Сорокопятов обратился в суд с заявлением о признании недействительной утраченной ценной

Обновлено: 24.09.2022

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.

при участии прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Ореховой В.С. к Кондратьевой Л.С., Родину В.А. о признании договоров дарения, купли-продажи недействительными, истребовании имущества из чужого незаконного владения, признании права собственности

по кассационной жалобе представителя Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., на решение Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 25 сентября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власову Т.А., полагавшую, что жалобу следует удовлетворить, объяснения Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., и ее представителя Рассохина А.А., поддержавших доводы жалобы,

Орехова В.С. обратилась в суд с иском к Кондратьевой Л.С., Родину В.А. о признании недействительными договора дарения квартиры, расположенной по адресу: <. >, заключенного 17 марта 2014 г. между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С., и договора купли-продажи указанной квартиры, заключенного 6 мая 2014 г. между Кондратьевой Л.С. и Родиным В.А., об истребовании указанной квартиры из чужого незаконного владения Родина В.А., о признании за Ореховой В.С. права собственности на квартиру.

В обоснование заявленных требований истец указала, что названное жилое помещение принадлежало ей на праве собственности.

С 2011 года Орехова В.С. неоднократно находилась на лечении с заболеваниями, связанными с нарушением мозгового кровообращения и в момент подписания договора дарения квартиры своей сестре Кондратьевой Л.С. в связи с наличием психического заболевания, обусловленного преклонным возрастом и цереброваскулярной болезнью, не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Воля на отчуждение квартиры у Ореховой В.С. отсутствовала, так как психическое заболевание не позволяло ей правильно формулировать правовые цели.

Ссылаясь на положения пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, истица полагала, что договор дарения квартиры от 17 марта 2014 г. является недействительной сделкой.

На основании пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации просила признать недействительным и договор купли-продажи квартиры от 6 мая 2014 г. в связи с отсутствием у продавца Кондратьевой Л.С. права отчуждать жилое помещение.

Просила также применить положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, истребовать квартиру из чужого незаконного владения настоящего собственника Родина В.А., признать за ней право собственности на жилое помещение.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 25 сентября 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено в части, признан недействительным договор дарения квартиры по адресу: <. >, заключенный между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С. 17 марта 2014 г. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель Сугоняко Л.А., действующей в интересах недееспособной Ореховой В.С., просит отменить решение суда первой инстанции полностью, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 апреля 2016 г. в части отказа в удовлетворении требований о признании договора купли-продажи недействительным, истребовании квартиры из чужого незаконного владения, признании права собственности на квартиру.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 19 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 167, 177, 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о том, что Родин В.А., покупатель по договору купли-продажи жилого помещения от 6 мая 2014 г., является добросовестным приобретателем, поскольку приобретал квартиру, подаренную Кондратьевой Л.С. сестрой Ореховой В.С., которая высказывала намерения продать квартиру и проживать вместе с сестрой в городе Бресте.

Кроме того, суд указал, что при приобретении квартиры Родин В.А., не имея специальных познаний в области психиатрии, не мог предположить, что при оформлении договора дарения в пользу своей сестры Кондратьевой Л.С., с которой даритель намерена была постоянно проживать, Орехова В.С. не понимала значения своих действий и не могла руководить ими.

Отменяя решение суда в части, суд апелляционной инстанции, принимая во внимание заключение судебно-психиатрической экспертизы, исходил из того, что на момент заключения договора дарения 17 марта 2014 г. Орехова В.С. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, а потому, применив положения части 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации, признал недействительным договор дарения, заключенный 17 марта 2014 г. между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С.

Вместе с тем, оставляя без изменения решение суда первой инстанции в остальной части, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что признание недействительным договора дарения не является основанием для удовлетворения иска Ореховой В.С. об истребовании имущества у добросовестного приобретателя спорной квартиры Родина А.В., поскольку в ходе рассмотрения дела не установлено наличие совокупности условий, предусмотренных пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что обстоятельства выбытия квартиры из владения Ореховой В.С. помимо ее воли в ходе судебного разбирательства подтверждения не нашли, поскольку сделка совершена с выражением Ореховой В.С. соответствующего этой сделке волеизъявления, но с пороком воли.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.

Выбытие имущества из владения собственника помимо его воли является основанием для истребования такого имущества от добросовестного приобретателя.

В силу пункта 1 статьи 171 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства.

Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость.

В соответствии со статьей 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (пункт 1).

Сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (пункт 2).

Если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 настоящего Кодекса (пункт 3).

Таким образом, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

Следовательно, имущество, отчужденное первоначальным собственником квартиры, не понимавшим значение своих действий и не способным руководить ими, может быть истребовано от добросовестного приобретателя.

Как установлено судом и следует из материалов дела, жилое помещение, расположенное по адресу: <. >, принадлежало на праве собственности Ореховой В.С., <. >года рождения.

17 марта 2014 г. Орехова В.С. произвела отчуждение указанной квартиры по договору дарения, заключенному с сестрой Кондратьевой Л.С.

26 мая 2014 г. Орехова В.С. снята с регистрационного учета по месту жительства по адресу: <. >, в связи с переменой места жительства в Республику <. >.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы от 11 августа 2015 г. на момент заключения договора дарения от 17 марта 2014 г. и подписания заявления в Управление Росреестра по Санкт-Петербургу о переходе права собственности по состоянию на 17 марта 2014 г. Орехова В.С. в силу грубого интеллектуально-мнестического снижения (снижение памяти, нарушение внимания, дезориентировка, непродуктивность мышления) не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

На основании данного заключения суд апелляционной инстанции признал договор дарения от 17 марта 2014 г., заключенный между Ореховой В.С. и Кондратьевой Л.С., недействительным на основании статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации. Указанный вывод никем из участников дела не оспаривается.

Таким образом, установлено, что Орехова В.С. на момент заключения договора дарения и подписания заявления о переходе права собственности была не способна понимать значение своих действий и руководить ими, а значит, заключение данного договора и отчуждение квартиры происходили помимо ее воли.

Суд апелляционной инстанции этого не учел и не применил пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к неправильному разрешению дела.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

1. Восстановление прав по утраченной ценной бумаге на предъявителя производится судом в порядке вызывного производства в соответствии с процессуальным законодательством по заявлению лица, утратившего ценную бумагу, о признании ее недействительной и восстановлении прав по ценной бумаге.

2. Лицо, утратившее ордерную ценную бумагу, вправе заявить в письменной форме об этом всем обязанным по ней лицам с указанием причин утраты.

Обязанное лицо, получившее заявление лица, утратившего ордерную ценную бумагу, в случае предъявления ее иным лицом должно приостановить исполнение предъявителю ценной бумаги и сообщить ему о притязаниях заявителя, а также сообщить заявителю о лице, предъявившем ценную бумагу. Если в течение трех месяцев со дня заявления лица об утрате ордерной ценной бумаги лицо, утратившее ценную бумагу, не обратилось в суд с соответствующим требованием к предъявителю ценной бумаги, обязанное лицо должно произвести исполнение предъявителю ценной бумаги. Если спор между лицом, утратившим ценную бумагу, и лицом, предъявившим ценную бумагу, разрешен судом, исполнение производится лицу, в пользу которого принято судебное решение.

При отсутствии спора о праве на ордерную ценную бумагу лицо, утратившее ее, вправе потребовать в судебном порядке исполнения от обязанного лица.

3. Восстановление прав по утраченной именной документарной ценной бумаге производится судом в порядке особого производства по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в соответствии с процессуальным законодательством по заявлению лица, утратившего такую ценную бумагу, а в случаях, предусмотренных законом, также иных лиц.

4. При утрате учетных записей о владельцах именных документарных ценных бумаг лицо, ведущее учет, обязано опубликовать незамедлительно информацию об этом в средствах массовой информации, в которых подлежат опубликованию сведения о банкротстве, и предложить лицам, которые были указаны в качестве правообладателей в учетных записях, представить именные ценные бумаги в срок, который указан при опубликовании информации и который не может быть менее трех месяцев с момента ее опубликования.

Учетные записи о владельцах именных документарных ценных бумаг должны быть восстановлены лицом, ведущим такой учет, в течение месяца со дня окончания срока представления ценных бумаг их владельцами.

При уклонении лица, ведущего учет, от восстановления учетных записей они подлежат восстановлению судом по иску заинтересованного лица в порядке, установленном процессуальным законодательством.

5. Лицо, обязанное по именной документарной ценной бумаге, и лицо, осуществляющее по его поручению учет прав на ценные бумаги, несут солидарную ответственность за убытки, причиненные владельцам таких ценных бумаг в результате утраты учетных записей или нарушения порядка и сроков восстановления таких записей, если не докажут, что утрата или нарушение имели место вследствие непреодолимой силы.

Комментарий к ст. 148 ГК РФ

1. В ст. 148 ГК РФ установлены способы восстановления прав по документарной ценной бумаге. В этой статье есть отдельные нормы, посвященные порядку восстановления прав на предъявительские, ордерные и именные документарные ценные бумаги.

Так, в п. 1 комментируемой статьи сказано, что восстановление прав по утраченной ценной бумаге на предъявителя производится судом в порядке вызывного производства в соответствии с процессуальным законодательством по заявлению лица, утратившего ценную бумагу, о признании ее недействительной и восстановлении прав по ценной бумаге. В частности, речь идет о главе 34 ГПК РФ.

Права по утраченному документу могут быть восстановлены, в том числе при утрате документом признаков платежности в результате ненадлежащего хранения или по другим причинам.

Предполагается, что должник должен иметь достаточные гарантии, чтобы не осуществлять исполнение по ценной бумаге дважды. Поэтому в соответствии со ст. 296 ГПК РФ судья при рассмотрении соответствующего заявления выносит определение, запрещающее должнику производить платежи или выдачи по утраченной ценной бумаге.

В определении суда также указывается на обязательность опубликования в местном периодическом печатном издании за счет заявителя сведений, которые должны содержать:

1) наименование суда, в который поступило заявление об утрате документа;

2) наименование лица, подавшего заявление, и его место жительства или место нахождения;

3) наименование и признаки документа;

4) предложение держателю документа, об утрате которого заявлено, в течение трех месяцев со дня опубликования подать в суд заявление о своих правах на этот документ.

Согласно ч. 1 ст. 294 ГПК РФ лицо, утратившее ценную бумагу на предъявителя или ордерную ценную бумагу, в случаях, указанных в федеральном законе, может просить суд о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ним.

Нужно отметить, что вызывное производство применяется, только когда лицо, утратившее ценную бумагу на предъявителя или ордерную ценную бумагу, не знает ее фактического держателя. В том случае, если собственник утраченных документов знает их держателя, истребование таких документов должно производиться путем предъявления иска.

С заявлением о признании недействительным утраченного документа и о восстановлении прав по нему может обратиться любое лицо, которое считает себя правообладателем по утерянному документу или у которого документ находился на сохранении. Таким лицом может быть как физическое, так и юридическое лицо.

В ст. 295 ГПК РФ конкретизируется содержание указанного заявления. В ней предусматривается, что в заявлении о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ним должны быть указаны признаки утраченного документа, наименование лица, выдавшего его, а также изложены обстоятельства, при которых произошла утрата документа, просьба заявителя о запрещении лицу, выдавшему документ, производить по нему платежи или выдачи.

2. Восстановление прав по утраченной ордерной ценной бумаге в соответствии с п. 2 комментируемой статьи сводится к следующему.

Лицо, утратившее ордерную ценную бумагу, вправе заявить в письменной форме об этом всем обязанным по ней лицам с указанием причин утраты.

Обязанное лицо, получившее заявление лица, утратившего ордерную ценную бумагу, в случае предъявления ее иным лицом должно приостановить исполнение предъявителю ценной бумаги и сообщить ему о притязаниях заявителя, а также сообщить заявителю о лице, предъявившем ценную бумагу. Если в течение трех месяцев со дня заявления лица об утрате ордерной ценной бумаги лицо, утратившее ценную бумагу, не обратилось в суд с соответствующим требованием к предъявителю ценной бумаги, обязанное лицо должно произвести исполнение предъявителю ценной бумаги. Если спор между лицом, утратившим ценную бумагу, и лицом, предъявившим ценную бумагу, разрешен судом, исполнение производится лицу, в пользу которого принято судебное решение.

При отсутствии спора о праве на ордерную ценную бумагу лицо, утратившее ее, вправе потребовать в судебном порядке исполнения от обязанного лица.

Как следует из статьи 300 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в случае удовлетворения просьбы заявителя о признании недействительной утраченной ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ним суд принимает решение, которым признает утраченный документ недействительным и восстанавливает права по утраченной ценной бумаге на предъявителя или ордерной ценной бумаге. Это решение суда является основанием для выдачи заявителю нового документа взамен признанного недействительным.

3. Что касается восстановления прав по утраченной именной документарной ценной бумаге, то оно производится судом в порядке особого производства по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в соответствии с процессуальным законодательством по заявлению лица, утратившего такую ценную бумагу, а в случаях, предусмотренных законом, также иных лиц.

Речь, в частности, идет о ч. 1 ст. 262 ГПК РФ, согласно которой в порядке особого производства суд среди прочих рассматривает дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение. К числу таких фактов относится установление факта правомерного владения утраченной именной документарной ценной бумагой.

Специфика дел особого производства по сравнению с делами искового производства заключается в отсутствии спора о праве между заинтересованными лицами, в связи с чем суд не разрешает каких-либо споров и в процессе отсутствуют спорящие стороны. Возбуждение дела производится по инициативе заявителя, в качестве которого могут выступать лица, указанные в отношении отдельных категорий дел особого производства, путем подачи заявления.

Основной целью особого производства является установление обстоятельств, имеющих юридическое значение, которые в дальнейшем могут повлиять на возникновение, изменение и прекращение личных и имущественных прав граждан и организаций, а в некоторых случаях - и признание определенных юридических последствий, связанных с установлением этих фактов.

В отдельных случаях восстановление прав на ценные бумаги происходит по особой процедуре. Так, специальный порядок восстановления прав по закладной установлен в ст. 18 Закона об ипотеке. Согласно п. 1 указанной статьи восстановление прав на утраченную закладную производится залогодателем, а если он является третьим лицом, также и должником по обеспеченному ипотекой обязательству на основании ряда указанных в этой статье документов.

4. В п. 4 комментируемой статьи определен порядок восстановления учетных записей по именным документарным ценным бумагам лицом, ведущим их учет, в случае их утраты.

В подобных случаях указанное лицо обязано опубликовать незамедлительно информацию об этом в средствах массовой информации, в которых подлежат опубликованию сведения о банкротстве. Напомним, что согласно распоряжению Правительства РФ от 21.07.2008 N 1049-р "Об официальном издании, осуществляющем опубликование сведений, предусмотренных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" в соответствии со статьей 28 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" газета "Коммерсантъ" была определена в качестве официального издания, осуществляющего опубликование сведений, предусмотренных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".

Следует учитывать, что при уклонении лица, ведущего учет, от восстановления учетных записей они подлежат восстановлению судом по иску заинтересованного лица в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Часть 2 п. 4 комментируемой статьи определяет срок, в течение которого учетные записи о владельцах именных документарных ценных бумаг должны быть восстановлены лицом, ведущим такой учет, - в течение месяца со дня окончания срока представления ценных бумаг их владельцами.

5. В случае утраты именных документарных ценных бумаг у их владельца могут возникнуть убытки, которые необходимо возместить.

Согласно п. 5 комментируемой статьи за такие убытки несут солидарную ответственность как лицо, обязанное по именной документарной ценной бумаге, так и лицо, осуществляющее по его поручению учет прав на ценные бумаги. Это значит, что требование в полном объеме о возмещении убытков может быть предъявлено каждому из них.

Единственным основанием для освобождения указанных лиц от ответственности является доказанность того факта, что утрата или нарушение имели место вследствие непреодолимой силы.

Под непреодолимой силой понимается чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (см. комментарий к п. 1 ст. 202 ГК РФ). В судебной практике под обстоятельствами непреодолимой силы понимаются чрезвычайные и непредотвратимые явления, события, воздействие которых происходит извне и не зависит от субъективных факторов: наводнения, стихийные бедствия, землетрясения, ураганы, сход снежных лавин, иные природные катаклизмы, а также военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки, запретительные меры государства.

1. Судья после принятия заявления о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ним выносит определение о запрещении выдавшему документ лицу производить по документу платежи или выдачи и направляет копию определения лицу, выдавшему документ, регистратору. В определении суда также указывается на обязательность опубликования в местном периодическом печатном издании за счет заявителя сведений, которые должны содержать:

1) наименование суда, в который поступило заявление об утрате документа;

2) наименование лица, подавшего заявление, и его место жительства или адрес;

3) наименование и признаки документа;

4) предложение держателю документа, об утрате которого заявлено, в течение трех месяцев со дня опубликования подать в суд заявление о своих правах на этот документ.

2. На отказ в вынесении определения суда может быть подана частная жалоба.

Комментарий к ст. 296 ГПК РФ

1. В ч. 1 комментируемой статьи перечисляются действия, которые судья обязан совершить после принятия заявления.

1.1. Во-первых, судья должен вынести определение следующего содержания:

1) запретить выдавшему документ лицу производить по нему платежи или выдачи;

2) обязать заявителя за свой счет опубликовать в местном периодическом печатном издании следующие сведения:

- наименование суда, в который поступило заявление об утрате документа;

- наименование лица, подавшего заявление, и его место жительства или место нахождения;

- наименование и признаки документа (т.е. реквизиты (содержание) ценной бумаги);

- предложение держателю документа, об утрате которого заявлено, в течение трех месяцев со дня опубликования подать в суд заявление о своих правах на этот документ (вызов держателя документа).

Следует отметить, что судья обязан вынести определение, предусмотренное ч. 1 комментируемой статьи, и в том случае, если документ находится у заявителя, но утратил признаки платежности (т.е. держателем документа является сам заявитель), а также в других случаях, когда, по утверждению заявителя, держателя документа быть не может.

Пример: гражданка N. обратилась в суд с заявлением о признании недействительным утраченного сберегательного сертификата на предъявителя и о восстановлении прав по нему, ссылаясь на то, что по ошибке выбросила сертификат вместе со старыми документами. Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил. Апелляционный суд это решение отменил, в удовлетворении требований отказал, сославшись на то, что в нарушение гражданского процессуального закона дело было рассмотрено судом первой инстанции без опубликования вызова в местном печатном издании в течение двух месяцев со дня подачи заявления в суд (см. Апелляционное определение Челябинского областного суда от 31 июля 2014 г. по делу N 11-7893/2014).

Запрет выдавшему документ лицу производить по нему платежи или выдачи является мерой по обеспечению заявления, аналогичной мере по обеспечению иска, предусмотренной п. 3 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ (запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства).

Как отмечалось в отношении ордерных ценных бумаг, выдавшее документ лицо, как правило, не совпадает с лицом, обязанным произвести исполнение по документу. В соответствии с ГПК РФ лицо, обязанное произвести исполнение по ордерной ценной бумаге, не является заинтересованным лицом, участвующим в вызывном производстве. Предполагается, что выдавшее документ лицо, получив определение суда, должно немедленно уведомить плательщика о возбуждении вызывного производства. Если выдавшее документ лицо не уведомит плательщика о начавшемся вызывном производстве, оно несет ответственность за негативные последствия, в случае если плательщик произведет по утраченному документу платеж либо выдачу.

Согласно ФЗ "О рынке ценных бумаг" документарные бумаги на предъявителя могут быть обездвижены в депозитарии.

Решением о выпуске эмиссионных ценных бумаг на предъявителя может быть определено, что такие ценные бумаги подлежат обязательному хранению в определенном эмитентом депозитарии. В случае регистрации проспекта ценных бумаг с обязательным централизованным хранением такие бумаги подлежат обязательному централизованному хранению в центральном депозитарии (ч. 5 ст. 16 ФЗ "О рынке ценных бумаг").

"Обездвиженными" ценными бумагами на предъявителя являются следующие виды облигаций:

1) облигация Банка России (п. 1 ст. 27.5-1 ФЗ "О рынке ценных бумаг");

2) биржевая облигация (п. 1 ст. 27.5-2 ФЗ "О рынке ценных бумаг").

Выпуски предъявительских облигаций других видов могут быть "обездвижены" по желанию эмитента.

Следовательно, заинтересованным лицом, участвующим в вызывном производстве, в данном случае является не регистратор, а депозитарий.

Таким образом, заинтересованными лицами, участвующими в вызывном производстве, будут являться: лицо, выдавшее документ, и депозитарий (центральный депозитарий), который осуществляет централизованное хранение облигаций на предъявителя.

2. В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрена возможность обжалования в суд апелляционной инстанции определения суда об отказе в запрещении выдавшему документ лицу производить по нему платежи или выдачи. Вынесение судом такого определения означает отказ в принятии мер по обеспечению заявления.

Частная жалоба на него может быть подана заявителем и заинтересованными лицами (выдавшим документ лицом и депозитарием). Срок подачи частной жалобы составляет 15 дней со дня вынесения определения судом первой инстанции (ст. 332 ГПК РФ).

Гагаринский районный суд г.Москвы в составе председательствующего судьи К******* А.Н. при секретаре Д********** М.Д., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело №2-****/7-2016 по заявлению Д******** А.И. о признании сертификатов недействительными, восстановлении прав по утраченным ценным бумагам,

Заявитель Д******* А.И. обратился в суд с заявлением о признании недействительными утраченных ценных бумаг на предъявителя, сберегательных сертификатов СЦ № 113**** на сумму вклада 875 855,64 руб., серии СЦ № 113**** на сумму вклада 800 000 руб., выданные 27 января 2015 года ОАО « С******* России», восстановлении прав по ним.

Обосновывая свое заявление, Д******* А.И. указывает, что данные сертификаты были утеряны, в связи с чем, заявитель обратился в суд.

Заявитель в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, обеспечил явку представителя по доверенности.

Представитель заявителя по доверенности Вейманова Е.О. в судебное заседание явилась, поддержала заявленные требования в полном объеме.

Представитель заинтересованного лица ПАО « С******* России» в судебное заседание не явился, извещался судом надлежащим образом о дате, времени и месте слушания дела. Ходатайствовал о рассмотрении в свое отсутствие.

Суд, выслушав представителя, исследовал письменные материалы дела, находит требования обоснованными подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст.148 ГК РФ, восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя и ордерным ценным бумагам производится судом в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 294 ГПК РФ, лицо, утратившее ценную бумагу на предъявителя или ордерную ценную бумагу (далее также в настоящей главе — документ), в случаях, указанных в федеральном законе, может просить суд о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ним.

Права по утраченному документу могут быть восстановлены и при утрате документом признаков платежности в результате ненадлежащего хранения или по другим причинам.

Статьей 300 ГПК РФ определенно, что в случае удовлетворения просьбы заявителя суд принимает решение, которым признает утраченный документ недействительным и восстанавливает права по утраченной ценной бумаге на предъявителя или ордерной ценной бумаге. Это решение суда является основанием для выдачи заявителю нового документа взамен признанного недействительным.

В соответствии со ст. 296 ГПК РФ, судья после принятия заявления о признании недействительными утраченных ценной бумагами на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ни выносит определение о запрещении выдавшему документ лицу производить по документу платежи или выдачи и направляет копию определения лицу, выдавшему документ, регистратору.

Согласно ст. 297 ГПК РФ, держатель документа, об утрате которого заявлено, обязан до истечения трех месяцев со дня опубликования указанных в части первой статьи 296 настоящего Кодекса сведений подать в суд, вынесший определение, заявление о своих правах на документ и представить при этом подлинные документы.

На основании ст. 298 ГПК РФ, в случае поступления заявления держателя документа до истечения трех месяцев со дня опубликования указанных в части первой статьи 296 настоящего Кодекса сведений суд оставляет заявление лица, утратившего документ, без рассмотрения и устанавливает срок, в течение которого лицу, утратившего документ, без рассмотрения и устанавливает срок, в течение которого лицу, выдавшему документ, запрещается производить по нему платежи и выдачи. Этот срок не должен превышать два месяца.

В соответствии со ст. 299 ГПК РФ, дело о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги и о восстановлении прав по ним суд рассматривает по истечении трех месяцев со дня опубликования указанных в части первой статьи 296 настоящего Кодекса сведений, если от держателя документа не поступило заявление, указанное в статье 297 настоящего Кодекса.

Судом установлено, что Д******** А.И. в ОАО «С******* России» 27 января 2015 года выданы сберегательные сертификаты серии СЦ № 113**** на сумму вклада 875 855,64 руб., серии СЦ № 113**** на сумму вклада 800 000 руб. В настоящий момент местонахождение указанных сертификатов не обнаружено.

30 марта 2016 года, в силу требований ст. 296 ГПК РФ , заявителем была произведена публикация в газете « М********* комсомолец» о необходимости держателя сберегательных сертификатов серии СЦ № 113****, серии СЦ № 113****, в трехмесячный срок со дня публикации, подать заявление о своих правах на сертификат. Заявлений в установленный законом срок в суд не поступало.

Учитывая, что в ходе судебного разбирательства, акт утраты принадлежащих Д******** А. И. ценных бумаг – сберегательных сертификатов: серии СЦ № 113****, серии СЦ № 113**** установлен, и поскольку в установленный трехмесячный срок с момента публикации объявления в газете «М********* комсомолец» от держателя ценных бумаг заявление о своих правах на указанные сертификаты в суд не поступало, суд считает требования Д******** А.И. обоснованными и признает недействительными сберегательные сертификаты ОАО « С******* России» на предъявителя, серии СЦ № 113**** на сумму вклада 875 855,64 руб., серии СЦ №113**** на сумму вклада 800 000 руб. А также полагает необходимым восстановить права Д******** А.И. по указанным утраченным ценным бумагам на предъявителя, и возложить на ПАО «С******* России» обязанность выдать заявителю новые документы, взамен признанных недействительными.

На основании изложенного, ст. 148 ГК РФ, ст.ст. 294, 296-300 ГПК РФ, руководствуясь ст.ст 194-199 ГПК РФ , суд

Признать утраченными сберегательные сертификаты на предъявителя СЦ №113**** на сумму вклада 875 855, 64 руб., серии СЦ № 113**** на сумму вклада 800 00 руб., выданные 27 января 2015 года ОАО «С******* России&rraquo; — недействительными.

Восстановить права Д******** А.И. на утраченные сберегательные сертификаты на предъявителя СЦ № 020**** на сумму вклада 50 000 руб., СЦ № 113**** на сумму вклада 875 855, 64 руб., серии СЦ № 113**** на сумму вклада 800 000 руб., выданные 27 января 2015 ОАО « С******* России».

Решение суда является основанием для выдачи Д******** А. И. новых документов, взамен утраченных сберегательных сертификатов ОАО «С******* России» от 27 января 2015 года ОАО на СЦ № 113**** на сумму вклада 875 855, 64 руб., серии СЦ № 113**** на сумму вклада 800 000 руб.

По вступлении решении в законную силу снять запрет производить по сберегательному сертификату № 113**** серии СЦ на сумму вклада 875 855, 64 рублей и сберегательному сертификату № 113**** серии СЦ на сумму вклада 800 000 рублей, выданные ОАО « С******* России» на предъявителя- платежи или выдачи, наложенный определением суда от 24 марта 2016 года.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд через Гагаринский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме 01 июля 2016 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Гетман Е.С.,

судей Асташова С.В. и Киселева А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Мытищинского городского прокурора в защиту интересов муниципального образования - Мытищинского муниципального района, неопределенного круга лиц, администрации Мытищинского муниципального района к Сергиенок Л.Ф., Шулятьевой Т.В., Туревичу Ю.С., Туревичу В.И. о признании архивной справки недействительной, признании ничтожными договоров купли-продажи и дарения земельного участка и применении последствий их недействительности, признании недействительной регистрации прав на земельный участок, об исключении из Государственного кадастра недвижимости сведений о земельном участке и из Единого государственного реестра прав сведений о праве собственности на земельный участок, по встречному иску Туревича В.И. к администрации Мытищинского муниципального района о признании добросовестным приобретателем земельного участка

по кассационной жалобе представителя Туревича В.И. - Буторовой О.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей Туревича В.И. - Буторовой О.В. и Василенко Т.В. по доверенности, поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения прокуроров прокуратуры Московской области Михлиной Н.В. и Белоусовой Е.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, представителя администрации Мытищинского муниципального района Московской области Осадчука И.А., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Мытищинский городской прокурор обратился в суд с иском (с учетом уточнения требований) в защиту интересов муниципального образования - Мытищинского муниципального района, неопределенного круга лиц, администрации Мытищинского муниципального района к Сергиенок Л.Ф., Шулятьевой Т.В., Туревичу Ю.С., Туревичу В.И. о признании архивной справки недействительной, признании ничтожными договоров купли-продажи и дарения земельного участка и применении последствий их недействительности, признании недействительной регистрации прав на земельный участок, исключении из Государственного кадастра недвижимости сведений о земельном участке и из Единого государственного реестра прав сведений о праве собственности на земельный участок.

В обоснование требований истец указал, что постановлением главы администрации Коргашинского сельского Совета от 8 апреля 1993 г. N 259/1 в собственность Сергиенок Л.Ф. был предоставлен земельный участок площадью <. >. В рамках проведенной прокурорской проверки было установлено, что в документах архивного фонда администрации Коргашинского сельского округа Мытищинского района Московской области постановление главы администрации Коргашинского сельского Совета от 8 апреля 1993 г. N 259/1 отсутствует, то есть постановление с таким номером не издавалось. Других постановлений о выделении земельного участка Сергиенок Л.Ф. в архиве также не имеется. Полагая, что при постановке на государственный кадастровый учет спорного земельного участка он был занят Сергиенок Л.Ф. самовольно, истец обратился в суд.

Туревич В.И. обратился в суд со встречным иском к администрации Мытищинского муниципального района о признании его добросовестным приобретателем земельного участка, сославшись на то, что он не мог знать о возможных допущенных нарушениях при отчуждении имущества продавцом. Кроме того, заявитель указал на пропуск Мытищинским городским прокурором срока исковой давности.

Решением Мытищинского городского суда от 3 сентября 2014 г. в удовлетворении первоначального иска прокурора к Сергиенок Л.Ф., Шулятьевой Т.В., Туревичу Ю.С., Туревичу В.И. отказано. Встречный иск Туревича В.И. к администрации Мытищинского муниципального района удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу постановлено новое решение, которым исковые требования Мытищинского городского прокурора удовлетворены частично. Архивная справка признана недействительной, из Государственного кадастра недвижимости исключены сведения о спорном земельном участке, из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним исключены сведения о правах Туревича В.И. на спорное имущество, спорный земельный участок истребован из владения Туревича В.И. в пользу администрации Мытищинского муниципального района Московской области. В удовлетворении остальной части требований Мытищинского городского прокурора отказано. Встречный иск Туревича В.И. к администрации Мытищинского муниципального района о признании его добросовестным приобретателем земельного участка оставлен без удовлетворения.

В кассационной жалобе представитель Туревича В.И. - Буторова О.В. просит об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г. и оставлении в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 25 января 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что имеются основания для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено следующее.

Согласно архивной копии постановления от 8 апреля 1993 г. N 259/1 главы администрации Коргашинского сельского Совета Мытищинского района Московской области "О землепользовании" от 19 декабря 2005 г. N 3446/1-8 Сергиенок Л.Ф. бесплатно предоставлен земельный участок площадью <. >в собственность для ведения личного подсобного хозяйства (л.д. 14).

22 марта 2007 г. данный земельный участок поставлен на кадастровый учет, ему присвоен кадастровый номер <. >, границы сформированы в соответствии с действующим законодательством. Указанные обстоятельства подтверждаются копией кадастрового дела и кадастровой выпиской о земельном участке от 14 мая 2014 г. (л.д. 78 - 101, 102 - 105).

Из правоустанавливающих документов на земельный участок следует, что на основании постановления главы администрации Коргашинского сельского Совета Мытищинского района Московской области от 8 апреля 1993 г. N 259/1 Сергиенок Л.Ф. в 2007 году зарегистрировала право собственности на спорный земельный участок, 4 мая 2007 г. ей выдано свидетельство о государственной регистрации права (л.д. 95).

26 мая 2007 г. по нотариально заверенному договору купли-продажи земельный участок продан Шулятьевой Т.В. (л.д. 19).

20 ноября 2008 г. Шулятьева Т.В. продала спорный земельный участок Туревичу Ю.С. (л.д. 22), который 27 января 2011 г. подарил этот участок сыну - Туревичу В.И. (л.д. 61).

Учитывая данные обстоятельства и принимая решение об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований, суд первой инстанции исходил в том числе из пропуска истцом срока исковой давности. Удовлетворяя встречный иск, суд указал, что спорный земельный участок приобретался Туревичем В.И. у титульного собственника и на момент приобретения истцу не могло быть известно о каких-либо притязаниях на спорное имущество со стороны третьих лиц.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск Мытищинского городского прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда не согласилась с выводом суда первой инстанции о пропуске истцом по первоначальному иску срока исковой давности, сославшись на то, что прокурорская проверка была проведена в 2014 году, а потому срок исковой давности по заявленным прокурором требованиям не пропущен.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что выбытие спорного имущества из владения муниципального образования помимо его воли позволяет истребовать его и у добросовестного приобретателя.

С выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

На основании статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно пункту 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент приобретения Туревичем В.И. спорного земельного участка), если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начиналось со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

При этом пунктом 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 г. N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", также действовавшим на момент возникновения спорных правоотношений, разъяснялось, что в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.

Аналогичная правовая позиция впоследствии нашла отражение в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г., а также в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

Так, согласно разъяснению, содержащемуся в указанном выше пункте, при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (часть 1 статьи 45 и часть 1 статьи 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, часть 1 статьи 52 и части 1 и 2 статьи 53, статья 53.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.

В соответствии с пунктом 10 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов.

В силу статьи 302 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Из содержания указанных норм и актов их разъяснения следует, что срок исковой давности по требованиям об истребовании недвижимого имущества (земельных участков), которое выбыло из владения помимо воли органов местного самоуправления, подлежит исчислению с момента, когда орган местного самоуправления (в данном деле - администрация Мытищинского муниципального района) узнал или должен был узнать о нарушении своих прав и выбытии недвижимого имущества из своего владения.

В связи с этим дата проведения прокуратурой той или иной проверки для определения начала течения срока исковой давности сама по себе правового значения не имеет.

Ссылка суда апелляционной инстанции на положения пункта 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10/22), положенная в обоснование отказа в удовлетворении требований Туревича В.И., изложенным выше положениям не противоречит.

Так, в соответствии со статьей 72 Земельного кодекса Российской Федерации и статьей 14 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" на органы местного самоуправления возложена функция проведения муниципального земельного контроля (в том числе контроля за недопущением самовольного занятия земель) в форме проведения плановых и внеплановых проверок на основании утвержденного плана.

Согласно статье 28 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" органы местного самоуправления могут проводить публичные слушания, на которые выносятся проекты планов и программ развития муниципального образования, проекты правил землепользования и застройки, проекты планировки территорий и проекты межевания территорий, а также вопросы предоставления разрешений на условно разрешенный вид использования земельных участков и объектов капитального строительства, вопросы отклонения от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства, вопросы изменения одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой вид такого использования при отсутствии утвержденных правил землепользования и застройки.

Следовательно, о нарушении права собственности орган местного самоуправления может либо должен узнать, например, со дня проведения соответствующей проверки, со дня проведения публичных слушаний и т.д., и именно с этого момента подлежит исчислению 3-летний срок исковой давности для истребования имущества.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

При этом в нарушение требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не дал какой-либо оценки доводам ответчика о том, что спорный земельный участок был поставлен на кадастровый учет в 2007 году, при этом проводилось межевание указанного земельного участка (л.д. 75 - 105) и администрация Мытищинского муниципального района привлекалась к участию в установлении и закреплении границ спорного земельного участка.

Соответственно, орган местного самоуправления должен был узнать о нарушении своих прав не позднее момента проведения межевания земельного участка и постановки его на кадастровый учет, а именно в 2007 году.

Допущенные при разрешении дела нарушения норм права, являясь существенными, повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Туревича В.И., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: