Суд прекратил процедуру банкротства как дотянуться до контролирующих лиц

Обновлено: 08.12.2022

Верховный Суд Российской Федерации в определении от 10.06.2021 № 307-ЭС21-29 выразил свою позицию, согласно которой кредитор в случае прекращения дела о банкротстве в связи с отсутствием денежных средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, вправе обратиться с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц (далее - "КДЛ") к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

В рассматриваемом деле суды трех инстанций отказали ООО "Ниша" в привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве ООО "Логостайл" со ссылкой на то, что обстоятельства, положенные в основу требований, были известны заявителю до прекращения дела о банкротстве. Прекращение дела о банкротстве было связано с отсутствием средств на проведение процедур.

Прежде, чем анализировать само дело, необходимо отметить, что законодательство о банкротстве по целому ряду причин является одним из самых динамично развивающихся в России в последнее десятилетие.

Институт субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц при банкротстве в том виде, в котором он существует на сегодняшний день, сформировался в 2017 году, когда в Законе о банкротстве появилась соответствующая отдельная глава. В том же году Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума от 21.12.2017 № 53 дал развернутые разъяснения целого ряда вопросов, которые могут возникнуть при привлечении указанных лиц к ответственности при банкротстве.

Однако такая высокая динамика, тем не менее, не исключает буквального (неоправданно узкого) толкования судами положений Закона о банкротстве, а также не обеспечивает единообразие судебной практики, что, как следствие, приводит к нарушению прав кредиторов.

Позиция судов первой, апелляционной и кассационной инстанций по делу ООО "Логостайл" не является исключением. В 2019 году сам Верховный Суд Российской Федерации в определении № 307-ЭС19-7939 (дело ООО "Элит Дом Строй") в аналогичном деле также применил буквальное толкование положений Закона о банкротстве и отказал в передаче жалобы для рассмотрения в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Вместе с тем еще в 2017 году были даны разъяснения, согласно которым заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить требование о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства), когда основанием для прекращения производства стало отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур. Условием для этого является то, что задолженность перед кредитором должна быть подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона (пункт 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве").

Верховный суд Российской Федерации, отменяя определением № 307-ЭС21-29 акты нижестоящих судов по рассматриваемому спору, сослался не только на уже имеющиеся разъяснения, но обратил внимание также на следующее:

Учитывая, что

  • правовым основанием иска о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности выступают, помимо прочего, правила о деликте, в том числе закрепленные в статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - "ГК РФ"),
  • обязательство, в частности деликтное, прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором (пункт 1 статьи 407 ГК РФ),

то право кредитора на возмещение вреда, причиненного КДЛ, не может быть прекращено произвольно.

Такой подход обусловлен тем фактом, что в таких делах кредитор в виду прекращения производства по делу не имеет возможности подать заявление о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности в деле о несостоятельности. И лишение кредитора возможности сделать это вне рамок дела о банкротстве будет нарушением его права на судебную защиту, гарантированного частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации.

Дополнительно Верховный Суд Российской Федерации указал, что с учетом изложенного пункт 1 статьи 61.19 Закона о банкротстве не мог быть истолкован судами как исключающий в материальном смысле право на иск о привлечении к субсидиарной ответственности кредитора, осведомленного о наличии оснований для привлечения к такой ответственности на момент прекращения производства по делу о банкротстве, вне рамок дела о несостоятельности.

Данный подход высшего судебного органа Российской Федерации отражает тренд последних нескольких лет на ужесточение субсидиарной ответственности, делая её фактически неотвратимой.

Значение Определения ВС РФ от 10.06.2021 № 307-ЭС21-269 для практики:

Такое внимание Верховного Суда Российской Федерации к данному вопросу, безусловно, простимулирует кредиторов к тому, чтобы чаще обращаться за защитой своих прав вне рамок дела о банкротстве в случае прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств, достаточных для проведения процедур. В том числе потому, что высказанная в Определении № 307-ЭС21-29 от 10.06.2021 позиция Верховного Суда Российской Федерации гарантирует кредитору возможность защитить свои права, избежав дополнительных трат, связанных с финансированием расходов по делу о банкротстве.

Контролирующих должника лиц можно привлечь к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Кредиторы могут это сделать, если в отношении должника было завершено конкурсное производство или прекращено производство по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротных процедур. Это позволяет кредиторам дотянуться до лица, фактически контролировавшего деятельность должника. При этом получается сэкономить время и деньги на проведении процедур банкротства. Минус в том, что банкротные процедуры позволяют собрать более полные сведения о деятельности должника. Значит, больше шансов обеспечить доказательственную базу о фактическом контроле над должником и действиях, повлекших невозможность полного погашения требований кредиторов. Без такого доступа к документации должника, которым, как правило, обладает арбитражный управляющий, кредиторы могут столкнуться с отсутствием у них доказательств наличия оснований для привлечения лиц к субсидиарной ответственности. Это приведет к отказу в удовлетворении заявления.

Лица, которые могут инициировать процесс

Круг таких лиц зависит от основания привлечения к субсидиарной ответственности (п. 3, 4 ст. 61.14 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве)):

кредиторы, чьи требования включены в реестр требований кредиторов;

кредиторы по текущим обязательствам должника;

кредиторы, чьи требования признаны обоснованными, но подлежащими удовлетворению после требований, включенных в реестр требований кредиторов;

работники, бывшие работники должника;
уполномоченный орган;

заявитель по делу о банкротстве.

Уполномоченный орган может инициировать привлечение к субсидиарной ответственности, если суд вернул его заявление о признании должника банкротом в связи с отсутствием доказательств наличия у должника средств для финансирования процедур в деле о банкротстве.

Общие правила привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве

Определим, по каким основаниям и правилам может быть возбужден спор о привлечении к субсидиарной ответственности внерамок дела о банкротстве. Инициировать спор о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника вне дела о банкротстве можнотолько в тех случаях, если:

  • суд завершил банкротное дело в отношении должника или прекратил его в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротных процедур;
  • суд вернул заявление уполномоченного (налогового) органа о признании должника банкротом в связи с непредставлением доказательств наличия или вероятности обнаружения имущества должника, за счет которого возможно покрытие расходов по делу о банкротстве.

Мы рассмотрим практику привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в случаях прекращения дела о банкротстве или возвращения налоговому органу заявления о признании должника банкротом в связи с отсутствием финансирования. Случаи привлечения к субсидиарной ответственности после завершения дела о банкротстве рассматривать не будем, поскольку в такой ситуации должник прошел все возможные стадии процедур банкротства и кредиторы имели обширные возможности для сбора доказательств в подтверждение своих доводов о наличии оснований для субсидиарной ответственности. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности можно подать не позднее трех лет со дня прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом.

С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в приложенном файле.

Получите консультацию экспертов VEGAS LEX по всему спектру практик

Подать заявку на участие

Обратная связь по мероприятию

Продолжая использовать этот сайт, вы даете согласие Адвокатского бюро "ВЕГАС-ЛЕКС", город Москва, на обработку файлов cookie и соответствующих пользовательских данных (IP-адрес, сведения о местоположении, тип и версия ОС, тип и версия браузера, тип устройства и разрешение экрана, источник прихода на сайт, язык операционной системы и браузера, поведение на сайте) в целях функционирования сайта, проведения статистических исследований и веб-аналитики, в том числе с использованием сторонних сервисов. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, измените соответствующие настройки своего браузера или покиньте сайт.

Контролирующих должника лиц можно привлечь к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Кредиторы могут это сделать, если в отношении должника было завершено конкурсное производство или прекращено производство по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротных процедур. Это позволяет кредиторам дотянуться до лица, фактически контролировавшего деятельность должника. При этом получается сэкономить время и деньги на проведении процедур банкротства. Минус в том, что банкротные процедуры позволяют собрать более полные сведения о деятельности должника. Значит, больше шансов обеспечить доказательственную базу о фактическом контроле над должником и действиях, повлекших невозможность полного погашения требований кредиторов. Без такого доступа к документации должника, которым, как правило, обладает арбитражный управляющий, кредиторы могут столкнуться с отсутствием у них доказательств наличия оснований для привлечения лиц к субсидиарной ответственности. Это приведет к отказу в удовлетворении заявления.

Лица, которые могут инициировать процесс

Круг таких лиц зависит от основания привлечения к субсидиарной ответственности (п. 3, 4 ст. 61.14 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве)):

кредиторы, чьи требования включены в реестр требований кредиторов;

кредиторы по текущим обязательствам должника;

кредиторы, чьи требования признаны обоснованными, но подлежащими удовлетворению после требований, включенных в реестр требований кредиторов;

работники, бывшие работники должника;
уполномоченный орган;

заявитель по делу о банкротстве.

Уполномоченный орган может инициировать привлечение к субсидиарной ответственности, если суд вернул его заявление о признании должника банкротом в связи с отсутствием доказательств наличия у должника средств для финансирования процедур в деле о банкротстве.

Общие правила привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве

Определим, по каким основаниям и правилам может быть возбужден спор о привлечении к субсидиарной ответственности внерамок дела о банкротстве. Инициировать спор о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника вне дела о банкротстве можнотолько в тех случаях, если:

  • суд завершил банкротное дело в отношении должника или прекратил его в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение банкротных процедур;
  • суд вернул заявление уполномоченного (налогового) органа о признании должника банкротом в связи с непредставлением доказательств наличия или вероятности обнаружения имущества должника, за счет которого возможно покрытие расходов по делу о банкротстве.

Мы рассмотрим практику привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности в случаях прекращения дела о банкротстве или возвращения налоговому органу заявления о признании должника банкротом в связи с отсутствием финансирования. Случаи привлечения к субсидиарной ответственности после завершения дела о банкротстве рассматривать не будем, поскольку в такой ситуации должник прошел все возможные стадии процедур банкротства и кредиторы имели обширные возможности для сбора доказательств в подтверждение своих доводов о наличии оснований для субсидиарной ответственности. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности можно подать не позднее трех лет со дня прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом.

С полной версией статьи Вы можете ознакомиться в приложенном файле.

Верховный Суд Российской Федерации в определении от 10.06.2021 № 307-ЭС21-29 выразил свою позицию, согласно которой кредитор в случае прекращения дела о банкротстве в связи с отсутствием денежных средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, вправе обратиться с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц (далее - "КДЛ") к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

В рассматриваемом деле суды трех инстанций отказали ООО "Ниша" в привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве ООО "Логостайл" со ссылкой на то, что обстоятельства, положенные в основу требований, были известны заявителю до прекращения дела о банкротстве. Прекращение дела о банкротстве было связано с отсутствием средств на проведение процедур.

Прежде, чем анализировать само дело, необходимо отметить, что законодательство о банкротстве по целому ряду причин является одним из самых динамично развивающихся в России в последнее десятилетие.

Институт субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц при банкротстве в том виде, в котором он существует на сегодняшний день, сформировался в 2017 году, когда в Законе о банкротстве появилась соответствующая отдельная глава. В том же году Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума от 21.12.2017 № 53 дал развернутые разъяснения целого ряда вопросов, которые могут возникнуть при привлечении указанных лиц к ответственности при банкротстве.

Однако такая высокая динамика, тем не менее, не исключает буквального (неоправданно узкого) толкования судами положений Закона о банкротстве, а также не обеспечивает единообразие судебной практики, что, как следствие, приводит к нарушению прав кредиторов.

Позиция судов первой, апелляционной и кассационной инстанций по делу ООО "Логостайл" не является исключением. В 2019 году сам Верховный Суд Российской Федерации в определении № 307-ЭС19-7939 (дело ООО "Элит Дом Строй") в аналогичном деле также применил буквальное толкование положений Закона о банкротстве и отказал в передаче жалобы для рассмотрения в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Вместе с тем еще в 2017 году были даны разъяснения, согласно которым заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить требование о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства), когда основанием для прекращения производства стало отсутствие средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур. Условием для этого является то, что задолженность перед кредитором должна быть подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона (пункт 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве").

Верховный суд Российской Федерации, отменяя определением № 307-ЭС21-29 акты нижестоящих судов по рассматриваемому спору, сослался не только на уже имеющиеся разъяснения, но обратил внимание также на следующее:

Учитывая, что

  • правовым основанием иска о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности выступают, помимо прочего, правила о деликте, в том числе закрепленные в статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - "ГК РФ"),
  • обязательство, в частности деликтное, прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором (пункт 1 статьи 407 ГК РФ),

то право кредитора на возмещение вреда, причиненного КДЛ, не может быть прекращено произвольно.

Такой подход обусловлен тем фактом, что в таких делах кредитор в виду прекращения производства по делу не имеет возможности подать заявление о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности в деле о несостоятельности. И лишение кредитора возможности сделать это вне рамок дела о банкротстве будет нарушением его права на судебную защиту, гарантированного частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации.

Дополнительно Верховный Суд Российской Федерации указал, что с учетом изложенного пункт 1 статьи 61.19 Закона о банкротстве не мог быть истолкован судами как исключающий в материальном смысле право на иск о привлечении к субсидиарной ответственности кредитора, осведомленного о наличии оснований для привлечения к такой ответственности на момент прекращения производства по делу о банкротстве, вне рамок дела о несостоятельности.

Данный подход высшего судебного органа Российской Федерации отражает тренд последних нескольких лет на ужесточение субсидиарной ответственности, делая её фактически неотвратимой.

Значение Определения ВС РФ от 10.06.2021 № 307-ЭС21-269 для практики:

Такое внимание Верховного Суда Российской Федерации к данному вопросу, безусловно, простимулирует кредиторов к тому, чтобы чаще обращаться за защитой своих прав вне рамок дела о банкротстве в случае прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств, достаточных для проведения процедур. В том числе потому, что высказанная в Определении № 307-ЭС21-29 от 10.06.2021 позиция Верховного Суда Российской Федерации гарантирует кредитору возможность защитить свои права, избежав дополнительных трат, связанных с финансированием расходов по делу о банкротстве.

Тема субсидиарной ответственности у многих ассоциируется с банкротством, но на практике также возможно привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц вне рамок банкротного процесса. Если процент удовлетворения требований о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках процедур банкротства достаточно велик и при этом суды уже перестали бояться удовлетворять подобные требования, то с привлечением контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне банкротства, ситуация немного сложнее.

Рассмотрим вопрос привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок банкротного процесса с учетом действующего законодательства и актуальной судебной практики.

На практике может быть ситуация, когда вы получили решение суда, а ответчик уже «мертвый». Что дальше? Подавать заявление о банкротстве нашего «мертвого» должника или заявление в полицию о мошенничестве. Второй вариант мягко говоря сомнителен, так как стопроцентный отказ гарантирован.

Как может показаться, остается только первый вариант, но это не так, есть еще один вариант, и оба варианта могут быть очень эффективными при взыскании причитающегося.

Итак, рассмотрим данные варианты более детально.

ВАРИАНТ ПЕРВЫЙ – «КВАЗИБАНКРОТСТВО» ДОЛЖНИКА.

Почему «квази»? «Квази» - словообразовательная единица, образующая имена существительные со значением ложности, мнимости того, что названо мотивирующим именем существительным. Потому, что в нашем случае процедура банкротства, как процесс требующей особой инициации и соблюдения специальной процедуры его сопровождения, будет прекращена по основанию, предусмотренному ст. 57 Закона о несостоятельности (банкротстве), а именно из-за «отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему».

Так, согласно п.1 ст. 61.19 Закона о несостоятельности (банкротстве), если после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве лицу, которое имеет право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в соответствии с пунктом 3 статьи 61.14 настоящего Федерального закона и требования которого не были удовлетворены в полном объеме, станет известно о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 61.11 настоящего Федерального закона, оно вправе обратиться в арбитражный суд с иском вне рамок дела о банкротстве.

Простыми словами, положения данной статьи закрепляют право заявителя по делу о банкротстве, подать заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием финансирования в деле о банкротстве.

Что мы имеем в итоге? А имеем мы некую последовательность действий, которая позволяет нам обратиться на соответствующим заявлением в суд. Процесс взыскания задолженности данным путем по приблизительным расчетам может составить от 2-х лет (от получения судебного акта до привлечения к субсидиарной ответственности).

Как это работает на практике?

ООО «ТИТАН – СЕРВИС» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением о привлечении генерального директора ООО «Руспростройсервис» Берга Александра Олеговича к субсидиарной ответственности. Дело о банкротстве в отношении ООО «Руспростройсервис» было ранее прекращено по основании, предусмотренному абз.8 п.1 ст. 57 Закона о несостоятельности (банкротстве) из-за отсутствия финансирования.

Судами первой и апелляционной инстанции по делу № А40-230837/2018 в удовлетворении заявления было отказано. Суды первой и апелляционной инстанции указали, что в данной ситуации ООО «ТИТАН – СЕРВИС» было не вправе обращаться с заявлением о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с выводами нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

Суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что подлежит применению положения п. 3.1 ст. 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а именно, «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества».

Также судами первой и апелляционной инстанции было указано, «поскольку пунктом 3.1 статьи 3 Закона №14-ФЗ установлены новые основания привлечения лица к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица, ранее не предусмотренные законодательством Российской Федерации, суды посчитали, что положения пункта 3.1 статьи 3 Закона №14-ФЗ могут быть применены лишь в отношении действия (бездействия), являющегося основанием для привлечения лица к субсидиарной ответственности, которое было совершено после введения данной нормы закона в действие, то есть после 30.07.2017». Каких-либо доказательств в подтверждение того, что невозможность погашения задолженности перед истцом возникла вследствие действий (бездействия) ответчика, не представлено.

Отправляя дело на новое рассмотрение, суда кассационной инстанции указал, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, поскольку, устанавливая фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, суды не в полной мере исследовали имеющиеся в деле доказательства, не дали оценку всем доводам истца, не учли положения статьи 61.11 Закона о банкротстве, по сути не рассмотрели заявленные истцом основания для привлечения к субсидиарной ответственности.

Краткая ремарка: Суд кассационной инстанции в своем решении акцентировал внимание на порядок привлечения лица к субсидиарной ответственности и необходимости правильного применения норм Закона о несостоятельности (банкротстве) с учетом фактических обстоятельств дела, что как раз-таки и укладывается в концепцию «квазибанкротства» должника для целей взыскания.

Краткий вывод: Данный способ работает.

ВАРИАНТ ВТОРОЙ – ПРИВЛЕЧЕНИЕ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КОНТРОЛИРУЮЩЕГО ЛИЦА УЖЕ ЛИКВИДИРОВАННОГО ДОЛЖНИКА.

Ответ на поверхности и он содержится в п. 3.1 ст.3 Закона об ООО, на который ошибочно сослались суды первой и второй инстанции по делу А40-230837/2018 (о чем указал АС МО) (См. в первом варианте).

Так, согласно п. 3.1 ст.3 Закона об ООО, «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества».

Стоит сразу оговориться, что в данном случает речь идет о процедуре исключения юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа, порядок которая определен в ст. 21.1 Закона о госрегистрации юридических лиц, так как это является ключевым моментом для целей последующего привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица.

При этом, стоит иметь ввиду, что основным условием для привлечения учредителя (участника) и/или руководителя к субсидиарной ответственности по долгам ликвидированного юридического лица является недобросовестность и неразумность его/их поведения.

Никакой последовательности в данном случае мы не имеем. Имеем обоснование и правовую основу для обращения с заявлением о привлечении контролирующего лица должника, который фактически просто «испарился», к субсидиарной ответственности.

П.С.: Раньше нечто подобное встречал в кейсах по «снятию корпоративного покрова (вуали)». Достаточно редкое явление в нашей правовой действительности, но имеет место быть.

Небольшой подытог: Если так сложилось, и вы ждали до тех пор когда Ваш должник все-таки исполнит свои обязательства, но дождались того, что его просто исключили из ЕГРЮЛ, то знайте еще не все потеряно. На практике подобные успешные кейсы по привлечению контролирующего лица, ликвидированного должника, встречаются не часто, но они есть.

Как это работает на практике?

ООО «Уралснаб» обратилось в суд с заявлением о привлечении Мугаллимова Д.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам исключенного из ЕГРЮЛ ООО «Стройлюкс».

Решением суда первой инстанции исковые требования ООО «Уралснаб» удовлетворены. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено в части размера, взысканных убытков. Учитывая, деликтный характер заявленных требований апелляционный суд отказал в части взыскания с ответчика процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами.

Мугаллимова Д.А. (он же ответчик) не согласился с решениями судов первой и апелляционной инстанции обратился с кассационной жалобой.

Суд первой инстанции, исходя из положений п. 3 ст. 64.2, ст. 399 Гражданского кодекса РФ, п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО требования истца удовлетворил в полном объеме.

Стоит напомнить, что «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 - 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества» (п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО).

Суд кассационной инстанции по результатам рассмотрения кассационной жалобы посчитал, что судом апелляционной инстанции правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, им дана надлежащая правовая оценка, приведенные сторонами доводы и возражения исследованы в полном объеме с указанием в судебных актах мотивов, по которым они были приняты или отклонены, выводы суда соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, нормы права, регулирующие спорные правоотношения, применены правильно.

Позиция суда апелляционной инстанции состояла в том, что в соответствии с п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Суд апелляционной инстанции также указал, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

П. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» установлено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действия (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Небольшая ремарка: В общем-то суд апелляционной инстанции фактически переквалифицировал требование о привлечение к субсидиарной ответственности в требование о взыскании убытков. На мой взгляд это не критично, так правовая аргументация и доказывание причинно-следственной связи в данном случае не меняется, так как действия ответчика и последующее исключение контролируемого им лица из ЕГРЮЛ стали основанием для взыскания с него убытков.

Краткий вывод: По сути данный способ работает, пусть и немного в усеченном формате.

Подводя общий итог стоит отметить, что действующее законодательство и правоприменительная практика дает куда больше возможностей для маневров в борьбе с недобросовестными должниками нежели классическое банкротство, которое пока в большинстве случаев напоминает старый добрый афоризм - «В руках было, да по пальцам сплыло».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: