Соглашение о порядке взаимного исполнения судебных постановлений по делам о взыскании алиментов

Обновлено: 24.09.2022

При рассмотрении дел о расторжении брака у судов возникают вопросы, связанные с применением норм Семейного кодекса Российской Федерации, регулирующих прекращение брака, признание его недействительным, а также имущественные отношения супругов (бывших супругов). Учитывая это, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного разрешения дел данной категории постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При принятии искового заявления о расторжении брака судье необходимо учитывать, что согласно ст. 17 СК РФ муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка. Это положение распространяется и на случаи, когда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года. При отсутствии согласия жены на рассмотрение дела о расторжении брака судья отказывает в принятии искового заявления, а если оно было принято, суд прекращает производство по делу (п.1 ч.1 ст.134, абзац второй ст.220 ГПК РФ). Указанные определения не являются препятствием к повторному обращению в суд с иском о расторжении брака, если впоследствии отпали обстоятельства, перечисленные в ст.17 СК РФ.

2. Расторжение брака по взаимному согласию супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, в силу п.1 ст. 19 СК РФ производится в органах записи актов гражданского состояния независимо от наличия либо отсутствия между супругами спора о разделе имущества, являющегося их общей совместной собственностью, о выплате средств на содержание нетрудоспособного нуждающегося супруга. Исключение составляют случаи, когда один из супругов, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется от расторжения брака, например отказывается подать совместное заявление о расторжении брака либо отдельное заявление в случае, когда он не имеет возможности лично явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи совместного заявления (п.2 ст.21 СК РФ, ст.33 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. «Об актах гражданского состояния»).

3. Предусмотренный п.2 ст. 19 СК РФ порядок расторжения брака в органах записи актов гражданского состояния с лицами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства, не распространяется на случаи расторжения брака с лицами, ограниченными в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Расторжение брака по искам, предъявленным к указанным лицам, а также по искам этих лиц производится в общем порядке.

4. Дела о расторжении брака с лицами, осужденными к лишению свободы, рассматриваются, в случае подведомственности этих дел суду, с соблюдением общих правил о подсудности. Если исковое заявление о расторжении брака с лицом, осужденным к лишению свободы, принимается судом к производству в соответствии со ст. 28 ГПК РФ, то надлежит исходить из последнего места жительства указанного лица до его осуждения.

5. Иск о расторжении брака с лицом, место проживания которого неизвестно, может быть предъявлен по выбору истца, то есть по последнему известному месту жительства ответчика или по месту нахождения его имущества, а в случае, когда с истцом находятся несовершеннолетние дети или выезд к месту жительства ответчика для него по состоянию здоровья затруднителен, - по месту его жительства (ч.ч. 1 и 4 ст. 29 ГПК РФ).

6. Учитывая, что в силу п.2 ст. 19 СК РФ расторжение брака с лицами, признанными безвестно отсутствующими, независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей, производится в органах записи актов гражданского состояния, при обращении с таким иском к лицу, в отношении которого в течение года в месте его жительства отсутствуют сведения о месте его пребывания, судья разъясняет истцу порядок признания граждан безвестно отсутствующими (ст.42 ГК РФ).

Однако, если супруг не желает обращаться в суд с заявлением о признании другого супруга безвестно отсутствующим, судья не вправе отказать в принятии искового заявления о расторжении брака, а должен рассмотреть иск на общих основаниях.

8. Приняв заявление о расторжении брака, судья по каждому делу обязан провести подготовку к судебному разбирательству в порядке, предусмотренном главой 14 ГПК РФ.

9. При отложении разбирательства дела о расторжении брака и взыскании алиментов на детей в связи с назначением срока для примирения супругов следует выяснять, участвует ли ответчик в содержании детей. Если суд установит, что ответчик не выполняет эту обязанность, он вправе в соответствии со ст. 108 СК РФ вынести постановление о временном взыскании с ответчика алиментов до окончательного рассмотрения дела о расторжении брака и взыскании алиментов.

10. По делам о расторжении брака в случаях, когда один из супругов не согласен на прекращение брака, суд в соответствии с п.2 ст.22 СК РФ вправе отложить разбирательство дела, назначив супругам срок для примирения в пределах трех месяцев. В зависимости от обстоятельств дела суд вправе по просьбе супруга или по собственной инициативе откладывать разбирательство дела несколько раз с тем, однако, чтобы в общей сложности период времени, предоставляемый супругам для примирения, не превышал установленный законом трехмесячный срок.

Срок, назначенный для примирения, может быть сокращен, если об этом просят стороны, а причины, указанные ими, будут признаны судом уважительными. В этих случаях должно быть вынесено мотивированное определение.

Определение суда об отложении разбирательства дела для примирения супругов не может быть обжаловано в апелляционном и кассационном порядке, так как оно не исключает возможности дальнейшего движения дела (п.2 ч.1 ст. 371 ГПК РФ).

Если после истечения назначенного судом срока примирение супругов не состоялось и хотя бы один из них настаивает на прекращении брака, суд расторгает брак.

11. В случае, когда при расторжении брака в судебном порядке будет установлено, что супруги не достигли соглашения о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке и размере средств, подлежащих выплате на содержание детей и (или) нетрудоспособного нуждающегося супруга, а также о разделе общего имущества супругов либо будет установлено, что такое соглашение достигнуто, но оно нарушает интересы детей или одного из супругов, суд разрешает указанные вопросы по существу одновременно с требованием о расторжении брака.

Одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой (ст.151 ГПК РФ). Суд вправе в этом же производстве рассмотреть и встречный иск ответчика о признании брака недействительным (ст.138 ГПК РФ).

12. Решая вопрос о возможности рассмотрения в бракоразводном процессе требования о разделе общего имущества супругов, необходимо иметь в виду, что в случаях, когда раздел имущества затрагивает интересы третьих лиц (например, когда имущество является собственностью крестьянского (фермерского) хозяйства либо собственностью жилищно-строительного или другого кооператива, член которого еще полностью не внес свой паевой взнос, в связи с чем не приобрел право собственности на соответствующее имущество, выделенное ему кооперативом в пользование, и т.п.), суду в соответствии с п. 3 ст. 24 СК РФ необходимо обсудить вопрос о выделении этого требования в отдельное производство.

Правило, предусмотренное п. 3 ст.24 СК РФ, о недопустимости раздела имущества супругов в бракоразводном процессе, если спор о нем затрагивает права третьих лиц, не распространяется на случаи раздела вкладов, внесенных супругами в кредитные организации за счет общих доходов, независимо от того, на имя кого из супругов внесены денежные средства, поскольку при разделе таких вкладов права банков либо иных кредитных организаций не затрагиваются.

Если же третьи лица предоставили супругам денежные средства и последние внесли их на свое имя в кредитные организации, третьи лица вправе предъявить иск о возврате соответствующих сумм по нормам ГК РФ, который подлежит рассмотрению в отдельном производстве. В таком же порядке могут быть разрешены требования членов крестьянского (фермерского) хозяйства и других лиц к супругам – членам крестьянского (фермерского) хозяйства.

Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества на имя их несовершеннолетних детей, в силу п. 5 ст.38 СК РФ считаются принадлежащими детям и не должны учитываться при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов.

13. В случае, когда одновременно с иском о расторжении брака заявлено требование о взыскании алиментов на детей, однако другая сторона оспаривает запись об отце или матери ребенка в актовой записи о рождении, суду следует обсудить вопрос о выделении указанных требований из дела о расторжении брака для их совместного рассмотрения в отдельном производстве (ст. 151 ГПК РФ).

14. Если при рассмотрении дела о расторжении брака и разделе имущества супругов (в случаях, когда они полностью не выплатили пай за предоставленные кооперативом в пользование квартиру, дачу, гараж, другое строение или помещение) одна из сторон просит определить, на какую долю паенакопления она имеет право, не ставя при этом вопроса о разделе пая, суд вправе рассмотреть такое требование, не выделяя его в отдельное производство, при условии, что отсутствуют другие лица, имеющие право на паенакопления, поскольку этот спор не затрагивает прав кооперативов.

15. Общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п.п.1 и 2 ст.34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. ст. 128, 129, п.п. 1 и 2 ст.213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст.ст.38, 39 СК РФ и ст.254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела.

Если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст.42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов (п.3 ст.39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи.

Не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши (ст.36 СК РФ).

16. Учитывая, что в соответствии с п.1 ст.35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества, или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п.4 ст.38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.

17. При разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в соответствии с п.2 ст.39 СК РФ может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Под заслуживающими внимания интересами одного из супругов следует, в частности, понимать не только случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи, но и случаи, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным не зависящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности.

Суд обязан привести в решении мотивы отступления от начала равенства долей супругов в их общем имуществе.

19. Течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п.7 ст.38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде – дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

20. Решение суда о расторжении брака должно быть законным и основанным на доказательствах, всесторонне проверенных в судебном заседании.

В мотивировочной части решения в случае, когда один из супругов возражал против расторжения брака, указываются установленные судом причины разлада между супругами, доказательства о невозможности сохранения семьи.

Резолютивная часть решения об удовлетворении иска о расторжении брака должна содержать выводы суда по всем требованиям сторон, в том числе и соединенным для совместного рассмотрения. В этой части решения указываются также сведения, необходимые для государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния (дата регистрации брака, номер актовой записи, наименование органа, зарегистрировавшего брак). Фамилии супругов записываются в решении в соответствии со свидетельством о браке, а в случае изменения фамилии при вступлении в брак во вводной части решения необходимо указывать и добрачную фамилию.

Учитывая, что размер пошлины за государственную регистрацию расторжения брака, произведенного в судебном порядке, установлен подп. 2 п.1 ст. 333 26 Налогового кодекса РФ», при вынесении решения суд не определяет, с кого из супругов и в каком размере подлежит взысканию государственная пошлина за регистрацию расторжения брака в органе записи актов гражданского состояния.

21. В соответствии с п.1 ст.25 СК РФ брак, расторгнутый в судебном порядке, считается прекращенным со дня вступления решения суда в законную силу. Указанное положение в силу п. 3 ст. 169 СК РФ не распространяется на случаи, когда брак расторгнут в судебном порядке до 1 мая 1996 г., то есть до дня введения в действие ст.25 СК РФ. Брак, расторгнутый в органах записи актов гражданского состояния, считается прекращенным со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния независимо от того, когда был расторгнут брак – до 1 мая 1996 г. либо после этой даты.

22. При принятии искового заявления о признании брака недействительным судье необходимо выяснять, по какому основанию оспаривается действительность брака (п.1 ст.27 СК РФ) и относится ли истец к категории лиц, которые в силу п.1 ст.28 СК РФ вправе возбуждать вопрос о признании брака недействительным именно по этому основанию. Если заявитель не относится к таким лицам, судья отказывает ему в принятии искового заявления на основании п.1 ч.1 ст.134 ГПК РФ.

23. Перечень оснований для признания брака недействительным, содержащийся в п.1 ст.27 СК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. К таким основаниям относятся: нарушение установленных законом условий заключения брака (ст.ст. 12,13 СК РФ); наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению (ст. 14 СК РФ); сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, от другого лица наличия у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции (п.3 ст.15 СК РФ); фиктивность брака (п.1 ст.27 СК РФ).

Учитывая это, нарушение установленных законом требований к порядку заключения брака (например, регистрация брака до истечения месячного срока со дня подачи заявления в орган записи актов гражданского состояния, если этот срок не был сокращен в порядке, предусмотренном п.1 ст.11 СК РФ) не может явиться основанием для признания брака недействительным.

24. В соответствии с п.4 ст.29 СК РФ супруги после расторжения брака (как в судебном порядке, так и в органах записи актов гражданского состояния) не вправе ставить вопрос о признании этого брака недействительным, за исключением случаев, когда действительность брака оспаривается по мотивам наличия между супругами запрещенной законом степени родства либо состояния одного из них на время регистрации брака в другом нерасторгнутом браке.

Если в указанных выше случаях брак расторгнут в судебном порядке, то иск о признании такого брака недействительным может быть рассмотрен судом при условии отмены решения о расторжении брака, поскольку, принимая такое решение, суд исходил из факта действительности заключенного брака. Согласно ч.2 ст.209 ГПК РФ факты и правоотношения, установленные таким решением, не могут быть оспорены теми же сторонами в другом процессе.

Если же брак расторгнут в органах записи актов гражданского состояния, а впоследствии предъявлены требования об аннулировании записи о расторжении брака и о признании его недействительным, суд вправе рассмотреть эти требования в одном производстве (ст.151 ГПК РФ).

Как пояснил Суд со ссылкой на положения ГК РФ о сделке, совершенной под отлагательным условием, алиментное соглашение, заключенное за шесть лет до расторжения брака, не противоречит семейному и гражданскому законодательству

В комментарии «АГ» представитель бывшей супруги банкрота рассказал о нюансах рассмотренного дела. По мнению одного эксперта «АГ», ВС РФ уточнил водораздел между гражданско-правовым договором и соглашением об алиментах в развитие позиции, закрепленной ранее его Пленумом. Другой полагает, что отказ в возбуждении исполнительного производства повлек бы нарушение прав взыскателя; пока алиментное соглашение законно, судебный пристав-исполнитель обязан его исполнять. Третий считает, что выводы ВС будут полезны и при рассмотрении споров, предметом которых является вопрос правовой квалификации сделки, совершенной сторонами под отлагательным или отменительным условием.

Верховный Суд опубликовал кассационное определение № 71-КАД22-2-КЗ от 18 мая по делу об оспаривании конкурсным управляющим гражданина-банкрота постановления о возбуждении исполнительного производства о взыскании алиментов в пользу бывшей супруги должника в соответствии с алиментным соглашением.

В июне 2012 г. супруги Виктор и Людмила Саух заключили нотариально удостоверенное соглашение об уплате пожизненных алиментов. По его условиям, мужчина обязался выплачивать супруге ежемесячные алименты в размере 25% от суммы его доходов (но не менее трех МРОТ) в случае расторжения брака по инициативе любой из сторон, за исключением ряда обстоятельств. Спустя шесть лет супруги развелись.

Так как бывший супруг отказался выплачивать алименты, Людмила Саух обратилась в Отдел судебных приставов Ленинградского района Калининграда с заявлением о возбуждении исполнительного производства, которое было удовлетворено в апреле 2019 г. Согласно постановлению судебного пристава-исполнителя от 5 февраля 2020 г., размер задолженности Виктора Сауха по алиментам превысил 471 тыс. руб. за период с 13 сентября 2018 г. по 31 декабря 2019 г. В дальнейшем пристав-исполнитель окончил исполнительное производство по заявлению Людмилы Саух в связи с фактическим исполнением требований о взыскании задолженности, но затем оно вновь было возобновлено, а сумма задолженности за период с 17 декабря 2020 г. по 28 февраля 2021 г. составила более 94 тыс. руб.

Поскольку Виктор Саух в декабре 2020 г. был признан банкротом, а его задолженность по алиментам в размере 471 тыс. руб. была погашена из конкурсной массы должника, его конкурсный управляющий Сергей Федоров обратился в суд с административным иском о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства. По мнению заявителя, соглашение об уплате алиментов не является исполнительным документом, на основании которого может быть возбуждено исполнительное производство.

Суд удовлетворил административный иск, а апелляция и кассация поддержали его решение. Все три инстанции сочли, что на момент заключения алиментного соглашения основания для выплаты Людмиле Саух алиментов отсутствовали, в связи с чем его нельзя признать соглашением об уплате алиментов, на которое распространяются требования и гарантии, предусмотренные главой 16 Семейного кодекса, а также ст. 102 Закона об исполнительном производстве, определяющими порядок взыскания алиментов и задолженности по алиментным обязательствам.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Людмила Саух сослалась на нарушение нижестоящими судами норм материального права, и Судебная коллегия по административным делам ВС РФ согласилась с ее доводами.

ВС напомнил, что одним из видов исполнительных документов, направляемых (предъявляемых) судебному приставу-исполнителю, являются нотариально удостоверенные соглашения об уплате алиментов (п. 3 ч. 1 ст. 12 Закона об исполнительном производстве). Согласно ст. 99 и 100 СК РФ под соглашением об уплате алиментов понимается нотариально удостоверенное письменное соглашение между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем, которое имеет силу исполнительного листа. К такому документу применяются нормы ГК РФ, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок.

Исходя из ч. 1 ст. 157 ГК РФ, сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. «Таким образом, алиментное соглашение от 6 июня 2012 г. с момента расторжения брака 13 августа 2018 г. не противоречит требованиям семейного и гражданского законодательства. Вступившим в законную силу решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 16 декабря 2020 г. по делу № 2-3540/2020 отказано в признании указанного соглашения недействительным. Выводы судов об отсутствии оснований для отнесения соглашения от 6 июня 2012 г. к соглашениям по уплате алиментов, предусмотренным ст. 90 СК РФ, основаны на неправильном применении норм права, поскольку эта норма определяет право бывшего супруга на получение алиментов после расторжения брака в судебном порядке», – отмечено в кассационном определении.

В нем также указано, что спорное алиментное соглашение полностью соответствует требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, предусмотренным ст. 13 Закона об исполнительном производстве, срок направления на исполнение такого исполнительного документа не истек, у судебного пристава-исполнителя не имелось оснований для отказа в возбуждении исполнительного производства. Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении административного иска конкурсного управляющего.

В комментарии «АГ» юрист Дмитрий Саенко, представлявший интересы Людмилы Саух в судебном процесс, сообщил, что на момент заключения спорного алиментного соглашения она не достигла пенсионного возраста, не являлась инвалидом и не была иждивенцем супруга, то есть не относилась к перечню лиц, имеющих право на получение алиментов в соответствии с п. 1 ст. 90 Семейного кодекса. «На момент расторжения брака женщина являлась пенсионером по старости. Поскольку ее бывший супруг отказался выплачивать алименты, то вышеуказанное соглашение было направлено для принудительного исполнения в ФССП, было возбуждено исполнительное производство и накопился достаточно большой долг», – рассказал он.

По словам юриста, поскольку иным способом это соглашение оспорить не удалось, то плательщик алиментов создал себе дружественного кредитора, который обратился с заявлением о банкротстве. «Финансовый управляющий от имени бывшего супруга моей клиентки оспорил постановление пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, указывая на то, что соглашение не является исполнительным документом. Признание соглашения об алиментах обычной сделкой позволило бы должнику признать задолженность по нему погашенной, а от дальнейшего исполнения соглашения отказаться на основании ст. 102 Закона о банкротстве», – пояснил Дмитрий Саенко.

Он добавил, что ключевой вывод ВС РФ состоит в том, что спорное соглашение об алиментах является сделкой, совершенной под условием, в силу ч. 1 ст. 157 ГК РФ, поэтому его необходимо оценивать на предмет, является ли оно именно соглашением об алиментах в соответствии со ст. 99 СК РФ не на момент его заключения, а на момент начала его действия при вступлении в законную силу, то есть после наступления оговоренного условия: «Этот вывод Суда не противоречит установившейся практике, а лишь приводит ее к единообразию в части оценки соглашений об алиментах, устраняя неопределенность оценки таких соглашений, когда они заключены под условием».

Старший юрист юридической группы «Плотников и партнеры» Михаил Новоселов полагает, что в рассматриваемом деле ВС уточнил водораздел между гражданско-правовым договором и соглашением об алиментах в развитие позиции, закрепленной в абз. 3 п. 53 Постановления Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов». «Тем самым Суд фактически окончательно утвердил обновление своей позиции, которая основана на действующем в настоящем законодательстве и предусматривает возможность заключения соглашения об алиментах не только в отношении предусмотренных СК РФ лиц», – заметил он.

По мнению эксперта, действующее семейное законодательство не устанавливает запрет на заключение соглашения об алиментах при наличии признаков неплатежеспособности, наличия кредиторской задолженности, а также не ставит в зависимость заключение соглашения от указанных обстоятельств. «Однако все эти обстоятельства могут быть основанием для обращения в деле о банкротстве с заявлением об оспаривании такого соглашения, что является наиболее эффективным способом защиты прав кредиторов в случае злоупотребления при заключении соглашения об алиментах», – убежден Михаил Новоселов.

Управляющий партнер юридического бюро Olimp Legal Иван Хорев полагает, что судебный акт будет полезен не только для той категории споров, которая связана с рассмотрением споров в рамках исполнительного производства, но и тех, где рассматривается вопрос правовой квалификации сделки, которая совершена сторонами под отлагательным или отменительным условием, включая подобные соглашения об уплате алиментов.

По словам эксперта, сам механизм заключения подобных соглашений (с отложенным моментом вступления в силу), безусловно, удобен для супругов, поскольку позволяет сэкономить время и силы в будущем, избегая урегулирования вопроса об алиментах в момент расторжения брака, когда часто стороны уже находятся в состоянии конфликта. «Подобная судебная практика может помочь достичь стабильности в гражданском обороте, позволяя сохранять силу таких соглашений, правильно квалифицируя их правовую природу и момент вступления в силу для сторон, их заключивших», – подытожил Иван Хорев.

Председатель правления РО МОО «Ассоциация ветеранов Службы судебных приставов» Алексей Шарон отметил, что финансовый управляющий попытался заблокировать взыскание алиментов в пользу бывшей супруги гражданина-банкрота путем оспаривания постановления о возбуждении исполнительного производства, потерпев неудачу при оспаривании алиментного соглашения между бывшими супругами в суде. «Однако служба судебных приставов не является органом по разрешению споров, она является исполнительным органом, поэтому при поступлении нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов было правомерно возбуждено исполнительное производство. Нотариальное соглашение об уплате алиментов является одним из полноправных видов исполнительных документов, как, например, исполнительный лист, который выдается судом», – подчеркнул он.

Эксперт добавил: то обстоятельство, что оно было заключено под отлагательным условием и алименты стали выплачиваться с даты расторжении брака, не делает его недействительным. «Отказ в возбуждении исполнительного производства повлек бы нарушение прав взыскателя. Финансовому управляющему следует искать иные правовые возможности для признания нотариального соглашения недействительным; пока оно законно, судебный пристав-исполнитель будет его исполнять», – заключил Алексей Шарон.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: