелляционной инстанции руководствовался положениями части 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из отсутствия в заключенном между сторонами договоре страхования условия о возврате уплаченной страховщику страховой премии при досрочном отказе страхователя от договора страхования.

Удовлетворяя требования о взыскании части страховой премии за неиспользованный период действия договора страхования от несчастных случаев (полис N . ), суд первой инстанции, руководствуясь пунктами 1, 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что после исполнения обязательств договору потребительского кредита возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай, в связи с чем часть страховой премии за неистекший период страхования подлежит возврату Надымову Д.В.

1. По договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

2. Лицо, риск ответственности которого за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя.

3. Договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен.

4. В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Комментарий к ст. 931 ГК РФ

1. Страхование ответственности распадается на два вида: страхование ответственности за причинение вреда (ст. 931 ГК) и страхование договорной ответственности (ст. 932 ГК).

Предусмотренное коммент. ст. страхование ответственности за причинение вреда производится на случай возникновения деликтного обязательства между потерпевшим и причинителем вреда, риск ответственности которого застрахован страховщиком. Размер возмещаемого вреда и иные вопросы деликтной ответственности регламентированы гл. 59 ГК.

В отличие от страхования договорной ответственности (ст. 932 ГК), которое допускается лишь в случаях, предусмотренных законом, страхование деликтной ответственности возможно всегда. Оно может быть добровольным или обязательным. Наиболее распространенной разновидностью обязательного страхования деликтной ответственности служит страхование ответственности владельцев автотранспортных средств, которое регламентировано Законом об ОСАГО. Кроме того, обязательное страхование деликтной ответственности предусмотрено, в частности, ст. 131 ВК и ст. 15 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" (с изм.) (СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3588).

2. Страховым случаем по этому виду страхования выступает причинение вреда страхователем или иным названным в договоре лицом. Последнее именуется застрахованным лицом, поскольку по договору оказывается застрахованным риск его ответственности. Страхователь может застраховать риск своей ответственности или ответственности застрахованного лица (например, работодатель страхует риск ответственности своего работника). При этом ГК не требует, чтобы страхователя и застрахованное лицо связывали какие-либо правовые отношения. Однако отдельными законами может быть предусмотрено иное (например, из п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО следует, что застрахованным лицом может быть лишь субъект, хотя и не названный в договоре страхования, но использующий транспортное средство на законном основании).

3. Выгодоприобретатель в договоре страхования деликтной ответственности не называется, потому что договор всегда считается заключенным в пользу потерпевшего, жизни, здоровью или имуществу которого причинен вред страхователем или застрахованным лицом.

4. Предписание п. 4 коммент. ст. не вполне согласуется с п. 3 коммент. ст. и п. 1 ст. 430 ГК, по смыслу которых выгодоприобретатель может требовать страховой выплаты от страховщика во всех случаях, а не только в тех, которые предусмотрены п. 4 ст. 931. Ввиду этого п. 4 коммент. ст. нередко критикуется в литературе по страховому праву.

Исходя из системного толкования названных выше предписаний, можно сделать следующие выводы. В зависимости от способа получения страховой выплаты договоры страхования деликтной ответственности делятся на две группы. Первая группа (договоры непосредственного возмещения) охватывает страхование в случаях, предусмотренных п. 4 ст. 931. Выгодоприобретатель заявляет требование о страховой выплате непосредственно страховщику, который выплачивает возмещение самому выгодоприобретателю. Такая схема возмещения предусмотрена, например, п. 1 ст. 13 Закона об ОСАГО.

Вторая группа (договоры посредственного возмещения) охватывает случаи, которые не предусмотрены п. 4 ст. 931. Выгодоприобретатель заявляет требование о страховой выплате через страхователя. Последний требует от страховщика страховой выплаты, которая должна быть произведена выгодоприобретателю. Эта схема возмещения выгодна страхователю, поскольку он может контролировать размер и обоснованность страховой выплаты.

Судебная практика по статье 931 ГК РФ

Суды, исходя из оценки представленных в материалы дела доказательств по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статьей 15, 393, 796, 801, 803, 931 Гражданского кодекса Российской Федерации, правильно распределив при этом бремя доказывания обстоятельств между участниками спора и исходя из последующей реализации сторонами своих процессуальных прав в рамках рассмотренного спора, основываясь на обстоятельствах заключенного договора страхования гражданской ответственности перевозчика, утраты груза, а также наступления оговоренного условиями договора страхового случая, установленных, в том числе, вступившим в законную силу и имеющим преюдициальное значение судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу N А40-141655/2015, признав за истцом в силу закона право на обращение к страховщику причинителя вреда в пределах страховой суммы, оговоренной договором страхования, пришли к выводу о наличии в данном случае правовых оснований для удовлетворения иска к заявителю, а также отсутствия таковых по отношению к обществу "С-Транс".

Суды установили нераспространение предусмотренной договором добровольного страхования гражданской ответственности (полисом от 30.09.2014 N П110381-26-14) страховой защиты на убытки, превышающие страховую выплату по договору ОСАГО, по результату исследования условий этого договора с применением положений статей 431, 931, 943, 1064, 1072, 1074 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому оснований для признания этого вывода незаконным и необоснованным не имеется.

Удовлетворяя исковые требования арбитражного управляющего в части взыскания страхового возмещения, суды руководствовались положениями статей 929, 931 Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и исходили из наличия у страховой компании обязанности выплатить страховое возмещение в связи с возникновением страхового случая в период действия договора страхования.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 15, 931, 965, 1064, 1072, 1079, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон N 40-ФЗ), Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 263, суды пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика суммы ущерба, составляющей сумму выплаченного потерпевшему страхового возмещения.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, оценив представленные доказательства по правилам статей 65, 71 и 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и руководствуясь положениями статей 15, 931 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктов 5 и 9 статьи 24.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), исходили из отсутствия умысла в незаконных действиях (бездействии) ответчика при исполнении обязанностей конкурсного управляющего в рамках дела о банкротстве сельскохозяйственной артели "Красноселовская" (N А14-7711/2006).

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 15, 931, 965, 1064, 1072, 1079, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон N 40-ФЗ), Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 263, суды пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика суммы ущерба (стоимость восстановительного ремонта с учетом износа), составляющей сумму выплаченного потерпевшему страхового возмещения.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, сославшись на положения статей 929, 931 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 3 статьи 20, пункты 1, 2, 5 и 9 статьи 24.1 Закона о банкротстве, исходили из доказанности факта возникновения у предприятия убытков в результате умышленно совершенных противоправных действий арбитражного управляющего, в связи с чем суды сочли, что регрессное требование компании подлежит удовлетворению.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе условия заключенного между обществом "ВСК" (страховщиком) и обществом "ДорПроект" (страхователем) договора от 30.01.2014 N 14090D4000819 страхования гражданской ответственности, которая может наступить в случае причинения вреда вследствие недостатков работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, установив, что в период с 28.01.2014 по 10.07.2014 общество "ДорПроект" выполняло подрядные работы по муниципальному контракту N 7, в том числе по ремонту дорог города Краснодар (ямочный ремонт асфальтобетонного покрытия завершен в марте 2015 года); вследствие недостатков выполненных работ при исполнении муниципального контракта на участке дороги по ул. Уральская, 129, в г. Краснодаре были причинены механические повреждения автомобилю физического лица Махриной Н.В.; в соответствии с решением Ленинского районного суда г. Краснодара от 05.11.2014 по делу N 2-12715/14 на основании исполнительного листа по инкассовому поручению с расчетного счета общества "ДорПроект" в пользу Махриной Н.В. списана сумма причиненного материального ущерба в размере 538 014 рублей 84 копеек, руководствуясь положениями статей 309, 310, 929, 931 Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", суды пришли к выводам о наличии оснований для взыскания с ответчика суммы страхового возмещения, поскольку наступление страхового случая подтверждается материалами дела, а доказательств исполнения обязательства по выплате страхового возмещения обществом "ВСК" не представлено.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что управление является владельцем источника повышенной опасности и работодателем водителя, управлявшим транспортным средством - УАЗ 315195 в момент совершения ДТП и признанным его виновником; обществом "ВСК" признано страховым случаем повреждение автомобиля Toyota Hilux и осуществлена страховая выплата в размере 144 470 рублей 65 копеек обществу "Оками Курган", выполнившему ремонт пострадавшего автомобиля; страховым обществом "ВСК" от общества "Росгосстрах", в котором была застрахована гражданская ответственность владельца транспортного средства, виновника ДТП, в порядке суброгации получены денежные средства в пределах установленного Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон N 40-ФЗ) лимита в размере 120 000 рублей, руководствуясь положениями статей 387, 929, 931, 935, 965, 1064, 1072, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Закона N 40-ФЗ, суды пришли к выводу о наличии у истца убытков в размере 24 470 рублей 65 копеек, составляющих разницу между общим размером ущерба и лимитом возмещения страховой суммы страховой компанией виновника ДТП - обществом "Росгосстрах" по договору обязательного страхования гражданской ответственности, подлежащих возмещению ответчиком.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе условия заключенного между страхователем (ООО "Каркаде") и страховщиком (ООО "Группа Ренессанс Страхование") договора страхования от 28.03.2014 N 001АТ-14/22570 на основании Правил добровольного комбинированного страхования транспортных средств, руководствуясь положениями статей 931, 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", суды пришли к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика суммы страхового возмещения в связи с наличием доказательств исполнения страховой организацией обязательства по выплате страхового возмещения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: