Сохраняется ли договорная подсудность при уступке права требования

Обновлено: 05.02.2023

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ параграф 1 главы 24 настоящего Кодекса изложен в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

§ 1. Переход прав кредитора к другому лицу

ГАРАНТ:

См. комментарии к параграфу 1 главы 24 настоящего Кодекса

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ параграф 1 главы 24 настоящего Кодекса дополнен подпараграфом 1, вступающим в силу с 1 июля 2014 г.

1. Общие положения

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 382 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 382. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 382 ГК РФ

1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Абзац утратил силу с 1 июня 2018 г. - Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ

Информация об изменениях:

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

3. Если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу.

4. Первоначальный кредитор и новый кредитор солидарно обязаны возместить должнику - физическому лицу необходимые расходы, вызванные переходом права, в случае, если уступка, которая повлекла такие расходы, была совершена без согласия должника. Иные правила возмещения расходов могут быть предусмотрены в соответствии с законами о ценных бумагах.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 383 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 383. Права, которые не могут переходить к другим лицам

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 383 ГК РФ

Переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 384 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 384. Объем прав кредитора, переходящих к другому лицу

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 384 ГК РФ

1. Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

2. Право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, право на получение исполнения иного, чем уплата денежной суммы, может перейти к другому лицу в части при условии, что соответствующее обязательство делимо и частичная уступка не делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 385 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 385. Уведомление должника о переходе права

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 385 ГК РФ

1. Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено.

Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора.

2. Если должник получил уведомление об одном или о нескольких последующих переходах права, должник считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору при исполнении обязательства в соответствии с уведомлением о последнем из этих переходов права.

3. Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования).

Информация об изменениях:

Статья 386 изменена с 1 июня 2018 г. - Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ

Статья 386. Возражения должника против требования нового кредитора

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 386 ГК РФ

Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Должник в разумный срок после получения указанного уведомления обязан сообщить новому кредитору о возникновении известных ему оснований для возражений и предоставить ему возможность ознакомления с ними. В противном случае должник не вправе ссылаться на такие основания.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ параграф 1 главы 24 настоящего Кодекса дополнен подпараграфом 2, вступающим в силу с 1 июля 2014 г.

2. Переход прав на основании закона

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 387 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 387 ГК РФ

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;

3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;

4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

5) в других случаях, предусмотренных законом.

2. К отношениям, связанным с переходом прав на основании закона, применяются правила настоящего Кодекса об уступке требования (статьи 388 - 390), если иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или не вытекает из существа отношений.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ параграф 1 главы 24 настоящего Кодекса дополнен подпараграфом 3, вступающим в силу с 1 июля 2014 г.

3. Уступка требования (цессия)

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 388 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 388. Условия уступки требования

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 388 ГК РФ

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ в пункт 3 статьи 388 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 1 июня 2015 г.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

Информация об изменениях:

Пункт 4 изменен с 1 июня 2018 г. - Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

Если договором был предусмотрен запрет уступки права на получение неденежного исполнения, соглашение об уступке может быть признано недействительным по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об указанном запрете.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ подпараграф 3 параграфа 1 главы 24 настоящего Кодекса дополнен статьей 388.1, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 388.1. Уступка будущего требования

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 388.1 ГК РФ

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ пункт 1 статьи 388.1 настоящего Кодекса изложен в новой редакции, вступающей в силу с 1 июня 2015 г.

1. Требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование), в том числе требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем, должно быть определено в соглашении об уступке способом, позволяющим идентифицировать это требование на момент его возникновения или перехода к цессионарию.

2. Если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 389 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 389. Форма уступки требования

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 389 ГК РФ

О форме уступки права требования см. также Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. N 81-ФЗ

1. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ подпараграф 3 параграфа 1 главы 24 настоящего Кодекса дополнен статьей 389.1, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 389.1. Права и обязанности цедента и цессионария

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 389.1 ГК РФ

1. Взаимные права и обязанности цедента и цессионария определяются настоящим Кодексом и договором между ними, на основании которого производится уступка.

2. Требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное.

3. Если иное не предусмотрено договором, цедент обязан передать цессионарию все полученное от должника в счет уступленного требования.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 390 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 390. Ответственность цедента

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 390 ГК РФ

Информация об изменениях:

Пункт 1 изменен с 1 июня 2018 г. - Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 212-ФЗ

1. Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием.

Если иное не предусмотрено законом, договор, на основании которого производится уступка, может предусматривать, что цедент не несет ответственности перед цессионарием за недействительность переданного ему требования по договору, исполнение которого связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, при условии, что такая недействительность вызвана обстоятельствами, о которых цедент не знал или не мог знать или о которых он предупредил цессионария, в том числе обстоятельствами, относящимися к дополнительным требованиям, включая требования по правам, обеспечивающим исполнение обязательства, и правам на проценты.

2. При уступке цедентом должны быть соблюдены следующие условия:

уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

цедент правомочен совершать уступку;

уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу;

цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке.

3. При нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

4. В отношениях между несколькими лицами, которым одно и то же требование передавалось от одного цедента, требование признается перешедшим к лицу, в пользу которого передача была совершена ранее.

В случае исполнения должником другому цессионарию риск последствий такого исполнения несет цедент или цессионарий, которые знали или должны были знать об уступке требования, состоявшейся ранее.

Подборка наиболее важных документов по запросу Изменение подсудности цессия (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Изменение подсудности цессия

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.11.2021 N 19АП-6119/2021 по делу N А14-7581/2021
Требование: О взыскании задолженности по договору поставки, неустойки.
Решение: Требование удовлетворено в части. Довод ответчика о неправильном определении судом подсудности отклоняется, так как суд руководствовались статьей 37 АПК РФ и пунктом 6.14 договора поставки N 5 о разрешении споров в Арбитражном суде Воронежской области. При этом уступка прав требования не свидетельствует об изменении договорной подсудности, согласованной с ответчиком.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2022 N 18АП-3048/2022 по делу N А76-30517/2021
Требование: Об отмене определения о передаче дела по подсудности.
Решение: Определение оставлено без изменения. Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что независимо от результатов рассмотрения указанных заявлений, экземпляры договоров, представленные сторонами, не тождественны друг другу в части пункта 4.2 договора, то есть в части условия о договорной подсудности спора. Таким образом, суду, с учетом отсутствия оригинала договора цессии, не представляется возможным сделать вывод о наличии согласованного сторонами (статья 432 Гражданского кодекса Российской Федерации) условия о рассмотрении дела арбитражным судом по месту нахождения истца, то есть о достижении соглашения об изменении подсудности спора применительно к положениям статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Изменение подсудности цессия

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Гражданское судопроизводство и противодействие нарушениям финансовой дисциплины (к вопросу об участии органов Росфинмониторинга в гражданском и арбитражном процессе)
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2018, N 6) 4. Изменение конфигурации спорного материального правоотношения, по которому испрашивается судебная защита. Ряд уступок требований или переводов долга, каждый из которых сопряжен с изменением подведомственности или подсудности спора, поскольку спорное право или обязанность передаются друг другу лицами с различным материально-правовым статусом или лицами с различным местонахождением, при прочих сопутствующих обстоятельствах, можно рассматривать как отклонение от стандартного процессуального поведения. Равным образом переквалификация спорного правоотношения на основе согласованных волеизъявлений сторон (например, посредством новации) может заставить суд задуматься над подлинным смыслом совершаемых операций.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации"
(постатейный)
(4-е издание, исправленное и переработанное)
(под ред. В.В. Яркова)
("Статут", 2020) Во-вторых, следует поддержать и упоминание судебных актов "компетентного суда иностранного государства". Логика здесь проста - если национальное законодательство признает компетенцию таких судов, если ранее не было принято определение об отказе в признании и приведении в исполнение указанных судебных актов, если прямо в законе указано на обязанность арбитражного суда прекратить производство по делу при наличии решения иностранного суда по тождественному иску (ч. 2 ст. 252 АПК), то этот же факт, выявленный на стадии возбуждения, должен влечь именно отказ в принятии искового заявления. Есть, правда, один нюанс. Законодатель допустил довольно существенную неточность: в п. 2 ч. 1 ст. 127.1 АПК указано, что основанием для отказа выступает "судебный акт. компетентного суда иностранного государства, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда". На самом деле акцент на том, что ранее именно арбитражный суд отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, порождает парадоксальную ситуацию: если такой отказ имел место на основании определения суда общей юрисдикции, то ему, с точки зрения имеющегося в арбитражном процессе института отказа в принятии, вообще не должно придаваться значение. Что же получается? Заявитель (физическое лицо) сначала обратился в суд общей юрисдикции за признанием и приведением в исполнение решения иностранного суда. Суд ему в этом отказал. После этого он уступил право требования юридическому лицу и последнее (исходя из изменившейся подсудности дела) обратилось уже с "обычным" исковым заявлением в арбитражный суд. По буквальному толкованию п. 2 ч. 1 ст. 127.1 АПК в принятии такого искового заявления следует отказать, поскольку норма в числе изъятий не охватывает случаи, когда вопрос о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда ранее разрешался именно судом общей юрисдикции. Это, конечно, крайне несправедливо и, безусловно, ограничивает право на судебную защиту. Поэтому норму п. 2 ч. 1 ст. 127.1 АПК следует толковать расширительно, имея в виду, что по общему правилу судебный акт компетентного суда иностранного государства препятствует предъявлению тождественного иска, однако в случаях, когда ранее арбитражный суд или суд общей юрисдикции отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, действует специальное правило, отменяющее такой запрет.

Нормативные акты: Изменение подсудности цессия

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 N 158

(вместе с "Обзором судебной практики по некоторым вопросам, связанным с рассмотрением арбитражными судами дел с участием иностранных лиц") 5. При уступке прав требования из договора, в отношении споров из которого было заключено пророгационное соглашение, последнее сохраняет свою юридическую силу для должника и нового кредитора.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.06.2021 N 18
"О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства" 10. По общему правилу, если в результате состоявшегося до обращения в суд правопреемства изменяется подсудность спора (спор, ранее подлежавший рассмотрению в суде общей юрисдикции, стал подсуден арбитражному суду и наоборот), то к спорящим сторонам применяются положения законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора, которые устанавливают порядок рассмотрения дела в том суде, к подсудности которого оно стало относиться в результате правопреемства. Например, если по спору с ответчиком-организацией гражданин уступил права другой организации, то последней до предъявления исковых требований в арбитражный суд должен быть соблюден обязательный досудебный порядок, предусмотренный частью 5 статьи 4 АПК РФ.

Подборка наиболее важных документов по запросу Сохраняется ли договорная подсудность при уступке права требования (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Сохраняется ли договорная подсудность при уступке права требования

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Московского городского суда от 18.03.2020 по делу N 33-11918/2020
Обстоятельства: Определением исковое заявление о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на предмет залога возвращено заявителю, поскольку дело неподсудно данному суду.
Решение: Определение оставлено без изменения. Довод частной жалобы о том, что иск подлежит подаче по месту нахождения наименование организации, относящейся к юрисдикции Мещанского районного суда адрес, не состоятелен, поскольку противоречит, с одной стороны, условиям кредитного договора, из которого с очевидной определенностью не следует соглашение сторон об изменении территориальной подсудности разрешения спора, а с другой стороны, противоречит п. 2.2 "Обзора судебной практики ВС РФ по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ дата), согласно которому: правопреемство в материально-правовых отношениях не влечет за собой процессуальное правопреемство; при уступке права требования банком другому лицу сохраняют силу положения о договорной подсудности, согласованные в договоре первоначального кредитора с должником. Следовательно, иск в любом случае не может быть подан по месту нахождения наименование организации. При этом суд апелляционной инстанции обращает внимание на то, что адрес наименование организации, указанный в кредитном договоре от N 277707-КД от дата - Москва г., Воздвиженка ул., д. 4/7, стр. 2 относится к подсудности Пресненского районного суда адрес, а не Мещанского районного суда адрес.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Сохраняется ли договорная подсудность при уступке права требования

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Основание и порядок замены истца его правопреемником в гражданском и арбитражном процессе
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2022) Предложенное С.С. Каширским понимание правопреемства в гражданском правоотношении объясняет действие для правопреемника правил договорной подсудности. Например, при уступке права требования банком другому лицу сохраняют силу положения о договорной подсудности, согласованные в договоре первоначального кредитора с должником; новый кредитор имеет право на предъявление иска по тем правилам о подсудности, которые согласованы в договоре; если в кредитном договоре содержится условие о рассмотрении споров по месту нахождения банка с указанием его юридического адреса, то организация, в пользу которой была осуществлена уступка требования, имеет право на обращение в суд по месту нахождения первоначального кредитора (п. 2.2 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации"
(Гришаев С.П.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2018) В п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 9 июля 2013 г. N 158 было отмечено, что при уступке прав требования из договора, в отношении споров из которого было заключено пророгационное соглашение (соглашение, определяющее подсудность споров, могущих возникнуть между сторонами внешнеторговых сделок), последнее сохраняет свою юридическую силу для должника и нового кредитора.

Нормативные акты: Сохраняется ли договорная подсудность при уступке права требования

"Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013) Примером правильного применения законодательства по указанному вопросу является практика судов, которые, основываясь на положениях статьи 44 ГПК РФ, исходят из того, что правопреемство в материально-правовых отношениях влечет за собой и процессуальное правопреемство. При уступке права требования банком другому лицу сохраняют силу положения о договорной подсудности, согласованные в договоре первоначального кредитора с должником. Однако следует учитывать, что новый кредитор имеет право на предъявление иска по тем правилам о подсудности, которые согласованы в договоре. Например, если в кредитном договоре содержится условие о рассмотрении споров по месту нахождения банка с указанием его юридического адреса, то организация, в пользу которой была осуществлена уступка требования, имеет право на обращение в суд по месту нахождения первоначального кредитора (по материалам судебной практики Свердловского областного суда).

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 N 158

(вместе с "Обзором судебной практики по некоторым вопросам, связанным с рассмотрением арбитражными судами дел с участием иностранных лиц") 5. При уступке прав требования из договора, в отношении споров из которого было заключено пророгационное соглашение, последнее сохраняет свою юридическую силу для должника и нового кредитора.


Одна из экспертов «АГ» назвала определение Верховного Суда значимым для практики, поскольку тот указал судам на необходимость проверять и устанавливать действительную дату перехода права требования. Два других обратили внимание на то, что Суду пришлось вновь повторять свои разъяснения, закрепленные в постановлении Пленума о применении положений ГК РФ об уступке требований.

14 февраля Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-19968 по иску о взыскании с застройщика санкций за несвоевременное исполнение им обязательств по ДДУ, поданному новым кредитором, получившим право требования путем заключения договора цессии с участником ДДУ.

В июне 2014 г. застройщик ООО «Град» и Ольга Кинареева заключили договор участия в долевом строительстве многоквартирного дома, по условиям которого женщина должна была получить квартиру площадью в 26,4 кв. м. Акт приема-передачи квартиры по ДДУ был подписан сторонами спустя два года.

21 февраля 2019 г. Ольга Кинареева и индивидуальный предприниматель Николай Коваленко заключили договор цессии об уступке права требования в связи с ненадлежащим исполнением застройщиком условий ДДУ. По условиям договора цессии право требования перешло к ИП в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права в соответствии с положениями ст. 384 Гражданского кодекса. Общая стоимость переданных требований превысила 369 тыс. руб., в нее вошли сумма неустойки, предусмотренной Законом об участии в долевом строительстве, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя согласно Закону защите прав потребителей.

22 февраля Ольга Кинареева направила в адрес застройщика претензию с требованием осуществить выплату неустойки в связи с нарушением срока передачи объекта долевого строительства. 26 марта Николай Коваленко также направил претензию в адрес общества с просьбой выплатить ему 369 тыс. руб. за нарушение срока передачи участнику квартиры по ДДУ. В тот же день Ольга Кинареева уведомила ООО «Град» об уступке права требования предпринимателю. Поскольку претензия не была выполнена в досудебном порядке, Николай Коваленко обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к застройщику.

Суд оставил иск без рассмотрения под предлогом несоблюдения ИП досудебного порядка урегулирования спора. При этом он исходил из того, что на момент направления участником ДДУ претензии в адрес застройщика право требования взыскания неустойки было передано им предпринимателю, а застройщик не был извещен о состоявшейся уступке. Суд также счел, что направление предпринимателем претензии в день подачи иска в суд также не свидетельствовало о соблюдении претензионного порядка урегулирования спора.

Пленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса

Апелляция поддержала выводы первой инстанции и отклонила довод Николая Коваленко о необходимости применения в спорной ситуации п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54, указав, что претензия о выплате неустойки была направлена участником в адрес застройщика 22 февраля 2019 г. – после передачи права требования предпринимателю, т.е. тогда, когда участнику уже не принадлежали спорные права требования. Следовательно, отметила вторая инстанция, направленная участником ДДУ претензия о выплате неустойки не может быть принята в качестве надлежащего доказательства соблюдения истцом претензионного порядка урегулирования спора.

Николай Коваленко обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, изучив материалы дела № А41-25794/2019, нашел ее обоснованной. Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что цедент направляла претензию в адрес застройщика 22 февраля 2019 г., а цессионарий – 26 марта. Как подчеркнул ВС, Ольга Кинареева направляла претензию обществу до уведомления последнего о состоявшемся переходе права и, вопреки выводам апелляционного суда, – до момента перехода права требования к цессионарию, установленного п. 1.2 договора цессии. Следовательно, если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а иск подан цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором (п. 32 Постановления Пленума № 54).

Со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ Верховный Суд отметил, что арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором. «Между тем в рассматриваемом случае обязательный досудебный порядок урегулирования спора соблюден, так как претензия была направлена первоначальным кредитором 22 февраля 2019 г., т.е. до уведомления общества о состоявшейся уступке права требования, в связи с чем у судов отсутствовали основания для оставления искового заявления без рассмотрения», – отмечено в определении.

Поскольку иск был оставлен судами без рассмотрения и спор по существу не рассматривался, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело в АС Московской области.

Комментируя позицию ВС, юрист судебной практики юридической компании «Дювернуа Лигал» Анастасия Токарева пояснила, что стороны договора цессии вправе определить более поздний момент переход права требования по сравнению с датой заключения договора. «На такую возможность прямо указывается как в ст. 389.1 ГК РФ, так и в Постановлении Пленума г. № 54. Кроме того, его п. 32 предусматривает право цессионария не повторять претензионный порядок урегулирования спора, а сразу обратиться с иском в суд, в случае если претензия направлялась первоначальным кредитором до уведомления должника об уступке», – отметила она.

По словам эксперта, Верховный Суд, отменяя судебные акты двух инстанций, указал, что в рассматриваемом деле претензия была направлена до уведомления об уступке и до перехода требования. «Судебная практика в этих вопросах вполне единообразна и соответствует разъяснениям высшей судебной инстанции. С учетом определенности законодательства и правоприменительной практики позиция судов, оставивших иск без рассмотрения, вызывает удивление, а определение ВС РФ представляется законным и обоснованным», – подытожила Анастасия Токарева.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов отметил, что в договоре цессии можно предусмотреть различные варианты момента перехода права требования. «Самых распространенных из них два: с момента заключения договора либо с момента выплаты суммы договора за уступку права. Указанным определением ВС подтвердил свою позицию, высказанную в п. 32 Постановления Пленума № 54, и указал на невыясненность судами фактических обстоятельств дела, что привело к принятию незаконных решений. В частности, нижестоящими судами проигнорирован тот факт, что цедент направлял претензию должнику до момента заключения договора цессии. Указанная ситуация напрямую была рассмотрена в п. 32 постановления», – пояснил эксперт.

Управляющий партнер юридической компании «MCK LAW», адвокат Ирина Кузнецова посчитала определение ВС важным для правоприменительной практики ввиду того, что Суд указал, что даже если досудебная претензия была направлена первоначальным кредитором должнику до даты передачи права требования и до уведомления должника о состоявшейся уступке, необходимо считать, что обязательный досудебный порядок урегулирования спора соблюден и для нового кредитора, а поданный им иск на основе такой досудебной претензии предшественника не может быть оставлен без рассмотрения, поэтому судебная защита нарушенного права должна быть обеспечена.

«Таким образом, ВС указал судам на необходимость проверять и устанавливать действительную дату перехода права требования. Если эта дата не совпадает с датой договора цессии, то все совершенные первоначальным кредитором законные действия по защите нарушенного права в период с даты заключения договора до установленной сторонами даты перехода права требования могут быть использованы новым кредитором в своих интересах, а также подлежат признанию надлежащими действиями кредитора в обязательстве», – резюмировала Ирина Кузнецова.


Эксперты сошлись во мнении, что основной вопрос спора заключался в правильном определении объема прав, переданных цессионарию. По мнению одного из экспертов, ВС и нижестоящие суды правильно решили, что в данном деле требование об уплате неустойки по цессии не перешло. Другая обратила внимание на позицию ВС о том, что выводы нижестоящих судов были сделаны с учетом «фактических обстоятельств конкретного дела», под которыми можно понимать вывод о недобросовестности цессионария.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 29 ноября № 305-ЭС19-14381 по спору о взыскании организацией, к которой перешли права требования по исполнительному листу о возврате арендатором оборудования, неустойки за несвоевременное исполнение последним указанной обязанности по договору аренды в пользу цедента.

Впоследствии обувная фабрика обратилась в суд с иском к ООО «СТОИК+» о взыскании 5 млн руб. неустойки по договору аренды оборудования. В обоснование своих требований истец ссылался на заключенные им договор цессии и допсоглашение к нему с «ТД “Спецторг”». Со ссылкой на договор аренды оборудования он указал, что арендатор обязан возвратить арендодателю объект аренды в течение 15 календарных дней с момента окончания срока действия договора либо момента его досрочного расторжения. Если арендатор не возвращает объект аренды в установленные сроки, он уплачивает арендодателю штраф в размере 50 тыс. руб. за каждый день задержки возврата объекта аренды, а также возмещает арендодателю все понесенные и доказанные им убытки.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. Оценив обстоятельства дела, они сочли, что цедент уступил истцу только права (требования), предусмотренные исполнительным листом, а его воля на переход принадлежащего ему права на взыскание договорной неустойки обувной фабрики не доказана. Суды также указали, что для вывода о переходе права требования к истцу недостаточно доказательств волеизъявления цессионария на его принятие.

В этой связи фабрика обратилась в ВС с кассационной жалобой, где указала на существенные нарушения норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А40-126034/2018 высшая судебная инстанция напомнила, что согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Со ссылкой на п. 4 Постановления Пленума ВС от 21 декабря 2017 г. № 54 Суд отметил, что, если иное не предусмотрено законом или договором, требование первоначального кредитора переходит к новому в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту цессии.

«В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты. Таким образом, суды, делая вывод о недоказанности перехода к истцу права требования договорной неустойки, не допустили существенных нарушений норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела, и обоснованно отказали обществу “Обувная фабрика” в удовлетворении иска», – отмечается в определении. Поскольку ВС критически отнесся к представленному истцом допсоглашению к договору цессии, он оставил в силе обжалуемые судебные акты.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко в комментарии «АГ» отметил, что определение «носит законный характер». По его словам, основной вопрос рассмотренного спора заключался в правильном определении объема прав, переданных арендодателем цессионарию. «С одной стороны, права требования по умолчанию передаются вместе с неустойкой. С другой, цессия произошла на стадии исполнения в объеме исполнительного листа, в котором неустойки нет, – пояснил эксперт. – В этом случае для перехода права одного договора цессии недостаточно – необходимо также процессуальное правопреемство, а оно произошло только в пределах исполнительного листа».

В этой связи, заключил Сергей Радченко, Верховный Суд и нижестоящие суды правильно решили, что требование об уплате неустойки в данном случае по цессии не перешло. «Поскольку цедент ликвидирован, это право прекратилось по ст. 419 ГК РФ и ни к кому уже не перейдет», – подытожил он.

Юрист практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и Партнеры» Людмила Степанова отметила, что основная проблема в комментируемом судебном акте касается перехода при уступке основного требования связанных с ним прав требования (в данном случае – права на взыскание неустойки).

Эксперт согласилась с выводами ВС. «Дополнительное соглашение датировано тем же днем, что и договор. При процессуальной замене взыскателя наличие и содержание дополнительного соглашения не раскрывались суду, оно является неопределенным по содержанию. Требование о взыскании неустойки с должника было предъявлено цессионарием после ликвидации цедента, ввиду чего невозможно достоверно установить факт заключения допсоглашения», – пояснила она.

В то же время Людмила Степанова считает, что вывод ВС о том, что при переходе основного требования к цессионарию не перешло связанное с ним право на взыскание неустойки, является не столь однозначным. «Учитывая, что под правом “по исполнительному листу” необходимо понимать право требовать возврата оборудования, а также поскольку договором между цедентом и цессионарием прямо не предусмотрено иное, в силу п. 1 ст. 384 ГК к цессионарию должно было перейти и право на взыскание неустойки (как минимум, не начисленной на момент уступки). Однако, как прямо указано в определении ВС, выводы сделаны судами с учетом “фактических обстоятельств конкретного дела”, под которыми можно понимать вывод о недобросовестности цессионария, принимая во внимание которые и нужно оценивать позицию Суда», – подытожила юрист.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: