Система правовых норм англии основанная на местных правовых обычаях и судебной практики

Обновлено: 05.02.2023

Первый период - Англосаксонский период до 1066г. Для него характерно наличие большого числа обычаев варварских племен германского происхождения (саксов, англов, ют, датчан). Общее для всех право отсутствовало. Право в данную эпоху носило преимущественно не­писаный и неупорядоченный характер. В этот период не прослежива­ется сколь либо значимое римское влияние, хотя римские легионы находились на территории Британии продолжительное время. После принятия христианства законы составлялись также как и в континентальной Европе, с той лишь разницей, что писались не на латыни, а на англосаксонском языке. В современном понимании они регулировали очень небольшой круг общественных отношений.

Второй период - становление общего права с 1066 г. - 1485 г. Норманнское завоевание создало сильную централизованную власть. Появление общего права было подчинено определенной логике. Английский король был объявлен вер­ховным собственником всей земли, это делало всех феодалов васса­лами короля, обязанными ему, прежде всего, военной службой. Укрепляется ко­ролевское правосудие. Король осуществлял «высший суд» и вмешивался в исключительных случа­ях. В XIII в. сложились автономные образования, наделенные судебной компетенцией с постоянным местопребыванием в Вестминстере. Суд казначейства, Суд общегра­жданских исков и Суд королевской скамьи рассматривал только оп­ределенные дела, но вскоре разделение компетенции отпало, и каж­дый из трех королевских судов Вестминстера мог рассматривать все дела, подпадающие под королевскую юрисдикцию. Королевские суды. В конце XY века королевские суды стали ключевым органом правосу­дия. Процедура в королевских судах в Вестминстере варьировалась в зависимости от вида иска, в этих условиях главная роль отводилась процессу. Строгость процедур английского права и необходимость укла­дываться в их рамки являлись основными причинами, помешавшими рецепции римского права в Англии.

Третий период - 1485 г. по 1832 г. - 1485 год проведения судебной реформы в Англии. Этот пери­од характеризуется параллельным существованием общего права и права справедливости. Право справедливости возникает как аппеляционный институт. Лица недовольные решением своих дел в судах общего права обращались к королю - источнику всех милостей и справедливости. Эта процедура проходила через лорда-канцлера. Если он считал целесообразным, то передавал жалобу королю, и тот ставил ее на рассмотрение в своем Совете. Эти обращения носили вначале исключительный характер, но постепенно они превратились в обычный порядок обжалования ре­шений королевских судов или даже в способ полностью или частично их обойти. После 1529 г. лорд-канцлер все чаще выступал в роли юриста и рассматривал жалобы как судья, применяя процедуру, заимствованную из канонического права и полностью отли­чающуюся от процедуры судов общего права. Принципы, применяе­мые лордом-канцлером, были заимст­вованы из римского и канонического права. Су­дебная реформа 1873 - 1875 гг. и 1880 г. упразднила сложившееся разделение судов Англии на суды общего права и права справедливо­сти. Новая структура высших судов предусматривала использование процессуальных норм и той и другой из английских «ветвей» преце­дентного права. Во второй половине XVIII в. произошло поглощение торгового права общим правом. Торговое право было интегрировано общим правом, институт торгового права перестал быть привилегией класса коммерсантов.

Четвертый период развития английского права начался в 1832 г и продолжается вплоть до нынешнего времени. Содержание данного этапа характеризуется активными судебными и правовыми реформами. В результате юристы перенесли акцент с процессуального на материальное право. Большая работа была проведена по расчистке за­конодательства, освобождению его от архаичных, давно не действующих актов. В результате судебной реформы суды были уравнены в своих правах и получили возможность применять как нормы обще­го права, так и нормы права справедливости. При этом английское право не лишилось своих традиционных черт. Английское право по-прежнему развивалось с помощью судебной практики. Тем не менее, в этот период усилилась роль парламента и госу­дарственной администрации. Повысилась роль статутного права в настоящее время английская правовая система сближается с право­выми системами континентальной Европы. В конце XX в. были проведены конституционные реформы, имев­шие своей целью передачу полномочий парламентам Шотландии и Се­верной Ирландии, создание Национального собрания в Уэльсе и инкорпорацию Европейской конвенции о защите прав человека и основные свобод в английское право принятием Акта о правах человека 1998 г.

2. Особенности английского (общего) права. Структура английского права. Отсутствует строгая отраслевая классификация, хотя базовые отрасли получили развитие. Бо­лее весомы правовые институты. Наиболее развит юридический про­цесс, на основе которого и развиваются материальные отрасли права. Все суды имеют общую юрисдикцию, то есть могут разбирать разные категории дел: публично-правовые и ча­стноправовые. Английское право имеет тройную структуру: общее право - основной источник, право справедливости - дополнение и статутное право - писаное право парламентского происхождения. Не связано с римским частным правом по ряду причин: римское право преимущественно носило частный характер и не могло быть использовано Вестминстерскими судами, решавшими в пределах своей юрисдикции не частные, а публично-правовые споры; существование на пути решения вопросов, касающихся норм институтов, доктрин и принципов римского права в Англии, препятствий в виде несовместимых с римским правом местных традиций и обычаев; особенности эволюционного развития Англии и ее правовой системы, не вызывающие необходимости выхода за рамки общего права. Отсутствие кодификации. Нормы общего права, формировались при рассмотрении судами конкретных дел, поэтому они менее абстрактны и рассчитаны на разрешение конкретных споров, а не установление общих правил поведения на будущее. В силу этого для английского права не харак­терна кодификация. Система высших судов.Высшее правосудие осуществляет Верховный суд Англии, в который входят Высокий суд, Суд короны, Апелляционный суд. Их структура и юрисдикция регулируются актом о Верховном суде 1981 г. В Высоком суде существует три отделения: отделение Королевской скамьи, канцлерское отделение, отделение семейных дел. Распределение дел между отделениями связано с практическими сооб­ражениями, в целом каждое отделение может рассматривать любое дело, входящее в компетенцию Высокого суда. Суд короны - новое образование, созданное Актами о суде 1971 г. Он рассматривает уголовные дела. Апелляционный суд - вторая инстанция в рамках Вер­ховного суда. В этом суде есть коллегия, рассматривающая уголовные дела, и коллегия, рассматривающая гражданские дела. Также следует сказать об Апелляционном комитете Палаты лордов куда могут быть обжалованы решения Апелляционного суда. При этом Палата лордов - это высшая судебная инстанция не только Англии, но и для всего Соединенного королевства. Судьи Палаты лордов как таковые или совместно с судьями заморских территорий образуют Судебный комитет Тайного совета. Здесь рассматриваются жалобы на решения верховных судов британских заморских территорий или государств - членов Содружества. Решения Судебного коми­тета, основанные на общем праве, обладают тем же авторитетом, что и решения Палаты лордов. И те и другие решения публикуются в од­них и тех же сборниках. В иных странах, входящих в англосаксонскую правовую семью, также выделяются высшие судебные инстанции. В Канаде - это Вер­ховный суд Канады и Федеральный суд Канады, заменивший в 1971 г. Суд Казначейства. В США - это Верховный суд США, а на уровне штатов - это верховные суды штатов. Система отправления правосудия. Современное правовое регулирование процесса рас­смотрения дел в судах, раз­рабатывалось судьями. В Англии законы об отправлений правосудия разрабатываются специально созданными для этого коми­тетами, в которые наряду с другими субъектами входят и судьи. Эти правила утверждаются лордом-канцлером и вступают в силу, если их проекты не встречают возражений парламента. Систематизация законодательства. Со второй половины XIX в. в Великобритании издаются «Судебные отчеты», где публикуются решения высших судебных ин­станций, выступающие в качестве судебных прецедентов при рас­смотрении аналогичных дел. Систематизации законода­тельства Англии преимущественно путем консолидации. Высокий уровень независимости судебной власти, ее реальная, разносторонне гарантированная самостоятельность как в во­просах своей внутренней жизни, так и отправления правосудия. Роль обычая. В Англии сохраняет значение старинный обычай, отличающийся многовековой стабильностью и всеобщим признанием. В отсутствие писаной Конституции действуют как конституционные обычаи атрибуты монархического государства, министры рассматриваются как слуги короле, вы (короля), пожалования и пенсии даются от имени короны.

3. Источники права в англосаксонской правовой семье. Судебный прецедент. Ведущим источником права является судебный прецедент. Нормы права создаются судами при вынесении решений по конкретным делам. Судебная практика представляет собой суммарный результат рассмотрения конкретных дел. Судебный прецедент создается судебным решением высшей судебной инстанции. Правила применения прецедента: 1) реше­ния, вынесенные Палатой лордов, составляют обязательные прецеденты для всех судов, за исключением ее самой; 2) решения, принятые Апел­ляционным судом, обязательны для всех нижестоящих судов и (кроме уголовного права) для самого этого суда; 3) решения, принятые Высо­ким судом, обязательны для низших судов и имеют важное значение и обычно используются как руководство различными отделениями Высо­кого суда и Судом короны, не будучи для них строго обязательными. Не является строго обязательным соблюдение правил применения прецедента и для Судебного комитета Тайного совета. Обязывающая сила прецедента основана на доктрине stare decisis (стоять на решенном). Судебный прецедент содержит держит две части: ratio decidendi и obiter dictum. Первая излагает нормы права, во второй содержится дополнительная информация, в том числе уточняющие аргументы и рассуждения. Законо­дательство.В зависимости от юридической силы законы подразделяются на конституционные и обычные, или текущие. К первым относятся конституции или (если нет писаной конституции) конституционные акты. В Англии таковыми, например, являются акт о Парламенте 1911 г., акт о министрах короны 1975 г. В Канаде - Конституционный акт 1982г| Конституционные законы занимают более высокое место в иерархии. В Великобритании в силу отсутствия писаной конституции закон сложно признать неконституционными. Поэтому, чтобы избежать про­тиворечия, в английской правовой системе действует презумпция прио­ритета более позднего закона над более ранним. В Англии и ряде стран общего права законы делятся на публичные частные. Если публичные законы содержат в себе правила общего характера, то частные законы касаются вполне определенного круга лиц и одержат строго определенные установления. В зависимости от спосо­бов систематизации выделяются кодифицированные и консолидиро­ванные акты. По временному признаку в Англии выделяются законы, рассчитанные на определенный период времени. Их может продлевать парламент, причем не один раз. Английские судьи применяют закон. Но норма, которую он содержит, принимается окончательно и инкор­порируется полностью в английское право лишь после того, как она будет неоднократно применена и истолкована судами в той форме и степени, какую установят суды. Делегированное законодатель­ство, понимается как система законодательных актов, принятая различ­ными государственными органами на основе полномочий, передан­ных им парламентом или другими представительными органами. Особенности делегированного законодательства как источника права в англосаксонской правовой семье: деле­гированное законодательство издается не высшими законодательны­ми (представительными) органами, но всегда полномочия на такое издание исходят именно от них; полно­мочия по приятию делегированных актов могут передаваться прави­тельству и иным «субординированным» органам; имеет строго функциональ­ный характер; акты, изданные в порядке делегирования законодательства, подлежат обязательному контролю. Правовые обычаи. Обычай имеет ограниченное значение в английском праве. Обычай можно считать обязательным лишь в том слу­чае, если он имеет характер старинного обычая. Старинными счи­таются обычаи, существовавшие в 1189 г. Доказательств такой древно­сти обычая в настоящее время не требуется, но обычай не будет счи­таться юридически обязательным, если будет доказано, что он не мог существовать в 1189 г. Требование, чтобы обычай был старинным, ка­сается местных обычаев, на торговые обычаи оно не распространяется. В этой области главным образом и действуют после поглощения торго­вого права общим правом юридически обязательные обычаи. Действующие правовые обычаи Англии можно сгруппировать в три группы: местные обычаи; обычаи торгового оборота; конституционные обычаи. Правовая доктрина. Рассматривается как научная и философская теория, система идей, взглядов. В развитии доктрины сыграли свою роль известные юристы Кок, Брэктон, Глэнвидл и др. Римское право мало повлияло на развитие правовой системы Англии, но в этом случае мы имеем дело с одним из немногих его проявлений. Пятым источником права является разум. Разум как источник права определяется в фактическом, сугубо эмпирическом плане. Его рассматривают как средст­во восполнения пробелов в статутном праве, как повседнев­ную жизнь судейского права, в виде принятия разумного судейского решения в тех слу­чаях, когда имеются пробелы в механизме правового регулирования.

Словом «обычай» ( custom ) обозначаются разные феномены. В правовой системе под обычаем подразумевают местное право ( local law ), точнее — источник права, нормы которого действуют применительно к определенной территории либо в отношении определенной группы лиц. По сути, такое право — это совокупность субъективных прав (rights) и обязанностей (duties), существование которых вытекает из обычая. В этом смысле обычаи — местное, или обычное, право, такое же право, как и общее право (Common law) 1 Подробнее о понятии обычая как источника права см.: Кросс Р. Цит. соч. — С. 161-165; Обычай в праве: Сборник. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. .

Другое понимание обычая — обыкновения делового (торгового) оборота (conventional trade usages). В таком смысле обычай — не право (не источник права как его форма), а обстоятельства, которые принимаются во внимание при заключении контрактов и отражаются в терминах контрактного права.

Третье значение обычая — архаическое обычное право англов, саксов, других родоплеменных объединений, исторически предшествующее общему праву, а следовательно, не относящееся к праву в собственном смысле слова и не дополняющее источники права. Как отмечал выдающийся английский историк права XIX в. Генри Мэйн, обычаи никогда не были английским правом в современном смысле слова. Таким образом, можно признать, что обычай в узком, собственном смысле слова в контексте правовой системы Великобритании представляет собой дополнительный источник права, если последнее сводить к субъективным правам (rights) и обязанностям (duties).

Понимание обычая как источника правовых норм, определяющих субъективные права и обязанности сторон, позволяет истцам и ответчикам ссылаться на обычай в суде так же, как на законы, а судам — признавать нормативную юридическую силу обычая.

В основном, как показано выше, на обычаи принято ссылаться в спорах об обыкновениях и по вопросам местного уклада жизни. На обычаи, например, ссылаются в судах по делам о праве сушить рыбацкие сети в определенных местах, пусть даже такие места окажутся пляжем, о праве торговать там, где проводились ежегодные ярмарки, и т.д. Однако подобным роль обычая в правовой системе Великобритании не ограничивается. Обычай дополняет источники права и включается в их систему, регламентируя форму государственного устройства, важнейшие вопросы деятельности государства (конституционные обычаи), судебную систему и т.д.

В британской правовой системе юридическое определение обычая как одного из источников нормативных установлений впервые было сформулировано судом в решении по делу о танистри (Tanistry Case (1698) 80 ER 516) 2 «Танистри» современники называли ирландский обычай наследования земельной собственности. В деле о танистри истец требовал признать, что подобный обычай имеет силу права. Суд в удовлетворении иска отказал на том основании, что данный обычай не удовлетворяет ряду критериев: разумности, определенности и непрерывности. Данное судебное дело возникло после окончательного завоевания Ирландии англичанами. Таким образом, в деле о танистри речь шла о признании обычного права, существовавшего на территории Ирландии до завоевания, частью английского общего права, то есть источником английского общего права. . Согласно данному судом определению, обычай — такое обыкновение, которое имеет ту же силу, что и право (закон). Не исключается, что обычаи могут противоречить другим источникам права (закону). В таких случаях обычай не признается правом, поскольку не соответствует предъявляемым к обычаю требованиям.

Обычай (custom) как источник права не следует путать с правовыми обыкновениями , или конвенциями ( conventions ). Конвенции — часть общего и международного права, тогда как обычай — отдельный и самостоятельный источник права, существующий наряду с нормами общего и международного права. Правовые обыкновения составляют важную часть общего и международного права. Обычаи в правовой системе Великобритании, наряду с вопросами жизненного обихода на уровне поселений, регламентируют также многие важные процедурные вопросы судебной и законотворческой деятельности. Например, нормами обычая регламентируется получение монаршего согласия на закон, принятый парламентом, естественная юрисдикция судей высоких судов и т.д.

Силу закона имеют не любые обычаи, а лишь такие, которые удовлетворяют определенным критериям (criteria). Последние выработаны судебной практикой и обобщены Блэкстоном в 1765 г. К критериям Блэкстона для определения юридической силы обычая относятся: древность, непрерывность, разумность, определенность и ясность, нормативность, локальность (территориальная ограниченность действия) и естественность происхождения.

«Старина» обычая

Обычай, который может служить источником права, должен быть старинным. В представлениях английских правоведов, чем старее обычай, тем больше уверенности, что его нормы являются правом, поскольку выдержали проверку временем. «Старина» нормы (обычая) рассматривается не как недостаток, а как достоинство.

Старина ( antiquity ) обычая — критерий, который предполагает необходимость существования обычая, как говорят англичане, «с незапамятных времен» (since 'time immemorial'). Это первое требование, которому должен соответствовать обычай, чтобы быть принятым как источник (форма) права.

Старинность обычая, то есть его существование «с незапамятных времен», в английской правовой системе — вполне определенное юридическое понятие. Оно было законодательно оформлено статутом парламента в 1275 г. Годом, с которого следует начинать обратный отсчет «незапамятным временам», тогда был объявлен 1189 г. — время правления Ричарда I. Таким образом, можно считать, что «старинностью» обладают те обычаи, существование которых до 1189 г. подтверждается доказательствами в суде. На практике доказывать существование обычая в прошлом вплоть до 1189 г., конечно, ни от кого не требуется. Суды, как правило, удовлетворяются показаниями самых старых жителей в месте разбирательства дела ( existence within living memory ). Желающий доказать, что обычай не удовлетворяет критерию «старинности», должен привести убедительные свидетельства того, что обычай не мог существовать до 1189 г. Например, что обычай возник позже 1189 г. Здесь важно учитывать, что доказывать старинность обычая в суде должен тот, кто о старинности обычая заявляет или ее опровергает. В тех случаях, когда речь идет об обычаях, старинность которых общеизвестна и установлена, доказательств старинности обычая не требуется.

В деле «Симпсон против Уэллса» (Simpson v Wells) 1872 г. ответчик обвинялся в том, что нарушил право на свободный проход по улице, установив ларек по продаже прохладительных напитков. В свою защиту Симпсон заявил, что он мог это делать, поскольку таков обычай и он действовал, имея на это право (right) в силу так называемых «статутных сессий». Статутными сессиями (statute sessions) назывались ярмарки для найма слуг, которые проводились в этом месте в старину. Когда такие ярмарки проводились, всегда устанавливались ларьки для торговли. В суде, однако, было доказано, что такой обычай, хотя и существовал в действительности, не может рассматриваться как источник права (rights) в силу несоответствия критерию «старинности». Статутные сессии берут свое начало лишь в XIV в., а значит, до 1189 г. включительно такой обычай не существовал, старинности он не обнаруживает и на этом основании не может рассматриваться как источник права (right) Симпсона на установку ларька по продаже прохладительных напитков в данном месте. Непрерывность обычая

Требование непрерывности ( continuity ) применительно к обычаю состоит в следующем: лишь тот обычай может признаваться источником права (rights), который не прерывался, причем непрерывность обычая не означает постоянное следование ему.

Так, в деле «Мерсер против Денна» (Mercer v Denne) 1905 г. речь шла о том, что ответчик затеял строительство на принадлежащей ему части пляжа. Истцом выступал рыбак, проживавший там же, который заявил, что строительство нарушит его право сушить на этом месте рыболовные сети. В иске он просил суд защитить его права (rights), которые возникли на основе обычая сушить сети в данном месте, существующий на памяти живущих здесь поколений, и на таком основании запретить ответчику строительство. Ответчик отрицал существование подобного права у истца. Ответчик заявил: обычаем, на который ссылался истец, пользовались от случая к случаю, а в 1799 г. спорное место вообще ушло под воду из-за изменения линии прилива, и на нем вплоть до недавнего времени сушить сети было нельзя. Суд, однако, посчитал доказанным существование права, о котором заявлял истец и которое могло быть нарушено строительными планами ответчика.

Разумность обычая

Под разумностью ( reasonableness ) обычая имеется в виду, что он не противоречит общепринятым в обществе представлениям о добре и зле, правильном и неправильном. Например, на разумных основаниях нельзя признать обычаем преступность. Преступник поэтому не может в судебном порядке защищать свое право (right) совершать преступления — такого права юридически не существует в силу того, что обычай, например, забирать себе оставленные на время владельцем вещи может существовать и практиковаться вполне реально и достаточно широко. Любой обычай в качестве источника права считается несуществующим, если противоречит фундаментальным основам общего права.

Например, в деле «Уолстентон против «Корпорации Ньюкасла-на-Лайме» (Woistanton v NewCastle-uncler-Lyine Corporation) 1940 г. землевладелец ссылался как на обычай на то, что всегда все его предки-землевладельцы добывали минеральное сырье шахтным методом на его земле, хотя это нередко приводило к оползням и провалам, вследствие чего причинялся имущественный вред строениям и земельным участкам других жителей данной местности. Суд признал, что подобный обычай не может служить источником права, о существовании которого заявлял ответчик, поскольку не отвечает требованию разумности.

Определенность и ясность обычая

Неопределенные и неясные обычаи не признаются источником права. Определенность ( certainty ) обычая выражается в том, что границы местности, в пределах которой он действует, должны быть установлены. Также должно быть известно, о каких правах конкретно идет речь. Эти права должны быть ясны (ясность — clarity ).

Например, в деле «Вильсон против Виллеса» (Wilson v Willes) 1806 г. жители поместья заявили о существовании у них права (right) брать столько чернозема с полей поместья, сколько требуется для благоустройства их газонов. Заявленное право суд оценил как неопределенное и неясное ввиду того, что никто не знал, на какое количество чернозема оно распространяется.

Нормативность обычая

Источником прав (rights) становится лишь такой обычай, который обладает нормативностью. Нормативность обычая проявляется в том, что он порождает не только права, но и корреспондирующие им обязанности (obligatory force). Сказанное значит, что обычай, как и положено источнику (форме) права, может обладать нормативностью. В таком случае он порождает не только права (rights), но и обязанности (duties). Несоблюдение подобных обязанностей нарушает право, а потому такие обязанности — бремя и их исполнение или неисполнение не предоставлено на усмотрение частным лицам. Существование обычая как источника права (субъективных прав и обязанностей) тем самым гарантирует те права, которые существуют в силу обычая 3 Например, обычай кровной мести является источником обязанности осуществлять месть от имени рода, но не права, которым можно воспользоваться, а можно не воспользоваться. Поэтому можно говорить об обязанности кровной мести (duty), но не о праве на кровную месть (right) — такого права не существует даже там, где существует обычай кровной мести. . Праздный обычай — обычай, но это такой обычай, который не порождает прав (rights). Обычай, никого ни к чему не обязывающий, также не является источником права. Блэкстон отмечал, что обычай, в силу которого жители данной местности облагаются местным налогом на содержание моста, — обычай добрый, а если жители просто жертвуют на содержание моста по своему усмотрению, от случая к случаю, когда и сколько захотят, такой обычай — праздный и источником прав и обязанностей он не является. «Недобрый» (в терминологии Блэкстона) обычай, следовательно, обычаем (в узком смысле слова, то есть как источник прав и обязанностей) не является, а представляет собой простое обыкновение. Обыкновение — не обычай, а потому и не рассматривается как возможный источник права.

Локальность обычая

Обычай предусматривает правила, которые соблюдаются лишь в пределах определенной местности. Иными словами, обычаю присуща локальность ( locality ). В другой местности обычай не обычай, там — свои обычаи. Если обычай подтверждает существование у рыбаков, живущих в Ловестофте, права (right) сушить сети на берегу, то это не значит, что такое право существует у рыбаков, живущих в Гримсби. В Гримсби — свой обычай и свое право. Обычай — источник местного права. В данном отношении он ближе к праву, издаваемому органами местного самоуправления.

Естественность происхождения обычая

Обычай возникает естественным образом, то есть не в силу договоренностей, предписаний или распоряжений власти. Права, существующие на основе обычая, не относятся к привилегиям: подобные права не испрашивают, а отстаивают и требуют их признания. Власти не в состоянии создавать права (rights), если они не вытекают из природы права (Law), однако в состоянии создавать некоторые источники права, но не обычай. Права (rights), существование которых вытекают из обычая, не дарованы. Права (rights), дарованные или введенные распоряжением или разрешением, своим источником не имеют обычай. Поэтому обычай не может служить источником дарованных прав. Лишь те права, которыми пользуются на основании обычая, то есть недарованные права, своим источником имеют правовой обычай ( a custom exercised as of right ). В подобном случае говорят о правах, имея в виду обычай, который стал их источником.

В деле «Миллз против корпорации «Колчестер» (Mills v Colchester Corporation) 1867 г. суд решил, что рыбалка не является субъективным правом там, где для нее требуется лицензия, даже в том случае, если такая лицензия выдается всегда и любому, кто бы за ней ни обратился.

Иные требования к обычаю

Непротиворечивость обычая (consistency) . Обычай не должен порождать взаимоисключающие права. Например, если обычай разрешает ловить рыбу в озере жителям одной деревни, то он не может разрешать жителям другой деревни осушать водоем, и наоборот.

Подзаконность обычая (conformity with the statute) означает, что обычай не является источником права, если противоречит нормам действующего законодательства. Обычай дополняет официально признанное право в случае пробелов в последнем. При наличии официально признанного права нормы обычая утрачивают свое нормативное действие. В таких случаях следует руководствоваться правом.

В период до норманнского завоевания в Англии отсутствовала централизованная правовая система. В течение нескольких столетий страна уже была объединена англосаксонскими королями в некое аморфное государственное образование, которое нельзя было назвать централизованным. При Альфреде Великом (871-900 гг.) государственность англосаксов даже зафиксировали документально. Право представляло собой лишь местные обычаи патриархальных англосаксонских племен и сообществ. Местные суды, таким образом, в своих решениях могли опираться только на нормы местных обычаев и традиций.

Однако систему норм, основанных на обычаях и традициях племен и на практике местных судов, системой права можно назвать лишь условно. Это была система права, прежде всего, знати и для знати. В какой-то мере она отвечала интересам землевладельцев, а также купечества. Но простолюдинам — вилланам (крепостным крестьянам) и рабам — прибегать к услугам обычного права или каким-то иным способом пользоваться его плодами было вообще исключено.

В силу сугубой локальности местные правовые обычаи существенно различались между собой. Так, после нашествия викингов некоторое время половина территории на северо-востоке Англии продолжала придерживаться обычаев датского права. Юго-западная часть Англии оставалась под сильным влиянием англосаксонских правовых обычаев. Именно к правилам правовых обычаев в первую очередь вынуждены были поначалу обращаться королевские судьи, разъезжая по стране и разрешая судебные споры. В то же время с определенной степенью допущения можно сказать, что правовые обычаи, претерпев со временем весьма значительные и серьезные изменения, естественным путем трансформировались в то, что сегодня называется правом Англии.

Важно также отметить, что уже тогда в обществе формировалось отношение к суду как органу, который призван оказывать помощь в достижении компромисса при возникновении неизбежных в повседневной жизни споров и разногласий.

По своей сути до завоевания викингами англосаксонское право было архаичным, то есть дофеодальным. Оно не отвечало потребностям становления феодальных отношений, развития хозяйства, стремительным экономическим, социальным и общественным переменам, которые начались сразу после норманнского завоевания. Да и правовые обычаи англосаксов устарели еще во время правления Вильгельма Завоевателя. Поэтому исторически очень скоро укрепляется новая система права, введенная норманнами в противовес местным правовым обычаям англосаксов. Столетия спустя (вплоть до XVII в.) английские юристы продолжали обсуждать проблему возвращения в суды «старого доброго» англосаксонского права, но дальше разговоров дело не пошло.

Англосаксонская правовая семья является самой распространенной в мире. Если в романо-германской правовой семье основным источником права является нормативный правовой акт, в странах англо-американской правовой семьи основным источником права является судебный прецедент (норма, сформулированная судьями), судебное решение по конкретному юридическому делу, которому придается общеобязательное юридическое значение. К источникам английского права помимо судебного прецедента относятся также законы (статуты), доктрина, обычай и разум. Акты правотворчества здесь отличаются сложной структурой и тщательной регламентацией деталей, норма права ассоциируется с конкретным судебным решением. «В отличие от Европейского континента, где толкование нормы права имеет целью выяснение смысла абстрактных правовых формул, английский судья толкует прежде всего конкретные термины и т.д.» В настоящее время в английском праве усилилось влияние нормативных правовых актов.

Общее право (единая система прецедентов) исторически оформилось в Англии (английское право является ядром этой системы) и в настоящее время включает в себя собственно право Англии, англоязычных стран и американское право. Оно основано на праве судей (юридической практики) и на праве справедливости (королевский суд). «Общее право по своей природе и содержанию является «судейским правом». Это означает, что в основу общего права изначально были заложены и остаются там до сих пор решения королевских (вестминстерских) судов — в Англии, решения Верховного Суда по вопросам конституционности или неконституционности обычных («текущих») законов — в США, вердикты высших судебных инстанций по аналогичным вопросам — в Канаде, Австралии и других англоязычных странах» 1 Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001. С. 384. .

Специфика общего права состоит в отсутствии кодифицированных отраслей права, норма общего права носит индивидуальный (казуистический) характер, нормы общего (абстрактного) характера имеют вторичное значение. При этом приоритет отдается процессуальным нормам перед материальными нормами права (формы судопроизводства, источники доказательств, механизм правореализации). Общее право «по сравнению с другими правовыми семьями имеет ярко выраженный «казуальный» характер», является системой «доминирования «прецедентного» права и полного или почти полного отсутствия кодифицированного права». Важным признаком общего права выступает автономия судебной власти (высокий уровень независимости, судейский иммунитет).

Англо-американское право не исключает статутного (законодательного) регулирования (акты представительных органов), причем роль последнего возрастает особенно под влиянием вступления Великобритании в Европейское Сообщество. Под влиянием глобализации права происходит сближение семьи общего права и семьи романо-германского права (возрастает значение писаного права «континентального типа»). Законодательные акты при этом подразделяются на публичные и частные, но в целом для Великобритании не характерно подразделение права на частное и публичное (английское право делится на общее право и право справедливости). Таким образом, английское право приобрело тройную структуру: общее право — основной источник, право справедливости — дополняющее и корректирующее этот основной источник и статутное право — писаное право парламентского характера. Сохраняют свое регулирующее значение нормы обычаев.

В англо-американской правовой семье различаются группы английского и американского права. В группу английского права входят Англия, северная Ирландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия и бывшие колонии Британской империи. Вторую группу образует право США. Исторически английское право формировалось в ходе деятельности королевских судов, постепенно сложилась практика (сумма решений), которой руководствовались суды в дальнейшем рассмотрении аналогичных дел. Правило прецедента означает, что однажды сформулированное решение суда в последующей юридической практике становилось обязательным и для всех других судей.

Постепенно возрастает значение статутного права, поэтому правотворческая роль судей соответственно сдерживается принципом, согласно которому изменения в праве не должны происходить без согласия короля и парламента. Но одновременно с этим устанавливается право судей интерпретировать статуты — право, которое судьи присвоили себе. Так прецеденты распространились на дополнительную сферу — толкование законов. В Новое и Новейшее время возникает практическая необходимость выйти за жесткие рамки прецедента. Так, королевский канцлер брал на себя окончательное право разрешения споров, в связи с чем участники спора обращались к королю (право справедливости).

Право справедливости и общее право являются составной частью прецедентного права. Правила прецедента делают нормы более гибкими к потребностям юридической практики, но одновременно такое право является слишком казуистичным и менее определенным.

В английском праве отсутствует деление права на публичное и частное, отрасли права выражены нечетко. Но это, в свою очередь, обусловлено тем, что все суды имеют общую юрисдикцию (разделенная юрисдикция основана на различении отраслей права) и тем, что английское право развиваюсь путем судебной практики. Доктрина здесь также не имеет значения в силу приоритета практики перед теорией. В то же время здесь преобладает доктрина прецедента, которая отличается принудительным характером. Прецедентный способ судопроизводства состоит в том, что прежде разрешения дела выясняется наличие прецедента по данному вопросу. Однажды вынесенное решение является обязательной нормой для всех последующих рассмотрений аналогичных дел.

Общая схема разрешения юридических дел в прецедентном порядке имеет следующий вид: решения высшей инстанции — обязательны для всех других судов, апелляционный суд обязан соблюдать прецеденты высшей судебной инстанции и свои собственные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов. Рост писаного права в современный период происходит как с помощью статутов, так и с помощью подзаконного нормотворчества. В связи с этим обостряется проблема систематизации права, в данной правовой системе она осуществляется, прежде всего, путем принятия консолидированных актов. Нормотворчество исполнительных органов в Англии именуется делегированным. Так как акты парламента требуют последующего судейского толкования, то парламентское законодательство является в целом зависимым источником права от судебного прецедента.

В англосаксонской правовой семье «значительное внимание уделяется актам толкования законов (статутов). В широком смысле «толкование» рассматривается как созидательная деятельность судов, связанная с уяснением и разъяснением смысла правовых норм, содержащихся в законах (статутах)». В последнее время в результате осуществления последовательных реформ по принятию крупных консолидированных актов английское право все более приобретает систематизированный вид.

Среди основных особенностей, отличающих правовую систему США от английской правовой системы, указывается на «большую значимость в ней законодательства по сравнению с ролью статутов в английском праве; большую «подверженность» кодификации американского права по сравнению с английским правом; важную, но в меньшей мере доминирующую роль судебной практики в правовой системе США по сравнению с правовой системой Англии и др.» 2 Общая теория государства и права: Академический курс. Т. 2. / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 1998. С. 109. .

В Великобритании и США одна и та же общая концепция права. В обеих странах существует в общем виде одно и то же деление права, используются одни и те же трактовки нормы права. Для США, как и для Англии, право — это прежде всего судебные решения. В то же время американское право отличается от английского права федеральным строением. Штаты наделены широкой компетенцией, в соответствии с которой они создают свое законодательство и свою систему прецедентного права. Суды каждого штата осуществляют свою юрисдикцию независимо друг от друга, а следовательно, они не следуют прецедентам друг друга. Это создает коллизии, т.е. расхождения решений судов штатов и федеральных судов. Но большие коллизии, чем прецеденты, создают различия в законодательстве штатов. В американском праве в отличие английского осуществляется более свободное действие правила прецедента.

Высшие судебные инстанции штатов и Верховный Суд никогда не были связаны своими собственными прецедентами. Верховные суды штатов и Верховный Суд США осуществляют контроль за конституционностью законов и могут отказаться от действия прецедента судебного толкования.

В статутном праве США получили распространение кодексы, хотя они по своей сути являются консолидированными источниками права. Особой формой кодификации США является создание единообразных законов и кодексов. Подготовку таких проектов и кодексов осуществляет Общенациональная комиссия представителей всех штатов. Для того чтобы проект стал законом, он должен быть одобрен легислатурами (законодательными собраниями) штатов.

О́бщее пра́во (англ. common law ) — единая система прецедентов, общая для всей Великобритании, одна из составных частей англосаксонской правовой системы наряду с правом справедливости (англ. law of equity ). Сложилось в XIII—XIV веках на основе местных обычаев и практики королевских судов. Главным источником права в системе общего права признается судебный прецедент.

Содержание

История

В 1873 году в Великобритании общее право и право справедливости были объединены в единую систему законом о судоустройстве, но существенные отличия между ними сохраняются до сих пор. По этому закону нормы права справедливости в случае, если они расходятся с общим правом, получили приоритет над общим правом.

Общим правом именуется как система законов, так и вид правовой системы, разработанной на основании решений судов и судебных органов, а не с помощью законов или подзаконных актов исполнительной власти.

Общее право создается и определяется самими судьями в решениях по определенным делам. Решение принимается по конкретному рассматриваемому делу, которое (решение) в дальнейшем будет применяться к другим подобным делам. При отсутствии четких определений закона, судьи имеют полномочия и обязанность творить право, создав прецедент. Совокупность прецедентов называется «общим правом» и связывает с ним будущие решения. В дальнейшем, когда стороны не согласны с точкой зрения закона, дело рассматривается судом с использованием предыдущего прецедента по подобному делу. Если аналогичный спор был решен в прошлом, суд обязан следовать аргументациям, использованным в предыдущих решениях (этот принцип известен как обязывающая сила прецедентов — англ. stare decisis ). Однако если суд установит, что суть рассматриваемого дела в корне отличается от всех предыдущих случаев, он будет решать дело как рассматриваемое впервые. После этого новое решение станет прецедентом, и оно будет связывать будущие дела в соответствии с принципом обязывающей силы прецедентов.

На практике общеправовая система является значительно более сложной, чем идеальная система, описанная выше. Решения суда являются обязательными только в конкретной юрисдикции, и даже в рамках той или иной юрисдикции некоторые суды имеют больше власти, чем другие. Например, в большинстве юрисдикций решения апелляционных судов имеют обязательную силу для нижестоящих судов в той же юрисдикции и для будущих решений того же апелляционного суда, а решения не апелляционных судов не имеют обязательной силы. Взаимодействие общего и конституционного права, устанавливающих права и нормативно-правовые акты, также влечет за собой значительные сложности. Однако обязывающая сила прецедентов — принцип, согласно которому аналогичные случаи должны решаться в соответствии с субординацией норм — лежит в основе всех общеправовых систем.

Нормы и принципы общего права распространены преимущественно в тех странах, в которых имеются следы британского правового наследия: Великобритания, США, Канада (без Луизианы и Квебека, там сильно влияние французской правовой системы) и другие бывшие колонии Британской империи.

Основные определения

Термин общего права состоит из трех основных особенностей.

  1. Общее право и его отличие от статутного права. В большинстве областей права в тех странах, где прослеживается правовое влияние Великобритании (члены Содружества Наций и США), законы принимаются законодательной властью, кроме них существуют постановления правительства и других органов исполнительной власти, а общее или прецедентное право — это совокупность решений, принятых судами (или квазисудебными трибуналами). Это понимание можно также разделить на два подпонятия:
    • права, вытекающие из чисто общего права, не указанные в конкретном законе; например, большая часть уголовного права и процессуального права до XX века не была определена статутом, и даже сегодня большинство гражданского и деликтного права живёт только в судебных решениях;
    • определения и нормы, указанные в статутах, постановлениях исполнительной власти и конституциях.
  2. Отличие общего права от континентальных (статутных) правовых систем. Англосаксонское общее право отличается от правовых и юридических систем романо-германского типа — кодифицированных. Общеправовые системы придают большое значение судебным решениям, которые считаются «нормой права» с той же силой закона, как и акты парламента. В то же время, в рамках романо-германского права (правовой традиции, которая используется как единственная либо в сочетании с элементами общего права и применяется в странах континентальной Европы и, в том числе, в Российской Федерации), судебному прецеденту придается сравнительно меньший вес, а писаному праву уделяется сравнительно больший. Например, кодекс Наполеона, прямо запрещает французскому судье создавать судебный прецедент.
  3. Отличие от права справедливости. Это определение различает общее право и право справедливости. До 1873 года в Англии было две параллельные судебные системы: суды общего права, и суды справедливости. Этот раскол распространялся на многие из британских колоний (в том числе бывших), в том числе США.

Происхождение термина

В XII—XIII веках термин общее право (лат. jus commune ) был понятием римско-канонического права и обозначал ту его часть, которая применялась во всем христианском мире, в отличие от местных обычаев (лат. lex terrae ) [1] . Из канонического права этот термин перешёл в создававшуюся в эту эпоху систему королевских судов, также общую для всей средневековой Англии и существовавшую наряду с местными феодальными судами — графскими судами.

В XII веке английские короли начали посылать своих чиновников для решения вопросов управления, в том числе судебных, по различным местам своего королевства. Поначалу они опирались не на королевские законы, которых в то время не существовало, а на опрос свидетелей или соседей, часто в количестве 12 человек, из которых позже сформировалось жюри присяжных. В конце XII века опыт работы королевских судей начали обобщать в виде трактатов по английскому общему праву. Первыми из них считаются книга Глэнвилла «Трактат о законах и обычаях королевства Англии» (лат. Tractatus de Legibus et Consuetudinibus Regni Anglae ) и «Беседа казначея» (англ. The Dialogue of the Exachenquer ), авторство которой приписывают епископу Кентерберийскому Губерту Уоттеру. [1]

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: