Способы межличностных коммуникаций юристов выступление в суде

Обновлено: 16.08.2022

Выделение различных видов речевой коммуникации в юридической практике. Речевая коммуникация при разработке, издании и совершенствовании нормативно-правовых предписаний. Совокупность актов общения в судах общей юрисдикции. Тактичность и этика судьи.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 11.05.2016
Размер файла 17,6 K

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Классификация речевой коммуникации в юридической практике

Усманова Елена Фанильевна

Аннотация

В статье рассматриваются различные виды речевой коммуникации юриста. Проводится классификация речевой юридической коммуникации по различным основаниям, основным из которых являются виды юридической практики.

Ключевые слова: Речевая коммуникация юриста, судебная коммуникация, юридическая практика

Классификация речевой коммуникации юриста - это распределение речевой коммуникации по видам в соответствии с важнейшими признаками. Выделение различных видов речевой коммуникации в юридической практике возможно по нескольким основаниям. Основным критерием, по которому можно классифицировать речевую коммуникацию в юридической практике - это по виду юридической практики. Юридическая практика в зависимости от субъектов разграничивается на законодательную, судебную, следственную, адвокатскую, нотариальную и другие виды. Соответственно речевая коммуникация в зависимости от вида юридической практики может быть: законодательная (речевая коммуникация при разработке, издании и совершенствовании нормативно-правовых предписаний), судебная (речевая коммуникация при производстве дел в судах разных уровней), адвокатская (речевая коммуникация, используемая в работе адвоката), следственная (речевая коммуникация в деятельности следственных органов), нотариальная (речевая коммуникация в работе нотариусов).

Законодательная речевая коммуникация - это речевое общение при разработке, издании и совершенствовании нормативно-правовых предписаний. Для того чтобы право могло стать эффективным инструментом управления обществом, известные идеи и правила должны получит закрепление в законах и иных официальных источниках.

Гражданский процесс развивается в значительной степени в зависимости от речевой активности сторон: от умения правильно выразить свою позицию, от способности и желания отстаивать свои доводы и опровергать утверждения противоположной стороны. В гражданском судебном процессе участвуют суд, стороны, их адвокаты, свидетели, прокурор, эксперт. "Особенности судебной коммуникации в гражданском процессе обусловлены автономным методом гражданско-правового регулирования и принципом диспозитивности гражданского судопроизводства" [2, с.70]. Как известно, в порядке гражданского судопроизводства разрешаются споры, возникающие из гражданских, семейных и трудовых правоотношений. Предполагается относительная свобода в поведении сторон, их равное положение, способность самостоятельно выбирать тот или иной вариант поведения. Высказывание каждого предполагает ответ или вопрос других участников процесса, иначе говоря, с самого начала судебного процесса рождается диалог. Судебная коммуникация в гражданском процессе характеризуется зависимостью от автономного метода гражданско-правового регулирования, процессуальных принципов диспозитивности и состязательности, речевой субъективности сторон и относительной свободы их речевого поведения.

Судебная коммуникация в уголовном процессе отличается публичностью речевого общения, его зависимостью от авторитарного метода правового регулирования в сочетании с процессуальным принципом состязательности; последовательной передачей информации из одной стадии процесса в другую при условии смены профессиональных речевых субъектов, осуществляющих властную правоприменительную деятельность; эмоциональной напряженностью, вызванной желанием избежать ответственности за совершенное преступление - с одной стороны, жаждой возмездия - с другой; смешанным словоупотреблением, сочетающим элементы обыденной разговорной и профессиональной юридической речи.

Речевая коммуникация в арбитражном процессе может быть представлена как диалог, в котором обнаруживается стремление к согласованию позиций, к тому, чтобы урегулировать конфликт в процессе судебного разбирательства. Она по форме близка к переговорам, суд стремится помочь конфликтующим сторонам в сближении позиций, найти компромиссный вариант решения проблемы.

Следственная речевая коммуникация - это речевое общение при производстве следственных действий. Следственная работа представляет собой взаимоотношения следователя с участвующими в деле людьми. Речь - главный инструмент в профессиональной деятельности следователя. Такие коммуникативные умения и навыки, как умение задавать вопросы, умение внимательно слушать, навыки преодоления психологических барьеров в общении, навыки выравнивания эмоционального напряжения в беседе, умение воспринять то, что партнер был не в состоянии выразить, имеют большое значение для следователя. Умение четко и грамотно передавать свои мысли для сотрудников правоохранительных органов также важно, как и иметь конкретные знания, а способность слушать и слышать, не менее значима, чем умение говорить. речевой коммуникация юридический

Адвокатская речевая коммуникация имеет свои особенности. Адвокату необходимы знания не только в профессиональной области, но и развитые коммуникативные качества, так как вся деятельность адвоката осуществляется во взаимоотношениях с людьми. Согласно п. 2 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат должен воздерживаться от употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката, при составлении документов и высказываниях при осуществлении адвокатской деятельности; употребления в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражений, порочащих другого адвоката, а также критики правильности действий и консультаций другого адвоката, ранее оказывающего юридическую помощь этим лицам.

Нотариальная речевая коммуникация - это речевое общение при совершении нотариальных действий. Нотариус, выполняя свои профессиональные обязанности, вынужден советовать, разъяснять, задавать вопросы, отвечать на них, оказывать правовую помощь населению. Совершение нотариальных действий требует наличия у работников нотариальных контор развитых речевых коммуникативных навыков, так как труд нотариусов связан с постоянным общением с людьми.

Также можно выделить и другие виды речевой юридической коммуникации, применяя классификацию, предложенную Н.И. Формановской [4]:

1) по характеру связи общающихся (по степени коммуникативности): непосредственная, контакт "с глазу на глаз", с активной обратной связью (диалог, монолог, полилог) и опосредованная (выступление в средствах массовой информации, телефонный разговор);

2) по положению коммуникантов в пространстве и времени: контактная, при которой собеседники видят друг друга, могут опираться на ситуацию, использовать мимику, интонацию (допросы, переговоры) и дистантная, при которой люди разделены в пространстве и во времени (общение по телефону);

3) по установочной задаче (по характеру передаваемой информации): фактическая, основанная на установлении контакта, поддержании речевых отношений, на их регулировании, когда говорящий ставит целью показать свое эмоциональное состояние, получить сочувствие, информационная, при которой сообщаются факты, даются адресату новые знания, не рассчитывая на ответную реакцию и воздействующая, основанная на доверии к говорящему, его авторитете, при которой ставится задача убедить или переубедить собеседника;

4) по количеству участников: межличностная, в которой количественные отношения один - один осуществляются, как правило, в форме диалога, групповая, где отношения один - несколько, осуществляются в форме полилога и массовая, отношения один - много (печать, радио, телевидение);

5) с точки зрения соблюдения строгих правил поведения и употребления готового текста: свободная, подразумевающая неограниченный выбор речевых средств и стереотипная, характеризующаяся жестким соблюдением социально-коммуникативных правил (например, тексты присяг, поздравлений);

6) по постоянной/переменной коммуникативной роли говорящего и слушающего: монолог, когда речь длится достаточно продолжительно, не перебивается высказываниями других и требует предварительной подготовки, при которой она неоднократно проговаривается, перестраивается план, отбираются нужные слова и предложения, имеет большую композиционную сложность, требует завершенности мысли, строгой логики и последовательности (например, судебная речь) и диалог, при котором речь поддерживается взаимными репликами собеседников. Обычно диалогическая речь не полностью развернута, так как многое или следует из того, что было сказано раньше, или заранее известно говорящим, или очевидно из имеющейся ситуации. Поддержание разговорной речи, как правило, требует естественного ответа на побуждение собеседника или существует как реакция на происходящее вокруг.

Библиографический список

1. Губаева Т.В. Словесность в юриспруденции. - Казань: Каз. ун-т, 1995. - С. 220.

2. Баркалова О. Взаимосвязь устной и письменной речи в гражданском судебном процессе // Российская юстиция. - 2001. - № 7. - С. 70.

3. Усманова Е.Ф. Речевая коммуникация в юридической практике. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Саранск, 2005.

4. Формановская Н.И. Речевое общение: коммуникативно-прагматический подход. - М.: Русский язык, 2002.

Психологические уловки и командная работа: как юристы побеждают в суде

Как убеждать в апелляции и кассации

На специфике выступлений в апелляции остановился Павел Русецкий, партнер Rights Business Standard Rights Business Standard Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) Профайл компании × . Здесь главное — подготовить грамотную апелляционную жалобу, напомнил он. А в речи не нужно пересказывать свой иск или отзыв, предостерегает юрист. Важно акцентировать внимание на конкретных нарушениях.


Все обжалуют судебные акты первой инстанции, но не все делают это правильно. Зачастую именно ошибки юриста — причина отказа.

Выступление в апелляции должно быть кратким. Там у судей меньше времени, чем в первой инстанции, поэтому нужна сухая конкретика, объясняет юрист. Озвучивайте не все доводы, а только основные. Начинать нужно с самого сильного аргумента, например с безусловного основания для отмены.

Владимир Кочетов, партнер K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × , добавил, что в кассации обычно выступает только один человек и времени у него тоже очень мало.


Владимир Кочетов, партнер K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании ×

По его словам, наиболее «рабочие» безусловные основания:

  • несоблюдение правил об уведомлении, в основном иностранных лиц;
  • вынесение акта о правах и обязанностях того, кого не привлекли к делу, — такое нарушение может быть не только в резолютивной части. Здесь кассатору надо объяснить, как тот или иной вывод суда влияет на положение такого лица.

Самое частое основание для отмены — когда выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и доказательствам, отмечает Кочетов и советует внимательно анализировать решение.

Об успешном кейсе K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев K&P.Law | Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × в кассации рассказала его коллега Дина Шибзухова, руководитель практики по разрешению споров. Бюро доказывало, что оценка недвижимости от Росимущества неправильная, и просило назначить оценочную экспертизу. Две инстанции отказали им, а кассация велела пересмотреть стоимость с учетом того, что объекты так и не ввели в эксплуатацию.

Психология, команда и небольшие споры на потоке

Как завладеть вниманием судьи, рассказал Василий Малинин, руководитель направления «Коммерческие споры» фирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5 место По выручке Профайл компании × . Психологические уловки нужны не в каждом деле, считает он. Многие споры рассматриваются по шаблону, в них неуместно и даже вредно воздействовать таким образом на судью. Если у него налаженный алгоритм, психологические приемы могут раздражать. «Использовать уловки нужно в тех спорах, в которых есть эффект неопределенности. Сложный правовой вопрос, сложная фактура, обе стороны убедительны — и судья не знает, кого поддержать», — объясняет Малинин.

Он назвал несколько методов воздействия. Среди них — визуализация и парное выступление. Малинин советует визуально оформить самую главную идею правовой позиции и периодически обращать внимание судьи на нее. Например, карта с отметками о дорогах и времени, которое надо потратить на проезд по ним, помогли юристам фирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5 место По выручке Профайл компании × убедить суд, что сервитут устанавливать не нужно. Судья даже согласился выехать на место и осмотреть альтернативные маршруты. Парное выступление также помогает удержать внимание судьи, считает Малинин. Когда один представитель долго выступает, внимание рассеивается. Если его коллега периодически дополняет, судья каждый раз «включается» и снова начинает слушать.

Павел Ганин, партнер A.Т. Legal A.Т. Legal Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) × , поделился своими наработками по взаимодействию с клиентом после неудачи в первой инстанции. В таком случае доверитель может захотеть поменять консультантов. Важно объяснить ему, что решение первой инстанции зачастую не окончательное, в апелляции все может измениться. При этом литигатор должен быть готов к совместной работе с новыми юристами, считает спикер. Не нужно тягаться с ними, важно суметь работать вместе.


Нужно изначально строить доверительные отношения с клиентом и заранее предупреждать его о возможном негативном исходе.

Старший юрист Антикризисная группа «Пилот» Антикризисная группа «Пилот» Федеральный рейтинг. × Анна Малевич остановилась на том, как управлять проектом и командой. Во многих юрфирмах есть текучка, часто связанная с тем, что один юрист делает в проекте все: и правовую позицию пишет, и письма на почте отправляет. В итоге КПД низкий, люди выгорают и уходят, а это всегда угроза утечки конфиденциальной информации. Если над проектом работает команда, риски существенно снижаются, считает Малевич. «Никто не хочет быть пешкой в команде, особенно молодые юристы. Поэтому важно объяснять каждому, в чем его значимость», — подчеркнула она.

Иван Преображенский, руководитель юридического департамента Gett, рассказал, как его компания взыскивает незначительные долги с бизнес-клиентов. Небольшими в компании считаются долги от 50 000 до 800 000 руб. для юрлиц и до 400 000 руб. для ИП. Меньшие суммы взыскивать не всегда целесообразно. Верхний предел проходит так, чтобы спор попал в упрощенное производство по АПК. При правильном отборе контрагентов можно добиться высокого процента взыскания, уверен спикер. Он назвал две неочевидные причины просуживать такие суммы: желание дисциплинировать рынок и оптимизация внутренних дел компании — судебные процессы помогают отладить документооборот.

Роль экспертиз

Илья Жарский, управляющий партнер экспертной группы Veta, рассказал, как использовать экспертизы в судебном процессе. Лучше всего опровергать заключение специалиста от оппонента новым заключением специалиста, положительными рецензиями на него и отрицательной рецензией на заключение оппонента. В спорах, «где высока цена вопроса», Жаров рекомендует оспаривать заключение об оценке экспертизой саморегулируемой организации оценщиков и рецензией на заключение. Экспертиза СРО ценится больше, рецензии судьи иногда отказываются принимать как доказательство, объясняет спикер. Но рецензия пишется проще, для судьи она понятнее, поэтому эти документы лучше использовать в паре.

Тему продолжила Инна Иваникова, руководитель направления «Корпоративные споры» компании Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × . Прежде чем заявлять ходатайство об экспертизе, нужно сформулировать вопросы, отмечает она. Для этого потребуется помощь эксперта, чтобы не вышло так, что эксперт потом не сможет ответить на ваши вопросы, а суд — положить такое заключение в основу решения. Кандидатуру эксперта нужно проверять. Ведь другая сторона будет предлагать своих экспертов. Хорошие аргументы в пользу эксперта: большой стаж и рекомендательные письма от госорганов. Важно, чтобы в прошлом эксперта не привлекали к ответственности.

Как судиться за рубежом

«Я знаю очень мало юрисдикций, где судиться дешевле, чем в России», — заявил Андрей Панов, советник практики по разрешению споров Allen & Overy Allen & Overy Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Морское право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Санкционное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Финансовое/Банковское право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Международный арбитраж × . Зарубежный процесс в основном отличается способами доказывания, особенно в странах общего права, объяснил спикер. Там гораздо большую роль играют свидетельские показания и реально работает институт раскрытия доказательств. Именно поэтому многие дела со сложным набором фактов, которые нужно доказывать, переносят за границу, считает Панов.

Но далеко не все споры такие, поэтому нужно дважды подумать, прежде чем идти в иностранный суд, уверен он. Соглашаясь на рассмотрение дела за рубежом, вы покупаете кота в мешке, отмечает спикер. Например, в Англии нельзя оспаривать вопросы факта в апелляции, а иностранное право там — это вопрос факта. Если вам посчитали исковую давность по российскому праву, оспорить это в апелляции не получится.

Жанна Томашевская, управляющий партнер Tomashevskaya & Partners Tomashevskaya & Partners Федеральный рейтинг. группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международные судебные разбирательства группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) × , остановилась на финансовой составляющей в трансграничных спорах.


Трансграничные споры — это дорого, но по-разному. В Англии счет идет на миллионы фунтов, в США — на миллионы долларов, в офшорных юрисдикциях — на тысячи. В любом случае, без управления бюджетом можно «вылететь в трубу».

Томашевская советует сначала найти активы должника и оценить расходы на команду юристов. К такому спору нужно подходить, как к инвестпроекту, — понять, где лежат разумные границы инвестирования, объясняет эксперт. Эмоции клиента нужно переводить в деньги: готов ли он потратить $2 млн, чтобы «наказать» контрагента? Если денег не хватает, Томашевская предлагает подумать о других стратегиях. Например, можно добиться в иностранном суде заморозки активов. Для крупной компании это потеря денег и репутационные риски, поэтому она может согласиться на переговоры.


Если о судебной риторике написаны сотни книг и пособий, то термин «судебная коммуникация» в литературе почти не встречается, и не рассматривается…а зря. Коммуникация в самом широком смысла- это воздействие, доведение информации от субъекта- объекту, и если риторика рассматривает только устный способ доведения информации, то говоря о коммуникации, таких искусственных ограничений не устанавливается. Помимо речевого способа доведения информации до присяжных заседателей, есть масса других приемов и методов- менее глобальных, менее известных но от того не менее эффективных, если знать когда и как их следует применить.

Для уяснения сути судебной коммуникации и ее практического значения имеет смысл начать с рассмотрения форм в которых она может осуществляться. Нижеприведенная классификация форм судебной коммуникации некорректна с точки зрения академических требований к систематизации и классификации, однако наиболее полезна для скорейшего понимания ее сути и последующего применения в судебных процессах. Именно в расчёте на максимальную практическую ценность формы судебной коммуникации имеет смысл делить по типовым носителям информации, доступным для использования стороне защиты. Такой подход позволяет выделить следующие формы судебной коммуникации:

— Устная (речевая) коммуникация.

Каждый из способов донесения информации до присяжных заседателей имеет свои особенности и свои-же ограничения, позволяющие реализовывать самые разные стратегии коммуникации.

Устная коммуникация

Устная коммуникация- это безусловно основа судебной коммуникации, хотя бы из декларируемой устности судебного процесса. Передача информации с помощью устной речи применяется на всех стадиях судебного процесса. Допросы, оглашение документов, выступления в прениях, заявление ходатайств, возражений и отводов- все это делается устно (хоть иногда и дублируется с помощью письменных документов). Следует так же отметить, что устная коммуникация может происходить не только в результате непосредственного выступления участников процесса в зале суда перед присяжными, но и в результате ознакомления присяжных заседателей с аудио и видео материалами зафиксировавшими устную речь. Тема устной коммуникации столь велика и значима, что заслуживает отдельного разговора.

Текстовая коммуникация

Основным носителем информации при текстовой коммуникации, как это не сложно догадаться, является письменный текст. При это сам текст может находиться где угодно- в протоколе следственного действия, на вещественном доказательстве, в газетных публикациях или на сайте в Интернете. Текст должен восприниматься присяжными заседателями непосредственно, путем личного прочтения. В связи с этим такая форма судебной коммуникации в процессе встречается крайне редко.

В числе примеров можно сослаться на такой прием коммуникации с использованием текста- в ходе изучения «добровольно данных» признательных показаний одного из подсудимых, сам подсудимый, находившийся в специальной стеклянной выгородке прижал к стеклу лист бумаги на котором было написано что оглашаемое признание получено от подсудимого в результате пыток. В принципе- вполне приемлемая альтернатива выкрикам с места подсудимого позволяющая при определенных условиях довести до присяжных требуемую информацию не вступая в конфликт с председательствующим или во всяком случае максимально его оттянув по времени. Так же текстовая коммуникация приобретает первостепенное значение в аспекте информационного сопровождения дела, когда для коммуникации используются новостные или специально создаваемые в сети Интернет ресурсы, основная часть информации на которых именно текстовая. Так же об особенностях текстовой коммуникации следует помнить и при составлении на следствии тех или иных протоколов, изложении своих показаний в письменном виде и пр. Надо понимать, что печатное слово воспринимается несколько иначе чем слово устное. Иногда это облегчает а иногда затрудняет коммуникацию.

К счастью и в этом случае имеется достаточное количество материалов которые раскрывают особенности текстовой коммуникации и при определенной адаптации вполне могут быть применимы для судебной коммуникации.

Мимико-поведенческая коммуникация.

Мимика и жесты человека, в соответствующей литературе отнесены к невербальным способам коммуникации. Пожалуй, наиболее активным популяризатором этой темы стал Алан Пиз со своей книгой «Язык телодвижений». Конечно мимикой и жестами крайне затруднительно передать присяжным какую-то конкретную информацию, однако создать должный контекст подачи информации доводимой иными путями с помощью этой формы вполне возможно. Например нарочито гротескные, театральные жесты и мимика при доведении той или иной информации могут придать ей характер чего-то несерьезного, не достойного внимания, а порой и изменить ее смысл на прямо противоположный. Особую прелесть этой методике придает то, что мимика и жесты формально не запрещены, не фиксируются протоколом и соответственно не могут служить основанием для отмены судебных решений.

Однако за поведением и мимикой участников процесса присяжные могут следить не только в судебном заседании. Этот же канал коммуникации возникает и при просмотре видеозаписей проводившихся в ходе следствия, либо (все чаще и чаще в связи с распространением камер наружного наблюдения) видеозаписей зафиксировавших действия подсудимого на месте преступления либо рядом с ним. Сюда же можно отнести и действия участников процесса при имитации отдельных стадий преступления, в частности проверка показаний на месте, следственный эксперимент и т.д.

Так же следует отметить, что если свою речь участники процесса более-менее контролировать умеют, то мимика и поведение подчас становится весьма неприятным и неожиданным фактором. Так на одном из «скинхедских» процессов пришлось наблюдать как один из подсудимых не смог сдержать самодовольную улыбку когда обвинителем оглашалась судебно-медицинская экспертиза трупа- жертвы одного из нападений инкриминированного в том числе и этому самому подсудимому. Это улыбка была замечена присяжными и по видимому стала для них убедительнее тысячи доводов защиты. Этот подсудимый был признан виновным без снисхождения. Увы иногда неумение владеть собственной мимикой приходится наблюдать и среди профессиональных участников процесса.

Предметно-образная коммуникация

Для этого типа коммуникации используется демонстрация предметов, или их статических или динамических изображений- фотографий и видеозаписей. Сюда же можно отнести и демонстрацию вещественных доказательств в том числе и с передачей их на изучение в руки самим присяжным заседателям. Этот вид коммуникации в процессе употребляется сравнительно не часто, так же он как правило менее информативен чем текстовый или вербальный, однако и он может играть в процессе весьма существенную роль. Например при исследовании оружия изъятого у подсудимого, грамотный государственный обвинитель обязательно даст его в руки присяжным заседателям- эффект на людей это производит сильный. Классический пример такой коммуникации нашумевший процесс О.Джей Симпсона, когда одним из наиболее сильных аргументов защиты стала демонстрация присяжным попыток подсудимого надеть пару перчаток обнаруженных на месте преступления и принадлежавших убийце. Присяжным стало совершенно очевидно, что перчатки подсудимому были малы.

В эту же категорию логично отнести и казалось-бы посторонние предметы- одежда подсудимого и адвокатов например. Так, солидно одетый адвокат с одной стороны имеет основания рассчитывать, что присяжные будут воспринимать его с большим уважением, с другой- вполне возможно это станет для них «красной тряпкой» поскольку что уж греха таить- в числе присяжных весьма часто оказываются люди с весьма скромным достатком.

Синтетическая коммуникация

Перечисленные «чистые» формы судебной коммуникации в реальном процессе встречаются крайне редко. Куда чаще используется сочетание тех или иных форм подачи материала. Например выступление адвоката в прениях это в ряде случаев не только риторическая форма коммуникации, но и мимико-поведенческая. Просмотр видеозаписи следственного действия, например проверки показаний на месте происшествия вполне может совместить и риторическую, и мимико-поведенческую и предметно-образную коммуникацию и т.д.

Классическим примером синтетической коммуникации являются протоколы и видеозаписи проверок показаний на месте происшествия и следственных экспериментов, когда информация присяжным доводится и в текстовом и в образом виде. При этом оглашение содержания протоколов следственных действий – это так же синтетическая коммуникация совмещающая в себе особенности и текстовой и устной коммуникации. При этом оглашающий не может выйти за пределы оглашаемого текста, но волен по своему усмотрению выбирать громкость речи, интонацию а в конечном счете может подключить и мимико-поведенческую составляющую.

В качестве примера синтеза вербальной и предметно-образной коммуникации можно сослаться на дело Шорчева, в котором утверждалось, что с места происшествия подсудимый скрылся через подвальное окно шириной 25 см. В процессе дачи показаний, когда подсудимый дошел до утверждения о том, что через такое окно он протиснутся явно не мог, он вытащил из кармана заранее заготовленную (и укороченную ровно до 25 сантиметров) линейку и поднял ее на уровень головы, что бы стало понятно, что он не смог бы протиснутся через это окно. Следует так же отметить, что была использована линейка из прозрачного пластика, «скрадывающая» свои реальные размеры еще больше.

Подытоживая сказанное следует отметить, что понимание форм судебной коммуникации и навыки их применения на практике могут существенно упрочнить позиции защиты по делу. Понимание специфики и особенностей той или иной формы позволяет защитнику анализировать и прогнозировать возможный эффект от ее применения, при необходимости заменять или дополнять ее другими формами коммуникации или напротив воздерживаться от применения тех форм, которые в конкретном случае не будут давать положительного эффекта.

От Плевако до Резника: известные речи адвокатов в суде

Защитник закончил свое выступление и в зале заседаний раздались аплодисменты. Это похоже на сцену из фильма, но эффектные судебные монологи встречаются не только в кино. Адвокатам и в жизни удавалось поразить присяжных заседателей и добиться победы для своего подзащитного. Большая часть известных речей относится ко второй половине XIX века, когда в результате судебной реформы суды стали по-настоящему независимыми от полицейского следствия. Но нашлась и пара дел из современности.

Речь Федора Плевако по делу Лукашевича

Речи легендарного адвоката Федора Плевако, который практиковал в XIX веке, считают образцом судебного красноречия и ораторского искусства. Зачастую его судебные монологи краткие и непринужденные, будто они не были тщательно подготовлены заранее . Известный юрист Анатолий Кони говорил, что Плевако – «человек, у которого ораторское искусство переходило во вдохновение». Плевако руководствовался не только логикой, но и уделял внимание психологическим факторам. Он вызывал к подсудимым чувство сочувствия и так добивался к ним снисхождения.

Многие судебные выступления Плевако вошли в сборники и публиковались. В том числе и речь по делу Лукашевича. 25 октября 1878 года в имении своего отца Николай Лукашевич застрелил мачеху Фанни Лукашевич. Его обвинили в умышленном убийстве, а защитник (Федор Плевако) настаивал на переквалификации убийства как совершенного в припадке умоисступления. Дело в том, что после появления мачехи отношения в семье разладились, происходили постоянные скандалы. Свою речь Плевако начал с того, что умышленное убийство – это самое страшное зло.


«Фанни Владимировна, которая как-то особенно умела вызывать к себе ненависть людей, окружавших ее, нисколько не думала о примирении с пасынком. Напротив, она систематически, искусственно старалась волновать его и для этого придумала еще новый способ – судебный процесс. Она заявляет мировому судье, что пасынок оскорбил ее, ссылается на массу свидетелей».

На все это накладывается новость о смерти брата. Не только родственники, но и люди, которые знали семью, были уверены, что в его смерти виновата Фанни Лукашевич. Для подсудимого, по словам Плевако, было одно утешение – это имение отца, откуда мачеха съехала. При этом сказала мужу выплачивать ей определенную сумму на содержание. Адвокат объяснил, что в роковой день мачеха решила вернуться в имение, именно тогда, «когда возмущение в доме достигло самых крайних пределов».

В итоге Лукашевича признали виновным в убийстве, совершенном в припадке умоисступления. Присяжные вынесли оправдательный вердикт.

Речь Петра Александрова по делу Засулич

Революционерку и социалистку Веру Засулич обвинили в покушении на убийство Петербургского градоначальника генерала Трепова. 24 января 1878 года она пришла к Трепову на личный прием под видом заявительницы и выстрелила в него из пистолета. Преступление квалифицировали как умышленное, с заранее обдуманным намерением. По версии Засулич, ее возмутили беззаконные действия генерала Трепова, приказавшего высечь розгами политического подследственного Алексея Боголюбова, который содержался в доме предварительного заключения. Дело рассмотрел Петербургский окружной суд с участием присяжных заседателей 31 марта 1878 года. Защитником Засулич был адвокат Петр Александров. Александров говорил своим коллегам: «Передайте мне защиту Веры Засулич, я сделаю все возможное и невозможное для ее оправдания, я почти уверен в успехе».

«Передайте мне защиту Веры Засулич, я сделаю все возможное и невозможное для ее оправдания, я почти уверен в успехе».

В своем судебном выступлении адвокат провел связь между поркой Боголюбова 13 июля и выстрелами в Трепова 24 января. Он объяснил, что у подсудимой не было какого-то личного мотива, с градоначальником она была не знакома до покушения. И сразу она не собиралась совершать это преступление. Юрист рассказал о жизни и судьбе Засулич. В 17 лет она познакомилась со студентом Сергеем Нечаевым (как оказалось, государственным преступником). По его просьбе Засулич несколько раз передавала письма, ничего не зная об их содержании, а после получила обвинение в государственном преступлении и провела 2 года в заключении.

Засулич узнала о том, что случилось с Боголюбовым. Она ждала справедливости, что кто-то вступится за беспомощного каторжанина. Ее волновал и другой вопрос: кто вступится за судьбу других несчастных?


«Засулич создала и закрепила в душе своей навеки одну симпатию – беззаветную любовь ко всякому, кто, подобно ей, принужден влачить несчастную жизнь подозреваемого в политическом преступлении. «Когда я совершу преступление, – думала Засулич, – тогда замолкнувший вопрос о наказании Боголюбова восстанет. Мое преступление вызовет гласный процесс».

В первый раз является здесь женщина, для которой в преступлении не было личных интересов, личной мести, – женщина, которая со своим преступлением связала борьбу за идею во имя того, кто был ей только собратом по несчастью всей ее жизни. Она может выйти отсюда осужденной, но она не выйдет опозоренною, и остается только пожелать, чтобы не повторились причины, производящие подобные преступления», – сказал Александров.

Засулич отказалась от последнего слова. Прения были объявлены оконченными. За преступление ей грозила тюрьма, но присяжные в итоге признали ее невиновной.

Как только прозвучал вердикт, в зале началось столпотворение. Все аплодировали и кричали: «Браво!». А речь Александрова потом опубликовали во многих российских газетах и перевели на иностранные языки.

Речь Сергея Андреевского по делу Богачева

10 апреля 1892 года во дворе дома № 8 по Владимирской улице Петербурга студент А. Богачев нанес своей жене пять ударов ножом. Раны оказались легкими, злоумышленника задержали на месте преступления. Богачев признал себя виновным в покушении на убийство жены, но затем передумал: сказал, что нанес ранения жене в состоянии запальчивости и чрезмерной раздражительности. Защищавший Богачева адвокат Сергей Андреевский просил снисхождения для своего доверителя и уверял, что у тот не было умысла на совершение преступления.

В своих речах Андреевский всегда ставил на первый план личность подсудимого, его жизнь и условия, в которых он совершил преступление. Андреевский считал, что уголовные адвокаты должны учиться раскрывать человеческую душу, как это делают в художественной литературе. Кстати, до того, как стать адвокатом, Андреевский работал прокурором и ему даже предлагали выступать по делу Засулич с обвинением, потому что тот зарекомендовал себя как первоклассный судебный оратор. Но Андреевский отказался.

В своей речи по делу Богачева адвокат рассказал о тяжелой судьбе подзащитного. В детстве тот потерял родителей, всю жизнь жил небогато. К 20-ти ему удалось устроиться секретарем в газету «Новое время» и получать стабильный и хороший доход. Он решил жениться по любви, уверял адвокат. Но, по мнению Андреевского, у невесты были другие взгляды. Луиза Глеб-Кошанская не любила Богачева. Она была замечена в связи с другим и брак ей нужен был для того, чтобы считаться в обществе порядочной женщиной. Другая причина – деньги и связи супруга. Избранница Богачева с помощью своего супруга хотела добиться мечты стать актрисой. Проблемы в их семье начались сразу после свадьбы: сначала теща с еще одной дочерью поселилась у новобрачных, потом жена тайно поступила в драматическую школу и стала бесконечно тратить деньги мужа. Все скандалы заканчивались тем, что влюбленный Богачев уступал. Ему даже пришлось поругаться с редактором из-за критического отзыва, который «Новое время» опубликовало про его супругу. А после, забеременев, жена попыталась избавиться от ребенка. В итоге Богачев потерял работу, влез в долги, а супруга с матерью и сестрой съехали из квартиры, за которую он уже не мог платить. Адвокат уверял, что пережив это, его подзащитный уже не мог отвечать супруге «вечной любезностью и ангельской добротой».


«Разобрав это дело, мы можем поверить подсудимому, что он действовал в состоянии мгновенного потемнения рассудка, что ужасных слов – «надо убить ее» он себе не говорил. Это была какая-то бессмысленная кровавая потасовка после долгих подвигов удивительного терпения, великодушия и рабства, – одна из тех бессмысленных сцен, которые возможны только после напряженных семейных несогласий, поддерживаемых опытной интриганкой».

Андреевскому удалось добиться снисхождения для доверителя и доказать, что преступление не было умышленным, Богачева признали виновным в покушении на убийство жены в запальчивости и раздражении и приговорили к ссылке в Томскую губернию.

У Андреевского есть и другие известные судебные монологи. Стенографы приходили практически на все его дела, чтобы потом публиковать выступления в газетах. В 1891 Андреевский выпустил сборник своих судебных речей, а после этого молодые адвокаты начали цитировать части из его монологов в своих заседаниях.

Речь Владимира Спасовича по делу Кроненберга

После рассказа о жизни и семейных отношений подсудимого адвокат Владимир Спасович перешел к главному вопросу: имеют ли право родители наказывать своих детей? Он говорил, что из всего следствия ясно, что прутьями отец наказал свою только лишь однажды. А врачи, которые выступали на процессе, говорили, что «повреждения не имели особенного влияния на здоровье ребенка». Поэтому защитник наводил присяжных заседателей на мысль, что родители могут наказывать детей способами, которые не вредят их здоровью. Что его доверитель имел право воспитывать и наказывать свою дочь, если был недоволен ее поведением.


«Говорят: «За что же? Разве можно так строго взыскивать за несколько штук чернослива, сахара?» – Я полагаю, что от чернослива до сахара, от сахара до денег, от денег до банковских билетов путь прямой, открытая дорога».

В итоге коллегия присяжных заседателей оправдала Кроненберга. Общественность широко обсуждала это решение. Шли споры о законности оправдания отца, который избил дочь, и об институте адвокатуры, которая защитила виновного.

Для Спасовича это было дело по назначению, после которого он получил много критики. Не исключено, что он мог как-то от него отказаться, но не стал. Салтыков-Щедрин был очень недоволен адвокатом: «Всего естественнее было бы обратиться к господину Спасовичу с вопросом: если вы не одобряете ни пощечин ни розог, то зачем же ввязываться в такое дело, которое сплошь состоит из пощечин и розог?» Федор Достоевский одобрил оправдание Кроненберга, ведь это помогло сохранить семью, но порицал Спасовича за то, что он перечеркнул чувство сострадания к ребенку своими заявлениями: «Девочка, ребенок; ее мучили, истязали, и судьи хотят ее защищать, – и вот какое бы, уж, кажется, святое дело!».

Речь Михаила Барщевского в Конституционном суде

В октябре 2019-го Конституционный суд рассмотрел жалобы трех москвичек, пострадавших от репрессий. Женщины не могли много лет получить гарантированную законом компенсацию – бесплатные квартиры взамен тех, что у них отняли. Самыми эмоциональными и яркими были, разумеется, речи заявителей. Но внимания заслуживает и монолог представителя Правительства России в КС Михаила Барщевского. Он взял слово после представителя правительства Москвы, который выразил мнение, что постановка «детей ГУЛАГа» в общую очередь – это справедливое решение. Барщевский начал выступление с извинений, обращенных к заявителям, «от имени части, по крайней мере, москвичей за то, что услышали». Потом он рассказал историю своей семьи: дед был расстрелян, бабушка чудом осталась в живых, но была выслана, а отцу удалось вернуться в Москву лишь в середине 1950-х.


«Власть, государственная власть, сломала жизни. А сегодня кто-то находит юридические крючки, чтобы сказать: «Мы ни за что не отвечаем, мы здесь ни при чем». Мы с вами – вы, мои коллеги, и я – мы власть сегодняшняя. И если мы не отвечаем за действия власти предшествующей, то подумайте о том, что будет с нашими потомками».

В итоге КС обязал законодателей обеспечить жертв репрессий правом на жилье. Он признал противоречащими Конституции положения региональных законов и закона Москвы, которые не признают за детьми репрессированных право на улучшение жилищных условий.

Речь Генри Резника по делу Лебедева

Одну из знаковых в современное время судебных речей произнес адвокат Генри Резник в защиту коллеги Александра Лебедева. В середине декабря 2017 года Лебедева обвинили в том, что он предъявил суду в качестве доказательства заведомо подложную справку (она подтверждала, что его подзащитная не нарушала условия домашнего ареста). Следствие привело показания врача-педиатра, которая выписала эту справку. По ее словам, доверительница Лебедева попросила выдать документ «задним числом». Следствие решило, что адвокат обязан был знать об этом, а значит, он предъявил суду заведомо подложный документ.

Лебедев же свою вину не признал. Он заявил, что был уверен в подлинности бумаги. В отношении адвоката сначала возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 303 УК – фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком преступлении, а затем переквалифицировали на вмешательство в деятельность суда (ст. 294 ). Из-за истечения срока давности дело могли прекратить. Обвинение просило оштрафовать его на 200 000 руб. и освободить от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности.

Но Лебедев ходатайствовал о том, чтобы дело продолжали слушать. Его защита настаивала на полном оправдании. В суде Резник заявил, что адвокатская деятельность основана на доверии – при получении документов от доверителя адвокат считает их подлинными и не проверяет достоверность. Резник добавил, что защитник не должен превращаться в судью для своего доверителя и сомневаться в доказательствах, которые представил подзащитный. Поэтому у представителя нет другого выбора, кроме как просить приобщить в процесс документ, который просит приобщить заявитель.

Поддержать Лебедева пришли около 40 юристов и адвокатов, потому что профессиональное сообщество считает это дело «посягательством на природу профессии». Если Лебедева признают виновным, то и любое действие адвокатов в процессе можно будет истолковать как «воспрепятствование правосудию», предупредил Резник.


«Федеральная палата адвокатов воспринимает это несостоятельное уголовное преследование как атаку недругов адвокатуры на ее базовые основы. Убежден, эта атака на наш правозаступный институт захлебнется. Но хотелось бы пресечь ее здесь, в первой инстанции районного суда, наиболее приближенного к защите прав и свобод простых граждан – наших доверителей. Адвокат Лебедев, честно и добросовестно выполнявший свой профессиональный долг, подлежит оправданию. Такие одиозные дела не должны появляться на судейских столах».

В итоге в 2019 году Тверской районный суд оправдал адвоката Лебедева. Сам адвокат рассказал, что суд не увидел в его действиях воспрепятствования правосудию. Суд не принял во внимание и факт приобщения к делу подложной справки, потому что этот документ представила доверительница.

При создании подборки использовались материалы:

И.Я. Козаченко. Истина и закон. Судебные речи известных российских и зарубежных адвокатов. Книга 2.


Адвокат произносит речь для того, чтобы убедить суд в принятии того или иного решения, поэтому для того, чтобы выступать профессионально, необходимо понимать, каковы же ожидания судей.

Что и почему не воспринимается судьями во время судебных прений? Каковы причины неэффективности выступления адвоката? Каких выступлений ждут судьи?

Для того чтобы ответить на эти вопросы, было проведено анкетирование судей судов общей юрисдикции. Вот какие результаты это анкетирование дало.

Мудрый, слушавший блестящих русских ораторов, друживший со многими из них и ценивший их дар, А.П. Чехов совершенно справедливо утверждал, что «все лучшие государственные люди в эпоху процветания государств, лучшие философы, поэты, реформаторы были в то же время и лучшими ораторами.

«Цветами» красноречия был усыпан путь ко всякой карьере, и искусство говорить считалось обязательным" .

Еще более справедливо это высказывание по отношению к профессии адвоката. Анализируя речи Ф.Н. Плевако, Г.М. Резник очень образно написал: «Остроумие, находчивость, способность мгновенно отреагировать на реплику противника, ошеломить аудиторию каскадом неожиданных образов и сравнений, к месту проявленный сарказм… Безусловно, эти качества способствовали росту славы адвоката — на Руси всегда ценились красное словцо и сметливость». Да, ценилось тогда и ценится сейчас.
--------------------------------
Чехов А.П. Хорошая новость. М., 1958. С. 88.

С.Л. Ария, в своих воспоминаниях часто называя имена своих коллег-адвокатов, писал: «Мне приятно вспомнить их и звуки их имен. Все они — каждый по своему — были яркими личностями, общение с которыми украшало жизнь» .

Ярких людей много не бывает, но история адвокатуры демонстрирует, что именно в ее рядах были и есть удивительно яркие индивидуальности. Формируются они там такими или в эту профессию идут особо талантливые люди, я не знаю, но они там есть.
И действительно, общение с такими людьми не только обогащает, но и существенно украшает нашу профессиональную жизнь. И оставляя свои речи написанными, они еще обогащают жизнь многих и не в одном поколении. Не случайно наше представление о присяжной адвокатуре сформировано прежде всего от чтения прекрасного наследия — судебных речей знаменитых русских адвокатов.
--------------------------------
Ария С.Л. Мозаика. М., 2000. С. 145.


Интересно, что 75% судей сообщают, что интерес к речи чаще всего возникает заранее, если адвокат демонстрирует профессионализм и явное мастерство в процессе.
А непосредственно в прениях профессиональные судьи начинают слушать речь по нескольким причинам — если им интересно и если они доверяют оратору или если информация, представляемая оратором, им важна для принятия решения или нова.
Причем судьи отметили, что затрудняются назвать процент выступлений адвокатов, когда в представляемой информации есть что-то новое, так как это бывает крайне редко, но при этом если они не называют фамилию адвоката, то называют фамилию подзащитного. Это запоминается.

Что мешает судьям слушать речи? Привожу указанные ими причины по убыванию, причем первая сильно доминирует:

По содержанию:
1) знают на 100%, что скажут;
2) речь «ни о чем»:
2.1) бездоказательственная речь; 2.2) бессодержательная речь; 2.3) работа на публику;
3) позиция защиты представляется извращенно, не оцениваются и не опровергаются доказательства обвинения.

По форме:
1) речь затянута;
2) произносятся одни шаблоны;
3) излишне эмоциональна.

В настоящее время в психологической науке отмечается, что «понятие доверия, являясь достаточно сложным и многоплановым, до сих пор не введено в контекст общей системы психологического знания» . Этот феномен активно исследуется психологами. Доверие между людьми как компонент «психологической дистанции» активно исследуется А.Б. Купрейченко. Она разработала достаточно уникальную методику измерения доверия личности другим людям. Основой предлагаемой ею методики являются ведущие компоненты феномена доверия — это предсказуемость, надежность, единство.
--------------------------------
Зинченко В.П. Психология доверия // Вопросы философии. 1998. N 7. С. 83.

Как показало исследование, профессиональный суд слышит в основном только существенные моменты по вопросам, которые он разрешает в совещательной комнате. Позиция ему понятна: суд проверяет, есть ли у защиты бесспорные опровержения позиции обвинения или самостоятельные доказательства.
Судьи отметили еще, что доверие возникает к адвокату «обязательному», «грамотному» и «опытному», а к речи — «профессиональной», «индивидуальной», «красивой», «лаконичной».

На уровне более общих социальных отношений и структур психолог Л.А. Журавлева выделяет четыре основных фактора, обусловливающих формирование доверия.
Среди них я особенно хочу выделить «психологическое, личностное сходство, общность разделяемых социокультурных норм и ожиданий, правил и стандартов поведения». Это феномен социального родства, который позволяет наиболее эффективно достигнуть необходимого доверия.

К факторам, препятствующим или разрушающим доверие, она относит фактически противоположные, полярные качества:
1. Человек непорядочный не будет вызывать доверие.
2. Тот, кто необязателен, непоследователен, не умеет держать слово.
3. Ненадежность и предвзятость в отношениях с другими.
4. Нелояльность, неприветливость.
5. Закрытость, неумение представлять и делиться целями, задачами, принятыми решениями и информацией с другими.

Обладая одним из этих качеств и демонстрируя его, адвокат неуспешно вступит в профессиональную коммуникацию, что бесспорно помешает решить поставленную перед ним профессиональную задачу.
Однако доверие, как и восприятие, в деловых отношениях имеет последовательные фазы своего развития.

С момента делового знакомства отношения проходят три основные стадии.
1. Фаза расчета. На этом этапе слушающий сверяет свои предположения, ожидания с реальностью. У него есть практическая проблема, которую необходимо решить. Он соотносит все плюсы и минусы. Если этот этап пройден успешно, наступает вторая стадия.
2. Фаза информации. Здесь в первую очередь имеет значение опыт общения, ценность и понятность информации, ее практическая направленность.
3. Фаза тождества. На этом этапе цели по достижению желаемого результата уже общие. Адвокат и доверитель понимают друг друга. Доверитель уверен в советах и конкретных шагах своего адвоката. Адвокат уверен в искренности своего доверителя.

«Несмотря на то что фазы развития доверия последовательно связаны друг с другом, это не означает их автоматического перехода. Чаще всего доверие прерывается в самом начале. Разной может быть и тема перехода из одной фазы и другую. Она зависит от большого числа объективных и субъективных факторов» .
--------------------------------
Шихирев П.Н. Этические принципы ведения дел в России. М.: Финансы и статистика, 1999. С. 115.

Значение слова «доверие» имеет много очевидных синонимов, таких как вера, искренность, открытость, зависимость и т.д. Изучению доверительного общения в контексте межличностных отношений уделялось большое внимание. Исследователь этой проблемы Л.А. Журавлева разделяет точку зрения И. Олтмена и О. Тейлора о том, что важным элементом доверительных межличностных отношений является взаимное получение тех ожиданий, которые являются значимыми для каждого из партнеров . Чувства доверия и недоверия являются фундаментальными, они определяют дальнейшее развитие всех других видов отношений личности к миру, себе и другим людям .
--------------------------------
Журавлева Л.А. Связь общительности личности и доверия к людям: Дис.… к.п.н. М., 2004. С. 27.
Там же. С. 33.

Исследование и опыт работы показывают, что профессионализм, умение держать позицию, готовность к состязательности, последовательность, гибкость мышления, доброжелательность способны обеспечить успех профессиональной коммуникации.
Слушающий признает говорящего интересным, а главное — профессиональным, если он:
— компетентен в области передаваемой профессиональной информации;
— ясно, понятно, интересно, красиво и лаконично излагает свои мысли;
— проявляет понятные, прогнозируемые и позитивные намерения.
Доказано, что доверительность в общении возрастает, если:
— проявлять истинно теплое и доброжелательное намерение и отношение;
— демонстрировать свою компетентность в сфере обсуждаемого вопроса;
— уметь убедительно, доказательно излагать свои мысли .
--------------------------------
Буртовая Н.Б. Коммуникативная компетентность личности и социально-психологические факторы ее развития: Дис.… к.п.н. Томск, 2004. С. 54.

Многие теоретики задумывались над вопросом: что же особенно способствует успеху профессиональной коммуникации? И ответ был сложен и прост одновременно — профессионализм и личное обаяние.

Судьи почти единогласно считают, что речам современных адвокатов недостает таких качеств, как тактичность, сдержанность, четкое понимание своей роли и лаконичность. Но на первое место они ставят отсутствие индивидуальности.
Г.М. Резник в предисловии к речам Плевако воскликнул: «Их судебные речи воспринимались как чудо» . «Откуда явилось столько талантливых, знающих и честных людей?» Над этим вопросом продолжают думать историки, но ответа до сих пор нет. Но плеяда блестящих представителей адвокатуры не прервалась, эстафету не только приняли, но и достойно несли советские, а теперь и российские адвокаты.
--------------------------------
Резник Г.М. Предисловие «Рыцарь правосудия» / Избранные речи Ф.Н. Плевако. М., 2007. С. 2.
Джанишев Г.А. Эпоха великих реформ. СПб., 1907. С. 426.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: