Статистика привлечения судей к уголовной ответственности за последние 5 лет

Обновлено: 29.01.2023

Верховный суд опубликовал статистику по рассмотрению дел в 2021 году. После некоторого снижения почти всех показателей в пандемийном 2020-м ВС вновь начал рассматривать больше споров. Резко выросла нагрузка на коллегию по уголовным делам. В экономколлегию жалоб и представлений поступило на 20% больше, чем в прошлом году. А вот число заседаний так и не вышло на уровень доковидных лет. Рекордное число заявлений удовлетворила дисциплинарная коллегия — максимум жалоб за четыре года. ВС поделился и цифрами по спорам, которые прошли в дистанционном формате.

1

Президиум ВС удвоил усилия


Уголовная кассация ВС рассмотрела в три раза больше дел
Коллегия ВС по уголовным делам рассмотрела в 2021 году 78 апелляционных жалоб на решения в отношении 99 лиц, а еще два дела оставила без рассмотрения. По 12 делам в отношении 14 лиц она удовлетворила жалобы, двум лицам оставила приговор без изменений, одного осужденного освободили от наказания в связи с истечением срока давности, еще к одному применили медицинские меры вместо уголовных. Почти такие же показатели зафиксировали в прошлом году.

Кроме того, уголовная коллегия рассмотрела 74 жалобы и представления на постановления об изменении территориальной подсудности в отношении 94 лиц. В отношении 11 человек такие акты отменили, в отношении 68 — подтвердили, в отношении 15 лиц апелляционное производство прекратили.

В кассации уголовная коллегия ВС рассмотрела 755 дел в отношении 915 лиц — в разы больше, чем в прошлые годы. В 2020 году до судебного заседания дошло 245 дел, а еще годом раньше — 158 дел. Так что количество рассмотренных дел выросло на 208%. В 2021 году удовлетворили жалобы и представления по 266 делам в отношении 331 гражданина.

3

Гражданская коллегия забросила апелляцию
В кассации коллегия ВС по гражданским делам рассмотрела 64 344 дел — на 27,7% больше, чем годом ранее (50 386). 788 дел рассмотрели в заседаниях — на 39,7% больше, чем в 2020-м (но ниже показателей 2019-го и более ранних лет). По 738 из них жалобы удовлетворены — показатель в 94% пересмотренных гражданских дел остается стабильным. О рассмотрении гражданских дел в апелляционной инстанции в статистике ВС за прошлый год не упоминается. В 2020-м таких дел было всего шесть, а вот в 2019-м — целых 122.

По 439 делам (97,3%), рассмотренным на заседаниях, коллегия удовлетворила требования заявителей. Это чуть выше показателя прошлого года, когда экономколлегия удовлетворила 92% жалоб.

5

Административная коллегия отдала первой инстанции предпочтение перед апелляцией
Коллегия по административным делам рассмотрела 862 иска в первой инстанции (+231%), одно — в апелляционной (108 в 2020-м и 1626 в 2019-м). В кассации изучила 8626 кассационных жалоб и представлений, а еще 385 административных дел.

По 266 административным делам коллегия закончила производство в 2021 году, в том числе по 246 — вынесла решения. Из них 186 касались оспаривания нормативных актов (187 — годом ранее). Только в 3,5% случаев ВС постановил их отменить (6 решений). 31 дело касалось нарушения прав на судопроизводство в разумный срок (12 — в 2020-м), 3 — привлечения судей к административной ответственности (5 — годом ранее). Зато судей привлекли к ответственности в 100% случаев.

В 2021-м коллегия получила 7977 жалоб по делам об административных правонарушениях (только на 3% больше, чем в 2020-м — 7675). Рассмотрели судьи 954 дела, то есть на 38% больше, чем годом ранее (690). При этом количество удовлетворенных жалоб почти не изменилось: 221 в 2021-м против 255 в 2020-м.

7

Удаленка для ВС
Президиум ВС рассмотрел по видеоконференции 106 дел, апелляционная коллегия — 61, административная коллегия — 57, гражданская коллегия — 44, уголовная коллегия — 430, экономколлегия — 34, коллегия по делам военнослужащих — 5. Дисциплинарная коллегия, судя по данным ВС, вообще не рассматривала дел дистанционно.

ВККС собрала дела о дисциплинарной ответственности судей

Судью наказали за то, что она выбирала наказание, основываясь на мнении участника процесса, которого привлекали к ответственности. Двух других ее коллег оставили без мантии из-за злоупотребления алкоголем. Еще одной судье объяснили, почему стесненные обстоятельства не дают права работать по специальности после отставки. Эти и другие дела вошли во второй выпуск Вестника Высшей квалификационной коллегии судей этого года.

Назначение наказания требует грамотности

ККС Москвы оставила без полномочий судью Нагатинского районного суда Екатерину Зайцеву. Представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности поступило от имени председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой. После проверки Мосгорсуда выяснилось, что судья не контролирует работников аппарата и "не проявляет заинтересованности в исполнении профессиональных обязанностей", а порой и вовсе нарушает закон. Зайцева, назначенная мировым судьей в 2011 году, а в 2013 году получившая должность в райсуде, вела административные дела и, как показала проверка, допускала множество нарушений. Так, в 254 делах – жалобах на постановления о привлечении к административной ответственности – процессуальных документов не было вообще, дела, вернувшиеся из апелляции, не рассматривались, а многие материалы не сдавались в канцелярию.

Но самой большой проблемой стало то, что судья необоснованно прекращала дела об административных нарушениях. В одном из споров она никак не объяснила в решении, почему решила прекратить производство. В другом, привлекая водителя за нарушение ПДД, не лишила его прав, что считается наиболее эффективным видом наказания, а назначала штраф. Выбирая наказания за нарушение ПДД, повлекшее причинение легкой или средней тяжести вреда здоровью, Зайцева не учитывала обстоятельства и назначала минимальный штраф, основываясь на мнении того, кого и привлекали к ответственности. Были в практике судьи случаи неоплаты штрафа, неисполнения судебного акта.

Одним из подобных дел стало разбирательство о наезде на 10-летнего ребенка: водитель отделался штрафом в размере 2500 руб., которые он даже не оплатил, а дело рассмотрели, не известив потерпевших. В итоге постановление было признано незаконным и направлено на новое рассмотрение. Приняв во внимание все нарушения в совокупности, судье досрочно прекратили полномочия, не дав уйти в отставку.

Личные обстоятельства не сохранили отставку

Судья Железнодорожного райсуда Екатеринбурга Галина Хохлова ушла в отставку в 2003 году. Однако в 2017 году в Совет судей Свердловской области поступило обращение из регионального управления Суддепа. В нём говорилось, что судья, сохраняя отставку, продолжает работать юристом в коммерческой организации – что запрещено.

Оказалось, что с 2003 года по 2013 она действительно была юрисконсультом в ряде организаций, а потом – третейским судьей в двух организациях. А значит, отставку судьи надо прекратить, лишив ее льгот отставника. Сама Хохлова считала, что работала правомерно: она якобы не занимала должности, прямо запрещенные законом о статусе судей. А работать пришлось из-за тяжелой жизненной ситуации – болезни ребенка и необходимости заботиться о престарелой матери, оправдывалась она.

Но в ККС решили, что работа Хохловой не совместима с ее отставным статусом. С этим согласились и в ВККС, куда судья обжаловала решение. Там согласились с региональными коллегами и отметили, что субъективные причины не влияют на решение вопроса о прекращении отставки.

Алкоголь вредит судье

Судья Орджоникидзевского райсуда Перми Дмитрий Кашин остался без мантии из-за алкогольной зависимости. Судья был пьян в рабочее время, подтвердилось в ККС – его дела пришлось передать коллеге. На ситуацию пожаловались участники одного из дел, которое должен был рассмотреть Кашин, но не смог этого сделать, а рассмотрение отложилось. Беседы с судьей и вынесенное предупреждение вопрос не решили – ситуация повторялась. В итоге судью лишили полномочий. Сам Кашин настаивал, что был трезв, и предоставил справку из коммерческой клиники. Но в ней была информация о том, что он обратился к врачу из-за высокого давления, а по поводу того, был ли он пьян, ничего не значилось. Оспорить дисциплинарное взыскание в ВККС и Апелляционной коллегии ВС у Кашина не получилось – его досрочно лишили полномочий.

Алкоголь помешал и судье с 16-летним стажем Александру Березикову из Искитимского райсуда Новосибирской области. Судью уличили в том, что он вел машину будучи пьяным. Судья наехал на собаку, напугав ребенка одного из свидетелей произошедшего. Когда на место ДТП приехали сотрудники полиции, они увидели, что судья пьян – об этом недвусмысленно свидетельствовали его шаткая походка, невнятная речь и запах алкоголя. Освидетельствование подтвердило опьянение. Позже Березиков утверждал, что за рулем автомобиля был его брат, а свидетели, которые опознали в нем судью, его оговорили. Однако виновность Березикова подтвердил суд, ККС досрочно прекратила его полномочия, а ВККС поддержала решение коллег.

Предупреждения для судей

Судье Алевтине Украинчик из Ессентукского горсуда вынесли предупреждение за то, что она попыталась отгородить часть ручья, протекающего рядом с ее домом. Судья перегородила ручей забором – причём с разрешения Комиссии по землепользованию Ессентуков, куда она обратилась за соответствующим разрешением. Часть ручья понадобилась, чтобы сделать у дома детскую площадку.

Однако подобные действия, по сути, стали незаконным изъятием из общего пользования федеральной собственности. После обращений граждан в госорганы, забор пришлось убрать, а право собственности на дом и участок судья переоформила на родственников. Сама она утверждала, что жалобы граждан – следствие ее беспристрастности при рассмотрении дел с их участием. Как бы то ни было, но проверка в отношении Украинчик уже началась, и в её работе обнаружились нарушения УПК. В итоге ККС аргументы судьи не убедили – ей вынесли предупреждение за проступок.

Предупреждение получила и Юлия Лебедева, судья АС Ростовской области. Причиной взыскания стали некорректные высказывания в адрес стороны в процессе. Огласив резолютивную часть определения о продлении процедуры конкурсного производства и назначении экспертизы, судья не разъяснила, как перечислять деньги за неё суду. В акте по этому поводу тоже ничего не говорилось. Когда же представитель стороны задал уточняющий вопрос, то получил от судьи нелестные комментарии, касающиеся его компетенции. Позже судья объясняла свое поведение переутомлением, но коллегию это не убедило.

Мировой судья Елена Снижко из Волгоградской области отделалась предупреждением за то, что получала компенсацию от Суддепа за наём жилья, которое, как выяснилось позже, принадлежало ее бабушке. В том, что судья действительно что-то тратила, усомнились в Совете судей. Судья поясняла, что заключать договор с родственниками не запрещено, а деньги она передавала бабушке под расписку. ККС смутило то, что по договору в съемной квартире не должен проживать собственник. Насторожило и то, что судья указывала, что будет проживать в помещении с сыном, но он учился в другом городе. "Очевидно, что она использовала статус для заключения договора, влекущего возникновение финансовых обязательств, со своей близкой родственницей", – заключили в региональной ККС и сочли это поводом для предупреждения.

Таиру Гусову, судье с 16-летним стажем из Советского райсуда Владикавказа, вынесли предупреждение за затягивание рассмотрения дел и изготовления судебных решений. Мировой судья Ольга Колесникова также получила предупреждение после того, как на нее пожаловался один из фигурантов уголовного дела, которым она занималась. Он указал, что судья тянула с направлением дела в апелляцию. Жалоба "ждала" больше трех месяцев – в результате приговор был отменен из-за истечения срока давности. Кроме того, судья, как указал в представлении исполняющий обязанности председателя Оренбургского облсуда Владимир Ушаков, не контролировала ведение делопроизводства. Сама судья оправдывалась тем, что нагрузка была очень велика, а сотрудники аппарата сменялись. Что же касается уголовного дела, то она просто неверно поняла положения процессуального закона – якобы она ждала новых дополнений к апелляционной жалобе и возражений на них. Но, как указали в квалифколлегии, ждать было не нужно: эти документы могли быть направлены и непосредственно в апелляцию.

Просрочка и сожительство как поводы для замечаний

Судья Татьяна Котельникова из Чугуевского райсуда Приморского края получила замечание за то, что после вынесения приговора она вручила осужденному документы, но не передала их гособвинителю. В результате приговор был обращен к исполнению более чем через полгода после вступления в силу. Судья винила во всём секретаря, которая не вовремя изготовила протокол, но в ККС указали, что контролировать аппарат – её работа.

«Шок и недоумение»: ВККС одобрила уголовные дела против судей

Председатель районного суда нанял на работу «оператора ЭВМ» без специальных навыков и квалификации. Следователи считают, что всю зарплату она отдавала работодателю, потому что ей нужно было лишь накопить стаж для скорейшего выхода на пенсию. ВККС в ходе внеочередного заседания разрешила разобраться в ситуации подробнее и дала согласие на возбуждение уголовного дела. А другого судью обвинили во вмешательстве в работу следователя: он якобы пытался «замести следы» ДТП со смертельным исходом.

Месть председателю за жалобы и решения

Андрей Лаппо, экс-председатель Туруханского районного суда Красноярского края, станет фигурантом уголовного дела о мошенничестве и превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 285 УК).

В начале 2017 года Лаппо узнал от сотрудника суда Семенова, что его мать ищет работу. Она хотела получить трудовой стаж на Крайнем Севере, для чего подходила работа в Туруханском районе, который расположен в 1400 км к северу от Красноярска. Лаппо предложил Семеновой занять должность оператора ЭВМ.

Следователи считают, что председатель взял на работу сотрудника без соответствующей квалификации не просто так, а с условием, что женщина будет отдавать ему свою зарплату. В итоге Семенова передала Лаппо почти 300 000 руб. за два года, уверены в СКР. При этом Семенову ни разу не видели за компьютером в суде, она лишь изредка выполняла «отдельные поручения» председателя, которые не входили в круг ее обязанностей.

Лаппо лично посетил заседание ВККС и рассказал, что приехал работать в суд с «большой земли», а все остальные участники конфликта были местными. «Ознакомившись с содержанием объяснений моих бывших работников, я пришел в шок и недоумение», — подчеркнул привлекаемый.

Обвинение построено на показаниях судьи Туруханского райсуда Людмилы Зверевой. По словам экс-председателя суда, Зверева плохо справлялась со своей работой и не отписывала дела, а Лаппо писал об этом в ККС Красноярского края. «Дело начато с жалобы судьи Зверевой, поданной в связи с тем, что ей не понравились мои решения в отношении нее», — заявил бывший судья.

«Зверева мстит мне за проверки, большая часть обвинений построена на ее жалобах».

По словам судьи, на него была обижена не только Зверева, но и семья Семеновых. В 2018 году Туруханский райсуд принял решение об их выселении, а Лаппо лично отказал Семеновой в ходатайстве об отсрочке исполнения этого решения. «Именно поэтому, я считаю, они обиделись на меня», — подчеркнул он.

По словам Лаппо, находить работников в суд было непросто. Туруханский район находится далеко от крупных населенных пунктов, зимой туда можно добраться только на самолете. А большинство местных жителей живет в тайге: у них нет ни навыков, ни образования для работы в суде. Поэтому, когда Семенов предложил на вакантную должность свою мать, Лаппо согласился. Всего два года она должна была проработать на полставки. «Меня этот вариант устраивал, я надеялся, что через два года специалист найдется», — рассказал он.

Экс-председатель подчеркнул, что кандидатуру Семеновой он еще до трудоустройства согласовал в ККС Красноярского края, у которой не возникло вопросов к квалификации кандидата. Вопросов к найму сотрудницы не возникло и у регионального Суддепа.

«Нарушений должностной инструкции не было, все свои обязанности Семенова выполнила», — подчеркнул Лаппо. Он добавил, что «не всегда следил за работниками суда», но отметил, что это и не входило в его должностные обязанности. Но и у ответственного сотрудника претензий к работе Семеновой не возникало, подчеркнул судья.

Заслушав объяснения Лаппо, ВККС все-таки разрешила возбудить в отношении экс-председателя Туруханского районного суда уголовное дело.

Закончились сроки

ВККС с третьей попытки рассмотрела представление Бастрыкина в отношении Ивана Стрешенца, мирового судьи из Керчи (Республика Крым) в отставке. Его подозревают во вмешательстве в деятельность следователя (ч. 2 ст. 294 УК).

Как считают в СКР, в октябре 2019 года Стрешенец ехал на автомобиле Skoda Rapid своей матери, сбил пешехода и скрылся с места ДТП. Потерпевший вскоре скончался, а региональные следователи возбудили уголовное дело по ст. 264 УК («Нарушение правил дорожного движения»). Судья понимал, что вскоре он станет фигурантом этого дела, и решил действовать на опережение. Следователи считают, что Стрешенец познакомился с неким Бондарем, который согласился за 1,5 млн руб. и автомобиль Skoda взять на себя вину в смертельном ДТП.

После этого судья вместе со своим новым знакомым проникли в автомобиль, который находился на спецстоянке в полиции. Бондарь потрогал руль, чтобы оставить на нем отпечатки, а также спрятал свое водительское удостоверение в солнцезащитном козырьке. Вскоре после этого Стрешенец составил фиктивный договор-купли продажи Skoda от лица своей матери и передал оговоренную сумму Бондарю.

Но в итоге Бондарь отказался от данных им показаний по этому делу, а следователь Вадим Батоев, который занимался делом о ДТП, вышел на Стрешенца. Заседание по представлению СКР о даче согласия на возбуждение дела должно было состояться сперва 20, а затем и 24 сентября, но судье дважды удалось добиться отложения по причине болезни.

Теперь же Стрешенец пришел в заседание вместе со своим представителем Игорем Стрешенцом. Оба они заявили, что двухлетний срок для привлечения к уголовной ответственности по вменяемой статье уже истек. Это подтвердил и следователь Вадим Батоев. Срок истек, но оснований для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела нет. Все дело в том, что Стрешенец категорически отрицает свою причастность к произошедшим событиям. «Мы должны обеспечить ему возможности добиваться своих прав и доказывать свою невиновность», — объяснил представитель СКР.

Игорь Стрешенец заявил, что по правилам УПК уголовное дело о преступлении небольшой тяжести нельзя возбудить после истечения сроков, его нужно прекратить.

«Любое решение, кроме отказа в удовлетворении представления, будет представлять собой правовой нонсенс», — уверен представитель судьи.

Члены ВККС поинтересовались, согласен ли судья на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям, то есть по истечению сроков. «Я понимаю, что они обязаны это сделать», — ответил после совещания со своим представителем Стрешенец.

Судья подчеркнул, что не согласен с доводами следствия. При этом он считал, что ВККС после истечения процессуального срока не может дать разрешения на возбуждение уголовного дела. «Я не знал, что мне нужно обратиться в органы следствия [чтобы согласовать прекращение дела], так как представление уже находится в производстве Высшей квалификационной коллегии судей», — объяснил бывший судья.

Судья и его представитель также настаивали, что у следствия нет доказательств вины экс-судьи ни в ДТП, ни во «вмешательстве» в работу следователя. «Следствие искусственно пытается создать условия для внепроцессуальной расправы над Стрешенцом. Мой доверитель не имеет к аварии никакого отношения. В докладе прозвучало, что ДТП совершил неустановленный водитель, и следствие подтверждает эту версию», — заявил представитель судьи. «Я не совершал этого ДТП», — подтвердил сам фигурант представления.

«Батоев подталкивал каждого из свидетелей к нужным ответам на вопросы, называл мою фамилию и имя как участника аварии и всех последующих событий. Он построил обвинительный уклон дела на словах двух свидетелей, которые меняли свои показания».

В силу закона дело не может быть возбуждено, и для этого не требуется согласия или несогласия ВККС, заявил Игорь Стрешенец. Но Высшая квалифколлегия с этим не согласилась: она все-таки разрешила возбудить уголовное дело, а прекращать его или нет, теперь решит СКР.

Судья под домашним арестом

Павел Грачев работал в Темрюкском районном суде Краснодарского края с 2000 года и долгое время занимал должность председателя этого суда. Возглавлял районный суд он и в 2011 году — тогда, как считает следствие, он получил крупную взятку от местного предпринимателя за нужное судебное решение.

ООО «Инвест Хауз» боролось за имущество ликвидированного ОАО «Рыболовецкое хозяйство «За Родину». «Инвест Хауз» считал, что купил его в 2007 году в ходе банкротства хозяйства. Но документов на недвижимость у банкрота не было, поэтому 15-й ААС отказался признавать за покупателем право собственности на 60 объектов из 67.

Поэтому руководители «Инвест Хауза» вместе с юристом Чичериным придумали схему с подставным покупателем, которым выступил Алексей Базгиев. С ним должны были заключить договор купли-продажи спорных объектов. А потом покупатель должен был сделать вид, что продавец уклоняется от передачи объектов, и обратиться в суд с иском о признании договора действительным и о признании права собственности.

Судьей, который вынес это решение 19 октября 2011 года, и был Павел Грачев. Он сам подготовил иск, сдал его в канцелярию, а затем и рассмотрел. За содействие экс-председатель получил 1 млн руб. Но решение в итоге отменил вышестоящий суд, а при новом рассмотрении Базгиеву в иске отказали, и имущество досталось муниципальным властям.

Об участии Грачева в этой схеме узнали правоохранители, которым об этом рассказал юрист Чичерин. Проверка растянулась на много лет, но в 2019 году ККС Краснодарского края одобрила уголовное преследование судьи по статьям о получении крупной взятки (п. «в» ч. 5 ст. 290 УК) и о вынесении заведомо неправосудного решения (ч. 1 ст. 305 УК). Позднее это согласие «засилила» ВККС.

Сам судья отрицал, что причастен к получению денег. Грачев подчеркивал, что при вынесении решения он не знал об имеющем преюдициальное значение решении 15-го ААС. А Чичерина, на показаниях которого полностью строится обвинение, он назвал «наркозависимым» и «психически больным» человеком.

За два года уголовное дело так и не довели до суда, но передали в центральный аппарат СКР в Москве. После этого следователи обратились в Московский городской суд, чтобы тот отправил Грачева под домашний арест. 3 ноября городской суд избрал меру пресечения, поэтому теперь председатель Следственного комитета попросил у ВККС согласия на исполнение этого решения.

Представитель Грачева Вадим Смирнов рассказал, что домашний арест по решению суда Грачев должен отбывать в Москве, в квартире своих родственников. Хотя живет он в Темрюке вместе со своими 85-летними родителями, за которыми нужен постоянный уход.

«Мы не против домашнего ареста, но мы хотим, чтобы он отбывал его по месту жительства, а не в Москве».

Сам Грачев обратил внимание на формулировки, которыми в СКР объяснили необходимость домашнего ареста: следователи опасаются, что экс-председатель попытается уничтожить вещественные доказательства и оказать влияние на свидетелей по делу. Но все доказательства находятся в центральном аппарате СКР, подчеркнул Грачев и заверил, что никак не сможет их уничтожить. «Я не знаю фамилий свидетелей, на них я тоже не могу повлиять никаким способом», — сказал он.

Смирнов и Грачев попросили отложить рассмотрение представления, пока Первый апелляционный суд рассматривает апелляцию на решение Мосгорсуда. Но ВККС, недолго посовещавшись, решила вопрос сразу и удовлетворила представление. Вопрос о том, где Грачев должен отбывать домашний арест, должен решить суд апелляционной инстанции, подчеркнул председатель квалифколлегии Николай Тимошин.

Сазонов Всеволод

Непрекращающееся уже много лет реформирование российской судебной системы, к сожалению, не дает ожидаемых обществом результатов. Девиантное поведение судей, вынесение заведомо неправосудных решений, явная зависимость судейского корпуса от исполнительной власти, низкая профессиональная квалификация – эти наболевшие темы постоянно обсуждаются в СМИ. Более того, в России уже созданы и работают правозащитные организации по противодействию именно судебному произволу!

Каким образом и за какие деяния может быть привлечен к ответственности судья в Российской Федерации? Законодательством предусмотрена дисциплинарная, уголовная и процессуальная ответственность судей.

Дисциплинарная ответственность
Согласно ст. 12.1 Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» дисциплинарное взыскание может быть выражено в форме замечания, предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи. Налагается взыскание за совершение при исполнении служебных обязанностей или во внеслужебной деятельности виновного действия (бездействия), в результате которого были нарушены положения вышеупомянутого Федерального закона и (или) Кодекса судейской этики, что повлекло за собой умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи.

Однако четкий перечень деяний, за которые может быть наложено дисциплинарное взыскание, отсутствует. Непонятно также, каким образом можно измерить «умаление авторитета судебной власти» и «ущерб репутации судьи».

В этом же законе указано, что решение о наложении на судью (за исключением судьи КС РФ) дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей. То есть судью можно привлечь к дисциплинарной ответственности лишь с согласия его же коллег – судей. Нетрудно догадаться, что корпоративная солидарность судей практически в 100% случаев не позволит вынести справедливое решение. И, как показывает практика, случаи применения в качестве наказания за серьезные проступки досрочного прекращения полномочий судьи крайне редки.

Жалобы на совершение судьей дисциплинарного проступка, поступившие от граждан в квалификационную коллегию судей, проверяются коллегией самостоятельно. Однако, как правило, коллегия, направляет эти сведения для проверки председателю соответствующего суда, а себя лишней работой не утруждает.

Уголовная ответственность
Порядок привлечения судей к уголовной ответственности установлен ст. 16 Закона о статусе судей и ст. 448 УПК РФ, согласно которым решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи (либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу) принимается только Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии, состоящей из трех судей вышестоящего суда, и с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего уровня. Или же – с согласия КС РФ в отношении судьи КС РФ.

За вынесение заведомо неправосудного судебного акта согласно ст. 305 УК РФ предусматривается наказание «штрафом в размере до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2 лет, либо принудительными работами на срок до 4 лет, либо лишением свободы на срок до 4 лет». Неправосудное решение, «связанное с вынесением незаконного приговора суда к лишению свободы или повлекшее иные тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 10 лет».

Однако, обратившись к статистике уголовных дел, мы увидим, что данная статья применяется крайне редко, оставаясь по сути декларативной.

Статья 305 УК РФ – не единственная, по которой возможно привлечение судьи к уголовной ответственности за преступления, совершаемые при отправлении правосудия. В данном случае можно насчитать около двух десятков составов: «Злоупотребление должностными полномочиями», «Превышение должностных полномочий», «Получение взятки» и «Посредничество во взяточничестве», «Служебный подлог», «Халатность» и др. Однако на практике дела по привлечению судей к уголовной ответственности можно пересчитать по пальцам – они крайне редки и уникальны.

Например, нашумевшее дело 2007 г. о привлечении судьи Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила Александра Деменко к уголовной ответственности за «вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта». Судья принял решение о восстановлении в руководящих должностях лиц, не имеющих никакого отношения к Группе компаний «Оборонснабсбыт», и тем самым действовал в интересах рейдеров. Вынесенный по делу приговор практически беспрецедентен для российского правосудия: Деменко был приговорен к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Трудно найти в судебной практике последних лет аналогичное дело. И дело тут вовсе не в кристальной честности судейского корпуса.

Процессуальная ответственность
К сожалению, процессуальная ответственность судей при отправлении правосудия практически не имеет нормативного отражения и закрепления.

Согласно ст. 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод, законных интересов граждан и иных субъектов. Однако суды достаточно часто допускают процессуальные нарушения, негативно отражающиеся на правах участников судебного разбирательства.

В случае если лицо, участвующее в деле, пропустит срок на подачу кассационной жалобы, то права на совершение данного процессуального действия у него не будет, исковое заявление, поданное с нарушением требований ГПК РФ, будет возвращено заявителю – так действуют процессуальные санкции.

Ответственность же судей в ГПК закреплена только в двух нормах: отвод судьи (ст. 16 ГПК РФ) и отмена решения (ст. 364 ГПК РФ). На самом деле существует гораздо больше виновных действий судей, за которые они, как правило, не несут никакой ответственности на сегодняшний день. От этих действий страдают граждане – стороны гражданского процесса – и несут реальные материальные убытки. Это такие действия (бездействие) судей, как незаконное наложение ареста на имущество и счета граждан, постоянное нарушение сроков судебного разбирательства (ставшее практически нормой для судов!), необоснованная задержка в высылке или вручении лицу процессуальных документов, которая приводит к пропуску сроков обжалования. По сути, все эти действия судей – нарушение конституционного права гражданина на справедливое судебное разбирательство. И те граждане, которые так или иначе сталкивались с правосудием, знают, что такого рода нарушения закона происходят практически во всех судах и не воспринимаются как нечто из ряда вон выходящее.

Вывод из вышесказанного сделать нетрудно. Действующим законодательством для судей установлены неоправданно завышенные гарантии неприкосновенности, создающие условия для безответственности и безнаказанности при низком профессионализме и высоком уровне коррумпированности судейского корпуса. Обращения граждан по поводу нарушения судьями закона – это стук в глухую стену, так как привлечение судьи к ответственности – прерогатива его руководства, с которым судья, как правило, находится в хороших отношениях.

Британская судебная система
Если говорить о настоящей независимости и власти судейского корпуса, то нужно посмотреть на судебную систему Великобритании. Независимость английских судей – это не полученная от законодателей привилегия, а результат компромисса между судьями и Парламентом, достигнутого еще в XVII–XVIII вв. Судьи высших судов (Судебный комитет палаты лордов, Апелляционный суд, Высокий суд, суд Короны) являются также и создателями права: вынося решение прецедентного значения, имеющее впоследствии силу нормативно-правового акта.

Данная модель сложилась исторически, начиная с принятия в 1701 г. «Акта о дальнейшем ограничении власти монарха и наилучшей охране прав и свобод подданных», который является одной из частей британской конституции – наряду с «Хабеас корпус актом» 1679 г. и Биллем о правах 1689 г.
До принятия Акта 1701 г. назначение и смещение судей согласно Биллю о правах происходило по воле монарха. Акт 1701 г. провозгласил несменяемость судей. Снятие с должности совершившего проступок судьи стало возможным лишь по решению обеих палат парламента. Тем не менее судьи могли быть смещены с должности после смерти правящего монарха. Закон 1720 г. закрепил невозможность такого смещения в течение первых шести месяцев после смены короля. А Закон 1761 г. постановил, что полномочия судей остаются в полной силе, несмотря на смену правящего монарха. Пожизненность судебных полномочий была ограничена только Актом о судейских пенсиях 1959 г., установившим их прекращение в возрасте 75 лет.

Обращение обеих палат к Короне с целью снятия с должности того или иного судьи инициируется ходатайством о проведении расследования. Процедура инициируется в Палате Общин и, набрав определенное количество голосов, переходит в Палату Лордов, где и происходит само слушание дела о снятии с судьи полномочий. Ходатайство может быть основано на заявлении ущемленного судьей лица, на докладе специальной судейской ревизионной комиссии или на расследовании члена парламента.

Основанием для снятия с должности обычно являются либо нарушение судьей морального принципа «безупречного поведения», либо грубые ошибки в отправлении им правосудия.

Смысл требования «безупречного поведения» раскрывается в ряде дел об освобождении судей от своих полномочий. Например, в 1805 г. судье Роберту Джонсону было предъявлено уголовное обвинение в клевете на высокопоставленных государственных лиц. Выяснилось, что он печатал про них оскорбительные грубые статьи, подписываясь несуществующим именем. В статьях чиновники характеризовались, как «окунувший свои грязные руки в фонтан правосудия» и «кормилец овец».

В деле сэра Джонаха Баррингтона от 1830 г. «небезупречность» судейского поведения проявлялась в распоряжении денежными средствами, поступающими в суд. И удивителен тот факт, что, начиная с 1700 г. в Великобритании, по некоторым данным, ни один судья помимо сэра Баррингтона не был уличен в коррупционной деятельности.

А в делах судьи Грэнтема (1906 и 1911 гг.) вопрос заключался в политической предвзятости в пользу консерваторов.

Таким образом, в Великобритании закреплен принцип, согласно которому с судьи снимаются полномочия только в случаях «измены принципам чести и правосудия», за исключением его некомпетентности по состоянию психического и физического здоровья.

В Великобритании никто не вправе указывать судье, какое решение тот должен принять. Судья имеет право консультироваться со своими коллегами, однако решение принимает исключительно исходя из внутреннего убеждения. Только апелляционный суд может изменить его решение.

Как в большинстве других стран, судья в Англии не имеет права заниматься политической деятельностью, иметь дополнительные доходы, за исключением гонораров за литературные труды. Впрочем, вопрос дополнительных доходов для английских судей не актуален, даже районный судья получает годовое жалованье, сопоставимое с зарплатой министра. А например, годовое жалованье лорда Верховного судьи составляет 239 845 фунтов стерлингов. Оклад премьер-министра Великобритании – 142 500 фунтов, а средний оклад британца – 25 000.

Немаловажно, что самой природой английской демократии предусмотрена ответственность судей перед гражданским обществом. Хотя данный вид ответственности не носит формального характера, она реально существует в виде обсуждения действий судей в прессе представителями общественных организаций и движений. Можно сказать, что это так называемый «суд общественности».

Подводя итоги, стоит резюмировать, что законодательство и правоприменительная практика в сфере ответственности судей в Российской Федерации требуют серьезной доработки или даже реформирования.

Хотя Россия взяла за основу европейскую модель правового демократического государства, во внимание не были приняты особенности исторического и культурного развития нашей страны. Поэтому та система сдержек и противовесов, которая исправно работает в Европе, ведет себя совсем иначе в российских условиях.

Даже в Советском Союзе должность судьи была выборная. Судья избирался на районном уровне, при этом за избирателями оставалось право отзыва судьи. И на данный момент представляется разумным возвращение к подобной практике. Необходимо упразднить бессрочность занимаемых судебных должностей и предоставить населению административно-территориальных образований право выбора судей.


Один из экспертов выразил сожаление по поводу того, что КС не воспользовался возможностью дать развернутое толкование «случаям, не терпящим отлагательства» при производстве следственных действий применительно к ч. 5 ст. 165 УПК РФ в обозначенном заявителем аспекте. Другой отметил, что определение является «очередным свидетельством недостаточности защиты конституционных прав в ординарном судебном контроле».

27 сентября Конституционный Суд вынес Определение № 2333-О по жалобе судьи, посчитавшего, что отдельные нормы Закона о статусе судей и УПК не соответствуют, в частности, конституционному принципу неприкосновенности судей.

Причина обращения в КС

Как указано в определении, первая и апелляционная инстанции признали законным произведенный в ситуации, не терпящей отлагательства, осмотр жилища Владимира Стародубцева, занимающего должность судьи районного суда, в качестве места происшествия.

Отметим, что 8 октября 2019 г. Следственный комитет РФ сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении судьи Анапского районного суда Краснодарского края Владимира Стародубцева. Он подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере).

По версии следствия, подозреваемый совместно с еще двумя лицами требовал от предпринимателя денежные средства в размере 64 млн рублей якобы для их передачи в качестве взятки судьям Краснодарского краевого суда за принятие решения по административному делу, в котором потерпевший представлял интересы собственников земельных участков.

Как указано на сайте СКР, в феврале 2019 года при передаче судье Владимиру Стародубцеву по месту его жительства денежных средств «преступные действия судьи и его соучастников были пресечены сотрудниками ФСБ России».

Позиция заявителя

Владимир Стародубцев обратился в Конституционный Суд, полагая, что отдельные нормы Закона о статусе судей и УПК не соответствуют Конституции.

По его мнению, п. 7 ст. 16 Закона о статусе судей и ч. 5 ст. 450 УПК допускают возможность проведения в отношении судьи следственных действий (если в отношении него не возбуждено уголовное дело либо он не привлечен в качестве обвиняемого), связанных с ограничением его гражданских прав либо нарушением его неприкосновенности, без предварительного получения решения соответствующей коллегии судей. Заявитель полагал, что такое правоприменение нарушает гарантированные Конституцией права на неприкосновенность жилища и судебную защиту, а также принцип неприкосновенности судей.

Владимир Стародубцев также оспаривал конституционность ч. 5 ст. 165 УПК, регулирующей судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия и допускающей осмотр жилища до возбуждения уголовного дела без постановления следователя или дознавателя в случае, не терпящем отлагательства. Заявитель посчитал, что указанное правило также нарушает его право на неприкосновенность жилища.

Суд разъяснил назначение принципа неприкосновенности судей

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС отметил, что Конституция в ч. 1 ст. 22 провозглашает неприкосновенность судьи в качестве принципа, исходя из которого решаются конкретные вопросы неприкосновенности и ответственности судей. Частью 2 этой статьи установлено, что судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом.

Как отмечено в определении, детализируя положения ст. 122 Конституции, п. 1 ст. 16 Закона о статусе судей определяет, что неприкосновенность судьи включает в себя неприкосновенность его личности, жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, а также тайну переписки и иной корреспонденции.

Пунктом 7 этой же нормы установлено, что если в отношении судьи не возбуждено уголовное дело или он не привлечен в качестве обвиняемого, то осуществление в отношении него ОРМ и следственных действий, связанных с ограничением его гражданских прав либо с нарушением его неприкосновенности, допускается только на основании судебного решения.

Конституционный Суд напомнил, что уголовно-процессуальный закон относит судей к лицам, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, который предусматривает дополнительные гарантии при возбуждении уголовного дела, задержании, избрании мер пресечения и производстве отдельных следственных действий (ст. 448–450 УПК). К таким гарантиям относится и требование о получении согласия суда на производство следственных и иных процессуальных действий, осуществляемых в соответствии с УПК на основании судебного решения, в том случае, если уголовное дело в отношении судьи не было возбуждено или он не был привлечен в качестве обвиняемого (ч. 5 ст. 450 УПК).

Конституционный Суд еще раз напомнил: судейская неприкосновенность, являясь определенным исключением из принципа равноправия, не означает освобождения от уголовной или иной ответственности. Она является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, прежде всего – интересов правосудия. Аналогичная позиция была высказана в постановлениях КС от 7 марта 1996 г. № 6-П, от 19 февраля 2002 г. № 5-П и от 28 февраля 2008 г. № 3-П.

Суд указал, что оспариваемые п. 7 ст. 16 Закона о статусе судей и ч. 5 ст. 450 УПК направлены на реализацию принципа неприкосновенности судей, более того, являются ее гарантиями, поэтому не могут расцениваться как нарушающие права заявителя.

КС счел необходимым обратить внимание заявителя на позицию, выраженную им в Постановлении от 9 июня 2011 г. № 12-П. Как указано в этом акте, правомочие суда принять решение по вопросу о проведении в отношении судьи следственных действий, связанных с ограничением его гражданских прав или его судейской неприкосновенности, представляет собой одну из форм выражения судебной власти, осуществляемой посредством перечисленных в Конституции видов судопроизводства, каковым в данном случае выступает именно уголовное судопроизводство.

«Соответственно, и решение судом этого вопроса должно осуществляться по правилам уголовного судопроизводства, обязательным для всех его участников, на основании п. 7 ст. 16 Закона РФ "О статусе судей …" во взаимосвязи с общими принципами и нормами уголовно-процессуального закона», – подытожил КС.

Относительно обжалования ч. 5 ст. 165 УПК Конституционный Суд отметил, что она, вопреки содержащимся доводам Владимира Стародубцева, прямо предусматривает возможность в исключительных случаях, когда осмотр жилища не терпит отлагательства, произвести данное следственное действие на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения.

По мнению Суда, ссылка на неконституционность указанной нормы связана с несогласием заявителя с судебными решениями, принятыми по его делу. КС напомнил, что оценка такого рода решений требует исследования фактических обстоятельств дела и выходит за рамки полномочий Суда.

Мнение экспертов

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов указал, что определение не содержит правовых позиций, «сколько-нибудь значимых» для российской правоприменительной практики. «Остается лишь сожалеть о том, что Конституционный Суд не воспользовался возможностью дать развернутое толкование "случаям, не терпящим отлагательства" применительно к ч. 5 ст. 165 УПК РФ в указанном заявителем аспекте. Данная правовая конструкция при всей ее публично-правовой ценности оставляет крайне широкие пределы для произвольного толкования и применения сотрудниками следственных органов, от чего может пострадать не только судейская неприкосновенность, но и иные разновидности конституционно значимых ценностей (адвокатская тайна, тайна личной жизни, право обвиняемого на защиту)», – пояснил Артем Осипов.

По его словам, в настоящий момент стандарты судебного контроля за обоснованностью неотложных следственных действий не разработаны, несмотря на краткий перечень оснований для их проведения в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 1 июня 2017 г. № 19.

Как полагает руководитель конституционной практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА Дмитрий Кравченко, данное определение является «очередным свидетельством недостаточности защиты конституционных прав в ординарном судебном контроле». «Заявители, даже судьи, сталкиваются с ситуациями ограничения их базовых гарантий, прямо предусмотренных законом, и, не найдя поддержки в судах общей юрисдикции, обращаются в КС. Но в случае, когда разовое правоприменение прямо расходится с законом, Конституционный Суд может (но не должен) лишь рассматривать норму в контексте этой практики. Как правило, для этого практика должна сформироваться и все же прямо не противоречить нормам закона», – отметил Дмитрий Кравченко.

Адвокат полагает, что конституционный контроль в конкретном деле должны осуществлять суды общей юрисдикции, однако они, по его мнению, не всегда справляются с этой функцией.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: