Ростиков обратился с иском к ао альфастрахование о взыскании страховой выплаты

Обновлено: 01.02.2023

Разрешение споров, связанных с выплатой

4. В случае признания судом требований потерпевшего о выплате страхового возмещения в денежной форме обоснованными отказ во взыскании со страховщика штрафа, предусмотренного п. 3 ст. 16.1 Закона об ОСАГО, незаконен.

Незначительное расхождение стоимости восстановительного ремонта, определенной по заключению специалиста, с результатами судебной экспертизы само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом потерпевшим.

Е. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании страховой выплаты, возмещения убытков и штрафа.

Судами установлено, что 30 октября 2017 г. в результате дорожно-транспортного происшествия с участием трех транспортных средств был поврежден автомобиль, принадлежащий Е.

Автогражданская ответственность виновного лица Р. застрахована в страховой компании (ответчик).

Е., указывая также на получение травмы в момент аварии, 28 ноября 2017 г. обратился в страховую компанию причинителя вреда и представил для осмотра поврежденное транспортное средство.

29 ноября 2017 г. страховщик признал данный случай страховым и выдал направление на ремонт автомобиля на СТО.

После проведения независимого технического исследования Е. 17 января 2018 г. обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения в денежной форме, поскольку рыночная стоимость принадлежащего ему автомобиля составляет 210 000 руб., размер материального ущерба с учетом износа - 150 000 руб., стоимость годных остатков - 21 068 руб., а следовательно, ремонт нецелесообразен.

Отказ в выплате страхового возмещения истцу мотивирован возможностью проведения ремонта. Письменная претензия истца от 15 февраля 2018 г. оставлена без удовлетворения.

Разрешая спор, суд установил факт наступления страхового случая в виде полной гибели автомобиля и признал необоснованным отказ страховщика в выплате страхового возмещения в денежной форме, в связи с чем удовлетворил требования о взыскании страховой выплаты, возмещении убытков и штрафа.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части взыскания компенсации морального вреда и штрафа и отказал в удовлетворении указанных требований, разрешив при этом вопрос о взыскании государственной пошлины.

Принимая данное определение, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в действиях Е. присутствовали злоупотребление правом, а также недобросовестность, препятствующие взысканию компенсации морального вреда и штрафа. В качестве обоснования суд сослался на то, что стоимость ремонта указана истцом в размере 150 000 руб., в то время как в действительности она составляла 134 500 руб.

Суд второй инстанции также указал на отсутствие в первоначальном исследовании вывода эксперта о полной гибели автомобиля.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации данные выводы суда апелляционной инстанции признала ошибочными.

Вместе с тем п. 16.1 той же статьи предусмотрена возможность осуществления страхового возмещения путем выплаты потерпевшему денежной суммы в случае полной гибели транспортного средства.

Факт полной гибели автомобиля истца судом первой инстанции установлен и суд апелляционной инстанции с данным выводом согласился.

В соответствии с п. 3 ст. 16.1 Закона об ОСАГО при удовлетворении судом требований потерпевшего - физического лица об осуществлении страховой выплаты суд взыскивает со страховщика за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего штраф в размере пятидесяти процентов от разницы между совокупным размером страховой выплаты, определенной судом, и размером страховой выплаты, осуществленной страховщиком в добровольном порядке.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции в части взыскания страхового возмещения, суд апелляционной инстанции по существу признал законность требований истца о выплате страхового возмещения в денежной форме.

Поскольку судами установлено, что требования потерпевшего о выплате страхового возмещения в денежной форме являлись обоснованными, а страховой компанией в их удовлетворении отказано незаконно, то вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для взыскания штрафа нельзя признать правильным.

Доводы суда апелляционной инстанции о злоупотреблении правом со стороны потерпевшего также не основаны на законе и не соответствуют установленным обстоятельствам дела.

В п. 3 ст. 1 ГК РФ предусмотрено, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Согласно п. 5 ст. 10 данного кодекса добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

В соответствии с п. 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (действовавшего на момент возникшего страхового случая), если одна из сторон для получения преимуществ при реализации прав и обязанностей, возникающих из договора обязательного страхования, действует недобросовестно, в удовлетворении исковых требований этой стороны может быть отказано в той части, в какой их удовлетворение создавало бы для нее такие преимущества (п. 4 ст. 1 ГК РФ). При установлении факта злоупотребления потерпевшим правом суд отказывает в удовлетворении исковых требований о взыскании со страховщика неустойки, финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда (ст. 1 и 10 ГК РФ).

В соответствии с положениями п. 11 ст. 12 Закона об ОСАГО страховщик обязан осмотреть поврежденное транспортное средство, иное имущество или его остатки и (или) организовать их независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) в срок не более чем пять рабочих дней со дня поступления заявления о страховом возмещении или прямом возмещении убытков с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, и ознакомить потерпевшего с результатами осмотра и независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), если иной срок не согласован страховщиком с потерпевшим.

Таким образом, обязанность по определению обстоятельств полной гибели транспортного средства, размера и формы страхового возмещения в соответствии с Законом об ОСАГО возлагается именно на страховщика, в данном случае - на страховую компанию (ответчика).

Из установленных обстоятельств дела следует, что данная обязанность не была исполнена страховщиком, которому был представлен весь пакет документов и транспортное средство для осмотра, а истец лишь осуществлял защиту своих прав в установленном порядке, обратившись за определением размера ущерба к специалистам.

Незначительное расхождение стоимости восстановительного ремонта, определенной по заключению специалиста, с результатами судебной экспертизы само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом потерпевшим.

В то же время судом установлено, что страховая компания ненадлежащим образом исполнила свои обязательства, не установив факт полной гибели транспортного средства, необоснованно отказала потерпевшему в выплате страхового возмещения.

При таких обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции Судебная коллегия признала противоречащими приведенным выше нормам материального права и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 2021 г. № 2-КГ21-14-К3 Дело о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов передано на новое рассмотрение, поскольку не установлены обстоятельства, в силу которых страховая компания имела право заменить без согласия потерпевшего организацию и оплату восстановительного ремонта на страховую выплату


Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 2021 г. № 2-КГ21-14-К3 Дело о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов передано на новое рассмотрение, поскольку не установлены обстоятельства, в силу которых страховая компания имела право заменить без согласия потерпевшего организацию и оплату восстановительного ремонта на страховую выплату

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Суханова Ивана Дмитриевича к акционерному обществу «АльфаСтрахование» о взыскании страхового возмещения

по кассационной жалобе Суханова Ивана Дмитриевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 25 ноября 2020 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 19 мая 2021 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., выслушав представителя АО «АльфаСтрахование» Корьгину А.Н., возражавшую против удовлетворения кассационной жалобы, представителя автономной некоммерческой организации «Служба обеспечения деятельности финансового уполномоченного» Теретина Г.А., полагавшего жалобу подлежащей удовлетворению,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Суханов И.Д. обратился в суд с иском к АО «АльфаСтрахование» о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов, указав, что 19 июля 2019 г. в районе дома № 10 по ул. Пугачева в г. Вологде в результате дорожно-транспортного происшествия по вине водителя Михайлова С.И. был поврежден принадлежащий истцу автомобиль.

Вместо осуществления ремонта автомобиля страховщик без согласия истца перечислил страховое возмещение с учетом износа автомобиля в размере 174 600 рублей.

Суханов И.Д. просил взыскать с АО «АльфаСтрахование» разницу между выплаченным страховым возмещением и стоимостью ремонта без учета износа в размере 74 000 рублей, неустойку за период с 8 августа 2019 г. по 10 марта 2020 г. - 159 100 рублей, штраф - 50 000 рублей, расходы по оплате отчета об ущербе - 3 800 рублей, расходы на оплату услуг представителя - 11 000 рублей.

Представитель ответчика исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении.

Заочным решением Вологодского городского суда Вологодской области от 26 июня 2020 г. исковые требования удовлетворены частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 25 ноября 2020 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение об отказе Суханову И.Д. в иске в полном объеме.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 19 мая 2021 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 25 ноября 2020 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене апелляционного и кассационного определений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова от 15 ноября 2021 г. кассационная жалоба передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 390 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения норм права допущены судами апелляционной и кассационной инстанций по настоящему делу.

Судом установлено, что 19 июля 2019 г. в районе дома № 10 по ул. Пугачева в г. Вологде в результате дорожно-транспортного происшествия с участием автомобиля «Renault Megane III», принадлежащим на праве собственности Суханову И.Д., под его управлением, и автомобиля «Skoda Oktavia» под управлением Михайлова С.И., оба автомобиля получили повреждения.

Виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия признан водитель Михайлов С.И., гражданская ответственность которого застрахована в СПАО «Ингосстрах».

Гражданская ответственность Суханова И.Д. на момент дорожно-транспортного происшествия застрахована в АО «АльфаСтрахование».

1 августа 2019 г. Суханов И.Д. обратился к страховщику с заявлением о наступлении страхового случая.

2 августа 2019 г. АО «АльфаСтрахование» произвело осмотр поврежденного транспортного средства с привлечением ООО «Авто-Техническое Бюро Сателлит».

9 августа 2019 г. страховщик организовал независимую техническую экспертизу, по результатам которой выдал истцу направление на ремонт на СТОА ООО «РусАвтоРегион», где в осуществлении ремонта ему было отказано.

Согласно экспертному заключению № . составленному ООО «Авто-Техническое Бюро Сателлит», стоимость восстановительного ремонта автомобиля, без учета износа составила 287 146 рублей, с учетом износа - 174 600 рублей.

21 августа 2019 г. АО «АльфаСтрахование» перечислило Суханову И.Д. страховое возмещение в денежной форме в размере 174 600 рублей.

Согласно заключению от 4 сентября 2019 г. № 19/251, составленному ИП Лефоновым А.В. по заказу истца, стоимость восстановительного ремонта автомобиля без учета износа составила 249 000 рублей, с учетом износа - 166 300 рублей.

25 сентября 2019 г. Суханов И.Д. обратился в АО «АльфаСтрахование» с претензией, в которой просил доплатить 74 000 рублей, а также возместить стоимость оценки ущерба и выплатить неустойку.

Данную претензию ответчик в добровольном порядке не удовлетворил.

Решением финансового уполномоченного от 28 ноября 2019 г. в удовлетворении требований Суханова И.Д. отказано.

Удовлетворяя требования Сухованова И.Д., суд первой инстанции исходил из того, что страховщиком не было надлежащим образом организовано возмещение причиненного ущерба в натуре, в связи с чем взыскал разницу между стоимостью ремонта автомобиля, установленной заключением эксперта в размере 249 000 рублей (без учета износа), и страховым возмещением, выплаченным страховщиком (174 600 рублей).

Суд апелляционной инстанции, указав, что страховое возмещение выплачено истцу в денежном эквиваленте, а следовательно, стоимость запасных частей должна определяться с учетом их износа, принял новое решение об отказе в иске.

С данными выводами суда апелляционной инстанции согласился и суд кассационной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с принятыми по делу судебными постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно пункту 4 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» условиями страхования имущества и (или) гражданской ответственности в пределах страховой суммы может предусматриваться замена страховой выплаты предоставлением имущества, аналогичного утраченному имуществу, а в случае повреждения имущества, не повлекшего его утраты, - организацией и (или) оплатой страховщиком в счет страхового возмещения ремонта поврежденного имущества.

Условия и порядок страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств регулируются Федеральным законом от 25 апреля 2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО).

В соответствии со статьей 3 Закона об ОСАГО одним из основных принципов обязательного страхования является гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных данным федеральным законом.

Страховщик после осмотра поврежденного транспортного средства потерпевшего и (или) проведения его независимой технической экспертизы выдает потерпевшему направление на ремонт на станцию технического обслуживания и осуществляет оплату стоимости проводимого такой станцией восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства потерпевшего в размере, определенном в соответствии с единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, с учетом положений абзаца второго пункта 19 указанной статьи.

При проведении восстановительного ремонта в соответствии с пунктами 15 2 и 15 3 той же статьи не допускается использование бывших в употреблении или восстановленных комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов), если в соответствии с единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства требуется замена комплектующих изделий (деталей, узлов, агрегатов); иное может быть определено соглашением страховщика и потерпевшего.

Перечень случаев, когда страховое возмещение по выбору потерпевшего или по соглашению потерпевшего и страховщика либо в силу объективных обстоятельств вместо организации и оплаты восстановительного ремонта осуществляется в форме страховой выплаты, установлен пунктом 16 1 статьи 12 Закона об ОСАГО.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Суханов И.Д. обратился в АО «АльфаСтрахование» с заявлением о страховом возмещении путем организации и оплаты восстановительного ремонта автомобиля на СТОА, при этом соглашение в письменной форме об изменении способа возмещения вреда с натуральной формы на денежную между ними не заключалось.

Обстоятельств, в силу которых страховая компания имела право заменить без согласия потерпевшего организацию и оплату восстановительного ремонта на страховую выплату, судами также не установлено.

Отказ СТОА выполнить ремонт по направлению страховщика, сам по себе к предусмотренным законом основаниям для замены страховщиком страхового возмещения в виде ремонта на денежную выплату не относится.

С учетом изложенного выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о правомерности действий АО «АльфаСтрахование», которое без согласия страхователя вместо организации и оплаты восстановительного ремонта без учета стоимости износа заменяемых деталей произвело страховую выплату в денежной форме с учетом стоимости износа заменяемых деталей, приведших к недостаточности этих денежных средств для восстановления автомобиля, нельзя признать соответствующими закону.

При этом судами апелляционной и кассационной инстанций не учтено, что ненадлежащим исполнением страховщиком обязательства по осуществлению страхового возмещения Суханову И.Д. причинены убытки.

Статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно пункту 1 статьи 310 названного кодекса односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных данным кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

В соответствии со статьей 393 указанного кодекса должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1).

Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 данного кодекса.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (пункт 2).

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Из приведенных разъяснений применительно к настоящему делу следует, что поименование истцом убытков страховым возмещением не освобождает суд от обязанности правильно квалифицировать заявленные исковые требования, однако этого судом апелляционной инстанции сделано не было.

Не были устранены указанные нарушения закона и Третьим кассационным судом общей юрисдикции.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что по настоящему делу были допущены нарушения норм материального права, которые являются существенными и которые не могут быть устранены без нового рассмотрения дела.

Руководствуясь статьями 390 14 , 390 15 , 390 16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Председательствующий Асташов С.В.
Судьи Гетман Е.С.
Киселев А.П.

Обзор документа

Гражданин потребовал взыскать суммы со страховой компании.

Согласно его доводам вместо ремонта его поврежденного автомобиля она выплатила возмещение без его согласия. При перечислении сумм был учтен износ заменяемых деталей. Этих средств для восстановления машины не хватило.

ВС РФ поддержал позицию гражданина.

По Закону об ОСАГО вред, причиненный автомобилю, возмещается путем организации и (или) оплаты ремонта. Стоимость последнего определяют без учета износа комплектующих деталей.

При этом закон закрепляет перечень случаев, когда вместо ремонта перечисляется страховая выплата по выбору потерпевшего или по соглашению между ним и страховщиком либо в силу объективных обстоятельств. При расчете сумм учитывается износ деталей.

Отказ СТО выполнить ремонт по направлению страховщика сам по себе не относится к основаниям для замены страхового возмещения в виде ремонта на денежную выплату.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Варфоломеева Олега Анатольевича к АО "СОГАЗ" о взыскании страховой выплаты, компенсации морального вреда, штрафа, по встречному иску АО "СОГАЗ" к Варфоломееву Олегу Анатольевичу о признании договора личного страхования недействительным,

по кассационной жалобе Варфоломеева Олега Анатольевича на решение Новосибирского районного суда Новосибирской области от 18 сентября 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 18 января 2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., выслушав Варфоломеева О.А. и его представителя Кречетова С.С., поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя АО "СОГАЗ" Слободянюка Ю.П., возражавшего против удовлетворения жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Варфоломеев О.А. обратился в суд с иском к АО "СОГАЗ" о взыскании в пользу ПАО "Промсвязьбанк" (далее - Банк) страхового возмещения в размере 4 332 404 руб. 80 коп., компенсации морального вреда и штрафа в размере 50% от взысканной денежной суммы.

В обоснование заявленных требований Варфоломеев О.А. указал, что 24 июля 2013 г. между ним и Банком заключен кредитный договор, по условиям которого Банк предоставил истцу кредит в размере 7 500 000 руб. на срок 180 месяцев с начислением 13,75% годовых. В этот же день между истцом, Варфоломеевой Н.А. и АО "СОГАЗ" заключен договор страхования жизни и здоровья, предусматривающий выплату в пользу Банка страхового возмещения в размере 50% от суммы кредитной задолженности, увеличенной на 10%, в случае смерти или утраты трудоспособности заемщика.

30 сентября 2015 г. наступил страховой случай - утрата истцом трудоспособности в связи с установлением ему II группы инвалидности.

В предоставлении страхового возмещения истцу отказано со ссылкой на недостаточность представленных документов.

АО "СОГАЗ" предъявило встречный иск к Варфоломееву О.А. о признании недействительным договора страхования от 24 июля 2013 г., ссылаясь на то, что при заключении этого договора Варфоломеев О.А. не уведомил страховщика о наличии у него заболеваний, что существенно повлияло на возможность страховщика оценить риск наступления страхового случая.

Решением Новосибирского районного суда Новосибирской области от 18 сентября 2017 г. в удовлетворении исковых требований Варфоломеева О.А. отказано, встречный иск АО "СОГАЗ" удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 18 января 2018 г. решение суда первой инстанции отменено в части удовлетворения встречного иска АО "СОГАЗ", в указанной части принято новое решение, которым в удовлетворении встречного иска АО "СОГАЗ" отказано. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Варфоломеева О.А. содержится просьба об отмене апелляционного определения как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 29 октября 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что 24 июля 2013 г. между Варфоломеевым О.А., как заемщиком, и Банком, как кредитором, заключен кредитный договор на сумму 7 500 000 руб. сроком на 180 месяцев с начислением 13,75% годовых. В этот же день между Варфоломеевым О.А., Варфоломеевой Н.А. и АО "СОГАЗ" заключен договор страхования жизни и здоровья Варфоломеева О.А., выгодоприобретателем по которому указан ОАО "Промсвязьбанк".

По условиям названного договора страхования страховыми случаями являются смерть и утрата трудоспособности.

При заключении договора Варфоломеев О.А. сообщил об отсутствии у него каких-либо заболеваний.

30 сентября 2015 г. Варфоломееву О.А. установлена II группа инвалидности, в связи с чем 26 октября 2015 г. он обратился в АО "СОГАЗ" с заявлением о наступлении страхового случая.

В направлении Варфоломеева О.А. на медико-социальную экспертизу указано, что он болен с 2012 года, проходил лечение от заболевания ног с 22 апреля 2013 г.

Отказывая в удовлетворении иска Варфоломеева О.А. и удовлетворяя встречный иск АО "СОГАЗ", суд первой инстанции исходил из того, что Варфоломееву О.А. на момент заключения договора страхования было известно о наличии у него заболеваний сосудов, опорно-двигательного аппарата и ног, однако он сообщил страховщику заведомо ложные сведения об отсутствии у него каких-либо заболеваний. Суд отклонил заявление Варфоломеева О.А. о пропуске АО "СОГАЗ" срока исковой давности по требованию о признании договора страхования недействительным, указав, что этот срок подлежит исчислению с момента получения страховщиком всех предусмотренных договором медицинских документов, однако эти документы не были получены АО "СОГАЗ" вплоть до рассмотрения дела судом.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения встречного иска АО "СОГАЗ" и принимая в этой части новое решение об отказе в удовлетворении встречного иска, суд апелляционной инстанции исходил из пропуска АО "СОГАЗ" срока исковой давности, который составляет один год и подлежит исчислению с 9 ноября 2015 г., когда страховщик получил копию направления Варфоломеева О.А. на медико-социальную экспертизу с указанием на наличие у него заболевания с 2012 г.

При этом суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска Варфоломеева О.А., указав, что Варфоломеевым О.А. не представлено доказательств, опровергающих возникновение у него заболеваний до заключения договора страхования.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемым судебным постановлением согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Статья 942 Гражданского кодекса Российской Федерации к числу существенных условий договора страхования относит условия о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая).

Пунктом 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I "Об организации страхового дела в Российской Федерации" определено, что страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В силу пункта 1 указанной статьи событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.

Статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если это не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Как установлено судом, по условиям договора личного страхования от 24 июля 2013 г. страховым случаем является установление Варфоломееву О.А. I или II группы инвалидности в течение срока действия договора страхования или не позднее, чем через 180 дней после его окончания, в результате несчастного случая или заболевания, произошедших в течение срока действия договора страхования.

Судами также установлено, что страховой случай наступил.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения встречного иска АО "СОГАЗ" о признании договора недействительным суд апелляционной инстанции принял в этой части новое решение об отказе в удовлетворении встречного иска.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Варфоломеева О.А. о взыскании страховой выплаты, суд апелляционной инстанции указал, что Варфоломеевым О.А. не представлено доказательств, опровергающих возникновение у него заболеваний до заключения договора страхования.

С данными выводами суда согласиться нельзя.

Отказывая в признании договора страхования недействительным, суд фактически признал его действующим, однако отказал в его исполнении, при этом не указав положения договора или Правил, на основании которых суд отказывает в удовлетворении исковых требований о взыскании страховой выплаты.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно части 1 статьи 57 данного кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В соответствии с частью 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

Согласно части 1 статьи 196 данного кодекса при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Как разъяснено в пункте постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (пункт 2).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3).

Суду апелляционной инстанции в данном случае необходимо было установить свидетельствует ли появление в 2012 г. отдельных симптомов заболевания у Варфоломеева О.А. о том, что заболевание произошло и было диагностировано у него до заключения договора страхования, а также знал ли Варфоломеев О.А. об этом на момент заключения договора.

В нарушение статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не дал оценки тому факту, что заболевание диагностировано Варфоломееву О.А. 15 июля 2014 г., то есть после заключения договора страхования, в период его действия, а иных сведений о наличии у истца заболевания до заключения договора, в связи с которым ему установлена группа инвалидности, в материалах дела не имеется.

Признавая договор недействительным и отказывая во взыскании страхового возмещения на основании того, что истец, заключая договор страхования, скрыл наличие заболевания, по которому впоследствии установлена группа инвалидности, суду необходимо было установить предусмотрен ли договором отказ от выплаты страхового возмещения в таком случае, чего судом сделано не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции допущены нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Практика взыскания возмещения по страхованию жизни

Чаще всего отказы в выплате по договорам личного страхования вызваны тем, что клиенты скрывают свои заболевания или занятия спортом. Суды напоминают: если страховщик добровольно заплатил часть денег, значит, он признал случай страховым и должен доплатить остаток. Когда страховщик полностью отказался от выплаты, для обжалования его действий имеет смысл перечитать договор и анкету.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения - гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

"ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием "спорт". Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника", – считает партнер "Первой Юридической Сети" Павел Курлат.


ВС в очередной раз выступил в качестве учительницы, которая возвращает материал на «работу над ошибками». И как следует из текста определения – ошибками грубыми

Сергей Кислов, партнёр КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Морское право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Частный капитал группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) 14 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 17 место По количеству юристов 24 место По выручке Профайл компании ×


Нельзя, чтобы правила страхования создавали для страхователя неопределенность. Условия договора должны толковаться с учетом воли страхователя и целей самого договора

Ольга Бенедская, советник Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) ×

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).


Следует отличать освобождение от выплаты страхового возмещения (ст. 963-964 ГК) от отказа в выплате страхового возмещения вследствие того, что заявленное событие не является страховым случаем

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).


В комментарии «АГ» представитель истца адвокат Артур Саакян рассказал о приведенных им доводах, свидетельствующих о том, что суды нижестоящих инстанций поверхностно подошли к рассмотрению дела. По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд не высказал окончательного мнения о возможности изменения судами согласованного сторонами договора страхования КАСКО способа осуществления выплаты страхового возмещения. Другой заметил, что хотя дело и является рядовым, Верховный Суд дал важные критерии того, какие обстоятельства нужно устанавливать судам нижестоящих инстанций для правильного разрешения таких споров.

Суд первой инстанции встал на сторону страхователя

В июле 2018 г. между Борисом Петрачуком и АО «АльфаСтрахование» был заключен договор страхования КАСКО, которым предусматривалось возмещение за повреждение и хищение на сумму 3 млн руб. и за несчастный случай – 1 млн руб. Согласно условиям договора выплата страхового возмещения по риску «повреждение», за исключением случаев полной гибели автомобиля, осуществляется путем организации и оплаты страховщиком ремонта на СТОА, имеющей договорные отношения со страховщиком, по выбору и по направлению страховщика. Страхователь в день заключения договора единовременно уплатил страховую премию в размере 115 тыс. руб.

В период действия договора автомобиль был поврежден, и Борис Петрачук уведомил страховую компанию. После осмотра автомобиля страховщик признал случай страховым и выдал владельцу направление на ремонт. Не согласившись с перечнем предполагаемых работ и заменяемых деталей, указанных в счете СТОА, страхователь направил в СК претензию, в которой просил выплатить ему страховое возмещение в денежном выражении. Ответа на претензию, равно как и страхового возмещения, мужчина не получил.

В дальнейшем Борис Петрачук обратился в суд с иском к компании «АльфаСтрахование», в котором просил взыскать стоимость восстановительного ремонта ТС, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф, расходы на оплату экспертного заключения, а также расходы на представительские услуги и на составление доверенности.

Решением Туапсинского городского суда Краснодарского края от 7 ноября 2019 г. иск удовлетворен частично: с «АльфаСтрахования» в пользу страхователя взысканы страховое возмещение, неустойка, компенсация морального вреда и штраф в общем размере 1 млн руб.

Суд первой инстанции исходил из того, что хотя заключенным между сторонами договором страхования ТС в случае его повреждения предусмотрено страховое возмещение в виде выдачи потерпевшему направления на ремонт на соответствующую СТОА, в данном случае страховщиком не выполнено обязательство по надлежащей организации такого ремонта, поскольку указанный в направлении на ремонт объем повреждений автомобиля Бориса Петрачука не соответствовал имеющимся в действительности повреждениям. На основе изложенного суд указал, что истец вправе был потребовать от ответчика выплаты страхового возмещения в денежном выражении в размере стоимости восстановительного ремонта автомобиля. При определении размера подлежащего взысканию в пользу потерпевшего страхового возмещения суд первой инстанции руководствовался заключением проведенной судебной автотехнической экспертизы от 24 октября 2019 г.

Апелляция не нашла оснований для выплаты истцу страхового возмещения в денежном выражении

2 июля 2020 г. апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда решение первой инстанции было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано. В заседание судебной коллегии для представления интересов истца явился его представитель, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов Артур Саакян, который не был допущен к участию в заседании, поскольку не имел при себе диплома о высшем юридическом образовании.

Апелляционной суд посчитал, что страховщик выполнил условия заключенного договора, согласно которым в случае повреждения автомобиля страхователя страховщик обязан выдать потерпевшему направление на ремонт автомобиля на соответствующей СТОА, однако Борис Петрачук уклонился от предоставления поврежденного ТС на ремонт. Помимо этого суд отметил, что судебный эксперт не осматривал автомобиль и произвел экспертизу на основании материалов дела, в том числе представленных истцом, достоверность которых, по мнению апелляционного суда, вызывает сомнение.

«Доказательств фактически понесенных затрат на восстановление автомобиля истцом не представлено, в связи с чем оснований сомневаться в правильности произведенного ответчиком расчета стоимости восстановительного ремонта транспортного средства у судебной коллегии не имеется», – пояснила коллегия краевого суда. В связи с этим апелляция установила, что оснований для выплаты истцу страхового возмещения в денежном выражении не имеется. С данными выводами согласился кассационный суд общей юрисдикции.

Недопущение представителя к участию в заседании нарушило конституционное право истца

Позднее Борис Петрачук обратился с жалобой в Верховный Суд и просил оставить в силе решения суда первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с доводами апелляционной и кассационный инстанций, отметив допущенные нарушения норм действующего законодательства.

Прежде всего Верховный Суд напомнил, что в соответствии с ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Как предусмотрено ч. 1 ст. 48 ГПК РФ, граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Суд разъяснил, что в ст. 49 Кодекса закреплено, что представителями в суде могут быть дееспособные лица, полномочия которых на ведение дела надлежащим образом оформлены и подтверждены.

«Представителями в суде, за исключением дел, рассматриваемых мировыми судьями и районными судами, могут выступать адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности. Иные оказывающие юридическую помощь лица должны представить суду документы, удостоверяющие их полномочия, и по общему правилу – также документы о своем высшем юридическом образовании или об ученой степени по юридической специальности», – отмечено в определении.

Пленум ВС РФ принял постановление о некоторых вопросах применения обновленных процессуальных норм во избежание судебных ошибок

ВС указал, что при недопущении представителя истца к участию в заседании по причине отсутствия у него при себе диплома о высшем юридическом образовании апелляционный суд не принял во внимание разъяснения, содержащиеся в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 9 июля 2019 г. № 26 о применении норм ГПК, АПК, КАС в связи с процессуальной реформой. В соответствии с данным положением лицо, которое до вступления в силу изменений начало участвовать в деле в качестве представителя, после вступления в силу изменений сохраняет предоставленные ему по этому делу полномочия вне зависимости от наличия высшего юридического образования либо ученой степени по юридической специальности.

Так, Суд пояснил, что из материалов дела следует, что Артур Саакян, действующий на основании выданной ему в установленном законом порядке доверенности, участвовал 27 сентября 2019 г. в судебном заседании суда первой инстанции в качестве представителя истца. В связи с этим адвокат сохранил предоставленные ему Борисом Петрачуком полномочия на участие в деле в качестве представителя в суде апелляционной инстанции.

По мнению Верховного Суда, не допустив Артура Саакяна в качестве представителя истца к участию в рассмотрении дела в апелляционном порядке, судебная коллегия тем самым нарушила конституционное право Бориса Петрачука на получение квалифицированной юридической помощи и принцип состязательности сторон гражданского процесса, а ее постановление, вынесенное без учета принципов гражданского судопроизводства, не может считаться законным.

ВС не согласился с формальным подходом суда апелляционной инстанции к рассмотрению дела

Ссылаясь на п. 1 ст. 929 ГК РФ, Суд указал, что страховщик, заключая договор страхования, берет на себя обязательства за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события возместить страхователю причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя в пределах определенной договором суммы.

Верховный Суд также подчеркнул, что по общему правилу, установленному п. 3 ст. 10 Закона об организации страхового дела, обязательство по выплате страхового возмещения является денежным. Вместе с тем согласно п. 4 указанной статьи в пределах страховой суммы может предусматриваться замена страховой выплаты предоставлением имущества, аналогичного утраченному имуществу, а в случае повреждения имущества, не повлекшего его утраты, – организацией и (или) оплатой страховщиком в счет страхового возмещения ремонта поврежденного имущества.

Обращаясь к п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. № 20, Верховный Суд подчеркнул, что если договором добровольного страхования предусмотрен восстановительный ремонт ТС на СТОА, осуществляемый за счет страховщика, то в случае неисполнения такого обязательства в установленные договором сроки страхователь вправе поручить производство ремонт третьим лицам либо произвести его своими силами и потребовать от страховщика возмещения понесенных расходов в пределах страховой выплаты.

В рассматриваемом случае транспортное средство отремонтировано не было, поскольку истец не согласился с объемом предполагаемых восстановительных работ, полагая его недостаточным. В связи с этим, как пояснил Суд, для правильного разрешения спора суду апелляционной инстанции надлежало установить, какие обязанности возникли у сторон договора КАСКО в связи с наступлением страхового случая. Кроме того, в связи с несогласием Бориса Петрачука с объемом предполагаемых восстановительных работ было необходимо выяснить, какие действия каждая из сторон в соответствии с действующим законодательством должна была предпринять и предприняла. Однако судом эти обстоятельства не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились, подчеркнул ВС.

Суд также посчитал, что апелляционной инстанции следовало определить, были ли надлежащим образом страховщиком исполнены обязательства, возникшие из договора имущественного страхования, обусловлено ли соглашение сторон о натуральном возмещении условиями договора КАСКО, предусмотрена ли законом или договором возможность замены обязательства, исполняемого в натуре, денежным обязательством. В связи с выявленными нарушениями Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Эксперты оценили позицию Верховного Суда

В комментарии «АГ» Артур Саакян указал, что в жалобе в ВС он в первую очередь сослался на ст. 929 ГК РФ, из буквального толкования которой, по его мнению, следует, что страховщик, заключая договор страхования, берет на себя обязательства по устранению всех повреждений, возникших при наступлении страхового случая в период страхования. «Соответственно, надлежащим исполнением обязательств со стороны страховщика является выдача направления на ремонт всех повреждений транспортного средства, относящихся к страховому случаю, в сроки, установленные договором», – пояснил представитель истца.

Артур Саакян отметил, что направление на ремонт не обеспечивало защиту имущественных интересов страхователя, поскольку не обеспечивало приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового события. По мнению адвоката, апелляционное определение основано на поверхностной оценке правоотношений сторон, без учета фактических обстоятельств дела. «Следуя логике судов апелляционной и кассационной инстанций, если на автомобиле будет условно повреждено 100 деталей, относящихся к страховому случаю, а страховщик решит отремонтировать лишь одну и выдаст направление на ремонт, то обязательства страховщика будут считаться исполненными», – указал Артур Саакян. Он обратил внимание, что именно данный довод жалобы Верховный Суд посчитал заслуживающим пристального внимания, отразив в своем судебном акте.

По словам Артура Саакяна, рассматриваемая проблема является актуальной на сегодняшний день и стоит остро, так как в настоящее время суды рассматривают существенный объем аналогичных дел и позиции ВС РФ всегда являются ориентиром для правильного толкования и применения норм права. «Полагаю, что позиция ВС по данному делу может существенно поменять устойчиво сложившуюся негативную для страхователей судебную практику и суды уйдут от поверхностного подхода к рассмотрению подобных дел, где, как правило, для отказа в удовлетворении требований страхователей достаточно было лишь установить факт выдачи направления на ремонт со стороны страховщика и непредоставления транспортного средства на ремонт со стороны страхователя. При этом оценка соответствия самого направления на ремонт закону не давалась», – поделился Артур Саакян.

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов, эксперт в сфере страхового права Дмитрий Шнайдман отметил, что вариант выплаты страхового возмещения на условиях организации ремонта на СТОА практически всегда является самым экономичным из предлагаемых страховщиком вариантов заключения договора КАСКО, поэтому он популярен среди страхователей. «Тем не менее зачастую при наступлении страхового случая страхователь не имеет намерения восстановить свое нарушенное право, осуществив ремонт по направлению страховщика, но рассматривает договор страхования как возможный способ обогащения, используя любые формальные поводы для получения страхового возмещения в денежной форме», – считает эксперт.

В частности, по мнению Дмитрия Шнайдмана, в рассматриваемом деле, в случае несогласия страхователя с предполагаемым объемом ремонтных работ, указанным в направлении страховщика, добросовестным поведением страхователя могло бы являться требование о понуждении страховщика исполнить договор на согласованных условиях, выдав направление на ремонт всех повреждений, имеющих отношение к страховому случаю. В этом случае спор касался бы порядка исполнения обязательств страховщика, связанных с выплатой страхового возмещения путем организации восстановительного ремонта, но не менял бы сути данного обязательства, добавил адвокат.

«С моей точки зрения, в определении Верховный Суд не высказал окончательного мнения о возможности изменения судами согласованного сторонами договора страхования КАСКО способа осуществления выплаты страхового возмещения», – считает Дмитрий Шнайдман. Данную позицию эксперт обосновывает тем, что, отправляя дело на новое апелляционное рассмотрение, Верховный Суд обозначил возможность такого изменения условиями конкретного договора страхования, указав, что судами указанные вопросы исследованы не были. При таких обстоятельствах, по его мнению, правовую позицию Верховного Суда по сути рассматриваемого вопроса нельзя признать окончательно сформированной.

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев также заметил, что из фабулы дела, изложенной Верховным Судом, неясно, устанавливали ли суды нижестоящей инстанции экспертным или иным путем то обстоятельство, что выданное страхователю страховщиком направление на ремонт не соответствовало перечню полученных повреждений, и произвел ли такой ремонт страхователь за свой счет после отказа от ремонта на СТОА. При этом эксперт заметил, что страхование по КАСКО всегда дороже, чем обязательное страхование, соответственно, после уплаты значительной суммы страховой премии страхователь вправе ожидать качественного и оперативного разрешения спорной ситуации, особенно если она уже квалифицирована страховщиком как страховой случай.

«В настоящем споре Верховный Суд дал важные критерии того, какие обстоятельства нужно устанавливать судам нижестоящих инстанций для правильного разрешения таких споров. Сам по себе спор является рядовым, но те критерии правильного разрешения спора, которые обозначил Верховный Суд, направляя дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, могут стать важным ориентиром и для судов по данной категории споров, и для страховых компаний, которые могут повышать качество досудебного разрешения подобных споров», – заключил Иван Хорев.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: