Способы защиты семейных прав судебная практика

Обновлено: 05.10.2022

В соответствии со статьей 8 Семейного КодексаРоссийской Федерации (далее – СК РФ) защитасемейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, ав случаях, предусмотренных семейным законодательством, государственнымиорганами, в том числе органами опеки и попечительства.

СК РФ относит к компетенции суда принятие решений понаиболее сложным вопросам в сфере семейных правоотношений, в том числе орасторжении брака; о признании брака недействительным; о разделе общегоимущества супругов; об установлении отцовства и факта признания отцовства; обусыновлении ребенка и об отмене усыновления; об осуществлении родительских правродителем, проживающим отдельно от ребенка; о защите родительских прав; олишении родителя родительских прав и о восстановлении родителей в родительскихправах; об ограничении родительских прав и об отмене ограничения родительскихправ; о взыскании и определении размера алиментов на детей.

Защита семейных прав в предусмотренных законом случаяхосуществляется также и государственными органами. Семейное законодательство обязываеторганы исполнительной власти принимать меры по защите прав и законных интересовдетей, оставшихся без родительского попечения. В необходимых случаяхпредставители органов внутренних дел участвуют в принудительном исполнениирешений, связанных с отобранием ребенка. Органы записи актов гражданскогосостояния по совместному заявлению супругов правомочны восстанавливать брак в случае явки супруга, объявленного умершимили признанного безвестно отсутствующим, и отмены соответствующих судебныхрешений; устанавливать отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, на основании совместного заявления отца и матери ребенка.

Прокурор также наделен полномочиями в сфере защиты семейныхправ, в том числе в предъявлении в суд ряда требований:

о признании брака недействительным;

о лишении родителейродительских прав и об ограничении родителей в родительских правах;

о признании недействительным соглашения об уплатеалиментов;

об отмене усыновления ребенка.

Прокурор обязан участвовать при рассмотрении судом дело лишении, восстановлении и ограничении родительских прав; об усыновленииребенка и об отмене усыновлениянезависимо от того, по чьей инициативе возбуждено дело судом, обжаловатьнезаконные решения суда, а также осуществлять надзор за законностью отобранияребенка у родителей органами опеки и попечительства и в других случаях.

Федеральным Законом «О Прокуратуре РоссийскойФедерации» прокурор наделен правом внесения представлений об устранениинарушений закона, протестов на незаконные нормативные правовые акты, возбуждения дел об административных правонарушениях, объявления предостереженийо недопустимости нарушений закона.

В соответствиисо статьей 121 СК РФ на органы опеки и попечительства возложена защита прав иинтересов детей, оставшихся без попечения родителей. Органы опеки ипопечительства выявляют детей, оставшихся без попечения родителей, ведут учеттаких детей и, исходя из конкретных обстоятельств утраты попечения родителей, избирают формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, а такжеосуществляют последующий контроль за условиями их содержания, воспитания иобразования.

Определенную работу по защите и восстановлению прав изаконных интересов несовершеннолетних наосновании Федерального Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности иправонарушений несовершеннолетних» проводят комиссии по деламнесовершеннолетних и защите их прав. В соответствии со статьей 70 СемейногоКодекса комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав наделены правомобращаться в суд с исковым заявлением о лишении родителей родительских прав.

Законом не исключается и самозащита гражданами своихсемейных прав путем совершения действий, пресекающих нарушения права. Такаяформа защиты семейных прав допустима вслучаях, когда субъект семейного правоотношения располагает возможностямиправомерного воздействия на нарушителя без помощи суда или государственныхорганов.

Защита семейных прав осуществляется и с помощью мер, предусмотренных нормами других отраслей права. Статья 30 Гражданского КодексаРоссийской Федерации предусматривает ограничение дееспособности гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами и ставящегосвою семью в тяжелое материальное положение.

Статьями 150 - 157 Уголовного Кодекса РоссийскойФедерации предусмотрена уголовная ответственность за вовлечениенесовершеннолетних в совершение преступлений, антиобщественных действий, зарозничную продажу несовершеннолетним алкогольной продукции, за торговлюнесовершеннолетними, за подмену ребенка, незаконное усыновление (удочерение), разглашениетайны усыновления (удочерения), за жестокое обращение с детьми, злостноеуклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей.

Статьями 6. 10 и 5. 35 Кодекса Российской Федерации обадминистративных правонарушениях предусмотрена ответственность за вовлечениенесовершеннолетнего в употребление пива и напитков, изготавливаемых на егооснове, спиртных напитков или одурманивающих веществ и за неисполнениеродителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностейпо содержанию и воспитанию детей.

Статьями 253 - 264 Трудового Кодекса РоссийскойФедерации предусмотрены особенностирегулирования труда женщин, лиц с семейными обязанностями, а также гарантии ильготы лицам, воспитывающим детей без матери.

Подборка наиболее важных документов по запросу Способы защиты семейных прав (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Способы защиты семейных прав

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 39 "Определение долей при разделе общего имущества супругов" СК РФ
(Р.Б. Касенов) Суд отказал в удовлетворении требований о разделе задолженности, признании за ответчиком обязанности погасить долг в размере, определенном пропорционально присужденной доле при разделе общего имущества супругов; об обращении взыскания на имущество, принадлежащее ответчику. Как указал суд, предметом предъявленного иска являются денежные средства, подлежащие взысканию с третьего лица - супруга ответчика. Право на предъявление иска на основании ст. 39 Семейного кодекса РФ, включая распределение общих супружеских долгов, принадлежит исключительно супругам, которыми в рассматриваемом случае являются ответчик и третье лицо. Истцы, не являясь субъектами семейных правоотношений, не могут быть признаны надлежащими истцами, поскольку в силу закона не наделены правом заявлять соответствующие требования, основанные на нормах семейного законодательства; данный способ защиты права, основанный на нормах Семейного кодекса РФ, является ненадлежащим, что является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 66 "Осуществление родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка" СК РФ "Таким образом, исходя из системного толкования вышеизложенных правовых норм и принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, судебная коллегия кассационной инстанции полагает обоснованным вывод судебных инстанций о том, что права на общение с ребенком, принадлежащее М. неотчуждаемо и способ защиты данного права установлен законодателем в статье 66 Семейного кодекса Российской Федерации."

Подборка наиболее важных документов по запросу Меры защиты и ответственности в семейном праве (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Меры защиты и ответственности в семейном праве

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 1 "Основные начала семейного законодательства" СК РФ "Совместное проживание с гражданкой Российской Федерации без регистрации брака, заключенного в органах записи актов гражданского состояния в соответствии со статьей 1 Семейного кодекса Российской Федерации, само по себе не создает оснований для признания применения предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации мер административной ответственности вмешательством в личную жизнь в контексте ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 5 "Временное пребывание иностранных граждан в Российской Федерации" Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации"
(Р.Б. Касенов) Суд отказал в удовлетворении требований иностранного гражданина об отмене судебного акта о привлечении иностранного гражданина к административной ответственности, предусмотренной ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ. Как указал суд, в нарушение п. п. 1, 2 ст. 5 ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в РФ" иностранный гражданин допустил нарушение режима пребывания (проживания) иностранных граждан в РФ. При этом суд отклонил доводы иностранного гражданина о том, что применение к нему такой меры административной ответственности, как административное выдворение за пределы РФ, является чрезмерно суровым и нарушает его право на уважение семейной жизни. Как указал суд, положения ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в их интерпретации Европейским Судом по правам человека не препятствуют государству в соответствии с нормами международного права и своими договорными обязательствами контролировать въезд иностранцев, а равно их пребывание на своей территории; в вопросах иммиграции ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод или любое другое ее положение не могут рассматриваться как возлагающие на государство общую обязанность уважать выбор супружескими парами страны совместного проживания и разрешать воссоединение членов семьи на своей территории.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Меры защиты и ответственности в семейном праве

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: О правовом значении и ценности некоторых философско-нравственных категорий в семейных отношениях
(Беспалов Ю.Ф.)
("Семейное и жилищное право", 2020, N 3) В статье исследуется вопрос о правовом значении и ценности философско-нравственных категорий в семейных отношениях. Проанализировав законодательство, судебную практику, автор определяет: 1) формы выражения философско-нравственных категорий в правовом аспекте: объекты семейных прав; права; юридические факты; элемент правового статуса; способ защиты прав и меру ответственности; принципы семейных отношений; 2) социально-правовую и нравственную ценность философско-нравственных понятий для создания, действия и укрепления семейных отношений: благополучие, в том числе правовое, семьи, ее членов, обеспечение продолжения жизни; 3) специфику их действия как единого целого, имеющего в одной ситуации ярко выраженный философско-нравственный аспект, а в другой - правовой аспект.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Семейное право в системе подготовки юристов
(Булаевский Б.А., Елисеева А.А.)
("Актуальные проблемы российского права", 2018, N 12) Методологически значимым следует признать обращение и к вопросам разграничения мер защиты и мер ответственности в семейном праве (проблеме, обнаруживаемой в равной мере и в иных сферах отечественного права). В данном случае акцент должен быть сделан на разнонаправленности векторов воздействия указанных мер (одни - на потерпевшего, а другие - на правонарушителя), на различиях в условиях их применения и последствиях, вызываемых ими. Кроме того, особого внимания заслуживает сфера семейных правонарушений, служащих "инструментом тонкой настройки" в вопросе допустимого вмешательства в дела семьи .

Нормативные акты: Меры защиты и ответственности в семейном праве

"Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.07.2011) Отменяя данное решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда в кассационном определении указала следующее. В соответствии со ст. 69 СК РФ родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов. Разрешая возникший спор, суд пришел к выводу о том, что ответчик алименты выплачивал хаотично, в небольших размерах, с целью избежать уголовной ответственности за злостное уклонение от их уплаты. Однако суд не принял во внимание то, что лишение родительских прав является крайней мерой семейно-правовой ответственности, которая применяется в ситуации, когда защитить права и интересы ребенка другим путем невозможно. Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду. Между тем из материалов дела усматривается, что истец и ответчик проживают раздельно непродолжительное время, задолженность по уплате алиментов на содержание сына у ответчика образовалась недавно и он принимает меры к ее погашению, в быту и на службе ответчик характеризуется положительно. Однако указанным обстоятельствам суд надлежащей правовой оценки не дал, перечислив доказательства наличия неприязненных отношений и судебных тяжб между бывшими супругами.

"Обзор практики межгосударственных органов по защите прав и основных свобод человека N 6 (2020)"
(подготовлен Верховным Судом РФ) Суд сначала рассмотрел вопрос о том, имеются ли в российской законодательной системе соответствующие правовые механизмы для защиты от домашнего насилия, и как они применяются на практике. В международных материалах по данной теме имеется общее понимание того, что необходимы всеобъемлющие правовые и иные меры для обеспечения жертвам домашнего насилия эффективной защиты и гарантий. Обязательство государства в делах, в которых речь идет об актах домашнего насилия, как правило, требует от внутригосударственных органов власти принятия позитивных мер в сфере защиты, относящихся к уголовному праву. Такие меры, в частности, включают криминализацию актов насилия в семье, обеспечивая эффективные, пропорциональные и "отговаривающие" санкции. Привлечение к ответственности виновных в актах домашнего насилия призвано обеспечить, чтобы такие действия не игнорировались компетентными органами, и предоставить эффективную защиту от них (пункт 78 постановления).

1. Защита семейных прав осуществляется судом по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, государственными органами, в том числе органами опеки и попечительства.

2. Защита семейных прав осуществляется способами, предусмотренными соответствующими статьями настоящего Кодекса, а также иными способами, предусмотренными законом.

Комментарий к ст. 8 СК РФ

1. О защите семейных прав речь идет в тех случаях, когда возникшее субъективное право участника семейных правоотношений было нарушено.

Защита семейных прав осуществляется по общему правилу в судебном порядке по правилам гражданского судопроизводства, а в случаях, прямо предусмотренных в СК, - в административном порядке (путем обращения в соответствующие государственные или муниципальные органы и прежде всего в органы опеки и попечительства). Так, в судебном порядке рассматриваются споры о взыскании алиментов, установлении отцовства и т.д. В то же время в компетенцию органов опеки и попечительства входит рассмотрение разногласий, возникших между родителями по поводу воспитания детей.

В ГПК РФ предусмотрено, что защита нарушенных или оспоренных прав происходит в порядке искового производства (например, взыскание алиментов на несовершеннолетних детей, если этот спор не затрагивает вопросов об установлении отцовства) или особого производства (установление усыновления) в суде общей юрисдикции.

За защитой нарушенных семейных прав можно обращаться в суд либо непосредственно, либо через органы опеки и попечительства или прокуратуры. Так, согласно ст. 10 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" за защитой своих прав дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а равно их законные представители, опекуны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор вправе обратиться в установленном порядке в соответствующие суды Российской Федерации.

В отдельных случаях допускается неюрисдикционная форма защиты семейных прав - самозащита. Так, любой из родителей может забрать своего ребенка от лиц, неправомерно удерживающих его.

Защита нарушенных или оспариваемых семейных прав происходит в суде в порядке искового производства (например, право на алименты). Защита же охраняемого законом интереса участника семейных правоотношений происходит в порядке особого производства (например, дела об установлении отцовства).

Определенными полномочиями в защите семейных прав обладает прокурор. Так, он может предъявлять в суд иски о признании брака недействительным (ст. 28 СК РФ), о признании недействительным соглашения об уплате алиментов (ст. 102 СК РФ). Кроме того, прокурор обязан участвовать в делах о лишении, восстановлении и ограничении родительских прав, об установлении усыновления и о его отмене, независимо от того, по чьей инициативе возбуждено дело судом, а также осуществлять надзор за законностью отобрания ребенка у родителей органами опеки и попечительства (ст. 77 СК РФ).

Защита семейных прав может осуществляться и другими государственными органами. Так, согласно п. 2 ст. 122 СК РФ (см. комментарий к нему) руководители образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей, в семидневный срок со дня, когда им стало известно, что ребенок может быть передан на воспитание в семью, обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства по месту нахождения данной организации.

В установленных случаях и пределах защита прав и законных интересов детей осуществляется консульскими учреждениями Российской Федерации (см. комментарий к п. 3 ст. 165 СК РФ).

Органы внутренних дел в необходимых случаях участвуют в принудительном исполнении решений, связанных с отобранием ребенка и передачей его другому лицу (лицам) (см. комментарий к ст. 79).

В определенной степени в защите семейных прав участвуют и органы записи актов гражданского состояния - вправе восстанавливать брак в случае явки супруга, объявленного умершим или безвестно отсутствующим; устанавливать отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, на основании их совместного заявления (см. комментарий к ст. ст. 26, 48).

2. В СК РФ в отличие от ГК РФ отсутствует конкретная статья, в которой перечислены все способы защиты нарушенных семейных прав (закрепленные в законодательстве материально-правовые меры принудительного характера). При этом в комментируемой статье содержится указание на то, что перечень способов защиты, предусмотренных СК, не является исчерпывающим. Об этом, в частности, свидетельствует фраза "иными способами, предусмотренными законом". Речь, в частности, идет о способах защиты нарушенных прав, предусмотренных Гражданским кодексом РФ.

В ГК они указаны в ст. 12 и включают:

1) признание права;

2) восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

3) признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности;

4) признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

5) самозащиту права;

6) присуждение к исполнению обязанности в натуре;

8) взыскание неустойки;

9) компенсацию морального вреда;

10) прекращение или изменение правоотношения;

11) неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

12) признание недействительным решения собрания;

13) иные способы, предусмотренные законом.

Большинство из указанных способов защиты применимы и к защите нарушенных семейных прав. Например, такие способы, как возмещение убытков и взыскание неустойки, принуждение к исполнению обязанности, применяются, как правило, при нарушении имущественных прав (уклонение от уплаты алиментов на ребенка - ст. 80 СК; образование задолженности по алиментам - п. 2 ст. 115 СК).

Наиболее характерным способом защиты личных неимущественных прав субъектов семейных правоотношений является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения, изменения или прекращения правоотношения (ограничение родительских прав - ст. 73 СК; отмена усыновления - ст. 140 СК).

А в п. 4 ст. 30 СК РФ говорится о таком способе защиты нарушенных прав, как компенсация морального вреда. Согласно указанному пункту при вынесении судом решения о признании брака недействительным добросовестный супруг вправе требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

Можно назвать и специфические способы защиты семейных прав, которых нет в ГК РФ: лишение родительских прав (ст. 70 СК), отмена усыновления (п. 1 ст. 141 СК) и др. Меры ответственности за нарушение семейных прав и неисполнение семейных обязанностей могут быть установлены в брачном договоре, в соглашении об уплате алиментов самими субъектами семейных правоотношений (чаще всего это возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация, морального вреда).

На практике дети сталкиваются с судебной системой в качестве потерпевших, истцов или участвуют в процессе при рассмотрении дел об определении их места жительства и о порядке общения родителей при раздельном проживании с ними. Однако другие участники процесса – родители часто не учитывают интересы ребенка, включают его в конфликт между собой и оказывают давление. При этом при рассмотрении семейного спора нарушаются права не только детей, но и родителей, в частности, отцов. Так, защита им требуется, при раздельном проживании с супругой и разрешении вопроса об определении местожительства детей. Эксперты в рамках Всероссийской научно-практической конференции "Ребенок и правосудие" при содействии Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации обсудили существующие проблемы правоприменительной практики и выступили с предложениями разработать положения по усовершенствованию законодательства и систематизации современных подходов к защите прав и интересов родителей и детей.

Причины нарушений прав и интересов ребенка

Уполномоченный по правам ребенка в Краснодарском крае Татьяна Ковалева привела статистику по обращениям к ней: их доля за 2018 год составила больше 11,5%, при этом среди запросов в 2016 году о получении квалифицированной юридической помощи, а также за решением жилищных вопросов семей с детьми 10,5% из них было по семейным спорам, а в 2017 году доля обращений уменьшилась – только 9,5% относились к взаимоотношениям родителей и детей. Среди обратившихся были не только жители Краснодарского края, но и иных субъектов РФ, в том числе граждане из других государств. Эксперт выделила основные причины нарушения прав ребенка:

  • злоупотребление родителей своими правами как на досудебном этапе, так и после вынесения решения суда (отказ в предоставлении встреч с ребенком одному из родителей);
  • правовая позиция специалистов органов опеки и попечительства, которая не всегда объективно отражает реальное положение дел (например, оценка только бытовых условий проживания семьи);
  • неправомерный отказ образовательных и медицинских организаций в предоставлении информации о ребенке отдельно проживающему родителю;
  • отсутствие единых подходов в составлении графика общения с ребенком, подготовленного в виде приложения к исковому заявлению об определении места жительства ребенка;
  • недостаточное межведомственное взаимодействие, направленное на неукоснительное исполнение судебных решений по спорам о воспитании детей;
  • неиспользование судебными приставами такой промежуточной меры, как временное помещение ребенка по определению суда в детскую организацию (п. 2 ст. 79 Семейного кодекса).

Предложения по устранению нарушений прав и интересов ребенка

Комплекс мероприятий по устранению нарушений прав и интересов ребенка и развитию дружественного к нему правосудия представила заместитель начальника отдела методического обеспечения судов общей юрисдикции Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебного департамента при ВС РФ Лариса Водопьянова. Она указала, что необходимо учитывать принцип специализации судей, рассматривающих уголовные или гражданские дела и материалы с участием несовершеннолетних. При этом опыт рассмотрения указанных дел судьями, специализирующимися по вынесению решений по данной категории дел, уже успешно применяется в Липецкой области. Со своей стороны судебный департамент при ВС РФ организовывает курсы повышения квалификации для судей. Помимо этого Лариса Водопьянова предложила ввести в уголовный и гражданский процесс такого участника, как помощник судьи с функциями социального работника, который будет обобщать судебную практику рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних, проводить примирительные процедуры между потерпевшим и подсудимым и составлять карты социального сопровождения правонарушителя как основы его реабилитационной программы. Помощник судьи с привлечением специалистов органов опеки и попечительства будет изучать ситуацию в семье, условия жизни, уровень его психического развития и иные особенности его личности, ближайшее окружение, и полученную информацию занесет в карту.

Лариса Водопьянова подчеркнула, что необходимо проводить психолого-педагогическое исследование по всем гражданским делам, связанным с воспитанием детей. Ее мнение дополнил заведующий лабораторией судебной психологии ФГБУ "НМИЦ ПН им. В.П. Сербского" Минздрава России, профессор, доктор психологических наук Фарит Сафуанов, указав на необходимость проведения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по спорам между родителями о воспитании детей. Свою позицию он обосновал тем, что серьезные психологические проблемы наблюдаются у 20-25% детей, переживших развод у родителей, а именно: невротические реакции, страхи и нарушения поведения. Если при расторжении брака или раздельном проживании родителей вопрос о месте проживания детей не разрешен между родителями, то решение принимает суд с учетом привязанностей ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, его возраста и других факторов (п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ). В связи с этим Фарит Сафуанов подчеркнул, что ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, соответственно, в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы можно выявить индивидуально-психологические особенности ребенка и уровень его психического развития. По мнению эксперта, данная экспертиза может быть назначена и в отношении родителей, что позволит выявить возможные психические расстройства каждого из родителей, и даже истинную цель предъявления иска. Ольга Токарева добавила, что заслушивание мнения ребенка в ходе судебного процесса, достигшего возраста 10 лет, не должно быть формальным и определяться не указанным возрастом (ст. 57 Семейного кодекса РФ), а его зрелостью, возможностью формулировать свои самостоятельные взгляды, независимые от влияния, например, одного из родителей или третьих лиц – бабушек или дедушек. Эксперт отметила, что необходимо создать соответствующие условия, средства и механизмы с привлечением специалистов для получения истинного мнения ребенка.

Проблема защиты отцовства как объекта прав в российском законодательстве

В Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, в том числе и на отраслевом уровне (ч. 2 ст. 7 Конституции РФ, п. 1 ст. 1 Семейного кодекса РФ). "Однако при реализации права на отцовство могут быть допущены нарушения, которые условно можно поделить на внутренние и внешние", – указала адвокат коллегии адвокатов г. Москвы "Комаев и партнеры" Ольга Токарева. Она отметила, что внешние нарушения – это притязания третьих лиц на воспитание ребенка, на общение с ним, на установление опеки над ребенком. А под внутренними понимаются нарушения отношений между родителями – установление и оспаривание отцовства, алиментные обязательства, определение места жительства ребенка и порядка общения с ним. Эксперт указала, что практический смысл такого деления состоит в том, чтобы использовать и запускать различные механизмы и средства защиты в зависимости от того, какое нарушение допущено сторонами.

Ольга Токарева отметила, что в России нет унифицированного понятия отцовства и единой доктрины, определяющей его. При этом законодательно закреплен принцип равенства супругов в семье, согласно которому вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей решаются супругами совместно (п. 2 ст. 31 Семейного кодекса РФ). Однако, по мнению эксперта, это не соотносится с принципом, закрепленным ч. 2 ст. 38 Конституции РФ, которая сохраняет равенство прав родителей, но не супругов. В связи с тем, что нет единого понимания института отцовства, законодатель использует этот термин при установлении происхождения ребенка (п. 3, 4 ст. 48, ст. 49, ст. 50 Семейного кодекса РФ). Ольга Токарева подчеркнула, что вопрос установления происхождения ребенка от лица мужского пола – одна из основных проблем защиты прав отца в детско-родительских отношениях. Одной из попыток урегулировать данный вопрос является принятие Постановления Пленума ВС РФ от 16 мая 2017 г. № 16 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей" (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 16). При этом эксперт отметила, что если мать ребенка оспаривает отцовство путем подачи искового заявления в суд, и в ходе процесса подтверждается, что лицо, записанное в свидетельстве о рождении, не является биологическим отцом, то исковые требования удовлетворят, и из указанного свидетельства будет исключена запись об отце (п. 29 Постановления Пленума ВС РФ № 16). Тем не менее, если мать ребенка подает иск об оспаривании отцовства лица, которое признано юридически отцом путем записи в свидетельстве о рождении и не является биологическим родителем, и при этом возражает против исключения его записи из указанного свидетельства, то в данном случае суд при вынесении решения будет руководствоваться наличием или отсутствием позиции биологического отца в гражданском процессе по отношению к исковым требованиям. Таким образом, при отсутствии биологического родителя суд может признать юридическим отцом лицо, не являющегося кровным родственником, исходя из интересов ребенка и его привязанности к родителю, сложившихся семейных связей. Однако если биологический родитель обратится с исковым заявлением в суд для признания его отцом, а лицо, которое записано таковым, не согласится с предъявляемыми требованиями, то возникнет конфликт между ними. Ольга Токарева указала, что эта ситуация не урегулирована в законодательстве, нет четкой презумпции, кому будет отдаваться предпочтение, более того, не определен статус лица, который не является биологическим отцом, но длительное время проживал с ребенком, воспитывал его, но заблуждался относительно родства с ребенком, однако у них сложились тесные семейные связи и привязанности.

Если обратиться к международной практике по этому же вопросу, то примечательным будет решение ЕСПЧ, согласно которому биологический отец ребенка обратился в суд для признания его таковым для получения доступа с ребенку и участия в его воспитании, несмотря на то, что юридическим отцом ребенка являлся другой мужчина (Постановление ЕСПЧ от 15 сентября 2011 г. Дело "Шнейдер против Германии" [Schneider v. Germany] (жалоба № 17080/07) (V секция)). Свою позицию он обосновал тем, что общался с матерью своего будущего ребенка на протяжении года, сопровождал ее на медицинских обследованиях до и в течение беременности и не отказывался от него, то есть своими действиями пытался создать семейные связи, однако, вопреки своей воле, был отстранен от этого. При этом супружеская пара признала отцовство биологического родителя, но возражала против его участия в жизни этого ребенка, ссылаясь на то, что это не в интересах их семьи. Национальные суды Германии поддержали супружескую пару и отказали в удовлетворении исковых требований, поскольку, по их оценке, не сформировалось ни семейных, ни иных связей. Однако ЕСПЧ не согласился с позицией национальных судов и указал им, что необходимо разбираться в причинах отсутствия сформировавшихся связей, ведь возможна ситуация, когда женщина скрывает от своего мужа наличие иной связи, от которой родился ребенок. ЕСПЧ в своем решении отметил, что при вынесении решений по такой категории дел национальным судам важно соблюсти баланс интересов ребенка и биологического родителя, поэтому необходимо выяснить причины, из-за которых он не был к нему допущен для развития социальных и семейных связей. Таким образом, анализ данного дела позволяет сделать вывод, что ни биологическая, ни юридическая связь между ребенком и отцом не имеет изначально определенного приоритета при установлении отцовства, это могут быть совершенно иные факторы (связи, которые сложились за определенный промежуток времени, забота о ребенке и т. д.). Ольга Токарева подчеркнула, что ни биологическая, ни юридическая связь не должна превалировать при реализации права быть отцом.

Помимо вопроса установления отцовства отцы также сталкиваются с проблемой определения места жительства ребенка и общения с ним. Ольга Токарева сообщила, что статистика таких дел в большинстве своем сводится к тому, что детей с малолетнего возраста оставляют с матерями. В основном суды руководствуются тем, что малолетний ребенок не должен быть разлучен со своей матерью (принцип 6 Декларации прав ребенка (провозглашена Резолюцией 1386 (ХIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., ст. 9 Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г.).

В октябре 2018 года ЕСПЧ вынес постановление по делу, в котором заявитель – отец пожаловался, что малолетний ребенок был оставлен с матерью, а не с ним, при равных финансовых и бытовых обстоятельствах (Постановление ЕСПЧ по делу "Петров и Х. Против России" (жалоба № 23608/16) от 23 октября 2018 года). Заявитель при обосновании своей позиции указал, что решение нижестоящими судами вынесено с нарушениями, а именно имела место дискриминация по половому признаку (ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.); далее – Конвенция по правам человека), и осуществлено вмешательство в частную семейную жизнь (ст. 8 Конвенции по правам человека). В свою очередь ЕСПЧ не нашел признаков дискриминации в адрес мужчины, тем не менее, указал на несоответствия в части нарушения права на уважение частной и семейной жизни. ЕСПЧ отметил, что национальные суды не подошли с тщательностью и объективностью к рассмотрению данной семейной ситуации, не исследовали взаимоотношения в данной семье посредством экспертных заключений, так как в деле имелось только заключение органов опеки и попечительства о бытовых условиях, отсутствовало экспертное заключение об отношениях между родителями и к ребенку и о психологической привязанности. То есть для суда было достаточно, что ребенок – малолетний, поэтому не в его интересах разлучаться с матерью. Руководитель филиала, адвокат коллегии адвокатов № 26 Кемеровской области – "Адвокаты Севастополя" филиал КА №26 КО Иван Емельянов в свою очередь добавил, что заключение органов опеки и попечительства в судебных спорах имеет весьма существенное значение, поскольку именно такое заключение, как правило, закладывается судом в основу принимаемого решения с формулировкой – "оснований не доверять органу опеки у суда не имеется, поскольку это заключение дано компетентным органом, не заинтересованном в исходе дела, преследующим соблюдение исключительно интересов ребенка". Потому все предложения, предписания и требования органа опеки и попечительства сторонам следует учитывать и исполнять.

***

Эксперты отметили, что создание препятствий родителями при осуществлении прав в вопросах воспитания детей является недопустимым, поэтому судам необходимо привести судебную практику в соответствие с принципом равенства прав родителей. Они также выступили с предложениями по разработке механизма и законодательного закрепления права на получение бесплатной квалифицированной психологической помощи несовершеннолетним и его родителями, и обязательное участие психолога по всем делам, связанным с защитой семейных прав. Не менее важным эксперты считают развитие процедуры медиации для учета мнения и интересов ребенка и сохранности целостности отношений между родителями и детьми. Специальная подготовка судей по делам в отношении несовершеннолетних и наличие системы специализированных вспомогательных служб, возможно, также поможет избежать нарушений прав и интересов ребенка.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: