Речь адвоката при продлении срока содержания под стражей

Обновлено: 29.01.2023

Проблема разумных сроков содержания под стражей в качестве меры пресечения вот уже более 17 лет не теряет своей актуальности. Несмотря на усилия законодателя и правоприменителей, решить ее в полной мере пока не удается. Так, с 2019 года ч. 8 ст. 109 УПК дополнена нормой о том, что в ходатайстве следователя (дознавателя) о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения меры пресечения.

Исходя из характера жалоб, поступающих в ЕСПЧ, уже перестала быть системной проблема чрезмерной длительности содержания под стражей. Однако целый ряд других вопросов в данной сфере остался не решен. На наличие проблемы обоснованности продления сроков предварительного заключения указал 20.02.2019 в своем ежегодном послании Федеральному собранию Президент РФ. По данным проведенного в 2017 году Советом Европы мониторинга, Россия занимает 31-е место в Европе по количеству досудебных заключенных среди общей численности заключенных (18,2%) и 2-е место по количеству предварительно заключенных на 100 тыс. населения (из 100 тыс. населения 81 человек находится в предварительном заключении).

ОСНОВНЫЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ ПРОДЛЕНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

К основным проблемам и нарушениям в практике продления меры пресечения в виде заключения под стражу на сегодня можно отнести несколько.

1. В своих решениях суды зачастую не приводят анализ конкретных фактов и материалов, которые свидетельствуют о том, что обвиняемый может скрыться, препятствовать правосудию либо продолжить преступную деятельность.

2. Суды используют тяжесть совершенного преступления как единственное основание для заключения под сражу.

3. Суды формально подходят к решению и не анализируют индивидуальную ситуацию обвиняемого.

4. Суды не проявляют должной реакции на отсутствие усилий сотрудников правоохранительных органов по расследованию дел.

5. Суды формально подходят к рассмотрению альтернативных мер пресечения и к оценке оснований для продления заключения под стражу. Нередко они руководствуются не презумпцией освобождения обвиняемого, а констатируют тот факт, что основания для заключения под стражу не изменились.

ОБЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К РЕШЕНИЮ О ПРОДЛЕНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

При разрешении вопроса о продлении срока предварительного заключения суд должен убедиться, что основания и условия для содержания обвиняемого под стражей остаются уместными и достаточными на протяжении всего периода применения данной меры пресечения. Каждый раз при продлении меры пресечения суд обязан удостовериться, что основания для содержания обвиняемого под стражей сохранились с учетом новых обстоятельств. В частности, с учетом времени, уже проведенного обвиняемым в предварительном заключении.

Какими бы вескими и убедительными ни были основания для первоначального заключения под стражу, со временем они теряют свою значимость и даже вовсе могут отпасть. Поэтому суду необходимо оценить обоснованность продолжающегося лишения свободы в динамике, то есть с учетом новых обстоятельств (хода расследования либо судебного разбирательства, срока содержания обвиняемого под стражей, ухудшения состояния его здоровья и т. д.). Именно поэтому и национальный законодатель, и Конвенция о правах человека и основных свободах (делее — Конвенция) (п. 1, 4 ст. 5) требуют регулярно пересматривать решения о мере пресечения и установленный в них срок ее действия. Но такой пересмотр не должен быть формальным.

Можно выделить несколько правил, которыми следует руководствоваться суду при продлении срока содержания под стражей.

Во-первых, недопустимо автоматическое продление срока содержания под стражей без новой оценки имеющихся рисков. При продлении срока заключения суду надо каждый раз оценивать, есть ли основания, оправдывающие продолжающееся лишение свободы.

Во-вторых, суд не может постоянно использовать стандартную формулировку обоснования своих решений. Мотивировка должна отражать развитие ситуации с течением времени и содержать оценку того, насколько правомерно содержание под стражей на последних этапах судопроизводства, является ли данный срок нахождения под стражей разумным.

В-третьих, суд не вправе продлить срок содержания под стражей обвиняемого, если у него выявлено препятствующее содержанию под стражей заболевание.

В-четвертых, наличие оснований для заключения лица под стражу не всегда свидетельствует о необходимости продления срока содержания его под стражей. Согласно п. 3 ст. 5 Конвенции, освобождение из-под стражи может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

ОЦЕНКА ОБОСНОВАННОСТИ ПОДОЗРЕНИЯ В ДИНАМИКЕ

Обоснованное подозрение должно иметь место в течение всего периода предварительного заключения обвиняемого. Очевидно, что в ходе расследования могут быть установлены обстоятельства как усиливающие обоснованность подозрения, так и делающие его менее обоснованным. Поэтому данный вопрос подлежит исследованию при каждом продлении меры пресечения в отношении обвиняемого, а также при рассмотрении его ходатайств об изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы. Общий принцип состоит в том, что чем дольше человек содержится под стражей, тем сильнее должно быть «обоснованное подозрение». В ходе расследования должны появляться новые доказательства, чтобы «обоснованное подозрение» сохранилось. Если этого не происходит, то возникает основание для отмены или как минимум изменения меры пресечения на не связанную с лишением свободы.

РИСК ПОБЕГА

В своих решениях ЕСПЧ подчеркивает, что риск побега обвиняемого неизбежно снижается с течением времени, проведенного в предварительном заключении. ЕСПЧ считает, что поскольку срок потенциального наказания в виде лишения свободы сокращается соразмерно времени, проведенному в заключении, то, соответственно, данное наказание представляется менее пугающим для обвиняемого. Со временем обстоятельства, послужившие основанием для помещения под стражу, теряют свою актуальность. Например, даже если изначально содержание обвиняемого под стражей было оправдано риском побега, поскольку он не сообщил свой адрес и не предъявил медицинскую справку, подтверждающую уважительность его неявки в суд (впоследствии такая справка была им представлена), через два года и четыре месяца эти основания перестали быть актуальными.

На начальном этапе расследования риск побега может оправдывать содержание под стражей, особенно в сложных делах, требующих проведения многочисленных следственных действий. Однако со временем он уменьшается, по мере того как следственные действия проведены, свидетельские показания зафиксированы и доказательства собраны.

ИЗ ПРАКТИКИ. Тетюшский районный суд Республики Татарстан отказал в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей Б., обвиняемой в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК), и освободил ее из-под стражи. По мнению суда, следователь не представил каких-либо конкретных доказательств, свидетельствующих о том, что обвиняемая может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, оказать давление на свидетелей, уничтожить доказательства по делу или иным образом воспрепятствовать его производству.

РИСК ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЮ РАССЛЕДОВАНИЮ

Чем дольше содержание человека под стражей и чем дальше продвигается расследование, тем меньше вероятность, что ссылка на воспрепятствование правосудию будет оправдывать содержание под стражей. Необходимо уделять внимание моменту перехода процесса из одной стадии в другую.

Окончание предварительного следствия и, соответственно, сбора доказательств значительно снижает риск вмешательства обвиняемого в нормальный ход правосудия. Вместе с тем определенный риск воздействия на свидетелей может существовать и в течение некоторого времени после начала процесса, когда суд еще не допросил свидетелей. Однако он практически исчезает после окончания первого витка судебного процесса.

Обвиняемый не обязан сотрудничать с властями при производстве по делу. Поэтому, например, ссылка на его отказ от дачи показаний или на отказ от признания вины в качестве основания для содержания под стражей абсолютно неприемлема. При этом необходимо показать наличие оснований в отношении любого периода содержания под стражей, вне зависимости от его длительности. Одновременно надо учесть, что лицо, содержащееся под стражей, не должно доказывать наличие оснований для своего освобождения.

Тест для решения о продлении срока содержания под стражей

Для разрешения вопроса о возможности продления предварительного заключения судам можно рекомендовать ориентироваться на 12 вопросов-критериев.

1. Изменились ли личностные характеристики обвиняемого за время нахождения его под стражей?

2. Изменилось ли состояние здоровья обвиняемого, нет ли заболевания, препятствующего заключению под стражу, нуждается ли он в постоянном уходе и т. д.?

3. Является ли подозрение обоснованным на протяжении всего производства по делу?

4. Изменилась ли квалификация преступления и не относится ли оно в случае изменения категории к составу преступления, по которому исключается возможность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения?

5. Изменилась ли тяжесть обвинения с учетом того, что сама по себе, без оценки иных факторов, тяжесть не может являться основанием для продления срока содержания под стражей?

6. Сохраняется ли риск того, что лицо скроется от следствия и суда?

7. Изменились ли факторы, которые увеличивают либо снижают вероятность побега?

8. Сохраняется ли риск продолжения преступной деятельности?

9. Сохраняется ли риск воспрепятствования расследованию и угрозы свидетелям?

10. Есть ли необходимость закончить расследование, осуществить ознакомление с материалами уголовного дела?

11. Допущены ли в ходе расследования существенные проволочки, проведены ли в течение предыдущего периода нахождения лица под стражей необходимые следственные и процессуальные действия?

12. Могут ли альтернативные меры пресечения в отношении лица привести к желаемым результатам?

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

Из дополнительных условий, которые влияют на решение о продлении срока содержания под стражей и которыми часто обосновывают свои ходатайства органы расследования, наиболее важными являются:

— необходимость закончить расследование, провести дополнительные следственные действия;

— необходимость завершить ознакомление с материалами уголовного дела.

Очевидно, что, оценивая эти основания, суд не должен ссылаться на нужды органов расследования без обоснования связи между невозможностью проведения указанных действий и освобождением человека. Необходимость осуществления дальнейших следственных действий и тот факт, что расследование не завершено, не относятся к числу приемлемых причин для нахождения лица под стражей до суда в соответствии с п. 3 ст. 5 Конвенции. Проведение процессуальных и следственных действий — обязанность органов расследования, и они не могут выполнять свои обязанности за счет свободы обвиняемого.

При продлении меры пресечения необходимо удостовериться, что при производстве по делу обвиняемого, содержащегося под стражей, со стороны соответствующих органов не было допущено периодов бездействия (волокиты). Если суд придет к выводу, что по делу имеет место волокита, он должен изменить меру пресечения на не связанную с лишением свободы 19 . Чтобы выявить факты бездействия и волокиты со стороны следствия, суд должен выяснить, какие конкретно следственные и процессуальные действия запланированы и почему их нельзя было провести раньше.

ИЗ ПРАКТИКИ. Борский городской суд Нижегородской области отказал в удовлетворении ходатайства следователя о продлении на месяц, а всего до 5 месяцев 24 суток, срока содержания под стражей К., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 226 УК. Суд изменил меру пресечения на домашний арест, сославшись на неэффективную организацию расследования уголовного дела. Суд установил, что за месяц (с 16.06.2015 по 16.07.2015) ни одно из следственных действий, для которых ранее продлевался срок содержания под стражей К., орган расследования не провел 20 .

ОСОБЕННОСТИ МОТИВИРОВКИ РЕШЕНИЯ О ПРОДЛЕНИИ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

По смыслу ч. 1 ст. 110 УПК мера пресечения отменяется либо изменяется, когда в ней отпадает необходимость либо изменяются основания для ее избрания. Как уже было сказано, с ходом процесса риски, оправдывающие содержание обвиняемого под стражей, снижаются. Чем больший срок обвиняемый проводит в предварительном заключении, тем более веские основания должен иметь суд, чтобы продлить такую меру пресечения. В силу этого формулировку «обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения, не изменились», которая встречается в постановлениях о продлении содержания под стражей, можно рассматривать как нарушение УПК. Повторяющиеся, стандартные формулировки чаще всего свидетельствуют о том, что суд реально не исследовал обстоятельства конкретного дела.

Наконец, аналогичные и повторяющиеся в судебном решении выводы говорят о том, что суд исходит из презумпции нахождения под стражей обвиняемого и не находит причин изменить меру пресечения. Это принципиально неверный подход. Чем больший срок обвиняемый проводит в предварительном заключении, тем более веские основания обязаны приводить суды в пользу продления данной меры пресечения. Согласно позиции ЕСПЧ, лицо, обвиняемое в совершении преступления, должно быть освобождено до суда, за исключением случаев, когда установлены «существенные и достаточные» причины для обоснования непрерывного содержания под стражей.

Уважаемый суд! В отношении моего подзащитного З…. . возбуждено уголовное дело, по признакам преступления, предусмотренного ч.5 ст. 264 УК РФ и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В настоящий момент органы предварительного следствия ходатайствуют о продлении срока содержания под стражей.

Полагаю, что далее применять столь суровую меру п ресечения как заключение под стражу нет необходимости.

Так, согласно п. 21-22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 года № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»:

- п ри продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьёй 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения .

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей. Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде .

- п ри рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования. В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены. Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства . В таких случаях суд вправе реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения (статьи 97, 99 УПК РФ).

Кроме того, согласно п. 5 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ - в качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

В частности, о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, на первоначальных этапах производства по уголовному делу могут свидетельствовать тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы. О том, что лицо может скрыться за границей, могут свидетельствовать, например, подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории Российской Федерации, наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов, наличия гражданства (подданства) иностранного государства, отсутствия у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи.

О том, что обвиняемый, подозреваемый может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц, предложение указанных лиц свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу, предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества .

Помимо прочего, З ……. была проведена хирургическая операция на сердце, а именно:

- по данным выписного эпикриза № …. . ( л.д . 237-238), З…… находился на стационарном лечении в 1 терапевтическом отделении ДЦГБ с ….. .2010 по ….. .2010 года с диагнозом: ИБС. Острый крупночаговый инфаркт миокарда переднебоковой локализации от ……. 2010 года, формирующаяся аневризма в области верхушки левого желудочка .

Суровые условия СИЗО могут повлечь за собой явное ухудшение здоровья моего подзащитного, которые могут привести в дальнейшем к летальному исходу.

Далее, с учётом того, что З…. имеет постоянное место жительство, а именно: Московская область, г. ………………. ; обвиняется в совершении неумышленного преступления средней тяжести , не судимый, на учёте у врача нарколога и психиатра не состоит, а потерпевшие и свидетели в рамках уголовного дела все допрошены, полагаю, что основания для продления срока содержания отпали. Между тем, смягчение меры пресечения, например, в виде домашнего ареста предполагает нахождение З ……. по адресу : Московская область, г. ………………., под постоянным контролем. При этом, по одной из версий органов следствия, он никаким образом не сможет повлиять на сокрытие доказательств и тем более на потерпевших, а также свидетелей. Указание следствия на то, что обвиняемый может оказать воздействие на потерпевших или свидетелей необоснованно, в деле нет подтверждающих фактов об угрозах в сторону свидетелей/потерпевших; предложения материальных выгод с целью искажения действительной информации и т.д. То есть у органов предварительного расследования изначально не имеется предпосылок к рассуждению вероятности оказания какого-либо давления на свидетелей или потерпевших, а также воспрепятствованию установлении истины по делу.

По вышеуказанному указанному адресу совместно с ним более 20 лет проживает его гражданская жена П…… ……. , ………. г.р.

В данном случае полагаю возможным применение меры пресечения в виде домашнего ареста или подписки о невыезде.

С учётом преклонного возраста моего подзащитного, «слабого» здоровья, отсутствием намерения скрыться от суда и следствия, либо каким-нибудь образом воспрепятствовать расследованию, и руководствуясь положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 года № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»,

Уважаемый суд! В отношении моего подзащитного Д………… возбуждено уголовное дело, по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 134 УК РФ и избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В настоящий момент органы предварительного следствия ходатайствуют о продлении срока содержания под стражей.

Полагаю, что далее применять столь суровую меру пресечения как заключение под стражу нет необходимости.

Так, согласно п. 21-22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 года № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»:

- при продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьёй 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами . Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения .

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей. Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде .

- при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования. В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены. Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства . В таких случаях суд вправе реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения (статьи 97, 99 УПК РФ).

Кроме того, согласно п. 5 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ - в качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

В частности, о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, на первоначальных этапах производства по уголовному делу могут свидетельствовать тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы. О том, что лицо может скрыться за границей, могут свидетельствовать, например, подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории Российской Федерации, наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов, наличия гражданства (подданства) иностранного государства, отсутствия у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи.

О том, что обвиняемый, подозреваемый может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц, предложение указанных лиц свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу, предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

При этом необходимость продления срока содержания Д… ……. . под стражей автор ходатайства мотивирует тем, что по делу необходимо выполнить следственные действия, направленные на окончание предварительного следствия.

Одновременно следователь полагает, что оснований для изменения Д……… избранной меры пресечения на более мягкую не имеется, поскольку находясь на свободе, Д………… может скрыться от следствия и суда, уничтожить доказательства, воспрепятствовать производству по уголовному делу, оказать давление на потерпевшую и свидетелей, продолжать заниматься преступной деятельностью и иным образом воспрепятствовать производству по делу.

Полагаю, что вышеуказанные основания надуманны и необоснованны.

Так, в силу ст. 110 УПК РФ, мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст.ст. 97 и 99 УПК РФ.

Между тем, вышеуказанные обстоятельства, послужившие достаточным основанием для заключения обвиняемого Д………. под стражу и последующего продления срока содержания его под стражей на первоначальных этапах предварительного следствия, в настоящее время не могут являться безусловными и достаточным основанием для сохранения в отношении Д………… столь строгой меры пресечения как заключение под стражу.

Поскольку все необходимые следственные действия, имеющих особое значение в качестве доказательств в рамках уголовного дела – следствием произведены. А остальные следственные действия, направленные по закреплению уже имеющихся доказательств носят формальный и технический характер, то есть не являются прямыми доказательствами – на которые, по версии следствия, Д………… мог бы оказать какое-либо воздействие, будучи при этом под домашним арестом.

Так, Д………. имеет регистрацию и постоянное место жительство в г. Химки Московской области, ранее к уголовной ответственности не привлекался, характеризуется положительно, на учёте у врача нарколога и психиатра не состоит, на иждивении находятся престарелая мать Л……….. и малолетняя дочь А………. ………..2012 г.р.

Одновременно с этим следственными органами не представлено каких-либо объективных сведений, свидетельствующих о наличии достаточных оснований полагать, что Д………. может скрыться от следствия и суда и, что иная, более мягкая мера пресечения не сможет обеспечить участие обвиняемого в производстве по уголовному делу, равно как и соответствовать задачам уголовного судопроизводства в целом.

Кроме того, необходимо отметить, что Д…………. находясь на домашнем аресте никаким образом не сможет оказать какое-либо давление на потерпевших и свидетелей, с учётом того, что потерпевшая и свидетели допрошены, проведены очные ставки и т.д. То есть показания зафиксированы и закреплены в качестве доказательств в рамках уголовного дела. Также следует учесть признание Д………… факта, имевшем место быть по инкриминируемому следствием преступлению. Поэтому указание следствия на версию об оказании какого-либо давления на лиц и воспрепятствованию осуществления предварительного следствия и суда – не последовательно и не логично.

Скрываться от следствия и суда или воспрепятствовать каким-либо образом проведению расследования Д……….. не намерен, а более того – в настоящий момент проводятся переговоры с потерпевшей стороной по компенсации причинённого вреда.

В связи с чем, полагал бы возможным изменить меру пресечения с заключения под стражу на меру пресечения в виде домашнего ареста.

С учётом вышеизложенного и руководствуясь положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 года № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»

В производстве Управления по расследованию особо важных дел ГСУ СУ Следственного Комитета России по г.Москве находится уголовное дело № ХХХХ, возбужденное 21 декабря 2012 г. по ч.3 ст.30 ч.4 ст.159 УК РФ в отношении моего подзащитного ХХХХ и ряда лиц.
В тот же день ХХХХХХ был задержан и впоследствии в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
20 февраля 2013 г. Пресненским районным судом г.Москвы срок содержания под стражей ХХХХХ продлен до 21 июня 2013 г.
18 июня 2013 г. Пресненским районным судом г.Москвы срок содержания под стражей продлен ХХХХХХ до 21 октября 2013 г.
18 октября 2013 г. Пресненским районным судом г.Москвы срок содержания под стражей ХХХХХХ продлен до 21 декабря 2013 г.
В настоящее время ХХХХХ находится под стражей 12 месяцев, без нескольких дней.

Основанием ПРОДЛЕНИЯ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ по мнению следствия ЯВЛЯЮТСЯ следующие обстоятельства:

  • ХХХХХХ обвиняется в совершении в составе группы лиц тяжкого преступления;
  • на протяжении более одного года ХХХХХ занимал должность директора ООО «ХХХХХХ», поэтому он «приобрел обширные связи среди представителей различных органов государственной власти и властных структур;
  • осведомлен о формах и методах деятельности правоохранительных органов относительно обнаружения, сбора, фиксации и закрепления доказательств;
  • обладает информацией об анкетных данных потерпевшего и свидетелей, поэтому ХХХХХХ.
  • может воспрепятствовать производству по уголовному делу, скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства,
  • продолжить заниматься преступной деятельностью, или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу,
  • в том числе уничтожить доказательства, помешать сбору доказательств, а также помешать непосредственно проведению с его участием следственных и процессуальных действий по уголовному делу.

Как указано в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста пункт 3 …данные о том, что обвиняемый может скрыться от органов предварительного следствии и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу – должны быть РЕАЛЬНЫМИ, ОБОСНОВАННЫМИ, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Следственный орган на всем протяжении следствия не доказал реальность указанных им обстоятельств, НЕ ПРЕДСТАВИЛ НИ ОДНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ПОДТВЕРЖДЕНИЕ СВОИХ ДОВОДОВ.

Применение меры пресечения в виде заключения к моему подзащитному ХХХХХХ нарушает статью 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод п.1 пп.с ст.5 Конвенции-«… когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения», п.3 «… Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с пп. «с» п.1 наст. Статьи…иметь право на судебное разбирательство в течении разумного срока или на освобождение до суда.

Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

Аналогичная статья имеется также в проекте Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», которое показывает вектор направления позиции Верховного Суда РФ по указанным вопросам.

В настоящее время расследование уголовного дела закончено, собирание доказательств завершено, соответственно, недоказанные стороной обвинения обстоятельства задержания и содержания под стражей объективно отпали.

Образец апелляционной жалобы на приговор смотреть здесь

Образец апелляционной жалобы на применение меры пресечения в виде заключения под стражу (арест) смотреть здесь

В качестве аргументации своей позиции сторона защиты кроме национального права (уголовного и уголовно-процессуального кодексов), Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. № 22 и Проекта Постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам, изложенным в Постановлении № 22 от 29.10.2009 г.; Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», приводит Постановления Европейского Суда по правам человека против Российской Федерации, поскольку Российская Федерация с 1998 года является участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 г. "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней", отмечено, что «…защита прав и свобод человека, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколами к ней (далее - Конвенция и Протоколы к ней), возлагается прежде всего на органы государства, в том числе на суды.

Пунктом 2 Постановления предусмотрено, что содержащиеся в окончательных решениях ЕСПЧ правовые позиции, являются обязательными для судов.
В пункте 3 Данного Постановления ВС РФ говорится, что «Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. Содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».

В пункте 117 Постановления Европейского Суда по правам человека от 15 июля 2002 г. «Калашников против Российской Федерации» Суд подчеркнул, что Европейский суд приемлет тот аргумент, что опасения в воспрепятствовании следствию вкупе с подозрениями, что заявитель совершил преступления, в которых он был обвинен, могли первоначально быть достаточным основанием для санкционирования заключения заявителя под стражу. Однако по мере того как производство по делу продвигалось вперед и собирание доказательств завершилось, такие основания для предварительного заключения утратили свою значимость.
Пунктом118 Постановления отмечается, "что Суд находит, что основания, которыми руководствовались власти при избрании в отношении заявителя меры пресечения в виде содержания под стражей, первоначально являясь относящимися к сути вопроса и достаточными, с течением времени утратили эти характеристики".

Похожая позиция изложена в пп.2 п.2 Проекта. Она практически инкорпорирована в Проект Верховного Суда РФ из указанного Постановления европейского суда.
Также указано, что «…В том случае, когда такие основания имеются, следует учитывать что обстоятельства, являвшиеся достаточными для заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, не всегда свидетельствуют о необходимости продления срока содержания под стражей».
Повторюсь, следствие производством закончено, поэтому обстоятельства, на которые указывает следствие изменились.

1-ое Основание следствия для ареста и продления срока ареста: на протяжении более одного года ХХХХ занимал должность директора ООО «ХХХХХ», поэтому он «приобрел обширные связи среди представителей различных органов государственной власти и властных структур.

ХХХХ занимал должность в образованной в 2012 году коммерческой структуре, которая была призвана заниматься предоставлением услуг компаниям, работающем в алкогольном бизнесе, в том числе способствовать получению лицензий.
В штате он был один. Коммерческой деятельностью указанная компания практически и не начала заниматься, никаких существенных сделок не заключила.
В такой ситуации ХХХХХ действительно «познакомился» с чиновниками-сотрудниками налоговой инспекции, которые принимали на регистрацию документы и финансовые документы. С другими «представителями властных структур он, к сожалению не успел познакомиться. Непонятно, что имело ввиду следствие, указывая за знакомства Аверкова с чиновниками, и почему в случае знакомства с какими-то чиновниками человек становится опасным для общества и должен быть заключен под стражу..
Поэтому данное основание является явно надуманным.

2-ое Основание следствия для ареста и продления срока ареста: осведомлен о формах и методах деятельности правоохранительных органов относительно обнаружения, сбора, фиксации и закрепления доказательств.
ХХХХХ является дипломированным юристом, закончил гражданский ВУЗ, в котором не преподаются предметы «оперативного характера». Последующая его деятельность также была связана только с оказанием юридических услуг организациям и работникам по гражданскому (коммерческому праву).
Следственный орган не представил доказательств таких познаний у ХХХХХ, да и если бы он обладал ими, то учитывая окончание расследование дела, указанные познания потеряли свою «ценность».

3-ий Основание следствия для ареста и продления срока ареста: обладает информацией об анкетных данных потерпевшего и свидетелей, поэтому может оказать давление на свидетелей и иных участников.
Следствием не представлено также реальности этих доказательств.

Для данного критерия представляются обоснованными доводы ЕСПЧ по делам против Российской Федерации. Так, например, в деле Сокуренко против РФ, Суд отметил, что «..Суд должен проанализировать уместные факторы, такие как прогресс в расследовании, личность заявителя, его поведение до и после задержания, а также любые иные конкретные факторы в обоснование рисков, связанных с тем, что он может злоупотребить возвращенной свободой посредством действий в целях фальсификации или уничтожения доказательств или оказания давления на пострадавших». (п.88 Постановления от 10.01.2012).

В Проекта Верховный Суд «пошел» еще дальше, указав, (п.5) что основанием полагать, что лицо может угрожать свидетелю могут свидетельствовать наличие установленных угроз насилием со стороны обвиняемого, предложение свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу. Данная же позиция указана в Постановлении ЕСПЧ от 5 февраля 2013 г. Мхитарян против РФ.

4-ое Основание следствия для ареста и продления срока ареста: продолжить заниматься преступной деятельностью, или иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.
Следственный орган также голословен указывая данное обстоятельство. Как указано в Проекте в п.5 «Основанием полагать, что обвиняемый может продолжать заниматься преступной деятельностью является, в частности, совершение им ранее умышленного преступления. Как известно, Аверков ранее не привлекался к уголовной ответственности. Да и какой преступной деятельностью мой подзащитный займется, это просто домыслы, не подтвержденные никакими фактами.
Аналогичная позиция изложена в ряде Постановлений ЕСПЧ, например Постановлением ЕСПЧ от 24 июня 2010 г. «Велиев против РФ» (п.154).

5-ое Основание следствия для ареста и продления срока ареста:

может воспрепятствовать производству по уголовному делу, скрыться от следствия и суда.
Производство по делу закончено, идет ознакомление с материалами дела. Поэтому воспрепятствовать он никак не может, в случае «задержки» с ознакомлением дела суд может его ограничить во времени независимо от того, будет ли он на свободе или под стражей.
Обоснование : скрыться от следствия и суда.
ХХХХХ обвиняется в совершении неоконченного преступления, так есть в покушении. Как известно согласно ст. 66 УК РФ срок за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока. Санкция ч.4 ст.159 УК РФ предусматривает наказание в виде лишение свободы сроком до 10 лет. Поэтому максимальный срок наказания, который может грозить моему подзащитному составляет не более 6,5 лет, с учетом отбытого в СИЗО.

Дополнительно учитывается наличие у ХХХХХХ двух малолетних детей, отсутствие судимости, положительные характеристики, что согласно ст.61 УК РФ, является смягчающим обстоятельством. При признании его виновным и учитывая сформировавшуюся судебную практику, срок наказания будет явно ниже, отмеченного мной.

В данном вопросе важным является его «прочная связь с семьей – женой, детьми, престарелыми родителями». Отсутствие активов, родственников за рубежом, источника его существования, отсутствие подданства иностранного государства. Он не предпринимал попыток побега.
Показательным является Постановление ЕСПЧ от 9 октября 2012 г. по делу Колунов против РФ (п.51), Миминолишвили против РФ – Постановление от 28.06.2011 г. (п.91) и другие постановления ЕСПЧ обосновывающие основные правовые позиции по данному вопросу. Поэтому возможность, указанная следствием является абстрактной и ничем не подкрепленной.

6-ое Основание следствия для ареста и продления срока ареста:
а также помешать непосредственно проведению с его участием следственных и процессуальных действий по уголовному делу.
Поскольку сбор доказательств, их закрепление завершено и дело для ознакомления предоставлено участникам уголовного судопроизводства, данное обстоятельство отпало. Ознакомление обвиняемого Аверкова В.М. может также организовано и будучи им на свободе.

Считаю, что нет оснований для дальнейшего содержания под стражей ХХХХХХ, поскольку в нарушение п.2 ст.109 УПК РФ срок содержания под стражей свыше шести месяцев возможно только в отношении обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случае особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей, срок же свыше 12 месяцев, согласно п.3 может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений.

Данное уголовное дело не представляет никакой особой сложности, так как, что обвиняемые по делу были задержаны в один день 21 декабря 2012 г., оперативными подразделениями МВД РФ практически с самого начала правоотношений с представителем фирмы – признанной потерпевшей ХХХХХХ проводилась негласная аудио и видеофиксация встреч ХХХХХ и других лиц с ХХХХХ, Прослушивались телефонные переговоры всех фигурантов уголовного дела между собой, поэтому с самого начала расследования уголовного дела все лица были известны, а доказательства зафиксированы.

В ходе предварительного расследования следователи провели допросы всех четырех обвиняемых, провели очные ставки между ними. Допросили несколько свидетелей. Произвели выемку документов в ООО «ХХХХХХХ» и в Федеральной службы Регулирования алкогольного рынка. По прошествии более чем 6-и месяцев расследования уголовного дела 25 мая 2013 г. следственный орган назначил судебно-фоноскопическую экспертизу. То есть налицо «затягивание» уголовного дела, и как следствие нарушение прав моего подзащитного.

Как следует из ОБЗОРА судебной практики по применению Федерального Закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный Кодекс РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации и постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 2 июля 2013 г. № 2559-6 ГД «Об объявлении амнистии».
В пп.2 пункта 1.3.4 указано, что при определении сферы предпринимательской деятельности судам необходимо учитывать, что преступления, предусмотренные ст. 159 УК РФ, следует считать совершёнными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью. При этом не имеет значения, каким образом осуждённый поступил с похищенным имуществом (например, присвоил себе лично или использовал для предпринимательской деятельности).

Обратить внимание судов на то, что основанием для квалификации содеянного по ст. 159.4 УК РФ является не только совершение мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, но и его сопряжённость с преднамеренным неисполнением договорных обязательств. Понятие и условия договора, обязательств, возникших из договора, регламентируются положениями гражданского законодательства (гл. 9, разд. III, IV ГК РФ). Для квалификации содеянного по ст. 159.4 УК РФ не имеет значения, кто является другой стороной договора (коммерческая организация, предприниматель или физическое лицо).

Отсутствие в приговоре сведений о договорных обязательствах между осуждённым и потерпевшим служит основанием для отказа в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом. – а между моим подзащитным ХХХХ и представителем Общества ХХХХХ был заключен Договор, поэтому данный пункт Обзора не применим к моему подзащитному.

Законодательство незапрещает иметь статус ИП и руководителя организации (ХХХХХ. являлся генеральным директором ООО «ХХХХХ»). Поэтому нет оснований содержать ХХХХХ под - стражей. Так называемая потерпевшая компания получила лицензию именно на основании работы ХХХХХХ.

Данные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что деятельность моего подзащитного связана с предпринимательской деятельностью, в связи с чем необходимо изменить меру пресечения в виде ареста, на иную, более мягкую меру пресечения.
При удовлетворении данного Ходатайства необходимо принять во внимание личность ХХХХХХ., который имеет постоянное место жительства в г. Москва, на его иждивении находятся двое малолетних детей, престарелые родители-инвалиды.
На основании вышеизложенного,

Отказать в удовлетворении Ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого ХХХХХ. под стражей.

1. Копия свидетельства ФНС № 46 о государственной регистрации на имя ХХХХХ от 10 июля 2009 г.
2. Копия Договора от 02 июля 2012 г. о правовом консультировании и правовой помощи.
3. Копия письма федеральной службы по регулированию алкогольного рынка от ХХХХ о выдаче лицензии ООО «ХХХХХХХХ».

Постановлением ……. . городского суда МО срок содержания под стражей в отношении Р……… продлён до ……… 2019 года.

С данным постановлением суда не согласен, считаю его незаконным и необоснованным, а поэтому подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных защитой. Обжалуемое постановление не отвечает вышеизложенным критериям.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, продлении срока содержания под стражей, в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

В качестве основания продления срока содержания под стражей в отношении Р……… должностным лицом, заявившем ходатайство о продлении срока содержания под стражей указано, что Р……… обвиняется в совершении преступления, относящихся к тяжким, не имеет постоянного источника дохода, не имеет постоянного места жительства на территории РФ, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, а также продолжить заниматься преступной деятельностью.

Вместе с тем, сторона защиты возражала против ходатайства о продлении срока содержания под стражей.

Согласно ст. 126 Конституции РФ разъяснение Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики являются обязательными для всех судов общей юрисдикции.

Так, согласно п. 21-22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 года № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»:

- при продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьёй 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения .

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей. Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде .

- при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования. В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены. Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства . В таких случаях суд вправе реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения (статьи 97, 99 УПК РФ).

Кроме того, согласно п. 5 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ - в качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

В частности, о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, на первоначальных этапах производства по уголовному делу могут свидетельствовать тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы. О том, что лицо может скрыться за границей, могут свидетельствовать, например, подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории Российской Федерации, наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов, наличия гражданства (подданства) иностранного государства, отсутствия у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи.

О том, что обвиняемый, подозреваемый может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц, предложение указанных лиц свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу, предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

При этом, хотелось бы отметить абсурдность всей происходящей ситуации вокруг моего подопечного.

Не углубляясь в рамки расследования уголовного дела хотелось бы отметить, что мой подзащитный действительно оказывал помощь в транспортировки якобы похищенного мотоцикла. Однако происходило это не по собственной инициативе, а по просьбе работника управляющей компании обслуживающей территорию, где находился мотоцикл, а именно И……. Которая в свою очередь попросила коллегу Е ……. ., которая тоже является работникам в сфере обслуживания домов в г. ………. МО, помочь найти специализированную стоянку для хранения мотоцикла, до установления его хозяина. А также в обеспечении людьми с целью помочь с транспортировкой. Е ……. обратилась к своему знакомому по имени Н……., который в дальнейшем нашёл знакомых Р……., Т…., К…. а они согласились оказать необходимую помощь. Указанные люди допрошены и подтверждают показания Р ……. . То есть умысла на совершение преступления у Р… ……. . не было и не могло быть, он хотел помочь своему другу Н……. в оказании услуги.

Управляющей компании под угрозой применения крупных штрафных санкций от противопожарной службы, было указано убрать мотоцикл с лестничной площадки подъезда дома. Также были постоянные жалобы соседей в управляющую компанию с целью повлиять на собственника и убрать с подъезда мотоцикл. Однако собственник зная о ситуации, не убирал мотоцикл. И после обнаружения пропажи, в управляющую компанию не обратился. По моему мнению, собственник принципиально сразу же обратился в полицию, хотя сознательно предполагал, что мотоцикл были вынуждены убрать с лестничной клетки сотрудники управляющей компании. Полагаю, собственник злоупотребил своим правом обратится в полицию, без осуществления попытки обращения в управляющую компанию.

Поэтому, мой подопечный оказался заложником ситуации, не имея при этом никакого корыстного умысла. Также хотелось бы уточнить, что при транспортировке участвовали дворники обслуживающие эту территорию.

Фактически, по мнению следствия, действовала организованная преступная группа занимающаяся хищением мотоциклов. Это по крайней мере выгладит абсурдно и не логично, при этом нет доказательств умысла на хищение моим подопечным этого мотоцикла.

Между тем дальнейшее нахождение моего подопечного в зоне изоляции продолжит нарушать его законные права на свободу, как человека не совершавшего преступления.

Р…… имеет постоянное место жительство, регистрацию, не судим, к уголовной ответственности ранее не привлекался, на учёте у врача нарколога и психиатра не состоит, а потерпевшие и свидетели в рамках уголовного дела практически все допрошены. При этом, Р……. никаким образом не сможет повлиять на сокрытие доказательств и тем более оказывать давление на потерпевших, а также свидетелей. Р… ……. проживает длительное время на территории РФ, неофициально работает у своих родственников в качестве подсобного рабочего. Анкетные данные моего подзащитного все установлены, события произошедшего полностью описаны моим подзащитным в его допросе, которые последовательны и согласуются с допросами свидетелей и очевидцев установленных в рамках уголовного дела. То есть в его действиях отсутствует состав преступления. Поэтому скрываться от органов следствия и суда он не намерен, у следствия нет для этого никаких предпосылок и документальных сведений.

Считаю, что сама по себе тяжесть преступления, в котором обвиняется Р………. а также отсутствие, по мнению следствия и суда, официальной работы, сами по себе не являются на данном этапе расследования достаточными основаниями для продления в отношении моего подзащитного срока содержания под стражей.

Суд же не придал значения доводам стороны защиты. Судом не были исследованы надлежащим образом основания правомерности продления срока содержания под стражей в отношении обвиняемого лица. Поэтому суд, удовлетворяя ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей, в своём постановлении лишь формально перечислил указанные в ст. 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения в виде заключения по стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых суд пришёл к таким выводам.

Проигнорировав данные обстоятельства и продляя срок содержания под стражей Р…… ……. под стражей по этим основаниям, суд существенно нарушил требования вышеназванного пленума Верховного Суда РФ.

Отказ суда от должной оценки доводов защиты создаёт преимущество для стороны обвинения и является признаком пристрастности суда.

Продление меры пресечения в виде заключения по стражу Р………. на взгляд защиты, неадекватно и несоразмерно конституционно значимым ценностям и никак не может быть оправдано необходимостью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, так как избрание более мягкой меры пресечения ничьих законных интересов не нарушит.

На основании вышеизложенного и руководствуясь положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 года № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», ст.ст . 389.2, 389.15, 389.20 УПК РФ,

Постановление …… ……. городского суда МО о продлении срока содержания под стражей Р……. – отменить, изменив меру пресечения не связанную с заключением под стражу.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: