Резолютивная часть постановления конституционного суда это

Обновлено: 28.11.2022

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи А.И. Бойцова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение ходатайства гражданина С.В. Махина,

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 июля 2015 года N 23-П, принятом в связи с жалобой гражданина С.В. Махина, выявил конституционно-правовой смысл содержащихся в частях третьей - седьмой статьи 109 УПК Российской Федерации положений в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 данного Кодекса в той мере, в какой на их основании решается вопрос о продлении срока содержания обвиняемого под стражей на период ознакомления обвиняемого с материалами возвращенного прокурору уголовного дела после устранения препятствий его рассмотрения судом и завершения необходимых для этого следственных и иных процессуальных действий, и признал их в данном им истолковании не противоречащими Конституции Российской Федерации. Согласно пункту 3 резолютивной части того же Постановления принятые по уголовному делу С.В. Махина правоприменительные решения, основанием для которых послужили оспоренные им законоположения в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, подлежат пересмотру, если для этого нет иных препятствий.

В связи с принятием названного Постановления С.В. Махин обратился к Председателю Верховного Суда Российской Федерации с ходатайством о внесении в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представления о пересмотре судебных решений, принятых по вопросу о продлении срока его содержания под стражей после возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела судом. Это ходатайство было рассмотрено и оставлено без удовлетворения, а заявитель уведомлен об отсутствии оснований для пересмотра судебных решений в порядке, установленном главой 49 УПК Российской Федерации, поскольку, как следует из письма судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 октября 2015 года, в соответствии с пунктом 1 части четвертой статьи 413 данного Кодекса новым обстоятельством, влекущим возобновление производства по уголовному делу, является признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, примененного судом в конкретном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, тогда как из названного Постановления усматривается, что положения частей третьей - седьмой статьи 109 УПК Российской Федерации в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 данного Кодекса, с требованием о проверке которых С.В. Махин обращался в Конституционный Суд Российской Федерации, признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации. В том же письме судья Верховного Суда Российской Федерации разъяснил заявителю право обжаловать состоявшиеся в отношении него и вступившие в законную силу судебные решения в соответствии с главой 48.1 УПК Российской Федерации в порядке надзора.

В своем ходатайстве С.В. Махин просит Конституционный Суд Российской Федерации разъяснить пункты 1 и 3 резолютивной части Постановления от 16 июля 2015 года N 23-П, ответив на следующие вопросы: является ли формулировка пункта 1 определением единого правоприменительного случая, при котором после возвращения судом уголовного дела прокурору допускается продление срока содержания обвиняемого под стражей, превышающего предусмотренный для стадии предварительного расследования предельный срок, либо она предусматривает несколько самостоятельных оснований для продления этого срока; имеет ли данное Постановление обратную силу в отношении вынесенных по делу заявителя правоприменительных решений, подлежат ли они пересмотру, каков порядок этого пересмотра и какие препятствия могут служить основаниями отказа в нем?

2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", официальное разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации вынесенного им решения дается только в рамках содержания разъясняемого решения и лишь по тем требующим дополнительного истолкования вопросам, которые были предметом рассмотрения в судебном заседании; ходатайство о даче такого разъяснения не подлежит удовлетворению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу либо предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций, не нашедших в нем отражения, или же связаны с несогласием заявителя с толкованием решения Конституционного Суда Российской Федерации правоприменительными органами, включая судебные, при разрешении уголовного дела.

В Постановлении от 16 июля 2015 года N 23-П Конституционный Суд Российской Федерации признал положения частей третьей - седьмой статьи 109 УПК Российской Федерации в их взаимосвязи с частью третьей статьи 237 данного Кодекса не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе в нормативной связи с иными положениями статьи 237 УПК Российской Федерации и положениями статей 6.1 и 217 данного Кодекса, - предполагают, что при возвращении уголовного дела прокурору продление срока содержания обвиняемого под стражей, превышающего предусмотренный для стадии предварительного расследования предельный срок содержания под стражей, допускается лишь при сохранении оснований и условий применения этой меры пресечения, для обеспечения исполнения приговора и на устанавливаемый судом разумный срок, определяемый с учетом существа обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, и времени, необходимого для их устранения и обеспечения права обвиняемого на ознакомление с материалами уголовного дела, а также не исключают возможность применения предусмотренных законом средств компенсаторного характера в случае несоразмерно длительного содержания под стражей при обстоятельствах, связанных с необходимостью устранения препятствий рассмотрения уголовного дела судом.

Данный вывод, содержащийся в пункте 1 резолютивной части названного Постановления, каких-либо неясностей не содержит и, следовательно, в разъяснении не нуждается.

3. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, его решение, которым подтверждается конституционность нормы именно в данном им истолковании и тем самым исключается любое иное, т.е. неконституционное, ее истолкование и применение, имеет в этой части такие же последствия, как и решение, которым норма признается не соответствующей Конституции Российской Федерации, что влечет утрату ею юридической силы, и такую же сферу действия во времени, в пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, а значит, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе то, в котором выявляется конституционно-правовой смысл того или иного законоположения, исключающий любое иное его истолкование, является окончательным, не может быть пересмотрено другими органами или преодолено путем повторного внесения в нормативный акт изменений, направленных на придание ему неконституционного смысла, либо посредством применения нормативного акта в истолковании, расходящемся с его конституционно-правовым смыслом, а также обязывает всех правоприменителей, включая суды общей юрисдикции и арбитражные суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации (часть пятая статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Поэтому правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и не признан в результате разрешения дела в конституционном судопроизводстве не соответствующим Конституции Российской Федерации, но которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал не соответствующее Конституции Российской Федерации истолкование, т.е. расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, впоследствии выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, подлежат пересмотру в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации в установленном законом порядке. Отказывая в таком пересмотре, суды общей юрисдикции и арбитражные суды фактически настаивали бы на истолковании акта, придающем ему другой смысл, нежели выявленный в результате проверки в конституционном судопроизводстве, т.е. не соответствующий Конституции Российской Федерации, и тем самым преодолевали бы решения Конституционного Суда Российской Федерации, чего они в силу статей 118, 125, 126 и 128 Конституции Российской Федерации делать не вправе (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 года N 1-П и от 21 декабря 2011 года N 30-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2003 года N 34-О, от 12 мая 2006 года N 135-О и др.).

Суд общей юрисдикции или арбитражный суд независимо от того, в какой процессуальной стадии находится рассматриваемое им конкретное дело, с момента вступления в силу решения Конституционного Суда Российской Федерации, содержащего конституционно-правовое истолкование примененной или подлежащей применению в этом деле нормы, опровергающее прежнее ее истолкование, в том числе приданное ей разъяснениями высших судебных инстанций, не вправе не исполнять содержащиеся в данном решении предписания и, если к его компетенции отнесен пересмотр судебного акта, основанного на такой норме, обязан по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица установить - при соблюдении общих правил судопроизводства - наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для пересмотра этого акта (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2012 года N 25-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 1999 года N 4-О, от 27 мая 2004 года N 211-О, от 1 ноября 2007 года N 827-О-П, от 24 января 2008 года N 191-О-П, от 16 апреля 2009 года N 564-О-О и др.).

4. Обращаясь к вопросу об общеобязательности и юридической силе решений, принимаемых в порядке конституционного судопроизводства, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 8 ноября 2012 года N 25-П признал соответствующим Конституции Российской Федерации положение части первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" о юридической силе постановления Конституционного Суда Российской Федерации, в котором выявлен конституционно-правовой смысл нормативного акта или отдельных его положений, - как не допускающее с момента вступления в силу такого постановления Конституционного Суда Российской Федерации применение либо реализацию каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении, в том числе не позволяющее судам общей юрисдикции и арбитражным судам при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, возбужденные до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении. Приведенная правовая позиция касается и рассмотрения дела апелляционной или кассационной инстанцией либо в порядке надзора, если будет установлено, что суд нижестоящей инстанции при вынесении судебного акта применил законоположения в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным впоследствии, уже после вынесения данного судебного акта, Конституционным Судом Российской Федерации.

Следовательно, принятые в связи с возвращением прокурору уголовного дела С.В. Махина правоприменительные решения по вопросу о продлении срока содержания его под стражей сверх предусмотренного для стадии предварительного расследования предельного срока применения этой меры пресечения подлежат пересмотру в общем порядке, вытекающем из частей первой и третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", по такому основанию, как соблюдение критериев продолжительности содержания под стражей в том конституционно-правовом смысле, который был выявлен Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16 июля 2015 года N 23-П, и независимо от отсутствия или наличия оснований для пересмотра данного дела, предусмотренных иными, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", актами. При этом для заявителя не исключается возможность воспользоваться предусмотренным действующим законодательством компенсаторным механизмом, если срок содержания его под стражей после возвращения уголовного дела прокурору будет признан несоразмерно длительным применительно к обстоятельствам, связанным с необходимостью устранения препятствий рассмотрения данного дела судом. Выбор же подлежащих применению правовых норм, регламентирующих пересмотр судебных решений, а также установление материальных и процессуальных предпосылок и возможных препятствий для их пересмотра не могут быть предметом разъяснения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2015 года N 23-П.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Признать ходатайство гражданина Махина Сергея Викторовича не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения постановленных заявителем вопросов не требуется официальное разъяснение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2015 года N 23-П.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

Статья 75. Изложение решения

В решении Конституционного Суда Российской Федерации, излагаемом в виде отдельного документа, в зависимости от характера рассматриваемого вопроса содержатся следующие сведения:

1) наименование решения, дата и место его принятия;

2) персональный состав Конституционного Суда Российской Федерации, принявший решение;

3) необходимые данные о сторонах;

4) формулировка рассматриваемого вопроса, поводы и основания к его рассмотрению;

5) нормы Конституции Российской Федерации и настоящего Федерального конституционного закона, согласно которым Конституционный Суд Российской Федерации вправе рассматривать данный вопрос;

6) требования, содержащиеся в обращении;

7) фактические и иные обстоятельства, установленные Конституционным Судом Российской Федерации;

8) нормы Конституции Российской Федерации и настоящего Федерального конституционного закона, которыми руководствовался Конституционный Суд Российской Федерации при принятии решения;

9) доводы в пользу принятого Конституционным Судом Российской Федерации решения, а при необходимости также доводы, опровергающие утверждения сторон;

10) формулировка решения;

10.1) указание на необходимость пересмотра дела в отношении заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба, в случае, если принимается итоговое решение в виде постановления о признании оспариваемого заявителем нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Российской Федерации либо соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании, кроме случаев, если Конституционный Суд Российской Федерации придет к мотивированному выводу об отсутствии оснований для пересмотра; указание на необходимость пересмотра дела в отношении иных лиц помимо заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба, в соответствии с пунктом 7 части третьей статьи 79 настоящего Федерального конституционного закона;

(п. 10.1 в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

11) указание на окончательность и обязательность решения;

12) порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения и опубликования.

Итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации подписывается всеми судьями, участвовавшими в голосовании.

Статья 79. Юридическая сила решения

Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, вступает в силу немедленно после его провозглашения. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, принятое в порядке, предусмотренном статьей 47.1 настоящего Федерального конституционного закона, вступает в силу со дня его опубликования в соответствии со статьей 78 настоящего Федерального конституционного закона. Иные решения Конституционного Суда Российской Федерации вступают в силу со дня их принятия.

(часть первая в ред. Федерального конституционного закона от 03.11.2010 N 7-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта.

Положения ч. 3 ст. 79 (в ред. ФКЗ от 09.11.2020 N 5-ФКЗ) применяются к постановлениям Конституционного Суда РФ, принятым после 09.11.2020.

Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу или в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не приобретают юридическую силу. Признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными либо примененных в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении истолкованием, должны быть пересмотрены (а до пересмотра не подлежат исполнению) в случаях:

1) предусмотренных частями второй и пятой статьи 100 настоящего Федерального конституционного закона;

2) если решение не вступило в силу при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции;

3) пересмотра дела в суде кассационной инстанции или в порядке надзора в связи с кассационными и надзорными жалобами, представлениями, поданными по иным основаниям, в соответствии с требованиями части пятой настоящей статьи;

4) если вступившее в силу решение, которое было принято по спору между органом государственной власти или органом местного самоуправления, с одной стороны, и гражданином или юридическим лицом, с другой стороны, и влечет за собой передачу гражданином или юридическим лицом имущества или выплату ими денежных средств публичному образованию, не исполнено и при исполнении такого решения не имело место злоупотребление со стороны гражданина или юридического лица;

5) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина к уголовной ответственности;

6) если положения, признанные постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными, послужили основанием для привлечения гражданина или юридического лица к административной ответственности, при этом срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не прошел либо прошел, но факт привлечения к административной ответственности продолжает порождать для гражданина или юридического лица негативные последствия;

7) если в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, принятом по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод, прямо указано на такой пересмотр в отношении иных лиц помимо заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба.

(часть третья в ред. Федерального конституционного закона от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части, или в нормативный акт, признанный соответствующим Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации.

(в ред. Федеральных конституционных законов от 15.12.2001 N 4-ФКЗ, от 28.12.2016 N 11-ФКЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено и решения предшествующих судебных инстанций состоялись до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием.

(в ред. Федеральных конституционных законов от 28.12.2016 N 11-ФКЗ, от 09.11.2020 N 5-ФКЗ)

1. Решение суда состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.

2. В вводной части решения суда должны быть указаны дата и место принятия решения суда, наименование суда, принявшего решение, состав суда, секретарь судебного заседания, стороны, другие лица, участвующие в деле, их представители, предмет спора или заявленное требование.

3. Описательная часть решения суда должна содержать указание на требование истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле.

4. В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

В случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суда может быть указано только на признание иска и принятие его судом.

В случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд в мотивировочной части решения суда указывается только на установление судом данных обстоятельств.

5. Резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда. Резолютивная часть решения суда, принятого мировым судьей, также должна содержать указание на срок и порядок подачи заявления о составлении мотивированного решения суда.

Комментарии к ст. 198 ГПК РФ

1. Верховный Суд РФ обращал внимание судов на то, что принимаемые ими решения должны быть законными и обоснованными и содержать полный, мотивированный и ясно изложенный ответ на требования истца и возражения ответчика, кроме решений суда по делам, по которым ответчик признал иск и признание иска принято судом, а также по делам, по которым в иске (заявлении) отказано в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд .

См.: О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 года N 13 // Рос. газета. 2008. 2 июля.

2. Поскольку в силу ч. 4 комментируемой статьи в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Суду также следует учитывать:

а) постановления Конституционного Суда РФ о толковании положений Конституции РФ, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах "а", "б", "в" ч. 2 и в ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда РФ, принятые на основании ст. 126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

3. Судам необходимо соблюдать последовательность в изложении решения, установленную комментируемой статьей. Содержание исковых требований должно быть отражено в его описательной части в соответствии с исковым заявлением.

Если истец изменил основание или предмет иска, увеличил или уменьшил его размер, ответчик признал иск полностью или частично, об этом следует также указать в описательной части решения.

О признании стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения (ч. 2 ст. 68 ГПК РФ), указывается в мотивировочной части решения одновременно с выводами суда об установлении этих обстоятельств, если не имеется предусмотренных ч. 3 ст. 68 ГПК РФ оснований, по которым принятие признания обстоятельств не допускается.

4. Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (ст. 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (ч. 5 ст. 198, статьи 204 - 207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указывать, кому, в отношении кого и в чем отказано.

В тех случаях, когда решение подлежит немедленному исполнению или суд придет к выводу о необходимости этого (ст. 210 - 212 ГПК РФ), в решении необходимо сделать соответствующее указание .

См.: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

5. Если судом будет установлено, что дисциплинарное взыскание наложено с нарушением закона, этот вывод должен быть мотивирован в решении со ссылкой на конкретные нормы законодательства, которые нарушены .

См.: О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 3.

6. В случае удовлетворения иска по спорам, вытекающим из трудовых правоотношений, суд в резолютивной части решения должен указать на то, что администрация обязана заключить с работником трудовой договор (контракт) с первого рабочего дня, следующего за последним днем действия срочного трудового договора.

7. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен. Однако в указанном случае суд не вправе заменить увольнение другой мерой взыскания, поскольку в соответствии со ст. 192 ТК РФ наложение на работника дисциплинарного взыскания является компетенцией работодателя .

См.: О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 3.

8. Суд должен мотивировать в решении свой вывод о размере подлежащего возмещению морального вреда.

9. Суд при признании сделки недействительной должен определить конкретные меры, необходимые для приведения сторон в первоначальное положение: кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, о возврате денежных сумм, выселении. Эти вопросы не могут решаться путем предъявления в суд самостоятельных требований, а должны разрешаться одновременно с признанием договоров недействительными также в целях исключения возможности споров при исполнении .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий и четвертый кварталы 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 4. С. 19.

10. Поскольку по искам о признании разрешается вопрос о наличии или отсутствии того или иного правоотношения либо отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц, суд при удовлетворении иска обязан в необходимых случаях указать в резолютивной части решения на те правовые последствия, которые влечет за собой такое признание (например, об аннулировании актовой записи о регистрации брака в случае признания его недействительным).

11. ГПК РФ, устанавливая различный порядок рассмотрения дел по отдельным видам производств (исковое, особое, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений), предусматривает для всех единую форму окончания разбирательства дела по существу путем принятия решения. В этой связи судам следует иметь в виду, что требования комментируемой статьи о порядке изложения решений обязательны для всех видов производств .

См.: О судебном решении: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

12. Решение суда о расторжении брака должно быть законным и основанным на доказательствах, всесторонне проверенных в судебном заседании. В мотивировочной части решения о расторжении брака в случае, когда один из супругов возражал против расторжения брака, указываются установленные судом причины разлада между супругами, доказательства о невозможности сохранения семьи , доводы, на основании которых суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд .

См.: О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1.

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Практика рассмотрения межмуниципальными народными судами г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекающим из семейных правоотношений // Хозяйство и право. 1995. N 9 - 12.

13. Резолютивная часть решения об удовлетворении иска о расторжении брака должна содержать выводы суда по всем требованиям сторон, в том числе и соединенным для совместного рассмотрения. В этой части решения указываются также сведения, необходимые для государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния (дата регистрации брака, номер актовой записи, наименование органа, зарегистрировавшего брак). Фамилии супругов записываются в решении в соответствии со свидетельством о браке, а в случае изменения фамилии при вступлении в брак во вводной части решения необходимо указывать и добрачную фамилию.

14. Учитывая, что размер пошлины за государственную регистрацию расторжения брака, произведенного в судебном порядке, установлен подп. 2 п. 1 ст. 333.26 НК РФ, при вынесении решения суд не определяет, с кого из супругов и в каком размере подлежит взысканию государственная пошлина за регистрацию расторжения брака в органе записи актов гражданского состояния .

См.: О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 1.

15. Причем обязательное указание в резолютивной части судебного решения срока уплаты государственной пошлины действующим законодательством не предусмотрено .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2005 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 4, 11 и 18 мая 2005 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 10. [Электронный ресурс]. М., 2005.

16. При рассмотрении в одном производстве нескольких требований о возмещении работником ущерба суд определяет размеры возмещения по каждому из них. В резолютивной части решения суд указывает общую сумму взыскания по всем удовлетворенным требованиям .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 сентября 1977 года N 15 // Рыжаков А.П. Сборник постановлений Конституционного Суда РФ, Верховных Судов СССР и РФ (РСФСР) по гражданским делам. М.: Издательство "НОРМА" (Издательская группа "НОРМА-ИНФРА-М"), 2001. С. 271.

17. Предусмотренный ст. 1069 и 1070 ГК РФ вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами либо причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возмещается за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Статья 1071 ГК РФ также предусматривает возмещение причиненного вреда за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени которой выступают финансовые органы соответствующего субъекта. Поэтому резолютивная часть решения суда по делам по искам к казне Российской Федерации, казне субъекта Российской Федерации или казне муниципального образования должна содержать выводы суда об удовлетворении иска за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования через соответствующие финансовые органы .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2004 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 8 декабря 2004 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4. [Электронный ресурс]. М., 2005.

18. О том, что понимается под термином "наименование суда", см. также комментарий к ст. 65 ГПК РФ.

19. См. также комментарии к ст. 61, 67, 124, 157, 169, 173, 194, 196, 210 - 212, 256, 258, 271, 285 ГПК РФ.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение ходатайства гражданки М.В. Трофимовой,

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 декабря 2018 года N 45-П, принятом в связи с жалобой гражданки М.В. Трофимовой, признал часть первую статьи 178 Трудового кодекса Российской Федерации не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7, 19 (часть 1) и 37 (части 1 и 3), в той мере, в какой содержащееся в ней положение - в силу отсутствия в действующем правовом регулировании механизма, обеспечивающего предоставление на равных условиях всем работникам, трудовой договор с которыми был расторгнут в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации), предусмотренной этим законоположением гарантии в виде сохранения среднего заработка на период трудоустройства, но не более чем на два месяца (с зачетом выходного пособия), - лишает возможности получить данную выплату тех из них, кто приобрел право на нее после прекращения юридического лица.

Согласно пункту 4 резолютивной части названного Постановления нарушенные права М.В. Трофимовой подлежат защите и восстановлению на основании принятого во исполнение данного Постановления правового регулирования.

В связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 19 декабря 2018 года N 45-П М.В. Трофимова обратилась в Октябрьский районный суд города Саратова с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам решения Октябрьского районного суда города Саратова от 11 апреля 2017 года, вступившего в законную силу 8 июня 2017 года, которым было отказано в удовлетворении ее административного искового заявления о признании записи о ликвидации ООО "ОСИЦ" незаконной. Определением Октябрьского районного суда города Саратова от 23 января 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Саратовского областного суда от 28 марта 2019 года, в удовлетворении заявления М.В. Трофимовой отказано ввиду того, что принятие Конституционным Судом Российской Федерации указанного Постановления не является основанием для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам, поскольку ее права могут быть восстановлены после установления нового правового регулирования, указанного в пункте 2 резолютивной части данного Постановления.

Заявительница просит разъяснить, является ли предусмотренное Конституционным Судом Российской Федерации в пункте 3 резолютивной части Постановления от 19 декабря 2018 года N 45-П временное регулирование, согласно которому предоставление гарантии, предусмотренной частью первой статьи 178 Трудового кодекса Российской Федерации, работникам, уволенным в связи с ликвидацией организации и приобретшим право на сохранение среднего заработка на период трудоустройства после ее завершения, обеспечивается по выбору работодателя либо за счет увеличения увольняемому работнику размера выходного пособия в порядке, предусмотренном частью четвертой статьи 178 данного Кодекса, либо с использованием гражданско-правовых механизмов, не противоречащих законодательству, основанием для защиты и восстановления ее нарушенных прав согласно пункту 4 резолютивной части данного Постановления.

2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", официальное разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации вынесенного им решения дается только в рамках предмета этого решения и лишь по тем требующим дополнительного истолкования вопросам, которые были предметом рассмотрения в судебном заседании; ходатайство о разъяснении не подлежит удовлетворению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу или предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций, не нашедших в нем отражения.

Признавая часть первую статьи 178 Трудового кодекса Российской Федерации не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой содержащееся в ней положение - в силу отсутствия в действующем правовом регулировании механизма, обеспечивающего предоставление на равных условиях всем работникам, трудовой договор с которыми был расторгнут в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации), предусмотренной этим законоположением гарантии в виде сохранения среднего заработка на период трудоустройства, но не более чем на два месяца (с зачетом выходного пособия), - лишает возможности получить данную выплату тех из них, кто приобрел право на нее после прекращения юридического лица, Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 2 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2018 года N 45-П постановил, что федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в указанном Постановлении, - внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на установление правового механизма, обеспечивающего сохранение среднего заработка на период трудоустройства наравне с другими уволенными в связи с ликвидацией организации работниками тем из них, кто приобретет право на предоставление данной гарантии после завершения ликвидации организации-работодателя. При этом было указано, что федеральный законодатель в силу имеющихся у него дискреционных полномочий вправе определить как виды гарантий, предоставляемых увольняемым в связи с ликвидацией организации работникам, так и порядок их предоставления.

Возможность защиты и восстановления нарушенных прав М.В. Трофимовой Конституционный Суд Российской Федерации связал с изменением правового регулирования во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2018 года N 45-П.

Таким образом, пункты 2 и 4 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2018 года N 45-П не содержат какой-либо неопределенности и не требуют дополнительного истолкования.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайства гражданки Трофимовой Марины Викторовны о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2018 года N 45-П.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: