Считается что первой среди деревень близ братского острога которая была создана для провода судов

Обновлено: 29.01.2023

В первой половине XVII века продвижение русских от Енисея на восток, в сторону озера Байкал, было осложнено серьезным сопротивлением «брацких людей», обитавших в верхнем течении Ангары. С целью покорения и объясачивания «немирных» бурят русские были вынуждены поставить целый ряд острогов. Первым из них стал Братский острог (1631 г.) — форпост, из которого пошло наступление на бурят. И лишь через 23 года появился Балаганский острог, строительство которого закрепило пребывание русских в Приангарье.
Однако у Балаганского острога имелся предшественник — Осинский острог. Он был построен в 1646 году енисейским сыном боярским Иваном Похабовым на середине пути от Братского острога до Байкала. Похабов был отправлен на Ангару, когда объясаченные буряты вокруг Братского острога «почали быть непослушны и государев ясак почали давать несполна». На их усмирение и «для прииску новых землиц» из Енисейска и был послан отряд из 96 вооруженных людей во главе с И. Похабовым. В своей челобитной в Сибирский приказ с описанием походов 1644 - 1647 годов Похабов писал: «И пришел я, холоп твой, в Братцкую землю, на Ангаре реке на Осинском островку острог поставил выше братцких ясачных людей осмью дни, и те новоприискные люди аманатов и ясаку с себя тебе, государь, давать не учали, и я, холоп твой, с теми людьми бился и многих людей у них по Осе реке побили» (16, с. 134).
Осинский острог, имевший четыре башни, мерою кругом 80 сажен с полусаженью, оказался в центре враждебной территории — «середи брацких больших людей». Аманатов в нем не было, и ясак буряты в него не платили. В 1647 году, «как лед скрылся»,
[4]



Балаганский острог. Фрагмент чертежа С. Ремезова. 1701 г.

И. Похабов отправился по Ангаре в дальнейший поход, на озеро Байкал и на реку Селенгу. В Осинском остроге он оставил 17 человек служилых (4 казака и 13 наемщиков из «охочих» людей) без толмача. Осенью того же года один казак и три казачьих наемщика бежали из острога. Остальные зазимовали там, живя впроголодь: «ели борщ и сосну и пихту дерево и помирали голодной смертью». Окружавшие острог буряты не давали им промышлять рыбной ловлей, ограничивая свободу передвижения. Весной 1648 года положение еще более ухудшилось. Сбежало еще девять наемщиков, а острог оказался фактически в осаде: «Почали братские люди к острожку приезжать и безприступно в острог из луков по них стрелять, и по борщ и по сосну и по пихту дерево, чем им кормитца, из острожку не выпущать, и от острожку братцкие люди беспрестанно не отъезжать почали» (13, с. 86).
В этих условиях последние четыре человека покинули острог, забрав с собой в карбасе «затинную» пищаль, 74 железных ядра и другое оружие и снаряжение. Оставшийся пустым Осинский острожек был дотла сожжен бурятами.
В ходе дальнейшей борьбы буряты вынуждены были покориться натиску русских. В 1654 году сыном боярским Дмитрием Фирсовым с енисейскими служилыми людьми практически на том же месте, где находился Осинский острог, на левом берегу Ангары в шести верстах выше устья реки Унги, возле Осинского острова был поставлен новый, Балаганский, острог. В отписке енисейско- [5] го воеводы Афанасия Пашкова в Сибирский приказ о постройке Балаганского острога сообщалось следующее: «В нынешнем же году, во 162 [1654] г. в маие и в ыюне месяцех, милостию, государь, божиею и твоим государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии счастьем, по твоему государеву указу, пришел он, Дмитрей, по Ангаре реке промеж Осинсково острова и Уньги реки, розыскав самое угожее крепкое место против немирной братцкой Балаганской земли людей, поставил твой государев новой Балаганской Братцкой острог и около тово острога рвы велел выкопать и надолбы поставить и всякие острожные крепости учинил. Да к тому ж, государь, твоему государеву новому Балаганскому острогу тое большия Братцкие земли лутчих князцов Бодока да Лалага да Муруева улусу князца Инкея и их улусных людей 1700 человек под твою государеву царскую высокую руку и к шерти привел, что им быть под твоею государевою царскою высокою рукою в вечном холопстве неотступно» (16, с. 200).
Приведение других немирных бурят под «государеву царскую высокую руку» и сбор ясака с них было следующей задачей Д. Фирсова после строительства острога, к чему он немедленно и приступил: «Да они же, государь, сын боярской Дмитрей Фирсов из тово твоево государева новово Балаганского острога послал от себя служилых людей в дальные улусы тое же большия Балаганские земли по рекам по Осе и по Белой и по Иркуту и до Байкал озера и велел достальных князцов и их улусных людей по тому ж под твою государеву царскую высокую руку приводить. А в той де, государь, во всей твоей государеве новоприводной Балаганской Брацкой земле князей и их улусных людей под твоею государевою царскою высокою рукою будет больши 10 000 чел., и оприч, государь, тех братцких балаганских людей и до Байкал озера немирных земель людей не будет никово, и за помочью, государь, божиею все будут под твоею государевою царскою высокою рукою в вечном холопстве неотступно <. >» (16, с. 200).
Одновременно Фирсову вменялось в обязанности поселить в новом остроге несколько десятков семей «государевых новопашенных крестьян», выбранных в Енисейском остроге «из ссыльных лутчих людей», которым пашенное дело было «за обычай». И эту задачу Фирсов выполнил: «Да к тому же, государь, твоему государеву новому Балаганскому острогу он же, сын боярской Дмитрей Фирсов, поселил твоих государевых новопашенных крестьян 30 семей, и те твои государевы крестьяне и наемные гулящие люди взорали на тебя, государя, и, аже даст бог, посеют ко 163 г. 30 десятин рожью. А в нынешнем, государь, во 162 г. послал я [Афанасий Пашков], холоп твой, из Енисейсково к нему же, Дмитрею Фирсову, выбрать из ссыльных же лутчих людей 35
[6]



Герб города Балаганска, 1775 г.




Башня Балаганского острога. Чертеж А.Е. Разгильдеева. 1870 г.



Башня Балаганского острога. Фото П.П. Хороших, 1925 г.

ленгу, в район устья Чикоя.
Степь у Балаганского острога опустела, ясак собирать стало не с кого. Балаганск почти лишился ясачного дохода, хотя прежде в нем собиралось более 20 сороков соболей ежегодно (21, с. 543).
В результате этих событий распоряжением енисейского воеводы Максима Ртищева Похабов был смещен со своей должности управителя Братских острогов:
«И я, холоп твой, по твоему великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу и по челобитью енисейских служилых людей и братцких ясачных князцей и их улусных людей и пашенных крестьян, послал из Енисейсково в те твои великого государя Братцкие остроги на перемену Ивану Похабову енисейских детей боярских Якова Тургенева да Ивана Максимова да с ними енисейских служилых людей 150 чел. и велел им, прося у бога милости, Братцкие остроги из осады выручить и пашенных крестьян сберечь и братцких князцей и их улусных людей под твою великого государя царьскую высокую руку в вечное холопство и в ясачной платеж по-прежнему привесть и вновь немирных и неясачных братцких людей призывать ласкою и приветом» (16, с. 220).
Военное значение Балаганского острога продолжало сохраняться и после этих событий. Известно, что летом 1668 года Балаганскому и Верхоленскому острогам грозило нападение монгольского Сенгун-тайши «с болшими воинскими людми», пришедшими «из за Камени» (из-за Саян). Годом раньше его же люди приходили «войною под Красноярской острог, и служилых людей побили и деревни повоевали» (7, с. 380). Однако чем закончилось дело на сей раз, осталось неизвестно.
К 1675 году относится весьма краткое описание Балаганского острога, сделанное русским послом в Китай Николаем Спафарием. В своих путевых заметках по Сибири он писал: «На правой стороне (по направлению пути Спафария. — Ю. Л.) острог Балаганском А стоит при берегу реки Ангары. А служилых людей, [10] казаков с 20 человек, да два двора пашенных крестьян. А церкви в остроге нет. А острог зело мал.
Да в Балаганском же остроге взяты во аманаты из лутчих людей из Тунгусов и из Братов по 2 человека для того, чтоб Великому Государю Тунгусы и Браты не изменили.
А против острога, на левой стороне степь» (15, с. 112).
В самом остроге, как указал Спафарий, находилось лишь два двора пашенных крестьян. Основная же масса крестьян, естественно, расселилась за стенами острога и на противоположному берегу Ангары, где в нее впадала река Уда — «по ней живут пашенные крестьяне и брацких юрт много» (15, с. 111).
В 1686 году Балаганский острог был выведен из подчинения Енисейску и приписан к Иркутску, который, став центром самостоятельного воеводства, получил статус города (10, с. 18 - 19).
В начале 1734 года в Балаганском остроге побывал участник Второй Камчатской экспедиции И.Г. Гмелин, который записал в своем дневнике: «Этот острог еще до постройки Иркутска был заложен в виде четырехугольника. В нем имеется канцелярия, дом приказчика, несколько хижин, церковь и две металлические пушки. Вне острога в сторону суши имеется около 60 домов, заселенных отчасти служивыми, отчасти купцами; и это довольно видные дома с высокими окнами и светлыми комнатами. Купцы имеют хороший достаток. Так как летом многие купцы прибывают сюда по пути в Иркутск, недалеко от реки построен дом, где несколько лавок, которые, однако, сейчас заперты и их открывают только тогда, когда проезжающие купцы хотят торговать» (8, с. 159).
В 1775 году в ходе нового административного устройства Сибири Балаганский острог получил статус города в Иркутском наместничестве, с учреждением в нем воеводской канцелярии. 13 марта 1777 года был утвержден герб города Балаганска. Он представлял собой «щит, разрезанный горизонтальною чертою надвое, верхняя часть золотая, с выходящим до половины российским императорским двоеглавым орлом, увенчанным тремя золотыми коронами; нижняя часть [зеленая] с тремя [треугольными] шляпами, каковые братския носят, изъявляя сим полевое обитание окружных жителей и что тут собирали с ясашных подать» (14, с. 76; 6, с. 139).
В 1775 году история Балаганского острога как населенного пункта заканчивается и начинается история города Балаганска. Острог же как фортификационное сооружение хотя и продолжает еще сохраняться, но дальнейшее его существование — это история постепенного разрушения под воздействием неумолимого времени.
[11] Суммируя известные на сегодня описания того, как выглядел Балаганский острог, сказать можно совсем немногое. Стоявший на самом берегу Ангары острог был очень небольшим по размерам («зело мал»). Четырехугольный в плане, он имел «всякие острожные крепости» (палисад и башни?), был окопан рвами и укреплен надолбами. Вот, собственно, и все.
Не сильно проясняет вид острога и «Чертежная книга Сибири» Семена Ремезова (1701 г.). Схематичное изображение Балаганского острога, выполненное на чертеже земли Енисейского города, представляет его в виде квадратной замкнутой ограды, без башен, с единственной постройкой внутри стен — церковью* (22, л. 14).
В результате сегодня мы не можем сказать даже, сколько башен было в остроге.
В последней четверти XVII века военное значение Балаганского острога еще продолжало сохраняться, однако в XVIII веке оно было совершенно утеряно. Более того, построенный в середине столетия Московский почтовый тракт оставил Балаганск в стороне от магистрального пути, а это отрицательно сказалось на дальнейшем развитии острога и, после, города. К 1792 году Балаганский острог утратил палисад, которым был когда-то обнесен. В «Описании Иркутского наместничества» отмечалось, что его «ныне почти совсем неприметно» (14, с. 76). А к 1870-м годам от острога осталась одна «старая башня в виде четырехугольного сруба с подъездом (проездом? — Ю. Л.) и с отверстиями для стрельбы» (17, с. 49).
Еще до 1870 года бывшая проезжая острожная башня была в какой-то степени перестроена, обшита тесом (это видно на чертеже, выполненном в 1870 г. архитектором А.Е. Разгильдеевым) (1, л. 245) и включена в ограду двухэтажной каменной Балаганской Спасской церкви (с 1872 г. — собор). Имея проход внизу, башня превратилась в церковные ворота, находящиеся с восточной стороны от храма (1, л. 242; 11, с. 5). С уличной стороны над воротами, на втором ярусе башни, находилась старинная икона Христа Спасителя «с благословляющей правой рукой и с раскрытым Евангелием в левой», которая, по преданию, была принесена в Балаганск первыми казаками (1, л. 242 об.; 2, л. 19; 9, с. 99). По обеим сторонам иконы располагались скульптурные изображения ангелов (2, л. 19). В результате всего этого башня стала выполнять роль надвратной часовни у собора, что, впрочем, нисколько [12] не противоречило одной из ее исторических функций. Согласно известным изображениям Балаганской башни над ее проходом изначально располагался выступающий консольный балкончик на всю ширину башенной стены. Такие балконы устраивались казаками-первопроходцами с внешней стороны острожных проезжих башен и имели как оборонное назначение, так и культовое. Помещенная над воротами в острог икона, своей святостью оберегавшая укрепление от врагов, превращала балкон в часовню «на свесе». Подобные часовни до возведения настоящих церквей в острогах служили местом отправления духовных надобностей первопоселенцев.
Во второй половине XIX века башня являлась уже столь древним памятником, что в памяти народной стало стираться ее первоначальное назначение. Автор выполненного в 1870 году «Описания памятников древности, находящихся в Иркутской губернии» оперировал двумя разными, исключавшими друг друга, народными преданиями о Балаганской башне. Первое из них гласило, что она была построена боярским сыном Дмитрием Фирсовым с казаками, воевавшими с бурятами. Однако эта версия вызывала у автора сильное сомнение: «означенная башня, по своему устройству, не могла служить никакою защитою во время военных действий». Более вероятным признавалось другое предание, свидетельствовавшее о том, что «башня эта построена на месте сгоревшей деревянной церкви» (1, л. 242 об.).
С этим мнением был готов согласиться и никогда не видевший Балаганскую башню Н.В. Султанов, опубликовавший в 1907 году работу об Якутском остроге и рассматривавший другие сохранившиеся к ХХ веку памятники острожного строительства в Сибири. В то же время он признавал, что «часовня эта действительно очень похожа на нижнюю часть острожной башни, но во всяком случае крайне пострадала от перестройки» (19, с. 150). Однако те из современников, кто в действительности видел и внимательно рассматривал Балаганскую башню (П.А. Ровинский, иеромонах Мелетий, В.И. Вагин), не сомневались в принадлежности ее к острогу (17, с. 49; 11, с. 5; 2, л. 18 об. - 19).
С превращением острожной башни в церковные ворота ее судьба оказалась связана с судьбой Балаганского собора, памятника архитектуры конца XVIII века. В первые годы советской власти, в 1925 году, было принято постановление Иркутского губисполкома об учете и охране памятников старины, искусства и природы (3, л. 103 - 103 об.). В список из 52 подлежащих охране памятников был включен и Балаганский Спасский собор (4, л. 3). Как раз к этому времени относится фотография Балаганской башни, сделанная П.П. Хороших. Однако внесение в список памятни- [13] ков не спасло Спасский собор от гибели, в 1932 году он был разрушен до основания (5, л. 19). Надо думать, что тогда же вместе с собором были разрушены и церковные ворота.
Вскоре после гибели Балаганского собора и последнего остатка острога закончилось существование на первоначальном месте самого Балаганска. Во второй половине 1950-х годов в связи со строительством Братской ГЭС и заполнением водохранилища Балаганск был перенесен на 45 километров вниз по Ангаре. Ныне на былое место расположения Балаганского острога, скрытое водами рукотворного моря, указывает лишь село Малышевка, находившееся на противоположном от старого Балаганска берегу Ангары.

* Когда была построена первая Балаганская Спасская церковь, точно неизвестно. В 1675 г., во время пребывания в Балаганске Спафария, ее еще не было, но в 1690 г. она уже стояла в остроге (20, с. 518).

Основание Братского острога Первое зимовье «под Брацкими порогами» было поставлено в 1626 году отрядом казаков под руководством подьячего Енисейского острога Максима Перфильева. Строительство острога, запланированное на 1630 год, было осуществлено в 1631 году. Первоначальное место для строительства острога было определено возле устья реки Оки, но, так как это место находилось почти в центре бурятских стойбищ, то оно было выбрано ближе к Падунскому порогу. … а только дадут брацкие люди острог ставить на Тунгузке реке на левой стороне, и тот острог будет под самыми брацкими улусами, всего полднища ходу в лёгких стругах до Окинского устья. 18 июня Перфильев доложил енисейскому воеводе о завершении постройки Братского острожка: … в двух плёсах у Брацкого порогу Падуна в Кодогоновых улусах на полднище ходу от устья Оки. В 1648 году острог был перенесён, но не к устью реки Оки, а напротив, на правый берег реки Ангары, где близко к подножию вершин Братской и Монастырской располагались несколько деревень. В 1654 году Дмитрием Фирсовым острог был перенесён в устье реки Оки, возможно сначала на её южную сторону, а затем на левый берег в 2 км выше её впадения в реку Ангару. При неясности времени возникновения Братского острога будет осторожнее относить его построение к периоду между 1631 и 1654 гг., так как позже не встречается упоминаний о новом строительстве или о переносе острога на другое место. Братский острог являлся преддверием к покорению Забайкалья. Первый по времени из числа построенных на бурятских землях, он имел громадное значение для русских: во-первых, как сторожевой пост, прикрывавший путь с Енисея на Лену; во-вторых, как опорный пункт для сбора ясака с бурят; в-третьих, как удобный пункт для снаряжения за Байкал экспедиций и как передовой разведочный пункт о землях, лежащих за Байкалом, и о народах, их населяющих. Появление и незначительное развитие деревни Падун было обусловлено необходимостью создания лоцманской службы для провода судов через Падунский порог. Житницей селян были острова возле Падуна (порядка пятнадцати). Острова на Ангаре носили как не русские названия — Инкей, Синикей, Кокидал, Турукань, Чубурун, Которой, Каутой, так и русские имена — Русский, Подкаменный, Верхний, Медвежий, Круглый и другие. Острова служили охотничьими, ягодными, грибными угодьями, на островных пашнях и покосах сеяли хлеб, заготавливали сено, на островные выгоны ежегодно переправляли сотни голов скота, овец, лошадей. Таёжная провинция В течение всего XVII века Братский острог был приписан к Енисейскому острогу. С утратой военного значения острог превращается в село Братско-Острожное, в ряде источников — Братское, позднее — Братск. 28 декабря 1917 года в Братской волости была установлена Советская власть. В феврале 1918 года прошел I волостной съезд Советов, который избрал волисполком во главе с Федором Вдовиным. Летом 1919 года в Братской волости начинается партизанская борьба, которая завершилась взятием Братска 3 декабря 1919 года. С 1926 года село Братское (Братский острог) — центр Братского района Тулунского округа. Рождение и развитие города Город возник в связи со строительством Братской ГЭС, севернее посёлка Братска, затопленного водами Братского водохранилища. В 1946 году СНК СССР принимает постановление «Об организации управления ангарского строительства» (Ангарстрой). 23 сентября 1954 года принято постановление о строительстве Братской гидроэлектростанции. 15 июля 1955 года строительство Братской ГЭС и города Братска было объявлено всесоюзной стройкой. 30 марта 1957 года завершено первое перекрытие Ангары (река перекрывалась более 9 часов). 26 июля 1961 года началось наполнение Братского водохранилища, 1 сентября 1961 года считается датой рождения Братского моря. (Википедия)

1. Башня была лишь небольшой частью Братского острога. Острог состоял из четырех таких башен по углам крепости, и проезжими воротами. Всё вместе соединялось высоким частоколом. Сейчас вы можете увидеть таким острог у нас в музее.

Братский острог в 2022 г. 2. Башня подлинная, построена примерно в 1685 г. Датировка методом дендрохронологического анализа установила, что все подлинные бревна из которых срублена наша башня были заготовлены в 1684-1685 г. Это полностью соотносится с недавно найденным архивным документом, написанном в декабре 1684 г. о том, что Братский острог (построенный на этом месте в 1654 г.) сгорел. Подтверждается также и результатами археологических раскопок в1957-1959 гг. обнаруживших остатки более старой башни под нынешней. Значит башня, на которую мы любуемся в музее "Ангарская деревня" была построена в 1685 г.

Перекрестная датировка обобщенной древесно-кольцевой хронологии по юго-западной башне Братского острога (1 - серая линия) с древесно-кольцевой хронологией построенной по живым деревьям (2 - черная линия). Перекрестная датировка обобщенной древесно-кольцевой хронологии по юго-западной башне Братского острога (1 - серая линия) с древесно-кольцевой хронологией построенной по живым деревьям (2 - черная линия). 3. Всего от Братского острога сохранилось две подлинные башни, вторая находится в музее-заповеднике "Коломенское" в Москве. Обе башни преспокойно стояли на своем изначальном месте до 1959 г. когда их разобрали и перевезли. Юго-западную башню перевезли на мыс Пурсей в пос. Падун, где она находилась до начала 1980-х гг., затем в наш музей. А Северо-западную как наиболее интересную увезли в музей-заповедник "Коломенское" в Москве. Последняя отличается более архаичной конструкцией и вполне может оказаться намного старше нашей. К сожалению без проведения дендрохронологического анализа мы не можем это выяснить.

Башни Братского острога в 1950-х гг. 4. Аввакум не мог сидеть в башне, что сейчас в "Ангарской деревне". Протопоп Аввакум зимовал в Братском остроге по пути в ссылку в Даурию. Из-за непокорности, его в октябре в легкой одежде бросили в тюрьму, которой служила "порожняя" неотапливаемая башня. Сохранившиеся башни имели печи как в обычной избе, то есть не могли быть той самой неотапливаемой башней. В ноябре его перевели в аманатскую избу, в которой держали аманатов (бурятских заложников). Такой аманатской избой вполне могла служить одна из отапливаемых башен, но точно не наша, что сейчас сохраняется в «Ангарской деревне», ведь она датируется 1685 г., а события с Аввакумом происходили в 1656 г. Есть ли вероятность, что Аввакум сидел в северо-западной башне, что сейчас в Коломенском? Узнать это мы сможем только после дендрохронологического датирования.

Северо-западная башня в музее-заповеднике «Коломенское» в Москве 5. Нижний этаж башен служил в качестве жилищ, второй для ведения боевых действий, самый верхний дозорная вышка. Расположение окон первого этажа, а также следы от стационарной мебели и печи в башнях подтверждают, что первый этаж был обыкновенной избой. Узкие бойницы и облам на втором ярусе использовались для стрельбы по наступающему врагу.

Лекция: краткая история Братского района со времён древнего человека до XVII века.

С точки зрения истории, человек на территории Иркутской области, в широком смысле, жил всегда. Как утверждают Иркутские учёные и подтверждают археологические находки, иногда, фрагменты человеческих костей, элементы керамики и орудий труда, найденные при археологических раскопках или при строительстве фундамента зданий, достигают весьма солидного возраста в пару сотен тысяч лет.
Несмотря на суровый климат широт (последняя ледниковая эпоха закончилась между 15 000 и 10 000 годами до н. э. что совсем недавно с точки зрения истории), люди расселялись в пригодных для жизни пещерах, где можно было поддерживать хоть какое-то тепло и удобно обороняться от зверя или других племён, и чаще всего занимались охотой и собирательством.
Звери, как известно, в те времена водились страшные.
Что отличало животное постледниковой эпохи от современного животного? Прежде всего, наличие густой, тёплой шерсти и значительной жировой прослойки, которая защищала вымершие виды от холодных, суровых, затяжных зим. Нужно отметить, что практически каждый вид, на летний сезон, значительно сокращал жировые запасы и скидывал лишний, шерстяной покров. На территории Братского района водился разный зверь. И самым известным и узнаваемым представителем вымершего вида животных является мамонт.
Последние великаны, немного превышающие размерами современных слонов (взрослые самцы достигали высоты от 2,8 до 4 м), обладающие огромными бивнями (наиболее крупные бивни из найденных до настоящего времени достигали максимальной длины 4,2 м и веса 84 кг) вымерли всего около 30000 лет до н.э., что позволило древнему человеку вдоволь поохотиться на этих зверей. Сам процесс охоты, из-за разницы размеров, скорее всего, представлял собой загон мамонтов в ловушки или гиблые места, так как примитивное, каменное и деревянное оружие древнего человека не было способно причинить какие либо значительные повреждения мамонту при охоте.
Человек брал умом, организованными, слаженными действиями. Технология охоты была подробно запечатлена в наскальных рисунках древнего человека, где фигурки людей, с копьями и луками в руках, окружали мамонта, заставляя животное быстро бежать, прочь от неизвестной, двуногой стаи. Лишь несколько позже, у человека появился союзник в охоте – первые волки, ставшие в ходе эволюции, послушными собаками, процесс одомашнивания которых начался примерно 15000 – 10000 лет до н.э.
Убитый мамонт надолго обеспечивал племя пищей. Но иногда, пищей становился сам человек. Так, самым известным хищником постледниковой эпохи, являлся саблезубый тигр-Махайрод – зверь страшный и хитрый. Современная археология не может точно определить период вымирания данного вида, однако длинные, кинжалообразные клыки зверя стали своеобразным символом данной эпохи. Скорее всего, это страшное оружие, дала тигру сама природа, так как основные жертвы хищника, обладали значительными размерами – шерстистые буйволы, носороги и вышеупомянутые мамонты. Запрыгивая на спину зверя, саблезубый тигр старался вонзить длинные клыки как можно глубже в тело жертвы, чтобы перебить, перекусить жизненоважные органы, после чего терпеливо доживался, когда добыча истечёт кровью.
Ещё вплоть до середины XVII века, в данных широтах преобладали люди азиатского типа. Местные народы – чукчи, буряты, эвенки, тофалары и многие другие, представляли собой сложный симбиоз родоплемённых общин, которые постоянно враждовали между собой.
До XVI века, Сибирский регион был малоинтересен государствам по соседству. Даже в момент расцвета Золотой Орды, походы в суровые, холодные края ханы не организовывали. Максимум что они смогли сделать – это принудить пограничные с Великой Монголией племена, платить дань пушниной.
На территории Братского района самой большой силой обладали буряты. Несмотря на немногочисленность, хорошо вооружённые воины, закованные в костяные и кожаные латы, принуждали многие местные племена платить своеобразную дань – ясак. И естественно, буряцкие вожди – князцы, крайне не обрадовались, когда в 1629 году, на территорию Братского района, вошли русские отряды стрельцов и казаков.
Начать рассказ нужно немного раньше. Освоение Сибири началось несколько ранее, с походом казачьего отряда атамана-Ермака на территорию Сибирского ханства в 1581—1585 годах. Этот успешный поход послужил началом освоения этого огромного региона. Путь завоевателей от Тобола, до Красноярска (основан 19 августа 1628 года) занял каких-то полвека. И это если учитывать расстояния, сражения и препятствия, которые преодолевали суровые, русские воины.
Чаще всего, стрельцы и казаки, предпочитали продвигаться по витиеватым руслам Сибирских рек, для чего использовали небольшие корабли – струги, укшуи и ладьи. Для того чтобы переместиться с одной реки на другую, русские воины прорубали просеки, и перемещали суда по земле (волоком). Несмотря на малочисленность (отряд Ермака, например, мог похвастать только наличием 840 бойцов против многотысячных орд хана Кучума), превосходство обеспечивали технологии, а именно огненный бой. Пищали и пушки значительно превышали дальность стрельбы лука и легко пробивали любой доспех.
При должной сноровке опытный стрелец мог произвести два-три выстрела в минуту. Учитывая тяжесть ручного огнестрельного оружия (некоторые образцы пищалей достигали веса в 25 килограмм), стрельцам и казакам приходилось использовать специальные подставки – топоры-бердыши, которые могли использоваться и как холодное оружие ближнего боя (колющий и рубящий удар).
Сам огненный бой – явление страшное для неподготовленного коренного Сибиряка! Только представьте – впереди, на широкой поляне, стоит отряд казаков и стрельцов. Часть из них закована в блестящие кольчуги, часть одета в добротные, красные кафтаны. Повсюду знамёна и хоругви. При этом пришельцы ещё гремят громом и выпускают целые клубы дыма, разя лошадей и людей издалека. Понятно, почему нервы многочисленных противников русских ратей не выдерживали стресса, и целые орды поворачивали назад, скрываясь в просторах Сибирских лесов.
Первое официальное упоминание о «братской (от слова брат) землице», зафиксированное в русских летописях, датируется 1621 годом. Обнаружили её случайно – путешественник просто искал дорогу в Китай, чтобы наладить дипломатические отношения. Тем не менее, предвосхищая грядущие события, служилый человек надлежащим образом фиксировал всё, что видел по дороге и уже в 1626 году отрядом казаков под руководством подьячего Енисейского острога Максима Перфильева, на территории Братского района было поставлено первое зимовье.
Мало кто знает, что казаки и стрельцы не сразу закрепились на новой территории. Помимо знаменитого, Братского острога построенного в 1631 году, одна из четырёх башен которого стала символом нашего района, были попытки отстроить ещё два острога, которые сжигались решительным штурмом сопротивляющихся племён.
Ошибочно считать, что на территории нашего района не происходило сражений. Наоборот, кровавые драмы часто разыгрывались у крупных рек, служивших транспортными артериями, деревень и укреплений. Десятками, сотнями, гибли люди с двух сторон конфликта. Только острог 1631 года позволил русскому человеку закрепиться у Падунского порога, однако ещё на сотни лет регион был неспокойным, нестабильным, а гордые, буряцкие князцы организовывали полноценные восстания.
Знаменитой жертвой таких междоусобиц стал казак Вихор Савин, погибший в результате мирных переговоров. Являясь послом Енисейска, в компании с Сидоров Аникеевым, храбрые воины должны были установить мир на территории, после крупных, завоевательных сражений.
Ниже, приведу выдержку из статьи Ю.Попова:
«Задание получили они нелегкое - "И велено им, пришед в Братскую землю, сказать братским князцам и их улусов братским людям государево царево и великого князя Михаила Федоровича всея Руси жалованное слово". Вместе с "жалованным словом" они должны были сообщить, что после появления полка Хрипунова и красноярских казаков в Енисейске, воевода, по указу царя, распорядился взять у них пленных, которых устроили на аманатном дворе. "И государево им жалованное питье и корм дают довольно". Если братские люди впредь государю будут послушны, дадут клятву, а также будут платить ясак "во все года безпеременно", то полк Хрипунова и красноярские казаки никогда больше не приедут на Братскую землю с войной».
Очевидно, что переговоры прошли совершенно не так, как было запланировано руководством. Вихора Савина убили, а Сидора Аникеева, побитым и униженным, отправили обратно, как ответ на агрессивную политику русского государства. Тем не менее, процесс присоединения региона это не остановило. В память о самоотверженном казаке, назвали реку, которая впоследствии дала название нашему маленькому городу Вихоревка.
В 1648 году острог был перенесён с прежнего места, на правый берег реки Ангары, где близко к подножию вершин Братской и Монастырской располагались несколько деревень. В 1654 году Дмитрием Фирсовым острог был перенесён в устье реки Оки, возможно сначала на её южную сторону, а затем на левый берег в 2 км выше её впадения в реку Ангару. Технология переноса была непростой, но исполнимой – остроги, избы, клети, собирали из брёвен, без использования гвоздей и металлических скоб. Поэтому целые города можно было переплавлять по рекам, заново собирая на новом месте. Возможно именно эта мобильная технология передвижения укреплений и зданий, помогла русскому человеку, в конечном итоге, освоить Сибирь, расселившись на её просторах от Уральских гор, до ветреного Сахалина.
Разнился и жизненный уклад. Русский человек, традиционно – земледелец, привязанный к обрабатываемой земле. Местные племена, за редким исключением – кочевники, которые могли легко переместиться в другие регионы. Эта разница жизненной философии и предопределила завоевание Сибири.
Закончить лекцию хочу местной легендой, за правдоподобность которой не ручаюсь. Дунайские дачи, расположенные под Братском, получили своё название после гибели крупного отряда Дунайки-казака. Якобы, расположившись на привале, стрельцы и казаки не ожидали вероломного нападения местных племён. Перебитые в жарком бою, служилые люди, по местному обычаю, вместе с оружием были сложены на большой костёр. Так как пищали были заряжены, после воспламенения погребального костра, они естественно начали стрелять, раня представителей местных племён.
Это происшествие заставило местных шаманов глубоко задуматься. В конечном итоге они изрекли: «тайгу топором не изрубить, русских с лука не перестрелять. И мёртвыми они ведут бой. Нужно подчиняться»
Что это? Реальная история или просто красивая легенда? На данный момент сказать сложно. И события Второй Мировой Войны уже обрастают множеством легенд, что тогда говорить о событиях которые происходили века назад? Тем не менее исследовательские работы продолжаются, так как берестяные грамоты, акты приёма-передачи имущества острогов и простая переписка между воеводами, раскрывают всё больше тайн Братского района и возможно, вскоре мы сможем доподлинно знать о каждом происшествии, произошедшем на этих широтах годы назад.

От острога до ГЭС: 10 фактов из истории Братска

Сегодня, 12 декабря, не только День Конституции, сегодня еще и день рождения “северной столицы” Приангарья – города Братска. Мы собрали для вас 10 фактов из истории этого интересного города, “таежной провинции”, как называли поселение в старину, начиная от основания острога Брацк и до наших дней.

Факт первый: про острог

Первое зимовье «под Брацкими порогами» было поставлено в 1626 году отрядом казаков под руководством подьячего Енисейского острога Максима Перфильева . Строительство острога, запланированное на 1630 год, было осуществлено в 1631 году. Братский острог являлся преддверием к покорению Забайкалья. Первый по времени из числа построенных на бурятских землях, он имел громадное значение для русских: во-первых, как сторожевой пост, прикрывавший путь с Енисея на Лену; во-вторых, как опорный пункт для сбора ясака с бурят; в-третьих, как удобный пункт для снаряжения за Байкал экспедиций и как передовой разведочный пункт о землях, лежащих за Байкалом, и о народах, их населяющих.

От острога до ГЭС: 10 фактов из истории Братска

Подобные сооружения были в остроге. Фото с сайта Иркипедия

Факт второй: острог пришлось переносить

В 1648 году местонахождение острога изменилось вновь. Его перенесли на правый берег Ангары, где находились небольшие деревни у подножия Братской и Монастырской вершин. В 1654 году Дмитрий Фирсов перенес острог в устье реки Оки, возможно сначала на её южную сторону, а затем на левый берег в 2 км выше её впадения в реку Ангару.

От острога до ГЭС: 10 фактов из истории Братска

Так выглядел острог. Схематическое изображение с сайта Иркипедия

Факт третий: возникновение и развитие деревни Падун

Со временем, на территории острога начала образовываться деревня, а потом село Падун. На тот момент в селе насчитывалось чуть более 15 жилых домов. Острова на Ангаре носили как не русские названия — Инкей, Синикей, Кокидал, Турукань, Чубурун, Которой, Каутой, так и русские имена — Русский, Подкаменный, Верхний, Медвежий, Круглый и другие. Острова служили охотничьими, ягодными, грибными угодьями, на островных пашнях и покосах сеяли хлеб, заготавливали сено, на островные выгоны ежегодно переправляли сотни голов скота, овец, лошадей.

Факт четвертый: село Братское

В 17 веке Братский острог принадлежал Енисейскому острогу. Именно в это время острог превратился в село Братско-Острожное. Позже село стало называться Братском. Люди здесь в основном занимались землепашеством, добычей пушнины, выращиванием и селекцией морозостойких культур.

Факт пятый: место ссылки Аввакуума и Радищева

Братск был местом ссылки таких известных людей Рос­сии, как протопоп Аввакум, декабрист Муханов, писатель Радищев, революционер Рябиков, польский естествоиспытатель Чекановский.

Факт шестой: между “белыми” и “красными”

В конце 1917 года на данной территории начала господствовать советская власть. В 1919 году в Братске шли кровопролитные бои с наступающими отрядами Колчака. После окончательного установления советской власти в 1920 году в Падуне развитие пошло в гору. Образовались Советы и колхозы. В 1950 году на территории села Братское проживало 754 человека.

blank

Факт седьмой: в составе Тулунского округа

С 1926 года село Братское (Братский острог) — центр Братского района Тулунского округа. В 1927 году село Братское получило новый статус, став районным центром. Жизнь постепенно налаживалась, открывались школы и строились дома, появился сельсовет и колхозы. Но послереволюционная разруха еще долго давала о себе знать.

Факт восьмой: начало строительства ГЭС

В 1946 году СНК СССР принимает постановление «Об организации управления ангарского строительства» (Ангарстрой). 23 сентября 1954 года принято постановление о строительстве Братской гидроэлектростанции. 15 июля 1955 года строительство Братской ГЭС и города Братска было объявлено всесоюзной стройкой. 30 марта 1957 года завершено первое перекрытие Ангары (река перекрывалась более 9 часов). 26 июля 1961 года началось наполнение Братского водохранилища, 1 сентября 1961 года считается датой рождения Братского моря.

От острога до ГЭС: 10 фактов из истории Братска

Строительство ГЭС. Фото Иркипедия

Факт девятый: статус города

Возникшее при сооруже­нии ГЭС поселение строителей унаследовало название села и в 1951 г. было переименовано в рабочий поселок Братск. Еще через несколько лет его объединили с рядом других поселков и преобразовали в город Братск. Это событие произошло 12 декабря 1955 г. и стало официальным днем рождения города. В этом же году Братская ГЭС объявлена Всесоюзной ударной стройкой.

От острога до ГЭС: 10 фактов из истории Братска

Фото Иркипедия

Факт десятый: успехи ГЭС

13 января 2010 года Братская ГЭС произвела триллионный киловатт-час электроэнергии. Это рекордный показатель не только для гидроэнергетики Сибири, но для России в целом. Братская ГЭС стала первой в России и второй в мире, где выработан 1 триллион киловатт-часов электроэнергии. Для сравнения – 1 триллион киловатт-час энергии вырабатывают все гидроэлектростанции России за год. Сейчас доля выработки электроэнергии Братской ГЭС в Иркутской энергосистеме составляет более 40%.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: