Решение суда о возмещении ущерба в порядке регресса

Обновлено: 26.11.2022

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселева А.П., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу к Дробязко Д.А. и Степовому А.А. о возмещении ущерба по кассационной жалобе Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу на определение Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 марта 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя Федеральной службы судебных приставов (ФССП России) и Управления Федеральной службы судебных приставов по Санкт-Петербургу Ульеву Е.А., выступающую по доверенностям и поддержавшую доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УФССП России по Санкт-Петербургу в порядке регресса обратилось в суд с указанным выше иском, сославшись на то, что ответчики являлись судебными приставами-исполнителями Дзержинского отдела судебных приставов Центрального района УФССП России по Санкт-Петербургу, на исполнении которых находилось сводное исполнительное производство N <. >. В результате неправильного распределения взысканных денежных сумм причитавшаяся обществу с ограниченной ответственностью "Берейт-Капитал" денежная сумма уменьшилась на 50 071 руб. 94 коп.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 5 марта 2013 г. с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России за счет средств казны Российской Федерации в пользу ООО "Берейт-Капитал" взысканы убытки в размере 50 071,94 руб., причиненные незаконными действиями названных судебных приставов-исполнителей, и расходы на уплату государственной пошлины - 2002,88 руб.

Определением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 марта 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 июня 2015 г., производство по данному делу прекращено.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене указанных выше судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 11 апреля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами при принятии обжалуемых судебных постановлений.

Как установлено судом, Дробязко Д.А. и Степовой А.А. являлись судебными приставами-исполнителями Дзержинского отдела судебных приставов Центрального района УФССП России по Санкт-Петербургу, на исполнении которых находилось сводное исполнительное производство N <. >. В результате неправильного распределения взысканных денежных сумм причитавшаяся ООО "Берейт-Капитал" денежная сумма уменьшилась на 50 071 руб. 94 коп.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 5 марта 2013 г. с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России за счет средств казны Российской Федерации в пользу ООО "Берейт-Капитал" взысканы убытки в размере 50 071,94 руб., причиненные незаконными действиями ответчиков, и расходы на уплату государственной пошлины - 2002,88 руб. (л.д. 7 - 11).

Поскольку возмещение убытков взыскателю произведено по вине ответчиков, УФССП России по Санкт-Петербургу просило суд взыскать с них в порядке регресса указанную выше денежную сумму (л.д. 2 - 4).

Прекращая производство по данному делу, суд первой инстанции сослался на положения статьи 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, указав, что УФССП России по Санкт-Петербургу не наделено правом на предъявление подобного иска.

По мнению суда, органами, наделенными правом регрессного требования в интересах Российской Федерации к лицу, незаконными действиями (бездействиями) которого причинен вред, могут являться только управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции, сославшийся также на положения статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации и Положение о Федеральной службе судебных приставов, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1316, не предусматривающие, по мнению суда апелляционной инстанции, права учреждений УФССП России на обращение в суд от имени и в защиту Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами судов первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 5 марта 2013 г. с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России за счет средств казны Российской Федерации в пользу ООО "Берейт-Капитал" взысканы убытки, причиненные незаконными действиями судебных приставов-исполнителей, и расходы на уплату государственной пошлины. Надлежащим ответчиком по указанному делу признана Российская Федерация в лице ФССП России - главного распорядителя бюджетных средств.

В соответствии с пунктом 3.1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда по основаниям, предусмотренным статьями 1069 и 1070 данного Кодекса, а также по решениям Европейского Суда по правам человека имеют право регресса к лицу, в связи с незаконными действиями (бездействием) которого произведено указанное возмещение.

Согласно статье 125 Гражданского кодекса Российской Федерации от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (пункт 1).

В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане (пункт 3).

В силу подпункта 12.1 пункта 1 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель бюджетных средств отвечает соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования по денежным обязательствам подведомственных ему получателей бюджетных средств.

В соответствии с подпунктом 8 пункта 6 Положения о Федеральной службе судебных приставов, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1316, ФССП России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание центрального аппарата ФССП России и территориальных органов, а также на реализацию возложенных на нее функций.

В пункте 81 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" разъяснено, что иск о возмещении вреда, причиненного незаконными постановлением, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств - ФССП России (пункт 3 статьи 125, статья 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункт 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

При удовлетворении иска о возмещении вреда в резолютивной части решения суд указывает о взыскании суммы вреда с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации.

Пунктом 87 названного постановления также разъяснено, что, по смыслу статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении; например, при утрате имущества - с лица, которому имущество передано на хранение (хранителя или должника), при использовании недостоверной оценки имущества должника, если эту оценку производил оценщик, - с оценщика. Поскольку в качестве представителя ответчика по основному обязательству о возмещении вреда с Российской Федерации за счет казны Российской Федерации выступает ФССП России, то ФССП России вправе предъявить иск от имени Российской Федерации в порядке регресса к лицу, виновному в причинении вреда.

Пунктом 1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации прямо установлено, что лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

По настоящему делу лицом, возместившим за счет казны Российской Федерации причиненный ответчиками ущерб, является ФССП России.

С учетом изложенного вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что УФССП России по Санкт-Петербургу не наделено правом на предъявление регрессного иска является ошибочным.

Допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены определения Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 марта 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 июня 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Статья 14. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

(в ред. Федерального закона от 21.07.2014 N 223-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Перспективы и риски арбитражных споров и споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 14

Споры в суде общей юрисдикции:

1. К страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения, если:

(в ред. Федерального закона от 28.03.2017 N 49-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

а) вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего;

б) вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) либо указанное лицо не выполнило требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения или оно не выполнило требование Правил дорожного движения Российской Федерации о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен;

(см. текст в предыдущей редакции)

в) указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред;

г) указанное лицо скрылось с места дорожно-транспортного происшествия;

(в ред. Федерального закона от 02.07.2021 N 331-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

е) страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования);

(см. текст в предыдущей редакции)

з) до истечения 15 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня дорожно-транспортного происшествия указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции приступило к ремонту или утилизации транспортного средства, при использовании которого им был причинен вред, и (или) не представило по требованию страховщика данное транспортное средство для проведения осмотра и (или) независимой технической экспертизы;

и) на момент наступления страхового случая истек срок действия диагностической карты, содержащей сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, легкового такси, автобуса или грузового автомобиля, предназначенного и оборудованного для перевозок пассажиров, с числом мест для сидения более чем восемь (кроме места для водителя), специализированного транспортного средства, предназначенного и оборудованного для перевозок опасных грузов;

(в ред. Федеральных законов от 06.06.2019 N 122-ФЗ, от 01.04.2022 N 81-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

к) владелец транспортного средства при заключении договора обязательного страхования предоставил страховщику недостоверные сведения, что привело к необоснованному уменьшению размера страховой премии;

(см. текст в предыдущей редакции)

л) вред был причинен указанным лицом при использовании транспортного средства с прицепом при условии, что в договоре обязательного страхования отсутствует информация о возможности управления транспортным средством с прицепом, за исключением принадлежащих гражданам прицепов к легковым автомобилям.

2. Страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере осуществленного страхового возмещения к оператору технического осмотра, оформившему диагностическую карту, содержащую сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, если страховой случай наступил вследствие неисправности транспортного средства и такая неисправность выявлена или могла быть выявлена в момент проведения технического осмотра этим оператором технического осмотра, но сведения о ней не были внесены в диагностическую карту.

(в ред. Федеральных законов от 28.03.2017 N 49-ФЗ, от 06.06.2019 N 122-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Страховщик вправе требовать от лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, возмещения расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая.

4. Положения настоящей статьи распространяются на случаи возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия, страховщиком, застраховавшим его гражданскую ответственность, с учетом особенностей, установленных статьей 14.1 настоящего Федерального закона.

5. Регрессное требование о возмещении вреда, причиненного транспортному средству, не может быть предъявлено к пешеходу в случае причинения вреда его здоровью либо к его родственникам или наследникам в случае его смерти в результате дорожно-транспортного происшествия с участием этого транспортного средства.

6. К профессиональному объединению страховщиков, осуществившему компенсационную выплату лицам, указанным в пункте 2.1 статьи 18 настоящего Федерального закона, переходит право требования потерпевшего к лицам, указанным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, в размере осуществленной компенсационной выплаты.

Подборка наиболее важных документов по запросу Взыскание ущерба в порядке регресса с судебного пристава-исполнителя (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Взыскание ущерба в порядке регресса с судебного пристава-исполнителя

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Взыскание ущерба в порядке регресса с судебного пристава-исполнителя

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Вопросы материальной ответственности судебного пристава-исполнителя в судебной практике
(Дедюева М.В.)
("Российский судья", 2018, N 9) Может ли суд с учетом степени и формы вины, материального положения и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащего взысканию с судебного пристава-исполнителя в регрессном порядке?

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Новеллы исполнительного производства, внесенные Федеральным законом от 21 декабря 2021 г. N 417-ФЗ: правоприменение без правоприменителя - критический взгляд
(Кудрявцева В.П.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2022, N 4) О практике взыскания с судебных приставов-исполнителей в порядке регресса убытков, причиненных ими при исполнении служебных обязанностей, см., например: Дедюева М.В. Вопросы материальной ответственности судебного пристава-исполнителя в судебной практике // Российский судья. 2018. N 9. С. 26 - 30.

Нормативные акты: Взыскание ущерба в порядке регресса с судебного пристава-исполнителя

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2019)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019) При этом арбитражным судом сделан вывод о том, что на момент изъятия у должника имущество находилось в удовлетворительном состоянии, тогда как на момент его возврата обществу обнаружено его существенное повреждение. Также решение арбитражного суда содержит выводы одновременно как о том, что повреждения имущества общества возникли при изъятии арестованного имущества судебным приставом-исполнителем и передаче его на хранение, так и о том, что повреждение имущества произошло вследствие его ненадлежащего хранения в период нахождения у ответчика.

В сфере имущественного страхования бывают ситуации, когда наступление страхового случая было спровоцировано чьими-то действиями. Если вы являетесь страхователем по такому договору, то этот человек или организация становится вашим должником, однако возмещение за ущерб все равно уплачивает страховщик, у которого вы оформили страховку.

Момент уплаты компенсации является переломным для правоотношения — начинает действовать суброгационный порядок, который частенько путают с регрессом и цессией. Давайте разложим все по полочкам.

Если вы, напротив, сами являетесь должником, виновником наступления страхового случая, то ждите, что страховая обратится к вам в порядке суброгации. Это справедливо, но зачастую страховщики завышают сумму требования. Если не знаете, как действовать в такой ситуации, то вам как можно скорее требуется помощь квалифицированного страхового юриста.

Суброгация, регресс и цессия — мухи отдельно, котлеты отдельно

Одно из основополагающих правил гражданского законодательства — любой ущерб должен быть возмещен. Возмещается ущерб напрямую, а также посредством суброгации или регресса. Второе частенько путают с третьим, а также с цессией (уступкой права требования по договору), поэтому для лучшего понимания механизма возмещения ущерба в порядке суброгации мы рассмотрим его на фоне двух других, смежных.

О том, что такое суброгация, нам говорят сразу 2 статьи Гражданского кодекса (общая и специальная) — статья 387 и 965. Подпункт 4 пункта 1 первой объясняет, что это переход прав требования по отношению к тому, кто ответственен за нанесенный ущерб, от первоначального кредитора к страховщику на основании закона.

Статья 965 расширяет и дополняет данное определение тем, что такие отношения возникают в рамках договора имущественного страхования, а также тем, что объем переходящих к страховщику прав ограничен выплаченным им страховым возмещением. То есть, по сути — это переход права требования от одного к другому, а значит, говорить о возникновении нового правоотношения мы не можем.

Механизм действия таков. Наступлению страхового случая посодействовал некто виновник (должник). Страхователь пришел по этому поводу в свою страховую, и та выплатила ему возмещение за ущерб. Страхователь больше не имеет права требования к должнику — оно переходит к страхователю автоматически, потому что так предусмотрено законом. Дальше страховая разбирается с должником самостоятельно (чаще путем взыскания).

Сразу же отметим важность того, что переход права обусловлен требованием закона. Это тот существенный момент, который отличает рассматриваемый нами институт от цессии.

Последняя предполагает добровольную уступку права требования, то есть по договору и в любое время. Суброгационный же порядок возможен только после наступления страхового случая и выплаты по нему.

Работает схема цессии в любых договорных правоотношениях, возмещение ущерба в порядке суброгации возможно только в рамках договора имущественного страхования (добровольного, потому что ОСАГО, например, подразумевает регресс).

Вот мы и добрались до возмещения ущерба в порядке регресса, которое представляет собой возникновение у вас права взыскания у первоначального должника суммы, уплаченной вами за вред, который он причинил кому-либо (гражданину, организации).

Пример: работник причинил кому-то вред (его здоровью или имуществу), а отвечать по закону должен работодатель, у которого с этого момента возникает право требовать этих денег от своего работника.

Ключевое слово — возникает. Регрессное право — это вновь возникшее право, которое не отменяет первоначальных отношений между кредитором и должником. Регресс — это то, что применяется в деликтных правоотношениях (при возникновении обязательства из причинении вреда), которые могут быть связаны как со страховыми, так и с трудовыми отношениями или отношениями в рамках субподряда и т.д.

Чтобы наглядно представить различия между возмещением ущерба в порядке суброгации и регресса в страховых отношениях, приведем такой пример. Вы стали виновником ДТП в состоянии алкогольного опьянения. Потерпевший затребовал у вашего страховщика возмещения по договору ОСАГО, и тот выплатил его.

При других обстоятельствах на том бы и порешили. Но факт того, что вы были нетрезвы, дает вашему страховщику право требовать от вас компенсации в размере выплаченного пострадавшему возмещения. И оснований для возникновения у страховщика прав регресса к виновнику ДТП немало. Полный список изложен в статье 14 закона об ОСАГО.

То есть, общее у возмещения ущерба в порядке суброгации и регресса то, что они оба направлены на предотвращение неосновательного обогащения — другими словами, чтобы не случилось так, чтобы за виновника заплатили, а он сам бы избежал имущественных потерь.

Однако суброгация предполагает переход права в рамках одного и того же взаимоотношения, а регресс — возникновение нового. Это важно с точки зрения исчисления сроков давности: в первом случае они берут свое начало в момент возникновения первоначального обязательства, а во втором — в момент возникновения регрессного права.

Также важно отметить, что суброгационное право не может возникнуть у страховщика, если страхователь примирился с виновником, либо если по своей вине потерял право требования.

Примирение здесь означает отказ от указанного права. В этом случае страховщик может истребовать у страхователя излишне уплаченное возмещение. Право требования в порядке регресса же возникает вне зависимости от того, в каких взаимоотношениях состоят причинитель вреда и пострадавший.

Особенности возмещения ущерба в порядке суброгации

Одна из особенностей возмещения ущерба в порядке суброгации в том, что при замене кредитора первоначальный должен передать страховщику все документы, связанные с правом требования, а также сообщить все необходимые сведения, чтобы страховщик мог истребовать компенсацию.

Также в договоре имущественного страхования не может содержаться пункта об отмене возникновения у страховщика суброгационного права, поскольку оно установлено законом. Такое условие будет признано ничтожным.

Помимо положений ГК, в сфере возмещения ущерба в порядке суброгации работают также нормы Постановления Пленума ВС № 58. Согласно им, например, страховщик по КАСКО (добровольному комплексному имущественному страхованию автомобиля) может выплатить пострадавшему возмещение, которое превышает сумму выплаты по ОСАГО.

В этом случае страховая может взыскать ущерб в порядке суброгации со страховой виновника ДТП. Сумма взыскания будет ограничиваться размером выплаты по ОСАГО, которую должна была произвести соответствующая страховая.

Взаимоотношения страховщика с должником будут регулироваться теми же нормами права, которыми регулировались бы отношения первоначального кредитора с должником.

Отдельные виды договора страхования имущества регулируются другими законодательными актами, которые могут несколько изменять условия компенсации ущерба в порядке суброгации.

Что делать, если страховая требует от вас возмещения в порядке суброгации?

Если вы являетесь тем самым виновником и именно из-за ваших действий наступил страховой случай, после уплаты вашему кредитору возмещения страховая направит вам претензию, где установит сроки исполнения обязательства. Если вы по какой-либо причине его не исполните, страховщик пойдет на взыскание в суд.

Игнорировать претензию не рекомендуется, следует ответить письмом (желательно заказным с описью вложения) с изложением причины вашего отказа или невозможности уплатить. Возможно, страховая пойдет вам навстречу и, например, предоставит рассрочку. В любом случае, факт вашего молчания скажется против вас на суде.

Если дело дойдет до суда, то вы можете попытаться доказать отсутствие причинно-следственной связи между вашими действиями и наступлением страхового случая, то есть отрицать свою вину. Но если вы уже возместили ущерб клиенту страховой напрямую, а организация продолжает требовать денег от вас, вам нужно будет предоставить документ, подтверждающий факт уплаты.

Поэтому настоятельно рекомендуем брать у кредитора расписку в получении денег и по возможности удостоверять ее у нотариуса. Также можно попытаться оспорить сам факт наступления страхового случая. Как показывает судебная практика, даже при наличии возражений со стороны истца суд проведет по данному факту расследование.

Подведем итог. Суброгация — это разновидность замены кредитора в обязательстве без изменения самого обязательства. Применяется в случаях страхования имущества, освобождает должника от всех обязательств перед первоначальным кредитором. Отличается от цессии принудительностью наступления, а от регресса — тем, что не порождает нового правоотношения.

Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажите. Вам не придётся изучать законы, читать статьи и разбираться в вопросе самим.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 марта 2018 г. гражданское дело по иску федерального государственного казенного учреждения "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны Российской Федерации к Мироненко Александру Михайловичу о взыскании денежных средств в порядке регресса, возмещении судебных расходов

по кассационной жалобе Мироненко Александра Михайловича на решение Подольского городского суда Московской области от 30 марта 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 июня 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения ответчика Мироненко А.М., его представителя - адвоката Андрющенко П.И., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

федеральное государственное казенное учреждение "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны Российской Федерации (далее также - ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ, истец) обратилось в суд с иском к Мироненко А.М. о взыскании в порядке регресса выплаченных сумм компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов.

В обоснование требований истец указал, что в период с 21 ноября по 27 декабря 2016 г. Межрегиональным управлением ведомственного финансового контроля и аудита Министерства обороны РФ (по Западному военному округу) проведены проверки по отдельным вопросам финансово-хозяйственной деятельности ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ за период с 6 октября 2012 г. по 30 сентября 2016 г.

В ходе проверки было установлено, что приговором 235 гарнизонного военного суда от 23 декабря 2014 г. начальник инфекционного отделения инфекционного центра ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ Мироненко А.М., являвшийся военнослужащим, проходившим военную службу по контракту, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). В результате ненадлежащего исполнения Мироненко А.М. обязанностей лечащего врача военнослужащего К. наступила смерть последнего.

В рамках рассмотрения данного уголовного дела судом были частично удовлетворены иски потерпевших (родителей К. Р.) - К. Р.Е. и К. Н.А. к ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ о компенсации морального вреда в размере 3 000 000 руб., причиненного в результате смерти их сына по вине Мироненко А.М., ненадлежаще исполнявшего обязанности по занимаемой им должности.

Истец со ссылкой на статью 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации просил суд взыскать с Мироненко А.М. в пользу ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ в порядке регресса денежные средства, выплаченные потерпевшим по уголовному делу К. Р.Е. и К. Н.А. в счет компенсации морального вреда, причиненного по вине военнослужащего Мироненко А.М., в размере 3 000 000 руб., а также взыскать с ответчика госпошлину в сумме 23 200 руб.

Ответчик Мироненко А.М. в суде исковые требования не признал.

Решением Подольского городского суда Московской области от 30 марта 2017 г. исковые требования ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ удовлетворены. Суд взыскал с Мироненко А.М. в пользу ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ в порядке регресса денежные средства в размере 3 000 000 руб., расходы по оплате госпошлины в сумме 23 200 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 28 июня 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Мироненко А.М. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 13 декабря 2017 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 19 февраля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец - ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, направил письменное ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы и письменные возражения на нее представителя истца, заслушав объяснения ответчика Мироненко А.М., его представителя, явившихся в судебное заседание, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено, что 30 июня 2012 г. майор медицинской службы Мироненко А.М. принят на должность начальника инфекционного отделения ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ.

В период с 21 ноября по 27 декабря 2016 г. Межрегиональным управлением ведомственного финансового контроля и аудита Министерства обороны РФ (по Западному военному округу) проведены проверки по отдельным вопросам финансово-хозяйственной деятельности ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ за период с 6 октября 2012 г. по 30 сентября 2016 г.

В ходе проверки было установлено, что приговором 235 гарнизонного военного суда от 23 декабря 2014 г. начальник инфекционного отделения инфекционного центра ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ Мироненко А.М., являвшийся военнослужащим, проходившим военную службу по контракту, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Мироненко А.М., являвшийся лечащим врачом военнослужащего К. в результате допущенной небрежности ненадлежащим образом исполнил обязанности врача при лечении К. что привело к его смерти. Мироненко А.М. назначено наказание в виде штрафа в размере 500 000 руб. с лишением права занимать должности, связанные с оказанием медицинской помощи в учреждениях здравоохранения сроком на 1 год.

При рассмотрении уголовного дела по обвинению Мироненко А.М. судом были частично удовлетворены гражданские иски потерпевших (родителей К.) - К. Р.Е. и К. Н.А. к ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ о компенсации морального вреда в размере 3 000 000 руб. (по 1 500 000 руб. в пользу каждого), причиненного в результате смерти их сына по вине военнослужащего Мироненко А.М.

Как следует из материалов дела, 5 февраля 2015 г. ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ произведены выплаты денежных средств К. Р.Е. и К. Н.А. в счет компенсации морального вреда в размере 3 000 000 руб., которые в настоящее время истец просит суд взыскать с ответчика Мироненко А.М. в порядке регресса на основании пункта 1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации.

4 августа 2015 г. подполковник медицинской службы Мироненко А.М. освобожден от занимаемой должности и уволен с военной службы.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ о взыскании с Мироненко А.М. денежных сумм, суд первой инстанции со ссылкой на статью 1064, пункт 1 статьи 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации исходил из того, что на основании вступившего в законную силу приговора суда, которым Мироненко А.М. признан виновным в причинении смерти по неосторожности военнослужащему К. при исполнении должностных обязанностей врача, ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ произведены выплаты денежных средств в пользу потерпевших К. Р.Е. и К. Н.А. в счет компенсации морального вреда в размере 3 000 000 руб., которые подлежат взысканию с ответчика Мироненко А.М. в порядке регресса. При этом суд отклонил доводы ответчика Мироненко А.М. относительно уменьшения в порядке пункта 3 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации размера подлежащей взысканию в пользу истца в порядке регресса суммы, сославшись на отсутствие оснований для применения положений названной нормы.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает эти выводы судов первой и апелляционной инстанций неправомерными ввиду следующего.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Пунктом 1 статьи 1081 ГК РФ предусмотрено, что лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно (пункт 3 статьи 1083 ГК РФ).

Из материалов дела следует, что на момент возмещения истцом вреда, причиненного ответчиком Мироненко А.М. третьим лицам, то есть выплаты ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ 5 февраля 2015 г. в пользу потерпевших К. Р.Е. и К. Н.А. денежных средств в счет компенсации морального вреда в результате смерти их сына по вине Мироненко А.М. (как установлено вступившим в законную силу приговором суда), последний являлся военнослужащим.

Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих" (далее - Федеральный закон от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ) условия и размеры материальной ответственности военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, за ущерб, причиненный ими при исполнении обязанностей военной службы имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями, а также порядок возмещения причиненного ущерба установлены этим Федеральным законом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ в случае, когда причинивший ущерб военнослужащий (гражданин, призванный на военные сборы) уволен с военной службы (убыл с военных сборов ввиду их окончания) и не был привлечен к материальной ответственности, взыскание с него ущерба производится судом по иску, предъявленному командиром (начальником) воинской части, в размере, установленном настоящим Федеральным законом. При этом размер оклада месячного денежного содержания и размер месячной надбавки за выслугу лет определяются на день увольнения военнослужащего (гражданина, призванного на военные сборы) с военной службы (окончания сборов).

Статьей 10 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ определено, что военнослужащие, причинившие ущерб третьим лицам, который в соответствии с законодательством Российской Федерации был возмещен воинской частью, возмещают воинской части причиненный ущерб в порядке и размерах, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Абзацем третьим статьи 5 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ установлено, что военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен действиями (бездействием) военнослужащего, содержащими признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации.

Размер денежных средств, подлежащих взысканию с военнослужащего для возмещения причиненного ущерба, может быть снижен командиром (начальником) воинской части с разрешения вышестоящего командира (начальника), а также судом с учетом конкретных обстоятельств, степени вины и материального положения военнослужащего, за исключением случаев, предусмотренных абзацем четвертым статьи 5 настоящего Федерального закона (статья 11 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ).

Из приведенных положений Гражданского кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ, регулирующих возмещение ущерба лицом (в частности военнослужащим), причинившим вред, в том числе в порядке регресса, следует, что суду при решении вопроса о размере подлежащей взысканию суммы такого ущерба следует учитывать имущественное положение лица, причинившего вред, при отсутствии признака умышленности совершенных им действий.

Судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела не учтены положения 10 Федерального закона от 12 июля 1999 г. N 161-ФЗ, в результате чего вопрос о снижении размера ущерба, подлежащего взысканию с ответчика Мироненко А.М., причиненного им истцу при исполнении обязанностей военной службы, на обсуждение сторон не выносился и обстоятельства, связанные с личностью Мироненко А.М., его материальным и семейным положением, при определении размера взыскиваемой с него суммы материального ущерба в пользу ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ в порядке регресса не устанавливались, в нарушение части 2 статьи 56 и части 1 статьи 196 ГПК РФ судебные инстанции не определили эти обстоятельства в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки судов.

Из имеющихся в материалах дела письменных возражений ответчика Мироненко А.М. на исковое заявление видно, что Мироненко А.М. просил суд с учетом пункта 3 статьи 1083 ГК РФ решить вопрос о возможности уменьшения размера подлежащей взысканию с него в пользу истца суммы причиненного ущерба. В обоснование своей позиции Мироненко А.М. были представлены сведения о его имущественном и семейном положении. Мироненко А.М. указывал, что в настоящее время работает в Подольской городской клинической больнице, его среднемесячный заработок составляет 45 000 руб., иных источников дохода он не имеет, ежемесячно выплачивает денежное содержание на несовершеннолетних детей.

Аналогичные доводы Мироненко А.М. приводил в апелляционной жалобе на решение Подольского городского суда Московской области от 30 марта 2017 г., однако суд апелляционной инстанции в нарушение требований части 1 статьи 327.1 ГПК РФ данные доводы не проверил.

Вывод судебных инстанций об отсутствии оснований для применения положений пункта 3 статьи 1083 ГК РФ, предусматривающего возможность уменьшения размера возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, вопреки требованиям статей 195, 196, 198 и пункта 6 части 2 статьи 329 ГПК РФ не мотивирован и не основан на соответствующих доказательствах.

Ввиду изложенного Судебная коллегия признает выводы судебных инстанций об удовлетворении исковых требований ФГКУ "1586 Военный клинический госпиталь" Министерства обороны РФ о взыскании с Мироненко А.М. денежных средств, выплаченных истцом потерпевшим лицам по уголовному делу в счет компенсации морального вреда, в порядке регресса в полном размере (3 000 000 руб.) сделанными без учета норм материального права, подлежащих применению к спорным отношениям, и при неустановлении судом обстоятельств, имеющих значение для дела. В связи с этим обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям нормами материального права, требованиями процессуального закона и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ,

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: