Судебная практика о признании договора купли продажи квартиры незаключенным

Обновлено: 08.12.2022

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

Кировский районный суд города Омска
в составе председательствующего судьи…,
при секретаре…,
рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Омске 20 июня 2008 года
гражданское дело по иску Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П. П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. к Т.В., В.Ф. о признании договора купли-продажи квартиры незаключенным, взыскании денежных средств,

Впоследствии истцы уточнили исковые требования в части обоснования заявленных требований и просили признать договор купли-продажи квартиры незаключенным ввиду нарушений ст. ст. 432, ч.1 ст. 558 ГК РФ. Дополнительно указав, что в силу ч. 1 ст. 1102 ГК РФ ответчики обязаны возвратить им неосновательное обогащение и возместить убытки, составляющие разницу в рыночной стоимости жилого помещения, приобретенного 14.06.2006 г. и рыночной стоимости аналогичного жилого помещения на 12.03.2008 г., а также выплатить проценты за пользование чужими денежными средствами согласно ст. 395 ГК РФ. В связи с чем уточнили исковые требования и просили суд признать договор купли-продажи жилого помещения по адресу г. Омск, ул. Рокоссовского д. 10 кв. незаключенным, взыскать с ответчиков в равных долях 1 350 000 руб. неосновательно приобретенных ответчиками по незаключенному договору купли - продажи жилого помещения, 1 282 242 руб. убытков, причиненных ответчиками и 241 387 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами (л.д. 143-144).

Представитель истца А.А. по устному ходатайству иск поддержал, дополнительно суду пояснил, что договор нельзя считать заключенным, т.к. стороны не достигли соглашения по всем существенным условием договора, а в спорном договоре не указаны лица, имеющие право бессрочного пользования квартирой Ю.М. и ее дочь. Незаключенная сделка не породила юридических последствий, кроме фактических. Под неосновательным обогащением они понимают 1 350 000 руб., которые получили ответчики при продаже квартиры, убытки составляют разницу между ценой квартиры, за которую она была продана и ее рыночной стоимостью в настоящее время. Проценты за пользование чужими денежными средствами взыскиваются, поскольку возможность их взыскания прямо предусмотрена статьей 1107 ГК РФ. Считает, что срок по требованиям о признании договора незаключенным составляет 3 года и он истцами не пропущен.

Истцы П.А., Л.М. в суд не явились, извещены надлежаще, просили о рассмотрении дела в свое отсутствие (л.д. . )

Ответчики В.Ф., Т.В. в суд не явились, извещены надлежаще (л.д. 201, 202).

Представители ответчиков Г.А. и И.П. по доверенности (л.д. 179) против иска возражали, пояснив суду, что Н.В. знала при заключении договора и о копии лицевого счета и о том, кто прописан в приобретаемой ею квартире. Их фирма предлагала Н.В. выкупить квартиру по той же цене, что она ее приобрела, но она обратилась в суд. Они пытались урегулировать спор, т.к. ответчики готовы были предложить Ю.М. и ее дочери частный дом на условиях в нем проживания, но та отказалась. Договор считается заключенным с момента его регистрации в государственном органе и требования о признании его незаключенным не имеет смысла. Истцы узнали о регистрации в квартире Ю.М. и ее дочери в июле 2006 г., они все время говорят об обмане, и им ничего не препятствовало сразу же обратиться в суд, но они этого не сделала, т.е. пропустили годичный срок для обращения в суд о признании сделки недействительной.

3-е лицо Ю.М., действующая за себя и в интересах несовершеннолетней Н.М., суду пояснила, что не знала о совершенной сделке, т.к. в квартире фактически не жила после судебного решения, поскольку Т.В. устраивала скандалы, выгоняла ее, тем самым препятствую проживанию ей и ее дочери. Узнала о том, что квартира продана и попыталась вселиться, в иске о ее выселении истцам было отказано, сейчас предоставлена с ее согласия отсрочка исполнения решения суда, т.к. она понимает, что у истцов большая семья, фактически ей и дочери жить в квартире негде, но у нее тоже нет иного жилья, сейчас она снимает квартиру в Амурском поселке, дочку возит в садик на Левый берег по месту регистрации.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив представленные доказательства в их совокупности, судом установлены следующие обстоятельства.

Решением суда от 06.12.2005 г., вступившим в законную силу 01.03.2006 г., по иску В.Ф., Т.В. к Ю.М. о выселении Ю.М. отказано (л.д. 20-22).

14 июня 2006 г. между истцами и ответчиками заключен договор купли-продажи квартиры № … по адресу г. Омск, ул. Рокоссовского д. 10. (л.д. 7-9).

По правилам ч.1 ст. 425, ч.1 ст. 432 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ).

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии со ст. ст. 454, 549, 550, 554, 556 ГК РФ договор купли-продажи недвижимости заключается в виде одного письменного документа, подписываемого сторонами, обязательным изложением в нем данных, позволяющих определенно установить недвижимое имущество, а также цену этого имущества.

Кроме того, ст. 558 ГК РФ установлено, что помимо предмета и цены, существенным условием договора продажи квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением.

Согласно пунктам 6, 7 договора купли-продажи спорного жилого помещения от 14.06.2006г. Продавцы гарантируют, что указанная квартира свободна от проживания третьих лиц, которые имеют право пользования ею на основании договоров найма, аренды и что в указанном объекте недвижимости отсутствуют лица, сохраняющие право пользования жилым помещением.

С учетом изложенного, суд удовлетворяет требования истцов о признании сделки от 14.06.2006 г. купли-продажи квартиры №… в доме 10 по ул. Рокоссовского в г. Омске незаключенной.

При этом суд критически относится к доводам представителей ответчиков о том, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд, поскольку по требованиям о признании сделки незаключенной подлежит применению общий срок исковой давности, составляющий три года (ст. 196 ГК РФ). Доводы представителей ответчика, что в данном случае следует применять специальный срок исковой давности, установленный в 1 год для оспоримых сделок (ст. 181 ГК РФ) несостоятельны, т.к. истцом не заявлялись требования о признании сделки недействительной, изначально ставился вопрос о признании договора незаключенным (л.д. 3-6) и впоследствии уточнялись основания заявленного иска (л.д. 114-116).

Согласно названному договору стоимость квартиры составляла 1 350 000 руб. (п.З). Сделка исполнена полностью.

Одновременно суд считает обоснованными требования истцов о взыскании убытков виде удорожания цен на жилье, поскольку не может не учитывать процесс инфляции в стране.

Согласно данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Омской области (справка от 06.03.2008 г. № 21-59/296, л.д. 119) индексы цен на вторичном рынке жилья квартир улучшенной планировки в г. Омске (на конец квартала, в процентах к концу предыдущего квартала) составляет: .

Одновременно согласно справке Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Омской области № 21-59 44 от 18.01.2008 г. средняя цена 1 кв.м. квартир улучшенной планировки на вторичном рынке жилья г. Омска в четвертом квартале 2007 г. соответствовала 38 920 руб. (л.д. 65-67). Общая площадь спорной квартиры составляет 65,5 кв.м., т.е. ее стоимость по состоянию на 4 квартал 2007 г. составляла бы 2 549 260 руб.

В соответствии с отчетом № 33-08 ООО «Экспертно-оценочного агентства «Ледон» от 30.01.2008 г. об оценке рыночной стоимости квартиры расположенной по вышеуказанному адресу стоимость оцениваемого объекта недвижимости по состоянию на 29.01.2008 г. округленно составляет 2 830 000 руб. (л.д. 23-63).

Исходя из изложенного, с учетом ст. 15 ГК РФ, указанного выше удорожания цен на жилье и требований истцов, суд также удовлетворяет требования истцов о взыскании с ответчиков 1 282 242 руб.

Вместе с тем, суд не находит оснований для признания обоснованными доводов представителя истца о наличии неосновательного обогащения и взыскании с них на основании этого процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку из буквального толкования ст. 1102 ГК РФ следует, что обязанность по возврату неосновательного обогащения возникает у лица, которое без установленных законом оснований, иными правовыми актами или сделкой приобрело или сберегло имущество за счет другого лица. Тогда как денежные средства получены ответчиками в результате договора, на законных на тот момент, основаниях. Более того, сами истцы все это время пользовались приобретенной ими квартирой.

В связи с чем суд отказывает в удовлетворении требований истцов в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

С учетом положений ст. 98 ГПК РФ с ответчиков в пользу истцов подлежит взысканию госпошлина в размере 17 261 руб. 21 коп..

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Иск Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П.П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. к Т.В., В.Ф. удовлетворить частично.

Договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу г. Омск, ул. Рокоссовского в г. Омске, д. 10 кв…, от 14.06.2006 г., заключенный между Т.В., В.Ф. и Н.В., П.П., 08.11.2001 г.р., в лице законного представителя (матери) Н.В., Л.М., С.Д., 13.09.1994 г.р. в лице законного представителя (матери) Н.В., П.А., признать незаключеным.

Аннулировать в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество запись от 14 июля 2006 г. № 55-55-01/073/2006-847 о праве долевой собственности на квартиру … в доме № 10 по ул. Рокоссовского в г. Омск С.Д. (14 доли), П.П. (14 доли), Н.В. (1/6 доли), П.А. (1/6 доли), Л.М. (1/6 доли).

Восстановить Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество запись о праве долевой собственности В.Ф. (1/2 доли), Т.В. (1/2 доли ) на квартиру № … в доме № 10 по ул. Рокоссовского в г. Омске.

Взыскать в пользу Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П.П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. с Т.В., В.Ф. солидарно 1 350 000 рублей (стоимость квартиры), 1 282 242 руб. (стоимость удоражания цен на жилье), всего 2 632 242 (два миллиона шестьсот тридцать две тысячи двести срок два) руб. 00 коп.

Взыскать в пользу Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П.П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. с Т.В., В.Ф. государственную пошлину в размере 17 261 руб. 21 коп., по 8 630 руб. 60 коп. с каждого. В удовлетворении остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Омский областной суд через Кировский районный суд г. Омска в течение 10 дней.

Кассационной инстанцией принят отказ от иска, ввиду того, что стороны, все же, договорились, производство по делу прекращено.

Подборка наиболее важных документов по запросу Признание договора купли-продажи квартиры незаключенным (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Признание договора купли-продажи квартиры незаключенным

Судебная практика: Признание договора купли-продажи квартиры незаключенным

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.06.2020 N 33-9817/2020 по делу N 2-135/2020
Категория спора: Продажа недвижимости.
Требования покупателя: 1) Об обязании осуществить государственную регистрацию.
Требования продавца: 2) О признании договора незаключенным; 3) О взыскании в пользу покупателя внесенных им денежных средств по договору.
Обстоятельства: Покупатель указывает на то, что продавец уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на квартиру.
Решение: 1) Удовлетворено; 2) Отказано; 3) Отказано. Разрешая встречные исковые требования, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, на основании объяснений сторон, фактических обстоятельств дела, достоверно установив, что сторонами достигнуто соглашение о предмете договора и его цене: указан адрес квартиры, кадастровый номер в соответствии с данными ЕГРН, этаж, на котором расположена квартира, документы, на основании которых В. является собственником квартиры, а само по себе ошибочное указание площади квартиры 70 кв. м вместо 68,9 кв. м не свидетельствует о незаключенности договора, а лишь о необходимости исправления допущенной описки, пришел к обоснованному выводу, что оснований для удовлетворения встречного искового заявления, признания договора купли-продажи квартиры незаключенным и взыскания с ответчика в пользу истца денежных средств - не имеется.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Признание договора купли-продажи квартиры незаключенным

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Покупка квартиры на вторичном рынке без рисков: миф или реальность?
(Кистанова Е.В.)
("Актуальные проблемы юриспруденции", 2018, N 1) Отметим, при анализе судебной практики по вопросу признания договора купли-продажи квартиры незаключенным становится ясно, что исковые требования удовлетворяются в редких случаях.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Ситуация: Каковы гарантии и риски заключения предварительного договора купли-продажи квартиры?
("Электронный журнал "Азбука права", 2022) Соответственно, не может быть гарантий получения уже оплаченной покупателем квартиры. Суд не может признать право собственности на квартиру, так как договор не содержит обязательства продавца передать квартиру покупателю. Если же покупатель обратится в суд с иском о понуждении заключения основного договора купли-продажи, то велика вероятность подачи встречного иска о признании предварительного договора купли-продажи квартиры недействительным или незаключенным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Золотарева А.Н. к Воробьеву И.А. к и Борисовой Л.В. о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения

по кассационным жалобам Воробьева И.А. и Борисовой Л.В. на решение Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя Борисовой Л.В. Булгакова Е.Ю., представителя Золотаревой Е.В. Лискина А.В., просивших жалобу удовлетворить, Золотарева А.Н., просившего жалобу отклонить,

Золотарев А.Н. обратился в суд с иском к Воробьеву И.А., Борисовой Л.В. о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Иск мотивирован тем, что 26 сентября 2013 г. Золотарев А.Н. приобрел транспортное средства <. >с использованием частично кредитных денежных средств, полученных в ООО "Русфинанс Банк". Исполнение обязательств Золотарева А.Н. по кредитному договору обеспечено договором залога указанной машины от 26 сентября 2013 г.

Золотарев А.Н. с 5 октября 2012 г. находился в браке с Золотаревой Е.В., которая фактически пользовалась спорным транспортным средством. С супругой истец не проживает с 15 марта 2015 г. Каких-либо договоров, направленных на отчуждение принадлежащего ему автомобиля, Золотарев А.Н. не заключал, намерений на отчуждение транспортного средства также не имел. 1 апреля 2015 г. ему стало известно о том, что собственником автомобиля с 17 марта 2015 г. является Воробьев И.А. Впоследствии 5 апреля 2015 г. последний продал автомобиль Борисовой Л.В., которая в настоящий момент является собственником транспортного средства.

Золотарев А.Н. ссылался на то, что от его имени с Воробьевым И.А. заключен договор купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г., который истец не подписывал, в связи с чем просил признать данный договор незаключенным, а договор купли-продажи от 5 апреля 2015 г., заключенный между Воробьевым И.А. и Борисовой Л.В., признать недействительным, истребовать автомобиль из незаконного владения Борисовой Л.В.

Решением Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г., исковые требования Золотарева А.Н. удовлетворены частично. Автомобиль истребован у Борисовой Л.В., на которую возложена обязанность передать транспортное средство Золотареву А.Н. В удовлетворении требований о признании договора купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. незаключенным и о признании недействительным договора купли-продажи от 5 апреля 2015 г. отказано.

В кассационных жалобах Воробьева И.А. и Борисовой Л.В. содержатся просьбы об отмене вышеназванных судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 29 апреля 2016 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, объяснения относительно кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что Золотарев А.Н. являлся собственником автомобиля <. >на основании договора купли-продажи от 26 сентября 2013 г.

Указанным автомобилем пользовалась его супруга Золотарева Е.В., что подтверждается ее распиской о том, что она забрала в пользование совместно нажитое имущество - спорный автомобиль.

Впоследствии 5 апреля 2015 г. Воробьев И.А. продал автомобиль Борисовой Л.В. за 200 000 руб.

Истец Золотарев А.Н. ссылался на то обстоятельство, что он не подписывал договор купли-продажи от 17 марта 2015 г. и у него также отсутствовало волеизъявление на отчуждение транспортного средства.

Согласно заключению судебной экспертизы подпись от имени Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи транспортного средства от 17 марта 2015 г. выполнена не самим Золотаревым А.Н., а другим лицом.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что автомобиль <. >выбыл из владения Золотарева А.Н. помимо его воли, в связи с чем транспортное средство подлежит истребованию из незаконного владения Борисовой Л.В.

Позицию суда первой инстанции поддержал суд второй инстанции.

Между тем с выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно статье 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав", собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражений ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Таким образом, юридически значимыми по делу об истребовании имущества являются, в частности, обстоятельства утраты собственником владения спорным имуществом (по его воле или помимо его воли).

При этом следует учитывать, что выбытие имущества из владения того или иного лица является следствием конкретных фактических обстоятельств. Владение может быть утрачено в результате действий самого владельца, направленных на передачу имущества, или действий иных лиц, осуществляющих передачу по его просьбе или с его ведома. В подобных случаях имущество считается выбывшим из владения лица по его воле.

Указанные правовые позиции не были учтены судебной коллегией по гражданским делам Воронежского областного суда.

Суд апелляционной инстанции, применяя положения статей 301 - 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, ограничился лишь тем фактом, что подпись в договоре купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. выполнена не истцом. Однако само по себе данное обстоятельство не свидетельствует о том, что имущество выбыло из владения истца помимо его воли и не может служить безусловным основанием для истребования имущества. Иные обстоятельства выбытия спорного автомобиля из владения истца, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, судом на обсуждение не выносились, в связи с чем суд в нарушение положений частей 1 и 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дал оценку иным представленным сторонами и имеющимся в деле доказательствам.

Так, судом не дана оценка находящимся в представленном отделом МВД России по Бобровскому району Воронежской области материале об отказе в возбуждении уголовного дела N <. >г. объяснениям С. составившей договор купли-продажи, и Воробьева И.А. о заключении 17 марта 2015 г. договора купли-продажи автомобиля и его передаче новому собственнику по воле Золотарева А.Н. и при его непосредственном участии.

При этом в рамках рассмотрения дела судом первой инстанции было удовлетворено ходатайство о вызове в качестве свидетеля С. однако данный свидетель допрошен не был.

Не был предметом оценки суда тот факт, что ни истец, ни его супруга не заявляли о хищении автомобиля либо о его утрате иным способом и правоустанавливающих документов на него, однако указанные предметы были переданы новому собственнику Воробьеву И.А.

Таким образом, в нарушение положений статьи 198 и пунктов 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не установил каким образом автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н., то есть не установил обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, что явилось следствием существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Судом первой инстанции в обоснование вывода о выбытии автомобиля из владения Золотарева А.Н. указано, что расписка о передаче спорного автомобиля супруге Золотаревой Е.В. не имеет правового значения, поскольку собственник вправе распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению и передавать его в пользование другим лицам. С данными выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что в соответствии с частями 1 и 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

При наличии названной расписки и исходя из приведенных положений Семейного кодекса Российской Федерации, а также статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации судом не были исследованы указанные сторонами, в частности и истцом, обстоятельства нахождения во владении Золотаревой Е.В. спорного автомобиля на момент его продажи Воробьеву И.А.

Удовлетворяя исковые требования об истребовании автомобиля по тем основаниям, что транспортное средство выбыло помимо воли истца, суд первой инстанции исходил из выводов судебной почерковедческой экспертизы о подделке подписи Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи от 17 марта 2015 г., с чем согласился и суд апелляционной инстанции.

В силу положений частей 1 - 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье настоящего Кодекса.

Вопреки указанным нормам без внимания суда апелляционной инстанции были оставлены доводы о том, что судебная экспертиза проведена с нарушениями процессуального закона.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 81 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае оспаривания подлинности подписи на документе или ином письменном доказательстве лицом, подпись которого имеется на нем, суд вправе получить образцы почерка для последующего сравнительного исследования. О необходимости получения образцов почерка выносится определение суда. О получении образцов почерка составляется протокол, в котором отражаются время, место и условия получения образцов почерка. Протокол подписывается судьей, лицом, у которого были получены образцы почерка, специалистом, если он участвовал в совершении данного процессуального действия.

В нарушение действующего процессуального закона в качестве сравнительного материала эксперту были представлены экспериментальные образцы почерков без составления соответствующего протокола, в связи с чем установить происхождение экспериментальных образцов почерков именно от истца не представлялось возможным, а также отсутствовали данные об условиях, при которых были получены эти образцы.

В качестве свободных образцов почерка экспертом были исследованы электрофотографические копии паспорта на имя Золотарева А.Н. с датой выдачи 26 июня 2001 г., а также подписи от имени истца в копиях договора дарения от 27 января 2015 г. и договора наряда-заказа на работы СТО от 26 сентября 2013 г. Оригиналы документов для исследования эксперту представлены не были.

Между тем для производства судебной почерковедческой экспертизы представляются документы на бумажных носителях, содержащие непосредственные почерковые объекты и сравнительные образцы. Документы представляются в оригиналах (подлинниках), так как электрофотографические копии являются ограниченно пригодным объектом для почерковедческого исследования, что обусловлено возможными искажениями при изготовлении данных копий.

При таких обстоятельствах при назначении и проведении судебной почерковедческой экспертизы были нарушены нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем указанное экспертное заключение не могло рассматриваться судом как допустимое доказательство, имеющее значение при рассмотрении спора по существу.

Таким образом, приводимые суду апелляционной инстанций доводы о том, что автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н. по его воле и в результате его действий, направленных на передачу имущества, не были исследованы судом апелляционной инстанции при разрешении спора и не была дана надлежащая оценка доказательствам, на которые ответчики ссылались в обоснование названных обстоятельств, чем существенно нарушены положения вышеприведенных норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (статья 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако по изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения названных выше норм материального и процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав авторов жалоб.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Романовского С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Анаева Заура Салиховича к Подгорнову Сергею Владимировичу о признании незаконным соглашения о расторжении предварительного договора купли-продажи, взыскании суммы задатка по кассационной жалобе Подгорнова Сергея Владимировича на решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 25 августа 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 11 апреля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Подгорнова С.В., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Анаев З.С. обратился в суд с названным иском к Подгорнову С.В., указав, что между ними был заключён предварительный договор купли- продажи принадлежащей ответчику квартиры, им (истцом) передан задаток в размере 50 000 руб. Впоследствии Подгорновым С.В. и Кондрой Д.С., действующим в качестве представителя Анаева З.С., подписано соглашение о расторжении предварительного договора, задаток возвращён истцу. Анаев З.С. указывал, что данное соглашение является недействительным, поскольку его представитель не был наделён соответствующими полномочиями на совершение такого рода сделок. Просил суд признать соглашение о расторжении предварительного договора недействительным, взыскать с Подгорнова С.В. двойную сумму задатка, поскольку основной договор не был заключён по его вине.

Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 25 августа 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 11 апреля 2017 г., иск удовлетворён.

В кассационной жалобе Подгорнова С.В. поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 27 октября 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, поступившие в Верховный Суд Российской Федерации от Анаева З.С., Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 11 апреля 2017 г. в кассационном порядке.

При разрешении спора суд установил, что 4 февраля 2016 г. между Подгорновым С.В. (продавец) и Анаевым З.С. (покупатель) заключён предварительный договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: . Срок заключения основного договора определён сторонами не позднее 4 апреля 2016 г.

В этот же день Подгорнов С.В. получил от Анаева З.С. задаток в сумме 50 000 руб.

Согласно п. 6 заключённого между сторонами соглашения о задатке в случае отказа продавца от исполнения обязательств, связанных с переходом права собственности на объект, задаток возвращается покупателю в двойном размере.

В установленный срок основной договор купли-продажи недвижимого имущества между сторонами заключён не был.

14 апреля 2016 г. Кондра Д.С., являющийся представителем покупателя на основании нотариальной доверенности, подписал соглашение с Подгорновым С.В. о расторжении предварительного договора, стороны расторгли предварительный договор купли-продажи от 4 февраля 2016 г. и продавец возвратил покупателю полученный им задаток в размере 50 000 руб.

Денежные средства перечислены на счёт покупателя в установленный соглашением срок.

Разрешая спор, суд установил, что Кондра Д.С., являясь представителем Анаева З.С. на основании нотариальной доверенности, не обладал полномочиями на заключение соглашения о расторжении предварительного договора купли-продажи от 14 апреля 2016 г., а также не имел права его подписывать, при этом покупатель Анаев З.С. намерения о расторжении предварительного договора купли-продажи квартиры от 4 февраля 2016 г. не имел, от заключения основного договора не отказывался.

С учётом изложенного суд исковые требования Анаева З.С. удовлетворил, признав незаконным соглашение о расторжении договора купли-продажи от 14 апреля 2016 г. и взыскав с Подгорнова С.В. двойную сумму задатка в размере 50 000 руб.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 380 Гражданского кодекса Российской Федерации задатком признаётся денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счёт причитающихся с неё по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

При прекращении обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения (ст. 416) задаток должен быть возвращён (п. 1 ст. 381 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как предусмотрено п. 2 ст. 381 Гражданского кодекса Российской Федерации, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остаётся у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

Сверх того, сторона, ответственная за неисполнение договора, обязана возместить другой стороне убытки с зачётом суммы задатка, если в договоре не предусмотрено иное.

При рассмотрении настоящего дела юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению, являлось определение стороны предварительного договора, ответственной за незаключение основного договора. Данное обстоятельство судом установлено не было.

Суд первой инстанции пришёл к выводу, с которым согласилась судебная коллегия краевого суда, что подписание Подгорновым С.В. соглашения о расторжении предварительного договора при установлении отсутствия на то воли Анаева З.С. свидетельствует о том, что стороной, ответственной за неисполнение обязательства, является ответчик.

Между тем, исходя из положений действующего гражданского законодательства, лицо, ответственное за неисполнение обязательства, не тождественно лицу, инициировавшему прекращение обязательства.

В соглашении от 14 апреля 2016 г. указано, что предварительный договор от 4 февраля 2016 г. расторгается по обоюдному согласию сторон (л.д. 12). Кондра Д.С. действовал от имени Анаева З.С. на основании нотариально удостоверенной доверенности (л.д. 10-11).

То обстоятельство, что указанное соглашение от имени покупателя квартиры подписано его представителем, не имеющим на это соответствующих полномочий, само по себе не подтверждает того, что предварительный договор расторгнут покупателем по вине продавца.

Таким образом, соглашение о расторжении предварительного договора не является доказательством, подтверждающим неисполнение обязательства по вине Подгорнова С.В. Иных доказательств материалы дела не содержат, суд в нарушение требований ст. 55, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации их не собирал, не исследовал и не выносил на обсуждение.

Признав недействительным соглашение о расторжении предварительного договора купли-продажи, суд также не исследовал вопрос о судьбе данного договора: является он продолжающим своё действие либо прекратившим его. Однако только в зависимости от установления названных обстоятельств возможно разрешение вопроса о возможности взыскания задатка, возникающей в связи с прекращением обязательства по причине отказа одной из сторон от его исполнения.

Не дана судом оценка и тому обстоятельству, что соглашение о расторжении договора, которое оспаривал Анаев З.С., было подписано 14 апреля 2016 г., между тем, предварительный договор заключался на срок до 4 апреля 2016 г.

Кроме того, как следует из резолютивной части решения, судом с Подгорнова С.В. в пользу Анаева З.С. взыскана двойная сумма задатка в размере 50 000 руб., тогда как двойная сумма задатка составляет 100 000 руб.

Обоснования размера взысканной суммы решение суда в нарушение ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не содержит.

Нарушения, допущенные при постановлении решения суда первой инстанции, судом апелляционной инстанции, проверявшим его законность, не устранены, это нарушение норм процессуального права является существенным и непреодолимым и может быть исправлено только посредством отмены апелляционного определения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Гетман Е.С.
Романовский С.В.

Обзор документа

ГК РФ закрепляет правила возврата задатка при неисполнении договора.

Относительно применения этих правил в ситуации, когда стороны, подписавшие предварительный договор, расторгают его (т. е. не заключают основную сделку), СК по гражданским делам ВС РФ разъяснила следующее.

В таком случае юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению, является определение стороны предварительного договора, ответственной за незаключение основной сделки.

При этом надо учитывать, что лицо, ответственное за неисполнение обязательства, не тождественно тому, кто инициировал прекращение обязательства.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2017 г. N 77-КГ17-17 Суд отменил вынесенное ранее апелляционное определение и направил дело о признании недействительным (мнимым) договора купли-продажи квартиры на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку суду необходимо разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных законодательством оснований для признания спорного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога


Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2017 г. N 77-КГ17-17 Суд отменил вынесенное ранее апелляционное определение и направил дело о признании недействительным (мнимым) договора купли-продажи квартиры на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку суду необходимо разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных законодательством оснований для признания спорного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Жубрина М.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Васильевой Е.В. к Орлову В.И., Орловой О.А. о признании недействительным (мнимым) договора купли-продажи квартиры по кассационной жалобе Васильевой Е.В. на решение Октябрьского районного суда г. Липецка от 16 июня 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителя Орловой О.А. - Швалева А.В., представителя Орлова В.И. - Швалевой Л.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, установила:

Васильева Е.В. обратилась в суд с иском к Орловой О.А., Орлову В.И. и с учетом уточнения заявленных требований просила признать недействительным (мнимым) договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: г. . заключенный 4 декабря 2014 г. между Васильевой Е.В. и Орловой О.А., а также применить последствия недействительности сделки.

В обоснование своих исковых требований Васильева Е.В. указала, что между ней и Орловым В.И. заключен договора займа на сумму 2 000 000 руб. сроком на 1 год с условием уплаты 5% от суммы займа ежемесячно. Гарантией возврата займа должен был служить залог вышеуказанной квартиры, принадлежащей ей на праве собственности. 4 декабря 2014 г. Орлов В.И. предоставил истице 1 000 000 руб., о чем ею была составлена расписка, датированная 3 декабря 2014 г. Договор залога квартиры не зарегистрировали, поэтому ответчики предложили ей оформить договор купли-продажи квартиры с супругой займодавца Орловой О.А., пояснив, что спорный договор будет являться договором залога по расписке от 3 декабря 2014 г. В подтверждение Орлова О.А. дала ей письменное обязательство не отчуждать квартиру до 1 января 2016 г. при условии своевременного исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г. В тот же день между Васильевой Е.В. и Орловой О.А. заключен договор купли-продажи спорной квартиры. 5 января 2015 г. Орлов В.И. передал истице еще 1 000 000 руб., о чем Васильевой Е.В. составлена расписка на сумму 2 000 000 руб. Уплату процентов по договору займа она по указанию Орлова В.И. осуществляла на банковскую карту Орловой О.А. до июля 2015 г., после чего в связи с отсутствием денежных средств платежи вносить перестала.

Решением Октябрьского районного суда г. Липецка от 16 июня 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Васильева Е.В. просит отменить решение суда первой инстанции и апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 23 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на неё, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Васильева Е.В. являлась собственником двухкомнатной квартиры, общей площадью 70,4 кв.м, расположенной по адресу: .

4 декабря 2014 г. между Васильевой Е.В. (продавец) и Орловой О.А. (покупатель) заключен договор купли-продажи указанной квартиры за 4 000 000 руб.

Согласно пункту 4 данного договора расчет между покупателем и продавцом полностью произведен до подписания договора и подачи документов на государственную регистрацию.

Письменной распиской к договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г. Васильева Е.В. подтвердила, что получила от Орловой О.А. денежную сумму в размере 4 000 000 руб. за проданную квартиру.

В силу пункта 12 договора квартира считается переданной покупателю с момента подписания договора, по соглашению сторон договор от 4 декабря 2014 г. принимает силу и значение передаточного акта и составление иного дополнительного документа не требуется.

В этот же день Орлова О.А. выдала Васильевой Е.В. расписку, согласно которой приняла на себя обязательство не отчуждать приобретенную квартиру до 1 января 2016 г. при условии своевременного исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., а при неисполнения обязательств в течение 3 месяцев продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу.

В ходе рассмотрения дела Васильева Е.В. утверждала о безденежности договора купли-продажи квартиры и получении от Орлова В.И. в долг 2 000 000 руб.: 1 000 000 руб. - 3 декабря 2014 г. и 1 000 000 руб. - 5 января 2015 г. При этом расписка от 5 января 2015 г. составлена на общую сумму переданных ей денежных средств.

Орлов В.И. в ходе судебного заседания не оспаривал факт предоставления 5 января 2015 г. Васильевой Е.В. займа в размере 2 000 000 руб.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что доказательств заключения Васильевой Е.В. договора займа с Орловым В.И. ранее 5 января 2015 г. в материалах дела не имеется. Действия Васильевой Е.В. при заключении с Орловой О.А. договора купли-продажи спорной квартиры суд оценил как направленные на возникновение правовых последствий, предусмотренных этой сделкой, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной по мотиву её мнимости (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суд апелляционной инстанции согласился с решением суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся по делу судебные постановления приняты с нарушением норм действующего законодательства.

Реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации) предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Рассматривая дело, суд должен установить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и правоотношения сторон, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести данные обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56, статья 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Из приведенных норм процессуального права и акта их толкования следует, что ссылка истца в исковом заявлении на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в этом случае суду надлежит самостоятельно определить подлежащие применению к установленным обстоятельствам нормы права и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон.

Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1).

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила (пункт 2).

В обоснование заявленных требований о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 4 декабря 2014 г. Васильева Е.В. со ссылкой на мнимый характер этого договора указывала на то, что при его заключении стороны имели в виду договор займа с залогом спорной квартиры.

При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций для правильного разрешения спора надлежало самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям и разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для признания названного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога, для чего установить действительные правоотношения сторон, в рамках которых Орлова О.А. дала 4 декабря 2014 г. обязательство Васильевой Е.В. до 1 января 2016 г. не отчуждать приобретенную у неё по договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г. спорную квартиру при условии исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., в противном случае продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу, а также дать оценку действиям Васильевой Е.В. по неоднократному перечислению в 2015 г. крупных денежных сумм на банковский счет Орловой О.А.

Однако суды никакой оценки указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора, не дали, и ограничились лишь выводом об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки мнимой, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Марьин А.Н.
Жубрин М.А.

Обзор документа

Истица просила признать договор купли-продажи недействительным ввиду мнимости. При этом она ссылалась на то, что при его заключении имелся в виду договор займа с залогом квартиры.

Однако ей было отказано в связи с отсутствием признаков мнимой сделки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с такой позицией не согласилась.

В данном случае суды не должны были ограничиваться подобным выводом. Следовало принять во внимание все фактические обстоятельства, на которые указывала истица. С учетом этого необходимо было разрешить вопрос о наличии либо отсутствии оснований для признания договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога.

Как подчеркнула Коллегия, если истец ссылается на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, то это само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении его требований. В таком случае суду надлежит самостоятельно определить нормы права, подлежащие применению к установленным обстоятельствам, и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: