Решение суда о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда

Обновлено: 08.12.2022

Ввиду отсутствия в государственных судах единообразной практики по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, хозяйствующие субъекты часто сталкиваются с проблемами в его получении, поскольку для многих предшествующее третейское разбирательство было первым за время деятельности и, как следствие, процесс получения исполнительного листа также явление новое.

Постараемся отразить в этой статье некоторые вопросы, касающиеся действий лица, в пользу которого принято решение, для получения исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в арбитражном суде, а также обратим внимание на наиболее существенные моменты, возникающие в процессе подачи заявления о выдаче исполнительного листа и на стадии судебного разбирательства непосредственно в арбитражном суде.

Согласно ст. 31 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 года № 102-ФЗ (далее – Федеральный закон «О третейских судах») стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда. Стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда было юридически исполнимо.

Следует учитывать, что по смыслу статьи 31 Федерального закона «О третейских судах» обязательность решения третейского суда означает его обязательность лишь для лиц, заключивших третейское соглашение.

Статьей 44 того же федерального закона, установлено, что решение третейского суда исполняется добровольно в порядке и сроки, которые установлены в данном решении. Если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению.

После вынесения третейским судом решения у сторон третейского разбирательства наступает стадия исполнения решения. Стороны обязаны приложить все усилия для добровольного исполнения решения третейского суда, в том числе и для исполнения условий мирового соглашения, утвержденного решением третейского суда.

Обязанность добровольно исполнять решение третейского суда существует у сторон третейского соглашения объективно, вне зависимости от того, закреплена она или нет в соглашении. Третейское соглашение заключается сторонами добровольно, на основании обоюдной договоренности, и, следовательно, они на добровольной основе принимают на себя обязанность исполнять будущее решение третейского суда.

Если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению.

Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения решения третейского суда, на основе выданного компетентным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (п. 1 ст. 45 Федерального закона «О третейских судах»).

Заявление о выдаче исполнительного листа подается в компетентный суд стороной, в пользу которой было вынесено решение (п. 2 ст. 45 Федерального закона «О третейских судах»).

Подведомственность данной категории дел установлена ст. 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), которая применяется к категории споров, возникающих при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.

Необходимо также учитывать, что в п. 15 Информационного письма от 22 декабря 2005 года № 96 Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации разъяснил, что арбитражный суд компетентен, рассматривать заявления об отмене, о признании и принудительном исполнении решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей, вынесенных по экономическим спорам и иным делам, связанным с осуществлением экономической деятельности, и в тех случаях, когда такие решения приняты о правах и обязанностях физических лиц.

Порядок подачи и рассмотрения заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда установлен главой 30 АПК РФ.

Пункт 3 ст. 236 АПК РФ предусматривает, что заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника — стороны третейского разбирательства.

После определения компетентного суда, в нашем случае это арбитражный суд субъекта федерации, определенный в соответствии со ст. 35 АПК РФ, с учетом исключений, установленных законом, необходимо оплатить государственную пошлину, которая в настоящий момент составляет 2 000 рублей (пп. 10 п. 1 ст. 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации).

Далее необходимо подать заявление о выдаче исполнительного листа в арбитражный суд с соблюдением положений п. 3 ст. 45 Федерального закона «О третейских судах» и п. 3 ст. 237 АПК РФ, устанавливающих перечень прилагаемых документов.

Согласно п. 1 ст. 237 АПК РФ заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в письменной форме и должно быть подписано лицом, в пользу которого принято решение, или его представителем. Указанное заявление также может быть подано посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет.

Пункт 2 этой же статьи устанавливает, что в заявлении о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должны быть указаны:

1) наименование арбитражного суда, в который подается заявление;

2) наименование и состав третейского суда, принявшего решение, место его нахождения;

3) наименование сторон третейского разбирательства, их место нахождения или место жительства;

4) дата и место принятия решения третейского суда;

5) требование заявителя о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Также в заявлении могут быть указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты и иные сведения.

Пункт 3 ст. 45 Федерального закона «О третейских судах» и п. 3 ст. 237 АПК РФ устанавливают аналогичный перечень документов, которые прилагаются к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, с учетом дополнения, содержащегося в арбитражном процессуальном законе, касаемо уведомления о вручении или иного документа, подтверждающего направление копии заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда другой стороне третейского разбирательства и доверенности или иного документа, подтверждающего полномочия лица на подписание заявления.

Хотелось бы отметить, что для скорейшего рассмотрения дела следует направлять копии заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда другой стороне третейского разбирательства по адресу, указанному в выписке из Единого государственного реестра юридических лиц и дополнительно, при наличии, по фактическому адресу нахождения ответчика. Что же касается, предоставления выписки из Единого государственного реестра юридических лиц одновременно с подачей заявления о выдаче исполнительного листа, то предполагается целесообразным ее предоставление, хотя законом эта обязанность не предусмотрена.

На документах, прилагаемых к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, следует остановиться подробнее.

1) надлежащим образом заверенное подлинное решение третейского суда или его надлежащим образом заверенная копия. Копия решения постоянно действующего третейского суда может быть заверена председателем третейского суда; копия решения третейского суда для разрешения конкретного спора должна быть нотариально удостоверена (пп. 1 п. 3 ст. 237 АПК РФ);

Вроде бы ничего сложного в предоставлении заявителем этого документа не имеется, но хотелось бы обратить внимание, что на практике встречаются постоянно действующие третейские суды, в которых копия решения третейского суда может быть заверена ответственным секретарем третейского суда либо третейским судьей, являющимся председательствующим по делу, поэтому необходимо проверять, кем именно была заверена копия решения третейского суда и, в случае несоответствия копии требованиям пп. 1 п. 3 ст. 237 АПК РФ, требовать от третейского суда надлежащего ее заверения.

2) подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенная копия;

Для соблюдения этого требования можно предоставить в компетентный суд оригинал третейского соглашения между сторонами либо экземпляр договора, содержащего третейскую (арбитражную) оговорку, также возможно предоставление надлежащим образом заверенных копий упомянутых документов. Необходимо учитывать, что некоторые арбитражные суды требуют, в случае предоставления документов в виде копий, заверение оных согласно п. 3.26, 4.9 ГОСТа Р6.30-2003 «Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов».

3) документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в порядке и в размере, которые установлены федеральным законом.

Согласно п. 4 ст. 237 АПК РФ заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, поданное с нарушением требований, предусмотренных в статье 236 настоящего Кодекса и в настоящей статье, оставляется без движения или возвращается лицу, его подавшему, по правилам, установленным в статьях 128 и 129 настоящего Кодекса.

В заключение необходимо указать еще на несколько важных моментов, которые необходимо учесть лицу, решившему обратиться с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, а именно:

— заявление о выдаче исполнительного листа может быть подано не позднее трех лет со дня окончания срока для добровольного исполнения решения третейского суда (п. 4 ст. 45 Федерального закона «О третейских судах»);

— заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня его поступления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и вынесение определения, по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом (п. 1 ст. 238 АПК РФ);

— отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не является препятствием для повторного обращения в третейский суд, если возможность обращения в третейский суд не утрачена, или в арбитражный суд по общим правилам, предусмотренным настоящим Кодексом (п. 3 ст. 240 АПК РФ);

— определение арбитражного суда о возвращении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда обжалуется в суд кассационной инстанции (п. 19 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 года № 96), также в суд кассационной инстанции обжалуется определение арбитражного суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда либо об отказе в его выдаче.

ГПК РФ Статья 427. Определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

1. По результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

2. В определении суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должны содержаться следующие сведения:

1) состав третейского суда, принявшего решение;

2) наименование постоянно действующего арбитражного учреждения, администрировавшего третейское разбирательство, его место нахождения (в случае наличия постоянно действующего арбитражного учреждения);

3) наименования сторон третейского разбирательства;

4) сведения о решении третейского суда, о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение которого ходатайствует заявитель;

5) указание на выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или отказ в выдаче этого исполнительного листа.

3. Отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не препятствует сторонам третейского разбирательства обратиться в третейский суд, если возможность обращения в третейский суд не утрачена, или в суд по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом.

4. В случае, если в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано судом вследствие недействительности третейского соглашения или если решение было принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением либо не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением, а также если спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом или решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, стороны третейского разбирательства могут обратиться за разрешением такого спора в суд по общим правилам, предусмотренным настоящим Кодексом.

5. Определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или об отказе в выдаче такого исполнительного листа может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Кодексом.

АПК РФ Статья 240. Определение арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 240 АПК РФ

1. По результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражный суд выносит определение в порядке, установленном главой 20 настоящего Кодекса для принятия решения.

2. В определении по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должны содержаться:

1) сведения о составе третейского суда, принявшего это решение;

2) наименование постоянно действующего арбитражного учреждения, администрировавшего третейское разбирательство, его место нахождения (в случае наличия постоянно действующего арбитражного учреждения);

3) наименования сторон третейского разбирательства;

4) сведения о решении третейского суда, о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение которого ходатайствует заявитель;

5) указание на выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или отказ в выдаче исполнительного листа.

3. Отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не является препятствием для повторного обращения в третейский суд, если возможность обращения в третейский суд не утрачена, или в арбитражный суд по общим правилам, предусмотренным настоящим Кодексом.

4. В случае, если в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано арбитражным судом полностью или в части вследствие недействительности соглашения о третейском разбирательстве либо решение было принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением, или не подпадает под его условия, или содержит постановления по вопросам, не охватываемым соглашением о третейском разбирательстве, а также если спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом или решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, стороны третейского разбирательства могут обратиться за разрешением такого спора в арбитражный суд по общим правилам, предусмотренным настоящим Кодексом.

5. Определение арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть обжаловано в кассационном порядке в арбитражный суд округа в течение одного месяца со дня вынесения определения.

ВС научил выдавать исполлист на третейское решение

Недавно Пленум Верховного суда принял постановление*, касающееся третейских судов. Чуть ранее коллегия по гражданским спорам вынесла решение, касающееся смежного вопроса: на что должны обращать внимание суды при выдаче исполлистов на третейские решения.

Сомнительные копии

Евгений Баталин* потребовал со своего контрагента Александра Баранова* и его поручителей (компании «РегионОптСервис», «Вояж-2000», «Башторг») выплатить задолженность по договору займа. Поскольку в договоре была арбитражная оговорка, спор рассматривал Первый Арбитражный третейский суд в Уфе. Суд вынес решение в пользу заявителя, но ответчики не исполнили решение.

Тогда Баталин подал иск в Орджоникидзевский районный суд Уфы и попросил выдать исполнительный лист. К заявлению он приложил заверенные третейским судом копии договора займа с Барановым, а также договоры поручительства с компанией, где они обязуются отвечать по долгам в полном объеме. В договорах содержалась третейская оговорка.

Но в суде Баталин получил отказ. Суд обосновал это тем, что заявитель не представил подлинники договоров займа и поручительства, а в подлинности копий были сомнения. При рассмотрении дела в третейском суде не была представлена кассовая книга, из чего суд сделал вывод, что достоверность копий договоров не установлена. Также суд заключил, что невозможно установить, извещались ли ответчики о назначении разбирательства.

Спор в Верховном суде

Заявитель оспорил отказ в ВС и выиграл дело. Коллегия по гражданским спорам под председательством Вячеслава Горшкова разъяснила, что отказать в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда можно только в случаях, указанных в ст. 426 ГК.

Безусловных оснований для отказа два: спор неарбитрабельный или приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку РФ. Если решение противоречит публичному порядку частично и можно отделить противоречащую часть, то оставшуюся часть решения можно привести в исполнение, отметил ВС. Но таких обстоятельств по делу суд не установил.

Также суд может отказать в выдаче исполнительного листа, если сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение, представит доказательства о ненадлежащем уведомлении о заседании или о других уважительных причинах, по которым не удалось представить свои аргументы при рассмотрении спора. Вопрос о надлежащем извещении третейским судом сторон третейского разбирательства может поставить сторона третейского разбирательства, против которой вынесено решение, а не суд по своей инициативе, отмечено в определении Верховного суда. Бремя доказывания того, что уведомление было ненадлежащим, лежит на заявившей стороне. Но суд не учел, кто несет бремя доказывания в этом случае, сказано в определении (дело № 49-КГ19-41).

Районный суд при отказе в удовлетворении заявления также указал на то, что при рассмотрении дела в третейском суде не была представлена кассовая книга, тем самым фактически дал оценку собранным третейским судом по делу доказательствам на предмет их достаточности, обратили внимание в ВС. Однако суд не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу, подчеркнули в гражданской коллегии.

Заявитель представил в суд надлежаще заверенные копии договоров с третейской оговоркой, что соответствует п. 2 ч. 4 ст. 424 ГПК. ВС объяснил, как надо было действовать суду, если в подлинности копий возникли сомнения.

– Суд ставит вопрос об обстоятельствах дела на обсуждение, даже если стороны на них не ссылались.

– Надо разъяснить, какими доказательствами должно быть подтверждено то или иное юридически значимое для разрешения дела обстоятельство, и определиться, кто должен представить нужные доказательства. Суд вправе предложить стороне представить дополнительные доказательства (ч. 1 ст. 57 ГПК).

– Признав необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для дела, или исследовать новые доказательства, суд должен вынести определение о возобновлении судебного разбирательства (ч. 2 ст. 196 ГПК).

Однако в деле, о котором идет речь, формально вопрос о достаточности доказательств суд не ставил, отметил ВС.

Определение райсуда отменили, а дело отправили на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд пояснил, что, прежде чем отказать в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, необходимо разобраться, действительно ли его решение противоречит публичному порядку Российской Федерации


В комментарии «АГ» одна из экспертов отметила, что фактически проверка решения на наличие противоречия публичному порядку – это оценка решения по существу, рассмотрение фактов и материалов дела без вынесения решения о том, «кто прав в рассматриваемом споре». Другая указала, что Верховный Суд продолжил практику, запрещающую передавать на рассмотрение в третейский суд споры из договоров, при исполнении которых использовались бюджетные средства.

10 июня Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС19-1212, в котором выяснила, возможно ли выдать исполнительный лист на решение третейского суда, если одна из сторон ссылается на использование бюджетных средств при заключении договора.

21 ноября 2017 г. Третейский суд строительных организаций города при АНО «Центр юридической поддержки строительных организаций города» взыскал с ЗАО «Вентинтер-монтаж» в пользу ООО «СТРОЙ МОНТАЖ» около 9 млн руб. задолженности, 446 тыс. руб. неустойки по договору подряда, проценты в размере более 625 тыс. руб. и 60 тыс. руб. расходов по оплате арбитражного сбора.

Так как решение «Вентинтер-монтаж» не исполнил, «СТРОЙ МОНТАЖ» обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Арбитражный суд г. Москвы в удовлетворении заявления отказал. Данное решение было оставлено без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа. Руководствуясь ст. 238, 239 АПК, суды указали, что спор не мог быть предметом третейского разбирательства, а решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, поскольку договор заключен сторонами в целях реализации инвестиционной программы для обеспечения государственных и муниципальных нужд, объект строительства – НИУ «Высшая школа экономики».

«СТРОЙ МОНТАЖ» подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в соответствии с ч. 4 ст. 238 АПК при рассмотрении дела арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных ст. 239 данного кодекса, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений, но не вправе переоценивать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать его решение по существу.

ВС также сослался на п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК, в соответствии с которым в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть отказано в случае, если приведение в исполнение его решения противоречит публичному порядку Российской Федерации.

«Указанное основание подлежит проверке судом по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела, независимо от доводов и возражений сторон», – отметил Верховный Суд. При этом он добавил, что участники спора вправе приводить доводы, свидетельствующие о наличии вышеуказанных оснований отказа в исполнении третейского решения (п. 3 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений, утвержденного Президиумом ВАС, Информационное письмо от 26 февраля 2013 г. № 156).

ВС указал, что заинтересованное лицо реализовало указанное право, поскольку приводило доводы о возможном нарушении исполнением решения третейского суда публичного порядка, в соответствии с которыми договор был заключен за счет средств бюджета и направлен на удовлетворение публичных нужд посредством расходования бюджетных средств в рамках инвестиционной программы.

«Между тем при рассмотрении настоящего дела в судах заявитель указывал на то, что ЗАО “Вентинтер-монтаж” не представило в материалы дела доказательства, подтверждающие его правовую позицию, в том числе доказательства того, что в рамках исполнения договора сторон расходовались средства указанной инвестиционной программы. Суды не исследовали, каким образом стороны спора участвовали в реализации указанной инвестиционной программы, являлись ли они получателями бюджетных средств», – отметил Верховный Суд.

Кроме того, Экономколлегия ВС обратила внимание: заявитель указывал на то, что спорный договор, учитывая характер правоотношений, сложившихся между «СТРОЙ МОНТАЖ» и «Вентинтер-монтаж», а также правовую природу договора, не предполагает использование бюджетных средств, а факт наличия инвестиционной программы сам по себе не может свидетельствовать о том, что при реализации договора были использованы средства бюджета.

Указанные обстоятельства, как отметил Суд, подлежали проверке арбитражными судами при рассмотрении дела в соответствии с нормой п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК в целях установления справедливого баланса прав и интересов сторон. В связи с этим судебные акты арбитражных судов первой и кассационной инстанций были отменены на основании ч. 1 ст. 291.11 АПК как принятые с существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела, а дело – направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

В комментарии «АГ» юрист КА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Изабелла Прусская отметила, что фактически проверка решения на наличие противоречия публичному порядку – это оценка решения по существу, рассмотрение фактов и материалов дела без вынесения решения о том, «кто прав в рассматриваемом споре».

Эксперт указала, что ситуация, в которой суды отказываются выдавать исполнительный лист на решение третейского суда, – явление нечастое. «Общая правоприменительная тенденция – автономизация третейского разбирательства и ограничение судебной компетенции по пересмотру решений третейских судов. Однако практике известны подобные случаи. В большинстве из них причины носят процессуальный характер: недействительность третейского соглашения, отсутствие эффективного уведомления стороны об избрании третейских судей или о третейском разбирательстве, принятие решения по спору, не предусмотренному третейским соглашением, и др. Данный блок причин носит сугубо процессуальный характер, и суды, как правило, даже не затрагивают фактическую сторону спора», – указала Изабелла Прусская. Однако, отметила она, если суды отказывают в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения в случае, когда спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с законодательством РФ или его решение нарушает основополагающие принципы российского права (публичный порядок), они вникают в суть спора и оценивают его предмет и фактическую составляющую.

Юрист юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Анна Чепурная указала, что в определении Верховный Суд продолжил практику, запрещающую передавать на рассмотрение в третейский суд споры из договоров, при исполнении которых использовались бюджетные средства. Подобный подход неоднократно проводился экономической коллегией (Определение от 28 июля 2017 г. № 305-ЭС15-20073, Определение от 27 декабря 2017 г. № 310-ЭС17-12469, Определение от 11 июля 2018 г. № 305-ЭС17-7240).

«В приведенной практике Верховный Суд рассматривал споры из договоров, связанных с бюджетным финансированием, как неарбитрабельные, а соглашения о передаче таких споров в арбитраж – как неисполнимые. Целью такого подхода являлось обеспечение прозрачности расходования бюджетных средств, что невозможно в условиях конфиденциальности третейского разбирательства. В комментируемом определении судебная коллегия также указала, что рассмотрение подобного спора в третейском суде нарушает публичный порядок, что едва ли соответствует доктринальным позициям, так как влечет искусственное расширение категории “публичный порядок”», – отметила Анна Чепурная.

При этом эксперт отметила, что подход к подобным спорам как неарбитрабельным имеет под собой гораздо большее теоретическое обоснование, нежели вовлечение категории публичного порядка. Это, по мнению Анны Чепурной, создает значительные риски для развития арбитража, поскольку, во-первых, возлагает на арбитров не свойственную им обязанность проверять, задействованы ли в споре бюджетные средства, а во-вторых, как показывает пример развития инвестиционного арбитража, в котором одной из сторон всегда является государство, указывает, что бюджетные средства и третейское разбирательство могут сосуществовать под одной крышей.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: