Шахматный и перекрестный допрос в суде и их особенности

Обновлено: 06.02.2023

«Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;»

Данное положение нашло своё отражение в Постановление Верховного Суда Российской Федерации № 55 «О судебном приговоре», так в соответствии с вторым абзацем пункта 4 вышеназванного постановления

«каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него».

С учетом этих положений в соответствии с частью 21 статьи 281 УПК РФ подсудимому предоставляется право оспорить показание потерпевшего и свидетеля. Несомненно, закрепляя данное положение, Верховный суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) повысил гарантии права на перекрестный допрос. Так что же такое перекрёстный и шахматных допрос? Какова их эффективность и необходимость в суде?

Понятие перекрестного допроса

По мнению А. Соловьёва «Перекрестный допрос – допрос обеими сторонами – обвинением и защитой – одного и того же лица по одним и тем же обстоятельствам». Особенность данного допроса состоит в том, что вопросы одному и тому же лицу по одним и тем же обстоятельствам перекрещиваются, так как идут от противоположных сторон. При этом такой допрос ведут сторона защиты и сторона обвинения. Что же касается суда, то он не может вести такой допрос, так как в процессе судебного разбирательства не занимает позицию стороны ни во время допроса, ни в какой-либо иной момент судебного разбирательства. Однако данное положение является дискуссионным, так ряд ученых полагают, что под перекрёстным допросом следуют понимать допрос одного лица по одним обстоятельствам проводимых судом, обвинителем, защитой и иными участниками процесса.

Соотношение прямого и косвенного допроса

Интересно соотношение прямого и косвенного допроса. Прямой допрос – это первый допрос свидетеля по обстоятельствам, которые не были еще предметом показаний этого свидетеля. Однако и в этом определении остается много вопросов. Например, а кто же проводит такой допрос? Суд или сторона, представляющей показания свидетеля в качестве доказательства своей стороны? Если исходить из последнего, то тогда мы можем сделать вывод, что перекрестный допрос – это допрос свидетеля стороной противоположной той, которая допрашивала свидетеля. Тогда у нас перекрещиваются не вопросы, исходящие от противоположных сторон, а перекрещивается сам допрос с первоначальным допросом. В данном случае, допрос будет выступать не только процессом по проверки доказательств, а контрдоводом опровержения аргумента противника.

А. С. Александров отмечает, то, что было сомнительно на прямом допросе, становится истиной после перекрестного. Во всяком случае, показание делается гораздо более важным и сильным после перекрестного допроса по сравнению с тем, каким оно, возможно, может стать в результате прямого допроса и то, что могло быть под сомнением во время прямого допроса, может быть удостоверено в перекрестном допросе.

Некоторые ученые в своих работах рассматривают вопрос о возможности производства до возбуждения уголовного дела иных следственных действий. Так, А.П. Гуляев предлагает следующее: «… было бы логично правила получения показаний от свидетелей на предварительном следствии распространить на стадию возбуждения уголовного дела». Позиция С.П. Серебровой полагает, что производство допроса возможно осуществлять до возбуждения уголовного дела.

Точное определение перекрестного допроса

Перекрестный допрос – это особая форма судебного допроса, проводимая участниками судопроизводства, после прямого допроса в целях уточнения, проверки показаний по обстоятельствам, по которым проводился прямой допрос.

Именно данное определение, по мнению автора, содержит все важнейшие признаки перекрестного допроса.

Согласно мнению ряда ученых, прокурор и защита при ведении такого вида допроса прежде всего пытаются дискредитировать результаты прямого допроса, породить сомнение в первоначальных показаниях лица по делу. Важно отметить, что законодатель запрещает при осуществлении допроса задавать «наводящие вопросы», которые в руках процессуального противника являются средством манипулирования, в результате чего происходит искажение показаний при допросе. Такие вопросы недопустимы и ответы на них являются ничтожным доказательством по делу.

Проведения перекрестного допроса в суде необходимо и важно, поскольку перекрестный допрос является одним из наиболее эффективных средств борьбы с лжесвидетельством, а также важнейшим инструментом конкуренции сторон и средством установлении истины по делу. Благодаря проведения такого допроса проверяются показания допрашиваемого и устанавливаются фактические показания по делу.

Судебный допрос имеет свою специфику, отличающую его от допроса на предварительном следствии. Существуют три разновидности судебного допроса - основной, перекрестный и шахматный.

Сущность основного допроса состоит в том, что обычно в суде производится допрос определенного лица (подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта) всеми участниками процесса и судом. В ходе такого допроса суд и участники процесса выясняют интересующие их обстоятельства дела. Последовательность проведения допроса различными участниками процесса установлена законом. УПК предусматривает, что допрос вначале осуществляют судьи, затем другие участники процесса. Судьи вправе задавать вопросы в любой момент судебного следствия.

Другой разновидностью судебного допроса является перекрестный допрос, при котором стороны, участвующие в деле, могут поочередно ставить вопросы допрашиваемому по одному и тому же обстоятельству в целях проверки, уточнения или дополнения его показаний.

Используя возможности перекрестного допроса, суд и участники процесса могут полнее исследовать обстоятельства дела, восполнить пробелы в показаниях, проконтролировать их, детализировать и конкретизировать неясные моменты в показаниях, помочь правильно осветить в суде те или иные факты и обстоятельства.

Перекрестный допрос допустим только после того, как допрашиваемый в свободном рассказе изложит все известное ему по делу и ответит на поставленные вопросы. Такая последовательность позволяет более полно выяснить факты, подлежащие уточнению в ходе перекрестного допроса. К тому же последний проводится в рамках определенной темы допроса, т. е. обстоятельств, изложенных допрашиваемым при основном допросе.

Третьей разновидностью судебного допроса является шахматный допрос, сущность которого заключается в том, что при допросе одного лица попутно предлагаются вопросы другим лицам по тем обстоятельствам и фактам, о которых идет речь в данный момент в основном допросе. Цель такого допроса - подтвердить или опровергнуть показаниями других лиц сведения, полученные в ходе основного допроса определенного лица. Он может быть проведен в связи с допросом подсудимого, потерпевшего, свидетеля и эксперта. Допрашивая подсудимого, попутно ставят вопросы потерпевшему, свидетелю и эксперту, если допрашивается потерпевший - подсудимому, свидетелю и эксперту и т. д.

Как видно из изложенного, шахматный допрос отличается от перекрестного. При шахматном допросе допрашивает один, а в перекрестном допросе - многие; при шахматном допросе одно и то же обстоятельство выясняется одним допрашивающим у разных лиц, а при перекрестном несколько допрашивающих выясняют одно и то же обстоятельство у одного лица.

Шахматный допрос может быть проведен только в отношении лиц, ранее допрошенных в суде, т. е. после основного допроса. Нельзя также нарушать порядок допроса, предусмотренный УПК, и задавать подсудимым, свидетелям и потерпевшим вопросы по отдельным обстоятельствам дела до того, как будет проведен основной допрос.

В суде также могут быть проведены характерные для предварительного следствия дополнительный и повторный допросы.

Дополнительный допрос заключается в том, что участники процесса и суд выясняют обстоятельства, упущенные в ходе основного допроса, либо уточняют факты, по поводу которых другие свидетели, потерпевшие или подсудимые дали иные показания, чем лицо, подлежащее дополнительному допросу. Поскольку цель такого допроса довольно конкретна и тема его ограничена, не следует превращать дополнительный допрос в новый основной допрос по всем обстоятельствам дела; здесь выясняются лишь отдельные моменты, нуждающиеся в уточнениях и разъяснениях.

Повторный допрос проводится судом и участниками процесса в тех случаях, когда после основного допроса в связи с исследованием других доказательств возникают сомнения в правильности полученных показаний либо необходимость в их уточнении. Например, допросом одного свидетеля суд выяснил, как происходило определенное событие, другие же свидетели по этому же поводу дали суду иные показания. В данном случае суд и участники процесса вправе повторно допросить ранее допрошенного свидетеля.

Судебный допрос имеет свою специфику, отличающую его от допроса на предварительном следствии. Существуют три разновидности судебного допроса - основной, перекрестный и шахматный.

Сущность основного допроса состоит в том, что обычно в суде производится допрос определенного лица (подсудимого, потерпевшего, свидетеля, эксперта) всеми участниками процесса и судом. В ходе такого допроса суд и участники процесса выясняют интересующие их обстоятельства дела. Последовательность проведения допроса различными участниками процесса установлена законом. УПК предусматривает, что допрос вначале осуществляют судьи, затем другие участники процесса. Судьи вправе задавать вопросы в любой момент судебного следствия. Допрос участниками процесса одного и того же лица позволяет всесторонне и полно выяснить все, что важно для суда. Другой разновидностью судебного допроса является перекрестный допрос, при котором стороны, участвующие в деле, могут поочередно ставить вопросы допрашиваемому по одному и тому же обстоятельству в целях проверки, уточнения или дополнения его показаний. Используя возможности перекрестного допроса, суд и участники процесса могут полнее исследовать обстоятельства дела, восполнить пробелы в показаниях, проконтролировать их, детализировать и конкретизировать неясные моменты в показаниях, помочь правильно осветить в суде те или иные факты и обстоятельства. "Перекрестный допрос, - пишет Л. Е. Ароцкер, - с большим успехом, чем обычный, позволяет вскрыть противоречия в показаниях, обнаружить в них погрешности, уточнить детали и изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний. Он оказывается эффективным во всех случаях, когда в показаниях допрашиваемого имеются внутренние противоречия, неточности, когда возникают сомнения в полноте, правдивости и правильности показаний". Перекрестный допрос допустим только после того, как допрашиваемый в свободном рассказе изложит все известное ему по делу и ответит на поставленные вопросы. Такая последовательность позволяет более полно выяснить факты, подлежащие уточнению в ходе перекрестного допроса. К тому же последний проводится в рамках определенной темы допроса, т. е. обстоятельств, изложенных допрашиваемым при основном допросе. В перекрестном допросе очередность постановки вопросов различными участниками процесса определяется порядком допроса, принятым УПК. Суд следит за тем, чтобы вопросы ставились последовательно, конкретно, четко, в ясных и понятных формулировках. Чаще всего вопросы вначале ставит обвинитель или защитник, а затем другие участники процесса. Успешное ведение перекрестного допроса зависит от согласованных действий судей и участников процесса. Третьей разновидностью судебного допроса является шахматный допрос, сущность которого заключается в том, что при допросе одного лица попутно предлагаются вопросы другим лицам по тем обстоятельствам и фактам, о которых идет речь в данный момент в основном допросе. Цель такого допроса - подтвердить или опровергнуть показаниями других лиц сведения, полученные в ходе основного допроса определенного лица. Он может быть проведен в связи с допросом подсудимого, потерпевшего, свидетеля и эксперта. Допрашивая подсудимого, попутно ставят вопросы потерпевшему, свидетелю и эксперту, если допрашивается потерпевший - подсудимому, свидетелю и эксперту и т. д. Шахматный допрос отличается от перекрестного. При шахматном допросе допрашивает один, а в перекрестном допросе - многие; при шахматном допросе одно и то же обстоятельство выясняется одним допрашивающим у разных лиц, а при перекрестном несколько допрашивающих выясняют одно и то же обстоятельство у одного лица. Шахматный допрос может быть проведен только в отношении лиц, ранее допрошенных в суде, т. е. после основного допроса. Нельзя также нарушать порядок допроса, предусмотренный УПК, и задавать подсудимым, свидетелям и потерпевшим вопросы по отдельным обстоятельствам дела до того, как будет проведен основной допрос. При шахматном допросе попутные вопросы могут быть поставлены в любой последовательности, любым, ранее уже допрошенным, подсудимым, свидетелям, потерпевшим. "Исходя из обстоятельств дела, - отмечает Л. Е. Ароцкер, - выясненных основным допросом, допрашивающему нужно решить, кому первому поставить вопросы. Лицу, проводящему шахматный допрос, не следует забывать, что попутные вопросы другим лицам не должны уводить его в сторону от задач основного допроса. Нужно умело сочетать основной и шахматный допросы с тем, чтобы обстоятельства, интересующие допрашивающего, были выяснены". В суде также могут быть проведены характерные для предварительного следствия дополнительный и повторный допросы. Дополнительный допрос заключается в том, что участники процесса и суд выясняют обстоятельства, упущенные в ходе основного допроса, либо уточняют факты, по поводу которых другие свидетели, потерпевшие или подсудимые дали иные показания, чем лицо, подлежащее дополнительному допросу. Поскольку цель такого допроса довольно конкретна и тема его ограничена, не следует превращать дополнительный допрос в новый основной допрос по всем обстоятельствам дела; здесь выясняются лишь отдельные моменты, нуждающиеся в уточнениях и разъяснениях. Дополнительный допрос может быть эффективным в том случае, если подсудимый отрицает свою вину или свидетель и потерпевший дают противоречивые показания. Повторный допрос проводится судом и участниками процесса в тех случаях, когда после основного допроса в связи с исследованием других доказательств возникают сомнения в правильности полученных показаний либо необходимость в их уточнении. Например, допросом одного свидетеля суд выяснил, как происходило определенное событие, другие же свидетели по этому же поводу дали суду иные показания. В данном случае суд и участники процесса вправе повторно допросить ранее допрошенного свидетеля. Успешному проведению любой из разновидностей судебного допроса (основной, перекрестный, шахматный, повторный, дополнительный) способствует использование тактических приемов допроса, разработанных криминалистикой, судебной психологией на основе обобщения судебной практики. Наиболее эффективными из них являются сопоставление, уточнение, детализация (конкретизация), контроль, напоминание и наглядность.

1. Сопоставление - тактический прием, который применяется для устранения противоречий, содержащихся в показаниях. Он состоит в сопоставлении противоречивых частей показания или противоречивых показаний в целом с другими доказательствами, не согласующимися с ним. Эффективность применения данного тактического приема во многом зависит от правильного выбора фактов, с которыми производится сопоставление. Они должны, во-первых, действительно противоречить показаниям, во-вторых, не вызывать сомнений в своей истинности. В судебной практике часто сопоставление заключается в допросе с демонстрацией уличающих во лжи доказательств, например тех, которые при сопоставлении их с показаниями допрашиваемого противоречат им.

2. Уточнение - прием, заключающийся в том, что допрашивающий соответствующими вопросами выясняет детали, касающиеся частных моментов. Уточнения могут касаться самых различных обстоятельств дела - времени, места совершения определенных действий, их последовательности и т. д.

3. Детализация (конкретизация) - прием, состоящий в постановке вопросов, которые позволяют расчленить общие и недостаточно конкретные показания на отдельные эпизоды, факты и тем самым более глубоко их исследовать.

4. Контроль - тактический прием, заключающийся в постановке вопросов, прямо не относящихся к теме допроса, но позволяющих получить контрольные сведения для проверки правильности показаний об отдельных фактах, событиях. Контрольные вопросы направлены на выяснение побочных, сопутствующих каким-либо событиям обстоятельств, но по ответам на них суд может определить достоверность и ценность показаний в целом.

5. Напоминание - прием, состоящий в постановке судом и участниками процесса вопросов, которые помогают допрашиваемым вспомнить отдельные события, факты, забытые ими. Так, выясняя хронологическую последовательность определенных действий, допрашивающий может оживить ассоциативные связи у свидетеля, потерпевшего, напомнив ему об одном из фактов, связанных с данным событием. Например, напомнив свидетелю, что событие, о котором идет речь, произошло в воскресный день в 9 часов утра, суд может помочь свидетелю вспомнить, чем он занимался в это время и почему обратил внимание на определенные факты. Однако напоминание об отдельных моментах того или иного события не должно заключаться в постановке наводящих вопросов.

6. Наглядность - прием, основанный на психологическом анализе ассоциативных представлений, которые возникают у допрашиваемого при предъявлении ему наглядного пособия, макета, схемы, фотоснимков. Использование в допросе различного рода наглядных пособий (иллюстраций, планов, схем, фотоснимков, макетов, предметов разнообразной формы и цвета и т. д.) оказывается полезным лишь при условии, что они предъявляются не в единственном числе, а в ряду нескольких предметов, чем исключается их внушающее воздействие.

Никонов Максим

Отвечая на заметку адвоката Александра Гетманова «Может ли очная ставка заменить перекрестный допрос?», менее всего хотелось бы предпринять безуспешную попытку раскрыть в одном небольшом материале вопросы, о которых написаны монографии. В то же время в качестве «комментариев к прочитанному» можно сформулировать несколько тезисов, которые мне представляются важными для понимания и дальнейшего обсуждения проблематики перекрестного допроса.

Введение в ст. 281 УПК РФ ч. 2.1, безусловно, ограничило суд в возможности оглашать показания «поточным методом» – после формально проведенных и потому безуспешных вызовов свидетелей для допроса в судебном заседании. Однако эту норму теперь научились обходить: явка свидетелей более-менее обеспечивается, однако в суде они либо дают самые общие показания, либо ссылаются на «запамятование» (почему-то «потеря памяти» поражает их преимущественно в ходе вопросов стороны защиты), либо – если позволяют обстоятельства, – пользуются предусмотренным ст. 51 Конституции РФ и п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК правом не давать показания. В результате «блокировка» ч. 2.1 ст. 281 УПК снимается, и суд может без каких-либо процессуальных ограничений огласить досудебные показания, сославшись на необходимость снятия противоречий.

При этом ходатайствующие о таком оглашении прокуроры не только не утруждают себя доказыванием наличия противоречий и их существенности (как это следует из смысла ч. 3 ст. 281 и п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК), но даже не пытаются исчерпать перед этим другие процессуальные способы (например, используя активный и умелый допрос) устранения противоречий. При этом протоколы допросов часто оглашаются в полном объеме, а не только в рамках противоречащих показаний.

Более того, в кассационной практике считается, что такое оглашение уже само по себе снимает противоречия в показаниях: «Вопреки утверждениям в жалобе, имеющиеся в показаниях свидетелей противоречия устранены судом путем оглашения их показаний, ранее данных при производстве предварительного расследования, которые свидетели подтвердили в судебном заседании в полном объеме. Следственные действия, их содержание, ход и результаты, зафиксированные в соответствующих протоколах, проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона» 1 .

Вместе с тем очевидно, что противоречия между судебными и досудебными показаниями не могут быть сняты путем простого оглашения и подтверждения последних, поскольку работа с противоречиями – это логическая операция, включающая анализ, синтез и соотнесение с другими доказательствами по делу, а никак не монотонное зачитывание протокола.

В своей заметке коллега совершенно верно, на мой взгляд, отметил ограниченный потенциал очной ставки для компенсации отсутствия перекрестного допроса в суде – из-за ее проведения под контролем процессуального оппонента, а также ограниченности стороны защиты «в маневре» по причине незнания материалов дела в полном объеме.

Однако считаю, что депонирование решает только первую проблему, переводя процедуру из-под «контроля» следователя в зал судебных заседаний. При этом оно по-прежнему обладает вторым недостатком очной ставки: как правило, депонирование производится в начале или середине следствия, когда сторона защиты еще не обладает всей необходимой информацией из материалов дела. В то же время сторона обвинения уже знает, что именно содержат материалы дела, поэтому может ставить более точные и эффективные – для нее – вопросы. В результате адвокат вынужден либо весьма сдержанно вести допрос, руководствуясь принципом «не навреди» и опасаясь, что свидетеля «подсекут» на не известных защите материалах, либо задавать острые вопросы на свой страх и риск. Более того, после ознакомления со всеми материалами дела у стороны защиты могут возникнуть связанные с ними вопросы, которые она объективно не могла задать в ходе депонирования. В связи с этим, на мой взгляд, необходимо не просто введение депонирования, а его тонкое регулирование – в частности, следует «сузить» основания для проведения депонирования (например, по кругу лиц), ввести его обязательную видеофиксацию, дифференцировать подходы к оглашению показаний, полученных в результате депонирования и других следственных действий 2 .

В противном случае депонирование приобретет те же массовость и формальность, что и очные ставки с введением ч. 2.1 ст. 281 УПК: следователи в ходе очной ставки просто еще раз фиксируют показания, которые были даны в процессе допросов, вместо того чтобы использовать тактические и психологические возможности очных ставок.

Снятие наводящих вопросов при перекрестном допросе возникает вследствие двух обстоятельств: неурегулирования перекрестного допроса в УПК и непонимания судами сути перекрестного допроса либо их опасений по поводу его результатов для судьбы дела.

Перекрестный допрос, по большому счету, призван решать две задачи.

Первая: дискредитация результатов прямого допроса, подрыв доверия к показаниям свидетеля и к самому свидетелю. Для этого могут использоваться:

  • выявление искажений, сокращений, преувеличений в показаниях (как судебных, так и досудебных, а также между показаниями и другими доказательствами);
  • демонстрация того, что факты, содержащиеся в показаниях, по своей природе невозможны и противоречат здравому смыслу;
  • демонстрация того, что свидетель не способен давать показания относительно тех фактов, которые призван удостоверить;
  • принуждение свидетеля к признанию того, что он не вполне уверен в тех фактах, о которых утверждал;
  • опровержение презумпции добропорядочности свидетеля путем демонстрации его репутации или профессиональной квалификации (если свидетель является экспертом (специалистом));
  • демонстрация предвзятости или предубежденности свидетеля по делу в целом или какой-либо его части;
  • демонстрация того, что время и обстоятельства исказили вспоминание фактов свидетелем;
  • демонстрация того, что эксперт (специалист) не имел достаточно материалов для обоснованных выводов по поставленным перед ним вопросам.

Вторая: получение новых сведений в пользу допрашивающего, которое может выражаться в:

  • новой интерпретации свидетелем фактов;
  • установлении новых фактов, ранее свидетелем не сообщенных;
  • дополнении показаний и усилении эффекта от них 3 .

Именно «протаскивание» свидетеля сквозь череду наводящих вопросов решает эти задачи и является сутью перекрестного допроса – неважно, проводится он по уголовному или гражданскому делу. Так, известные адвокаты К. Хобер и Х.С. Зусман в книге «Перекрестный допрос в международном арбитраже» прямо указывают: «При перекрестном допросе ˂…˃ вам практически всегда нужно задавать только наводящие вопросы, а ненаводящие – лишь в весьма особых и тщательно контролируемых ситуациях. Это объясняется основополагающей идеей перекрестного допроса, которая состоит в том, что вы берете свидетеля за руку – а иногда и за воротник, нос или ухо – и ведете его туда, куда вы хотите, чтобы он пошел» 4 .

Резюмируя сказанное, отмечу, что, безусловно, есть частные проблемы, связанные с получением показаний в суде (обход «блокировки» ч. 2.1 ст. 281 УПК, ограниченный потенциал очных ставок и отсутствие депонирования, снятие судами наводящих вопросов). Однако они не могут быть успешно решены без устранения первопричин: во-первых, отсутствия в УПК внятных и подробных правил проведения перекрестного допроса и дифференцированного подхода к оглашению показаний; во-вторых, существующего у судей приоритета «протокольных» показаний перед сказанным в судебном заседании. Именно с этими первопричинами и нужно бороться до того, как юридико-технически «шлифовать» отдельные детали процессуального механизма.

1 Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 29 октября 2020 г. № 77-1849/2020.

2 См. подробнее: Никонов М.А. Депонирование доказательств в уголовном судопроизводстве // Законодательство. 2016. С.60–69.

3 См.: Александров А.С., Гришин С.П. Перекрестный допрос в суде (объяснение его сущности, принципов и порядка проведения, а также практическое наставление к употреблению). М., 2007. С. 54–55.

4 Хобер К., Зусман Х.С. Перекрестный допрос в международном арбитраже / Пер. с англ. под ред. Н.А. Бабаджаняна. М., 2019. С. 148.


В ходе лекции спикер подчеркнул, что главная задача защитника – убедить в чем-либо судью или присяжных, а не сторону обвинения, допрашиваемого или своего доверителя.

Лектор отметил, что перекрестный допрос свидетеля (потерпевшего) заключается в том, что стороны допрашивают лицо, которое ранее уже давало показания. И при должном допросе можно понять, говорил он правду или нет. Ценнее этого не может быть никакая бумага, убежден он.

Калой Ахильгов затронул исторические аспекты перекрестного допроса в контексте «золотого века» адвокатуры и рассказал о современных понятиях такого допроса в международном праве (в США, Англии, а также практике Европейского Суда по правам человека). Несмотря на то что термин «перекрестный допрос» отсутствует в российском законодательстве, сама процедура допроса при определенных условиях предусматривает перекрестный допрос.

Прежде чем решить допросить свидетеля (потерпевшего), уточнил Калой Ахильгов, нужно понять, не навредит ли он стороне защиты, а если нет, то чем поможет. Это особенно важно в контексте рассмотрения судами уголовных дел. В связи с этим часто бывает обоснованно отказаться от допроса свидетелей. «Задача адвоката, который ведет допрос, – убедить в чем-либо судью или присяжных, а не сторону обвинения, допрашиваемого или своего доверителя», – подчеркнул спикер.

Калой Ахильгов обозначил цели и задачи перекрестного допроса: видоизменить показания в пользу позиции защиты, разъяснить прежние показания, ослабить показания, подорвать доверие к показаниям свидетеля. Он уточнил, что защитник не должен преследовать цель получить в ходе допроса новую информацию.

По словам спикера, адвокат должен всегда готовиться к допросу, изучать личность допрашиваемого, не задавать вопросы, на которые не знает ответа, не задавать двусмысленных и неоднозначных вопросов. Кроме того, никогда не недооценивать оппонента и уважать суд и участников процесса. «Все это в совокупности дает большой шанс, что допрос в суде даст стороне защиты источник положительных доказательств в виде показаний допрашиваемых лиц», – считает Калой Ахильгов.

Запись вебинара будет доступна 22 ноября до 00:00 (по московскому времени). Повторы трансляции состоятся 23 и 24 ноября.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: