Суд не вправе предрешать исход дела

Обновлено: 24.07.2024

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Комментарий к ст. 90 УПК РФ

1. Преюдицией (от лат. praejudicio - предрешение) в теории судопроизводства считается обязанность органов предварительного расследования и суда, в чьем производстве находится дело, принять как установленные, без проверки и рассмотрения доказательств, обстоятельства, признанные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу. Фактически в комментируемой статье предусмотрена не преюдиция, а опровержимая презумпция истинности вступившего в законную силу приговора по другому делу. Если обстоятельства, установленные предшествующим приговором, противоречат обстоятельствам, установленным доказательствам, исследованным по новому делу, находящемуся в производстве суда, они не принимаются им за установленные факты, а подлежат проверке. Суд вправе признать установленными только те обстоятельства, которые соответствуют его внутреннему убеждению. Это положение основывается на принципе независимости суда, который в вопросах, требующих при разрешении дела внутреннего убеждения, подчиняется не решениям других судов, а только закону. Вместе с тем по содержанию коммент. статьи право на сомнения в истинности ранее постановленного приговора имеется только у суда, но не у прокурора, следователя и дознавателя, для которых вступивший в законную силу приговор по другому делу, во всяком случае, обязателен, т.е. имеет характер преюдициального решения. Так, при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению они обязаны прекратить уголовное преследование лица (п. 4 ч. 1 ст. 27).

Следует иметь в виду, что при наличии оснований, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу преступления, УПК предусматривает возможность возбуждения уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам и проведения отдельного расследования этих обстоятельств в установленных уголовно-процессуальным законом формах, по результатам которого может быть осуществлен пересмотр вступившего в законную силу судебного решения по делу (ч. 1 ст. 413). Положения комментируемой статьи не могут служить препятствием для возбуждения и расследования таких вновь открывшихся обстоятельств .

Определение КС РФ от 15 июля 2008 г. "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. В.В. Васильева на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ".

2. Если в приговоре, состоявшемся по первому уголовному делу, были сделаны выводы, предрешающие виновность лиц, не участвовавших в его рассмотрении (например, говорилось о совершении подсудимым преступления в соучастии с неустановленными органами предварительного расследования лицами), то суд, рассматривающий дело уже в отношении этих лиц, не вправе признавать их виновными на основании ранее состоявшегося приговора, даже если он не вызывает у него сомнений. Он должен исследовать доказательства виновности указанных лиц, представленные обвинением в данном уголовном деле. В противном случае оставалось бы нереализованным право каждого на защиту по уголовному делу. Однако возможны ситуации, когда ранее вынесенный приговор фактически предрешает виновность лица, участвовавшего при рассмотрении дела, например в качестве свидетеля, показания которого были отвергнуты судом как заведомо ложные. Тогда по смыслу коммент. статьи подобный приговор может иметь преюдициальное значение по рассматриваемому впоследствии делу, что существенно ограничивает возможности обвиняемого по осуществлению права на защиту. Представляется, что в целях обеспечения этого конституционного права названное положение коммент. статьи следует толковать расширительно, включая в число лиц, виновность которых не может предрешаться ранее состоявшимся приговором, не только тех, кто не участвовал в рассмотрении первого дела, но и тех, кто участвовал в нем, но не в качестве обвиняемого.

3. В ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве содержалось положение, согласно которому вступившее в законную силу решение, определение или постановление суда по гражданскому делу было обязательно для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при производстве по уголовному делу по вопросам, имело ли место событие или действие (ст. 28 УПК РСФСР 1960 г.). В УПК РФ данная норма не вошла, т.е. решения судов по гражданским делам не имеют для уголовных судов преюдициального значения, так же как не создают и презумпции истинности решения по гражданскому делу. Решения суда по гражданскому или арбитражному делу подлежат исследованию и оценке в соответствии с общими принципами доказывания .

См.: Определение КС РФ от 15 января 2008 г. N 193-О-П "По жалобе гр. Суринова Т.Р. на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ" // СЗ РФ. 2008. 5 мая. N 18. Ст. 2090.

4. Комментируемая норма не дает ответа на вопрос, каким образом следует разрешать коллизию двух противоречащих друг другу судебных решений, если обстоятельства, установленные более ранним приговором, не были признаны судом в более позднем производстве. Не может считаться нормальным положение, когда два противоположных судебных решения имеют одинаковую законную силу. Представляется, что один из таких приговоров должен быть отменен в апелляционном, кассационном (если более поздний приговор не успел вступить в законную силу) или надзорном порядке по представлению прокурора (с учетом ограничений, предусмотренных правилом о недопустимости поворота к худшему - ч. 2 ст. 385 и ст. 405).

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Конституционный суд опубликовал наиболее значимые правовые позиции по вопросам доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Согласно им, оценка доказательств, включая показания свидетелей и экспертные заключения, относится к исключительной компетенции суда. Но при этом судебным органам запрещено оценивать обстоятельства дела произвольно. Суд должен руководствоваться только законом.

Если одна из сторон заявляет о подложности имеющихся в деле доказательств, суд имеет право назначить экспертизу или предложить участникам процесса предоставить другие доказательства. При этом суд не обязан этого делать и должен исходить из совокупности обстоятельств дела.

Заявлять о подложности доказательств, которые рассмотрены судом первой инстанции, при апелляционном рассмотрении дела нельзя, так как оценку этих доказательств невозможно уже исключить из материалов дела.

Гражданский процесс имеет состязательный характер, и стороны сами несут ответственность за доказывание обстоятельств, на которые ссылаются. Роль суда состоит в том, чтоб обеспечить им для этого равные возможности.

При этом, если одна из сторон уклоняется от участия в экспертизе, суд вправе установить презумпцию тех фактов, которые эта экспертиза должна была установить. Такая норма не позволяет недобросовестным участникам процесса воспрепятствовать правосудию своим бездействием.

Суд принимает значимые для процесса факты, которые установлены другим судом в рамках другого дела, пока они не опровергнуты. Признание преюдициального значения предшествующих судебных решений позволяет избежать противоречий и способствует правовой определенности.

При отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, судебные издержки ответчика компенсируют за счёт бюджета. Исключение – случаи, когда отказ от иска связан с тем, что ответчик удовлетворил требования прокуратуры добровольно.

Запрет на допрос определённых лиц в качестве свидетелей не распространяется на должностных лиц организации, с которой заявитель состоит в трудовых отношениях. В рамках судебного спора о действиях таких лиц в отношении работника их разрешается допрашивать как свидетелей.

Суд уполномочен оценивать доказательства и должен руководствоваться при этом только Конституцией, федеральными законами и другими нормативными актами. Соблюдение этих принципов гарантирует проверка его решений судами вышестоящих инстанций.

При необходимости рассмотреть вопросы, которые требуют специальных знаний, суд назначает экспертизу. Суд вправе сделать это и при неявке одной из сторон процесса на заседание, если для неё не было уважительной причины. В случае сомнений в правильности или обоснованности первоначального заключения суд вправе назначить повторную экспертизу. Если суд отказал в повторной экспертизе, то участник процесса вправе оспорить это в апелляционной жалобе.

Отказ или удовлетворение ходатайства о назначении экспертизы суд должен мотивировать. Решение он принимает в зависимости от того, имеют ли обсуждаемые обстоятельства значение для дела.

Суд не обязан удовлетворять каждое ходатайство о вызове свидетеля. Решение об этом он принимает, исходя из обстоятельств дела. При этом суд не уполномочен произвольно решать вопрос о допустимости доказательств, включая показания свидетелей.

Если ответчик признал иск, суд не должен исследовать доказательства и обстоятельства дела и не обязан обосновывать принятое решение.

Список вопросов при проведении экспертизы составляет суд. При этом стороны процесса вправе предложить свои вопросы, а суд не имеет права немотивированно их отклонить.

Суд вправе оказывать содействие при истребовании и сборе доказательств сторонам и другим лицам, участвующим в деле, если для них это затруднительно. Каждое такое решение он принимает, исходя из конкретных обстоятельств дела.

Суд вправе привлечь к ответственности лиц, которые отказываются по его требованию предоставить доказательства, если для этого нет уважительной причины. Если доказательства удерживает у себя одна из сторон процесса, суд руководствуется объяснениями другой стороны.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. N 5-КГ12-86 Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку был нарушен принцип равноправия сторон в гражданском процессе

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. N 5-КГ12-86 Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку был нарушен принцип равноправия сторон в гражданском процессе

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2013 г. N 5-КГ12-86

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Задворнова М.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 февраля 2013 г. гражданское дело по иску Грязновой В.И. к Живайкиной О.С., (третье лицо - Управление Федеральной регистрационной службы по г. Москве, нотариус г. Москвы Смирнова О.В.) о признании договора пожизненной ренты недействительным

по кассационной жалобе представителя Грязновой В.И. - Величкина В.М. и ходатайству Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Лукина В.П. на решение Преображенского районного суда г. Москвы от 8 декабря 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 марта 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителя Грязновой В.И. - Величкина В.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - Филиппова Н.А., поддержавшего доводы ходатайства, объяснения Живайкиной О.С., полагавшей судебные постановления не подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Грязнова В.И. обратилась в суд с иском к Живайкиной ОС. о признании недействительным заключенного 26 июня 2009 г. договора пожизненной ренты, по условиям которого передала в собственность плательщика ренты - ответчика по делу принадлежащую ей однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: г. . В обоснование иска указала, что в силу возраста (84 года) и состояния здоровья (является инвалидом II группы, на момент обращения с иском состоит на учете в психоневрологическом диспансере) при заключении сделки не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими, в связи с чем на основании ст. 177 ГК РФ просила признать сделку недействительной.

В дальнейшем Грязнова В.И. уточнила исковые требования, просила признать договор пожизненной ренты от 26 июня 2009 г. недействительным по основаниям ст. 178 ГК РФ, поскольку сделка была совершена ею под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение. Заключая сделку, она думала, что будет получать необходимый ей уход и достойные материальные выплаты, позволяющие приобретать необходимые лекарства, оплачивать услуги сиделки. Однако, что такое пожизненная рента и каков " минимальный размер оплаты труда ", указанный в договоре в качестве рентного платежа, истец в силу возраста, наличия заболеваний и низкого образовательного уровня не знала.

Решением Преображенского районного суда г. Москвы от 8 декабря 2011 г. в удовлетворении иска Грязновой В.И. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 марта 2012 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представителем Грязновой В.И. - Величкиным В.М. в кассационной жалобе и Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации Лукиным В.П. в ходатайстве ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены вынесенных судебных постановлений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя Грязновой В.И. - Величкина В.М. и ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Лукина В.П. 20 сентября 2012 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 28 декабря 2012 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы и ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и второй инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Грязнова В.И. являлась собственником однокомнатной квартиры, находящейся по адресу: г. (т. 1, л.д. 8).

26 июня 2009 г. Грязнова В.И. заключила с Живайкиной О.С. договор пожизненной ренты, по условиям которого она бесплатно передала принадлежащую ей квартиру в собственность Живайкиной О.С., а последняя, в свою очередь, обязалась пожизненно ежемесячно выплачивать Грязновой В.И. денежную сумму в размере одного минимального размера оплаты труда , осуществлять за свой счет оплату коммунальных расходов и обязательных платежей, нести все расходы по эксплуатации и ремонту спорной квартиры, оплачивать налоги на имущество, а также участвовать соразмерно с площадью жилого помещения в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом (т. 1, л.д. 6).

Также судом установлено, что в день заключения оспариваемого договора пожизненной ренты (26 июня 2009 г.) Грязновой В.И. были выданы две нотариальные доверенности, по одной из которых Грязнова В.И. уполномочила Лукьянову И.В. представлять свои интересы при регистрации договора пожизненной ренты в Управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве (т. 1, л.д. 90), а по второй - уполномочила Лукьянову И.В. распоряжаться денежными средствами, находящимися на ее счете в отделении Сбербанка г. (т. 2, л.д. 10).

Разрешая спор и отказывая Грязновой В.И. в удовлетворении иска, суд исходил из того, что при заключении договора пожизненной ренты у Грязновой В.И. отсутствовало заблуждение относительно природы сделки. Нотариус дал ей все разъяснения по существу заключаемой сделки и ее последствиям. Грязнова В.И. выразила желание распорядиться принадлежащей ей собственностью (квартирой) именно таким образом, заключив договор пожизненной ренты с получением рентных платежей.

Суд второй инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к отношениям, по поводу которых возник спор, а также сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом ( ст. 167 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

По смыслу приведенных положений п. 1 ст. 178 ГК РФ, заблуждение предполагает, что при совершении сделки лицо исходило из неправильных, не соответствующих действительности представлений о каких-то обстоятельствах, относящихся к данной сделке. Так, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника сделки.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались ( ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Статья 57 ГПК РФ предусматривает обязанность сторон предоставить доказательства, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела ( ст. 55 ГПК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда ( ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).

По данному делу с учетом заявленных Грязновой В.И. исковых требований и их обоснованием юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством являлось выяснение вопроса о том, понимала ли Грязнова В.И. сущность сделки пожизненной ренты, в частности содержание взаимных обязательств сторон по данной сделке.

Следовательно, суду надлежало выяснить, сформировалась ли выраженная в сделке пожизненной ренты воля Грязновой В.И. вследствие заблуждения, являлось ли заблуждение, на которое ссылалась истец, существенным с точки зрения п. 1 ст. 178 ГК РФ.

При этом важное значение имели выяснение наличия и оценка таких обстоятельств, как грамотность истца, ее преклонный возраст, состояние здоровья. Однако данные обстоятельства в отношении Грязновой В.И. суд не проверил, не определил в качестве имеющих значение для дела, они не вошли в предмет доказывания и, соответственно, остались без правовой оценки суда, что явилось следствием неправильного применения судом к отношениям сторон норм материального права и нарушения норм процессуального права о доказательствах и доказывании.

В материалах дела имеются заключения экспертов, проводивших по делу судебные психолого-психиатрические экспертизы: от 21 декабря 2010 г. и от 20 сентября 2011 г., в соответствии с которыми на момент подписания договора ренты (26 июня 2009 г.) Грязнова В.И. в связи с сосудистым заболеванием головного мозга обнаруживала признаки органического расстройства личности (т. 1, л.д. 149-154, 226-230). Эти экспертизы также содержали характеристики личности Грязновой В.И., касающиеся особенностей ее мышления, интеллекта, их связь с состоянием здоровья.

Однако в нарушение ст. 86 и 198 ГПК РФ оценка результатов указанных судебных психолого-психиатрических экспертиз своего отражения в решении суда не нашла.

Из материалов дела усматривается, что на момент заключения договора пожизненной ренты Грязновой В.И. (года рождения) было 82 года, она являлась инвалидом II группы, установленной ей в 1998 году бессрочно (т. 1, л.д. 14), в силу имеющихся у нее заболеваний без посторонней помощи она не могла передвигаться в пределах квартиры, практически являлась незрячей, нуждалась в постороннем уходе.

В обоснование исковых требований Грязнова В.И. ссылалась на то обстоятельство, что не понимала, какой именно договор она заключила с Живайкиной О.С., подтверждая это имеющимися в деле заявлениями, поданными ею вскоре после заключения договора пожизненной ренты от 26 июня 2009 г. Так, в заявлении от 26 августа 2009 г., поданном Грязновой В.И. в УФРС г. Москвы она ставила вопрос о расторжении договора дарения (т. 1, л.д. 38), в заявлении от того же числа, поданном в ОВД "Гольяново" г. Москвы, Грязнова В.И. высказывала намерения по расторжению заключенного договора, также указывала, что заключила договор дарения (т. 1, л.д. 248).

Из материалов дела также следует, что Грязнова В.И. доверила незнакомому лицу - Лукьяновой И.В. (знакомой Живайкиной О.С.) право на распоряжение денежными средствами на ее счете в Сбербанке, выдав соответствующую доверенность, датированную тем же числом, что и договор пожизненной ренты, а именно 26 июня 2009 г. Эти перечисленные выше существенные для дела обстоятельства и доказательства, их подтверждающие, судом при вынесении решения не были учтены и не получили оценки в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Из материалов дела усматривается, что в судебном заседании были допрошены свидетели со стороны истца - В., В., Ш., которые были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (т. 1, л.д. 71-72, 185-186).

В нарушение ч. 4 ст. 67 ГПК РФ суд в своём решении не отразил результаты оценки показаний вышеназванных свидетелей и не привел мотивы, по которым их показания были отвергнуты при вынесении судом решения об отказе в удовлетворении иска Грязновой В.И. Более того, показания свидетелей в мотивировочной части решения суда вообще не приведены, суд посчитал возможным не соблюдать обязательные правила оценки доказательств и ограничился лишь перечислением фамилий свидетелей.

При рассмотрении настоящего гражданского дела судом были допущены и другие существенные нарушения норм процессуального права.

В соответствии со статьей 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права ( пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении"). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( ст. 55 , 59-61 , 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов ( пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении").

Согласно ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Между тем судом требования закона к содержанию решения не были выполнены. В мотивировочной части решения нет ссылки на конкретные доказательства по делу, позволившие суду признать заявленные Грязновой В.И. исковые требования необоснованными.

Часть 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации провозгласила равенство всех перед законом и судом. Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Данные конституционные принципы предполагают наличие одинакового объема процессуальных прав субъектов спорных гражданских правоотношений.

По мнению Судебной коллегии, при рассмотрении настоящего дела принцип равноправия сторон в гражданском процессе был нарушен, поскольку доказательства, представленные Грязновой В.И., были фактически проигнорированы судом, в то время как показаниям ответчика Живайкиной О.С. и свидетелей с ее стороны Скриповой Е.Н., Живайкиной В.К., пояснивших в судебном заседании, как указано в решении суда, что Грязнова В.И. понимала суть сделки и говорила относительно своего желания распорядиться своей квартирой путем заключения договора ренты, желала получать именно рентные платежи, судом было отдано предпочтение без приведения мотивов.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда второй инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Грязновой В.И., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить исковое заявление Грязновой В.И. о признании договора пожизненной ренты недействительным в соответствии с требованиями закона и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст. 387 , 388 , 390 ГПК РФ, определила:

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

В суд обратилась клиентка «Сбербанка», у которой в 2015 году со счета «увели» 500 тысяч рублей: деньги сначала перечислили другой вкладчице, а затем 413 тысяч из них ушли неизвестным лицам. Заявительница посчитала, что клиентка банка, которой поступили её деньги, таким образом получила неосновательное обогащение и потребовала, чтобы та вернула ей средства.

Однако Кетовский суд Курганской области в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.
Суды посчитали, что истица не представила относимых и допустимых доказательств, подтверждающих увеличение стоимости имущества ответчицы за счет поступивших с ее банковского счета денежных средств, а также наличие причинно-следственной связи между перечислением денег ответчице и их дальнейшим поступлением на банковские счета третьих лиц.

Суды также указали, что раз ответчица потеряла свою банковскую карту, то она не имела возможности распоряжаться денежными средствами, поступившими на ее счёт.

Лишившаяся полумиллиона рублей вкладчица также пыталась судиться со «Сбербанком», но и в этом споре потерпела фиаско: вступившим в законную силу решением Гагаринского суда Москвы ей отказано в требовании о взыскании неправомерно списанных со счета денег.

Столичный суд решил, что у кредитной организации отсутствовали законные основания для отказа в проведении операции, поскольку в системе «Сбербанк Онл@йн» были введены правильные идентификатор, логин и пароли. А в соответствии с условиями договора банковского счета, тот, кто правильно вводит все данные, определяется как клиент банка.

Обязанности получателя денег

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что нельзя согласиться с постановлением об отказе в иске к вкладчице, на счёт которой поступили средства истицы.

ВС напомнил, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению.

«Однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом», — отмечает высшая инстанция.

Она указывает, что каждая сторона процесса должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса).

«По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.

В рассматриваемом деле судом установлен и никем не оспаривался факт перечисления 500 тысяч рублей со счета одной клиентки банка на счёт другой.

Денежные средства истицы на счет ответчицы были переведены помимо ее воли, иным неустановленным лицом, следует из материалов дела.

Ответчица же пояснила, что она поступившими на ее счёт деньгами не распоряжалась, а картой банка не пользовалась, так как потеряла ее. Она считает, что распоряжение денежными средствами осуществляли неустановленные третьи лица.

«При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора судам следовало установить, приобрела ли ответчица денежные средства именно заявительницы, доказано ли ответчицей наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса обстоятельств, в силу которых эти денежные средства не подлежат возврату», — поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций не дали какой-либо оценки этим обстоятельствам, возложив на истицу бремя доказывания увеличения стоимости имущества ответчицы и наличия у нее возможности фактически распоряжаться полученными денежными средствами, указал ВС.

Он разъясняет, что сам по себе факт утраты ответчицей банковской карты не лишает ее права распоряжения денежными средствами, которые находятся на счете.

Ответственность банка

Кроме того, суды установили, что из перечисленных на банковский счет ответчицы 500 тысяч рублей третьим лицам ушли 413 тысяч, а 87 тысяч так и лежат на ее вкладе.

При этом первоначальная принадлежность этих денег истице также установлена судом, и не оспаривалась сторонами, напоминает ВС.

Однако апелляционная инстанция, отказывая во взыскании с ответчицы оставшейся на ее счету суммы, решила, что деньги могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России».

Между тем, согласно статье 845 Гражданского кодекса, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче определённых сумм и проведении других операций.

Кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие непредусмотренные законом или договором банковского счета ограничения права вкладчика распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, указывает ВС.

«Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка», — отмечает он.

Таким образом, оставшиеся от полумиллиона 87 тысяч рублей банку не принадлежат, поскольку находятся на счете клиента, которая не утратила право распоряжаться вкладом, поясняет высшая инстанция.

В связи с этим, вывод суда о том, что данные денежные средства могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России», является необоснованным, считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что судебные инстанции допустили по делу существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности. Вследствие чего высшая инстанция отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

по кассационной жалобе Лариной И.Н. на постановление президиума Тульского областного суда от 29 августа 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Тимоничева В.В. обратилась в суд с иском к Лариной И.Н. о разделе жилого дома и прекращении права общей долевой собственности.

В обоснование заявленных требований указала, что на основании договора купли-продажи от 10 марта 2015 г., заключенного с Тимоничевым А.И., истец является собственником 1/6 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом с надворными постройками, расположенный по адресу: <. >.

Собственником остальных 5/6 долей является Ларина И.Н.

Общая площадь жилого дома составляет 75,8 кв. м, на долю Тимоничевой В.В. приходится 12,63 кв. м.

Достичь соглашения с Лариной И.Н. о разделе данного домовладения не представляется возможным, в связи с чем Тимоничева В.В. просила выделить в натуре и передать в ее собственность часть жилого дома, состоящую из жилой постройки литера А1 (площадью 12,2 кв. м) и сарая литера Г2, и взыскать в ее пользу с ответчицы разницу стоимости площади, приходящейся на ее идеальную долю в праве общей долевой собственности.

Решением Центрального районного суда г. Тулы от 18 мая 2016 г. исковые требования Тимоничевой В.В. к Лариной И.Н. о разделе жилого дома в натуре и взыскании денежной компенсации в виде разницы в стоимости долей удовлетворены в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 29 августа 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в иске Тимоничевой В.В.

Определением судьи Центрального районного суда от 12 мая 2017 г. Тимоничевой В.В. восстановлен процессуальный срок подачи кассационной жалобы на указанное апелляционное определение.

Постановлением президиума Тульского областного суда от 29 августа 2017 г. вышеуказанные судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением Центрального районного суда г. Тулы от 12 декабря 2017 г. производство по гражданскому делу по иску Тимоничевой В.В. к Лариной И.Н. о разделе жилого дома, прекращении права общей долевой собственности прекращено в связи с отказом истца от заявленных требований.

В кассационной жалобе Ларина И.Н. просит отменить постановление президиума Тульского областного суда от 29 августа 2017 г., как вынесенное с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 22 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены судом кассационной инстанции при рассмотрении данного дела.

Как установлено судами и следует из материалов дела, на основании договора купли-продажи от 10 марта 2015 г., заключенного с Тимоничевым А.И., Тимоничева В.В. является собственником 1/6 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом с надворными постройками, расположенный по адресу: <. >.

Собственником остальных 5/6 долей является Ларина И.Н.

Общая площадь жилого дома составляет 75,8 кв. м, соответственно на долю Тимоничевой В.В. приходится 12,63 кв. м.

Не достигнув соглашения с Лариной И.Н. о разделе данного домовладения в натуре, Тимоничева В.В. обратилась в суд с настоящим иском.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, исходя из доказанности наличия технической возможности раздела жилого дома с выделом в собственность истца части дома литера А1 и сарая литера Г2.

При этом суд принял во внимание заключение судебной строительно-технической экспертизы ООО "Бюро судебных экспертиз" от 15 апреля 2016 г.

Президиум Тульского областного суда отменил решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на то, что в нарушение положений статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации возникший спор судами по существу не разрешен; суду первой инстанции следовало установить технические характеристики спорного дома и техническую возможность его раздела, исходя из мест расположения инженерных коммуникаций, поставить на обсуждение сторон указанные вопросы, и предложить сторонам предоставить соответствующие доказательства.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами суда кассационной инстанции согласиться нельзя, поскольку они сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления. В интересах законности суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. При этом суд кассационной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Применение данной нормы в рассматриваемом деле нельзя признать правильным.

В соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 29 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" (далее - постановление Пленума) производство в суде кассационной инстанции предназначено для исправления существенных нарушений норм материального права или норм процессуального права, допущенных судами в ходе предшествующего разбирательства дела и повлиявших на исход дела, и без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

При рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных постановлений, то есть правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права (часть 2 статьи 390 ГПК РФ).

В соответствии с пунктами 24, 25 постановления Пленума при рассмотрении кассационных жалобы, представления с делом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства (часть 2 статьи 390 ГПК РФ). Вместе с тем, если судом кассационной инстанции будет установлено, что судами первой и (или) апелляционной инстанций допущены нарушения норм процессуального права при исследовании и оценке доказательств, приведшие к судебной ошибке существенного и непреодолимого характера (например, судебное постановление в нарушение требований статьи 60 ГПК РФ основано на недопустимых доказательствах), суд учитывает эти обстоятельства при вынесении кассационного постановления (определения).

Суд кассационной инстанции проверяет законность только тех судебных постановлений, которые обжалуются, и только в той части, в которой они обжалуются (часть 2 статьи 390 ГПК РФ). Однако, если обжалуемая часть решения обусловлена другой его частью или иным судебным постановлением, вынесенным по этому же делу, которые не обжалуются заявителем, то эта часть решения или судебное постановление также подлежат проверке судом кассационной инстанции.

Проверка законности обжалуемого судебного постановления осуществляется в пределах доводов кассационных жалобы, представления. Вместе с тем следует иметь в виду, что суд не связан доводами, изложенными в кассационных жалобе, представлении, если он придет к выводу, что в интересах законности необходимо выйти за пределы этих доводов.

В постановлении, определении суда кассационной инстанции, вынесенных по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления с делом, должны быть указаны мотивы, по которым суд кассационной инстанции вышел за пределы доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении (пункт 8 части 1 статьи 388 ГПК РФ).

Право суда выйти за пределы доводов кассационной жалобы заявителя предполагает реализацию судом возможности в целях правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела указать на дополнительные правовые основания для отмены или изменения судебных постановлений, принятых в отношении заявителя жалобы, в кассационном порядке.

Таких выводов постановление президиума Тульского областного суда не содержит.

Указав на ошибочность выводов суда апелляционной инстанции об отсутствии правовых оснований для раздела домовладения в натуре (отсутствие существенного интереса в использовании, неопределенность порядка пользования), президиум Тульского областного суда не согласился также с выводами суда апелляционной инстанции в части признания заключения судебной строительно-технической экспертизы ООО "Бюро судебных экспертиз" недопустимым доказательством и недоказанности возможности выдела доли истца в жилом доме в натуре, без причинения несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности сторон.

При этом, судом кассационной инстанции дана своя оценка указанному заключению экспертизы, как не содержащему выводов о возможности и порядке переоборудования инженерных коммуникаций при предложенном экспертами варианте раздела спорного дома, а также стоимости данных работ, в то время, как истцу были выделены только жилые помещения (комната площадью 6 кв. м, и комната площадью 6,2 кв. м), сохранение целевого назначения которых без реконструкции спорного жилого дома в целом, невозможно, что лишило суд возможности оценить, в том числе, соразмерность стоимости затрат по переоборудованию стоимости объекта недвижимости.

Сославшись на положения статей 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум областного суда указал на необходимость исследования судами дополнительных обстоятельств и сбора дополнительных доказательств по делу с последующей их надлежащей оценкой.

Таким образом, президиум областного суда фактически произвел переоценку доказательств, что для суда кассационной инстанции недопустимо, поскольку в силу части 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело. Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Кроме того, в нарушение разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, данных в упомянутом выше постановлении Пленума, президиум областного суда не указал мотивов, по которым он вышел за пределы доводов, содержащихся в кассационной жалобе, в то время, как решение суда первой инстанции истец не обжаловала, и просила отменить только апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 29 августа 2016 г.

Президиум Тульского областного суда при рассмотрении дела также не учел, что решение Центрального районного суда г. Тулы от 18 мая 2016 г. отменено апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 29 августа 2016 г., в связи с чем его законность в силу положений части 2 статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могла быть проверена судом кассационной инстанции в порядке главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные президиумом Тульского областного суда при рассмотрении дела нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем постановление президиума Тульского областного суда от 29 августа 2017 г. подлежит отмене в полном объеме с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

Ввиду изложенного определение Центрального районного суда г. Тулы от 12 декабря 2017 г. о прекращении производства по делу также подлежит отмене как принятое после вынесения постановления президиума Тульского областного суда от 29 августа 2017 г.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: