Сделка заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора по иску участника

Обновлено: 07.02.2023

Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" (далее - Закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ) в Гражданский кодекс РФ была добавлена статья 67.2 "Корпоративный договор", вступающая в силу 1 сентября 2014 года.

Согласно п. 1 ст. 67.2 ГК РФ все участники (акционеры) общества или некоторые из них вправе заключить между собой договор об осуществлении своих корпоративных (членских) прав.

В соответствии с данным корпоративным договором его стороны обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе:

- голосовать определенным образом на общем собрании участников (акционеров) общества;

- согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом;

- приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств.

Корпоративный договор не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (ст. 308 ГК РФ, п. 5 ст. 67.2 ГК РФ).

С 1 июня 2015 многосторонним договором, исполнение которого связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, может быть предусмотрена возможность изменения или расторжения такого договора по соглашению как всех, так и большинства лиц, участвующих в указанном договоре, если иное не установлено законом (абзац второй п. 1 ст. 450 ГК РФ). Представляется, что данная норма также распространяется на корпоративные договоры.

Корпоративный договор не является новым для гражданского законодательства: специальными законами о хозяйственных обществах предусмотрены:

- договор об осуществлении прав участников ООО (п. 3 ст. 8 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", далее - Закон об ООО);

Внимание

Положения ГК РФ в новой редакции о корпоративном договоре распространяются на договоры, заключенные после 1 сентября 2014 г. По правоотношениям, возникшим до этого момента на основании ранее заключенных акционерных соглашений и договоров об осуществлении прав участников ООО, положения ГК РФ применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после 01.09.2014.

Изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ, имеют ряд новшеств, которых ранее не было.

1) Корпоративный договор не может обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов хозяйственного общества, определять структуру органов общества и их компетенцию (абзац первый п. 2 ст. 67.2 ГК РФ).

Условия корпоративного договора, противоречащие указанному правилу, ничтожны (абзац второй п. 2 ст. 67.2 ГК РФ в новой редакции).

Предметом акционерного соглашения также не могут быть обязательства стороны голосовать согласно указаниям органов управления АО, в отношении акций которого заключено данное соглашение (п. 2 ст. 32.1 Закона об АО)

В Законе об ООО аналогичной нормы нет.

2) Корпоративным договором может быть установлена обязанность его сторон проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав общества положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если в соответствии с ГК РФ и законами о хозяйственных обществах допускается изменение структуры органов общества и их компетенции уставом (абзац третий п. 2 ст. 67.2 ГК РФ).

Прямого указания на такую возможность в Законах об ООО и АО нет. Однако представляется, что данное положение является частным проявлением общего правила о возможности установления в таком договоре обязанности голосовать определенным образом (п. 1 ст. 67.2 ГК РФ, п. 3 ст. 8 Закона об ООО, п. 1 ст. 32.1 Закона об ООО). Соответственно, эта обязанность могла быть установлена и договором, заключенным до 1 сентября 2014 г.

3) Участники, заключившие корпоративный договор, обязаны уведомить общество о факте заключения договора, при этом его содержание раскрывать не требуется .

Участники ООО, акционеры публичных и непубличных АО обязаны уведомить общество о факте заключения корпоративного договора (п. 4 ст. 67.2 ГК РФ, п. 4.1 ст. 32.1 Закона об АО, абзац второй п. 3 ст. 8 Закона об ООО).

В случае неисполнения данной обязанности участники общества, не являющиеся сторонами корпоративного договора, вправе требовать возмещения причиненных им убытков (п. 4 ст. 67.2 ГК РФ).

Информация о корпоративном договоре, заключенном акционерами публичного АО, должна быть раскрыта в пределах, в порядке и на условиях, которые предусмотрены законом об АО (абзац второй п. 4 ст. 67.2 ГК РФ).

Если иное не установлено законом, информация о содержании корпоративного договора, заключенного участниками непубличного общества, не подлежит раскрытию и является конфиденциальной (абзац третий п. 4 ст. 67.2 ГК РФ).

Акционеры тех публичных АО, эмиссия ценных бумаг которого сопровождалась регистрацией их проспекта (то есть не всех публичных АО) в случаях, указанных в п. 5 ст. 32.1 Закона об АО, обязаны не только уведомить общество в течение пяти дней о заключении ими акционерного соглашения, но и раскрыть о нем информацию, указанную в п. 5 ст. 32.1 Закона об АО.

Лицо, приобретшее в соответствии с акционерным соглашением право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям АО, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта, обязано уведомить общество о таком приобретении в случае, если в результате это лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицом или лицами прямо либо косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75% голосов по размещенным обыкновенным акциям АО. В уведомлении указывается информация, определенная законом (п. 5 ст. 32.1 Закона об АО).

4) Нарушение корпоративного договора может являться основанием для признания недействительным решения органа общества по иску стороны этого договора при условии, что на момент принятия соответствующего решения сторонами договора являлись все участники (акционеры) общества.

Признание решения органа общества недействительным само по себе не влечет недействительности сделок общества с третьими лицами, совершенных на основании такого решения (абзацы первый и второй п. 6 ст. 67.2 ГК РФ).

Аналогичная норма в законодательстве об ООО отсутствует. В Законе об АО ранее было установлено противоположное правило: нарушение акционерного соглашения не могло являться основанием для признания недействительными решений органов общества (норма утратила силу с 01.07.2015).

5) Сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать о таких ограничениях (абзац третий п. 6 ст. 67.2 ГК РФ).

Аналогичная норма существует для акционерного соглашения (абзац первый п. 4 ст. 32.1 Закона об АО), в законодательстве об ООО такой нормы нет.

6) Стороны корпоративного договора не вправе ссылаться на его недействительность в связи с его противоречием положениям устава хозяйственного общества (п. 7 ст. 67.2 ГК РФ).

Подобной нормы нет ни в Законе об АО, ни в Законе об ООО.

7) Прекращение права одной из сторон корпоративного договора на долю в уставном капитале (акции) хозяйственного общества не влечет прекращения действия корпоративного договора в отношении остальных его сторон, если иное не предусмотрено этим договором (п. 8 ст. 67.2 ГК РФ).

Аналогичной нормы нет ни в Законе об АО, ни в Законе об ООО.

8) Возможность установления корпоративным договором объема правомочий участников, акционеров непубличного общества непропорционально их долям, количеству акций при условии внесения сведений о наличии такого договора и о предусмотренном им объеме правомочий участников общества в ЕГРЮЛ (абзац второй п. 1 ст. 66 ГК РФ).

В Законе об АО аналогичной нормы нет.

В отношении прав участников ООО соответствующие положения возможно было установить только в уставе ООО (абзац первый п. 4 и абзац четвертый п. 5 ст. 21, абзац второй п. 2 ст. 28, абзац пятый п. 1 ст. 32 Закона об ООО).

Новшеством является и то, что правила о корпоративном договоре применяются также к:

- соглашению о создании хозяйственного общества, если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений сторон такого соглашения (п. 10 ст. 67.2 ГК РФ);

- соглашению между кредиторами хозяйственного общества, иными третьими лицами и участниками (акционерами) общества, по которому последние в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления.

ГК РФ Статья 67.2. Корпоративный договор

(введена Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ)

1. Участники хозяйственного общества или некоторые из них вправе заключить между собой корпоративный договор об осуществлении своих корпоративных прав (договор об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью, акционерное соглашение), в соответствии с которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом, приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 210-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Корпоративный договор не может обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию.

Условия корпоративного договора, противоречащие правилам абзаца первого настоящего пункта, ничтожны.

Корпоративным договором может быть установлена обязанность его сторон проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав общества положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если в соответствии с настоящим Кодексом и законами о хозяйственных обществах допускается изменение структуры органов общества и их компетенции уставом общества.

3. Корпоративный договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

4. Участники хозяйственного общества, заключившие корпоративный договор, обязаны уведомить общество о факте заключения корпоративного договора, при этом его содержание раскрывать не требуется. В случае неисполнения данной обязанности участники общества, не являющиеся сторонами корпоративного договора, вправе требовать возмещения причиненных им убытков.

Информация о корпоративном договоре, заключенном акционерами публичного акционерного общества, должна быть раскрыта в пределах, в порядке и на условиях, которые предусмотрены законом об акционерных обществах.

Если иное не установлено законом, информация о содержании корпоративного договора, заключенного участниками непубличного общества, не подлежит раскрытию и является конфиденциальной.

5. Корпоративный договор не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (статья 308).

6. Нарушение корпоративного договора может являться основанием для признания недействительным решения органа хозяйственного общества по иску стороны этого договора при условии, что на момент принятия органом хозяйственного общества соответствующего решения сторонами корпоративного договора являлись все участники хозяйственного общества.

Признание решения органа хозяйственного общества недействительным в соответствии с настоящим пунктом само по себе не влечет недействительности сделок хозяйственного общества с третьими лицами, совершенных на основании такого решения.

Сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором.

7. Стороны корпоративного договора не вправе ссылаться на его недействительность в связи с его противоречием положениям устава хозяйственного общества.

8. Прекращение права одной из сторон корпоративного договора на долю в уставном капитале (акции) хозяйственного общества не влечет прекращения действия корпоративного договора в отношении остальных его сторон, если иное не предусмотрено этим договором.

9. Кредиторы общества и иные третьи лица могут заключить договор с участниками хозяйственного общества, по которому последние в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом, приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств. К этому договору соответственно применяются правила о корпоративном договоре.

10. Правила о корпоративном договоре соответственно применяются к соглашению о создании хозяйственного общества, если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений сторон такого соглашения.

Как и в браке, залогом счастливых отношений между партнерами по бизнесу является общность видения. Особенно по глобальным вопросам типа привлечения инвестора, покупки или продажи бизнеса, наследования и т. д. Общность видения — это часть Программы защиты основателя бизнеса от Центра taxCOACH ® , одним из шагов которой является использование корпоративного договора.

Не только читать Публикации открытого бизнес-курса «Пять правил построения группы компаний без признаков дробления» сопровождаются видеоматериалами. Все 30 серий смотрите на youtube-канале Центра taxCOACH ® .

Анастасия Тайшина, эксперт Центра структурирования бизнеса taxCOACH ® :

«В нашей памяти сохранилось большое количество корпоративных войн с возбуждением уголовных дел, бесконечными жалобами и сутяжничеством. Случаются и весьма интеллигентные сценарии, когда конфликтующие собственники, сидя в соседних кабинетах, общаются между собой исключительно почтовой перепиской. И в том, и в другом случае в итоге страдает бизнес».

Причинами латентного недовольства партнеров, а значит предпосылками для заключения корпоративного договора могут стать:

  • убежденность кого-то одного или каждого, что он делает для бизнеса больше другого, и, следовательно, прибыль распределяется несправедливо;
  • частота, размер, форма распределения прибыли также может быть причиной конфликтов — допустим один партнер покупает дом/яхту/билет на полет в космос, а второй до сих пор считает лучшим подарком на день рождения новый станок. Одному надо часто, другому редко. Одному много, другим мало;
  • блокировка деятельности бизнеса может стать неизбежностью для тех собственников, что «тянут одеяло на себя» вопреки мнению остальных партнеров, не желая искать баланс (избыточный контроль и доминирование);
  • противоположные мнения по вопросам развития бизнеса, особенно в условиях ограничений или ухудшающейся экономической обстановки. Если не идут на компромисс два равноправных партнера — возникновение «тупиковых ситуаций» становится практически неизбежным;
  • вхождение в бизнес нежелательных третьих лиц: когда партнер без ведома другого передает (юридически — продает, дарит, меняет) свою долю третьему лицу. Или еще хуже, когда «номинальный» участник компании, а по совместительству друг, неожиданно умирает, при этом реальный собственник бизнеса в числе наследников не значится. Попытка ввести наследников в систему управления бизнесом при жизни также может встретить конфликтный отпор со стороны остальных партнеров.

Там, где специфика договоренностей со-собственников бизнеса не охватывается возможностями законодательного регулирования или уставом компании, на помощь приходит корпоративный договор.

Что такое корпоративный договор

Корпоративный договор — это соглашение в первую очередь между собственниками компании, но не только. Законодатель позволяет фиксировать договоренности партнеров относительно совместного владения и управления организацией: входа/выхода из состава ее участников, особенностей имущественных отношений с ней и между собой, порядка голосования и т. д.

Заключение корпоративного договора возможно только для хозяйственных обществ (АО, ООО). В простой письменной форме, то есть заверять у нотариуса его не нужно. О факте заключения договора сама компания должна быть уведомлена в свободной форме.

Сторонами корпоративного договора могут быть как участники/акционеры общества, так и (внимание!) третьи лица. Законодатель прямо указывает на это, открывая тем самым дополнительные возможности для обеспечения владельческого контроля.

Соглашение может быть заключено и с кредиторами. В таком случае корпоративный договор становится дополнительным обеспечением исполнения обязательств перед контрагентами участников или самого общества. Например, банк или частный инвестор, предоставив финансирование компании, заключает договор с участниками этого общества в целях учета мнения банка по некоторым сделкам компании-должника.

Что можно решить с помощью корпоративного договора

За фразой из закона «осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом» скрываются большие возможности корпоративного договора как инструмента, позволяющего настроить механизмы управления и учесть все самые невероятные пожелания собственников бизнеса к системе владельческого контроля.

1) Посредством заключения корпоративного договора можно изменить объем власти, предоставленной тому или иному участнику, например:

  • Защитить интересы миноритарных акционеров (участников с небольшой долей), предусмотрев обязательность учета их мнения при принятии решений по ряду конкретных вопросов или обязав мажоритариев голосовать определенным образом по некоторым вопросам (например обязательно выплачивать дивиденды);
  • Отстранить миноритарных акционеров от решения любых управленческих вопросов;
  • Лишить крупного участника-инвестора возможности единоличного принятия решений по ряду управленческих вопросов и т. п.

Обязанность учета мнения всех участников компании можно закрепить принятием решений единогласно. Но это не всегда может соответствовать интересам сторон, в том числе при последующем изменении состава участников, возникновении непредсказуемых ситуаций. В таком случае обязанность учесть мнение миноритарного участника по конкретным вопросам следует закрепить именно в корпоративном договоре.

Решение о продаже объекта недвижимости, ранее переданного компании миноритарием, принимается только так, как последний за него проголосует. Либо, наоборот, участник-инвестор с долей 51% по условиям договора при назначении директора обязуется голосовать за кандидата, предложенного основателем компании с долей в 49%, идейным вдохновителем проекта и его основным управленцем.

2) В корпоративном договоре можно зафиксировать различные правила игры — от самых простых до сложных:

  • Порядок разрешения патовых ситуаций. Например, когда при наличии двух собственников с равными долями один голосует за принятие решения, а второй против. Можно предусмотреть передачу решения вопроса на рассмотрение другому органу общества. И Совет директоров, который мы разбирали в одном из выпусков, отлично подойдет на эту роль. Возможно назначить консультации с привлечением конкретного перечня лиц, пользующихся доверием и управленческим уважением у всех владельцев. Либо, крайняя ситуация, выкуп одним доли другого по заранее установленной цене или принятие решения о ликвидации компании и т. д.
  • Условия защиты целостности бизнеса: запрет на выход из общества (продажу пакета акций, доли) до наступления определенного события или даты. В качестве такого обстоятельства может быть указано достижение определенных финансовых показателей обществом или наступление иных событий. В том числе, возможно предусмотреть запрет на продажу доли (пакета акций) третьим лицам.
  • Договоренность не распределять прибыль на определенный период после запуска бизнеса, например в течение 3-х лет, а направлять ее только на развитие компании.
  • Особый порядок отчуждения акций/доли: можно дополнительно указать конкретное лицо (или критерии его определения), не являющееся участником/акционером общества, которое пользуется преимущественным правом покупки акций/доли. При этом указать, что в случае отчуждения участником общества/акционером доли/пакета акций члену семьи участники/акционеры обязуются не использовать свое преимущественное право покупки доли/акций и оформить нотариальный отказ.
  • Условия, позволяющие защитить интересы фактически отошедшего от дел участника ООО и интересы оставшихся действующих участников в случае, когда отчуждение доли третьим лицам никому из них не интересно.
  • Обязанность участников/акционеров воздержаться от собственной аналогичной деятельности на определенной территории. На случай нарушения условий предусмотреть штрафные санкции и обязанность компенсировать убытки.
  • Право каждой из сторон при возникновении определенных обстоятельств потребовать выкупа у другой стороны своих акций/доли или, наоборот, принудительно приобрести пакет акций другого акционера/участника по зафиксированной в соглашении цене, или же присоединиться к выкупу/продаже. При включении такого обязательства в корпоративный договор гарантировать его исполнение можно дополнительным оформлением опциона, воспользоваться которым один из собственников сможет при нарушении партнером договоренностей.

Чего корпоративный договор не может

Корпоративный договор не может обязывать участников/акционеров голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять их структуру и компетенцию. Такие его условия будут признаны ничтожными. Но в договоре может быть установлена обязанность проголосовать на общем собрании за включение в устав положений, регулирующих деятельность органов общества по усмотрению собственников.

Кроме того, он не создает обязанностей для любых других лиц, в том числе и иных участников, не являющихся сторонами договора.

О конфиденциальности корпоративного договора

По общему правилу, содержание договоренностей раскрывать не требуется: ни компании, ни другим участникам/акционерам, ни контрагентам, ни контролирующим органам.

Однако при сделке с долями/акциями нотариус/реестродержатель непременно поинтересуется у Общества о наличии между его участниками/акционерами корпоративного договора, с просьбой предоставить его или заверенную компанией справку об отсутствии подобных соглашений между ее собственниками.

Предоставлять весь текст договора нецелесообразно, достаточно обойтись выпиской из его положений, касающихся нюансов отчуждения долей/акций.

Информация о наличии корпоративного договора попадет в ЕГРЮЛ в случаях, если участники:

  • договорились о непропорциональном долям распределении правомочий (тогда нужно будет указать, какое конкретно количество голосов фактически приходится на долю участника)
  • предусмотрели ограничения и условия отчуждения долей.

Содержание корпоративного договора раскрывать опять таки не требуется.

Ответственность за нарушение условий корпоративного договора

Это самый важный вопрос. В нем и кроется вся сила данного инструмента.

На сегодняшний день суды активно поддерживают условия корпоративных договоров. Если в нарушение такого соглашения все же совершена какая-либо сделка, либо принято решение, то пострадавшая сторона имеет возможность:

  • оспорить решения общего собрания участником общества, принятые с нарушением условий корпоративного договора;
  • признать сделку недействительной.

Рассчитывать только на это — глупо. Но иную ответственность, типа штрафа или неустойки, необходимо прямо предусматривать самим договором. И это важно. Особенно учитывая, что суды взыскивают многомиллионные штрафы, установленные сторонами. А большая часть корпоративных договоров, что попадала нам в руки, ответственность вообще не предусматривали.

Безусловно, даже заключение корпоративного договора само по себе может оказаться недостаточным в ситуации многоаспектных договоренностей партнеров. Поэтому учитесь использовать сразу несколько из рассмотренных нами инструментов в Программе защиты основателей бизнеса.

Даже если сейчас отношения с партнерами доверительные и ничто не предвещает беды, владельцам компании непременно следует заключить корпоративный договор. Да, оформить корпоративный договор — дело непростое. Но это лучше, чем отрабатывать стратегии непрямых действий или перечитывать Сунь-Цзы в период корпоративной войны.

Напоследок, короткий чек-лист для заключения корпоративного договора:

Для начала совсем немного теории. В соответствии со ст. 67.2 ГК РФ, все или некоторые участники хозяйственного общества могут заключить между собой корпоративный договор об осуществлении своих корпоративных прав. По этому договору они обязуются определенным образом голосовать, приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале по заранее определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей до наступления определенных обстоятельств и т.д.

Сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором.

Скачайте чек-лист для составления правильного корпоративного договора.

Норма действует с 2014 года и, казалось бы, регулирует только корпоративные отношения между соучредителями. Однако, при творческом подходе ее использование позволяет решить и иные вопросы…

Мы расскажем 5 историй из судебной практики последних трех месяцев, но отметим, что возможностей у корпоративного договора значительно больше.

Узнать о других возможностях корпоративного договора вы можете на бизнес-семинаре Ивана Кузнецова «Бизнес в эпоху перемен», который пройдет 25 - 26 сентября в Москве. Семинар, который прокачает ваш бизнес и позволит сэкономить сотни тысяч! Есть онлайн-трансляция.

История №1. О том, как дать сделать соучредителя почетным пенсионером и отстранить от управления в организации.

Участники ООО заключили между собой корпоративный договор, в соответствии с которым один из участников общества (Матвеев С.В.) отказался от получения прибыли в обществе в пользу двух других участников общества взамен ежемесячной фиксированной выплаты в размере 5 000 000 руб. Причем эта выплата должна была осуществляться независимо от результатов финансово-хозяйственной деятельности организации.

Однако, Матвеева С.В. не устроило, что двое других участников стали заключать договоры аренды недвижимости, принадлежащей обществу по стоимости, меньше рыночной. Он посчитал, что такими действиями наносится ущерб и обществу и ему, как участнику.

Но суд указал, что так как по условиям корпоративного договора его ежемесячная выплата в 5 млн. рублей не зависит от результатов работы организации и от выплаты дивидендов он также отказался, то каким образом его соучредители управляют обществом его больше не касается (Определение Верховного Суда РФ от 08.02.2019 по делу А51-25361/2017).

Отметим, что корпоративный договор может быть не плохим способом для фактического вывода из управления пассивного участника. Разумная выплата в обмен на отказ от дивидендов и участник становится почетным пенсионером. И кстати, ежемесячные выплаты ему облагаются только 13% НДФЛ…

На бизнес-семинаре «Бизнес в эпоху перемен» 25 - 26 сентября в Москве мы на реальных кейсах из практики нашей компании разберем вопросы налоговой оптимизации, которые важны каждому собственнику и генеральному директору!

История № 2. О том, как дать займ и обеспечить его корпоративным договором или о том, как контролировать организацию, не будучи ее учредителем.

Корпоративный договор можно заключить не только между участниками общества, но и с его кредиторами (а также иными третьими лицами).

Так ИП Тюкин В.П. осуществил поставку в адрес ООО «Рассвет». Поручителем по договору поставки выступило ООО «Персей-5». Для того, чтобы учредители поручителя не «слили» организацию, Тюкин В.П. заключил с ними корпоративный договор, в котором в том числе было предусмотрено, что участники в период действия договора обязуются воздерживаться от отчуждения (продажи, мены, дарения или совершения иных сделок, в том числе безвозмездного отчуждения) долей в уставном капитале Общества, а также воздерживаться от выхода из состава участников Общества.

Но некоторые предприниматели считают, что договоры на то и заключаются, чтобы их нарушать. Вот и один из учредителей ООО «Персей-5» вышел из общества. Тюкин В.П. обратился в суд и… с треском проиграл две инстанции: суды говорили, что заявление участника о выходе из общества это односторонняя сделка и для ее совершения достаточно воли одного лица – участника общества, к тому же нарушение условий корпоративного договора не повлекло ущерба для кредитора, ведь договор поручительства никто не оспаривал.

Но окружной суд с такой позицией не согласился: выходящий из состава учредителей участник знал о корпоративном договоре и его условиях, а значит действовал не добросовестно. К тому же выход участника из общества предусматривает выплату ему действительной стоимости доли и уменьшение активов общества, что негативно сказывается на возможностях поручителя по обеспечению обязательств (Постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2019 по делу № А05-5167/2018).

Если абстрагироваться от данного конкретного дела, то не сложно представить себе корпоративный договор как способ контроля бенефициаром организации, в которой он в ЕГРЮЛ не отражается, а значит между ними формально нет и признаков взаимозависимости (ст. 105.1 НК РФ) столь опасной по делам о дроблении бизнеса…

История № 3. О том, как обязать соучредителя продать доли по первому требованию и по номинальной стоимости.

Головная компания предъявила требование о продаже доли Добровольскому Ю.А., но он его проигнорировал. Иностранная компания обратилась в суд, который обязал Добровольского Ю. А. заключить с Иностранной компании «ЭйТиИ Глобал Инк» договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Эй Ти Энерджи» в размере 26,73% по номинальной цене 3 300 р. в течении 10 дней с даты вступления решения в законную силу (Постановление АС Московского округа от 28.08.2018 по делу № А40-217225/2016).

Однако решение суда об обязанности заключить договор еще не означает, что он будет заключен. Вот и Добровольский Ю.А. к нотариусу не пошел. Тогда иностранная компания обратилась в суд с требованием передать долю в уставном капитале. Постановлением АС Московского округа от 07.02.2019 по делу № А40-19431/2017 исковые требования были удовлетворены полностью.

Обратим внимание, что конфликтная ситуация между учредителями возникла в сентябре 2016 года и на ее судебное урегулирование ушло 2,5 года. Однако суды подтвердили – корпоративный договор действенный инструмент по переходу права собственности на доли между учредителями по заранее определенной стоимости, а значит может быть альтернативой договору опциона и параллельно использоваться как инструмент контроля над номинальным учредителем организации.

Интересно, что согласно корпоративному договору участники также были должны:

- Согласовывать свою позицию при голосовании или голосовать определенным образом по вопросам, отнесенным к компетенции общего собрания участников;

- Воздерживаться от продажи долей в уставном капитале Общества в случаях и способами, отличными от предусмотренных в Корпоративном договоре;

- Обязательства нести правовые последствия, предусмотренные Корпоративным договором, в том числе уплачивать штрафы, возмещать убытки, как предусмотрено Корпоративным договором.

Бизнес-семинар Ивана Кузнецова «Бизнес в эпоху перемен» 25 - 26 сентября поднимет такие важные темы: оптмизация налогов в этом году, судебная практика по разблокировке счетов, налоговые и полицейские проверки, мероприятия налогового контроля, инструменты налоговой оптимизации, построение группы компаний и прочее. Приходите, будет интересно!

История № 4. О том, как учредителю организации имеющей претензии от заказчиков по качеству выполненных работ, выйти из общества забрав 36 млн. рублей.

Двое учредителей организации заключили корпоративный договор, в соответствии с которым доля одного была оценена в 36 млн. рублей, а другого в 5 т.р.

В момент получения претензий от заказчиков по качеству выполненных ООО «Татспецэнерго» работ, учредитель Мочанов Д.А. решил из общества выйти и получить действительную стоимость доли, которая была определена корпоративным договором как твердая – 36 млн. рублей, независимо от суммы, которая ему бы причиталась на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества. ООО «Татспецэнерго» часть стоимости доли выплатило, а часть (14,5 млн. р.) – нет. Мочанов Д.А. обратился в суд и выиграл (Решение АС Республики Татарстан от 05.12.2018 по делу № А65-28755/2018).

Нам сложно сказать, для чего заключался данный корпоративный договор на самом деле (из решения суда этого не видно), но обратим внимание на его эффект:

  1. Бенефициар обеспечил себе выплату твердой суммы наличными не зависимо от результатов деятельности общества, а обратившись в суд – закрепил за собой это право. То есть ни банк, ни в дальнейшем налоговая скорее всего не сможет оспорить данную выплату после вступления решения суда в силу.
  2. Независимо от претензий подрядчиков по выполненным организацией работам, бенефициар получил действительную стоимость доли по решению суда до возможного банкротства организации, а значит признать корпоративный договор и выплату по нему ничтожной или оспоримой сделкой арбитражному управляющему будет непросто.
  3. Суд не смутила явная несоразмерность в оценке действительной стоимости доли каждого из участников, при этом стоимость доли 1% в размере 5 т.р. может (но не обязательно!) указывать на номинальность второго участника общества, участие которого было необходимо для заключения корпоративного договора. При этом, если бы номинал решил неконтролируемо выйти из общества, его действительная стоимость доли при выходе составила бы всего 5 т.р.

История № 5. О том, что к корпоративному договору нужно подходить с умом. Или о том, как инвестор может превратиться в захватчика.

Жил-был институт АНО «Линк», учредителем которого на 100% было ООО «Компетент». Денег не хватало и ООО «Компетент» нашло инвестора – Бухреева А.Н., который дал институту займ в 20 млн. рублей через подконтрольное ему ЗАО «ЗГПИ «Орлан» и по корпоративному договору обязался инвестировать еще не менее 40 млн. рублей в институт и возвратить долг ЗАО «ЗГПИ «Орлан» из собственных средств. В обмен учредители ООО «Компетент» продали ему 49,9% долей.

Однако что-то пошло не так и ЗАО «ЗГПИ «Орлан» взыскал с АНО «Линк» 20 млн. р. долга по займу и еще 3,1 млн. рублей в виде процентов. АНО «Линк» обратился в суд с иском к Бухрееву А.Н., требуя взыскать с него 23 171 232 руб. в качестве задолжности по корпоративному договору.

Но суд указал, что из буквального толкования условий корпоративного соглашения, его условия имеют предварительные договоренности сторон, поскольку в этом соглашении отсутствуют суммы, сроки, периоды и иные обязательные данные, позволяющие достоверно определить обязательства сторон, а имеют лишь намерения. Условия договора займа в корпоративном соглашении не отражены (процентная ставка, срок возврата займа и т.д.).

Более того, Букреев А.Н., не является стороной договора займа между АНО «Линк» и ЗАО «ЗГПИ «Орлан», обязательство по возврату заемных денежных средств, у него не возникает. Участником корпоративного договора АНО «Линк» не является, а значит договор не создает для него никаких прав или обязательств (Решение АС Московской области от 08.10.2018 по делу № А41-48570/2018).

Отметим, что для ООО «Компетент» не все пропало и обратится в суд могут его учредители (в том числе бывшие), но некорректность корпоративного договора расцененного судом как предварительное соглашение – значительно снижает шансы на успех. Как результат – инвертор вернул все вложенные деньги с процентами и остался учредителем института.

Формат статьи не позволяет нам рассказать о других способах использования корпоративного договора в налоговой оптимизации и прикрытом владении бизнесом. Но важно отметить, что сегодня реальная оптимизация налогов – это нестандартное и точечное использование способов налоговой оптимизации.

О том, как в 2019 году законно оптимизировать налоги без применения высоко рискованных и покрытых пылью схем, расскажем на нашем уникальном бизнес-семинаре «Бизнес в эпоху перемен», который пройдет 25 - 26 сентября 2019 года в Москве. Приходите!

СКАЧАЙТЕ чек-лист для составления правильного корпоративного договора!

Корпоративный договор нацелен на урегулирование возможностей реализации корпоративных прав участников хозяйствующих субъектов исходя из их интересов, в том числе экономических. Заключать подобные соглашения можно было и до нормативного закрепления этого института, руководствуясь принципом свободы договора (п. 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 марта 2010 г. № 135). Участники гражданского оборота пользовались такой возможностью, ведь корпоративный договор является достаточно эффективным инструментом корпоративного управления. Тем не менее появление уже около 10 лет назад соответствующего законодательного регулирования спровоцировало как усиление теоретических дискуссий, например о правовой природе такого договора, не утихающих по сей день, так и обострение вопросов применения корпоративного договора на практике, отдельные из которых рассмотрим подробнее.

О сущности корпоративного договора

Участники хозяйственного общества, как все, так и только некоторые из них, вправе заключить между собой корпоративный договор об осуществлении своих корпоративных прав (договор об осуществлении прав участников ООО, акционерное соглашение). Таким договором они могут установить обязанности, например:

  • голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;
  • согласованно осуществлять иные управленческие действия;
  • приобретать или отчуждать доли в уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении тех или иных обстоятельств;
  • воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств (п. 1 ст. 67.2 Гражданского кодекса).

Нормы о корпоративном договоре применяются еще с 2009 года, однако по вопросу о правовой сущности такого договора до сих пор нет единого мнения. На это указал управляющий партнер WhiteStandart, практикующий юрист, лектор корпоративного института ПАО "Газпром", к. ю. н. Алексей Голощапов на состоявшемся конгрессе "Корпоративное управление: правовые аспекты 2018 Осень", организованном агентством "АСЭРГРУПП". Спорят в юридической литературе по поводу того, является ли корпоративный договор самостоятельным институтом корпоративного права как такового или же представляет собой общехозяйственную, "ординарную" обязательственную сделку. Обоснования есть у сторонников обоих подходов, но в любом случае сущность корпоративного договора, как отметил эксперт, раскрывается через его предмет. Алексей Голощапов пояснил, что предметом корпоративного договора является регламентация порядка реализации корпоративных прав участников общества. А к одному из преимуществ корпоративного договора можно отнести как раз широту его предмета: это обеспечивает возможность гибко управлять деятельностью юрлица. В любом случае стоит учитывать, что исходя из положений ст. 67.2, подп. 1 п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, а также "гражданско-правовой природы корпоративного договора", как отмечается в судебной практике, к спорам, связанным с корпоративными договорами, применяются общие положения об обязательствах (п. 4 рекомендаций научно-консультативного совета при арбитражном суде Уральского округа от 10 июня 2015 г.).

Важно отметить, что корпоративный договор, по общему правилу, конфиденциален. С уставом общества, например, вправе по требованию ознакомиться участник ООО или акционер, аудитор или любое заинтересованное лицо (п. 3 ст. 12 Закона об ООО, п. 4 ст. 11 Закона об АО). А раскрывать содержание корпоративного договора не требуется, нужно только уведомить общество о факте его заключения (п. 4 ст. 67.2 ГК РФ, п. 3 ст. 8 Закона об ООО, п. 4.1 ст. 32.1 Закона об АО).

Правила о корпоративном договоре применяются также к допускаемым законом соглашениям между участниками общества и третьими лицами, согласно которым участники обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц (п. 9 ст. 67.2 ГК РФ).

Какие положения не стоит включать в корпоративный договор?

Прежде всего корпоративный договор в силу прямого указания закона не может под риском ничтожности обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию. Но в корпоративном договоре можно установить обязанность его сторон проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если законом допускается изменение структуры и компетенции этих органов (п. 2 ст. 67.2 ГК РФ). Речь идет о послаблениях для участников непубличных обществ. Они могут единогласно включить в устав положения, например, о передаче на рассмотрение коллегиального органа управления общества или коллегиального исполнительного органа некоторых вопросов, отнесенных законом к компетенции общего собрания, об отказе от создания коллегиального исполнительного органа, если его функции осуществляются коллегиальным органом управления, о передаче единоличному исполнительному органу общества функций коллегиального исполнительного органа, об отсутствии в обществе ревизионной комиссии и некоторые другие (п. 3 ст. 66.3 ГК РФ). Если все участники общества являются сторонами корпоративного договора, то они могут в нем закрепить положения, обозначенные в п. 3 ст. 66.3 ГК РФ, при условии необязательности их определения в уставе согласно закону (п. 4 ст. 66.3 ГК РФ).

Отдельные положения корпоративных договоров могут признаваться недействительными судами. Так, младший юрисконсульт ООО "Центр корпоративного права" Ирина Карева обратила внимание на то, что недействительными на практике признаются, в частности, условия корпоративных договоров:

  • изменяющие установленный законом порядок голосования (кворум) для принятия решений общим собранием участников общества (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 февраля 2014 г. № 09АП-640/14 по делу № А40-97313/2013). Кроме того, суд указал, что предусмотренный договором между участниками ООО порядок распределения прибыли не соответствовал ни уставу, ни закону, а именно ст. 28 Закона об ООО, что создавало риск причинения ущерба самому обществу. Между тем положения корпоративного договора, заметил суд, должны затрагивать только права и обязанности самих участников и не могут причинять вред обществу или третьим лицам;
  • чрезмерно ограничивающие возможности распоряжения долями (постановление арбитражного суда Дальневосточного округа от 14 августа 2015 г. № Ф03-2872/15 по делу № А24-4503/2014). В указанном деле корпоративный договор устанавливал обязанность участников не распоряжаться своими долями (продажа, дарение, мена, залог и т. п.), в том числе в случае поступления адресной или публичной оферты, без предварительного согласования со всеми участниками договора. Суд решил, что такой запрет устанавливаться не может, так как не содержит указания на обстоятельства, до наступления которых стороны приняли на себя обязательства не распоряжаться своими долями без согласования с участниками общества. Иными словами, подчеркнула эксперт, суды негативно относятся к безусловному по длительности ограничению права на распоряжение долями.

Интересно, что в отношении реализации права на выход из общества посредством отчуждения ему доли в практике существует позиция, допускающая установление корпоративным договором запрета на выход из состава участников общества (постановление арбитражного суда Уральского округа от 11 декабря 2015 г. № Ф09-8712/15 по делу № А60-12804/2015). В этом деле суд сослался на принцип свободы договора и установил, что истец не был ограничен в возможности повлиять на содержание договора, добровольно подписал все согласованные условия. Истец указывал на нарушение ст. 26 Закона об ООО, полагая, что право на выход участника из общества может быть разрешено только одним корпоративным документом – уставом и не может регулироваться иными соглашениями участников общества. Суд, однако, счел, что самостоятельное принятие на себя участниками общества ограничений, оговоренных в совместном соглашении и прямо допускаемых законом, не может само по себе служить основанием для признания такого соглашения недействительным. А в п. 1 ст. 26 Закона об ООО закрепляется, что участник вправе выйти из общества путем отчуждения ему доли независимо от согласия других участников или общества, если это предусмотрено уставом. Устав общества, о котором в деле шла речь, устанавливал запрет на выход участников из общества путем отчуждения доли организации, что, согласно позиции суда, соответствует закону и может быть, следовательно, определено и корпоративным договором.


Ответственность за нарушение корпоративного договора: неустойка и понуждение к исполнению в натуре

Последствия нарушения условий корпоративного договора стороны могут определить прежде всего самим договором, в частности, в виде неустойки. Алексей Голощапов указал на то, что с неустойкой связан риск возможности ее снижения судом на основании ст. 333 ГК РФ, но особенно актуально это было до 2015 года – пока в ГК РФ не внесли поправки о необходимости наличия заявления должника. Сейчас неустойку суд может снизить, если должником является субъект предпринимательской деятельности, только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика и только в исключительных случаях при наличии соответствующей мотивировки, что значительно уменьшает риски необоснованного снижения (п. 1-2 ст. 333 ГК РФ, п. 71, п. 77 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств"). Ирина Карева подчеркнула, что суды при отсутствии явной несоразмерности неустойки часто отклоняют доводы о снижении ее размера, согласованного в корпоративном договоре, в соответствии со ст. 333 ГК РФ (постановление арбитражного суда Московского округа от 4 апреля 2017 г. № Ф05-7372/13 по делу № А40-65834/11, постановление арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 2 июня 2016 г. № Ф04-2554/2016 по делу № А45-12277/2015).

Может ли условиями корпоративного договора быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из участников? Узнайте ответ в "Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Эксперт также обратила внимание на то, что несмотря на отсутствие в гражданском законодательстве прямого указания на возможность понуждения к исполнению корпоративного договора в натуре, в судебной практике существует подход, согласно которому к такому договору применяются соответствующие общие правила гражданского законодательства (ст. 396 ГК РФ). Так, арбитражный суд Ставропольского края решением от 19 января 2015 г. по делу № А63-9751/2014 удовлетворил требования истца о понуждении ответчика – участника корпоративного соглашения к исполнению обязательств по корпоративному договору в натуре, а именно об обязании ответчика выкупить акции истца ввиду наступления определенных обстоятельств (недостижение определенных договором ключевых показателей по проекту). Еще в одном деле, например, соглашением об осуществлении прав участников ООО предусматривалось, что "головная компания" (истец) наделяется правом преимущественной покупки долей "основателей", одним из которых являлся ответчик. Договор устанавливал, как именно должен был осуществляться акцепт оферты о выкупе доли: путем подписания договора купли-продажи в определенной нотариальной конторе в присутствии нотариуса. Ответчик отказался от заключения договора, на назначенную встречу не явился. Суд первой инстанции, решение которого поддержали апелляционный и кассационный суды, обязал ответчика заключить с истцом договор купли-продажи доли во исполнение корпоративного договора (решение Арбитражного суда г. Москвы от 22 февраля 2018 г. по делу № А40-217225/2016).

Перспективы законодательного регулирования

Алексей Голощапов напомнил, что в законодательство могут внести изменения, направленные на обеспечение прав участников корпоративных договоров в части оспаривания сделок, заключенных другой(ими) стороной(ами) договора в его нарушение. С этой целью предлагается закрепить механизм внесения в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юрлиц, ИП и иных субъектов экономической деятельности (ЕФРС) информации об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором. Законопроект, содержащий соответствующие положения, Госдума приняла в первом чтении еще в апреле текущего года.

Добавим, однако, что в обозначенном законопроекте преимущественно речь идет о другом, а именно об урегулировании упрощенной процедуры банкротства граждан, о чем ГАРАНТ.РУ писал ранее.

***

Таким образом, несмотря на высказываемые в юридической литературе различные суждения о правовой природе корпоративного договора, практика показывает, что к нему применяются общие положения об обязательствах. Так, договором можно устанавливать неустойку, требовать понуждения к исполнению договора в натуре. Вместе с тем, в корпоративный договор, учитывая те же общие положения гражданского законодательства, например, п. 2 ст. 9 ГК РФ, некоторые положения включать не стоит. Речь идет, в частности, об условиях, чрезмерно ограничивающих возможности распоряжения долями (акциями) и изменяющих установленный законом порядок принятия решений общим собранием участников общества.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: