Следователь не удовлетворил заявленное ф ходатайство о проведении судебно психиатрической экспертизы

Обновлено: 06.02.2023

Подборка наиболее важных документов по запросу Отказ в назначении психолого-педагогической экспертизы (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Формы документов: Отказ в назначении психолого-педагогической экспертизы

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Форма: Апелляционная жалоба в суд общей юрисдикции на решение об определении порядка общения близких родственников с ребенком
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2022) 2.2. Для доказательства ____________ (обстоятельства) истец ходатайствовал о назначении психолого-педагогической (или: судебно-психологической, комплексной судебной психолого-психиатрической) экспертизы по вопросам _____, ________________, _________________ в _____________________ (наименование государственного судебно-экспертного учреждения). Отказ в удовлетворении такого ходатайства нарушил право истца на представление доказательств.

Судебная практика: Отказ в назначении психолого-педагогической экспертизы

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Московского городского суда от 12.02.2020 по делу N 33-5636/2020
Требование: О расторжении брака, определении места жительства ребенка.
Обстоятельства: Стороны состоят в браке, от которого имеется несовершеннолетний ребенок.
Встречное требование: Об определении места жительства несовершеннолетней дочери.
Решение: 1) Требование удовлетворено частично; 2) Встречное требование удовлетворено. Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы о том, что судом первой инстанции необоснованно было отклонено ходатайство о назначении по делу психолого-педагогической экспертизы, поскольку норма части 1 статьи 79 ГПК РФ не носит императивного характера, а предусматривает рассмотрение ходатайства и принятие судом решения о его удовлетворении либо отклонении, при этом удовлетворение ходатайства о проведении экспертизы является правом, а не обязанностью суда, суд, рассмотрев ходатайство истца о назначении экспертизы, отказал в его удовлетворении ввиду отсутствия оснований.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Отказ в назначении психолого-педагогической экспертизы

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Споры о детях: традиционные ценности и судебная практика: Монография"
(Якушев П.А.)
("Проспект", 2018) Определением Октябрьского районного суда г. Владимира от 02.12.2015 по делу по иску Р.В. к Р.Н. о передаче детей по требованию родителя, проживающего отдельно , назначалась судебная психолого-педагогическая экспертиза, на разрешение которой были поставлены вопросы:

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Судебная практика по гражданским делам. Брачно-семейные споры: Практическое пособие"
(Асташов С.В., Богданова И.С., Бугаенко Н.В., Войта И.В., Кратенко М.В., Щурова А.Н.)
("Проспект", 2011) Мнение ребенка, не достигшего 10-летнего возраста, чаще всего выясняют органы опеки и попечительства при подготовке заключения по данному вопросу, при этом оно отражается в письменном заключении. Иногда стороны либо орган опеки и попечительства представляют суду заключение педагога-психолога, из которого усматривается психологическая привязанность ребенка к одному из родителей в той или иной степени. Суд принимает во внимание и такое заключение. В целях уточнения характера взаимоотношений ребенка с каждым из родителей суд вправе назначить соответствующую экспертизу (психологическую, психолого-педагогическую) или привлечь в процесс специалиста (психолога) для получения от него консультаций и пояснений (ст. 188 ГПК РФ).

Нормативные акты: Отказ в назначении психолого-педагогической экспертизы

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Проект Федерального закона
"О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации в части обеспечения возможности общения ребенка с лицами, не являющимися его родственниками"
(подготовлен Минпросвещения России)
(не внесен в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 15.10.2020) При рассмотрении и разрешении споров, связанных с правами ребенка и родителей, в случае возникновения вопросов, выяснение которых требует специальных познаний, суд вправе в соответствии со статьями 79 - 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) назначить экспертизу в стадии подготовки дела к судебному разбирательству либо непосредственно в судебном заседании (судебно-психологическую, судебно-психиатрическую экспертизы, а также комплексные судебные экспертизы: психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические). Назначение экспертов и привлечение специалистов возможно по инициативе сторон, других лиц, участвующих в деле.

Подборка наиболее важных документов по запросу Отказ в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы по уголовному делу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Отказ в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы по уголовному делу

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Кассационное определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 05.05.2022 N 77-1951/2022
Приговор: По пп. "а", "б", "в" ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки).
Определение: Акты изменены: назначенное наказание смягчено. Из протоколов судебных заседаний следует, что все ходатайства, заявленные участниками процесса в ходе судебного заседания, председательствующим ставились на обсуждение сторон с выяснением их мнений по данным вопросам и по результатам их рассмотрения судом принимались законные, обоснованные и мотивированные решения. Ходатайства стороны защиты, в том числе о проведении экспертиз, надлежаще рассмотрены судом и в их удовлетворении мотивированно отказано. Протокольное рассмотрение ходатайств сторон без удаления председательствующего в совещательную комнату соответствует требованиям закона и не влечет за собой отмену или изменение вынесенного приговора, поскольку обязательное удаление суда в совещательную комнату необходимо для вынесения письменного постановления в случаях, предусмотренных ст. 256 УПК РФ, как например, в случае назначения экспертизы или возвращения уголовного дела прокурору, а не в отказе в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы или возвращении прокурору.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Кассационное определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 20.01.2021 по делу N 77-93/2021
Приговор: По ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 228.1, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ (покушение; незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. ).
Определение: Акты оставлены без изменения. Из протокола судебного заседания следует, что стороне защиты и обвинения предоставлены равные права. Мотивированный отказ в удовлетворении ходатайств о признании недопустимыми доказательств, о назначении судебно-почерковедческой экспертизы, об истребовании выделенного уголовного дела в отношении неустановленного лица и лицевого счета банковской карты М., о назначении служебной проверки по факту изъятия из дела фотографий не свидетельствует о нарушении принципа состязательности сторон либо о предвзятости суда.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Отказ в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы по уголовному делу

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Комментарий практики рассмотрения экономических споров (судебно-арбитражной практики)"
(выпуск 24)
(отв. ред. В.Ф. Яковлев)
("ИЗиСП", "КОНТРАКТ", 2018) В уголовном судопроизводстве не является нарушением вынесение протокольного постановления по отказу в удовлетворении (отклонению) ходатайства о возвращении уголовного дела прокурора, отказу в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы. Такие "отказные" постановления не подлежат самостоятельному обжалованию. В соответствии с разъяснением в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции" согласно ч. 2 ст. 389.2 УПК РФ не подлежат самостоятельному апелляционному обжалованию, а обжалуются одновременно с итоговым судебным решением по делу, в частности, определения или постановления о порядке исследования доказательств, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства и другие судебные решения, вынесенные в ходе судебного разбирательства, за исключением указанных в ч. 3 ст. 389.2 УПК РФ.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Потерпевший: понятие и правовой статус. Комментарий к статье 42 УПК РФ"
(Рыжаков А.П.)
(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2020) - невынесение определения об отказе в удовлетворении ходатайства потерпевшего о назначении судебной экспертизы .

Нормативные акты: Отказ в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы по уголовному делу

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1
(ред. от 29.11.2016)
"О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" 3.1. Не подлежат обжалованию в порядке статьи 125 УПК РФ действия (бездействие) и решения, проверка законности и обоснованности которых относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело по существу (отказ следователя и дознавателя в проведении процессуальных действий по собиранию и проверке доказательств; отказ следователя и дознавателя в возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и назначении лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа; постановления следователя, дознавателя о привлечении лица в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы и т.п.), а также действия (бездействие) и решения, для которых уголовно-процессуальным законом предусмотрен специальный порядок их обжалования в досудебном производстве, в частности постановление следователя или прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков, решение прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям статьи 225 УПК РФ.

Подборка наиболее важных документов по запросу Назначение психиатрической экспертизы по уголовному делу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Назначение психиатрической экспертизы по уголовному делу

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2021 год: Статья 196 "Обязательное назначение судебной экспертизы" УПК РФ "Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 N 6 "О практике применения судами принудительных мер медицинского характера", в соответствии с требованиями пункта 3 статьи 196 УПК РФ по каждому уголовному делу назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве. К обстоятельствам, вызывающим такие сомнения, могут быть отнесены, например, наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая помощь (у него диагностировалось врачами психическое расстройство, ему оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, он помещался в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, признавался невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.), о нахождении его на обучении в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии, о получении им в прошлом черепно-мозговых травм, а также странности в поступках и высказываниях лица, свидетельствующие о возможном наличии психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 196 "Обязательное назначение судебной экспертизы" УПК РФ "По смыслу закона, в соответствии с требованиями п. 3 ст. 196 УПК РФ по каждому уголовному делу назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве. К обстоятельствам, вызывающим такие сомнения, могут быть отнесены, например, наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая помощь (у него диагностировалось врачами психическое расстройство, ему оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, он помещался в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, признавался невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.), о нахождении его на обучении в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии, о получении им в прошлом черепно-мозговых травм, а также странности в поступках и высказываниях лица, свидетельствующие о возможном наличии психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др. (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 "О практике применения судами принудительных мер медицинского характера")."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Назначение психиатрической экспертизы по уголовному делу

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Актуальные вопросы реализации органами предварительного расследования положений, предусмотренных п. 3.2 ч. 1 ст. 196 УПК РФ
(Александров А.Н., Лащенко Р.А.)
("Российский следователь", 2019, N 9) Начало формирования правоприменительной практики по реализации вышеуказанной нормы УПК РФ, в целях согласования и выработки единого подхода (мнения) по вопросу о необходимости, а также основаниях назначения психиатрических судебных экспертиз по уголовным делам, Отделом организации дознания совместно со Следственным управлением УМВД России по Белгородской области осуществлены рабочие встречи с руководством отделения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Белгородской областной клинической психоневрологической больницы и Белгородского областного наркологического диспансера.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
"Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации"
(постатейный)
(15-е издание, переработанное и дополненное)
(Безлепкин Б.Т.)
("Проспект", 2021) 6. Суть четвертого основания приостановления предварительного следствия заключается в том, что подозреваемый или обвиняемый тяжело болен. Причем имеется в виду как психическое, так и иное заболевание. В тех случаях, когда в связи с психическим заболеванием обвиняемого, подозреваемого и сомнениями относительно их вменяемости назначается стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, уголовное дело приостанавливаться не должно. Производство экспертизы является процессуальным действием. Следовательно, во время его производства расследование продолжается. Достаточно установить, что обвиняемый или подозреваемый заболел тяжким, но излечимым психическим заболеванием, которое не дает основания признать его невменяемым, но препятствует его участию в следственных действиях и не позволяет закончить расследование. Если же лицо совершило деяние, будучи невменяемым, или заболело после совершения преступления неизлечимой душевной болезнью, что подтверждено экспертизой, расследование продолжается, но только уже по правилам, предусмотренным для производства по применению принудительных мер медицинского характера.

Нормативные акты: Назначение психиатрической экспертизы по уголовному делу

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 N 6
(ред. от 03.03.2015)
"О практике применения судами принудительных мер медицинского характера" 6. В соответствии с требованиями пункта 3 статьи 196 УПК РФ по каждому уголовному делу назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве. К обстоятельствам, вызывающим такие сомнения, могут быть отнесены, например, наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая помощь (у него диагностировалось врачами психическое расстройство, ему оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, он помещался в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, признавался невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.), о нахождении его на обучении в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии, о получении им в прошлом черепно-мозговых травм, а также странности в поступках и высказываниях лица, свидетельствующие о возможном наличии психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях и др.

"Обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 18.01.2017) В связи с заключением амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы в отношении И. 11 июня 2015 г. назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза. Однако постановление о назначении экспертизы вместе с материалами уголовного дела представлены экспертам только 20 октября 2015 г., т.е. спустя 4 месяца после ее назначения. При этом доводы следователя о том, что такое время ему потребовалось для сбора необходимых материалов для производства экспертизы, судья посчитал несостоятельными, поскольку, как следует из заключения эксперта, ему были представлены только имевшиеся в распоряжении следователя материалы уголовного дела, каких-либо дополнительных материалов представлено не было. Кроме того, суд установил, что предыдущие ходатайства о продлении срока содержания И. под стражей обосновывались необходимостью проведения одних и тех же следственных действий, часть из которых так и не была выполнена.

Устюжанина Ольга

Уголовно-процессуальным законом, как и нормативными правовыми актами других отраслей права, установлены процессуальные сроки, исчисляемые с момента совершения уголовно наказуемого деяния до наступления правовых последствий. В частности, по истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности виновное лицо не подлежит наказанию.

При этом обстоятельства, в которых данные сроки протекают, бывают разные.

Так, в октябре 2019 г. я приняла поручение на защиту интересов Л. – потерпевшей по уголовному делу в отношении Д., обвиняемого по ч. 2 ст. 167 и ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Согласно обстоятельствам дела, в августе 2018 г. Д. на территории частного сектора города на своем автомобиле преследовал автомобиль, которым управляла Л. Обогнав машину Л. и преградив ей движение, Д. обстрелял автомобиль девушки из травматического пистолета, повредив двери и несколько стекол. После этого он подошел к обстрелянному автомобилю и через открытое стекло со стороны водителя несколько раз ударил Л. кулаком по голове, схватил за волосы, сопровождая свои действия высказыванием угрозы убийством.

Все действия Д. были вызваны личной неприязнью к малознакомой Л., которая возникла в результате общения в соцсетях.

На момент заключения соглашения на оказание потерпевшей юридической помощи расследование было завершено, и уголовное дело поступило в Егорьевский городской суд Московской области для рассмотрения по существу. В ходе предварительного слушания защита обвиняемого заявила о необходимости возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК, поскольку, по ее мнению, обвинительное заключение не соответствовало требованиям закона в связи с нарушением порядка назначения и проведения судебной психиатрической экспертизы в отношении потерпевшей.

В обоснование ходатайства защита обвиняемого привела доводы о наличии сомнений в способности потерпевшей правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания. Кроме этого, защита Д. обратила внимание суда, что в ходе предварительного следствия в отношении потерпевшей дважды назначались амбулаторные психиатрические экспертизы, которые не были проведены, при этом постановления об их назначении сторонами не обжаловались, не отменялись и не признавались незаконными.

Я как представитель потерпевшей, в свою очередь, пояснила суду, что Л. не состояла и не состоит на учете у психиатра или нарколога, никогда не лечилась у врачей данных профилей; имеет высшее образование; является сотрудником российской авиакомпании и положительно характеризуется по месту работы. В ее функциональные обязанности входят действия, требующие четкости выполнения и быстрой реакции при принятии рациональных решений, что предполагает стабильное психическое здоровье.

При этом я ссылалась на п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в котором указано на недопустимость назначения и производства судебной экспертизы в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных п. 2, 4 и 5 ст. 196 УПК, без письменного согласия потерпевшего либо его законного представителя (представителей), а также на п. 4 ч. 1 ст. 196 УПК, согласно которому назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние потерпевшего при наличии сомнений в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания.

Объективных доводов о необходимости проведения экспертизы защитой обвиняемого представлено не было – впрочем, они отсутствовали и в постановлениях следователей о назначении психиатрической экспертизы.

Мы возражали против возвращения дела прокурору, поскольку срок давности привлечения обвиняемого к уголовной ответственности истекал и Д. мог остаться безнаказанным, а проведение психиатрической экспертизы потерпевшая воспринимала как личное оскорбление.

В итоге, несмотря на наши возражения, суд вернул дело прокурору в порядке ст. 237 УПК для производства дополнительного следствия, а именно – проведения психиатрической экспертизы потерпевшей.

Не согласившись с решением суда, прокурор и сторона потерпевшей обжаловали его в апелляцию. Московский областной суд отменил решение и вернул дело в первую инстанцию для рассмотрения иным составом суда. Свое решение апелляция мотивировала тем, что поведение потерпевшей не вызывает сомнений в ее психическом здоровье.

В ходе нового судебного следствия защита обвиняемого вновь ходатайствовала о психиатрической экспертизе потерпевшей. На этот раз необходимость исследования обосновывалась обстоятельствами, возникшими сразу после инцидента. В частности, после того как Д. применил насилие к Л. и расстрелял ее машину, девушка не растерялась и не покинула свой автомобиль, а начала преследовать нападавшего, который пытался скрыться с места происшествия.

Данные действия защита обвиняемого интерпретировала как расстройство психики Л. – по их мнению психически здоровый человек, которому угрожают убийством, не может из-за страха преследовать лицо, гипотетически способное осуществить эти угрозы.

Мы вновь заявили возражения против назначения психиатрической экспертизы, мотивируя надуманностью оснований для ее проведения. В частности, мы указали, что поведение Л. было допустимым и логичным, поскольку она осознавала, что может запечатлеть транспортное средство нападавшего с помощью видеорегистратора и, вероятно, – способствовать задержанию Д. путем блокировки движения его машины на одной из улиц частного сектора, где разворачивались события. В связи с этим поведение потерпевшей нельзя охарактеризовать как действия лица, имеющего психическое расстройство.

Тем не менее 13 августа 2020 г. суд вынес постановление о назначении в отношении Л. амбулаторной комиссионной комплексной психолого-психиатрической судебной экспертизы. Ее проведение было поручено судебным экспертам отделения Центра судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ МО ЦКПБ.

Мы обжаловали постановление в Московский областной суд, однако апелляционная жалоба не была рассмотрена в связи с тем, что указанное постановление было промежуточным актом и подлежало рассмотрению после принятия итогового решения по делу.

Мы не стали препятствовать исполнению постановления, хотя и не были с ним согласны. В назначенное время Л. явилась в медучреждение для проведения экспертизы, однако отвечать на вопросы экспертов отказалась, вследствие чего Центр судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ МО ЦКПБ представил суду справку о невозможности определить психическое состояние Л. и ответить на поставленные судом перед экспертами вопросы.

Суд, продолжая рассматривать уголовное дело по существу, вновь удовлетворил ходатайство защиты обвиняемого, заключавшееся на этот раз в проведении психиатрической экспертизы потерпевшей в условиях стационара, и направил дело в ФГБУ «НМИЦ психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского». В постановлении суд, как и прежде, выразил сомнения в способности потерпевшей правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания.

От проведения данной экспертизы Л. отказалась, о чем представила суду соответствующее заявление.

Исчерпав все возможности проведения в отношении потерпевшей разного вида психиатрических экспертиз, суд был вынужден продолжить судебное следствие, в ходе которого Л. снова давала показания, а защита обвиняемого и суд по-прежнему сомневались в их правдивости, поскольку вопрос о психическом здоровье потерпевшей, поставленный защитой, фактически оставался неразрешенным.

Выступая в прениях, я предложила суду рассмотреть поведение потерпевшей как активное отстаивание ее прав и законных интересов, которое заключается не только в юридической помощи представителя, но и в самостоятельном направлении жалоб, ходатайств, участии во всех судебных заседаниях на протяжении более двух лет; активном содействии расследованию обстоятельств дела на досудебной стадии, а также самостоятельном сборе доказательств и их представлении следствию и суду. Преследование потерпевшей автомобиля обвиняемого позволило зафиксировать номер ТС (впоследствии это стало основным доказательством вины Д. в инкриминируемых деяниях). Я обратила внимание суда на то, что, когда Л. преследовала автомобиль Д., он пытался скрыться, и Л. было понятно, что Д. боится впоследствии быть узнанным правоохранителями и задержанным. В связи с этим такое поведение потерпевшей свидетельствует не о психическом расстройстве, а напротив – о правильном понимании ситуации и логическом, последовательном принятии решений.

Представитель потерпевшей и гособвинитель приводили данные доводы суду, в том числе заявляя возражения на ходатайства защиты Д. о назначении и проведении психиатрических экспертиз в отношении Л., но суд не счел их убедительными. В своем последнем постановлении суд указал, что считает неправильным со стороны Л. преследовать Д. после его нападения и угроз, а также учитывает поведение потерпевшей в ходе судебного следствия, что позволяет сомневаться в ее психическом здоровье и, следовательно, доверять ее показаниям. При этом суд не указал, что конкретно в поведении потерпевшей в ходе судебных заседаний вызывало сомнения в ее психическом здоровье.

Несмотря на это, при вынесении приговора обвиняемому суд учел неоднократно озвученную позицию стороны потерпевшей о том, что преследование Д. со стороны Л. было актом смелости и обусловлено желанием наказать Д. за содеянное в соответствии с действующим законодательством.

Наша позиция нашла отражение в приговоре – в мотивировочной части суд, уже не сомневаясь в правдивости показаний потерпевшей и ее адекватности, принял их как доказательства виновности Д.

Стоит отметить, что при невозможности провести психиатрическую экспертизу потерпевшему (в том числе в случае отказа потерпевшего от исследования) вопрос о его психическом состоянии остается открытым, и суд вынужден учитывать показания потерпевшего как достоверные. В связи с этим судебные акты о назначении психиатрических экспертиз в отношении потерпевшей «диссонировали» с приговором, поскольку не имели логического завершения.

С учетом назначавшихся экспертиз в отношении Л. рассмотрение уголовного дела длилось с октября 2019 г. по декабрь 2021 г. Это позволило освободить Д. от наказания в связи с переквалификацией одного из преступлений в связи с истечением двухлетнего срока давности уголовного преследования.

Обжалованные в апелляцию постановления о назначении психиатрических экспертиз так и не были отменены. Приговор в отношении Д. также остался без изменения. Остается надеяться, что противоречия в судебных актах, на которые мы указали в кассационной жалобе, будут устранены.

Руководитель отдела судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского» Андрей Ткаченко рассказал адвокатам о психиатрической экспертизе в их деятельности


24 апреля на очередном вебинаре ФПА РФ с лекцией на тему «Судебно-психиатрические познания в деятельности адвоката» выступил руководитель отдела судебно-психиатрической экспертизы в уголовном процессе ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского», доктор медицинских наук, профессор Андрей Ткаченко.

В начале выступления он рассказал об основах методологии и самой судебно-психиатрической экспертизы, сделав короткий экскурс в англосаксонское право, где предусмотрено равенство сторон в доступе к специальным научным познаниям.

По словам Андрея Ткаченко, в России, даже после присоединения к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, сторона защиты далеко не всегда имеет возможность предъявить свое заключение эксперта. Он напомнил, что после изменений, внесенных в российское уголовно-процессуальное законодательство, появилась такая фигура, как специалист, благодаря чему не нарушается норма о состязательности процесса.

На сегодняшний день наше процессуальное право создало определенные механизмы, которые должны уравновесить права следствия и обвинения с правами защиты, считает Андрей Ткаченко. Умение пользоваться этими инструментами – один из навыков адвоката, необходимых при построении линии защиты.

Работа с экспертным заключением как с доказательством по делу должна выстраиваться по определенному алгоритму, основанному на процессуальном кодексе, имеющем приоритет над другими законами и нормативными актами. Такая работа может происходить только в судебном производстве, где такое заключение было признано доказательством. Лектор заметил, что преимущества перед другими доказательствами экспертное заключение не имеет, хотя и опирается на научные положения. Однако попытки оспорить его за пределами той судебной процедуры, где это заключение было получено, в том числе в рамках гражданского процесса, недопустимы.

Андрей Ткаченко рассказал о роли этических принципов и правил проведения СПЭ. Так, базовыми являются принцип личной ответственности, принцип независимости и принцип непосредственности исследования. К этическим принципам относятся конфиденциальность, профессиональная компетентность, уважение прав, чести и достоинства подэкспертного.

Спикер сообщил, что в связи с появлением негосударственных экспертных учреждений Закон о государственной судебно-экспертной деятельности будет в перспективе заменен законом об экспертной деятельности. Хотя, по мнению Андрея Ткаченко, для многих госэкспертиза все-таки является предпочтительной.

Профессор подчеркнул, что роль адвоката становится очень существенной еще на стадии назначения экспертизы. А при производстве экспертизы адвокат имеет право присутствовать, но редко пользуется этим, хотя может убедиться в качестве производимого исследования, в том, что эксперт осуществляет исследование объективно, на строго научной основе, в пределах своей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Кроме того, лектор информировал о правах и обязанностях эксперта, ограничениях, которые на него накладываются, коллизиях, возникающих в случаях, если, например, эксперту поступили два экспертных задания с разным объемом информации. Андрей Ткаченко отметил, что адресатами экспертного заключения являются лица, не обладающие специальными познаниями в области психиатрии, поэтому текст должен быть понятен и суду, и сторонам по делу. Однако проверить и оспорить содержание заключения адвокат может далеко не всегда, но он вправе следить за соблюдением тех правил и процедур, которые установлены законом, и обжаловать любые нарушения, допущенные экспертом.

Так, например, при необходимости аттестованные эксперты могут прибегать к помощи высококвалифицированных специалистов, но подписывать заключение вправе только сотрудники судебно-экспертного учреждения, которому поручено проведение экспертизы. Сотрудник государственного экспертного учреждения не вправе проводить негосударственную экспертизу. Он также не может принимать задание напрямую, минуя своего непосредственного руководителя. Соблюдение этих формальностей проверяет адвокат, а обоснованность выводов эксперта – суд. «Поиск нарушений методики исследования, научной необоснованности экспертного заключения – это сложная задача суда и сторон», но если она решена, то суд вправе не согласиться с выводами эксперта и назначить новую экспертизу, сказал Андрей Ткаченко.

Цитируя положения закона, ссылаясь на судебную практику и рассказывая о типологии логических форм экспертных выводов, лектор дал рекомендации, которые могут быть полезны для адвокатов, сталкивающихся в своей практике с необходимостью изучить и оспорить обоснованность выводов эксперта.

Повтор данного вебинара запланирован на субботу, 5 мая. При его просмотре часы квалификации засчитают аналогично тому, как и при просмотре онлайн-трансляции.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: