Роль адвоката при обжаловании

Обновлено: 02.12.2022

Обжалование судебного приговора — одно из важнейших направлений деятельности адвоката. Если прекратить уголовное дело, доказать невиновность или освободить Вас от ответственности на стадии судебного разбирательства не удалось и суд вынес не устраивающий вас приговор, закон дает возможность его обжаловать.

Порядок обжалования приговора зависит от того, вступил ли он в силу. Решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, можно обжаловать в апелляционном порядке. Вступившее в законную силу судебное решение можно обжаловать в суд кассационной инстанции. А некоторые вступившие в законную силу судебные решения могут быть пересмотрены в порядке надзора Президиумом Верховного Суда.

Обратитесь к специалистам АК «Судебный Адвокат» и, изучив ваше дело, эксперт оценит перспективность обжалования приговора, заключит с вами договор и приступит к выполнению необходимых мероприятий для обжалования решения суда в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Наши специалисты ценят свое время и репутацию, и не будут внушать Вам необоснованных надежд о положительной перспективе обжалования решения суда. За Ваше дело мы возьмемся только в том случае, если будем уверены в наличии законных оснований для отмены или изменения судебного решения.

Опыт работы экспертов АК «Судебный адвокат» — более двадцати лет. У каждого специалиста имеется не менее десяти лет стажа на следственных и судебных должностях и более десяти лет адвокатской практики, что позволяет нам объективно оценить ситуацию и продумать действительно эффективную стратегию обжалования приговора.

Услуги адвоката при обжаловании приговора

Услуги адвоката при обжаловании приговора зависят от того, вступил ли приговор в силу, а также от ряда других нюансов. Приходите к адвокату на консультацию, и специалист разъяснит, что требуется сделать в Вашем персональном случае для достижения нужного результата.

Услуги адвоката при обжаловании приговора могут включать:

  • Консультирование в устной форме (в том числе по телефону) и в письменном виде.
  • Составление документов (адвокатских запросов, заявлений, жалоб, ходатайств, писем, правовых заключений).
  • Выработку позиции защиты и стратегии обжалования приговора или иного решения суда.
  • Сбор дополнительных доказательств, необходимых для обжалования приговора или иного решения суда.
  • Защиту интересов доверителя в апелляционной, кассационной инстанции или в порядке надзора.
  • Другие услуги, необходимые для обжалования приговора или иного решения суда.

Если мы возьмемся за Ваше дело, мы сделаем все возможное для достижения результата, который мы пообещали, взявшись за Вашу защиту. Разумеется, мы будем стремиться к тому, чтобы обжаловать приговор на том этапе, когда Вы обратились к нам, однако, если по объективным причинам это не удастся, мы будем последовательно обжаловать приговор в апелляционной, кассационной инстанции и далее по возможности — в порядке надзора, пока нужный итог не будет получен.


Выступая с обращением к слушателям курса, президент ФПА Юрий Пилипенко напомнил, что адвокат является советником по вопросам права, а не факта. В ходе лекции Евгений Рубинштейн обратил внимание, что основу апелляционной жалобы должны составлять «сильные» доводы, подтвержденные судебной практикой, а также подчеркнул значимость активной позиции адвоката-защитника в исследовании доказательств судом.

12 февраля состоялась заключительная лекция цикла вебинаров для адвокатов на тему «Практические аспекты реализации Стандарта осуществления защиты в уголовном судопроизводстве».

Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, вначале перед слушателями выступил президент ФПА, профессор кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), д.ю.н. Юрий Пилипенко. Он отметил высокий интерес адвокатов к курсу и поблагодарил его автора – советника ФПА, члена Совета АП г. Москвы, к.ю.н. Евгения Рубинштейна.

В своем выступлении президент ФПА выделил два основных аспекта адвокатской жизни – внутрикорпоративный и непосредственно связанный с осуществлением профессиональной деятельности. Адвокатское сообщество в целом и ФПА – в частности, подчеркнул он, много внимания уделяют регулированию первого аспекта. Например, на съездах адвокатов регулярно вносятся поправки в КПЭА, которые, как пояснил Юрий Пилипенко, «продиктованы жизнью и необходимостью отрегулировать те или иные отношения». Такие поправки готовятся и к Х Всероссийскому съезду адвокатов, который пройдет 15 апреля 2021 г.

В то же время аспект, связанный с осуществлением профессиональной деятельности, подвергается наименьшему регулирующему воздействию со стороны органов адвокатского самоуправления, заметил он, поскольку такая деятельность в достаточной степени урегулирована процессуальными кодексами. Единственным корпоративным документом, регулирующим эту часть адвокатской жизни, стал Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятый VIII Всероссийским съездом адвокатов.

Обращаясь к слушателям вебинара, президент ФПА призвал их помнить, кем является адвокат по определению, которое приведено в ст. 2 Закона об адвокатуре, а именно –«независимым профессиональным советником по правовым вопросам».

Юрий Пилипенко подчеркнул, что адвокат – советник именно по правовым вопросам, а не по фактическим. «Если адвокаты забывают об этом и начинают давать советы по вопросам факта своим доверителям, то здесь они становятся на скользкую дорогу и вполне могут попасть в крайне неприятную ситуацию, которая будет определяться таким словом, как соучастие», – пояснил он, рекомендовав коллегам быть бдительными.

Президент ФПА также разъяснил, что значит быть независимым советником. Вопреки распространенному мнению, что адвокат должен быть независим только от государства и его институтов, этим независимость адвоката не исчерпывается, отметил он. Адвокат должен быть независим и от доверителя – нельзя сопереживать ему в связи с той неприятной ситуацией, в которой он оказался. «Это важно помнить, это важно понимать!» – подчеркнул Юрий Пилипенко.

В первой части заключительной лекции Евгений Рубинштейн продолжил отвечать на вопросы по теме предыдущего занятия «Участие адвоката-защитника при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции», которое состоялось 5 февраля. Он уделил особое внимание аспектам вовлечения защитником в уголовный процесс специалиста, упомянув о нескольких видах такой возможности. На примере из практики он показал, как ошибочный подход к пониманию процессуальных статусов и оценке результатов деятельности эксперта (специалиста) влияет на решение суда по делу.

Лектор подчеркнул, что использование заключения специалиста всегда должно включать процедуру его допроса. Он пояснил, какие вопросы целесообразно задавать специалисту в ходе допроса, как использовать заключение в последующем в прениях и т.д.

Спикер обратил внимание слушателей на постановления ЕСПЧ, раскрывающие концепцию института оглашения показаний, – в частности, от 24 ноября 1986 г. по делу «Унтерпертингер против Австрии» (одно из первых, где Европейский Суд в том числе разрешал вопрос, можно ли в принципе оглашать показания) и от 26 марта 1996 г. по делу «Дорсон против Нидерландов», где изложен классический стандарт оглашения показаний.

Рассказывая об исследовании доказательств, Евгений Рубинштейн затронул процессуальные возможности, которые может использовать защитник для влияния на восприятие судом сведений, которые оглашает, как правило, сторона обвинения. Спикер призвал коллег проявлять активность в этом вопросе и, во-первых, формировать практику, а во-вторых, не быть обыкновенными слушателями при исследовании доказательств.

Со ссылкой на п. 15 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве он подчеркнул, что участие в прениях – составная часть профессиональной работы адвоката, и отказ от участия в прениях – серьезный дисциплинарный проступок. Лектор пояснил, в каком объеме участвовать в прениях, какой способ изложения материала и какие аргументы использовать, на каких аспектах целесообразно сосредоточиться защитнику. Также он обратил внимание на отдельные моменты выступления в прениях в части соответствия позиций адвоката и подзащитного.

Переходя к теме участия защитника в обжаловании итогового решения первой инстанции в апелляционном и кассационном порядке, Евгений Рубинштейн указал на часто нарушаемое адвокатами правило, изложенное в п. 4 ст. 13 КПЭА. По его словам, в практике дисциплинарных органов это положение трактуется расширительно, т.е. распространяется и на другие судебные решения промежуточного характера (например, о продлении срока стражи, наложении ареста на имущество), и в данном случае нет произвола со стороны дисциплинарных органов адвокатской палаты.

Лектор пояснил, что подготовка апелляционной жалобы требует учета тактических приемов, используемых адвокатом. Он подчеркнул, что текст жалобы должен быть понятным и содержать только необходимую информацию. Также не следует использовать «избитые» штампы и ненормативную лексику, однако, добавил спикер, есть редкие исключения из этого правила, позволяющие облегчить судьям принятие нужного для защитника решения.

По мнению многих адвокатов, заметил Евгений Рубинштейн, в апелляционной жалобе нужно разделять «сильные» доводы (их следует использовать в начале и в конце текста) и доводы, имеющие оценочную характеристику. Выделять жирным шрифтом ключевые фразы не стоит – судей это только раздражает. В то же время, как полагает лектор, судьи позитивно воспринимают использование таблиц, из которых следует, каким доказательствам защиты предыдущая инстанция не уделила внимания. Также с помощью таблиц можно наглядно продемонстрировать, что один из соучастников преступления несправедливо получил иное наказание, нежели его подельники.

Именно «сильные доводы», подтвержденные судебной практикой, должны, по мнению лектора, составить основу апелляционной жалобы. Остальные можно изложить либо в приложении к ней, либо в устном выступлении. Также большое количество доводов можно распределить между жалобами обвиняемого и его защитников. В суде следует найти баланс доводов, усиливающих аргументацию позиции защиты.

Говоря о современном состоянии апелляционного рассмотрения жалоб, Евгений Рубинштейн отметил: «Мы пришли к старой советской кассации, где доказательства непосредственно не исследуются, дело полностью не пересматривается. Тем не менее, если есть возможность выступить перед судом апелляционной инстанции, ее всегда нужно использовать, чтобы затем была возможность изучить и представить аудиопротокол заседания в следующей инстанции».

Переходя к стадии исследования новых доказательств, которые не были изучены в первой инстанции или были исследованы, но не отражены в решении суда, лектор напомнил, что законодатель предусмотрел непосредственность исследования доказательств, поэтому представление защитой важных доказательств может повлиять на выводы апелляции.

Прения сторон – составная часть апелляционного обжалования приговора. Однако, по словам лектора, лишь в некоторых случаях удается привести основные тезисы и дополнительные аргументы. При этом обязательны ссылки на их местонахождение в материалах уголовного дела.

Спикер коснулся также возможности отзыва апелляционной жалобы или отдельных приведенных в ней доводов, а также наиболее распространенных оснований для отмены приговора (решения) суда. В частности, пояснил он, приговор может быть отменен на том основании, что апелляционный суд не рассмотрел доводы, приведенные в апелляционной жалобе, а также в случае существенных нарушений УПК РФ (например, если суд рассмотрел дело в отсутствие защитника, хотя его участие в данном деле прямо предусмотрено законом).


Адвокат Александр Ковальский рассказал «АГ», что Седьмой кассационный суд общей юрисдикции перестал принимать жалобы от адвокатов, которые действуют с момента возбуждения уголовного дела и считают, что их полномочия сохраняются и после вступления судебных актов в силу. Советник ФПА Сергей Насонов считает, что защитник по назначению в отдельных случаях обязан подавать апелляционную жалобу, но не кассационную.

Как стало известно «АГ», в конце прошлой недели адвокат АП Курганской области Александр Ковальский направил обращение в Верховный Суд РФ. Защитник просит проверить законность действий судьи кассации, который не стал рассматривать жалобу от адвоката, назначенного в качестве защитника по уголовному делу еще на досудебной стадии.

Александр Ковальский рассказал «АГ», что Седьмой кассационный суд общей юрисдикции перестал принимать жалобы от адвокатов, которые действуют с момента возбуждения уголовного дела и считают, что их полномочия сохраняются и после вступления судебных актов в силу. «Этот же суд ранее, даже в текущем году, принимал такие жалобы не только у меня, но и у моих коллег, которые не перестают работать и после апелляции», – пояснил он.

В октябре 2020 г. адвокат подал в защиту Г. кассационную жалобу через Курганский городской суд, тот в декабре направил ее вместе с делом в кассацию. В начале января и.о. председателя судебной коллегии по уголовным делам Седьмого кассационного суда вернул дело в первую инстанцию «для выполнения требований ст. 401.7 УПК». В сопроводительном письме на имя председателя городского суда (имеется у «АГ») сказано, что судья первой инстанции не выполнил требования ст. 401.7 УПК, и поэтому кассация не может рассмотреть дело.

В документе отмечается, что к жалобе адвоката приложен ордер, выданный в сентябре 2020 г. «Однако, как следует из материалов дела, судом кассационной инстанции адвокат в порядке, предусмотренном ст. 51 УПК РФ, для защиты осужденного не назначался, соглашение с Г. на подачу кассационной жалобы не заключалось, в связи с чем представленный защитником при подаче кассационной жалобы ордер оформлен в нарушение раздела 5 Порядка назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, утвержденного Решением Совета ФПА от 15 марта 2019 года», – подчеркнула кассация. По ее мнению, у адвоката не было права на обращение в эту инстанцию, а значит, оснований для принятия жалобы к производству нет.

«Дело уже было назначено к рассмотрению, мне звонили согласовать дату судебного заседания, назначили адвоката из местных (судя по данным сайта суда). Потом звонили еще раз и, услышав, что я работаю по назначению, поинтересовались, кто меня назначил. А потом отменили судебное заседание и вернули жалобу», – рассказал Александр Ковальский «АГ».

Позднее он направил обращение в ВС РФ (есть у редакции). Адвокат попросил проверить законность и обоснованность действий судьи Седьмого кассационного суда, который не стал принимать жалобу. «Я присутствовал в деле с момента его возбуждения непрерывно и продолжил действовать и далее, исходя из интересов подзащитного», – объяснил он. Со ссылками на номера дел Александр Ковальский также отметил, что Седьмой кассационный суд дважды принимал и рассматривал его аналогичные жалобы.

В комментарии «АГ» адвокат указал, что ранее, действуя по назначению и последовательно обращаясь в суды, доходил до ВС РФ, у которого не возникало претензий к такому порядку. По словам Александра Ковальского, вопрос о том, когда заканчиваются полномочия защитника по назначению, который вступил в уголовное дело после возбуждения, однозначно не решен: «Поскольку это не было никогда урегулировано, работали вплоть до Верховного Суда. Я 13 лет адвокат и все 13 лет так подаю жалобы, никогда проблем не было. Раньше мы ругали свою кассацию, местную, но, когда увидели, что происходит в новом кассационном суде, честно говоря, свою вспомнили хорошим словом. Там, конечно, отказывали, но, по крайней мере, жалобы принимали».

На вопрос «АГ» о том, знает ли об этой ситуации региональная палата, Александр Ковальский ответил, что устно сообщил о позиции Седьмого кассационного суда, но в комиссию по защите прав не обращался. «Суд в другом регионе, АП Курганской области вряд ли что-то сможет сделать», – объяснил он.

Комментируя ситуацию, советник Федеральной палаты адвокатов Сергей Насонов высказался о том, что адвокат осуществляет защиту по назначению только в рамках конкретной стадии уголовного судопроизводства. «При переходе дела на другую стадию (например, судебную) защитник назначается обвиняемому вновь, в общем порядке. Поэтому не имеет никакого правового значения, что защитник участвовал по назначению по данному делу “с момента его возбуждения”», – указал адвокат.

Защитник по назначению обязан подать апелляционную жалобу на приговор или иное решение суда в случаях, определяемых Стандартом осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, добавил Сергей Насонов. «Однако подобной обязанности, на мой взгляд, не возникает применительно к кассационному производству. Действительно, к кассационной жалобе должен быть приложен ордер адвоката (в отличие от апелляционной жалобы), и в этом ордере должны быть указаны основания вступления в дело: назначение или соглашение. Безусловно, защитник может быть назначен осужденному и судом кассационной инстанции, в такой ситуации он вступает в кассационное производство по назначению суда. Однако если решение о назначении адвоката защитником в суде кассационной инстанции не принималось, а соглашение с осужденным на защиту в суде кассационной инстанции не заключалось, то оснований для участия адвоката в деле, в том числе в форме подачи кассационной жалобы, на мой взгляд, нет. В этой ситуации в ордере, прилагаемом к жалобе, адвокат не сможет указать приемлемого и законного основания его выдачи», – уверен эксперт.

По его мнению, ограничение срока на обжалование в «сплошной» кассации не меняет ситуацию. «Представляется, что из нее существует достаточно простой выход (помимо варианта с заключением соглашения) – когда текст кассационной жалобы передается самому осужденному и тот подает жалобу от своего имени», – заключил Сергей Насонов.

Совет палаты признал нарушение защитником требований законодательства об адвокатуре, однако принял заявление адвоката об отложении рассмотрения дисциплинарного производства в целях примирения с бывшим доверителем


Президент ПАСО Татьяна Бутовченко отметила, что ситуация, в которой в роли защитника выступает суд, а не адвокат, дискредитирует институт защиты по назначению. Она выразила мнение, что необходимо выработать корпоративный механизм, который бы позволил обеспечить надлежащее качество работы адвокатов.

На сайте Палаты адвокатов Самарской области опубликовано заключение квалификационной комиссии по дисциплинарному производству в отношении адвоката Я., которое было возбуждено по жалобе его доверителя Р.

Из документа следует, что адвокат в порядке ст. 50 УПК РФ принял поручение на защиту интересов Р. в уголовном судопроизводстве. Приговором Промышленного районного суда г. Самары Р. признан виновным в совершении грабежа, ему назначено наказание в виде 4 с половиной лет лишения свободы в ИК особого режима. Р. написал расписку об отказе от обжалования приговора, однако затем самостоятельно составил и подал апелляционную жалобу и дополнения к ней. В результате приговор был изменен судом второй инстанции, в частности из числа доказательств была исключена явка с повинной.

В жалобе, направленной в ПАСО, Р. утверждал, что адвокат ненадлежаще исполнял свои профессиональные обязанности: игнорировал его устные обращения о необходимости проверки алиби, освидетельствования потерпевшей, не реагировал на допущенные следователем процессуальные нарушения, не заявлял о нарушениях в судебном разбирательстве. Также Р. просил проверить наличие и содержание адвокатского досье, поскольку, по его словам, записи адвокат Я. не вел и с материалами дела не знакомился, защиту он фактически не осуществлял, а лишь формально участвовал в судопроизводстве.

Адвокат Я. не согласился с доводами жалобы и указал, что профессиональные обязанности исполнил надлежащим образом.

Изучив материалы дисциплинарного производства, квалифкомиссия посчитала, что расписка об отказе от обжалования приговора не отражала действительного волеизъявления осужденного. Члены комиссии обратили внимание на то, что заявитель, не обладая юридическими знаниями, самостоятельно обжаловал приговор и привел убедительные доводы, повлекшие признание явки с повинной недопустимым доказательством. Комиссия подчеркнула, что указание на факт использования судом недопустимого доказательства должен был инициировать защитник.

«Я. не отреагировал на допущенные процессуальные нарушения, пассивно зафиксировал отказ от обжалования приговора, что квалификационной комиссией расценивается как оправдание собственного бездействия и уклонение от обязанности активно отстаивать законные права и интересы доверителя», – сказано в заключении.

Кроме того, был сделан вывод о том, что адвокатское досье Я. в процессе осуществления защиты не вел. Материалы, представленные адвокатом в качестве адвокатского производства, по мнению квалификационной комиссии, изготовлены после поступления жалобы в палату.

В заключении указано, что юридически значимые действия Я. в интересах доверителя ограничились формальным присутствием в уголовном судопроизводстве, что не может быть расценено как квалифицированная юридическая помощь. Комиссия заключила, что Я. нарушил требования п. 1 и 4 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатской деятельности, п. 1 и 4 ст. 8, ч. 1 ст. 21 КПЭА.

30 августа Совет ПАСО согласился с заключением квалификационной комиссии. Тем не менее совет принял во внимание заявление Я. об отложении разбирательства в целях примирения с Р. Дисциплинарное производство будет рассмотрено 27 сентября.

В комментарии «АГ» президент ПАСО Татьяна Бутовченко отметила, что в данном случае в роли защитника выступил суд. «Апелляционную жалобу написал доверитель. Суд второй инстанции исключил из числа доказательств явку с повинной, – обращается к фактам президент. – А адвокат что делал? Почему он не отстаивал интересы доверителя, как того требуют КПЭА и закон? Это значит, что адвокат “отбывал номер” за 550 руб.».

Принято предварительное решение взять в качестве базовой предложенную ФПА РФ и поддержанную Минюстом России ставку 3000 руб. за судодень

По словам Татьяны Бутовченко, такие случаи являются дискредитацией института защиты в прядке ст. 50 УПК РФ. Она напомнила об обсуждаемом повышении ставок оплаты труда защитников по назначению. «Завтра размер вознаграждения может быть увеличен, но сумеем ли мы повысить качество работы адвокатов? Вчера ставка была 550 руб. – и адвокат позволял себе ненадлежаще исполнять профессиональные обязанности, а завтра она станет равна 3 тыс. руб. за судодень, он что, в шесть раз лучше станет работать? Разрешит ли государство адвокатам “отбывать номера” за 3 тыс.? Какие будут приниматься меры, если мы не выработаем корпоративный механизм контроля за качеством? Этот вопрос настолько сложный, что не задумываться над ним сейчас – значит оказаться в чрезвычайно сложной ситуации в будущем», – уверена президент ПАСО.

Татьяна Бутовченко рассказала, что в Самаре пристально следят за качеством работы защитников. Адвокаты, знакомясь с порядком участия в делах по назначению, дают согласие регулярно представлять на проверку адвокатские досье в порядке, установленном Советом ПАСО. «Нужно уже сегодня озаботиться мерами по повышению качества оказываемой юридической помощи, и, может быть, тогда завтра государство начнет достойно платить адвокатам», – заключила она.

Роль адвоката в судебном производстве по уголовным делам переоценить невозможно: во многом от профессионализма адвоката зависит, какое решение в конечном счете примет суд. Адвокат может защищать подсудимого или представлять интересы потерпевшего, гражданского истца или обвинителя, причем в большинстве случаев другие представители без адвокатского удостоверения в уголовный процесс не допускаются. Главная задача уголовного адвоката на данной стадии производства — добиться вынесения наиболее приемлемого для его доверителя судебного акта.

Первое, что делает адвокат перед судебным заседанием, — это изучает материалы дела, общается с Доверителем и разрабатывает стратегию защиты. Специалист анализирует позицию обвинения, проверяет, нет ли в деле противоречий и несостыковок, выясняет, какие обстоятельства могут сыграть в пользу его Доверителя. После этого вырабатывается позиция защиты, выстраивается четкий и логичный план, которому специалист в дальнейшем будет следовать в суде.

Уголовный адвокат в суде активно реализует свои правомочия по защите и представлению интересов доверителя, а именно:

  • доносит до суда позицию своего доверителя;
  • возражает относительно доводов противной стороны;
  • заявляет ходатайства и отводы;
  • обжалует решения, действия или бездействие суда;
  • обжалует итоговый судебный акт в апелляционной, кассационной, надзорной инстанции;
  • защищает подсудимого или представляет интересы потерпевших в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.

Помощь адвоката в суде: что она дает?

Помощь адвоката в суде позволяет добиться следующих результатов:

  • переквалификация преступления с одной статьи на другую, предусматривающую более мягкое наказание;
  • вынесение оправдательного приговора;
  • вынесение обвинительного приговора с отсрочкой его исполнения;
  • назначение основного наказания без применения дополнительного.
  • назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи;
  • освобождение от уголовной ответственности и (или) от наказания по различным основаниям, в том числе назначение наказания условно.

Потерпевшие лица с помощью адвоката могут привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также взыскать с него справедливую компенсацию за причиненный вред, в том числе за моральный ущерб.

Обратите внимание, что возможные итоги работы адвоката целиком и полностью зависят от конкретных обстоятельств дела. Только настоящие профессионалы могут трезво оценить сложившуюся ситуацию и открыто донести до сведения Доверителя, каких результатов добиться возможно, а каких — нет.

Почему именно АК «Судебный адвокат»?

Если Вы стали участником уголовного судопроизводства, первое, что Вам следует сделать, — это заручиться поддержкой квалифицированного адвоката. Опытные специалисты АК «Судебный адвокат» немедленно вступят в дело на любой стадии его рассмотрения и используют все законные способы для обеспечения принятия решения в пользу Доверителя.

Преимущества сотрудничеств с АК «Судебный адвокат» очевидны:

  • богатый опыт наших адвокатов, защита в суде для которых — основная деятельность;
  • индивидуальный подход к каждому случаю;
  • гарантированная и реальная помощь адвоката в суде;
  • круглосуточная правовая поддержка наших доверителей;
  • конфиденциальность и надежность;
  • работа «на результат».

Помните, что чем раньше адвокат начнет работу с Вами, тем больше он сможет сделать для Вас и тем выше шансы на успешное разрешение дела.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: