Сомерсет моэм божий суд о чем

Обновлено: 06.02.2023

Facebook Если у вас не работает этот способ авторизации, сконвертируйте свой аккаунт по ссылке ВКонтакте Google RAMBLER&Co ID

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Божий суд. Моэм

Введите содержимое врезкилюбили друг друга, испытывая, как это и бывает у большинства
супругов, друг к другу искреннюю привязанность и взаимное уважение. Рут
было восемнадцать, на десять лет моложе его, - очаровательное грациозное
существо, красота ее расцвела вдруг и разила без промаха; она отличалась
как физическим, так и душевным здоровьем и, проникнутая естественным
предвкушением счастья, могла обрести то истинное величие, кое и составляет
красоту души. Джон полюбил ее, и она полюбила его. Но страсть, охватившая
их, была не обычным земным чувством, то, что переполняло их, было
настолько ошеломляющим, что они не сомневались - смысл всей мировой
истории сводился лишь к тому, чтобы дать им возможность встретиться. Они
любили как Дафнис и Хлоя, или как Паоло и Франческа. Узнав, что любовь их
взаимна, они пришли в экстаз, но после первых минут восторга их
захлестнуло отчаяние. Они были порядочными людьми и уважали себя, веру, в
которой их воспитали, и общество, в котором они жили. Разве может он
обмануть невинную девушку? А она, что у нее может быть общего с женатым
мужчиной? Потом им стало ясно, что Мэри знает о их любви. То искреннее
доверие, с которым она относилась к мужу, было подорвано; она и
представить себе не могла, что способна на чувства, крепнувшие в ней
теперь, - ревность, страх быть брошенной, гнев, поскольку она больше не
властвовала над его сердцем, и странное вожделение души, более
мучительное, чем любовь. Она чувствовала, что умрет, если он ее оставит, и
в то же время сознавала, что если он полюбил, значит, любовь сама его
нашла, он не искал ее специально. Она не упрекала его. Она молила бога
дать ей силы и молча проливала горькие слезы. Джон и Рут видели, как она
чахнет у них на глазах. Борьба была долгая и упорная. Порой мужество
изменяло им, и тогда казалось, что противиться страсти, сжигавшей их до
мозга костей, было невозможно. Но они противились. Они боролись с грехом
столь же яростно, как Иаков боролся с ангелом божьим, и в конце концов они
победили. С разбитыми сердцами, но гордые своей невинностью, они
расстались. Они принесли на алтарь господа, словно священную жертву, свои
надежды на счастье, радость жизни и красоту мира.
Рут любила слишком страстно, чтобы полюбить снова, и потому она, с
окаменевшим сердцем, обратилась к господу и добрым делам. Она была
неутомима. Она ухаживала за больными и помогала бедным. Она создавала
приюты для сирот и возглавляла благотворительные организации. И
мало-помалу ее красота, которая теперь была ей безразлична, увяла, и лицо
окаменело, как и сердце. Ее вера была неистовой и ограниченной, ее доброта
- жестокой, ибо зиждилась не на любви, а на рассудке; она стала
деспотичной, нетерпимой и мстительной. А Джон, покорившийся, но мрачный и
раздражительный, влачил безрадостное существование и ждал
смерти-освободительницы. Жизнь потеряла для него всякий смысл; он внес
свою лепту, но, победив, оказался побежденным; единственным чувством, еще
жившим в его душе, была неугасимая тайная ненависть к жене. Он был с ней
кроток и предупредителен и вел себя так, как подобает христианину и
джентльмену. Он исполнял свой долг. Мэри, добрая, преданная,
исключительная (это надо признать) жена, ни разу не поставила мужу в вину
овладевшее им безумие и все-таки не могла простить ему той жертвы, которую
он принес ради нее. Она стала желчной и сварливой. И, ненавидя себя за
это, не в силах была удержаться от того, чтобы не говорить ему слов,
которые, как она знала, больно ранили его. Она бы охотно пожертвовала
жизнью ради него, но мысль о том, что он наслаждался счастьем в то время,
как она была такой несчастной, что сотни раз желала умереть, была для нее
невыносимой. Так или иначе, теперь она мертва, и они тоже; жизнь, серая и
тоскливая, прошла; они не согрешили, и вознаграждение совсем близко.
Они закончили свой рассказ, и наступило молчание. В небесных чертогах
воцарилась тишина. "Катитесь к дьяволу" - эти слова готовы были сорваться
с губ всевышнего, но он не произнес их, ибо разговорный оттенок этого
выражения, как он вполне справедливо рассудил, плохо соответствовал
торжественности момента. Да и кроме того, подобный приговор не отвечал бы
существу дела. Но лик его потемнел. И он спросил себя, неужели же ради
этого сотворил он этот мир, где восходящее солнце освещает своими лучами
ручьи, сбегая с холмов, и колышутся от полуденного ветерка золотые
колосья?
- Мне иногда кажется, - промолвил всевышний, - что звезды сияют ярче
всего, когда они отражаются в грязной воде придорожных канав.
А три тени по-прежнему стояли перед ним, и сейчас, рассказав свою
невеселую историю, они испытывали известное удовлетворение. Борьба была
тяжкой, но они исполнили свой долг. Всевышний легонько дунул - так, как
дуют на горящую спичку, и - глядите-ка! - там, где только что стояли три
несчастных духа, не осталось ничего. Всевышний уничтожил их.
- Я часто удивляюсь, почему люди полагают, будто я придаю такое важное
значение супружеской неверности, - сказал он. - Если бы они повнимательнее
читали мои произведения, они бы увидели, что я всегда с симпатией
относился именно к этой разновидности человеческих слабостей.
И он повернулся к философу, который все еще ждал ответа на свои слова.
- Ты не можешь не согласиться, - сказал всевышний, - что в данном
случае я очень удачно соединил мое всемогущество с моей всеблагостью.

libking

Сомерсет Моэм - Божий суд краткое содержание

Божий суд - читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Они терпеливо ждали своей очереди, но терпенье было для них не внове; все трое с мрачной решимостью упражнялись в нем тридцать лет. Их жизнь была длительным приготовлением к этому мгновению, и теперь они предвкушали результат, преисполненные если и не самонадеянности, поскольку при таких внушающих трепет обстоятельствах подобное чувство было бы явно не к месту, то уж во всяком случае надежды и мужества. Среди призывно раскинувшихся перед ними цветущих лугов греха они избрали узкую тернистую тропинку; с высоко поднятой головой, хотя и с разбитыми сердцами, они противостояли искушению, и сейчас, когда путь их был окончен, они ожидали награды. Им незачем было разговаривать друг с другом, ибо каждый знал мысли другого, и все трое испытывали облегчение, наполнявшее их бестелесные души благодарностью. Какие муки терзали бы их, если бы они поддались страсти, казавшейся в то время почти неодолимой, и каким безумием было бы с их стороны ради нескольких лет блаженства пожертвовать вечной жизнью, которая наконец-то ослепительно засияла перед ними! Они чувствовали себя как люди, которые, чудом избежав внезапной и жестокой гибели, восхищенно ощупывают и осматривают себя с ног до головы, с трудом веря в свое спасение. Им не в чем было себя упрекнуть, и потому, когда вскоре за ними явились ангелы и объявили, что час настал, в них окрепла уверенность, что и дальше они пойдут так же, как прошли эту, оставшуюся далеко позади жизнь, с счастливым сознанием выполненного долга. Они стояли чуть в стороне, ибо давка была ужасающая. Страшная война продолжалась, и вот уже несколько лет солдаты всех национальностей, мужчины в полном расцвете прекрасной молодости, непрерывным потоком шествовали на божий суд; были среди них и женщины и дети, чью жизнь загубило насилие или, что еще печальнее, горе, болезни и голод; и в небесных чертогах царила сумятица.

Этих трех бледных дрожащих призраков, стоявших в ожидании суда, тоже привела сюда война. Джон и Мэри плыли на пароходе, потопленном торпедой, выпущенной с подводной лодки. А Рут, подорвавшая здоровье ревностной работой, которой она так благородно посвятила себя, услышав о смерти любимого ею всем сердцем человека, быстро угасла и умерла. Джон, сказать по чести, мог бы спастись, если бы не пытался спасти жену. Он ненавидел ее; он ненавидел ее до глубины души тридцать лет; но он всегда был верен своему долгу по отношению к ней, и теперь, в минуту страшной опасности, ему и в голову не могло прийти поступить иначе.

Наконец, ангелы, взяв их за руки, повели в тронный зал. Какое-то время всевышний не обращал на них ни малейшего внимания. По правде говоря, он был в плохом настроении. Незадолго до этого пред ним предстал один философ, имевший за плечами долгую жизнь и удостоенный множества почестей, и этот человек заявил прямо в глаза всевышнему, что не верит в него. Разумеется, вовсе не эти слова омрачили чело царя царей, в лучшем случае они могли вызвать у него лишь улыбку; но философ, не слишком благородно, по всей видимости, воспользовавшись прискорбными событиями там внизу, на земле, спросил всевышнего, каким образом, рассуждая беспристрастно, совмещаются его всемогущество с его всеблагостью.

— Никто не может отрицать существования зла, — сказал философ нравоучительно. — В таком случае, если бог не в силах предотвратить зло, он не всемогущ, а если он в силах это сделать, но не делает, он не всеблаг.

Подобное утверждение было, конечно, не в новинку вседержителю, но он обычно отказывался обсуждать этот вопрос; ибо, хотя он и был всеведущ, ответа на него не знал. Даже господь бог не в состоянии превратить дважды два в пять. А философ, уцепившись за свое преимущество и, как зачастую поступают философы, делая неверный вывод из верной посылки, — философ закончил свою мысль утверждением, которое, учитывая обстоятельства, было в высшей степени абсурдным.

— Я не могу верить в бога, — заявил он, — который не является и всемогущим и всеблагим.

Поэтому, быть может, всевышний, не без известного облегчения, обратил свои взоры на три смиренно стоявшие перед ним и все еще преисполненные надежд тени. Живые, говоря о себе, говорят чересчур много, даже несмотря на то, что им отпущен такой короткий срок на земле, мертвые же, перед которыми простирается вечность, настолько словоохотливы, что лишь ангелы способны вежливо выслушивать их до конца. Но вот вкратце история, рассказанная этими тремя.

Джон и Мэри пять лет состояли в счастливом браке и, пока Джон не встретил Рут, любили друг друга, испытывая, как это и бывает у большинства супругов, друг к другу искреннюю привязанность и взаимное уважение. Рут было восемнадцать, на десять лет моложе его, — очаровательное грациозное существо, красота ее расцвела вдруг и разила без промаха; она отличалась как физическим, так и душевным здоровьем и, проникнутая естественным предвкушением счастья, могла обрести то истинное величие, кое и составляет красоту души. Джон полюбил ее, и она полюбила его. Но страсть, охватившая их, была не обычным земным чувством, то, что переполняло их, было настолько ошеломляющим, что они не сомневались — смысл всей мировой истории сводился лишь к тому, чтобы дать им возможность встретиться. Они любили как Дафнис и Хлоя[1], или как Паоло и Франческа[2]. Узнав, что любовь их взаимна, они пришли в экстаз, но после первых минут восторга их захлестнуло отчаяние. Они были порядочными людьми и уважали себя, веру, в которой их воспитали, и общество, в котором они жили. Разве может он обмануть невинную девушку? А она, что у нее может быть общего с женатым мужчиной? Потом им стало ясно, что Мэри знает о их любви. То искреннее доверие, с которым она относилась к мужу, было подорвано; она и представить себе не могла, что способна на чувства, крепнувшие в ней теперь, — ревность, страх быть брошенной, гнев, поскольку она больше не властвовала над его сердцем, и странное вожделение души, более мучительное, чем любовь. Она чувствовала, что умрет, если он ее оставит, и в то же время сознавала, что если он полюбил, значит, любовь сама его нашла, он не искал ее специально. Она не упрекала его. Она молила бога дать ей силы и молча проливала горькие слезы. Джон и Рут видели, как она чахнет у них на глазах. Борьба была долгая и упорная. Порой мужество изменяло им, и тогда казалось, что противиться страсти, сжигавшей их до мозга костей, было невозможно. Но они противились. Они боролись с грехом столь же яростно, как Иаков боролся с ангелом божьим, и в конце концов они победили. С разбитыми сердцами, но гордые своей невинностью, они расстались. Они принесли на алтарь господа, словно священную жертву, свои надежды на счастье, радость жизни и красоту мира.

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

libcat.ru: книга без обложки

Божий суд: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Божий суд»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Сомерсет Моэм: другие книги автора

Кто написал Божий суд? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

Сомерсет Моэм: Рассказы

Рассказы

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

Сомерсет Моэм: Острие бритвы

Острие бритвы

Сомерсет Моэм: Театр

Театр

Сомерсет Моэм: Карусель

Карусель

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

Сомерсет Моэм: Рассказы

Рассказы

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

libclub.ru: книга без обложки

Божий суд — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Божий суд», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Поставьте закладку, и сможете в любой момент перейти на страницу, на которой закончили чтение.

Они терпеливо ждали своей очереди, но терпенье было для них не внове; все трое с мрачной решимостью упражнялись в нем тридцать лет. Их жизнь была длительным приготовлением к этому мгновению, и теперь они предвкушали результат, преисполненные если и не самонадеянности, поскольку при таких внушающих трепет обстоятельствах подобное чувство было бы явно не к месту, то уж во всяком случае надежды и мужества. Среди призывно раскинувшихся перед ними цветущих лугов греха они избрали узкую тернистую тропинку; с высоко поднятой головой, хотя и с разбитыми сердцами, они противостояли искушению, и сейчас, когда путь их был окончен, они ожидали награды. Им незачем было разговаривать друг с другом, ибо каждый знал мысли другого, и все трое испытывали облегчение, наполнявшее их бестелесные души благодарностью. Какие муки терзали бы их, если бы они поддались страсти, казавшейся в то время почти неодолимой, и каким безумием было бы с их стороны ради нескольких лет блаженства пожертвовать вечной жизнью, которая наконец-то ослепительно засияла перед ними! Они чувствовали себя как люди, которые, чудом избежав внезапной и жестокой гибели, восхищенно ощупывают и осматривают себя с ног до головы, с трудом веря в свое спасение. Им не в чем было себя упрекнуть, и потому, когда вскоре за ними явились ангелы и объявили, что час настал, в них окрепла уверенность, что и дальше они пойдут так же, как прошли эту, оставшуюся далеко позади жизнь, с счастливым сознанием выполненного долга. Они стояли чуть в стороне, ибо давка была ужасающая. Страшная война продолжалась, и вот уже несколько лет солдаты всех национальностей, мужчины в полном расцвете прекрасной молодости, непрерывным потоком шествовали на божий суд; были среди них и женщины и дети, чью жизнь загубило насилие или, что еще печальнее, горе, болезни и голод; и в небесных чертогах царила сумятица.

Этих трех бледных дрожащих призраков, стоявших в ожидании суда, тоже привела сюда война. Джон и Мэри плыли на пароходе, потопленном торпедой, выпущенной с подводной лодки. А Рут, подорвавшая здоровье ревностной работой, которой она так благородно посвятила себя, услышав о смерти любимого ею всем сердцем человека, быстро угасла и умерла. Джон, сказать по чести, мог бы спастись, если бы не пытался спасти жену. Он ненавидел ее; он ненавидел ее до глубины души тридцать лет; но он всегда был верен своему долгу по отношению к ней, и теперь, в минуту страшной опасности, ему и в голову не могло прийти поступить иначе.

Наконец, ангелы, взяв их за руки, повели в тронный зал. Какое-то время всевышний не обращал на них ни малейшего внимания. По правде говоря, он был в плохом настроении. Незадолго до этого пред ним предстал один философ, имевший за плечами долгую жизнь и удостоенный множества почестей, и этот человек заявил прямо в глаза всевышнему, что не верит в него. Разумеется, вовсе не эти слова омрачили чело царя царей, в лучшем случае они могли вызвать у него лишь улыбку; но философ, не слишком благородно, по всей видимости, воспользовавшись прискорбными событиями там внизу, на земле, спросил всевышнего, каким образом, рассуждая беспристрастно, совмещаются его всемогущество с его всеблагостью.

— Никто не может отрицать существования зла, — сказал философ нравоучительно. — В таком случае, если бог не в силах предотвратить зло, он не всемогущ, а если он в силах это сделать, но не делает, он не всеблаг.

Подобное утверждение было, конечно, не в новинку вседержителю, но он обычно отказывался обсуждать этот вопрос; ибо, хотя он и был всеведущ, ответа на него не знал. Даже господь бог не в состоянии превратить дважды два в пять. А философ, уцепившись за свое преимущество и, как зачастую поступают философы, делая неверный вывод из верной посылки, — философ закончил свою мысль утверждением, которое, учитывая обстоятельства, было в высшей степени абсурдным.

— Я не могу верить в бога, — заявил он, — который не является и всемогущим и всеблагим.

Поэтому, быть может, всевышний, не без известного облегчения, обратил свои взоры на три смиренно стоявшие перед ним и все еще преисполненные надежд тени. Живые, говоря о себе, говорят чересчур много, даже несмотря на то, что им отпущен такой короткий срок на земле, мертвые же, перед которыми простирается вечность, настолько словоохотливы, что лишь ангелы способны вежливо выслушивать их до конца. Но вот вкратце история, рассказанная этими тремя.

Божий суд

Они терпеливо ждали своей очереди, но терпенье было для них не внове; все трое с мрачной решимостью упражнялись в нем тридцать лет. Их жизнь была длительным приготовлением к этому мгновению, и теперь они предвкушали результат, преисполненные если и не самонадеянности, поскольку при таких внушающих трепет обстоятельствах подобное чувство было бы явно не к месту, то уж во всяком случае надежды и мужества.

48 комментариев

У автора очень интересная биография, ну очень интересная. Рекомендую ознакомиться.Возможно это поможет понять многие его произведения.
Меня например заинтересовало его отношение к женщинам:) «Современники опасались злоязычия Моэма и считали его циником. Через многие сочинения пропущен лейтмотив разрушительного влияния недалёкой, ограниченной женщины на талантливого мужчину, в связи с чем Моэма нередко обвиняли в женоненавистничестве. Он говорил, что женщина — «животное, которое мочится раз в день, испражняется раз в неделю, менструирует раз в месяц, даёт приплод раз в год и совокупляется, как только подвернётся возможность»»©

Вот еще:
«Моэм был чужд религии, не верил в жизнь после смерти и в посмертное воздаяние. Его стесняли путы британской пуританской морали.»©

Данное произведение является памфлетом, написан в 1934 г. Лично для меня, именно прозведения
такого литературного жанра как памфлет, являются наилучшим отражение внутреннего мира писателя. Данный рассказ, для меня, насколько прост, настолько и сложен. Спасибо чтецу за выразительное исполнение. Дух памфлета передан превосходно! Спасибо!

Занесла чтеца в «Избранные».

А какой любви к женщине вы ожидали от гомика?))
Моэм был закомплексованным социопатом, и в своих произведениях мстил обществу и издевался над ним.
Как по мне, у Моэма один интересный роман — «Театр». Он тоже циничный, но хоть забавный.

Подтекст рассказа прост и очевиден: не ждите жизни вечной, наслаждайтесь жизнью здесь и сейчас. А иначе можно оказаться на месте героев Моэма — остаться ни с чем и в этой и в загробной жизни))

Здравствуйте!
Вот как высказался Сомерсет Моэм о вере и религии ( кажется это из романа " Острие бритвы", но не уверен) "" „Вера в Бога — это не вопрос здравого смысла, логики или аргумента, а — чувства. Доказать существование Бога столь же невозможно, сколь и опровергнуть его. Я не верю в Бога. Не вижу необходимости в такой идее. Я не верю в загробную жизнь. Понятие грядущего наказания я нахожу бесчеловечным, а грядущего вознаграждения — нелепым. Я убежден, что после смерти я вообще прекращу существование, я вернусь в землю, из которой вышел. Однако я могу представить себе, что когда-нибудь в будущем я смогу поверить в Бога, но это будет, как и сейчас, когда я в него не верю, вопросом не рассуждений и наблюдений, а только чувств. … Доказательства, приводящиеся в подтверждение истинности одной религии, стоят столько же, что и доказательства, приводимые в подтверждение истинности другой. Интересно, почему христиане не задумываются над тем, что родись они в Марокко. они были бы магометанами, а на Цейлоне — буддистами; и в этом случае христианство казалось бы им в той же мере абсурдным и со всей очевидностью ложным, в какой эти религии кажутся христианам.“
Спасибо!

Жаль что Моэм не дожил до наших дней и не владеет современной информацией, например о религии на Шри -Ланке:
-..«Религии на Шри-Ланке отличаются большой разнообразностью. Согласно данным переписи 2001 года, затронувшей лишь 18 из 25 округов страны, 76,7 % населения составляют буддисты тхеравады, 7,8 % — индуисты, 8,5 % — мусульмане, 6,1 % — христиане-католики и 0,9 % — представители других вероисповеданий.»©

Друзья, надеюсь минусы к моему комментарию не относятся лично ко мне. Я всего только написал высказывание самого писателя по этому вопросу. Думал это интересно всем, кто читает замечательные романы Сомерсета Моэма. Спасибо!
С большим уважением A.Tim

Религия это один из атрибутов государственности как паспорт, армия, конституция))) Хочу заметить этот атрибут пока не входит в область обязательного страхования, и это даёт право выбора. Вот у евреев сложнее, я если честно не очень то понимаю кому они на самом деле молятся?)) Слово Б-г у них под семью печатями засекречен! Буду благодарен, если кто внесёт ясность в этот вопрос!)) По писателю, Моэм Сомерсет литературный хулиган, жаль, что он не родился во времена инквизиции))))

Я вообще не знаю евреи — это религия или национальность. Всё так размыто… К примеру, если католик итальянец примет их вероисповедание, то он еврей? Или иудей? В других языках это тождественно.

«Мне иногда кажется, что звёзды сияют ярче всего, когда они отражаются в грязной воде придорожных канав»- так закончился давний спор с философом (того философа звали Эпикур). Великолепный рассказ и озвучка! Моэм, редкий знаток человеческой добродетели, пороков и страстей, в очередной раз удивил и порадовал этим рассказом. Большое спасибо!

(Для верующей категории людей) Если хотите проверить свою веру в Бога, не ограничивая себя только Святыми Книжками — рассказ обязателен к прослушиванию! А дальше будут уже Ваши выводы. Воля на то и дана человеку, чтоб быть свободной.

Вера проверяется не «рассказами» людей, а Богом.
А данный рассказ очень ярко показывет безбожную, бесцельную жизнь людей с каменными сердцами, жизнь в ненависти и безнадежности отчаяния…

Потому, что не пожелали Божьего и прожили по своему, как сами захотели, в злобе и неверии, именно это и описано в подробности, каменные сердца наполненные ненавистью… так и погибли.

Шикарный рассказ и исполнение прекрасное. Очень много иронии в голосе, я бы чуть уменьшила )
Рассказ вызвал у меня бурю эмоций, массу вопросов и массу моих версий. Даже не знаю, с чего начать. Начну с главного: верю ли я в вечную жизнь? А хочу ли я в неё верить? Я внимательно изучала православие и картина вечной жизни — чем больше я читала о ней — всё больше пугала. Ну с адом понятно — кому хочется мучиться бесконечно?
А что ждёт нас / кого-то из нас / в раю? Богословие объясняет: полное отсутствие воли, никакого творчества, никакой возможности покаяния. Только участие в общем хоре восхваляющем Творца.И всё! И всё? Как может человек жить так, и жить вечно?
Может, лучше как у Лермонтова? Забыться и заснуть? Только без песен и дубов, пожалуйста. Просто уйти в небытиё.

Не хочу агитировать за религию, но вы плохо «изучили») Там смысл не в вечном пении песен.
Хотя в Библии и встречается подобный фрагмент.

Общий хор восхваляющий Творца — это не обязательно певческий хор. Это образ. Человек в раю будет вечно восхвалять Творца и наслаждаться пребыванием в раю.
Деталей нам никто не открыл, каждый может представлять это по-своему, в силу своего воображения.
Меня пугает один момент. Как можно наслаждаться, если знаешь что где-то в аду мучаются твои близкие? Просто забыть и забить на их мучения? Непостежимо для меня.
Но я увлеклась. Раскройте нам пожалуйста тайну — чем же там на самом деле занимаются души избранных? В чем же смысл? И есть ли он вообще?

Я там не был. Не знаю чем «на самом деле» там занимаются.
Почитайте Франк хорошо написал «О смысле жизни».

Ни вопрос философа не поставил бы в тупик никого — всеблагость и всемогущество всевышнего не противоречат тем непорядкам, что можно наблюдать на земле. Возьмем для примера аквариумиста, который за семь дней создал аквариум — насыпал песочка, посадил водоросли, запустил улиточек и поставил фильтр — короче, сотворил маленький мир и запустив туда рыбок, стал периодически наблюдать за ними. Если он добрый человек и в его воле уничтожить или изменить жизнь аквариума, значит ли это, что он придет на помощь барбусу, которого третирует рыба — попугайчик? не всегда. Делает ли это его волю злой? ни в коем случае. Он не охранник барбуса — он хозяин аквариума

В случае с этими недалёкими душами, ждущими заслуженного рая.. Каждый из них поставил свою сексуальную любовь выше любви к целому миру. Гормоны застлали им красоту и величие Земли и смогли испортить им всю жизнь. Конечно, это нельзя назвать трагедией на ровном месте. Рут избрала правильный путь, но механически, а не всей душой. Она не смогла сохранить и переплавить чувство в более всеобъемлющее и высокое. Много людей которые не смогли реализовать свои чувства (не всегда это приводит к добру), и не стали ненавидеть близких. Недаром говорят жизнь прожить — не поле перейти. А что люди сохранившие свой брак по 20-30 лет просто не были востребованы? или ни разу не восхитились никем противоположного пола, потому что не положено? Ерунда. Даже влюбляться можно, издали, платонически, зарядиться, встряхнуться, встряхнуть свою половинку и жить дальше. Счастливо и долго.

На счёт аквариума не могу согласиться. Все аквариумисты с которыми я была знакома, поскольку тоже имела аквариум, пересаживали в отдельный аквариум рыбок, которые подвергались нападению. У меня тоже был такой специальный отдельный аквариум.

А мой знакомый аквариумист изучал повадки и хитрости рыб. Барбусы делились на партии, чтобы сожрать икру попугая, одни отвлекали, другие пожирали. Потом наоборот. А попугай отрабатывал петлю Нестерова и движение вперед хвостом, чтобы повысить маневренность и наказать негодяев.

  • ЖАНРЫ 361
  • АВТОРЫ 288 315
  • КНИГИ 693 595
  • СЕРИИ 26 522
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 612 783

Божий суд

Поль и Виргиния. Индийская хижина

Оба хороши

Оценка

10 (1)

Джек

Оценка

Оценка: 9 ( 12 )

fb2 QR код Размер: 7,1 Кбайт Добавил Mafdet 24 мая 2012, 16:45 Скачали: 224
txt QR код Размер: 6,3 Кбайт Добавил Admin 24 мая 2012, 16:45 Скачали: 28


Мне нравится ( 0 )

Моэм новеллист, мастер короткого рассказа с непредсказуемым концом.
Этот рассказ не для оценки "нравится", или нет, а для осмысления мировоззрения автора и его попыток решать вопросы поиска Бога (ведь это как раз одно из направлений литературной мысли).
Интересно вообще наблюдать, как жизнь формирует воззрения человека.
Моэм очень рано потерял обоих родителей и поначалу воспитывался религиозным дядей, чьи авторитарные установки навсегда повлияли на то, что он разуверился в Боге.
И потом всю жизнь, как Лео Таксиль, искал в богословии противоречия.
В указанном выше рассказе он пытается высмеять несовместимость в христианском богословии Божье всемогущество и Его благость. (т.е. это один из вопросов на тему "может ли Бог создать такой камень, который не сможет поднять" - как-то так).
Мало кто, на самом деле, в относительно юном возрасте штудировал тяжеловесные философские труды.
Но у него действительно очень солидный интеллектуальный багаж.
Конечно, чтобы беспристрастно относиться к его творческому наследию, необходимо преодолеть в себе неофитство.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: