Самовольная замена стояка в квартире верховный суд

Обновлено: 04.02.2023

При ремонте квартиры, не редки случаи проведение переустройства, перенос труб либо замена металлических труб на другой материал. При возникновении аварии ( разрыв трубы, срыв крана и т.д.) после переделки и замены трубы, за последствия отвечать будет всё равно УО.

УО не освобождается от ответственности за несанкционированную замену

Общедомовые стояки холодной и горячей воды до первых отсекающих кранов, относится к общедомовому имуществу дома (ПП РФ №491 п.5,6). Законом не оговорено, что замена элементов общего имущества ( трубы, краны) собственником помещения в своей квартире, минусуются из общего имущества дома и не обслуживаются УО.

Самовольная замена жильцом части общего имущества не освобождает УО от обязанности по обслуживанию и содержанию общедомового имущества ( Обзор судебной практики №4(2016) ч. 5 п.13).

Ответственность собственника за самовольную замену общедомовых труб

Вся ответственность за аварию, которая произошла при самовольной работе на общем имуществе (замена стояка, крана), может так же лечь на собственника помещения, если УО регулярно проводит осмотры общего имущества и не в курсе что собственник проводит не согласованные работы.

УО, ТСЖ, ЖСК если проводят регулярные осмотры общего имущества МКД, и отражают осмотры (обходы) в журнал с оформлением актов (Правила №491 13.1, №354 п.32,34), то смогут доказать, что не имеют отношения к ненадлежащим работам по замене стояков и элементов системы.

Если в период между осмотрами были произведены не согласованные работы собственником по замене части общего имущества, что привило к аварии, то ответственность может лечь на собственника помещения.

Результаты осмотра заносятся в журналы по учёту технического состояния дома с оформлением актов (Правила №170 п.2.1.4).

Разделение ответственности между УО и собственником

Если УО не проводит осмотры и не может доказать, что работы собственником производились без их разрешения, суд может возложить ответственность как на УО, так и на собственника.

При рассмотрения судебного спора применимо уменьшение ответственности ответчика, если ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон (ГК ст.404 п.1).

А именно в причинении ущерба третьим лицам после незаконных действий жильца, к ответственности за это могут привлечь УО и собственника помещения.

УО- привлечь за не исполнения должного контроля за соблюдением общедомого имущества, собственника- за не согласованное переоборудование элементов общего имущества дома, либо проведение переустройства без согласования, признаётся самовольным (ЖК ст.29ч.1).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Асташова С.В., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Биленко С.Ю. к ООО "Жилсервис" о возмещении ущерба, взыскании компенсации морального вреда, штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя по кассационной жалобе Биленко С.Ю., на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Магаданского областного суда от 11 августа 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Биленко С.И., представителя Биленко С.Ю., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Биленко С.Ю. обратилась в суд с иском к ООО "Жилсервис" о возмещении ущерба в сумме 61 063 руб., взыскании компенсации морального вреда 10 000 руб., штрафа за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке и судебных расходов на проведение оценки ущерба в сумме 15 000 руб., а также расходов на оплату услуг представителя 35 000 руб.

В обоснование требований истец указала, что 2 января 2015 г. в принадлежащей ей на праве собственности квартире, расположенной по адресу: <. >, в результате аварии на первом запорно-регулирующем кране стояка холодного водоснабжения произошел залив помещений квартиры, вследствие чего истцу причинен ущерб в указанном выше размере.

Полагая, что причиной аварии послужило ненадлежащее исполнение управляющей организацией обязанностей по содержанию общего имущества многоквартирного дома (первого запорно-регулировочного крана на отводе внутриквартирной разводки на стояке холодного водоснабжения) и в связи с отказом от возмещения ущерба в добровольном порядке, истец предъявила ответчику названные выше требования.

Решением Магаданского городского суда Магаданской области от 22 мая 2015 г. иск удовлетворен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Магаданского областного суда от 11 августа 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Биленко С.Ю. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Магаданского областного суда от 11 августа 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 10 июня 2016 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Магаданского областного суда от 11 августа 2015 г. в кассационном порядке.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что истец является собственником квартиры в многоквартирном жилом доме по адресу: <. >.

Управление домом осуществляет ООО "Жилсервис" на основании решения общего собрания собственников помещений многоквартирного дома от 4 августа 2005 г.

2 января 2015 г. из-за неисправности в системе холодного водоснабжения многоквартирного дома (оборван вентиль на гребенке холодной воды) в квартире истца произошел залив помещений квартиры. Вследствие этого истцу причинен ущерб, размер которого установлен отчетом об оценке от 18 марта 2015 г., выполненным ИП Григорьевой И.А.

Разрешая спор и удовлетворяя иск, суд первой инстанции руководствовался Правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме и правилами изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 г. N 491, и установил, что неисправность возникла на участке ответственности управляющей организации - первом запорно-регулировочном кране на отводе внутриквартирной разводки от стояка холодного водоснабжения.

Отменяя решение суда и отказывая в иске, судебная коллегия по гражданским делам Магаданского областного суда сослалась на отсутствие доказательств соблюдения требований к качеству работ при выполнении самовольного переоборудования инженерных сетей в квартире истца, в ходе которого произведена замена и монтаж запорно-регулирующего устройства на отводе общего стояка холодного водоснабжения в квартиру истца.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение должно быть законным и обоснованным (ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 данного постановления Пленума).

Согласно ч. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (ч. 1 ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Обстоятельством, подлежащим установлению для правильного разрешения настоящего спора, являлось наличие вины сторон в произошедшей аварии на первом запорно-регулирующем кране стояка холодного водоснабжения, повлекшей залив квартиры истца.

В силу ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Приведенные положения процессуального закона направлены на обеспечение обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений и обеспечение законности выносимых судом постановлений в условиях действия принципа состязательности.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции в судебном заседании 11 августа 2015 г. представителем истца было заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела копии решения мирового судьи судебного участка N <. >г. Магадана от 8 апреля 2015 г. по делу N <. >по иску Щ. к Биленко С.Ю., ООО "Жилсервис" о возмещении ущерба, которым с ООО "Жилсервис" в пользу Щ. взыскана сумма в возмещение ущерба, в иске к Биленко С.Ю. отказано, и копии апелляционного определения Магаданского городского суда Магаданской области от 24 июня 2015 г. (л.д. 233).

В мотивировочной части названного решения содержится вывод о том, что лицом ответственным за ущерб, причиненный Щ. в результате аварии, произошедшей 2 января 2015 г. в квартире Биленко С.Ю., является ООО "Жилсервис". При этом представителем ООО "Жилсервис" в возражениях на иск приводились доводы о нарушениях, допущенных при переоборудовании инженерных систем в квартире истца (л.д. 93 - 98).

В удовлетворении данного ходатайства судом апелляционной инстанции отказано в связи с тем, что копия решения мирового судьи имеется в материалах дела, на момент рассмотрения дела судом первой инстанции судебное постановление не вступило в законную силу, а апелляционное определение Магаданского городского суда Магаданской области от 24 июня 2015 г. постановлено уже после принятия судом решения по настоящему делу (л.д. 233, оборот).

Между тем, на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции решение мирового судьи судебного участка N 2 г. Магадана от 8 апреля 2015 г. вступило в законную силу, однако, делая вывод о вине Биленко С.Ю. в случившейся аварии, суд апелляционной инстанции не учел обстоятельства, установленным вступившим в законную силу и не отмененным решением мирового судьи, как предписывается гражданским процессуальным законодательством.

В соответствии с ч. 2.1 ст. 161 Жилищного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 4 июня 2011 г. N 123-ФЗ) при осуществлении непосредственного управления многоквартирным домом собственниками помещений в данном доме лица, выполняющие работы по их содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме, обеспечивающие холодное и горячее водоснабжение и осуществляющие водоотведение, электроснабжение, газоснабжение (в том числе поставки бытового газа в баллонах), отопление (теплоснабжение, в том числе поставки твердого топлива при наличии печного отопления), несут ответственность перед собственниками помещений в данном доме за выполнение своих обязательств в соответствии с заключенными договорами, а также в соответствии с установленными Правительством Российской Федерации правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме, правилами предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах.

Согласно п. 5 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 г. N 491, в состав общего имущества включаются внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств, коллективных (общедомовых) приборов учета холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях.

Управляющие организации и лица, оказывающие услуги и выполняющие работы при непосредственном управлении многоквартирным домом, отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором (п. 42 Правил).

Как следует из п. 10 указанных Правил, общее имущество должно содержаться в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации (в том числе о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническом регулировании, защите прав потребителей) в состоянии, обеспечивающем: соблюдение характеристик надежности и безопасности многоквартирного дома; безопасность для жизни и здоровья граждан, сохранность имущества физических или юридических лиц, государственного, муниципального и иного имущества и др.

Федеральным законом от 30 декабря 2009 г. N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений" предусмотрено, что система инженерно-технического обеспечения - это одна из систем здания или сооружения, предназначенная для выполнения функций водоснабжения, канализации, отопления, вентиляции, кондиционирования воздуха, газоснабжения, электроснабжения, связи, информатизации, диспетчеризации, мусороудаления, вертикального транспорта (лифты, эскалаторы) или функций обеспечения безопасности (подп. 21 п. 2 ст. 2); параметры и другие характеристики систем инженерно-технического обеспечения в процессе эксплуатации здания или сооружения должны соответствовать требованиям проектной документации. Указанное соответствие должно поддерживаться посредством технического обслуживания и подтверждаться в ходе периодических осмотров и контрольных проверок и (или) мониторинга состояния систем инженерно-технического обеспечения, проводимых в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 1 и п. 2 ст. 36).

Перечень национальных стандартов и сводов правил (частей таких стандартов и сводов правил), в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 июня 2010 г. N 1047-р, включает СНиП 2.04.01-85 "Внутренний водопровод и канализация зданий", предусматривающие установку запорной арматуры на внутренних водопроводных сетях холодного и горячего водоснабжения, в том числе на ответвлениях в каждую квартиру, обеспечивающей плавное закрывание и открывание потока воды (п. 10.4, п. 10.5).

Из приведенных норм следует, что первые отключающие устройства и запорно-регулировочные краны на отводах внутриквартирной разводки являются элементами внутридомовых инженерных систем, предназначенных для выполнения функций горячего и холодного водоснабжения, газоснабжения, а также безопасности помещений многоквартирного дома. Обеспечивая подачу коммунальных ресурсов от сетей инженерно-технического обеспечения до внутриквартирного оборудования, указанные элементы изменяют параметры и характеристики внутридомовых инженерных систем, тем самым осуществляя влияние на обслуживание других помещений многоквартирного дома.

С учетом данных технических особенностей первые отключающие устройства и запорно-регулировочные краны отвечают основному признаку общего имущества как предназначенного для обслуживания нескольких или всех помещений в доме. Факт нахождения указанного оборудования в квартире не означает, что оно используется для обслуживания исключительно данного помещения и не может быть отнесено к общему имуществу в многоквартирном доме, поскольку подп. 3 ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации предусматривает его местоположение как внутри, так и за пределами помещения.

Обстоятельства, указывающие на принадлежность аварийного сантехнического оборудования к имуществу Биленко С.Ю., либо к общему имуществу жильцов многоквартирного дома являлись юридически значимыми и подлежащими доказыванию.

При рассмотрении дела суд апелляционной инстанции сослался на то, что Биленко С.В. наряду с заменой и переоборудованием внутренних инженерных сетей, являющихся ее собственностью, произведена замена запорного вентиля (запорно-регулирующей арматуры) в месте соединения с отводом от общего стояка холодного водоснабжения, послужившего причиной протечки, и являющегося общим имуществом собственников многоквартирного дома.

Истец данные обстоятельства оспаривал, однако суд апелляционной инстанции их не проверил и доподлинно не установил.

Одновременно с этим замена запорного вентиля не освобождает управляющую организацию - ООО "Жилсервис" от осуществления своих обязанностей по содержанию общего имущества многоквартирного дома, возложенных на общество заключенным договором.

От выяснения указанных обстоятельств зависело правильное разрешение судом вопроса об отказе или удовлетворении заявленных требований, однако судом при рассмотрении данного спора этого сделано не было.

Допущенные судом нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Магаданского областного суда от 11 августа 2015 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Магаданского областного суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску администрации Эжвинского района муниципального образования городского округа "Сыктывкар" к Рупосову А.В., Рупосовой О.С., Рупосовой Д.А., Рупосову Ю.А. о расторжении договора найма служебного жилого помещения и выселении без предоставления другого жилого помещения по кассационной жалобе представителя Рупосова А.В. - Нагаева А.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя администрации Эжвинского района муниципального образования городского округа "Сыктывкар" Рябцева Д.Г., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что апелляционное определение подлежит отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

администрация Эжвинского района МО ГО "Сыктывкар" обратилась в суд с иском к Рупосову А.В., Рупосовой О.С., Рупосовой Д.А. и Рупосову Ю.А. о расторжении договора найма служебного жилого помещения; выселении из служебного жилого помещения, расположенного по адресу: <. >, - без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета по указанному адресу.

В обоснование своих требований истец указал на то, что на основании договора найма жилого помещения от 21 февраля 2008 г. N <. >администрацией Эжвинского района МО ГО "Сыктывкар" Рупосову А.В. было предоставлено служебное жилое помещение, находящееся в муниципальной собственности, по адресу: <. >. Указанное жилое помещение предоставлено на период трудовых отношений Рупосова А.В. с МУЗ "Эжвинская городская поликлиника".

Дополнительным соглашением от 27 апреля 2010 г. в пункт 4 указанного договора найма служебного жилого помещения были внесены изменения, которыми предусмотрено, что договор заключен на время трудовых отношений Рупосова А.В. с МУЗ "Городская больница Эжвинского района г. Сыктывкара".

14 мая 2013 г. администрацией МО ГО "Сыктывкар" семье Рупосовых была предоставлена социальная выплата в размере 889 560 руб. на приобретение жилого помещения в рамках подпрограммы "Обеспечение жильем молодых семей" федеральной целевой программы "Жилище" на 2011 - 2015 годы. С использованием ипотечного кредита семья Рупосовых приобрела в долевую собственность двухкомнатную квартиру, расположенную по адресу: <. >.

В связи с приобретением в собственность другого жилья в адрес ответчиков истцом 3 марта 2015 г. было направлено требование об освобождении служебного жилого помещения в течение 14 календарных дней с момента получения уведомления, но семья Рупосовых отказалась добровольно освободить служебное жилое помещение и продолжает в нем проживать до настоящего времени.

По мнению истца, поскольку спорное жилое помещение включено в число служебных, а ответчики приобрели в собственность другое жилое помещение, то законных оснований для сохранения за ними права пользования служебным жилым помещением не имеется и они подлежат выселению из него.

Ответчики иск не признали, сославшись на то, что до настоящего времени Рупосов А.В. состоит в трудовых отношениях с МУЗ "Городская больница Эжвинского района г. Сыктывкара" и оснований для расторжения договора найма служебного жилого помещения с ним не имеется. Приобретение в собственность другого жилого помещения в другом населенном пункте таким основанием, по мнению ответчиков, не является.

Решением Эжвинского районного суда Республики Коми от 1 июля 2015 г. администрации Эжвинского района МО ГО "Сыктывкар" было отказано в удовлетворении исковых требований о выселении ответчиков Рупосова А.В., Рупосовой О.С. и их несовершеннолетних детей Рупосова Ю.А. и Рупосовой Д.А. из специализированного (служебного) жилого помещения, расположенного в квартире N <. >в доме N <. >по <. >.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 г. решение суда было отменено и вынесено новое решение о выселении ответчиков Рупосова А.В., Рупосовой О.С. и их несовершеннолетних детей Рупосова Ю.А. и Рупосовой Д.А. из специализированного (служебного) жилого помещения, расположенного в квартире N <. >, в доме N <. >по <. >без предоставления другого жилого помещения.

В кассационной жалобе представителем Рупосова А.В. - Нагаевым А.В. ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отмене апелляционного определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 г. ввиду существенного нарушения норм материального права и оставлении в силе решения Эжвинского районного суда Республики Коми от 1 июля 2015 г.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 27 мая 2016 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке с вынесением определения о приостановлении исполнения апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 г. до окончания производства в суде кассационной инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 29 августа 2016 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Ответчики и представители третьих лиц, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 г. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, 28 мая 2007 г. Рупосов А.В. принят на работу в МУЗ "Эжвинская городская поликлиника", с 12 апреля 2010 г. по настоящее время Рупосов А.В. состоит в трудовых отношениях с МУЗ "Городская больница Эжвинского района г. Сыктывкара" в качестве врача акушера-гинеколога.

Согласно выписке из реестра муниципального имущества МО ГО "Сыктывкар" жилое помещение, расположенное по адресу: <. >, - находится в муниципальной собственности.

Постановлением администрации Эжвинского района МО ГО "Сыктывкар" от 21 февраля 2008 г. N 138 "О предоставлении служебного жилого помещения" указанная квартира была включена в служебный фонд и предоставлена Рупосову А.В. в качестве служебного жилого помещения на состав семьи из 2 человек, включая его супругу Рупосову О.С.

Основанием для вынесения постановления послужило ходатайство МУЗ "Эжвинская городская поликлиника" от 27 сентября 2007 г. и заявление Рупосова А.В. о предоставлении служебного жилого помещения.

21 февраля 2008 г. между администрацией Эжвинского района МО ГО "Сыктывкар" и Рупосовым А.В. заключен договор найма служебного жилого помещения N <. >, согласно которому жилое помещение предоставляется в связи с условиями работы, на время трудовых отношений с МУЗ "Эжвинская городская поликлиника".

Дополнительным соглашением от 27 апреля 2010 г. к договору найма служебного жилого помещения от 21 февраля 2008 г. N <. >, пункт 4 договора найма изложен в новой редакции, в соответствии с которым договор заключается на время трудовых отношений с МУЗ "Городская больница Эжвинского района г. Сыктывкара".

Судом также установлено, что на основании договора купли-продажи от 11 апреля 2014 г. Рупосовы приобрели в общую долевую собственность (по 1/4 доли в праве каждого) жилое помещение, находящееся по адресу: <. >.

Указанная квартира была приобретена, в том числе за счет средств федерального бюджета в связи с предоставлением семье Рупосовых социальной выплаты в размере 889 560 руб. на приобретение жилого помещения в рамках подпрограммы "Обеспечение жильем молодых семей" федеральной целевой программы "Жилище" на 2011 - 2015 годы.

Обращаясь в суд с настоящим иском, заявитель ссылался на то, что, в связи с приобретением ответчиками в собственность жилого помещения, имеются основания для расторжения договора найма специализированного (служебного) жилого помещения, однако ответчики освободить спорное жилое помещение в добровольном порядке отказываются.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что спорное жилое помещение имеет статус служебного, было предоставлено Рупосову А.В. на период трудовых отношений с медицинским учреждением МО ГО "Сыктывкар", с которым Рупосов А.В. состоит в трудовых отношениях по настоящее время, в связи с чем правовых оснований для расторжения с ним договора найма служебного жилого помещения не имеется.

При этом суд указал на то, что действующее жилищное законодательство не содержит такого основания для расторжения (прекращения) договора найма специализированного жилого помещения, как приобретение нанимателем или членами его семьи другого жилого помещения в собственность.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении иска администрации Эжвинского района МО ГО "Сыктывкар" о выселении ответчиков из служебного жилого помещения, Судебная коллегия исходила из того, что приобретение Рупосовыми в собственность иного жилого помещения является безусловным основанием для расторжения договора найма служебного жилого помещения в связи с утратой нуждаемости работника в жилом помещении.

В кассационной жалобе заявитель ссылается на то, что Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми неправильно истолковала и применила часть 4 статьи 83, статьи 99, 101, 102 Жилищного кодекса Российской Федерации, указав на то, что утрата или отсутствие у лица права состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении в связи с приобретением им жилья в собственность, является безусловным основанием, для выселения из служебного жилья.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Право на жилище относится к основным правам и свободам человека и гражданина и гарантируется статьей 40 Конституции Российской Федерации. При этом никто не может быть произвольно лишен жилища.

В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В этой связи основания и порядок выселения граждан из жилого помещения должны определяться федеральным законом и только на их основании суд может лишить гражданина права на жилище.

Расторжение договора найма специализированного жилого помещения по инициативе наймодателя регламентирует статья 101 Жилищного кодекса Российской Федерации, в силу которой договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения, а также в иных предусмотренных статьей 83 Жилищного кодекса Российской Федерации случаях.

Прекращение договора найма специализированного жилого помещения предусмотрено статьей 102 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой названный договор прекращается в связи с утратой (разрушением) жилого помещения, переходом права собственности на жилое помещение в общежитии либо его передачей в хозяйственное ведение или оперативное управление другому юридическому лицу за исключением случаев, установленных указанной статьей.

Последствием расторжения и прекращения договора найма жилого помещения, в том числе специализированного, может являться утрата нанимателем и всеми членами его семьи одновременно права пользования жилым помещением, и возможность их выселения из жилого помещения.

В этой связи статьей 103 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам.

В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений за исключением случаев, предусмотренных частью 2 указанной статьи.

Между тем ни статьи 101 и 102 Жилищного кодекса Российской Федерации, ни статья 83 (часть 4) Жилищного кодекса Российской Федерации не содержат такого основания для расторжения (прекращения) договора найма специализированного жилого помещения как приобретение нанимателем или членами его семьи другого жилого помещения в собственность.

Ссылка суда апелляционной инстанции на иные положения статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации также является неправильной.

Положениями частей 2 и 3 статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, которые подлежат применению и к отношениям по пользованию специализированным жилым помещением, установлено право нанимателя и членов его семьи на одностороннее расторжение договора социального найма, то есть на односторонний отказ от исполнения договора.

В случае выезда кого-либо из участников договора социального найма жилого помещения в другое место жительства и тем самым отказа в одностороннем порядке от исполнения названного договора этот договор в отношении него считается расторгнутым со дня выезда.

В связи с этим юридическими значимыми и подлежащими доказыванию при разрешении данного спора должны были являться факты добровольного и фактического выбытия ответчиков из служебного жилого помещения, расположенного по адресу: <. >, в другое место жительства, отказ от прав и обязанностей в отношении указанного помещения.

Однако таких обстоятельств судом по данному делу установлено не было, а из материалов дела следует, что семья Рупосовых на момент вынесения обжалуемого апелляционного определения продолжала проживать в указанном служебном жилом помещении и оплачивать коммунальные и иные обязательные платежи, связанные с проживанием в нем.

Факт приобретения Рупосовыми в собственность иного жилого помещения в другом населенном пункте сам по себе не может свидетельствовать ни о выбытии ответчиков из ранее занимаемого жилого помещения, ни об их отказе от прав на это жилое помещение. Приобретение другого жилого помещения в собственность нанимателем по договору найма специализированного жилого помещения не имеет абсолютного значения и должно оцениваться судом с учетом других доказательств, свидетельствующих о намерении лица выехать в другое место жительства.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что запрет на предоставление специализированного жилого помещения гражданам, которые обеспечены жилым помещением в соответствующем населенном пункте (часть 2 статьи 99 Жилищного кодекса Российской Федерации), не означает запрета на пользование таким жилым помещением, если впоследствии у нанимателя или членов его семьи, которым оно было предоставлено, окажется в собственности другое жилое помещение по основаниям, допускаемым законом.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что супруги Рупосовы с двумя несовершеннолетними детьми подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, поскольку они не находятся на учете нуждающихся в жилых помещениях либо имеют право состоять на таком учете, является неубедительной.

С учетом изложенного выше оснований для отмены решения суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 г. подлежит отмене с оставлением в силе решения Эжвинского районного суда Республики Коми от 1 июля 2015 г., поскольку суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и истолковал нормы материального права, подлежащие применению к отношениям сторон.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми от 1 октября 2015 г. отменить, оставить в силе решение Эжвинского районного суда Республики Коми от 1 июля 2015 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу защитника Ковальчук Д.Ю., действующего на основании доверенности в интересах ООО "Управляющая организация "Десятка Завеличье" (далее - ООО "УО "Десятка Завеличье", общество), на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 29 г. Пскова от 12 марта 2015 г., решение судьи Псковского городского суда Псковской области от 24 июля 2015 г. и постановление председателя Псковского областного суда от 31 августа 2015 г., вынесенные в отношении ООО "УО "Десятка Завеличье" по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

постановлением мирового судьи судебного участка N 29 г. Пскова от 12 марта 2015 г., оставленным без изменения решением судьи Псковского городского суда Псковской области от 24 июля 2015 г. и постановлением председателя Псковского областного суда от 31 августа 2015 г., ООО "УО "Десятка Завеличье" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнуто административному наказанию в виде административного штрафа в размере 10 000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Ковальчук Д.Ю. ставит вопрос об отмене постановлений, состоявшихся в отношении общества по настоящему делу об административном правонарушении, считая их незаконными.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль, об устранении нарушений законодательства влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот до пятисот рублей; на должностных лиц - от одной тысячи до двух тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Согласно статье 161 Жилищного кодекса Российской Федерации одним из способов управления многоквартирным домом является управление управляющей организацией.

В силу части 1 указанной статьи управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме.

Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме устанавливаются Правительством Российской Федерации (часть 3 статьи 39 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 г. N 491 утверждены Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме, которыми урегулированы отношения по содержанию общего имущества, принадлежащего на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме (далее - Правила).

Пунктом 6 указанных Правил установлено, что в состав общего имущества включается внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры, коллективных (общедомовых) приборов учета тепловой энергии, а также другого оборудования, расположенного на этих сетях.

В соответствии с подпунктом "д" пункта 10 Правил общее имущество должно содержаться в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации (в том числе о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническом регулировании, защите прав потребителей) в состоянии, обеспечивающем, в частности, постоянную готовность инженерных коммуникаций, приборов учета и другого оборудования, входящих в состав общего имущества, для предоставления коммунальных услуг (подачи коммунальных ресурсов) гражданам, проживающим в многоквартирном доме, в соответствии с Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам.

В силу подпункта "з" пункта 11 Правил содержание общего имущества в зависимости от состава, конструктивных особенностей, степени физического износа и технического состояния общего имущества, а также в зависимости от геодезических и природно-климатических условий расположения многоквартирного дома включает в себя в числе прочего текущий и капитальный ремонт, подготовку к сезонной эксплуатации и содержание общего имущества, указанного в подпунктах "а" - "д" пункта 2 данных Правил.

Как следует из материалов дела, 27 ноября 2014 г. должностным лицом Инспекции государственного жилищного надзора Государственного комитета Псковской области по строительному и жилищному надзору (далее - административный орган) в ходе проведения внеплановой проверки на момент осмотра жилого помещения по адресу: г. Псков, ул. Западная, д. 8, кв. 29 выявлено, что специалистами управляющей организации демонтированы обогревающие элементы системы отопления (радиаторы), на месте демонтажа установлена запорная арматура, отопление в данных помещениях не функционирует, жильцам предложено установить радиаторы за дополнительную плату.

28 ноября 2014 г. обществу выдано предписание N 228 об устранении нарушений подпункта "д" пункта 10 и подпункта "з" пункта 11 Правил, установке в указанной квартире двух радиаторов отопления за счет средств, собранных на содержание и ремонт общего имущества.

22 декабря 2014 г. должностным лицом административного органа установлено, что предписание от 28 ноября 2014 г. N 228 не выполнено, установка в квартире по вышеуказанному адресу двух радиаторов не произведена.

По данному факту 24 декабря 2014 г. должностным лицом административного органа в отношении общества составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Приведенные обстоятельства послужили основанием для привлечения общества к административной ответственности, установленной данной нормой, и подтверждаются собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 5 - 6), предписанием (л.д. 7), актом проверки исполнения предписания (л.д. 8), копией договора управления многоквартирным домом (л.д. 23 - 40) и другими материалами дела, которым дана оценка по правилам, установленным статьей 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

В соответствии с требованиями статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении на основании полного и всестороннего анализа собранных по делу доказательств установлены все юридически значимые обстоятельства совершения административного правонарушения, предусмотренные статьей 26.1 данного Кодекса.

В ходе производства по делу защитник общества Ковальчук Д.Ю. заявлял о незаконности выданного предписания, ссылаясь на то, что радиаторы отопления не входят в состав общедомового имущества, услуги по содержанию и ремонту которого общество предоставляет в рамках соответствующего договора, радиаторы находятся в зоне эксплуатационной ответственности собственника помещения, он должен нести расходы на их установку.

Аналогичные доводы приведены защитником в настоящей жалобе, однако, они являются необоснованными и не влекут отмену состоявшихся по делу судебных актов.

Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, выражается, в частности, в невыполнении в установленный срок законного предписания органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль об устранении нарушений законодательства.

Существенным обстоятельством, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении, предусмотренном данной нормой, является установление законности предписания, неисполнение которого вменено лицу, в отношении которого ведется производство по делу. От установления данного обстоятельства зависит разрешение вопроса о наличии либо отсутствии в деянии лица состава вмененного административного правонарушения.

Установив с учетом анализа жилищного законодательства и совокупности собранных по делу доказательств наличие оснований для отнесения радиаторов отопления в данном случае к общему отопительному оборудованию, судебные инстанции признали законным вынесенное обществу предписание об установке в квартире двух радиаторов отопления за счет средств, собранных на содержание и ремонт общего имущества, исходя при этом из следующего.

Согласно части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации к общему имуществу в многоквартирном доме относятся, в частности, инженерные коммуникации, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

В соответствии с частью 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

Подпунктом "д" пункта 2 Правил также установлено, что в состав общего имущества в многоквартирном доме включается указанное оборудование.

При этом в силу приведенных выше положений пункта 6 Правил в состав общего имущества включается внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры, коллективных (общедомовых) приборов учета тепловой энергии, а также другого оборудования, расположенного на этих сетях.

Исходя из изложенного, внутридомовая система отопления представляет собой совокупность стояков, обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры, коллективного (общедомового) прибора учета тепловой энергии, а также другого оборудования, расположенного на этих сетях.

По смыслу указанных норм жилищного и гражданского законодательства Российской Федерации, Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме оборудование, находящееся в многоквартирном доме, может быть отнесено к общему имуществу только в случае, если оно обслуживает более одного помещения.

Следовательно, к такому имуществу относятся только такие обогревающие элементы системы отопления (радиаторы), которые обслуживают более одной квартиры.

Аналогичная правовая позиция выражена в решении Верховного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2009 г. N ГКПИ09-725 и определении Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2009 г. N КАС09-547.

Соответствующий вывод сделан с учетом анализа положений пункта 6 Правил во взаимосвязи с подпунктом "д" пункта 2, а также пункта 5 Правил, которым установлено, что в состав общего имущества включаются, в частности, внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств, коллективных (общедомовых) приборов учета холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях.

Согласно позиции, изложенной в указанных решениях Верховного Суда Российской Федерации, в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме включаются лишь те обогревающие элементы системы отопления (радиаторы), которые обслуживают более одной квартиры (находятся за пределами квартир на лестничных клетках, в подвалах и т.п.). Находящиеся в квартирах обогревающие элементы системы отопления (радиаторы), имеющие отключающие устройства, расположенные на ответвленных от стояков внутридомовой системы отопления, обслуживают одну квартиру и могут быть демонтированы собственником после получения разрешения на переустройство жилого помещения в установленном порядке.

При рассмотрении настоящего дела с учетом указанных выше норм законодательства и позиции Верховного Суда Российской Федерации судебные инстанции пришли к выводу о том, что для определения возможности отнесения обогревающих элементов системы отопления (радиаторов) к общему имуществу в многоквартирном доме существенным обстоятельством является наличие или отсутствие на таких элементах отключающих устройств.

В ходе производства по настоящему делу установлено, что отключающие устройства в системе отопления в квартире по вышеуказанному адресу отсутствовали, радиаторы отопления демонтированы силами управляющей организации в связи с неисправностью, на месте демонтажа установлена запорная арматура.

При таких обстоятельствах судебные инстанции пришли к выводу о том, что радиаторы отопления в данном случае являются частью общего отопительного оборудования многоквартирного дома, в связи с чем предписание административного органа об установке радиаторов отопления за счет средств, собранных на содержание и ремонт общего имущества, признано законным.

Данные выводы, сделанные по результатам анализа приведенных выше правовых положений и конкретных обстоятельств, установленных по настоящему делу на основании совокупности исследованных доказательств, являются обоснованными и сомнений не вызывают.

Установка запорной арматуры непосредственно после демонтажа радиаторов отопления не свидетельствует о том, что данные обогревающие элементы перестали относиться к общему отопительному оборудованию многоквартирного дома.

Утверждение заявителя о нахождении радиаторов отопления в зоне эксплуатационной ответственности собственника помещения в соответствии с условиями договора управления многоквартирным домом, с учетом изложенных выше обстоятельств выводы судебных инстанций не опровергает.

Судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии в деянии общества объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Действия общества квалифицированы в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Административное наказание назначено обществу в пределах санкции части 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление о привлечении общества к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Нарушений норм процессуального закона, влекущих безусловную отмену обжалуемых судебных актов, в ходе производства по делу не допущено, нормы материального права применены правильно.

Обстоятельств, которые в силу пунктов 2 - 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях могли повлечь изменение или отмену обжалуемых судебных актов, не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановление мирового судьи судебного участка N 29 г. Пскова от 12 марта 2015 г., решение судьи Псковского городского суда Псковской области от 24 июля 2015 г. и постановление председателя Псковского областного суда от 31 августа 2015 г., вынесенные в отношении ООО "УО "Десятка Завеличье" по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу защитника Ковальчук Д.Ю., действующего на основании доверенности в интересах ООО "УО "Десятка Завеличье", - без удовлетворения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: