Судебная практика опасное вождение

Обновлено: 16.08.2022

Еще в 2012 году депутат от ЛДПР Ярослав Нилов предложил внести понятие опасного вождения. Тогда это предложение показалось никому не нужным. Депутатское большинство на законопроект не обратило должного внимания. Но через два года, уже из уст Дмитрия Медведева прозвучало предложение принять новый и «модный» термин. Дескать, во всем цивилизованном мире такое понятие есть, а у нас почему-то нет. В правительственной комиссии, которую возглавляет первый вице-премьер Шувалов, разные эксперты много думали, предлагали свои варианты и выдали на-гора первое определение.

Камеры автоматической фиксации не наделены функцией видеозаписи

Единственное бесспорное доказательство — видеозапись. Но камеры автоматической фиксации такой функцией не наделены. Да и определить опасность по сложному термину бездушный прибор не сможет.

Единственное бесспорное доказательство — видеозапись. Но камеры автоматической фиксации такой функцией не наделены. Да и определить опасность по сложному термину бездушный прибор не сможет.

Получилось сложно и не очень понятно. Говорят, что председатель правительства Медведев, будучи юристом по образованию, не понял, что именно послужит основанием для наказания опасных водителей.

Второй мозговой штурм экспертов привел к рождению еще более сложного для восприятия термина. И он всех устроил.

Мы уже много о нем писали, тем не менее приведу определение полностью.

Опасное вождение, выражающееся в неоднократном совершении одного или совершении нескольких следующих друг за другом действий, заключающихся в невыполнении при перестроении требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, перестроении при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты, кроме случаев поворота налево или направо, разворота, остановки или объезда препятствия, несоблюдении безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства, несоблюдении бокового интервала, резком торможении, если такое торможение не требуется для предотвращения дорожно-транспортного происшествия, препятствовании обгону, если указанные действия повлекли создание водителем в процессе дорожного движения ситуации, при которой его движение и (или) движение иных участников дорожного движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу гибели или ранения людей, повреждения транспортных средств, сооружений, грузов или причинения иного материального ущерба.

Эта непереводимая игра слов, в которой перечислены несколько существующих нарушений, нареканий в правительстве не вызвала.

А зря. У преподавателей в автошколах термин вызвал много вопросов. Для разъяснения некоторых даже фильмы начали снимать. Учебные.

Место проклятое

Во многих странах действительно есть такой термин. И работает, надо сказать, неплохо. Разница — в деталях.

Первое. Нигде не прописываются детально нарушения ПДД, за которые водителя признают опасным. Почти везде главным условием является увеличение риска ДТП. Вот, к примеру, определение опасного вождения, которое было дано в далеком 2003 году на международной конференции по дорожной безопасности: «Поведение за рулем является агрессивным, если оно преднамеренно ведет к увеличению риска столкновения, либо мотивировано раздражительностью, нетерпимостью, враждебностью или попыткой сэкономить время за счет других участников движения».

Именно это и лежит в основе дорожного законодательства разных стран. Зачем прописывать детали, перечислять разные нарушения? Да любое неадекватное действие водителя можно расценивать как опасное или агрессивное. Главное, это умышленная угроза жизни и безопасности других участников движения. Примерно как покушение на убийство.

И наказание почти везде очень серьезное. Вплоть до уголовной ответственности.

Центр фиксации правонарушений ГИБДД

Центры фиксации правонарушений ГИБДД имеют возможность отслеживать в режиме реального времени некоторые участки дорог. Будут ли они отслеживать «опасных» водителей и оперативно на это реагировать? Скорее всего, нет.

Центры фиксации правонарушений ГИБДД имеют возможность отслеживать в режиме реального времени некоторые участки дорог. Будут ли они отслеживать «опасных» водителей и оперативно на это реагировать? Скорее всего, нет.

Второе. В любой стране, где действует подобное определение, вина водителя определяется или инспектором дорожной полиции, или (и) судом, в зависимости от наказания, которому подлежит данный вид нарушения, — административное или уголовное. В качестве доказательств могут быть использованы и видеосъемка, и свидетельские показания, и личная фиксация полицейским неадекватного поведения водителя.

А теперь самое интересное. Сотрудники полиции там в большинстве своем беспристрастны и неподкупны. У них нет указаний сверху по выполнению плана составленных протоколов. Техническая оснащенность на высшем уровне. Суды рассматривают дела реально объективно. Неприкасаемых попросту нет. Будь ты хоть мегазвезда спорта или известный политик: если поймали, обязательно накажут.

А у нас? Про «объективность» судов всем известно. «Нет оснований не доверять инспектору ДПС» — фраза уже стала крылатой. Оснащенность техническими средствами фото- и видеозаписи ДПС присутствует только в крупных и благополучных городах. Если в кармане есть «ксива» или имеешь хорошие связи, будь хоть трижды агрессивен, тебе все простят.

Скрытое патрулирование

Введенное в столице скрытое патрулирование может помочь в борьбе с агрессорами. Но вот как быть с оснащением таких автомобилей? Зачастую из спецоборудования у полицейских только рации.

Введенное в столице скрытое патрулирование может помочь в борьбе с агрессорами. Но вот как быть с оснащением таких автомобилей? Зачастую из спецоборудования у полицейских только рации.

Только мощная общественная огласка (как в случае с лукойловским джипом) может дать толчок нашему правосудию.

А раз так, никакой пользы от термина не будет. К слову, один из сотрудников ГИБДД в приватной беседе признался, что в их ведомстве с самого начала отнеслись к этой идее скептически. Но раз решение было принято на самом верху, пришлось «изображать» бурную деятельность.

Инспекторы ДПС на дорогах признавались мне, что под определение «опасное вождение» смогут привлечь любого водителя, было бы указание. В термине даны ссылки на некие нормы, которые никак не прописаны в ПДД. Например, что такое интенсивное движение, безопасный боковой интервал и дистанция или беспричинное резкое торможение?

Да если дадут команду, мы с десяток таких за день наловим, почему-то с грустью сказал один инспектор.

Инспектор ДПС снимет на видео опасное вождение

Если инспектор ДПС снимет на видео опасное вождение, вопросов у водителя не будет. В противном случае велика опасность необоснованного обвинения.

Если инспектор ДПС снимет на видео опасное вождение, вопросов у водителя не будет. В противном случае велика опасность необоснованного обвинения.

То есть уже сейчас все понимают, что ловить будут не тех, кто реально ведет себя на дороге опасно, а тех, кто попадется под горячую руку.

Кто пострадает

В числе пострадавших в первую очередь окажутся мотоциклисты. Любого из них можно каждый день признавать особо опасным и наказывать штрафом в 5 тысяч рублей (именно такая сумма предложена на опасное вождение). Судите сами, ездить им в одном ряду параллельно с автомобилем не запрещено ПДД, перестраиваться тоже могут. Точнее могли. Несмотря на то, что в ПДД не прописано, когда движение становится интенсивным, сейчас-то им быстро объяснят, что быть двухколесным опасно по определению.

Пострадать могут и те, кто вовсе никакой опасности не представляет. Ослепил вас встречный автомобиль, вы по правилам затормозили и включили аварийку. По новому термину это уже опасное вождение. Объехали пару раз ямы на дорогах, поменяв при этом полосы движения — стали опасным. Перестроились из левого ряда многополосной дороги в правый для поворота, стали вновь опасным. Ведь почти каждый водитель будет сбрасывать скорость, пропуская вас. А раз так, вы не уступили им дорогу несколько раз.

МВД не справляется с обращениями активных граждан, но обещает систему, когда используя обычный смартфон, мы сможем «сдавать» авто хулиганов

Нам обещают систему, когда, используя обычный смартфон, мы сможем «сдавать» авто хулиганов куда надо. Сомневаюсь, что система появится. МВД и сейчас не справляется с обращениями активных граждан.

Нам обещают систему, когда, используя обычный смартфон, мы сможем «сдавать» авто хулиганов куда надо. Сомневаюсь, что система появится. МВД и сейчас не справляется с обращениями активных граждан.

То есть абсолютно любого водителя, исходя из нового термина, при желании можно жестко наказать. А желание такое, судя по всему, есть. И на самом верху. Ведь это намного проще, чем строить безопасные дороги.

Комментарии экспертов:

Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведёрок»:

— Введение термина — в первую очередь приговор для всего мотодвижения. Многие пользовались мотоциклами, скутерами, мопедами лишь для того, чтобы хоть как-то двигаться по стоящим в многокилометровых пробках городам. Сейчас же любого можно признать опасным и наказать. В итоге просто появится еще один побор. И на дорожную безопасность это никак не повлияет.

Сергей Лобарев, председатель правления НП «Гильдия автошкол России»:

— По показателю смертности в авариях наша страна соседствует с такими странами, как Никарагуа, Мозамбик, Гамбия и Гондурас. При этом очень большой процент ДТП происходит по вине агрессивных водителей, то есть тех, кто сознательно идет на многократное нарушение ПДД. Именно поэтому новый термин необходим. Главное, это урегулировать вопрос фиксации нарушений. Чтобы не было спорных моментов. В противном случае есть опасения злоупотреблений со стороны как правоохранительных органов, так и водителей. И никакого воспитательного эффекта мы не увидим. Сам термин «опасное вождение» получился неоднозначным: он непрост и для водителей, и для толкования его инспекторами ГИБДД.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Кориненко Александра Геннадьевича на вступившие в законную силу постановление инспектора ДПС ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Краснодару ГУ МВД России по Краснодарскому краю от 1 октября 2018 г. N 18810223177770944544, решение судьи Прикубанского районного суда г. Краснодара от 28 февраля 2019 г. (с учетом определения об исправлении описки от 20 марта 2019 г.), решение судьи Краснодарского краевого суда от 19 июня 2019 г. и постановление судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 6 марта 2020 г., вынесенные в отношении Кориненко Александра Геннадьевича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

постановлением инспектора ДПС ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Краснодару ГУ МВД России по Краснодарскому краю от 1 октября 2018 г. N 18810223177770944544, оставленным без изменения решением судьи Прикубанского районного суда г. Краснодара от 28 февраля 2019 г. (с учетом определения об исправлении описки от 20 марта 2019 г.), решением судьи Краснодарского краевого суда от 19 июня 2019 г. и постановлением судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 6 марта 2020 г., Кориненко А.Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Кориненко А.Г. просит отменить постановление должностного лица и судебные акты, вынесенные в отношении его по настоящему делу об административном правонарушении, приводя доводы об их незаконности.

Одновременно Кориненко А.Г. ходатайствует о восстановлении срока обжалования указанных актов.

Данное ходатайство рассмотрению не подлежит, поскольку нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не установлен срок для обжалования вступивших в законную силу актов, состоявшихся по делу об административном правонарушении.

Второй участник дорожно-транспортного происшествия Тицкий П.Е., уведомленный в соответствии с требованиями части 2 статьи 30.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о подаче Кориненко А.Г. указанной жалобы, в установленный срок представил возражения, в которых просит обжалуемые акты оставить без изменения.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, доводы жалобы и возражений на нее, прихожу к следующим выводам.

В соответствии с частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях невыполнение требования Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 12.13 и статьей 12.17 названного кодекса, влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

Согласно пункту 1.3 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (далее - Правила дорожного движения), участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

В силу пункта 1.5 Правил дорожного движения участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

Согласно постановлению должностного лица, выводы которого поддержаны в решении судьи районного суда, основанием для привлечения Кориненко А.Г. к административной ответственности по части 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужило то обстоятельство, что он 1 октября 2018 г. в 15.00 часов, управляя транспортным средством "Ford Fiesta", государственный регистрационный знак <. >, при выезде с прилегающей территории от автозаправочной станции в районе д. 2 по ул. Кирилла Российского в г. Краснодаре в нарушение требований пункта 8.4 Правил дорожного движения не уступил дорогу транспортному средству "Toyota Land Cruiser 200", государственный регистрационный знак <. >, под управлением Тицкого П.Е., движущемуся по ул. Кирилла Российского от п. Краснодарский в сторону ул. 1 Мая, допустил с ним столкновение и наезд на железнодорожный столб.

Судья краевого суда, с выводами которого согласился судья кассационного суда, указал, что при описанных выше обстоятельствах Кориненко А.Г. не уступил дорогу транспортному средству под управлением Тицкого П.Е. в нарушение требований пункта 8.3 Правил дорожного движения, совершив административное правонарушение, предусмотренное частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Состоявшиеся по делу акты законными признать нельзя.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В соответствии со статьей 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые названным кодексом или Законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, а также виновность лица в совершении административного правонарушения.

Установление виновности предполагает доказывание вины лица в совершении противоправного действия (бездействия), то есть объективной стороны деяния.

Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, заключается в невыполнении требования Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения.

Согласно пункту 8.4 Правил дорожного движения, нарушение которого вменено Кориненко А.Г. должностным лицом, при перестроении водитель должен уступить дорогу транспортным средствам, движущимся попутно без изменения направления движения. При одновременном перестроении транспортных средств, движущихся попутно, водитель должен уступить дорогу транспортному средству, находящемуся справа.

Положения данной нормы неприменимы к фактическим обстоятельствам по настоящему делу, поскольку названные выше транспортные средства не следовали в попутном направлении, Кориненко А.Г. выполнял не маневр перестроения, а выехал на ул. Кирилла Российского с прилегающей территории от автозаправочной станции во встречном направлении транспортному средству под управлением Тицкого П.Е.

Судья краевого суда, с которым согласился судья кассационного суда, сделал вывод о том, что Кориненко А.Г. не выполнены требования пункта 8.3 Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения.

При этом судья краевого суда счел, что ссылка в постановлении должностного лица на нарушение Кориненко А.Г. пункта 8.4 Правил дорожного движения является явной ошибкой (опечаткой), указав, что совершенные Кориненко А.Г. действия, которые описаны в данном акте, свидетельствуют о нарушении им именно пункта 8.3 названных правил.

Однако оснований для признания опечаткой ссылки на означенную норму не имелось. Такой вывод не позволяет сделать содержание постановления должностного лица и существо описанного в нем деяния Кориненко А.Г., а также данные в ходе судебного разбирательства показания должностного лица, вынесшего постановление о назначении административного наказания.

Судьей краевого суда, выводы которого поддержаны судьей кассационного суда, фактически вменено Кориненко А.Г. нарушение пункта Правил дорожного движения, которое при возбуждении дела об административном правонарушении ему не вменялось, что не соответствует требованиям Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии со статьями 28.6, 29.10 названного кодекса в постановлении по делу об административном правонарушении, вынесенном в порядке статьи 28.6 названного кодекса, в числе прочего должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела; статья названного кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за совершение административного правонарушения.

Исходя из положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, рассмотрение дела об административном правонарушении и жалоб на постановление, состоявшееся по такому делу, осуществляется в пределах обвинения, предъявленного лицу при его возбуждении, выходить за пределы которого недопустимо, поскольку это влечет ухудшение положения этого лица.

В силу изложенного на стадии пересмотра постановления и (или) решения по делу об административном правонарушении лицу, в отношении которого ведется производство по делу, не может быть вменено нарушение иного пункта Правил дорожного движения, которое при возбуждении дела не вменялось и указание на которое материалы дела не содержат.

Кроме того, в рассматриваемом случае отсутствовали основания для вывода о нарушении Кориненко А.Г. как требований пункта 8.4 Правил дорожного движения, так и требований пункта 8.3 названных правил уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения.

Согласно пункту 8.3 Правил дорожного движения при выезде на дорогу с прилегающей территории водитель должен уступить дорогу транспортным средствам, движущимся по ней.

В силу пункта 1.2 Правил дорожного движения требование уступить дорогу (не создавать помех) означает, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

Преимуществом (приоритетом) признается право на первоочередное движение в намеченном направлении по отношению к другим участникам движения.

Признавая Кориненко А.Г. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, должностное лицо и судебные инстанции исходили из того, что в нарушение Правил дорожного движения при выезде на дорогу с прилегающей территории от автозаправочной станции он не уступил дорогу транспортному средству, движущемуся по ней.

В ходе производства по делу и при рассмотрении жалоб на постановление должностного лица Кориненко А.Г. последовательно указывал на то, что Правила дорожного движения не нарушал, второй участник дорожно-транспортного происшествия двигался с нарушением требований этих правил по полосе, предназначенной для встречного движения, и преимущественного права проезда не имел.

Аналогичный довод изложен Кориненко А.Г. в настоящей жалобе.

Приведенный довод и обстоятельства, на которые ссылался Кориненко А.Г. в рамках рассмотрения жалоб на постановление по делу об административном правонарушении, объективными данными не опровергнуты, а, напротив, находят свое подтверждение в материалах дела.

Из материалов дела следует, что при выезде с территории автозаправочной станции Кориненко А.Г. осуществлял поворот налево на ул. Кирилла Российского в направлении п. Краснодарский. На момент столкновения Кориненко А.Г. завершил данный маневр и занял полосу движения в указанном направлении. Транспортное средство "Toyota Land Cruiser 200" под управлением Тицкого П.Е. следовало по указанной улице во встречном ему направлении (от п. Краснодарский в сторону ул. 1 мая) по полосе, предназначенной для встречного движения, на которой он (Кориненко А.Г.) находился, и на которой произошло столкновение. Тицкий П.Е. осуществлял движение по встречной полосе на участке проезжей части, где нанесена дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к Правилам дорожного движения.

Данный факт подтвержден совокупностью собранных по делу доказательств, в числе которых схема места дорожно-транспортного происшествия, видеозапись, объяснения Кориненко А.Г., Тицкого П.Е., показания инспектора ГИБДД Канивца А.И., данные в ходе судебного разбирательства.

В рассматриваемой дорожной ситуации водитель автомобиля "Toyota Land Cruiser 200" Тицкий П.Е., следовавший по ул. Кирилла Российского при наличии дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к Правилам дорожного движения во встречном Кориненко А.Г. направлении по полосе, предназначенной для встречного движения, на которую Кориненко А.Г. выехал (в своем направлении), выполнив (завершив) поворот налево, не имел преимущественного права движения, а у Кориненко А.Г. отсутствовала обязанность уступить ему дорогу.

Утверждение Тицкого П.Е. о том, что он объезжал большегрузное транспортное средство, не нашли своего подтверждения. Кроме того, данное утверждение, во всяком случае, к иным выводам не приводит.

При таких обстоятельствах вывод должностного лица и судебных инстанций о невыполнении Кориненко А.Г. требований Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда, и наличии в его действиях объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является необоснованным.

Изложенное не противоречит позиции, выраженной в постановлениях Верховного Суда Российской Федерации от 8 июля 2016 г. N 46-АД16-11, от 20 февраля 2017 г. N 46-АД16-28, от 7 июня 2019 г. N 84-АД19-2 и др.

Кроме того согласно разъяснениям, изложенным в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 г. N 20 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", при квалификации действий водителя по части 2 статьи 12.13 или части 3 статьи 12.14 названного кодекса необходимо учитывать, что преимущественным признается право на первоочередное движение транспортного средства в намеченном направлении по отношению к другим участникам дорожного движения, которые не должны начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить участников движения, имеющих по отношению к ним преимущество, изменить направление движения или скорость (пункт 1.2 Правил дорожного движения).

Водитель транспортного средства, движущегося в нарушение Правил дорожного движения по траектории, движение по которой не допускается (например, по обочине, во встречном направлении по дороге с односторонним движением), либо въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора, жест регулировщика, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей (например, выезжающих с прилегающей территории или осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.

В силу пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при отсутствии состава административного правонарушения.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление инспектора ДПС ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Краснодару ГУ МВД России по Краснодарскому краю от 1 октября 2018 г. N 18810223177770944544, решение судьи Прикубанского районного суда г. Краснодара от 28 февраля 2019 г. (с учетом определения об исправлении описки от 20 марта 2019 г.), решение судьи Краснодарского краевого суда от 19 июня 2019 г. и постановление судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 6 марта 2020 г., вынесенные в отношении Кориненко А.Г., по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене, а производство по настоящему делу об административном правонарушении - прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 названного кодекса в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

жалобу Кориненко А.Г. удовлетворить.

Постановление инспектора ДПС ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Краснодару ГУ МВД России по Краснодарскому краю от 1 октября 2018 г. N 18810223177770944544, решение судьи Прикубанского районного суда г. Краснодара от 28 февраля 2019 г., решение судьи Краснодарского краевого суда от 19 июня 2019 г. и постановление судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 6 марта 2020 г., вынесенные в отношении Кориненко А.Г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прекратить.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению С.П. о признании частично недействующим пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090,

согласно абзацу восьмому пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации водителю запрещается опасное вождение, выражающееся в неоднократном совершении одного или совершении нескольких следующих друг за другом действий, заключающихся в невыполнении при перестроении требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, перестроении при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты, кроме случаев поворота налево или направо, разворота, остановки или объезда препятствия, несоблюдении безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства, несоблюдении бокового интервала, резком торможении, если такое торможение не требуется для предотвращения дорожно-транспортного происшествия, препятствовании обгону, если указанные действия повлекли создание водителем в процессе дорожного движения ситуации, при которой его движение и (или) движение иных участников дорожного движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу гибели или ранения людей, повреждения транспортных средств, сооружений, грузов или причинения иного материального ущерба.

Гражданин С.П. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании частично недействующим пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат статье 3 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", пункту 3 статьи 24 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", части 1 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и создают угрозу нарушения его прав, поскольку он может быть привлечен к ответственности за действия и административные правонарушения, которых не совершал и в которых отсутствует его вина.

В суде представитель административного истца адвокат Аманлиев М.И. поддержал заявленные требования и пояснил, что понятие "опасное вождение", считающее опасным вождением "несоблюдение бокового интервала", "перестроение при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты, кроме случаев поворота налево или направо, разворота, остановки или объезда препятствия", неоднозначное толкование "совершении одного или нескольких следующих друг за другом действий, заключающихся в невыполнении при перестроении требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения", являются незаконными.

Правительство Российской Федерации поручило представлять свои интересы в Верховном Суде Российской Федерации Министерству внутренних дел Российской Федерации (поручение от 11 июля 2016 г. N СП-П9-4071).

Представители Правительства Российской Федерации М., Г. возражали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что оспариваемый нормативный правовой акт издан в пределах полномочий Правительства Российской Федерации, соответствует действующему законодательству и не нарушает прав административного истца.

Согласно статье 1 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" правовое регулирование дорожного движения осуществляется в целях охраны жизни, здоровья и имущества граждан, защиты их прав и законных интересов, а также защиты интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий.

Единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации устанавливается Правилами дорожного движения, утверждаемыми Правительством Российской Федерации (пункт 4 статьи 22 данного Федерального закона).

Правительство Российской Федерации, осуществляя полномочия, предоставленные ему федеральным законодателем, постановлением от 23 октября 1993 г. N 1090 утвердило Правила дорожного движения Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 мая 2016 г. N 477 "О внесении изменения в Правила дорожного движения Российской Федерации" пункт 2.7 Правил дополнен абзацем восьмым. Нормативный правовой акт опубликован на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru 31 мая 2016 г., в "Российской газете" 2 июня 2016 г., Собрании законодательства Российской Федерации 6 июня 2016 г., N 23.

Правила дорожного движения Российской Федерации, устанавливая обязанности водителей, запрещают им управление транспортным средством в состоянии опьянения либо под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание; передачу управления транспортным средством лицам, находящимся в состоянии опьянения, под воздействием лекарственных препаратов, в болезненном или утомленном состоянии, а также лицам, не имеющим при себе водительского удостоверения; пересечение организованных (в том числе и пеших) колонн и занятие места в них; употребление алкогольных напитков, наркотических, психотропных или иных одурманивающих веществ после дорожно-транспортного происшествия; управление транспортным средством с нарушением установленного режима труда и отдыха; пользование во время движения телефоном, не оборудованным техническим устройством, позволяющим вести переговоры без использования рук; опасное вождение (пункт 2.7).

По смыслу оспариваемого положения нормативного правового акта обязательным признаком опасного вождения является создание водителем в процессе дорожного движения ситуации, при которой его движение и (или) движение иных участников дорожного движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу гибели или ранения людей, повреждения транспортных средств, сооружений, грузов или причинения иного материального ущерба. При отсутствии указанной ситуации действия водителя не могут рассматриваться как опасное вождение, что может быть установлено в каждом конкретном случае с учетом особенностей дорожной обстановки. Какой-либо правовой неопределенности оспариваемые положения нормативного правового акта не содержат.

Осуществляя нормативно-правовое регулирование в установленной сфере деятельности, Правительство Российской Федерации ввело понятие "опасное вождение", которое выражается в неоднократном совершении одного или совершении нескольких следующих друг за другом действий, таких как невыполнение при перестроении требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения; перестроении при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты, кроме случаев поворота налево или направо, разворота, остановки или объезда препятствия; несоблюдении безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства; несоблюдение бокового интервала; резкое торможение, если такое торможение не требуется для предотвращения дорожно-транспортного происшествия; препятствовании обгону. За совершение ряда указанных действий Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает административную ответственность.

Доводы административного истца о противоречии оспариваемых положений нормативного правового акта действующему законодательству Российской Федерации являются несостоятельными. Так, положения статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обязательным признаком состава административного правонарушения и, как следствие, основанием административной ответственности предусматривают наличие вины привлекаемого к ней лица. Административную ответственность за опасное вождение законодательство об административных правонарушениях не устанавливает.

Не свидетельствует о незаконности оспариваемого положения и отсутствие в нем указания на конкретный временной промежуток времени, в течение которого неоднократное совершение одного действия считается опасным вождением, поскольку в пункте 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации предусмотрено "совершение нескольких следующих друг за другом действий", что предполагает совершение этих действий в относительно короткий промежуток времени.

В силу пункта 1 статьи 24 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" права граждан на безопасные условия движения по дорогам Российской Федерации гарантируются государством и обеспечиваются путем выполнения законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения и международных договоров Российской Федерации.

Участники дорожного движения обязаны выполнять требования Федерального закона "О безопасности дорожного движения" и издаваемых в соответствии с ним нормативно-правовых актов в части обеспечения безопасности дорожного движения.

Осуществление Правительством Российской Федерации нормативно-правового регулирования, при котором водителю запрещается опасное вождение, направлено на установление единого порядка дорожного движения и не может рассматриваться как нарушение прав граждан на свободное и беспрепятственное передвижение по дорогам Российской Федерации, предусмотренных статьей 24 Федерального закона "О безопасности дорожного движения".

В силу пункта 2 части 2 статьи 215 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 175, 176, 180, 215 КАС РФ, Верховный Суд Российской Федерации

в удовлетворении административного искового заявления С.П. о признании частично недействующим пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме.

Подборка наиболее важных документов по запросу Опасное вождение это (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Опасное вождение это

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Московского городского суда от 18.02.2021 по делу N 33-7049/2021
Категория спора: 1) Аренда транспортных средств; 2) Причинение морального вреда, защита чести, достоинства и деловой репутации.
Требования арендатора: 1) О признании договора недействительным в части; 2) О признании незаконным решения о назначении штрафа за опасное вождение; 3) О взыскании компенсации морального вреда.
Обстоятельства: Истец указал, что ответчик обязался предоставить ему в аренду транспортное средство, по окончании аренды автомобиля с банковской карты истца были списаны денежные средства, истец расторг с ответчиком договор, полагает пункт договора аренды транспортного средства незаконным, ущемляющим права истца как потребителя.
Решение: 1) - 3) Отказано. Довод апелляционной жалобы о том, что условия заключенного с ответчиком договора в части, предусматривающей штраф за опасное вождение, нарушают права истца как потребителя, судебная коллегия признает несостоятельным, поскольку, как обоснованно отмечено судом первой инстанции, к сложившимся между истцом и ответчиком правоотношениям положения Закона РФ "О защите прав потребителя" неприменимы, при этом каких-либо доказательств того, что истец был не согласен в какой-либо части с условиями договора, заявил об этом ответчику, а также, что ответчик отказался от внесения таких изменений в договор, ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции представлено не было; в ходе рассмотрения дела не оспаривалось то обстоятельство, что при заключении договора истцу была предоставлена полная и достоверная информация о договоре, после чего истец добровольно выразил желание на заключение договора, по условиям, которые он признал для себя приемлемыми.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Опасное вождение это

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Казнить нельзя и помиловать тоже
(Шмарко И.К.)
("Закон", 2021, N 11) Первый зампред Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Ирина Рукавишникова решила развить тему и рассказала о планируемом введении в КоАП РФ ответственности за опасное вождение - это стиль вождения, при котором на регулярной основе совершаются такие действия, как резкое перестроение сразу через две полосы; несоблюдение дистанции; отказ уступить дорогу автомобилю, пользующемуся преимуществом; препятствование обгону; нарушение скоростного режима . Предполагается, что эти нарушения будут наказываться штрафом в размере 3 000 руб. . То есть один резко перестроился, другие в результате столкнулись - штраф 3 000 руб. Действительно ли создаваемая такими действиями опасность будет предотвращена угрозой столь мелкого штрафа? Между тем законодателям стоило бы озаботиться вопросом об электросамокатах, которые пока беспрепятственно носятся по тротуарам.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: "Игры в шашки" на дороге: законодательство и практика Великобритании и США
(Шепенко М.Р.)
("Законы России: опыт, анализ, практика", 2018, N 7) В последние годы в России прослеживается тенденция увеличения количества проявлений делинквентного поведения участников дорожного движения. Многие водители сталкивались лично или же становились невольными свидетелями действий, получивших такие нарицательные имена, как, к примеру, "шашечки" или "учителя на дороге". В целях противодействия таким проявлениям агрессии, что ранее на практике было крайне затруднительно, отечественным законодателем был установлен запрет на опасное вождение. В настоящей статье предпринята попытка раскрыть новую для российского законодательства дефиницию "опасное вождение", прибегнув для этого к сравнению схожих норм и их более чем столетней правоприменительной практики в Великобритании и США в контексте правового регулирования опасного вождения в России и СССР.

Нормативные акты: Опасное вождение это

Постановление Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090
(ред. от 31.12.2020)
"О Правилах дорожного движения"
(вместе с "Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения")
(с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2022) опасное вождение, выражающееся в неоднократном совершении одного или совершении нескольких следующих друг за другом действий, заключающихся в невыполнении при перестроении требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, перестроении при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты, кроме случаев поворота налево или направо, разворота, остановки или объезда препятствия, несоблюдении безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства, несоблюдении бокового интервала, резком торможении, если такое торможение не требуется для предотвращения дорожно-транспортного происшествия, препятствовании обгону, если указанные действия повлекли создание водителем в процессе дорожного движения ситуации, при которой его движение и (или) движение иных участников дорожного движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу гибели или ранения людей, повреждения транспортных средств, сооружений, грузов или причинения иного материального ущерба.

Речь идет о термине «опасное вождение», изменить который просил адвокат Марат Аманлиев, представлявший интересы Павла Савюка.

Когда был утвержден новый термин (над которым долго работала правительственная комиссия), почти все автомобилисты задавались вопросом: так что же такое это «опасное вождение»?

Идея, видимо, возникла после ряда громких аварий с участием молодых людей на мощных и дорогих автомобилях. Но вместо того чтобы добиваться неотвратимости наказания для таких лихачей, решили придумать новый термин.

С лихачами, безусловно, нужно бороться. Но и существующие положения ПДД и КоАП (до появления нового термина) позволяли это делать. Может, не пугало лихачей наказание в виде лишения права управления? Так что изменится, если для «опасных» предлагают штраф в 5000 рублей?

С лихачами, безусловно, нужно бороться. Но и существующие положения ПДД и КоАП (до появления нового термина) позволяли это делать. Может, не пугало лихачей наказание в виде лишения права управления? Так что изменится, если для «опасных» предлагают штраф в 5000 рублей?

И придумали ведь. Да такой, что и у самих авторов не было четкой определенности, кого на дороге считать опасным, а кого нет.

Из пункта 2.7 ПДД: «…Водителю запрещается опасное вождение, выражающееся в неоднократном совершении одного или совершении нескольких следующих друг за другом действий, заключающихся в невыполнении при перестроении требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, перестроении при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты, кроме случаев поворота налево или направо, разворота, остановки или объезда препятствия, несоблюдении безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства, несоблюдении бокового интервала, резком торможении, если такое торможение не требуется для предотвращения дорожно-транспортного происшествия, препятствовании обгону, если указанные действия повлекли создание водителем в процессе дорожного движения ситуации, при которой его движение и (или) движение иных участников дорожного движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу гибели или ранения людей, повреждения транспортных средств, сооружений, грузов или причинения иного материального ущерба…»

Как вам формулировка такая? Что такое неоднократность или интенсивное движение? Когда можно считать, что полосы заняты? Какую дистанцию считать небезопасной? А боковой интервал когда безопасен?

Я задавал эти вопросы инспекторам ДПС, так ни один из них не смог мне вразумительно ответить. А ведь эти люди будут составлять протоколы и направлять водителей в суды.

Думаете, в судах будут разбираться в этом непереводимом наборе слов нового термина? Сомневаюсь.

В общем, правительственные умы, причастные к рождению этого термина, работу сделали, галочку поставили и перед премьером отчитались.

А дальше хоть трава не расти. И расти она не будет. Смотрите, в ПДД, к примеру, нет запрета на частые перестроения. Если маневр выполнен правильно (вы уступаете дорогу соседям по полосе, на которую перестраиваетесь), то к вам никаких претензий быть не может. То же самое и с дистанцией и боковым интервалом. Не случилось столкновения, получается, дистанция была в пределах нормы.

Получается, что опасность будут определять сами инспекторы, пусть ты и действовал без явных нарушений и действия твои никакой угрозы не представляли.

А как узнать, была такая опасность или нет? Инспектор будет опрашивать водителей, кому мог помешать автохулиган? И потом, кто более опасен — кто едет быстро, но уверенно, или водитель, плетущийся 40 км/ч в левом ряду по скоростной дороге? А как будут фиксировать опасное вождение?

Верховный суд России, рассмотрев заявление Павла Савюка, решил, что никаких противоречий и двусмысленностей в термине нет.

Текст вердикта пока не появился на сайте Верховного суда, поэтому говорить о мотивах такого решения сложно. Хотя, если учесть, откуда поступило предложение придумать термин «опасное вождение», удивляться отказу не стоит.

Ведь не зря над ним так долго работала Правительственная комиссия по безопасности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: