Суд рассматривал в судебном заседании дело о разделе совместно нажитого имущества между бывшими

Обновлено: 23.07.2024

по кассационной жалобе представителей Прониной Екатерины Евгеньевны - Мовсесян Елены Арменовны и Забрудской Натальи Петровны на решение Тверского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 июня 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителей Прониной Е.Е. - Забрудской Н.П., Мовсесян Е.А., Балашова С.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Пронина А.В., его представителя Забраловой Е.Ю., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Пронина Е.Е. обратилась в суд с иском к Пронину А.В. о разделе совместно нажитого имущества. В обоснование иска Пронина Е.Е. указала, что с 2003 года по 2009 год состояла в браке с Прониным А.В., в браке родилась дочь Пронина С., <. >года рождения. В период брака приобретено недвижимое имущество - квартиры, машино-места, а также доли в уставных капиталах ООО "Альфа-Дизайн", ООО ЧОО "Альфа-Брава", ООО "ДЕЗИРЕ", ООО "Павлин Плаза". Поскольку после расторжения брака раздел данного имущества не произведен и соглашения о разделе имущества между сторонами не достигнуто, истец просила разделить совместно нажитое в браке с Прониным А.В. имущество, признав за ней право на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на следующее имущество: квартиру <. >и два машино-места, находящееся по адресу: г. <. >машино-место, находящееся по адресу: <. >; доли в уставных капиталах ООО "Альфа-Дизайн", ООО ЧОО "Альфа-Брава", ООО "ДЕЗИРЕ", ООО "Павлин Плаза".

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2016 г. в удовлетворении исковых требований Прониной Е.Е. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 июня 2017 г. решение суда оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2017 г. представителю Прониной Е.Е. - Мовсесян Е.А. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной кассационной жалобе представители Прониной Е.Е. - Мовсесян Е.А. и Забрудская Н.П. ставят вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2018 г. срок подачи кассационной жалобы на судебные постановления восстановлен.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 16 апреля 2018 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2017 г. отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений в части.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 24 января 2003 г. между Прониным А.В. и Прониной (Шашенковой) Е.Е. был заключен брак (т. 1, л.д. 63).

В период брака, 19 ноября 2004 г., Прониным А.В. с ЗАО "СУ-155" заключен договор о долевом участии в строительстве жилого дома, в соответствии с которым Пронин А.В. обязался принять долевое участие в реализации инвестиционного проекта по строительству жилого дома по адресу: <. >, путем инвестирования 3-комнатной квартиры общей площадью ориентировочно 162 кв. м (т. 2, л.д. 132 - 136).

Распоряжением префекта ЦАО г. Москвы от 15 сентября 2006 г. построенному дому присвоен почтовый адрес: <. >.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 14 мая 2010 г. за Прониным А.В. признано право собственности на 3-комнатную квартиру, находящуюся по адресу: <. >, общей площадью 160 кв. м (т. 2, л.д. 131).

15 марта 2006 г. Прониным А.В. с ЗАО "СУ-155" заключены два договора о долевом участии в строительстве гаража-стоянки, в соответствии с которыми Пронин А.В. обязался принять долевое участие в инвестировании строительства машино-мест N 15 и 102 в гараже-стоянке, расположенной по адресу: <. >(т. 2, л.д. 129 - 130, 139 - 140).

Заочным решением Тверского районного суда г. Москвы от 14 мая 2010 г. за Прониным А.В. признано право собственности на машино-места N 15 и 102, находящиеся по адресу: <. >(т. 1, л.д. 210 - 212).

По договору купли-продажи от 5 ноября 2008 г. Прониным А.В. приобретено у Баева Е.В. 100% доли в уставном капитале ООО "Альфа-дизайн" (т. 2, л.д. 144 - 146).

После заключения брачного договора Прониным А.В. по договорам купли-продажи от 22 июня 2009 г., заключенным с Сосновским Д.А., у последнего приобретены в собственность квартира, находящаяся по адресу: <. >, и машино-место А5, находящееся по тому же адресу (т. 1, л.д. 135 - 137, 163 - 166, т. 2, л.д. 142 - 143).

На основании решения мирового судьи судебного участка N 361 Басманного района г. Москвы от 1 октября 2009 г. брак между супругами Прониными был прекращен 13 октября 2009 г. (т. 1, л.д. 64).

После расторжения брака Прониным А.В. по договору купли-продажи от 21 декабря 2009 г. приобретено 100% доли в уставном капитале ООО "Павлин Плаза" и 28 июня 2011 г. приобретено 100% доли в уставном капитале ООО "ДЕЗИРЕ" (т. 1, л.д. 11 - 21, т. 2, л.д. 153 - 155).

Указывая, что раздел перечисленного выше имущества супругов после расторжения брака между сторонами не производился, Пронина Е.Е. обратилась в суд с настоящими требованиями 3 декабря 2015 г.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции по заявлению ответчика применил к спорным правоотношениям в части раздела квартиры по адресу: <. >машино-мест N 15 и N 102, расположенных по адресу: <. >, долей в уставном капитале ООО "Альфа-Дизайн" и ООО Частная охранная организация "Альфа-Брава" срок исковой давности, установленный пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации. При этом суд исходил из того, что после расторжения брака раздел имущества бывших супругов фактически был произведен в 2010 году, что подтверждается получением истцом от ответчика после расторжения брака в соответствии с брачным договором денежной компенсации в размере 300 000 евро, в то время как с иском в суд Пронина Е.Е. обратилась лишь 3 декабря 2015 г., то есть за пределами трехлетнего срока исковой давности. Доказательств того, что о нарушенном праве истец узнала в 2014 году, равно как и доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности, Прониной Е.Е. не представлено.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Прониной Е.Е. о разделе иного имущества, суд исходил из того, что квартира и машино-место, расположенные по адресу: <. >, были приобретены на имя Пронина А.В. после заключения между супругами брачного договора и в соответствии с его условиями являются собственностью ответчика. Доли в уставном капитале ООО "ДЕЗИРЕ" и ООО "Павлин Плаза" приобретены Прониным А.В. после расторжения брака с Прониной Е.Е.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о пропуске Прониной Е.Е. срока исковой давности для обращения в суд с требованием о разделе квартиры и машино-мест, расположенных по адресу: <. >, сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

Положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации и статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона.

К общему имуществу супругов согласно пункту 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации относятся в том числе приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Из материалов дела следует, что квартира <. >и два машино-места, находящиеся по адресу: <. >, доли в уставных капиталах ООО "Альфа-Дизайн" и ООО ЧОО "Альфа-Брава" были приобретены в период брака супругов Прониных, до заключения между ними брачного договора, в связи с чем в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации являются совместной собственностью супругов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.

Пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

При этом течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (пункт 2 статьи 9 Семейного кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", в котором указано, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Таким образом, срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу должно было стать или стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов, прекращение брака, и т.п.).

Однако суд срок исковой давности по требованиям Прониной Е.Е. о разделе квартиры и машино-мест исчислил не с того дня, когда она узнала или должна была узнать о нарушении своего права, а с 2010 года (с момента раздела части совместного нажитого имущества), когда ей по условиям брачного договора была выплачена компенсация за иное имущество (доли в уставных капиталах ООО "ИНТО-Вест", ООО "Нифертити и. К", ООО "Крита"), которое предметом настоящего спора не являлось, что противоречит приведенным выше нормам Семейного кодекса Российской Федерации и разъяснениям по их применению, данным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, а также фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Исчисляя начало течения срока исковой давности для раздела квартиры и машино-мест с 2010 года, суд указал на то, что после расторжения брака в соответствии с условиями заключенного между супругами брачного договора от 9 декабря 2008 г., раздел имущества бывших супругов фактически был произведен, что подтверждается получением Прониной Е.Е. от бывшего мужа денежной компенсации в размере 300 000 евро, о чем свидетельствуют ее расписки от 6 февраля 2010 г. и 16 марта 2010 г., 18 мая 2010 г., 21 июля 2010 г., 7 октября 2010 г.

Между тем суд не учел, что содержащееся в пункте 2.3 брачного договора условие о компенсации Прониной Е.Е. 300 000 евро за отказ от принадлежащего ей права собственности на доли в уставных капиталах ООО "ИНТО-Вест", ООО "Нифертити и. К", ООО "Крита" в пользу Пронина А.В., исходя из буквального его толкования в соответствии с требованиями статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, относится лишь к указанным в данном пункте брачного договора объектам имущества, а не ко всему имуществу, нажитому супругами Прониными в период брака.

Исходя из положений пункта 6 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации произведенный раздел части совместно нажитого имущества супругов означает прекращение права общей собственности только на разделенное имущество. Та часть общего имущества супругов, которая не была разделена, продолжает составлять их совместную собственность.

Предъявленное Прониной Е.Е. к разделу совместно нажитое в браке с Прониным А.В. имущество (квартира <. >и два машино-места, находящиеся по адресу: <. >) разделено между бывшими супругами не было, в связи с чем вывод суда о начале течения срока исковой давности по данному требованию с 2010 года (момента раздела иного совместно нажитого имущества супругов Прониных) является ошибочным.

Из материалов дела следует, что после расторжения в 2009 году брака между Прониным А.В. и Прониной Е.Е. у бывших супругов отсутствовал спор относительно указанного выше имущества, Пронина Е.Е. беспрепятственно пользовалась спорной квартирой. С требованием о разделе квартиры и машино-мест она не обращалась в связи с отсутствием такой необходимости и отсутствием нарушения ее прав со стороны Пронина А.В. От своего права собственности на квартиру и машино-места Пронина Е.Е. не отказывалась.

Как указывала истец, только с 2014 года ответчик стал препятствовать Прониной Е.Е. в пользовании указанным совместно нажитым имуществом.

Между тем в нарушение положений указанных выше норм материального права судом не исследовались обстоятельства, связанные с установлением момента, когда Прониной Е.Е. стали чиниться препятствия в пользовании спорными квартирой и машино-местами.

Неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств привело к неправильному определению начала течения срока исковой давности в части требований о разделе квартиры и машино-мест.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Прониной Е.Е., в связи с чем решение Тверского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 июня 2017 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований Прониной Е.Е. о разделе имущества: квартиры, расположенной по адресу: <. >, машино-мест N 15 и N 102, расположенных по адресу: <. >, нельзя признать законными, они в указанной части подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку приняты без исследования и установления фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора о разделе общего имущества супругов.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

В остальной части обжалуемые судебные постановления подлежат оставлению без изменения, поскольку выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права. Доводы кассационной жалобы в этой части не могут быть признаны основанием для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений, поскольку не свидетельствуют о существенном нарушении судами норм материального или процессуального права.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о начале течения срока исковой давности для раздела долей в уставном капитале ООО "Альфа-Дизайн" и ООО Частная охранная организация "Альфа-Брава" с 2010 года, поскольку получив денежную компенсацию только за доли в уставных капиталах ООО "ИНТО-Вест", ООО "Нифертити и. К", ООО "Крита", истица должна была узнать о нарушении своего права в связи с неполучением компенсации за доли в уставном капитале ООО "Альфа-Дизайн" и ООО Частная охранная организация "Альфа-Брава".

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

В остальной части решение Тверского районного суда г. Москвы от 2 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 июня 2017 г. оставить без изменения.

Суд рассматривал в судебном заседании дело о разделе совместно нажитого имущества между бывшими супругами.
Истец Петров С.И. заявил ходатайство об отложении дела для заключения договора с адвокатом на предмет оказания ему правовой помощи.
Ответчица возразила против отложения дела, объяснив, что у нее нет средств для того, чтобы иметь в процессе адвоката в качестве представителя. Если же у истца будет представитель, а у нее нет, то это нарушит принцип равноправия сторон.
Судья отказал в удовлетворении ходатайства истца, мотивируя отказ тем, что отложение производства по делу нарушит принцип равноправия сторон в гражданском процессе и процесс будет несправедливым по отношению к ответчице.

Выскажите свои суждения относительно правовой позиции сторон и действий судьи.

Решение

Согласно части 1 статьи 48 Конституции РФ, каждому гарантируется право на получение юридической помощи.
Согласно части 1 статьи 48 Гражданского процессуального кодекса РФ, граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.
Согласно части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав.
Из материалов дела следует, что суд отказал в удовлетворении ходатайства стороны истца об отложении судебного разбирательства, мотивированного необходимостью воспользоваться услугами адвоката для дальнейшего ведения дела, на основании того, что в случае удовлетворения подобного ходатайства будет нарушен принцип равноправия сторон. Фактически суд поддержал позицию стороны ответчика о нарушении принципа равноправия за счет того, что истец воспользуется услугами адвоката как представителя, а ответчик – не воспользуется, и тем самым, по мнению суда, с его стороны будет допущено несправедливое отношение к ответчику. Однако позиция суда и ответчика в данной части представляется неверной.
Как указывалось выше, каждому гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи, которое реализуется в праве вести гражданские дела с помощью представителя.
Суд, руководствуясь принципом равноправия и состязательности сторон, содействует им в реализации их прав, в том числе, в реализации права пользоваться услугами представителя. Как истец, так и ответчик, оба в равном объеме могут воспользоваться услугами представителя. Обращение истца к услугам представителя не лишает ответчика данного права.
Поэтому, отказывая по вышеприведенным основаниям Петрову в удовлетворении заявленного ходатайства об отложении разбирательства с целью заключения договора с адвокатом, суд сам нарушил принцип состязательности и равноправия сторон, фактически лишив истца конституционного права на получение юридической помощи.
Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что в силу части 1 статьи 35 Гражданского процессуального кодекса РФ, лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться своими процессуальными правами, а задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное разрешение гражданских дел (статья 2 Гражданского процессуального кодекса РФ).
Изложенное означает, что, оказывая истцу содействие в реализации его права воспользоваться услугами адвоката, суд, тем не менее, должен убедиться в отсутствии злоупотребления правом со стороны Петрова, и проверить, не обусловлено ли такое ходатайство намерением затянуть рассмотрение дела.
Во избежание затягивания процесса и недопущения злоупотребления правом, но, все же содействуя в реализации процессуальных прав истцовой стороны, в сложившейся ситуации суду целесообразно было бы удовлетворить ходатайство истца, отложить судебное заседание в пределах установленных процессуальных сроков для рассмотрения дела с тем, чтобы адвокат, с которым Петров намерен заключить договор, мог ознакомиться с материалами дела, выработать позицию. Для определения периода отложения суду необходимо выяснить мнение самого истца о том, в течение какого времени будет заключен договор с адвокатом, сколько времени необходимо адвокату для ознакомления с материалами дела и выработки позиции.

Юрист в Казани Алексей Голубцов

© 2013 – 2021 Алексей Голубцов, юрист

Адрес: 420133, гор. Казань,
ул. Адоратского, д. 12 (вход через почту)

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-445/2018 по иску Севч Ольги Ивановны к Клыпину Александру Александровичу о разделе совместно нажитого имущества

по кассационной жалобе Севч Ольги Ивановны на решение Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 июня 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 ноября 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав объяснения представителя Севч О.И. - Севч А.К., уполномоченной на основании доверенности 78 АБ 3803726 от 26 января 2018 г., поддержавшей доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы Клыпина А.А. и его представителя Жуковой В.Ю., уполномоченной на основании доверенности 78 АБ 2666089 от 19 марта 2017 г., явившихся в судебное заседание.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Решением Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 июня 2018 г. Севч О.И. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 ноября 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Севч О.И. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмены обжалуемых судебных постановлений.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы заявителя судьёй Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. 5 июня 2019 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 2 августа 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены состоявшихся судебных актов в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такого характера существенные нарушения норм права были допущены судами.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 15 апреля 2008 г. между Севч О.И. и Клыпиным А.А. заключён брак, который расторгнут решением Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 1 декабря 2016 г. (т. 1, л.д. 13-15).

Согласно платежным поручениям и выпискам по операциям ООО "Чистый город" на счет Клыпина А.А. перечислены денежные средства по договорам, заключенным между индивидуальным предпринимателем Клыпиным А.А. (далее - ИП Клыпин А.А.) и ООО "Чистый город" в период с 1 октября 2011 г. по 22 сентября 2014 г. (т. 1, л.д. 97-110, 131-289).

Стороны не оспаривали, что брачные отношения, совместное проживание и ведение общего хозяйства между ними фактически прекращены 1 августа 2015 г.

Разрешая спор и отказывая Севч О.И. в удовлетворении исковых требований о разделе общего имущества супругов, суд первой инстанции указал на то, что спорные денежные средства являются доходом ИП Клыпина А.А., полученным им после фактического прекращения между сторонами брачных отношений, поэтому данный доход является личной собственностью Клыпина А.А. и разделу между бывшими супругами не подлежит. Доказательств того, что обязательства по договорам, во исполнении которых ООО "Чистый город" перечислило ИП Клыпину А.А. денежные средства в размере 10 903 842 руб., возникли в интересах семьи, истцом не представлено. То обстоятельство, что указанные истцом денежные средства в сумме 10 903 842 руб. были получены ответчиком Клыпиным А.А. за работы и услуги, оказанные ИП Клыпиным А.А. ООО "Чистый город" до 1 августа 2015 г., то есть в период фактических брачных отношений с Севч О.И., правового значения, по мнению суда первой инстанции, для дела не имеет, поскольку семейное законодательство не связывает возникновение режима общей собственности супругов в отношении имущества, которое не приобреталось ими в браке. Кроме того, доказательств того, что денежные средства, которые являлись предметом договоров, использовались супругами в имущественных отношениях между собой для личных или семейных нужд, то есть представляли собой их совместную собственность, истцом не представлено. Спорные денежные средства являются доходом ИП Клыпина А.А., полученным в процессе предпринимательской деятельности после прекращения между сторонами семейных отношений, данное имущество не является совместно нажитым имуществом супругом, поскольку в совместную собственность супругов входят только предпринимательские доходы, передаваемые в бюджет семьи, остальные доходы от предпринимательской деятельности являются собственностью супруга-предпринимателя.

С указанными доводами согласился суд апелляционной инстанции, указав на то, что доказательств, подтверждающих, что обязательства по договорам, во исполнение которых ООО "Чистый город" перечислило ИП Клыпину А.А. денежные средства в размере 10 903 842 руб., возникли в интересах семьи, не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные постановления вынесены с существенным нарушением норм материального права.

В силу пункта 1 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), согласно пункту 2 названной выше статьи относятся в том числе доходы каждого из супругов от предпринимательской деятельности.

В статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от

В соответствии с разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (пункты 1 и 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан независимо от того, на имя кого из супругов или кем из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Положения статьи 128 Гражданского кодекса Российской Федерации относят к объектам гражданских прав в том числе имущественные права, к которым на основании положений статьи 8, пункта 1 статьи 307, пункта 2 статьи 308, статьи 328 данного кодекса относится и право на получение встречного предоставления с контрагента.

В пункте 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2016 г. N 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении" разъяснено, что встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств, вне зависимости от того, предусмотрели ли стороны очередность исполнения своих обязанностей (пункт 1 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным.

Применительно к приведенным положениям статьи 2 вышеназванного кодекса такая плата (иное встречное предоставление) и будет являться доходом от предпринимательской деятельности.

Таким образом, исходя из приведенных норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения настоящего дела, является период времени, в котором у ИП Клыпина А.А. возникло право на получение встречного предоставления (денежных средств) по сделкам, которое истец полагает общим имуществом супругов.

Обращаясь в суд с настоящим иском, Севч О.И. ссылалась на то, что согласно имеющимся в материалах дела выпискам по счёту, принадлежащему ООО "Чистый город", открытому в АО "ГЛОБЭКСБАНК", выпискам по счетам клиента Клыпина А.А., открытым в Банк ВТБ (ПАО), Северо-Западном Банке ПАО "Сбербанк России", копиям платёжных поручений АО "ГЛОБЭКСБАНК" Клыпин А.А. после 1 августа 2015 г. получил от ООО "Чистый город" за период с 1 августа 2015 г. по 31 декабря 2016 г. денежные средства в сумме 10 903 842 руб., при этом оплата ООО "Чистый город" произведена за работы и услуги, оказанные ООО "Чистый город" ИП Клыпиным А.А. до 1 августа 2015 г., то есть в период брака и совместного проживания и ведения общего хозяйства с Севч О.И.

Согласно представленным по запросу суда филиалом "Петербургский" АО "ГЛОБЭКСБАНК" платёжным поручениям 4 августа 2015 г. ООО "Чистый город" на счёт Клыпина А.А. по платёжному поручению N 416 перечислено 100 000 руб., в качестве основания платежа указана мойка и дезинфекция автоцистерн в ноябре 2014 г. по договору от 1 октября 2011 г. N 002 (т. 1, л.д. 163), 7 августа 2015 г. по платёжному поручению N 445 - 100 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда автомобиля в ноябре 2014 г. по договору аренды от 20 февраля N 1-А (т. 1, л.д. 165), 25 августа 2015 г. по платёжному поручению N 467 - 184 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда автомобиля в ноябре 2014 года по договору аренды от 20 февраля 2013 г. N 1-А - 44 000 руб. и в декабре 2014 года по договору аренды N 2-А от 17 ноября 2013 г. - 140 000 руб. (т. 1, л.д. 167), 28 августа 2015 г. по платёжному поручению N 473 - 100 000 руб., в качестве основания платежа указана оплата аренды автомобиля за декабрь 2014 г. по договору аренды от 20 февраля 2013 г. N 1-А (т. 1, л.д. 169), 1 сентября 2015 г. по платёжному поручению N 488 - 200 000 руб., в качестве основания платежа указаны клиринговые услуги в декабре 2014 года по договору от 1 января 2014 г. N 001 (т. 1, л.д. 170), 11 сентября 2015 г. по платёжному поручению N 528 - 200 000 руб., в качестве основания платежа указана оплата клиринговых услуг в январе 2015 г. по договору от 1 января 2014 г. N 001 - 100 000 руб. и аренда а/м в январе 2015 г. по договору аренды от 14 декабря 2014 г. N 5-А - 100 000 руб. (т. 1, л.д. 172), 6 октября 2015 г. по платёжному поручению N 582 перечислено 200 000 руб., в качестве основания платежа указана мойка и дезинфекция автоцистерн в январе 2015 года по договору от 1 октября 2011 г. N 002 (т. 1, л.д. 175), 19 октября 2015 г. по платёжному поручению N 595 - 200 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда а/м в феврале 2015 г. по договорам аренды от 15 августа 2014 г. N 3-А - 100 000 руб., от 22 сентября 2014 г. N 4-А - 100 000 руб. (т. 1, л.д. 176), 2 ноября 2015 г. по платёжному поручению N 613 - 200 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда а/м в марте 2015 года по договорам аренды от 15 августа 2014 г. N 3-А - 100 000 руб., от 22 сентября 2014 г. N 4-А - 100 000 руб. (т. 1, л.д. 178), 12 ноября 2015 г. по платежному поручению N 640 - 200 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда а/м в марте, апреле 2015 г. по договору аренды от 14 декабря 2014 г. N 5-А (т. 1, л.д. 180), 1 декабря 2015 г. по платёжному поручению N 659 перечислено 200 000 руб., в качестве основания платежа указаны перевод денежных средств, дезинфекция и мойка а/м в апреле 2015 г. по договору от 1 октября 2011 г. N 002 (т. 1, л.д. 182), 8 декабря 2015 г. по платёжному поручению N 684 перечислено 200 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда а/м в апреле 2015 г. по договору аренды от 15 августа 2014 г. N 3-А - 100 000 руб. и договору аренды от 22 сентября 2014 г. N 4-А - 100 000 руб. (т. 1 л.д. 184), 30 марта 2016 г. по платёжному поручению N 119 - 300 000 руб., в качестве основания платежа указана оплата клиринговых услуг в феврале, марте 2015 г. по договору от 1 января 2014 г. N 001 (т. 1 л.д. 192), 20 апреля 2016 г. по платежному поручению N 171 - 420 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда а/м в феврале, марте, апреле 2015 г. по договору аренды от 17 ноября 2013 г. N 2-А (т. 1, л.д. 195), 20 мая 2016 г. по платёжному поручению N 235 - 450 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда а/м в мае, июне, июле 2015 г. по договору аренды от 17 ноября 2013 г. N 2-А (т. 1, л.д. 198), 25 июля 2016 г. по платёжному поручению N 338 - 500 000 руб., в качестве основания платежа указана аренда а/м в мае 2015 г. по договорам аренды от 15 августа 2014 г. N 3-А от 22 сентября 2014 г. N 4А (т. 1, л.д. 203).

Аналогичные сведения отражены в выписке по операциям на счёте 000 "Чистый город", открытом в АО филиал "Петербургский" АО "ГЛОБЭКСБАНК" (т. 1, л.д. 205-289), отчёте об операциях на счетах, открытых на имя Клыпина А.А. в ПАО Сбербанк в период с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2016 г. (т. 1, л.д. 96-110), выписке по лицевому счёту _ Клыпина А.А., открытому в Банк ВТБ (ПАО) за период с 1 января 2015 г. по 31 декабря 2016 г. (т. 1, л.д. 91).

Ответчиком не оспаривалось, что спорные денежные средства являлись доходом от предпринимательской деятельности, осуществляемой Клыпиным А.А. в период брака, и были получены ответчиком после прекращения брачных отношений. Факт наличия кредиторской задолженности по обязательствам ООО "Чистый Город" перед ИП Клыпиным А.А. на момент прекращения фактических брачных отношений между сторонами также не оспаривался ответчиком и подтверждён представленными в материалы дела доказательствами - выписками по банковским счетам ООО "Чистый Город" и Клыпина А.А., назначениями платежей в платёжных поручениях.

При указанных обстоятельствах ссылки судов о том, спорные денежные средства являются доходом ИП Клыпина А.А., полученным им после фактического прекращения между сторонами брачных отношений, поэтому данный доход является личной собственностью Клыпина А.А. и разделу между бывшими супругами не подлежит, основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Суждение суда об отсутствии доказательств того, что обязательства по договорам, во исполнение которых ООО "Чистый город" перечислило ИП Клыпину А.А. денежные средства в размере 10 903 842 руб., возникли в интересах семьи, как основание для отказа в иске также подлежат отклонению. В соответствии со статьёй 34 Семейного кодекса Российской Федерации презюмируется, что доходы от предпринимательской деятельности относятся к общему имуществу супругов.

Поскольку предпринимательская деятельность осуществлялась в период брака Севч О.И. и Клыпина А.А. и условия данной деятельности предусматривали поступление от неё дохода, фактическое перечисление денежных средств на счёт ответчика после прекращения брака с истцом не изменяет их режим общего имущества супругов и не лишает бывшего супруга права на получение части этих средств при их разделе на основании статей 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем решение Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 июня 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 ноября 2018 г. подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить дело в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона, в частности в соответствии с требованиями части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определить совокупный размер дохода ИП Клыпина А.А. за юридически значимый период времени по сделкам, на которые ссылается истец, с учетом соответствующих затрат, понесённых индивидуальным предпринимателем в процессе получения предпринимательской деятельности, бремя доказывания размера которых в силу части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должно быть возложено на ответчика.

Руководствуясь статьями 390.14-390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Назаренко Т.Н.
Юрьев И.М.

Обзор документа

Суды отказали гражданке во взыскании с бывшего супруга половины доходов от оказания услуг. Они посчитали доходы личной собственностью ответчика, поскольку он получил их после фактического прекращения брачных отношений. Верховный Суд РФ с этим не согласился и направил дело на новое рассмотрение.

Право на получение оплаты за оказанные ответчиком услуги возникло до прекращения брака с истицей. Неважно, что фактически деньги поступили позднее. При разделе нужно учесть понесенные в предпринимательской деятельности затраты. Их размер доказывает ответчик.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по иску Литвинской A.А.

о разделе совместно нажитого имущества супругов,

по встречному иску Марцуна Б.С.

к Литвинской А.А.

о признании долга

по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга

по кассационной жалобе Литвинской A.A.

на решение Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга от 5 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Литвинской А.А. - Железникова А.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Литвинская А.А. обратилась в суд с иском к Марцуну Б.С. о разделе совместно нажитого имущества - автомобиля марки . . года выпуска, взыскании денежной компенсации в счёт причитающейся ей доли в общем имуществе супругов в размере . руб.

Марцун Б.С. обратился в суд со встречным исковым заявлением к Литвинской А.А. о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении этого долга, ссылаясь на то, что в период брака на нужды семьи по договору от 1 сентября 2009 г. N . заключённому с ОАО "Сбербанк России", он взял в кредит . руб. на срок 60 месяцев. Задолженность по указанному кредитному договору просил признать общим обязательством супругов и распределить её в равных долях, взыскав с Литвинской А.А. половину выплаченных им после прекращения брака денежных средств в размере . руб. . коп.

Решением Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга от 5 марта 2015 г. в удовлетворении первоначальных и встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 июня 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных, в части отказа в удовлетворении требований Литвинской А.А.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 11 января 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения суда и апелляционного определения.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении исковых требований Литвинской А.А. судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено и из материалов дела следует, что с 5 ноября 1994 г. Литвинская А.А. состояла с Марцуном Б.С. в браке.

Брак между Литвинской А.А. и Марцуном Б.С. прекращён 10 декабря 2010 г.

По договору купли-продажи от 28 апреля 2011 г. Марцун Б.С. продал указанный автомобиль С. (л.д. 56, 59-60).

Раздел имущества супругов после расторжения брака не производился, Литвинская А.А. обратилась в суд с указанными выше требованиями 1 апреля 2014 г.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о начале течения срока исковой давности с 10 декабря 2010 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального права, что выразилось в следующем.

В соответствии с пунктом 1 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведён как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.

Пунктом 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трёхлетний срок исковой давности.

При этом течение трёхлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (пункт 2 статьи 9 Семейного кодекса Российской Федерации, пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", в котором указано, что течение трёхлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Таким образом, срок исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование спорного имущества и т.п.).

Однако суд срок исковой давности по требованиям Литвинской А.А. исчислил не с того дня, когда она узнала или должна была узнать о нарушении своего права, а с момента прекращения брака, что противоречит приведённым выше нормам Семейного кодекса Российской Федерации, разъяснениям по их применению, данным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, а также фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Как установлено судом, спорный автомобиль был приобретён сторонами в период брака, в связи с чем в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации автомобиль являлся совместной собственностью супругов. Автомобиль после расторжения брака был реализован Марцуном Б.С., в связи с чем денежные средства, полученные от продажи автомобиля, также в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации относятся к общему имуществу.

Судом установлено, что после расторжения брака раздел имущества между бывшими супругами не производился, спора о порядке пользования общим имуществом не имелось, от своих прав на автомобиль Литвинская А.А. не отказывалась, поэтому до момента продажи автомобиля в отношении его сохранялся режим совместной собственности и права Литвинской А.А. нарушены не были. Права Литвинской А.А. на получение половины стоимости автомобиля не могли быть нарушены ранее, чем это имущество было продано и Литвинской А.А. стало известно о факте продажи автомобиля.

В нарушение положений указанных выше норм материального права судом не исследовались обстоятельства, связанные с установлением момента, когда Литвинской А.А. стало известно о нарушении ответчиком прав истца на спорное имущество (отчуждении автомобиля).

Между тем, от выяснения указанных обстоятельств зависело решение судом вопроса о возможности применения исковой давности.

По изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела, в связи с чем состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

В остальной части решение Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга от 5 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 июня 2015 г. оставить без изменения.

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Вавилычева Т.Ю.
Юрьев И.М.

Обзор документа

Бывшей супруге отказали в иске о разделе совместно нажитого имущества (автомобиля).

Суды посчитали, что пропущен срок исковой давности, исчисляемый с момента расторжения брака.

Но Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ с таким выводом не согласилась.

К требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется 3-летний срок исковой давности.

Указанный срок исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении его права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств (регистрация права собственности на имущество за одним из супругов в период брака, прекращение брака, неиспользование имущества и т. п.).

Однако суд исчислил срок исковой давности не с того дня, когда бывшая супруга узнала или должна была узнать о нарушении своего права, а с момента прекращения брака.

Спорный автомобиль был приобретен в период брака, поэтому являлся совместной собственностью супругов. Машина после развода была реализована бывшим супругом, в связи с чем денежные средства, полученные от продажи, также относятся к общему имуществу.

После развода раздел имущества между бывшими супругами не производился, спора о порядке пользования общим имуществом не было, от своих прав на автомобиль истица не отказывалась. Поэтому до момента продажи в отношении него сохранялся режим совместной собственности и права истицы нарушены не были. Права бывшей супруги на получение половины стоимости автомобиля не могли быть нарушены ранее, чем это имущество было продано и ей стало известно о факте отчуждения автомобиля.

Судом не исследовались обстоятельства, связанные с установлением момента, когда бывшей супруге стало известно о нарушении ответчиком ее прав на спорное имущество (отчуждении автомобиля).

От выяснения этих обстоятельств зависела возможность применения исковой давности.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: