Создает ли конституционный суд рф новые нормы права

Обновлено: 02.10.2022

Начальным, исходным звеном правового регулирования являются нормы права . Правовое регулирование предполагает реализацию норм права в правоотношениях. С.С. Алексеев пишет: ". при нормативном способе обеспечивается максимально экономичная, удобная и целесообразная система регулирования общественных отношений. Государственным органам уже не нужно каждый раз регулировать одни и те же случаи в индивидуальном порядке, а участникам общественных отношений обращаться за таким урегулированием. Конечно, там, где это необходимо, нормы права оставляют возможность (а нередко и предусматривают необходимость, обязанность) индивидуально-определенной регламентации. Но последняя осуществляется на основе юридических норм, она не касается типических, повторяющихся отношений и, следовательно, носит дополнительный характер" . С таким утверждением трудно не согласиться. Принимая ту или иную норму конституционного права, правотворческий орган вкладывает в нее определенный смысл, устанавливает ее место в системе законодательства, просчитывает возможности ее реализации. Вместе с тем нормы права регулируют типичные, повторяющиеся общественные отношения, имеют общий характер и не могут учесть "всех вариантов развития событий". Особенно это актуально в условиях многообразных и усложнившихся социальных связей. На практике выявляются пробелы в правовом регулировании, встает проблема понимания смысла нормы, ее применения к конкретным отношениям, возникает вопрос о действии нормы во времени и по кругу лиц, о ее соотношении с другими нормами.
--------------------------------
Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом обществе. М., 1966. С. 106.
Алексеев С.С. Указ. соч. С. 111.

В результате в правоприменительной практике зачастую нормы трансформируются, т.е. происходит изменение их существенных свойств по сравнению с изначально заложенными законодателем. Наибольшее воздействие на нормы конституционного права оказывает деятельность Конституционного Суда РФ. Выделим несколько аспектов воздействия органа конституционного контроля на нормы конституционного права.
В решениях Конституционного Суда РФ содержится прямое указание, установка на необходимость принятия тех или иных конституционно-правовых норм законодателем. Как правило, принятие таких решений связано с выявлением пробелов в конституционно-правовом регулировании и необходимостью их восполнения законодателем. Наиболее известным примером является решение, из которого следует, что внесение поправок в Конституцию РФ должно осуществляться специальным законом РФ о поправках к Конституции РФ . Следует отметить, что это дело часто приводится также как пример создания Конституционным Судом РФ новых норм права. В деле о толковании статей, касающихся досрочного прекращения полномочий Президента РФ по состоянию здоровья, Суд говорит о том, что должен быть создан юридический механизм прекращения полномочий Президента РФ по данному основанию. Другими словами, выявляет пробел, который должен быть устранен законодателем . В одном из своих постановлений Суд указывает, что передача депутатом своего голоса другому депутату должна быть урегулирована в Регламенте палаты, что и было впоследствии сделано - в Регламент внесена соответствующая норма .
--------------------------------
Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 12-П "По делу о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 45. Ст. 4408.
Постановление Конституционного Суда РФ от 11 июля 2000 г. N 12-П "По делу о толковании положений статей 91 и 92 (часть 2) Конституции Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий Президента Российской Федерации в случае стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия" // СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3118.
Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 1999 г. N 12-П "По делу о проверке конституционности Федерального закона от 15 апреля 1998 года "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" // СЗ РФ. 1999. N 30. Ст. 3989.

Вместе с тем далеко не всегда рекомендации Конституционного Суда РФ исполняются законодателем. Так, механизм прекращения полномочий Президента РФ по состоянию здоровья пока не закреплен нормативно, видимо, в силу того, что отпала его актуальность.
На практике также не раз возникали ситуации, когда сразу вслед за принятием новых норм конституционного права (внесение изменений и дополнений в законы, принятие новых законов) поступали обращения в Конституционный Суд РФ. Например, известные дела о запрете проводить референдум в период избирательной кампании; проводить референдум по вопросам, связанным с досрочным прекращением полномочий органов власти. В своих решениях по данным делам Конституционный Суд РФ, признавая спорные нормы соответствующими Конституции РФ, зачастую "оправдывает" действия законодателя.
В некоторых случаях под влиянием правовых позиций Конституционного Суда РФ вносятся изменения в законодательство, даже когда в них не содержится прямого на то указания. Так произошло с Федеральным конституционным законом "О референдуме Российской Федерации". В Постановлении от 21 марта 2007 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 6 и 15 Федерального конституционного закона "О референдуме Российской Федерации" в связи с жалобой граждан В.И. Лакеева, В.Г. Соловьева и В.Д. Уласа" Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что запрет вынесения на референдум вопросов о принятии и об изменении федерального бюджета обусловлен особой юридической природой закона о бюджете, поскольку его принятие - исключительная прерогатива Федерального Собрания РФ. Об особой значимости федерального бюджета, по мнению Конституционного Суда РФ, свидетельствует также возложение на Правительство РФ обязанностей обеспечивать исполнение федерального бюджета и представлять Государственной Думе отчет об исполнении федерального бюджета (что в отношении каких-либо других федеральных законов Конституцией РФ не предусмотрено), а на Счетную палату - обязанность осуществлять контроль за исполнением федерального бюджета. Основываясь на данной правовой позиции органа конституционного контроля, законодатель в 2008 г. внес изменение в Федеральный конституционный закон "О референдуме Российской Федерации", установив запрет на вынесение на общероссийский референдум вопросов, отнесенных Конституцией РФ, федеральными конституционными законами к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти (п. 10 ч. 5 ст. 6) . Таким образом, не всегда влияние Конституционного Суда РФ на нормы конституционного права имеет положительный эффект. Так, относительно последнего примера С.А. Авакьян считает, что такой канал проявления общественного мнения, как референдум, после внесения указанных изменений стал нереальным. Это объясняется тем, что референдум должен посвящаться крупному вопросу, а такие вопросы, как правило, отнесены к исключительному ведению какого-то из федеральных органов .
--------------------------------
Федеральный конституционный закон от 28 июня 2004 г. N 5-ФКЗ "О референдуме Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
Авакьян С.А. Свобода общественного мнения и конституционно-правовые гарантии ее осуществления // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 1. С. 12 - 21.

В ряде своих решений Конституционный Суд РФ фактически создает новые нормы при том, что не является правотворческим органом. Создание таких норм Конституционным Судом РФ происходит в процессе нормативного или казуального толкования. В данном случае правоприменитель, не имея конкретной нормы права, руководствуется лишь решением Конституционного Суда РФ. В качестве примера можно привести правовую позицию Конституционного Суда РФ относительно применения наказания в виде смертной казни. Протокол N 6 к ЕКПЧ РФ до сих пор не ратифицирован. Следовательно, его нельзя рассматривать в качестве нормативного закрепления отмены смертной казни. Вместе с тем смертная казнь в России не применяется. Какова же здесь нормативная база? В настоящее время имеется лишь Определение Конституционного Суда РФ, в котором указано следующее: "В результате столь продолжительного по времени действия моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права не быть подвергнутым смертной казни и происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер ("впредь до ее отмены") и допускаемой лишь в течение определенного переходного периода" .
--------------------------------
Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р "О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" // СПС "КонсультантПлюс".

Решения Конституционного Суда РФ значительно расширили перечень полномочий Президента РФ . Не закрепленное в законодательстве право на обращения в Конституционный Суд РФ органов местного самоуправления, юридических лиц, иностранных граждан и лиц без гражданства также следует исключительно из правовых позиций Суда, выраженных в ряде его решений.
--------------------------------
В результате появилось понятие "скрытые полномочия". Подробнее см.: Краснов М.А., Шаблинский И.Г. Российская система власти: треугольник с одним углом. М., 2008.

Возможность создания Конституционным Судом РФ новых норм права - это вопрос о пределах толкования. "Воззрения на Конституционный Суд Российской Федерации как на правотворческий орган, - пишет А.Г. Головин, - эволюционировали от концепции "негативного законодателя" (то есть органа, принимающего акты, которые отменяют нормы права, признаваемые утратившими силу ввиду их неконституционности) до концепции "позитивного", "второго законодателя" . В целом можно отметить, что в рамках так называемой неклассической теории толкования развивается идея: толкование - это творческий процесс конструирования смысла нормы, а не его отражение или познание . Так, А.И. Овчинников отмечает: "На самом деле в процессе толкования происходит не установление духа закона и не установление воли законодателя или воли закона. Процесс толкования правовых норм - конструирование буквы и духа закона, конструирование и воли законодателя, и воли закона. Можно сказать, что на самом деле в процессе толкования или понимания правовых норм происходит незаметное для толкователя конструирование смысла нормы - объективация воли толкователя. Не случайно еще римляне заметили невозможность существования лишь одного смысла закона и творческий характер толкования" .
--------------------------------
Головин А.Г. К дискуссии о правовой природе актов Конституционного Суда Российской Федерации // Материалы Международной научно-практической конференции "Государство и право: вызовы XXI века". Кутафинские чтения. М., 2009. С. 42.
Баринов Э.Э., Овчинников А.И. Толкование права в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации. Ростов н/Д, 2004. С. 26.
Баринов Э.Э., Овчинников А.И. Указ. соч. С. 43.

В решениях Конституционного Суда РФ устанавливается порядок действия норм (во времени, в пространстве и по кругу лиц). Наиболее известный пример установления действия нормы во времени - это дело по религиозному объединению Свидетелей Иеговы. Позиция Конституционного Суда РФ по этому делу представляется очень интересной . Из нее следует, что законодатель придал обратную силу конституционно-правовой норме. Это право законодателя. Однако Суд решил, что законодатель "не мог лишить определенную часть учрежденных и обладающих полной правоспособностью религиозных организаций возможности пользоваться уже принадлежавшими им правами на том лишь основании, что они не имеют подтверждения о пятнадцатилетнем сроке существования". Получается, что Конституционный Суд РФ определил, что может "решить" законодатель.
--------------------------------
Постановление Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 г. N 16-П "По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 года "О свободе совести и о религиозных объединениях" в связи с жалобами религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения "Христианская церковь Прославления" // СЗ РФ. 1999. N 51. Ст. 6363.

Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" сказано, что принцип, согласно которому закон, ухудшающий положение граждан и их объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод, обратной силы не имеет, - это правило, общее для всех отраслей права (выделено мной. - Н.Т.). Конституционный Суд РФ отмечает, что при этом Конституция РФ содержит и прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы, которые сформулированы в ее ст. 54 и 57. Положение ст. 57 Конституции РФ, ограничивающее возможность законодателя придавать закону обратную силу, является, по мнению Суда, одновременно и нормой, гарантирующей конституционное право на защиту от придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок введения таких законов в действие. Одновременно Конституция РФ не препятствует приданию обратной силы законам, если они улучшают положение налогоплательщиков. На наш взгляд, более соответствующим принципу гуманизма (основополагающему в Конституции РФ) является широкий подход, т.е. нормам права нельзя придавать обратную силу в случае, если они устанавливают юридическую ответственность, усиливают юридическую ответственность или иным образом ухудшают правовое положение граждан.
--------------------------------
СЗ РФ. 1996. N 45. Ст. 5202.

Известны решения Конституционного Суда РФ, в которых расширяется или сужается круг лиц, на которых распространяет действие конституционно-правовая норма .
--------------------------------
Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. N 6-П "О проверке конституционности положений ч. 2 ст. 31 Закона СССР от 24 июня 1981 г. "О правовом положении иностранных граждан в СССР" в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура" // СЗ РФ. 1998. N 9. Ст. 1142.

Конституционный Суд РФ в своих решениях устанавливает соотношение норм права между собой. Так, в Определении Конституционного Суда от 5 ноября 1999 г. N 182-О, принятом по запросу Арбитражного суда г. Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части 4 статьи 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", Конституционный Суд РФ подчеркивал, что в ст. 76 Конституции РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае - федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой .
--------------------------------
Постников А.Е. Актуальные направления развития избирательного законодательства // СПС "КонсультантПлюс". База "КомментарииЗаконодательства".

Таким образом, Конституционный Суд РФ оказывает двоякое воздействие на развитие норм конституционного права. Во-первых, влияет на законодателя, на процесс принятия новых конституционно-правовых норм. Во-вторых, влияет на понимание смысла и значения нормы правоприменителем. При этом норма не затрагивается текстуально; в нее не вносятся дополнения или изменения. Вместе с тем меняется ее смысл.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Статья 3. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации:

(в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1) по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (далее - Совет Федерации), Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (далее - Государственная Дума), одной пятой сенаторов Российской Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации;

(п. 1 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2) по ходатайству Президента Российской Федерации, любого из участвующих в споре органов разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;

(п. 2 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод проверяет конституционность федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, примененных в конкретном деле, если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты;

(п. 3 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3.1) по запросам судов проверяет конституционность федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, подлежащих применению соответствующим судом в конкретном деле;

(п. 3.1 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3.2) по запросам Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации разрешает вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации;

(п. 3.2 в ред. Федерального конституционного закона от 01.07.2021 N 2-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3.3) по запросам Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Генеральной прокуратуры Российской Федерации разрешает вопрос о возможности исполнения решения иностранного или международного (межгосударственного) суда, иностранного или международного третейского суда (арбитража), налагающего обязанности на Российскую Федерацию, в случае если это решение противоречит основам публичного правопорядка Российской Федерации;

(п. 3.3 введен Федеральным конституционным законом от 09.11.2020 N 5-ФКЗ; в ред. Федерального конституционного закона от 01.07.2021 N 2-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации;

(п. 4 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5) по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации или Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение полномочий в связи с истечением срока его пребывания в должности либо досрочно в случае его отставки или стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия, в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;

(п. 5 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5.1) по запросам Президента Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации проверяет конституционность вопроса, выносимого на референдум Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом, регулирующим проведение референдума Российской Федерации;

(п. 5.1 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5.2) по запросу Президента Российской Федерации проверяет конституционность проектов законов Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации, проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов, а также законов, принятых в порядке, предусмотренном частями 2 и 3 статьи 107 и частью 2 статьи 108 Конституции Российской Федерации, до их подписания Президентом Российской Федерации, законов субъекта Российской Федерации до их обнародования высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации);

(п. 5.2 введен Федеральным конституционным законом от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

6) утратил силу. - Федеральный конституционный закон от 09.11.2020 N 5-ФКЗ;

(см. текст в предыдущей редакции)

7) осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации и федеральными конституционными законами.

(п. 7 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Компетенция Конституционного Суда Российской Федерации, установленная настоящей статьей, может быть изменена не иначе как путем внесения изменений в настоящий Федеральный конституционный закон.

(часть вторая введена Федеральным конституционным законом от 15.12.2001 N 4-ФКЗ)

Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права.

Конституционный Суд Российской Федерации при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

По вопросам своей внутренней деятельности Конституционный Суд Российской Федерации принимает Регламент Конституционного Суда Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации вправе выступать с законодательной инициативой по вопросам своего ведения.

(часть шестая введена Федеральным конституционным законом от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

Об осуществлении полномочий и назначении новых судей Конституционного суда РФ в связи с вступлением в силу ст. 1 Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ см. ст. 3 указанного Закона.

1. Конституционный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом конституционного контроля в Российской Федерации, осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 11 судей, включая Председателя Конституционного Суда Российской Федерации и его заместителя .

2. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой сенаторов Российской Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации :

а) федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации ;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации ;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации ;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации .

3. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

4. Конституционный Суд Российской Федерации в порядке, установленном федеральным конституционным законом, проверяет :

а) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан - конституционность законов и иных нормативных актов, указанных в пунктах "а" и "б" части 2 настоящей статьи, примененных в конкретном деле, если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты ;

б) по запросам судов - конституционность законов и иных нормативных актов, указанных в пунктах "а" и "б" части 2 настоящей статьи, подлежащих применению в конкретном деле .

5. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации.

5.1. Конституционный Суд Российской Федерации:

а) по запросу Президента Российской Федерации проверяет конституционность проектов законов Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации, проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов, а также принятых в порядке, предусмотренном частями 2 и 3 статьи 107 и частью 2 статьи 108 Конституции Российской Федерации, законов до их подписания Президентом Российской Федерации;

б) в порядке, установленном федеральным конституционным законом, разрешает вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, а также о возможности исполнения решения иностранного или международного (межгосударственного) суда, иностранного или международного третейского суда (арбитража), налагающего обязанности на Российскую Федерацию, в случае если это решение противоречит основам публичного правопорядка Российской Федерации;

в) по запросу Президента Российской Федерации в порядке, установленном федеральным конституционным законом, проверяет конституционность законов субъекта Российской Федерации до их обнародования высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) .

6. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Акты или их отдельные положения, признанные конституционными в истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации, не подлежат применению в ином истолковании .

7. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации либо Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления .

8. Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет иные полномочия, установленные федеральным конституционным законом .

Акты Конституционного Суда РФ последнее время всё больше и больше ставят серьезные акценты в правоприменительной практике. Проверке подвергаются: законы субъектов, подзаконные акты федеральных органов власти, федеральные законы, кодексы и даже федеральные конституционные законы!

Высокий суд пересиливает презумпцию конституционности законов - признаёт их отдельные положения неконституционными, как следствие, многие нормы, на основании ч. 6 ст. 125 Конституции РФ, утрачивают юридическую силу.

Конституционный Суд - законодатель или правоприменитель?!

Уже без сомнений признаётся нормативная сила постановлений Коснтитуционного Суда, выражающаяся:

1) в негативном нормотворчестве

2) в позитивном нормотворчестве

Итак, 1 посылка: "Нормативен - значит источник права!" В этой связи, возникает вопрос каким из источников права является постановление КС. На этот счет в доктрине есть 4 мнения:

1. Нормативным правовым актом

2. Судебным прецедентом

3. Правовым обычаем

4. Особым самостоятельным источником права.

Каждая из позиций имеет серьёзное обоснование на урове кандидантских и докторских диссертаций по специальностям 02 (конституционное право) и по 01 (теория права).

Выбирая категорию источника права, к которой мы относим акты КС, зависит и решение вопроса об их юридической силе. Как правило, их место по критерию юридической силы соотносится лишь в системе нормативных правовых актов. Гадают, что выше Постановление КС или Конституция? или Закон о поправке? или ФКЗ? или ФЗ? или решение ЕСПЧ? .

Какой позиции придерживаетесь Вы?

Далее, рассмотрим 2 посылку. Известную мыслительную цепь юриста в разивите поставленных выше вопросов:

а) России есть принцип разделения властей (ст. 10 Конституции) > нормы права создает законодательная власть > значит КС нарушает этот принцип, когда придумывает правила поведения > судебная власть вторгается в сферу законодательной!

б) Абсурд! По такой логике и исполнительная власть вторгается в законодательную, но почему-то все юристы без проблем относят Постановления Правительства и приказы ведомств к НПА - источникам права - наряду с законами.
в) Оправдание. Подзаконные акты издаются только в силу закона: они являются вторичным делегированным правотворчеством. Ведь сам законодатель наделяет исполнительную власть такой функцией.

г) Double-абсурд, потому что подзаконные акты нередко регулируют сверх положенного, а значит как и суд выходят за пределы своей власти и нарушают принцип разделения властей.

д) Наоборот. Такая позиция есть обоснование судебного правотворчества. Ведь функция "негативного" и "позитивного" правотворчества установлена в Конституции (ст. 125) и в ФКЗ (ст. 6, ст. 79, ст. 106).

Обоснование. Принцип разделения властей не заключается в изолировании властей друг от друга; он обеспечивает их согласованность и взаимное сдерживание. Конституционно-судебный нормоконтроль - чем не сдерживание? Значит эта глубокая теория всё же не запрещает КС творить право.

В заключение, 3 посылка. Прецедент не источник российского права. Не источник? Тогда все судебные решения, где имеют место сылки не только на нормативные решения Конституционного Суда, но и на квазинормативные постановления Пленума Верховного Суда, являются неправосудными?! незаконными!? Вопрос.

Призываю к обсуждению, коллеги. А свой развернутый ответ на поставленные вопросы, ненашедшие пояснения здесь, несколько позже.

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Составление понятного договора

Составление понятного договора

Правовые стратегии переговоров

Правовые стратегии переговоров

Похожие материалы

Комментарии (3)

Владислав, Вы очень точно подметили правовые коллизии, являющиеся следствием антиконституционной деятельности представителей всех ветвей власти.
Я не могу однозначно утверждать, является ли эта деятельность следствием дремучего правосознания представителей власти, или злонамеренного умысла, полагаю, что имеет место быть и то и другое. Однако могу с уверенностью утверждать, что эта деятельность носит именно
антиконституционный характер. Для многих уже стало очевидным, что российская власть живёт не по Конституции, и даже не по антиконституционным законам, а по понятиям, по понятиям уголовного мира. Представители власти настолько уверовали в свою неподсудность, что пускаются во все тяжкие, дабы сохранить себя во власти.
Пойду по пунктам вашей статьи.
"Конституционный Суд - законодатель или правоприменитель?!"
Ответ: Конституционный Суд - и законодатель и правоприменитель и высший экспертный орган в области права.
Конституционный Суд является высшим законодательным органом в части полномочий, закреплённых в ч.5 и 6 ст. 125 Конституции, но этим и ограничиваются его законодательные функции. Причём полномочие, предусмотренное ч.6 ст.125 распространяется исключительно на правовые акты, принятые до принятия Конституции. Именно поэтому в часть 2 ст. 125 внесены Верховный Суд и Высший арбитражный Суд, как субъекты обращения в Конституционный суд с запросом о проверке на соответствие Толкованию Конституции правовых актов принятых и действовавших до принятия Конституции (ч. 2 Заключительных и переходных положений Конституции). Указанные правовые акты, подлежат предварительной проверки на соответствие Толкованию Конституции в порядке абстрактного нормоконтроля в Верховном Суде и Высшем арбитражном Суде, с последующим их направлением в Конституционны Суд для принятия окончательного решения.
Причём надо понимать, что Толкование Конституции - это не процесс, а правовой акт, который Конституционный Суд был обязан принять сразу после принятия Конституции, поскольку проверка правовых актов, упомянутых в ч.2 и 4 ст.125 и ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции, должна осуществляться не на соответствие Конституции, как это записано в действующем законе о Конституционном Суде, а на соответствие Толкованию Конституции, как это следует из предназначения этого правового акта. Более того, Толкование Конституции необходимо и законотворческому органу, дабы минимизировать огрехи в разрабатываемом правовом акте.
Необходимость принятия всеобъемлющего Толкования Конституции возникает потому, что Конституция содержит немало противоречий, если каждое её положение рассматривать в отрыве от других, взаимосвязанных с ним положений Конституции. Очевидно, что недопустимо проверять нормы права на соответствие правовому акту, содержащему противоречивые
положения. И именно Толкование Конституции призвано эти противоречия устранить.

Поскольку ч.1 ст.15 Конституции запрещает принимать законы и иные правовые акты противоречащие Конституции ( Толкованию Конституции), то все они должны проходить проверку в Конституционном Суде на соответствие Толкованию Конституции в полном объёме до их принятия, это касается и закона о Конституционном Суде.
Как Вам известно, действующим законом о Конституционном Суде установлен иной порядок проверки правовых актов на соответствие Конституции, именно Конституции, а не её толкованию.
Игнорирование судьями Конституционного Суда требований Конституции в части полномочий по принятию Толкования Конституции и проверки правовых актов на соответствие Толкованию Конституции, позволило законодательной и исполнительной ветвям власти принимать и вводить в действие антиконституционные законы и иные правовые акты.
Далее, о какой правотворческой деятельности судов общей юрисдикции может идти речь, если суды не наделены Конституцией таким полномочием. Укоренившаяся в сознании людей в судейских мантиях убеждённость в том, что норме закона можно давать официальное толкование, является одним из проявлений дремучего правосознания. И этой болезнью поражены судьи всех уровней судебной системы России.
Если ВС и ВАС напрямую, в своих постановлениях, принимают толкования нормам законов, то судьи иных судов дают толкования нормам законов в своих решениях, в формулировках примерно такого содержания; - доводы истца не могут быть приняты в качестве доказательств, поскольку основаны на ином толковании норм законов. Тем самым суд говорит, что истец не правильно понимает нормы законов, а вот он - суд понимает их правильно.
Причём суд, в своём решении, даже не удосуживается привести нормы законов , которые он имеет ввиду, тем самым уже нарушая процессуальный кодекс.
А чем, по сути, является официальное толкование норм законов и иных правовых актов, принимаемое судами? Да ничем иным, как присвоением полномочия законодателя, или должностного лица, принявшего правовой акт. А это является тягчайшим уголовно наказуемым деянием согласно ч.4 ст.3 Конституции. И нет ничего странного, что данная статья, прямо указанная в Конституции, отсутствует в УК РФ.
Что-же на самом деле имел ввиду разработчик Конституции, наделяя ВС и ВАС полномочием по даче разъяснений по вопросам судебной практик (ст.126 Конституции)? Исходя из изложенного выше, только одно - давать разъяснение о том, какой закон и какая норма закона должна быть применена в том, или ином конкретном деле и не более того.
К тому же, ч.2 ст.15 ст.18 Конституции устанавливают требования, которым должны соответствовать принимаемые законы и иные правовые акты. Главными из них являются требования, касающиеся определённости и доступности в понимании смысла норм законов и иных правовых актов, что означает:
1) запрещается вносить неопределённости в нормы законов и иных правовых актов;
2) нормы законов и иных правовых актов должны быть изложены таким образом, чтобы их смысл одинаково понимали все дееспособные люди.
При таких условиях отпадает всякая необходимость в толковании норм правовых актов.

У нас осталась последняя ветвь власти - исполнительная.
Что же говорит о ней Конституция в части правотворчества?
Ст. 90
1. Президент Российской Федерации издает указы и распоряжения.
Ст. 115
1. На основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение.

Таким образом на федеральном уровне в качестве источников права, исходящих от исполнительной власти, являются указы и распоряжения Президента Российской Федерации и постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации. А это означает, что правотворческая вакханалия структурных подразделений правительства противоречит Конституции. Структурные подразделения Правительства РФ не наделены полномочием от своего имени принимать и издавать правовые акты затрагивающие права и обязанности неопределённого круга лиц.
То же касается и судов общей юрисдикции и судебного департамента.
Этот же запрет относится и к Конституционному Суду, за исключением полномочия по принятию Толкования Конституции. По всем остальным полномочиям Конституционный суд принимает документы ненормативного характера в виде заключений в части полномочий предусмотренных ч.2, 4, 7 ст.125, ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции и решений в ч.3 ст.125 Конституции, адресованные конкретным органам власти - субъектам обращения в Конституционный Суд.

Таким образом, при соблюдении требований Конституции, на федеральном уровне источником права являются: Конституция, Толкование Конституции (ч.5 ст.125), федеральные конституционные законы, федеральные законы, нормы и правила международных договоров в части не противоречащие Конституции (ч.1 ст.15, ч.2 и 6 ст.125, ч.2 Заключительных и переходных положений Конституции), указы и распоряжения Президента РФ (ст.90), постановления и распоряжения Правительства РФ (ст.115).
При этом нужно помнить, что Конституция, в условиях когда она требует для себя толкования, становится источником права только в том случае, когда будет выявлено неверное толкование её положения, чего исключать нельзя.
Я затронул в комментарии только те моменты, связанные с Конституцией, которые вы затронули в своей статье.
А по большому счёту требуется восстановление конституционного строя России через приведение антиконституционного законодательства в соответствие с Толкованием Конституции, которое ещё нужно принять и конечно не нынешним составом Конституционного Суда.
Конечно было бы логичным разработать и принять новую Конституцию на всенародном референдуме, но не при нынешней преступной власти.


В 2021 году в Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде была внесена всего одна поправка, имеющая скорее техническое значение. Поменялся орган государственной власти, уполномоченный подавать запрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов, международных и иностранных судов и арбитражей: теперь это не Минюст, а Генпрокуратура. Минюст сможет давать заключения для Генпрокуратуры о невозможности исполнения таких решений.

Это следствие ведомственных изменений: Генпрокуратуре были переданы функции «по обеспечению представительства и защиты интересов Российской Федерации в межгосударственных органах, иностранных и международных (межгосударственных) судах, иностранных и международных третейских судах (арбитражах), включая Европейский Суд по правам человека».

Пока новый субъект не проявил себя в качестве заявителя. Напомню, что с подачи Минюста КС рассмотрел два дела и признал неисполнимыми решения Страсбургского суда о пассивном избирательном праве заключённых и о компенсации бывшим акционерам ЮКОСа.

Более существенным на этом фоне выглядит изменение Регламента КС. Спустя три с половиной года после закрепления возможности подавать заключения amicus curiae (инициативные научные заключения), воспринятого гражданским обществом с воодушевлением, упоминание о них оттуда исчезло[2]. КС сообщил о нескольких причинах такого шага:

  • отсутствие корреспондирующего регулирования в последней редакции Федерального конституционного закона о КС;
  • заключения содержали «ненаучную и порой переходящую в политическую плоскость аргументацию, что категорически неприемлемо для деятельности» Суда;
  • мнение представителей научного сообщества, согласно которому этот инструмент создаёт излишние возможности для лоббизма.

КС заверил, что впредь авторитетные академические исследования с важной для дела информацией, которая не была предоставлена сторонами, всё же не будут выброшены в корзину. Показательно, однако, что при рассмотрении 5 октября 2021 года дела о сносе построек в охранной зоне систем газоснабжения судьи единогласно отвергли ходатайство представителя заявителя о приобщении к материалам дела заключения amicus curiae с анализом практики Европейского Суда по правам человека. «Нет у нас сейчас “друзей суда”», – произнёс один из судей в ходе обсуждения ходатайства.

Количество обращений

А вот одновременное ужесточение правил допустимости жалоб, не исключено, поспособствовало дальнейшему снижению спроса. С конца 2020 года перед обращением в КС стало обязательным исчерпание всех других внутригосударственных средств судебной защиты. КС сослался на это основание недопустимости примерно в 240 отказных определениях 2021 года. Это довольно внушительно, особенно если учесть, что неисчерпанность средств защиты – основание для направления заявителю непубличного уведомления от Секретариата КС, по идее, лишь в исключительных случаях влекущее принятие судебного акта.

Для сравнения отметим, что в том же году по причине неподведомственности жалобы КС отказал в 183 случаях, а из-за отсутствия у лица права на обращение с жалобой – всего в 12-ти.

Интересно, изменится ли данный вектор после утраты россиянами возможности обращаться в ЕСПЧ в связи с исключением России из Совета Европы. Сенатор Андрей Клишас призывал граждан активнее обращаться за защитой своих прав в российские суды, в том числе в КС.

Количество решений

В 2021 году КС принял 55 постановлений и 9 определений с позитивным содержанием (т.е. с правовой позицией по сути поставленного в обращении вопроса), и ни одного определения о разъяснении постановлений. По числу постановлений год стал рекордным, а по общему количеству перечисленных решений (64) стал годом средней продуктивности.

По этому показателю 2021-й уступает даже 2020-му, когда было принято в общей сложности 67 подобных решений (50 постановлений, одно заключение, одно определение о разъяснении и 15 определений с позитивным содержанием), не говоря уже о середине 2000-х с максимальным показателем в 94 таких решения в 2006 году (10 постановлений, 81 определение с позитивным содержанием и три определения с позитивным содержанием по ходатайству о разъяснении).

Цифра в 55 постановлений выглядит солидно, но картина усложняется, если принять во внимание, что ряд дел КС рассмотрел повторно (такое происходило и раньше). В их числе:

  • дела, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением ранее вынесенных постановлений КС (например, о праве на индексацию присуждённых денежных сумм в порядке гражданского судопроизводства);
  • дела об оценке конституционности правовых норм, аналогичных тем, о которых КС уже высказывался (например, о том же самом праве на индексацию, но в рамках арбитражного процесса);
  • дела о проверке уже рассмотренных правовых норм, но в несколько других обстоятельствах (например, о квалификации некоторых действий как налогового мошенничества) и т.д.

В плане тематики постановлений на первом месте в 2021 году находится частное право, причём с большим отрывом (21 постановление). Публично-правовые вопросы, как правило, лидировавшие в прежние годы, сдвинулись на второе место (17). На третьем месте – уголовная юстиция (11), а на четвёртом – трудовое законодательство и социальная защита (6 постановлений). Пока рано говорить о том, что это новая тенденция: частноправовые вопросы уже опережали публично-правовые в 2018 году, а потом ситуация вернулась в обычное русло.

Назвать среди 55 дел знаковые, интересные широкой публике и исход которых важен не только для заявителя, трудно. Как часто бывает в последнее время, на повестке стояли рутинные юридические вопросы: оспаривание записей об отце ребёнка, обязанность избиркома извещать кандидата об ошибках в документах на регистрацию, законность увольнения по сокращению штатов руководителя профсоюза, обращение гражданина-банкрота в суд за взысканием задолженности по зарплате и т.д.

Отметим ещё один любопытный факт. Существует огромный разрыв между количеством федеральных и региональных нормативных правовых актов, ставших предметом проверки.

В 2021 году КС не рассмотрел ни одного дела о конституционности региональных актов, и это притом, что немногие существовавшие конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, компетентные проверять эти акты на предмет соответствия конституциям (уставам) субъекта, практически везде в 2021 году были упразднены.

Категории дел

У КС множество функций. Далеко не все из них востребованы на практике. Функции можно поделить на две крупные группы:

  1. нормоконтроль;
  2. всё остальное (толкование Конституции, разрешение споров о компетенции и т.д.).

Нормоконтроль, т.е. проверка конституционности положений законов, некоторых других нормативных правовых актов – это основное, для чего существует КС. Нормоконтроль бывает предварительным, осуществляемым до вступления закона в силу, и последующим – в отношении действующих законов. Последующий контроль либо абстрактный, когда заявителем выступает госорган и его запрос не связан с чьим-то делом в суде, либо конкретный – как раз в связи с применением спорной правовой нормы в судебном деле. Инициатива в таком случае может исходить от частного лица как участника судопроизводства или от суда, намеренного применить спорный закон.

За всё время существования КС львиную долю рассматриваемых им дел составлял конкретный нормоконтроль по инициативе граждан. В 2020 году у КС появились новые полномочия по предварительному контролю законопроектов и принятых, но не промульгированных законов, а также по оценке исполнимости решений международных и иностранных судов, арбитражей. Кто-то поспешил спрогнозировать, что это будет самым объёмным направлением в его работе[3]. Прошлый год показал, что это не так, во всяком случае пока.

КС ни разу не воспользовался новыми полномочиями в связи с отсутствием запросов. В практике КС никаких изменений не произошло: жалобы частных лиц продолжают превалировать в общей массе. Все 55 дел 2021 года были делами конкретного нормоконтроля, инициированные в 47 случаях гражданами, в шести – юридическими лицами, точнее, обществами с ограниченной ответственностью (в общей сложности 96,5%), и ещё в трёх – запросами судов[4].

Типы итоговых выводов в постановлениях КС

Эта характеристика демонстрирует стратегию взаимодействия КС с правотворческими и правоприменительными органами как адресатами его решений. Результатом разбирательства может быть:

  • истолкование спорных нормативных положений (выявление их конституционно-правового смысла), которое нацелено на изменение правоприменительной практики;
  • признание предмета нормоконтроля неконституционным, что обычно влечёт необходимость внесения в него поправок;
  • признание его соответствующим (не противоречащим) Конституции без дополнительного истолкования, означающее неизменность правовой ситуации;
  • расщепление нормативного положения, т.е. признание его отчасти соответствующим, отчасти – не соответствующим Конституции, что создаёт коридор возможного изменения спорного нормативного положения.

В 2021 году в практике КС наблюдается примерно то же самое, что и в предыдущие годы: 55 постановлений содержат в совокупности 59 резолюций[5], 33 из которых представляют собой истолкование предмета нормоконтроля (55,9%), 20 – признание его неконституционным (33,8%), пять – расщепление (8,5%), и, наконец, одно – признание его полностью конституционным.

Таким образом, КС по-прежнему охотнее стремится влиять на практику интерпретации правовых норм, чем на их текстуальное содержание, а случаи полного подтверждения конституционности правовой нормы единичны.

Устный и письменный процесс

Федеральный конституционный закон о КС с 2011 года знает два формата конституционного судопроизводства: устный процесс, когда проводится заседание с участием заявителя и оппонирующей стороны и за которым можно наблюдать как зритель, хотя бы и виртуально, и письменный процесс (рассмотрение дела без слушания), проходящий за закрытыми для всех, кроме судей КС, дверями. То, какой формат превалирует, способно показать степень открытости КС и в какой-то части – новизну рассматриваемого вопроса или отсутствие новизны: если вопрос может быть разрешён на основании содержащихся в ранее принятых постановлениях КС правовых позиций, то дело будет рассматриваться без слушания.

В последние годы КС отчётливо предпочитает письменный процесс устному, и 2021-й – не исключение. 50 постановлений из 55 (91%) вынесено в результате закрытой от посторонних глаз письменной процедуры. Это чуть больше, чем в 2020-м (94,2% случаев письменного разбирательства), но не стоит забывать, что 2020-й был годом строгих ковидных ограничений, что наверняка повлияло и на формат рассмотрения дел.

Кадры

С 1 декабря 2021 года в КС осталось одиннадцать судей, как и было предусмотрено конституционной реформой. Это значит, что вступили в силу положения Федерального конституционного закона о КС, согласно которым президент должен заполнить вакантную должность в КС, если судей станет меньше восьми. Кворум судей на заседании снизился до шести. В конце марта 2022 года в отставку по возрасту ушёл ещё один судья, и их осталось 10.

Состав КС перестал пополняться в 2015 году: тогда в отставку ушёл 19-й судья, место которого так и осталось незанятым. Это и положило начало поступательному сокращению числа судей. Поскольку тренд на консервацию судейского корпуса с тех пор не поменялся, оправданно предположить, что именно консервация, а не само изменение числа судей в меньшую сторону и есть главное следствие никем официально не прокомментированного изменения положения статьи 125 Конституции об общем числе судей.

Это вписывается в контекст более общего тренда на законодательную пролонгацию пребывания у власти тех, кто в неё попал – процесса, идущего у нас с 2000-х годов.

Сейчас трудно прогнозировать, состоится ли донабор в КС в первой половине 2025 года, когда уйдёт на пенсию очередной судья, или же нас ждут новые законодательные новации, например, снятие возрастных границ для всех судей или что-то ещё. Пока именно последний вариант видится наиболее вероятным, хотя не исключено и нечто другое, в диапазоне от бездействия Президента (тогда судья Красавчикова будет продолжать исполнять свои обязанности неопределённо долго) до упразднения КС.

Резюмируем изложенное

Реформирование КС в 2020 году подавалось как существенное, однако оно не сказалось на деятельности КС принципиальным образом. Господствующие тренды – уменьшение количества обращений, увеличение количества постановлений при относительно стабильном числе наиболее важных решений, преобладание в практике истолкований проверяемых нормативных положений и замещение устного производства письменным – имеют гораздо более давнюю историю.

Сюда же относится консервация состава КС. Новые полномочия КС ещё не использовались. Собственно новым стал, пожалуй, только отказ от института amicus curiae, что некоторым образом перекликается с отменой публичных особых мнений судей и свидетельствует о возрастании дистанции между этим органом и обществом.

[1] Кряжкова О. Итоги работы КС в 2018 г.: три тенденции; «Российский Конституционный Суд в 2019 году: шаг вперёд, два шага назад?»; вебинар «Итоги работы российского Конституционного Суда в 2020 году: от конституционной реформы до пандемии».

[2] Решение КС от 28 января 2021 года «О внесении изменений в Регламент Конституционного Суда Российской Федерации». Факт ликвидации института инициативных научных заключений упоминался при подведении итогов работы КС в 2020 году, но без подробностей.

[3] См., например: Винокуров В.А. Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации: правовые пробелы и новые задачи // Конституционное и муниципальное право. 2020. № 6. С. 24-29. Цит. По тексту, размещённому в СПС «КонсультантПлюс».

[4] В одном деле соединена жалоба гражданина и запрос суда, поэтому в сумме получается 56, а не 55.

[5] Несовпадение объясняется тем, что постановления № 9-П, 24-П, 29-П и 41-П касаются двух предметов нормоконтроля каждое и содержат по две разные резолюции.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: