Срок в течении которого суд может принудить нарушителя устранить нарушенное право это

Обновлено: 05.10.2022

Действительная сделкапорождает права и обязанности её участников.

Признаки действительной сделки:

  • сделка должна быть законной;
  • она д.б. совершена дееспособными лицами;
  • волеизъявление, выраженное в сделке, должно соответствовать действительной воле лица, совершившего сделку (этого нет в сделках, заключенных под влиянием обмана, насилия или угроз);
  • д.б. соблюдена форма сделки.

Недействительные сделки:

  • ничтожная сделка – её недействительность вытекает из самого факта её совершения (н-р, сделка, совершенная недееспособным лицом или не соответствующая закону, или с нарушением требований о нотариальном удостоверении или государственной регистрации и т.д.). Признания судом такой сделки недействительной не требуется.
  • оспоримая сделка –признается недействительной судом. Это сделки с пороками воли, т.е. совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО

Представительство –совершение юридических действий одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого).

2 вида П-ва:

  • Обязательное П-вовозникает независимо от воли представляемого. Н-р, законные представители несовершеннолетних детей – родители, усыновители, опекуны, а недееспособных совершеннолетних граждан – опекуны.
  • Добровотльное П-воосновывается на доверенности (это пистменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьим лицом).

СРОКИ В ГП

это определенные периоды (промежутки) или моменты времени, с которыми гражданское законодательство связывает те или иные последствия.

Виды сроков:

  1. По основаниям:
  • нормативные (установлены законом или иными нормативными актами);
  • договорные (определены соглашением сторон);
  • судебные (предусмотрены решением суда).
  1. По тому, как определен срок:
  • абсолютно определенные (обозначены календарной датой, периодом);
  • относительно определенные (со ссылкой на событие, которое должно наступить);
  • неопределенные (н-р, связаны с моментом восребования).
  1. По назначению:
  • сроки осуществления гражданских прав (н-р, срок действия доверенности, гарантийный срок);
  • сроки исполнения гражданских обязанностей (н-р, срок сдачи работ, выполняемых подрядчиком);
  • сроки защиты гражданских прав. Ат.к. основным средством защиты нарушенного гражданского права является иск, то этот срок называется сроком исковой давности (. )

Исковая давность это срок, в течение которого суд может принудить нарушителя (ответчика) устранить нарушенное право и защитить право истца.

Общий срок исковой давности установлен в 3 года. Специ­альные сроки устанавливаются законом для от­дельных видов требований. Они могут быть сокращенными или более длительными по сравнению с общим сроком (например, по ничтожным сделкам - 10 лет, а по оспоримым - 1 год).

Исковая давность это срок, в течение которого суд может принудить нарушителя (ответчика) устранить нарушенное право и защитить право истца.

Общий срок исковой давности установлен в 3 года. Специ­альные сроки устанавливаются законом для от­дельных видов требований. Они могут быть сокращенными или более длительными по сравнению с общим сроком (например, по ничтожным сделкам - 10 лет, а по оспоримым - 1 год).

Согласно легальному определению, данному в ст. 195 ГК РФ, под исковой давностью понимается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Нераскрытость определения, установленного законодателем, порождает большинство проблем, связанных с институтом исковой давности.

Законодатель не дает определения понятию «срок». Согласно толковому русскому словарю Ушакова 2012 г., под сроком понимаются либо определенный промежуток времени, либо момент наступления чего-либо в результате истечения времени, которое в классификации юридических фактов по волевому критерию относится к событиям. Однако, юридический срок не является полноценным событием, т. к. субъект гражданско-правовых отношений может воздействовать на срок, приблизить или отдалить срок наступления обязанности, прервать течение исковой давности признанием долга и т. д., поэтому, хотя течение срока и связано с течением времени, связь представляется весьма условной.

Для действия юридического срока необходим сложный юридический состав, истечение времени (событие) и волеизъявление субъекта гражданско-правовых отношений, направленное на придание объективному течению времени субъективного правового значения: например, наступление срока исполнения обязанности возникает в результате заключения сделки (действия) и последующего истечения времени (события), напротив, срок на принятие наследства начинает свое течение в результате относительного события — смерти наследодателя; согласно п.3 ст. 202 ГК РФ, стороны могут прибегнуть к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (действиям, если классифицировать по волевому критерию) и изменить предшествующее влияние объективного течения времени. Таким образом, отсутствие легального определения понятия юридического (правового) срока представляет из себя самостоятельную проблему, которую автор предлагает решить, добавив в Главу 11 ГК РФ статью следующего содержания:

«1. Под сроком понимается юридический факт, возникающий из объективного течения времени и волеизъявления субъекта гражданско-правовых отношений. 2. Действие срока, определяемого в соответствии со ст. 190 ГК РФ, начинается в порядке, установленном законом, либо, в предусмотренных законом случаях, соглашением сторон.»

Одной из значимых проблем положений исковой давности является отсутствие легального определения «объекта» исковой давности, т. е. того, на что направлено её погашающее действие. Любое субъективное право, согласно общепринятым доктринальным воззрениям, содержит в себе правомочие на собственные действия, означающее возможность самостоятельного совершения субъектом фактических и юридически значимых действий; правомочие требования, представляющее собой возможность требовать от обязанного субъекта исполнения возложенных на него обязанностей; правомочие на защиту, выступающее в качестве возможности использования различных мер защиты или требования использования государственно-принудительных мер в случаях нарушения субъективного права. Правомочие на защиту представляет собой право самостоятельно защитить нарушенное право, либо с помощью суда или иного юрисдикционного органа применить в отношении обязанного лица меры принуждения. Объектом исковой давности, т. е. тем, на что направлено действие исковой давности, при условии общепринятого в доктрине расширительного толкования термина «иск» (включающего в себя «заявление» в рамках защиты посредством административного, смешанного, альтернативного порядка защиты и любые иные сходные инструменты осуществления юрисдикционной защиты), будет являться правомочие на юрисдикционную защиту. Указанное правомочие, в рамках теории регулятивных и охранительных правоотношений возможно классифицировать как охранительное, поскольку оно функционально направлено на охрану регулятивных прав. Охранительные права требования в свою очередь классифицируются в доктрине на исполнительные и установительные притязания по критерию необходимых условий для осуществления: исполнительные требуют активного поведения должника, как добровольного, так и в принудительном порядке с помощью юрисдикционного органа, а установительные требуют лишь признания субъективного права или интереса нарушенным, однако, такое признание все равно осуществляется исключительно юрисдикционным органом. Процессуальная категория, соответствующая материальному охранительному установительному притязанию, в литературе называется «иск о признании». Вопрос о том, распространяется ли исковая давность на иски о признании является дискуссионным: В.М. Гордон указывал на неприменимость исковой давности к искам о признании (Гордон В.М. Иски о признании. С. 322 - 326). Сходную позицию демонстрируют Б. В. Попов, М. А. Гурвич, Е.А. Крашенинников (Попов Б.В. Исковая давность. М., 1926; Гурвич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. М., 1961; Крашенинников Е.А. Понятие и предмет исковой давности). С.В. Курылев и Д.И. Белиловский, напротив, приводя примеры таких исков о признании, как иск об оспаривании сделок, иск о признании права авторства на изобретение, иск об оспаривании отцовства и т.д., полагают, что к искам о признании могут применяться сроки исковой давности. (Курылев С.В. Формы защиты и принудительного осуществления субъективных прав и право на иск // Труды Иркутского университета. Иркутск, 1957. Т. 22. Вып. 3; Белиловский Д.И. Иски о признании в советском гражданском процессе: Автореф. дис. . канд. юрид. Наук.). Хотя множество исков о признании, предметом которых соответственно являются установительные охранительные притязания (например, иск о признании авторства), не попадают под действие исковой давности, существует такая категория исков, как признание сделки недействительной, неприменение исковой давности в отношении которой может существенно сказаться на гражданском обороте. Исходя из того, что в доктрине существуют споры о возможности применения исковой давности к искам о признании и, соответственно, материальным установительным охранительным притязаниям, невозможно с уверенностью говорить о применении исковой давности к указанным правоотношениям. Автор считает, что хотя исковая давность и является материально-правовой категорией и действие положений об исковой давности для установительных притязаний уже вполне можно обосновать материально-правовыми функциями исковой давности (например, такими, как стимулирование к защите с целью нормализации оборота), необходимо учитывать также наличие процессуальных функций исковой давности (невозможность истребования доказательств по задавненному спору) для решения на законодательном уровне вопроса о необходимости её применения в вышеуказанном случае. Таким образом, объектом исковой давности следует считать, с известной долей допущения, любое охранительное право на юрисдикционную защиту, что и следовало бы отразить в законодательстве.

Наиболее животрепещущей проблемой, вытекающей из неразработанности легального определения исковой давности, автор считает неприятие судами и иными органами, принудительно осуществляющими нарушенное субъективное право в рамках юрисдикционной защиты, а также законодателем, материально-правовой природы исковой давности, обосновываемой хотя бы тем, что основанием исковой давности являются материально-правовые юридические факты, а отказ юрисдикционного органа принудительно осуществить нарушенное субъективное право или охраняемый законом интерес не влечет прекращения субъективного права (хотя находятся и сторонники противоположной точки зрения, которая на сегодняшний день уже может считаться маргинальной), и смешением материально-правового понятия «сторона в споре» с процессуальным «сторона в деле». Согласно п. 1 ст. 46 ГПК РФ, в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, иными словами, стороной в процессе могут выступать лица без собственного материально-правового интереса (в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц), при этом такие лица, согласно п. 2 вышеуказанной статьи, пользуются всеми правами и обязанностями истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов. Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ, исковая давность применяется по заявлению «стороны в споре», однако круг лиц, обозначенный ст. 46 ГПК РФ, не относится к кругу лиц, на которых действует исковая давность, т. к. исходя из легального определения ст. 196 ГК РФ это срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено, а никакие права перечисленных в ст. 46 ГПК РФ лиц не нарушались. Иными словами, как понял автор действие исковой давности в указанном случае, заявление ответчика о пропуске исковой давности в рамках процесса не имеет материально-правового погашающего эффекта для категории «процессуального истца», производство по иску «процессуального истца», действующего в чужом интересе, должно быть продолжено, т. к. его права никто не нарушал, следовательно, исковая давность для защиты не установлена, также, в отличие от истца, являющегося стороной в споре, процессуальный истец не может заявить о пропуске исковой давности в материально-правовом значении, хотя это может оказаться в рамках реального интереса истца (такую ситуацию теоретически можно измыслить, например, издержки на процесс внезапно оказались слишком велики, а отказ от иска повлечет неблагоприятные последствия ввиду наличия обязательственных правоотношений, предусматривающих санкции за подобные процессуальные действия). В любом случае, автор отстаивает необходимость структурной переработки процессуального законодательства с целью разграничения понятий «стороны в споре» и «стороны в деле».

Для начала течения исковой давности необходимо «нарушение» субъективного права, при этом законодателем не определено, что подразумевается под таким нарушением. Рассматривая вопросы осуществления гражданских прав, Грибанов В.П. в статье «Осуществление и защита гражданских прав» невольно дал определение тому, что следует понимать под «нарушением права»: «Во-первых, когда мы говорим о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанности, то вполне применим термин . При недозволенном осуществлении субъективного права нельзя сказать, что в данном случае мы имеем дело с нарушением права. Нарушение права означает его нарушение не самим управомоченным, а другим лицом вследствие неисполнения обязанности, причинения вреда, неосновательного получения или сбережения имущества и т. п.». Согласно положениям п.2 ст. 1102 ГК РФ, правила о неосновательном обогащении применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. В п.5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 г. № 165, рекомендуется применять исковую давность к неосновательному обогащению, возникшему в результате незаключенности договора, т. е. в результате действий самого истца; в дальнейшем подобный подход сохранился в судебной практике и стал главенствующим, однако он не основан на буквальном прочтении положений об исковой давности. Автор настоящего эссе не смог найти иных доктринальных определений «нарушения права», могу лишь заметить, что конструкция «. право которого нарушено», используемая в легальном определении исковой давности, весьма неудачная, т. к. не охватывает весь круг юридических фактов, являющихся основаниями для действия исковой давности ввиду необходимости поддержания нормального функционирования гражданского оборота. Необходимо либо дать законодательное определение «нарушенного права», либо непосредственно перечислить в результате каких юридических фактов применяется исковая давность.

Из нераскрытости понятия «нарушенности права» внутри легального определения вытекают проблемы состоятельности требования о применении исковой давности (ст. 199 ГК РФ). Данную проблему легче всего продемонстрировать на примере требований, вытекающих из договора имущественного страхования (ст. 966 ГК РФ). Хотя ст. 966 ГК РФ устанавливает специальный сокращенный срок исковой давности (2 года), момент начала течения исковой давности регулируется ст. 200 ГК РФ. Как понимает автор принципы законодательной техники, п.2 ст. 200 ГК РФ, согласно которому по обязательствам, срок исполнения которых определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, уточняет п.1 ст. 200 ГК РФ, а именно устанавливает момент, когда можно с уверенностью говорить, что кредитор узнал о нарушенном праве (скорее всего, как понимает автор логику законодателя, презюмируется, что действия участников гражданского оборота добросовестны и исходя из принципа сотрудничества кредитор моментально предъявляет требование, а момент установления надлежащего ответчика происходит в ту же логическую секунду, т. к. стороны связаны обязательством, требование из которого и предъявляется).

Страхователь обычно первым узнает о наступлении страхового случая, изначально презюмируется, что он добросовестен и предъявит требование в тот же день, на что страховщик рассчитывал при заключении договора, соответственно обязанность страховщика по выплате страхового возмещения должна начинаться с дня наступления страхового случая, а порядок предъявления требования о выплате страхового возмещения не должен препятствовать реализации права на получение страховой выплаты (Постановление ФАС Московского округа от 24.08.2005 № КГ-А40/7244-05, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.12.2012 по делу № А19-1158 , Определение ВАС РФ от 04.10.2012 № ВАС-12304), иными словами, указанная позиция ориентируется на то, что все равно кредитор узнает о страховом случае первым и сразу предъявит требование в день наступления страхового случая, а надлежащий ответчик установлен, т. к. есть обязательство. Если право страхователя на страховую выплату и нарушалось, то со следующего дня после наступления страхового случая: страховая выплата должна была быть выплачена из условий обязательства в тот же день, что и наступление страхового случая. Иная позиция заключается в том, что исковую давность необходимо рассчитывать с дня, когда страховщик будет считаться просрочившим обязательство (Родионова О.Ф. «Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием», М. 2007 ) В Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан, утвержденным Президиумом Верховного суда РФ от 30.01.2013 Верховный суд принял вторую точку зрения, т. е. указал на правильность исчисления исковой давности с момента просрочки страховщика. Автор настоящего эссе лишь может заметить, что обе точки зрения пытаются доказать наличие факта «нарушенности права» и факта осведомленности о таком нарушении, которое в данном случае не совсем логично связано с наступлением страхового случая, притом не ясно, что может считаться таким нарушением: как было уже рассмотрено выше, даже собственные правомерные действия лица по какой-то причине укладываются в данную дефиницию для неосновательного обогащения, т. к. исковая давность применяется, что общепризнано в судебной практике.

Резюмируя вышесказанное, автор предлагает следующую структурную переработку законодательства:

1. Сформировать процессуальные нормы, разграничивающие «сторону в деле» от «стороны в споре».

2. Дать нормативное определение понятию «срок» как юридическому факту.

3. Перечислить юридические факты, которые могут являться нарушением права, дать определение термину «нарушение права» либо отказаться от него вовсе и рассматривать исковую давность как установленный законом срок для принудительного осуществления права с целью выполнения материально-правовой функции — стимулирование оборота и процессуальной — устранения доказывания по задавненным спорам без идеалистических конструкций «морального капитала», абстрактной «нарушенности» как повода обратиться за принудительным осуществлением прав.

Симоновская межрайонная прокуратура г. Москвы разъясняет, что в соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

При этом любое требование должно быть заявлено в суд своевременно, поскольку отсутствие разумных временных ограничений для защиты нарушенных гражданских прав может привести к ущемлению интересов лиц, к которым такие требования предъявлены.

Для этих целей Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) установлено понятие исковой давности – срока, в течение которого гражданин может обратиться в суд с иском (заявлением).

Общий срок исковой давности согласно статье 196 ГК РФ составляет 3 года.

Законом установлен порядок исчисления такого срока:

- со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права;

- со дня, когда лицо узнало о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите его права.

При этом, если в договоре установлен конкретный срок его исполнения, то течение исковой давности на судебную защиту начинается после окончания названного срока.

Если в договоре срок исполнения отсутствует или определен моментом востребования, то срок исковой давности начинает течь со дня предъявления требования об исполнении такого обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании этого срока.

В данном случае начало течения срока на судебную защиту связано с моментом предъявления участником сделки требования об исполнении другой стороной взятых на себя обязательств.

Предельный срок продолжительности исковой давности — 10 лет со дня возникновения права на иск (установлен законом в 2013 году и применяется к отношениям, возникшим после 01.09.2013).

ГК РФ также определены случаи, когда течение срока исковой давности приостанавливается (статья 202):

1) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

2) если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил Российской Федерации, переведенных на военное положение;

3) в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующих соответствующее отношение.

При этом течение срока исковой давности приостанавливается при условии, что указанные обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока исковой давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев, в течение срока исковой давности.

Если стороны прибегли к предусмотренной законом процедуре разрешения спора во внесудебном порядке (процедура медиации, посредничество, административная процедура и т.п.), течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения такой процедуры, а при отсутствии такого срока - на шесть месяцев со дня начала соответствующей процедуры.

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления течения срока исковой давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока исковой давности, если она составляет менее шести месяцев, удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев, до срока исковой давности.

В силу статьи 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Срок исковой давности не течет со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита нарушенного права (статья 204 ГК РФ).

В исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности (статья 205 ГК РФ).

Принадлежащее лицу субъективное право может зависеть от определенного времени его осуществления, например, лицензирование какой-либо деятельности или, наоборот, допускается к осуществлению в рамках известного срока, например, право на исковую защиту. Неосуществление своего права в течение некоторого времени может послужить основанием его утраты. Фактическое владение вещью в течение определенного времени при известных условиях служит основанием приобретения права собственности (приобретательная давность).Само существование какого-либо права может продолжаться в течение лишь некоторого срока (пресекательные сроки).

Сроки можно также подразделить на правообразующие (наступление полной дееспособности с 18 лет, с датой смерти открывается наследство) и правопогашающие (срок исковой давности, примененный судом), пресекательный срок (шестимесячный срок на принятие наследства), гарантийныесроки, с истечением которых утрачивается право на бесплатный ремонт.

Гражданский кодекс Российской Федерации вводит в оборот неизвестное ГК РСФСР 1964 г. понятие – разумный срок. Статья 314 ГК РФ определяет, что когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срокпосле возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении.

Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало. Период времени – это срок, определенный не точной датой, а годами, кварталами, месяцами, неделями, днями. В этом случае отсчет срока ведется со дня следующего за календарной датой или наступлением события, которыми определено его начало. Например, вручением вещи.

Окончание срока, определенного периодом времени, завершается в тот же день после завершения определенного срока. Например, при сроке один год его течение заканчивается в соответствующие месяц и число последнего года срока. Это значит, что если обязательство возникло 11 марта 2003 г. со сроком действия 5 лет, то окончание этого срока произойдет 11 марта 2008 г.

Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день

Под исковой давностью понимается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК).

Иск - это обращенное к суду требование о защите нарушенного гражданского права. По юридической терминологии тот, кто обращается в суд с подобным требованием - вчиняет иск, называ­ется истцом. Тот, кого истец считает нарушителем своего права и ко­торому предстоит отвечать перед судом, называется ответчиком.

Право на иск имеет две стороны - процессуальную и материаль­ную; можно также различать процессуальное право на иск и матери­альное право на иск. Процессуальное право на иск означает право ис­тца обращаться к суду с исковым требованием, исковым заявлением. Это право не ограничено во времени, можно сказать, бессрочно. Пра­во на иск в материальном смысле, или материальное право на иск, означает, что суд своим решением может защитить нарушенные права истца и принудительно заставить ответчика исполнить это решение. Это право на иск ограничено сроком исковой давности.

Исковая давность - это срок, в течение которого суд может прину­дить ответчика устранить нарушения прав истца. По его истечении суд не может применить принудительные меры к ответчику, и поэтому он отказывает в удовлетворении иска (См: В.О. Мушинский. Гражданское право. М., 2002, С. 61). Причем, необходимо иметь ввиду, что согласно п. 2, ст. 199 ГК исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, причем сделанному до момента вынесения судебного решения.

Что касается видов сроков исковой давности, то здесь надо обратить внимание на то, что и общие, и специальные (сокращенные и более длительные) сроки исковой давности устанавливаются законом и носят императивный характер.

Сроки исковой давности делятся на общие и специальные (статья 197 ГК РФ). Общий срок исковой давности составляет три года. Специальные сроки могут быть короче либо длиннее общих. Они применяются только к тем требованиям, которые указаны законом. Например, специальный срок большей продолжительности предусмотрен для требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки (10 лет). В отношении же оспоримых сделок срок давности составляет один год.

Вместе с тем, действие норм об исковой давности не распространяется на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов; о возмещении ущерба, причиненного жизни или здоровью гражданина; из негаторных исков, то есть требования собственника (или иного владельца) об устранении нарушений, не связанных с нарушением владения (статья 208, статья 314 ГК РФ).

Определяя основания и порядок исчисления срока исковой давности необходимо учесть момент начала течения срока исковой давности и все обстоятельства, препятствующие предъявлению иска управомоченным лицом.

Момент начала течения срока исковой давности, согласно ст. 200 ГК РФ, определяется днем, когда потерпевшее лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

По независящим от истца причинам могут возникнуть обстоятельства, которые могут сделать невозможным для него предъявление иска в установленные законом сроки. Например, действие непреодолимой силы, нахождение истца или ответчика в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение, а также иные факторы и обстоятельства. В этом случае закон предоставляет возможность приостановления срока исковой давности, то есть действие факторов, приостанавливающих давность, исключается из срока исковой давности.

При этом следует иметь ввиду, что течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев – в течение срока давности. Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев – до срока давности.

Что касается перерыва течения срока исковой давности, то он отличается от приостановления тем, что время, истекшее до наступления обстоятельства (предъявление иска в установленном законом порядке; совершение, обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга), послужившего основанием перерыва, в давностный срок не засчитывается, и он начинает течь заново. Причем, перерыва срока исковой давности не происходит, если иск оставлен судом без рассмотрения и, если истец отказался от иска.

Восстановления срока исковой давности допускается законом лишь в исключительных случаях, если суд сочтет причину пропуска срока уважительной (статья 205 ГК РФ).

Восстановление пропущенного срока давности возможно лишь для защиты прав граждан, поэтому к уважительным причинам закон относит только обстоятельства, связанные с личностью истца, в частности его тяжелую болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.д. Право на восстановление срока исковой давности возникает, если обстоятельства, связанные с личностью и дающие основание для признания их судом уважительными, возникли в последние шесть месяцев течения срока исковой давности.

По ст. 162 УПК РФ срок следствия установлен в два месяца, затем он может быть продлен до трех месяцев непосредственным руководителем следователя, после этого до 12 месяцев руководителем следственного органа по субъекту. Дальше следуют исключительные случаи, подконтрольные руководству СК РФ.

В этой же ст. 162 УК РФ предусмотрен пункт 6. При возобновления расследования после приостановления, прекращения или возвращения дела от прокурора начальник следователя дает ему один месяц, который в общий срок следствия не входит. И количественных ограничений нет.

Этот инструмент следственные органы используют для продления сроков для обхода общего порядка.

Но как обстоит дело в конкретных случаях? Есть ли положительные судебные решения? Есть! Налоговый консультант, магистр права Ефимов Е.В. такую практику добыл.

В апелляционном постановлении Ивановского областного суда от 09.03.2021 № 22К-346/21 указано, что «неоднократное возвращение следователю уголовного дела для производства дополнительного следствия по одним и тем же основаниям по существу является незаконным продлением срока предварительного следствия, свидетельствует о злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления, о нарушении норм о ведомственном контроле со стороны руководителей следственного органа над ходом производства по уголовному делу, нарушении права на судебную защиту и судебное разбирательство в разумный срок».

Апелляционное постановление Костромского областного суда от 20.10.2020 № 22-925/20 также согласилось с решением о возвращении дела прокурору, поскольку вместо продления срока следствия у руководителя Следственного департамента, производство по уголовному делу 0было незаконно приостановлено по мотиву невозможности участия представителя потерпевшего в ознакомлении с результатами следствия, и сразу возобновлено с незаконным установлением руководителем территориального следственного отдела еще 1 месяца для завершения предварительного следствия и направления дела в суд.

Суд установил, что «производство по делу было приостановлено – как бы по п. 3 ч.1 ст. 208 УПК РФ, с заделом на отмену этого незаконного постановления, возобновление следствия и предоставление следователю дополнительного месяца для выполнения заключительных процессуальных действий». «Отменяя незаконное постановление следователя, его непосредственный руководитель не имел права предоставлять по делу еще один месяц на завершение следствия, минуя процедуру продления его срока в вышестоящем следственном органе . , поэтому выполнение в течение этого месяца следственных и процессуальных действий, включая составление обвинительного заключения, как итогового процессуального документа по делу, не может быть признано законным».

Апелляционное постановление Магаданского областного суда от 20.05.2020 № 22-165/20 содержит такой вывод: «продление срока предварительного следствия по уголовному делу . после наступления . предельного срока следствия, установленного ч.5 ст. 162 УПК РФ, свидетельствует о незаконности его продления и злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления, а потому и о нарушении не только норм о ведомственном контроле со стороны руководителей следственных органов над ходом производства по уголовному делу, но и гарантированного статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации и пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на судебную защиту и судебное разбирательство в разумный срок». В данном случае дело неоднократно прекращалось и возобновлялось.

В апелляционном постановлении Орловского областного суда от 19.11.2019 № 22К-1583/19 рассмотрена ситуация, когда многократно (более 15 раз) в нарушение требований ч. 5 и ч. 6 ст. 162 УПК РФ продлевался срок предварительного следствия путем незаконного приостановления предварительного следствия по одним и тем же заведомо ложным основаниям с последующей отменой незаконных постановлений и, соответственно, незаконным продлением срока предварительного расследования каждый раз на один месяц, а также путем неоднократного продления срока предварительного расследования после возвращения уголовного дела на дополнительное расследование с последующим продлением срока предварительного расследования каждый раз на 1 месяц, а всего свыше 12 месяцев.

Суд пришел к выводу, что «вынесение незаконных и необоснованных решений о возвращении следователю уголовного дела при неоднократном его направлении для производства дополнительного следствия, неоднократном приостановлении или прекращении уголовного дела по одним и тем же основаниям, свидетельствует о незаконном продлении срока предварительного следствия, злоупотреблении применением специальных правил вместо общего порядка его продления, а потому и о нарушении не только норм о ведомственном контроле со стороны руководителей следственных органов над ходом производства по уголовному делу, но и гарантированного ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации и п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права на судебную защиту и судебное разбирательство в разумный срок».

Орловский областной суд оказался последователен и при новом рассмотрении дела 10.06.202 № 22К-696/20 вновь констатировал: «Вопреки решению суда апелляционной инстанции от 19 ноября 2019 г., без соблюдения порядка продления срока предварительного следствия, предусмотренного ч. 5 ст. 162 УПК РФ, вновь принимались решения о возобновлении предварительного следствия с установлением дополнительного срока при общем сроке предварительного следствия, существенно превышающем 12 месяцев» .

Из апелляционного постановления Верховного Суда Республики Крым от 12.11.2019 № 22-3181/19 следует вывод, что при неоднократном приостановлении и возобновлении следствия «основания для установления дополнительного срока следствия, как и само содержание постановления, являются идентичными вынесенному им же постановлению . , что свидетельствует о злоупотреблении данным должностным лицом правом на применение положений ч.6 ст.162 УПК РФ».

«Принимая во внимание то обстоятельство, что срок предварительного следствия превысил 3 месяца, а предусмотренный ч.6 ст.162 УПК РФ месячный срок предварительного следствия истек . , то его дальнейшее продление могло быть произведено, исходя из ведомственной принадлежности, лишь руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации,. , а также его заместителями в общем порядке».

«В нарушение требований ч.ч.5,6 ст.162 УПК РФ срок предварительного следствия по делу . при возобновлении производства по делу незаконно установлен руководителем следственного органа. , в связи с чем все следственные и процессуальные действия, проведенные в указанный период, а также полученные в результате этих действий доказательства, в силу ст.ст.73,75 УПК РФ, являются недопустимыми и ничтожными, в том числе предъявленное . обвинение и составленное по делу обвинительное заключение».

Другое дело, рассмотренное Верховным Судом Республики Крым, от 24.05.2018 № 4-У-326/18, в котором вынесено постановление об отказе в передаче кассационного представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. В данном случае дело прокурором неоднократно возвращалось следователю.

Еще одна ситуация была предметом рассмотрения Рязанского областного суда в апелляционном постановлении от 16.07.2018 № 22-К435/18. Следствие по данному делу неоднократно приостанавливалось на основании п.3 ч.1 ст.208 УПК РФ в связи с отсутствием реальной возможности участия подозреваемого в уголовном деле. Постановления следователей о приостановлении следствия отменялись руководителем следственного органа ввиду их незаконности, следствие по делу возобновлялось с установлением каждый раз срока следствия в 1 месяц.

«Согласно положению ч.6 ст.162 УПК РФ недозволительно произвольно и по надуманным основаниям многократно продлевать срок предварительного следствия и прямо предписывает по истечении месячного срока предварительного следствия, установленного руководителем следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, осуществлять дальнейшее продление срока предварительного следствия на общих основаниях в порядке, установленном ч.4, ч.5 и ч.7 ст.162 УПК РФ».

«Суд первой инстанции обоснованно признал действия руководителей следственного органа, в производстве которого находится данное уголовное дело, по установлению срока следствия каждый раз на 1 месяц при отмене незаконного постановления о приостановлении следствия, необходимо расценивать как злоупотребление своим правом, предусмотренным ч.6 ст.162 УПК РФ. Сроки следствия по уголовному делу фактически продлевались руководителями следственного органа, к компетенции которых это не относится».

«В материалах дела отсутствуют сведения об обоснованности вынесенных постановлений о приостановлении производства по делу, поскольку» обвиняемый «никуда не скрывался, находился все время следствия по месту своей регистрации, никуда не выезжал за пределы и , при этом в отношении него не проводились какие-либо процессуальные действия.

В связи с изложенным суд полагает, что имеет место необоснованное продление сроков предварительного расследования ненадлежащим лицом, что является недопустимым, и наличие вышеуказанных нарушений, повлекло незаконное предъявление обвинения, устранить которые в судебном заседании невозможно». (постановление Коптевского районного суда г. Москвы от 18.07.2013 № 1-188/13).

В апелляционном постановлении Ростовского областного суда от 23.12.2015 № 22К-6264/15 определяется, что «оценив представленные доказательства (в том числе постановления о приостановлении предварительного следствия по делу и постановления об отмене постановлений о приостановлении предварительного следствия по делу), суд первой инстанции установил, что предварительное следствие по уголовному делу . следователем . трижды приостанавливалось по мотиву неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого и дважды в связи с тяжелым заболеванием подозреваемого . при отсутствии у . какого-либо тяжелого заболевания, при этом из пояснений следователя . в заседании суда первой инстанции следует, что каких-либо оснований для приостановления предварительного следствия по делу у него не имелось, «просто надо было что-то указать в постановлениях» (л.д.106-107). С учетом указанных обстоятельств суд первой инстанции пришел к выводу, что решения руководителей следственных органов об отмене указанных постановлений о приостановления предварительного следствия в части установления срока дополнительного следствия по уголовному делу . каждый раз на 1 месяц, а всего до 5 месяцев не может быть признано соответствующим требованиям ч.6 ст. 162 УПК РФ. Суд апелляционной инстанции указанные выводы суда первой инстанции признает обоснованными. ».

Московский областной суд в апелляционном постановлении от 16.06.2015 № 22–3777/15 также сделан вывод, что «правильно обращено внимание на то, что органом предварительного следствия неоднократно приостанавливался срок следствия без достаточных к тому оснований и нарушались требования ст. 162 УПК РФ. В подтверждение данного вывода судом приведен подробный анализ движения настоящего уголовного дела и сделан обоснованный вывод о произвольном увеличении срока следствия и составлении обвинительного заключения за пределами процессуальных сроков».

Из апелляционного постановления Кемеровского областного суда от 18.07.2014 № 22-3162/14 видно, что предварительное следствие возобновлялось 14 раз и срок предварительного следствия по делу составляет более 13 месяцев, при этом «законом не предусмотрена необоснованная отмена постановлений о приостановлении предварительного следствия и возобновлении предварительного следствия вновь».

Приморский краевой суд в апелляционном постановлении от 26.06.2013 № 22-3518/13 при возвращении уголовного дела прокурору суд «пришёл к выводу о нарушении органами предварительного следствия требований уголовно-процессуального законодательства, ст. 162 ч. 5, ч. 6 УПК РФ, предусматривающей полномочия руководителя следственного органа по субъекту РФ, в части продления срока предварительного следствия, о составлении обвинительного заключения за пределами установленного уголовно- процессуальным законом срока предварительного следствия, что явилось препятствием к рассмотрению дела судом», т.к. «дважды устанавливался месячный срок для производства дополнительного следствия, за пределами предусмотренного ч. 5 ст. 162 УПК РФ, двенадцатимесячного срока, что выходит за рамки правомочий руководителя следственного органа по субъекту РФ, по продлению срока предварительного следствия». По постановлению суда «поскольку нормы, предусматривающие исключения из установленных законом общих правил не подлежат расширительному толкованию, а прямого указания на возможность неоднократного продления срока предварительного следствия в ч. 6 ст. 162 УПК РФ не содержится, её положения не могут рассматриваться, как позволяющие неоднократно продлевать срок предварительного следствия, если в результате общая его продолжительность будет более чем на один месяц превышать указанные в ч. 4, ч. 5 ст. 162 УПК РФ сроки».

Как видно из кассационного определения Владимирского областного суда от 04.04.2012 № 22-1209/12, дело с обвинительным заключением дважды возвращалось в следственные органы для производства дополнительного расследования и поступило в суд для рассмотрения по существу по истечении срока предварительного следствия. Суд первой инстанции дело вернул прокурору исходя из следующего.

Постановлением руководителя управления было отменено постановление заместителя руководителя о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование и установлении месячного срока следствия. В обоснование этого решения было положено то обстоятельство, что обвиняемый и его защитник не полностью ознакомились с материалами дела. Однако судебная коллегия согласилась с мнением суда о том, что данное основание является надуманным, поскольку это же основание было положено судом в другом постановлении ранее, которым уголовное дело возвращено прокурору, после того как истекли 13 месяцев предварительного следствия.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: