Сидоров обратился с иском к ивановичу о взыскании долга в размере 121 тыс рублей

Обновлено: 06.02.2023

Ленинский районный суд г. Самары в составе председательствующего судьи Болочагина В.Ю., при секретаре Шахбановой М.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску Д . к Бурдасову Д.В. о взыскании долга по договору займа,

Д. обратился в Ленинский районный суд г. Самары с иском к Бурдасову Д.А. о взыскании долга по договору займа. В обоснование иска указывает, что ДД.ММ.ГГГГ ответчик принял на себя обязательство передать ему до ДД.ММ.ГГГГ Заемщик свои обязательства не выполнил. Просит взыскать долг по договору займа в размере , проценты за пользование чужими денежными средствами за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере , компенсацию морального вреда в размере и расходы на оплату услуг представителя в размере .

В судебном заседании представитель истца по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ Антонов А.П. заявленные требования поддержал. Пояснил, что предъявленная суду долговая расписка составлялась в указанный в ней день в квартире ответчика в присутствии одного из родителей ответчика. Расписка составлена в связи с тем, что ответчику истцом были переданы деньги взаймы. Были ли эти деньги переданы при составлении расписки или же ранее, представителю неизвестно. С какой целью истец давал взаймы ответчику, представитель пояснить не смог. В каких отношениях состояли между собой истец и ответчик, представителю неизвестно.

Ответчик и его представитель по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ Бурдасова Д.Л. в судебном заседании иск не признали. Ответчик пояснил, что денег у истца никогда не занимал. В ДД.ММ.ГГГГ на его телефон поступил звонок с незнакомого номера, его пригласили на бесплатное обучение работе на рынке Forex в некую «Единую финансовую компанию». Он пришел по приглашению. Менеджер, представившийся Кириллом, сказал ему, что компьютер случайным образом выбрал номер его телефона. Он прошел недельное обучение, какого-либо документа о прохождении обучения не выдавалось. Ему предложили заняться торговлей на рынке . Он вложил собственных денег, а через какое-то время его счет обнулился. В июне ему позвонили из «Единой финансовой компании», предложили встретиться с неким Дмитрием, поговорить с ним «о заработке в виде инвестиций». При встрече Д . , истец по делу, предложил ему заработать на рынке Forex, взяв в управление его (истца) средства. Пояснил, что сам не может этим заниматься, поскольку не имеет выхода в Интернет. Он получил доступ к счету Д., на счете было США. Вскоре этот счет также обнулился. Д. стал требовать с него долг в США, звонил, угрожал. ДД.ММ.ГГГГ Д. приехал к нему домой. Они вышли на улицу, сели в автомобиль Д., Д. дал плотную бумагу и продиктовал расписку. Он написал расписку, потому что испугался. Изучив материалы дела, заслушав стороны, суд приходит к следующему.

В обоснование исковых требований Д. ссылается на наличие между сторонами отношений денежного займа. Предметом иска является требование о понуждении ответчика, как заемщика, к исполнению заемного обязательства.

Согласно п.1 ст.807 ГК РФ, по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. В соответствии с п.2 ст.808 ГК РФ, в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Истцом в обоснование наличия между сторонами заемных отношений представлена собственноручная расписка ответчика от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 22).

В силу п.1 ст.807 ГК РФ, договор займа является реальным, т.е. считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Следовательно, упомянутая в п.2 ст.808 ГК РФ расписка заемщика должна определенным образом подтверждать передачу заемщику суммы займа, а не просто содержать указание на признание долга.

В соответствии со ст.431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Расписка от ДД.ММ.ГГГГ не содержит подтверждения получения ответчиком от истца взаймы денежной суммы. В расписке ответчик указывает, что он дает «свое согласие на возврат денежных средств». Тем самым, из расписки следует, что ответчик признает наличие у него денежного обязательства в размере , однако природа этого обязательства не определена, кредитор по обязательству не указан. Оформление заемных отношений долговыми расписками, подтверждающими получение денег должником, широко распространено в практике гражданского оборота. В данном случае суду представлена расписка, содержание которой отлично от общераспространенной практики. Представитель истца в ходе разбирательства дела не смог пояснить, почему истец принял в подтверждение заемного обязательства расписку такого содержания, не настаивая, чтобы в ней был отражен факт получения должником заемных денег.

Как следствие, представленная расписка, не подтверждая факт передачи ответчику суммы займа, не может служить подтверждением заключения между сторонами договора займа.

Не обладает представленная расписка и качеством векселя, в связи с чем она не свидетельствует о наличии безусловного обязательства ответчика уплатить её предъявителю денежную сумму.

Как уже было указано, истец не смог пояснить, когда, при каких обстоятельствах им была передана ответчику сумма займа, какие отношения связывают стороны, чем он руководствовался, предоставляя заем. Выступая в прениях, представитель истца допустил, что сумма займа могла не передаваться ответчику заемщику, а передаваться ему «в управление». Ответчик получение денег от истца отрицает.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что факт передачи денег взаймы, а следовательно, и факт заключения договора займа истцом не доказан.

Заемные отношения могут возникать не только вследствие заключения договора займа, но и в результате новации денежного долга, возникшего по иным основаниям, в заемное обязательство (ст.414 ГК РФ). Однако в этом случае соглашение о новации между сторонами должно однозначно определять, какое ранее существовавшее обязательство прекращается полностью или частично новацией в заем. Расписка от ДД.ММ.ГГГГ указаний на это не содержит. В связи с этим. даже если общая воля сторон и была направлена на новацию какого-либо долга ответчика перед истцом в заемное обязательство, такую новацию следует признать не состоявшейся, прежнее обязательство (если оно имело место) не прекращенным, а заемное обязательство – не возникшим.

Таким образом, оснований для удовлетворения заявленного иска о взыскании долга из договора займа не имеется.

Решение по делу не лишает истца права на предъявление требований к ответчику по иному правовому основанию в том случае, если между сторонами имелись иные, не входящие в предмет судебного разбирательства по настоящему делу, отношения, в которых у ответчика могло возникнуть денежное обязательство перед истцом.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.194, 196-198 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований отказать.

Настоящее решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Самарского областного суда через Ленинский районный суд г. Самары в течение одного месяца со дня его принятия в окончательной форме.

I. Разрешение споров, возникающих из договорных отношений

1. Наличие долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если последним не будет доказано иное.

И. обратилась в суд с иском к Д. о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении иска И. отказано.

Судом установлено, что в подтверждение договоров займа и их условий в материалы дела истцом представлены расписки, из содержания которых следует, что 20 марта 2008 г. Д. взяла 200 000 руб. под 4% в месяц на неопределенный срок, обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц 20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию. 30 октября 2008 г. Д. взяла 100 000 руб. под 4% и обязалась отдавать 20 числа каждого месяца проценты от суммы.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что между сторонами по делу не был заключен договор займа, а имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств именно у истца, поскольку не содержит сведений о заимодавце и обязательства Д. по возврату указанных в расписке сумм И.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке признала ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций, указав следующее.

ФЗ от 26.07.2017 N 212-ФЗ ст. 807 ГК РФ изложена в новой редакции.

В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

С 01.06.2018 ФЗ от 26.07.2017 N 212-ФЗ в ст. 808 ГК РФ слова "не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда" заменены словами "десять тысяч рублей".

Согласно ст. 161, 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы.

Таким образом, для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить соответствующий характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные денежные средства.

На основании п. 1 ст. 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В силу п. 1 ст. 162 ГК РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Исходя из изложенного передача денежной суммы конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний.

Из материалов дела следует, что при рассмотрении дела ответчик имела намерение заключить мировое соглашение с истцом, фактически выражала лишь несогласие с начисленными процентами.

Однако эти обстоятельства, имеющие существенное значение для квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований ч. 4 ст. 67, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ оценки судебных инстанций не получили.

Кроме того, судами не было учтено, что, по смыслу ст. 408 ГК РФ, нахождение долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если им не будет доказано иное.

Ссылка суда на то, что истцом не было представлено иных (кроме расписки) доказательств в обоснование заявленного иска, является несостоятельной, поскольку обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретным заимодавцем, лежала на ответчике Д.

2. Последствием признания недействительным условия кредитного договора об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета, как ущемляющего права потребителя, является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем. Положения ст. 28 и 30 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" к отношениям сторон кредитного договора применению не подлежат.

Ш. обратился в суд с иском к банку и с учетом уточнения исковых требований просил о применении последствий недействительности ничтожной сделки в части, взыскании комиссии, неустойки, штрафа, судебных расходов.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, исковые требования Ш. удовлетворены.

Судом установлено, что между Ш. и банком был заключен договор на получение персонального кредита в офертно-акцептной форме.

Обязательства банка перед истцом по предоставлению суммы кредита были исполнены в полном объеме. Принятые на себя обязательства Ш. исполнял надлежащим образом, платежи по кредиту и проценты за пользование денежными средствами уплачивал ежемесячно.

Помимо платежей по кредиту и процентов за пользование денежными средствами истцом ежемесячно уплачивалась комиссия за обслуживание счета, сумма которой подтверждена выпиской по счету и ответчиком не оспаривалась.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, а также суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, исходили из того, что включение банком в кредитный договор условия об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета, который выполняет функции ссудного счета, ущемляет установленные законом права потребителя и согласно ст. 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей) является основанием для признания такого условия недействительным. В связи с этим, на основании ст. 28 и 30 Закона о защите прав потребителей в пользу истца была взыскана неустойка за просрочку исполнения обязанности по возврату комиссии.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке признала выводы судебных инстанций ошибочными по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

В соответствии с ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Пунктом 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что последствием признания недействительным условия кредитного договора (например, об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета), как ущемляющего права потребителя, является возмещение возникших убытков, наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Суды первой и апелляционной инстанций ошибочно применили к отношениям сторон положения ст. 28 и 30 Закона о защите прав потребителей, регламентирующих последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг) и сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), поскольку действия кредитной организации по взиманию комиссии по обслуживанию счета не являются тем недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана неустойка на основании названного закона.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Сивакова О.П. к Кузнецову И.П. о взыскании долга по кассационной жалобе Кузнецова И.П. на заочное решение Октябрьского районного суда г. Краснодара от 1 декабря 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 4 августа 2016 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., выслушав объяснения Кузнецова И.П., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Сиваков О.П. обратился в суд с иском к Кузнецову И.П. о взыскании долга.

В обоснование заявленных требований истец указал на то, что 26 июля 2012 года заключил с Кузнецовым П.А. договор займа денежных средств в размере 500 000 руб., что подтверждается соответствующей распиской, согласно которой денежные средства были предоставлены Кузнецову П.А. до 31 декабря 2012 года с обязательством по выплате процентов ежемесячно с 15 сентября 2012 года по 31 декабря 2012 года. 3 марта 2013 года Кузнецов П.А. умер. Наследником после смерти Кузнецова П.А. является его сын Кузнецов И.П., на момент вступления его в наследство размер невозвращенных по расписке денежных средств составляет 500 000 руб., возвращать которые в добровольном порядке ответчик отказался.

Сиваков О.П. полагал, что указанная денежная сумма является неисполненным обязательством Кузнецова П.А., наследники которого имеют возможность его исполнить, наследство Кузнецова П.А. составляет несколько миллионов рублей.

С учетом уточненных исковых требований, истец просил взыскать с Кузнецова И.П. долг по договору займа в размере 500 000 руб., проценты в размере процентной ставки равной 11% годовых за период с 1 января 2013 года по день фактической выплаты денежных средств, расходы по уплате государственной пошлины.

Заочным решением Октябрьского районного суда г. Краснодара от 1 декабря 2015 года иск Сивакова О.П. удовлетворен. С Кузнецова И.П. в пользу Сивакова О.П. взыскана денежная сумма в размере 500 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 123 191 руб., сумма государственной пошлины в размере 8 200 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 4 августа 2016 года решение суда первой инстанции изменено, его резолютивная часть изложена в следующей редакции: "Иск Сивакова О.П. удовлетворить частично. Взыскать с Кузнецова И.П. в пользу Сивакова О.П. сумму долга в размере 500 000 руб., а также сумму государственной пошлины в размере 8 200 руб., в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества".

В кассационной жалобе Кузнецовым И.П. ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отмене состоявшихся судебных постановлений, как принятых с существенным нарушением норм материального права, и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении иска.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 15 декабря 2016 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке, с вынесением определения о приостановлении исполнения заочного решения Октябрьского районного суда г. Краснодара от 1 декабря 2015 года до окончания производства в суде кассационной инстанции. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 24 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Сиваков О.П., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явился и не сообщил о причине неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившегося истца.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав Кузнецова И.П.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, 26 июля 2012 года Кузнецов П.А. взял в долг у истца денежные средства в размере 500 000 рублей, что подтверждается соответствующей распиской (л.д. 8).

Согласно расписке Кузнецов П.А. получил указанную сумму на срок до 31 декабря 2012 года, по графику выплаты производятся с 15 сентября по 31 декабря 2012 года ежемесячно.

Денежные средства Кузнецов П.А. истцу не вернул.

3 марта 2013 года Кузнецов П.А. умер. Наследником, принявшим наследство после смерти Кузнецова П.А., является его сын Кузнецов И.П.

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные Сиваковым О.П. требования о взыскании с Кузнецова И.П. суммы долга в размере 500 000 руб., процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 123 191 руб., суд первой инстанции, руководствуясь положениями пункта 3 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющих кредиторам наследодателя право предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам, исходил из того, что поскольку ответчик принял наследство после смерти своего отца Кузнецова П.А., то на нем лежит обязанность по возврату долга в указанном размере.

Изменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции, сославшись на отсутствие доказательств обращения к ответчику по вопросу возврата долга с момента смерти Кузнецова П.А., наступившей 3 марта 2013 года, до момента предъявления иска в 2015 году, пришел к выводу о том, что оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами не имеется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что судебные постановления приняты с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с положениями статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Согласно статье 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Как разъяснено в пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (пункт 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счет имущества наследников и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (пункт 1 статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 60, 61 Постановления от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", ответственность по долгам наследодателя несут все принявшие наследство наследники независимо от основания наследования и способа принятия наследства. Принявшие наследство наследники должника становятся солидарными должниками (статья 323 Гражданского кодекса Российской Федерации) в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. При отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счет имущества наследников и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (пункт 1 статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации). Стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Таким образом, с учетом положений законодательства об ответственности наследников по долгам наследодателя, при рассмотрении данной категории дел юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению судом, являются не только определение круга наследников, состава наследственного имущества, но и его стоимость.

Обращаясь в суд с настоящим иском, Сиваков О.П. ссылался на то, что стоимость наследственного имущества Кузнецова П.А. составляет несколько десятков миллионов рублей, что позволяет его правопреемнику Кузнецову И.П. исполнить обязательство по возврату долга.

Как видно из материалов дела, после смерти Кузнецова П.А. открылось наследство, состоящее из квартиры, находящейся по адресу: <. >, и долей в уставных капиталах ООО "<. >", ООО "<. >".

Ранее вступившими в законную силу решениями Октябрьского районного суда г. Краснодара от 19 декабря 2013 года и от 23 июня 2014 года с Кузнецова И.П., как наследника, принявшего наследство после смерти Кузнецова П.А., было взыскано 1 750 000 руб., 1 774 949 руб. 97 коп. и 846 908 руб. соответственно в пользу других кредиторов наследодателя Кузнецова П.А. - Камаринского С.П., ОАО Банк "Петрокоммерц" и Бабешко С.П.

В рамках рассмотрения гражданского дела по иску кредитора наследодателя (ОАО Банк "Петрокоммерц") к наследнику умершего (Кузнецову И.П.) о взыскании задолженности по долгам наследодателя судом оценивалось наследственное имущество, по делу по ходатайству ответчика была назначена оценочная экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ООО "Аверс Оценка и Экспертиза".

Согласно экспертному заключению ООО "Аверс Оценка и Экспертиза" от 16 мая 2014 года рыночная стоимость спорной квартиры была определена в 2 746 000 руб., стоимость долей в уставных капиталах ООО "<. >" составила 0 руб., стоимость долей в ООО "<. >" определить не представилось возможным. Общая стоимость наследственного имущества составила 2 746 000 руб.

Возражая против предъявленных к нему требований в заявлении об отмене заочного решения и в апелляционной жалобе, Кузнецов И.П. ссылался на то, что ранее с него уже был взыскан долг наследодателя в пределах указанной стоимости наследственного имущества, оценка которого производилась судом в рамках другого дела, в связи с чем заявленные истцом требования не могут быть удовлетворены.

Таким образом, между сторонами возник спор относительно стоимости наследственного имущества.

В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Согласно части 1 статьи 57 указанного кодекса доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В соответствии с частью 2 статьи 12 этого же кодекса суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Таким образом, исходя из существа рассматриваемого спора, необходимости установления юридически значимого обстоятельства по делу, к которому относится оценка наследственного имущества, принимая во внимание, что данный вопрос требует специальных познаний, которыми суд не обладает, необходимые сведения для правильного разрешения дела могли быть получены посредством проведения судебной экспертизы в соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Между тем в рамках рассмотрения настоящего дела такая экспертиза судом не назначалась, суд не установил стоимость наследственного имущества, тогда как от этого обстоятельства зависела возможность применения к спорным правоотношениям положений пункта 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Сославшись на то, что суд первой инстанции фактически взыскал с наследника долг без выяснения стоимости наследственного имущества, суд апелляционной инстанции тем не менее не устранил допущенные судом нарушения указанных норм материального права, изменив решение суда взысканием долга без учета процентов за пользование чужими денежными средствами.

При таких обстоятельствах, судебные постановления нельзя признать законными, отвечающими требованиям статей 195, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем заочное решение Октябрьского районного суда г. Краснодара от 1 декабря 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 4 августа 2016 года подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, с учетом всех установленных по настоящему делу обстоятельств и с соблюдением требований материального и процессуального закона разрешить возникший спор.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Ш.И. обратилась в суд с исковым заявлением к Ш.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 950 000 рублей, в обоснование иска указав, что до 18.01.2012 г. состояла с ответчиком в браке, в период которого в 2006 году за счет совместно нажитых денежных средств на имя ответчика был куплен и оформлен в собственность земельный участок площадью 2400 кв.м. и жилое здание площадью 79,7 кв.м., расположенные по адресу: (скрыто) Дом в период брака горел и был ими построен заново. Данное имущество являлось совместной собственностью в силу закона. Раздел совместно нажитого имущества ими ранее не производился, соглашение о разделе имущества не заключено, брачный договор не заключался. После расторжения брака, но в период продолжавшегося совместного проживания они с ответчиком договорились, что он продает дом и земельный участок, а половину вырученных от продажи дома денежных средств передает ей.

Зимой 2014 г. вышеуказанный дом и земельный участок были проданы за 1900 000 рублей. Из этой суммы ответчик потратил 1 300 000 рублей на приобретение квартиры, остальные 600 000 рублей внесены на счет ответчика в ПАО «Сбербанк России». До настоящего времени ответчик свое обещание о перечислении ей компенсации за проданный дом, не выполнил, в связи с чем она обратилась в суд и просила взыскать с ответчика сумму неосновательного обогащения в размере 950 000 рублей и судебные расходы на оплату госпошлины в размере 12 700 рублей.

В судебном заседании истица Ш.И. и ее представитель Малофеев В.А. исковые требования поддержали полностью и просили их удовлетворить, дали пояснения, аналогичные вышеизложенному.

Ответчик Ш.В. и ее представитель адвокат Морозова И.М. исковые требования истца не признали, просили в иске отказать. Ш.В. пояснил, что действительно длительное время состоял в законном браке с истицей. В браке ими были приобретены не только спорный земельный участок с домом, но и ему по службе в правоохранительных органах была выделена 3х комнатная квартира по адресу: г.Самара, ул.Демократическая дом 4 кв.36, которая была приватизирована. Данная квартира после расторжения брака была продана истицей за 3 350 000 рублей. От продажи квартиры ему денежные средства не выделялись, так как по взаимной договоренности ему оставался в личную собственность земельный участок с домом. От продажи их совместной квартиры истица приобрела 1 комнатную квартиру стоимостью 1450 000 рублей на свое имя, двоим детям были переданы денежные средства от продажи квартиры в сумме 900 000 рублей каждому. С августа 2012 года по 03.09.14г. они с истицей примирились и вновь стали проживать вместе, но уже в гражданском браке. Проживая в однокомнатной квартире, по его настоянию, продав эту квартиру и взяв кредиты, они приобрели за 2 250 000 рублей 2х комнатную квартиру также на имя истицы Ш.И., в которой она проживает по настоящее время. Когда они расстались окончательно в сентябре 2014г., он не стал претендовать на приобретенную ими совместно 2хкомнатную квартиру, учитывая их договоренность, что ему осталось брачное имущество в Кинельском районе — дом с земельным участком. О продаже дома и земельного участка в с. Большая Малышевка истица знала и не возражала, поскольку они в это время еще жили вместе. На денежные средства, полученные от продажи дома и земли, он действительно купил 1 комнатную квартиру в мкр. Крутые Ключи, так как иного жилья у него нет. Спора по разделу совместно нажитого имущества у них не было, они все вопросы разрешили по взаимному соглашению. Он никогда истице не обещал выплатить 950 000 рублей после продажи совместного имущества в Кинельском районе.

Представитель Управления Росреестра по Самарской области в судебное заседание не явился, одате и времени рассмотрения дела был извещен.

Допрошенные в судебном заседании свидетели К., П., Б. пояснили, что длительное время знают семью Ш.И. и В.Н., дружили семьями. Им известно, что у Ш. был дом с земельным участком в Большой Малышевке, где они неоднократно бывали, отмечали вместе праздники. Им известно, что Ш. после официального развода, примирились и проживали вместе, приобрели на имя Ш.И. 2х комнатную квартиру. Как они после развода разделили имущество, им неизвестно, однако они от истицы не слышали, что она претендует на половину стоимости дома и земли.

Свидетель Я.В. показал, что в 2012 года истица попросила его дать деньги взаймы в сумме 300 000 рублей на покупку квартиры. Он дал ей взаймы необходимую сумму, через некоторое время долг она вернула.

Свидетель Ш.Д. показал суду, что ему известно, что после расторжения брака между родителями была договоренность, что отец не претендует на долю в 3х комнатной квартире, в связи с чем продав квартиру, деньги они поделили между тремя собственниками, отец никакие деньги не получал. У родителей в Большой Малышевке был дом с земельным участком, где отец после развода фактически проживал. Он ни разу не слышал между родителями договоренности, что они продают тот дом с землей и отец передает матери половину стоимости дома и земли.

Суд, выслушав стороны, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, считает исковые требования истца необоснованными и не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.

18.01.2012г. брак между Ш.И. и Ш.В. был расторгнут, что подтверждается свидетельством о расторжении брака 1-ЕР № 890010.

Зимой 2014г. вышеуказанный дом и земельный участок ответчиком был продан за 1900 000 рублей. Из этой суммы ответчик потратил 1 300 000 рублей на приобретение квартиры на свое имя, остальные 600 000 рублей внесены на счет ответчика в ПАО «Сбербанк России», данное обстоятельство сторонами в судебном заседании не оспаривалось.

В соответствии со ст. 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

В соответствии с правилами ст. 56 ГПК РФ истец, обратившись к ответчику с требованием о возврате неосновательного обогащения, должен доказать, что ответчик без установленных законом или сделкой оснований приобрел или сберег за счет истца имущество (денежные средства), которые он обязан возвратить потерпевшему.

В данном случае, правоотношения между сторонами по вопросу распределения денежных средств, вырученных от продажи совместно нажитого имущество возникли из законного режима имущества супругов, и получение таких денежных средств одним из супругов не может быть постановлено в статус «без установленных законом оснований», а, следовательно отсутствуют и основания для применения норм Гражданского кодекса РФ о неосновательном обогащении.

Согласно ст.35 СК РФ, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Судом достоверно установлено, что спорный дом и земельный участок проданы в период нахождения сторон в гражданском браке, с согласия истицы, что не отрицалось в судебном заседании.

Таким образом, суд полагает, что денежные средства в размере 1900 000 рублей являются имуществом, нажитым супругами Ш. во время брака, т.е. их совместной собственностью, в связи с чем неосновательным обогащением одного из них за счет другого быть не могут, в связи с чем в удовлетворении исковых требований Ш.И. к Ш.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения суд считает необходимым отказать.

На основании ст.98 ГПК РФ, суд считает также необходимым отказать истице в удовлетворении исковых требований о взыскании расходов по оплате государственной пошлины в размере 12 700 рублей.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований Ш.И. к Ш.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения —отказать.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Красноглинский районный суд г. Самары в течении месяца со дня изготовления мотивированного решения, т.е. с 28.03.2016г.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселёва А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Махортова Павла Ивановича к Санкову Юрию Александровичу о взыскании долга по договору займа, по встречному иску Санкова Юрия Александровича к Махортову Павлу Ивановичу о признании договора займа притворной сделкой

по кассационной жалобе Махортова Павла Ивановича на решение Советского районного суда г. Самары от 25 мая 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителей Махортова П.И. - Самигуллина Д.Д. и Лесниченко А.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Махортов П.И. обратился в суд с иском к Санкову Ю.А. о взыскании долга по договору займа в размере 1 001 713,81 руб., процентов за пользование денежными средствами в размере 108 958,40 руб. и пени в размере 139 071 руб., указав, что по договору займа от 23 марта 2016 г. он передал ответчику 1 090 236 руб., которые последний обязался возвратить с уплатой процентов за пользование денежными средствами до 21 апреля 2019 г. ежемесячными платежами по графику. До 21 августа 2016 г. ответчик производил выплаты в погашение долга, после чего перестал уплачивать ежемесячные платежи и проценты за пользование займом.

Санков Ю.А. предъявил встречный иск к Махортову П.И. о признании договора займа притворной сделкой, ссылаясь на то, что денежные средства в долг ему не передавались, а договор прикрывает денежное обязательство ООО "Комплект Сервис", директором которого он является.

Решением Советского районного суда г. Самары от 25 мая 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2017 г., в удовлетворении исковых требований Махортова П.И. и встречных исковых требований Санкова Ю.А. отказано.

В кассационной жалобе Махортова П.И. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 13 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 23 марта 2016 г. между Махортовым П.И. (займодавец) и Санковым Ю.А. (заемщик) подписан договор займа, по условиям которого истец передал ответчику денежные средства в размере 1 090 236 руб., а ответчик обязался вернуть указанную сумму займа в установленный договором срок и уплатить проценты за пользование денежными средствами в размере, сроки и на условиях договора и графика платежей (пункт 1.1 договора).

Пунктом 2.1 данного договора предусмотрено, что заем предоставляется путем передачи денежных средств, а подписание договора со стороны заемщика свидетельствует о том, что денежные средства переданы заимодавцем в полном объеме в момент подписания договора, претензий по переданным денежным средствам стороны не имеют. Договор имеет силу акта приема-передачи (расписки) денежных средств.

Дата возврата займа - 21 апреля 2019 г. (пункт 2.2 договора).

Согласно заключению судебной почерковедческой экспертизы от 27 апреля 2017 г. N 011-2017, проведенной ООО ЮБ "СЭЛ", подписи от имени заемщика Санкова Ю.А. в договоре займа от 23 марта 2016 г. выполнены самим Санковым Ю.А.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Махортова П.И., суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами отсутствуют заёмные обязательства, поскольку Махортов П.И. не доказал факт передачи им Санкову Ю.А. денежных средств по договору займа от 23 марта 2016 г., а также наличие у него соответствующей денежной суммы для её передачи в долг ответчику.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные постановления приняты с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Согласно статье 433 (пункты 1 и 2) Гражданского кодекса Российской Федерации договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Относительно формы договора займа пунктом 1 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношения) установлено, что договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

Таким образом, для договора займа между гражданами, сумма по которому превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, законом предусмотрена письменная форма договора.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 162 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из содержания указанных выше правовых норм в их взаимосвязи следует, что в подтверждение факта заключения договора займа может быть представлен любой документ, удостоверяющий факт передачи заемщику заимодавцем определенной суммы денежных средств. При этом закон не содержит требования по оформлению отдельного письменного документа, подтверждающего факт передачи денег по договору займа.

Как усматривается из подписанного сторонами договора от 23 марта 2016 г., заем предоставлен путем передачи Махортовым П.И. денежных средств Санкову Ю.А., при этом в тексте договора указано, что сам факт подписания договора со стороны заемщика свидетельствует о том, что денежные средства переданы заимодавцем в полном объеме в момент подписания договора, претензий по переданным денежным средствам стороны не имеют, договор имеет силу акта приема-передачи (расписки) денежных средств (пункт 2.1 договора займа).

В силу статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (часть 1). Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон (часть 2).

Исходя из изложенного выше при рассмотрении настоящего дела суду в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяя правила толкования договора, предусмотренные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, надлежало дать оценку условию договора о том, что подписанный сторонами договор имеет силу акта приема-передачи денежных средств и что его подписание заёмщиком подтверждает факт получения им от заимодавца указанной в договоре суммы денежных средств.

Однако данные требования закона судом первой инстанции не выполнены.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом неправильно распределена обязанность доказывания.

Из статьи 812 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности от заимодавца им не получены или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре (пункт 1).

Если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя (пункт 2).

Согласно разъяснениям, изложенным в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, N 3 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г., в случае спора, вытекающего из заёмных правоотношений, на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, регулируемые главой 42 Гражданского кодекса Российской Федерации, а на заемщике - факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа.

Таким образом, закон не возлагает на займодавца обязанность доказать наличие у него денежных средств, переданных заемщику по договору займа.

Кроме того, из содержания указанных выше правовых норм и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что при подписании сторонами письменного договора займа, содержащего условие о получении денежных средств заёмщиком, обязанность по доказыванию безденежности займа возлагается на последнего, что не было учтено судом при рассмотрении настоящего дела.

Из-за допущенных судом первой инстанции ошибок в применении норм материального и процессуального права постановленное судебное решение нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

Исходя из вышеизложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Асташов С.В.
Судьи Марьин А.Н.
Киселёв А.П.

Обзор документа

В споре о взыскании долга по договору займа между гражданами Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала следующее.

Подтвердить заключение договора займа может любой документ, удостоверяющий передачу заемщику определенной суммы. При этом закон не требует оформлять отдельный письменный документ, подтверждающий передачу денег.

В данном случае в самом договоре есть условие о том, что его подписание заемщиком подтверждает получения им от заимодавца указанной суммы. Таким образом, подписанный сторонами договор имеет силу акта приема-передачи (расписки) денежных средств.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: