Размер репараций германии и принципы политики в отношении нее суд над военными преступниками

Обновлено: 05.02.2023

Важность суда над лидерами Третьего рейха не вызывала вопросов. Но вот расширение списка обвиняемых и списка злодеяний гитлеровского режима было сложной задачей.

Нюрнбергский процесс над руководителями нацистской Германии — один из самых известных судебных процессов в истории человечества. О нём написаны тысячи книг и статей, сняты сотни телепередач и кинофильмов, а само понятие «Нюрнберг» стало нарицательным — как обозначение важнейшего суда над политическими преступниками.

Вообще первые попытки создать постоянно действующий международный уголовный суд были предприняты ещё в 1950-е годы. Но взаимное недоверие, а затем и открытое противостояние между СССР и западными державами на полвека отложили формирование организации, призванной расследовать военные преступления, геноцид и подобные злодейства. Такой орган начал свою работу только в 2002 году.

«Союз четырёх»

Решение о необходимости суда над нацистскими главарями возникло задолго до окончания войны. Об этом не раз упоминал Иосиф Сталин, говорил Уинстон Черчилль, высказывался Франклин Рузвельт. После победы над Германией абстрактные пожелания приобрели конкретные очертания.

Решение о создании «Международного военного трибунала для суда над военными преступниками европейских стран Оси» было принято на Лондонской конференции представителей стран-союзников, проходившей с 26 июня по 8 августа 1945 года. На этой же конференции был разработан Устав трибунала и согласован примерный список обвиняемых. В руки правосудия следовало отдать самых могущественных нацистов, попавших в плен к союзникам. Список получился весьма впечатляющим: Герман Геринг, Рудольф Гесс, Йоахим Риббентроп, Вильгельм Кейтель, Альфред Розенберг, Эрнст Кальтенбруннер и так далее.

Сам судебный процесс проходил с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года на территории поверженной Германии — в Нюрнбергском дворце правосудия. Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырёх союзных держав (СССР, США, Великобритания, Франция).

В результате процесса 12 обвиняемых были приговорены к смертной казни, ещё семеро — к различным срокам заключения, трое были оправданы.

Но не будем повторять набившие оскомину банальности о Нюрнберге («приговор народов»). Гораздо интереснее рассказать о малоизвестных аспектах этого процесса.

«Организации, признанные преступными…»

Помимо осуждения отдельных персоналий Нюрнбергский трибунал признал преступными целые нацистские организации. Таких «осуждённых» организаций было четыре: руководящий состав нацистской партии (НСДАП), СС, СД и гестапо.

До сих пор можно встретить недоумённые вопросы. Почему не признан преступным гитлеровский вермахт? Разве немецкие солдаты не совершали злодеяний? И почему преступной признали лишь верхушку НСДАП (начиная от руководителей районного звена и выше), а не всю партию в целом?

Заседание Нюрнбергского трибунал, 1946 год.

Заседание Нюрнбергского трибунал, 1946 год. Источник: журнал «Дилетант»

Причиной всех этих вопросов стало многолетнее (и бездумное) повторение шаблонных фраз о Нюрнбергском процессе как неком абстрактном «суде над фашизмом и его идеологией».

Несомненно, в деле осуждения нацизма как явления Нюрнбергский трибунал сыграл ключевую роль. Но под шумок общих слов оказалась затёртой вся конкретная, фактическая суть Нюрнбергского процесса. А цель у Нюрнбергского трибунала была предельно прагматична: определиться с тем, кого и за что (кроме очевидных лидеров Третьго рейха) наказывать по итогам войны.

Международный трибунал должен был очертить (в первую очередь для национальных судов) тот круг лиц, которых можно было привлекать к судебной ответственности просто за членство в той или иной нацистской организации. Вот что означало признание организации «преступной» с юридической точки зрения.

«Смертельное оружие» или юридический «беспредел»?

Конечно, придание той или иной организации статуса «преступной» не означало автоматического осуждения всех её членов на тюремный срок или казнь. Но возможность такая у судов любой страны появилась. Вот что гласила статья 10 Устава Нюрнбергского трибунала: «Если Трибунал признает ту или иную группу или организацию преступной, компетентные национальные власти каждой из Подписавшихся Сторон имеют право привлекать к суду национальных, военных или оккупационных трибуналов за принадлежность к этой группе или организации…»

Члены Международного военного трибунала понимали, какое грозное оружие они дают в руки национальных судов. Поэтому трибунал крайне корректно отнёсся к составлению этого своеобразного чёрного списка потенциальных обвиняемых.

Так, были отклонены ходатайства стороны обвинения о признании преступными штурмовых отрядов (СА), Имперского кабинета министров, Генерального штаба и Верховного командования вермахта (OKW).

О том, чтобы объявить преступным весь вермахт в целом (а значит, и миллионы людей, которые через него прошли), не шло и речи. Равно как не было и речи о «преступности» миллионов рядовых членов НСДАП.

Признание «преступными» всего вермахта и всей НСДАП превратило бы судебный процесс в фарс. По сути, это было равнозначно тому, чтобы объявить «преступными» всех немцев. За то, что они жили при Гитлере. А значит, дать судам право сажать в тюрьму любого немца просто за то, что он немец. То есть по национальному признаку. Далеко ли тогда державы-победительницы ушли бы от идеологии нацизма? Правда, подобные настроения (о поголовной вине немцев) в стане победителей были очень сильны. Но юристы трибунала, конечно же, не могли пойти на такой правовой «беспредел».

Нюрнебергские «фильтры»

Даже по отношению к тем структурам, которые были в итоге признаны преступными (руководство НСДАП, СС, СД и гестапо), было введено несколько «фильтров», чтобы как раз не допустить этой самой «поголовной ответственности».Во-первых, отсчёт «преступности» организации вёлся с момента начала Второй мировой войны — 1 сентября 1939 года. Поэтому тех, кто покинул службу в СС, СД, гестапо и в руководстве НСДАП до этой даты, — к ответственности не привлекали (имеется в виду к ответственности за членство в организации, но это не исключало возможности их привлечения к суду за конкретные преступления в индивидуальном порядке).

Стоит помнить, что трибунал изначально создавался как судебный орган для наказания военных преступников. А раз так, то признание даты начала войны в качестве «точки отсчёта» выглядело вполне логичным.

Вторым «фильтром» стало исключение из числа «преступников» всего сугубо технического персонала преступных структур — вахтёров, стенографисток, секретарш, канцеляристов и тому подобных. То есть людей, не имевших отношения к планированию или осуществлению злодеяний. Поэтому, к примеру, машинистка, печатавшая приказы в гестапо, судебной ответственности не подлежала.

Третьим — и весьма важным «фильтром» — стало признание «фактора добровольности». Если подсудимый мог доказать, что на службу в преступную организацию его мобилизовали принудительно, лишив всякой возможности выбора, — то это тоже снимало с него клеймо «преступника по умолчанию».

«Кавалерия» СС и неповинная «Галичина»?

В связи с преступными нацистскими организациями стоит осветить ещё один вопрос, приобретший особую остроту уже в XXI веке. Зачастую можно встретить мнение, что национальные части в войсках СС (латышский легион СС, украинская дивизия СС «Галичина» и так далее) не были признаны преступными на Нюрнбергском трибунале, поскольку не упоминаются в тексте приговора.

Эти утверждения являются весьма бесхитростной манипуляцией. Трибуналу не было нужды перечислять поимённо все 38 дивизий войск СС. В приговоре чётко сказано: «Трибунал включает сюда всех лиц, которые были официально приняты в члены СС, включая членов «общих СС», войск СС, соединений СС «Мёртвая голова» и членов любого рода полицейских служб, которые были членами СС».

То есть все без исключения военнослужащие войск СС вне зависимости от названия и национального состава своего подразделения считаются членами преступной организации.

Чтобы поставить точку в этом вопросе, следует отметить, что единственным подразделением СС, на которое Нюрнбергский трибунал
не распространил статус преступного, стали (как написано в русском тексте приговора) «кавалерийские части СС». Неужели же кавалерийские дивизии войск СС («Флориан Гайер», «Мария-Терезия», «Лютцов» и 3-я венгерская) были настолько «белыми и пушистыми», что заслужили такое снисхождение?

Конечно же, нет. Напутал русский переводчик. В приговоре шла речь не о Kavallerie-SS (боевые дивизии, к которым не было никаких поблажек), а о Reiter-SS (дословно — «всадники СС»). На территории Германии базировалось несколько конных полков СС, которые участвовали, как правило, лишь в парадах. Именно для них сделали исключение — и ни для кого более.

Процесс под прицелом СМЕРШа

Членом Международного военного трибунала от СССР был назначен генерал-майор юстиции Иона Никитченко. Главным обвинителем от СССР стал прокурор Украинской ССР Роман Руденко. Помощниками Руденко были следователи из печально памятной «школы Вышинского»: Николай Зоря, Марк Рогинский, Лев Шейнин, Лев Смирнов.

Все перечисленные лица так или иначе участвовали в сталинских репрессиях. Сам обвинитель Руденко в Нюрнберг прибыл, образно говоря, чуть ли не на следующий день после участия в постановочном «процессе 16-ти» — расправе над лидерами польской Армии Крайовой.

Выступление обвинителя со стороны СССР Романа Руденко, 1946 год.

Выступление обвинителя со стороны СССР Романа Руденко, 1946 год. Источник: журнал «Дилетант»

Роману Руденко выпала уникальная судьба. Будучи членом «тройки», он лично в годы сталинских репрессий осудил на смерть сотни невинных людей. В 1953 году возглавлял следствие по делу Лаврентия Берии. И в том же году принял активное участие в реабилитации жертв незаконных репрессий. А в 1960 году Руденко был прокурором на суде против лётчика США Фрэнсиса Пауэрса, чей самолёт-разведчик был сбит над территорией СССР.

Несмотря на то, что советская делегация в Нюрнберге состояла из «проверенных» лиц (доказавших на деле свою преданность сталинскому режиму), к ней были — естественно — приставлены для надёжного контроля сотрудники органов госбезопасности.
За советскими представителями в Нюрнберге пристально наблюдали начальник 2-го отдела Смерша полковник Карташов; полковник Лихачёв (он будет расстрелян вместе с Абакумовым в 1954-м); капитан Гришаев (позднее он возглавит следственную бригаду по делу Еврейского антифашистского комитета) и ещё 12 сотрудников Смерша, переодетых красноармейцами. Всё это создавало для советской делегации атмосферу повышенной нервозности.

«Соединённые штаты против…»

Сразу же после окончания основного процесса советская сторона выступила с предложением провести целый ряд «ведомственных» процессов: над нацистскими военными, врачами, судьями и так далее.

США выступили категорически против. Холодная война уже вовсю набирала обороты, и противостояние с СССР резко обострилось. Особенно сильное раздражение вызвала идея суда над германскими промышленниками. Получалось, что США должны были «лить воду на мельницу» своих идеологических противников — коммунистов. А уж те не преминули бы использовать этот процесс в своей пропаганде («капиталистические хищники», «государство на службе у монополий» и тому подобное).

Однако мировое общественное мнение требовало возмездия. Поэтому США решили провести эти процессы без участия СССР и других союзников. Благо, что Союзный Контрольный совет в своё время разрешил самостоятельно судить нацистов в пределах своей оккупационной зоны. А Нюрнберг как раз входил в американскую зону.

В итоге были проведены так называемые малые (или последующие) Нюрнбергские процессы. Вёл их уже не Международный военный трибунал, а трибунал, созданный военным командованием США. Соответственно, название дела формулировалось по принятому в США стандарту: «Соединённые Штаты против…» Прокуроры и следователи все были американцами. Слушания по делам происходили в том же Нюрнбергском дворце правосудия, что и главный процесс. Всего 1946−1948 годах было проведено 12 «малых» Нюрнбергских процессов.

По завершении основного процесса начались другие (так называемые малые):

1. Процесс над нацистскими врачами (официальное название — «США против Карла Брандта»).

2. Процесс против Эрхарда Мильха «США против Эрхарда Мильха».Бывшему фельдмаршалу предъявлены обвинения в использовании рабского труда.

3. Процесс над нацистскими судьями «США против Йозефа Альтштеттера».

4. Процесс против главного административно-хозяйственного управления СС «США против Освальда Поля». Предъявлены обвинения в организации массовых убийств в концлагерях.

5. Нюрнбергский процесс против Фридриха Флика «США против Фридрика Флика». Судебное разбирательство о преступлениях немецких промышленников.

6. Процесс IG Farben «США против Карла Крауха». Суд против производителей отравляющих веществ.

7. Процесс над генералами Юго-Восточного фронта «США против Вильгельма Листа».

8. Процесс по делу о расовых преступлениях «США против Ульриха Грейфельта».

9. Процесс по делу об айнзацгруппах «США против Отто Олендорфа».

10. Процесс по делу Альфрида Круппа «США против Альфрида Круппа». Суд над руководителем немецкого концерна, использовавшего рабский труд военнопленных и угнанных в Германию граждан других стран.

11. Процесс по делу Вильгельмштрассе «США против Эрнста фон Вайцзеккера». Суд над крупным чиновником гитлеровской Германии. Назван по имени улицы, где располагалось большинство ведомств.

12. Процесс по делу военного командования Германии «США против Вильгельма фон Лееба».

Нюрнбергский процесс - самый известный в мире судебный процесс над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Он проходил с 10 часов утра 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года в Международном военном трибунале в г. Нюрнберге (Германия).

Это был первый в истории международный суд, наказавший уголовных преступников, государственных деятелей, виновных в подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, справедливо и заслуженно покаравший организаторов и исполнителей преступных планов истребления миллионов невинных людей.



Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырёх великих держав (СССР, США, Великобритании и Франции) в соответствии с Лондонским соглашением. От СССР направлен заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза, генерал-майор юстиции Никитченко И.Т., а также полковник юстиции А. Ф. Волчков.

Каждая из 4 стран направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников. От СССР это был прокурор Украинской ССР Руденко Р.А., (заместитель - Покровский Ю.В., помощники: Зоря Н.Д., Карев Д.С., Смирнов Л.Р., Шейнин Л.Р).


Р.А. Руденко во время Нюрнбергского процесса, 1946 год


Перед трибуналом предстали 24 военных преступника, входивших в высшее руководство фашистской Германии. Суд, продолжавшийся почти 11 месяцев, признал обвиняемых виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Двенадцать из них трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Другим предстояло отбывать пожизненное заключение или длительные сроки в тюрьме. Трое были оправданы.


Обвиняемые на Нюрнбергском процессе


Ответчики в своей ложе.
Первый ряд, слева направо: Герман Геринг, Рудольф Гесс, Иоахим фон Риббентроп, Вильгельм Кейтель;
второй ряд, слева направо: Карл Дениц, Эрих Редер, Бальдур фон Ширах ,Фриц Заукель

Заявление Международной ассоциации прокуроров по случаю
70-летия создания Международного военного трибунала в Нюрнберге

20 ноября 2015 г.

Сегодня исполняется 70 лет со дня начала работы Международного военного трибунала в Нюрнберге, учрежденного для суда над главными военными преступниками стран европейской оси, первое заседание которого состоялось 20 ноября 1945 г.

В результате слаженной работы команды обвинителей от четырех союзных держав – Советского Союза, Великобритании, США и Франции – обвинение было предъявлено 24 нацистским лидерам, восемнадцати из которых 1 октября 1946 г. в соответствии с Уставом был вынесен обвинительный приговор.

Нюрнбергский процесс явился уникальным событием в истории. Впервые руководители государства были осуждены за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. «Суд народов», как называли Нюрнбергский трибунал, сурово осудил нацистский режим, его институты, должностных лиц и их практику и на долгие годы определил вектор политико-правового развития.

Работа Международного военного трибунала и сформулированные в то время Нюрнбергские принципы придали импульс развитию международного гуманитарного и уголовного права, способствовали созданию других механизмов международного уголовного правосудия.

Нюрнбергские принципы остаются востребованными и в современном глобализированном мире, полном противоречий и конфликтов, которые препятствуют обеспечению мира и стабильности.

Международная ассоциация прокуроров поддерживает резолюцию A/RES/69/160 от 18 декабря 2014 г. Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости», в которой, в частности, содержится призыв к государствам принимать в соответствии с международными стандартами в области прав человека более эффективные меры по борьбе с проявлениями нацизма и экстремистскими движениями, создающими реальную угрозу демократическим ценностям.

Международная ассоциация прокуроров призывает своих членов и других прокуроров в мире принять активное участие в организации и проведении национальных и международных мероприятий, посвященных празднованию 70-летия создания Международного военного трибунала в Нюрнберге.


В целях увековечения памяти главного государственного обвинителя от СССР на Нюрнбергском судебном процессе и в связи с празднованием 70-летия со дня Победы в Великой Отечественной войне приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 05.03.2015 № 102 учреждена награда прокуратуры Российской Федерации «Медаль Руденко». Этой награды удостоены 13 участников и ветеранов войны – пенсионеров прокуратуры Ростовской области: Алаухов А.Т., Белов С.В., Зинченко В.Н., Ижогин В.В., Калмыков П.Г., Ковтун В.С., Мартынюк И.Н., Терещенко Н.Ф., Тищенко П.В., Аксенов В.В., Борзяк Г.А., Лившиц Л.Л., Успенская Л.А.

Человечество давно научилось судить отдельных злодеев, преступные группировки, бандитские и незаконные вооруженные формирования. Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории опытом осуждения преступлений государственного масштаба — правящего режима, его карательных институтов, высших политических и военных деятелей.


8 августа 1945 г., через три месяца после Победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Это решение вызвало одобрительный отклик во всем мире: надо было дать суровый урок авторам и исполнителям людоедских планов мирового господства, массового террора и убийств, зловещих идей расового превосходства, геноцида, чудовищных разрушений, ограбления огромных территорий. В дальнейшем к соглашению официально присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

Процесс начался 20 ноября 1945 г. и продолжался почти 11 месяцев. Перед Трибуналом предстали 24 военных преступника, входивших в высшее руководство фашистской Германии. Такого в истории еще не было. Также впервые был рассмотрен вопрос о признании преступными ряда политических и государственных институтов — руководящего состава фашистской партии НСДАП, штурмовых (СА) и охранных (СС) ее отрядов, службы безопасности (СД), тайной государственной полиции (гестапо), правительственного кабинета, Верховного командования и Генерального штаба.

Суд не был скорой расправой над поверженным врагом. Обвинительный акт на немецком языке был вручен подсудимым за 30 дней до начала процесса, и далее им передавались копии всех документальных доказательств. Процессуальные гарантии давали обвиняемым право защищаться лично или при помощи адвоката из числа немецких юристов, ходатайствовать о вызове свидетелей, предоставлять доказательства в свою защиту, давать объяснения, допрашивать свидетелей и т. д.

В зале суда и на местах были допрошены сотни свидетелей, рассмотрены тысячи документов. В качестве доказательств фигурировали также книги, статьи и публичные выступления нацистских лидеров, фотографии, документальные фильмы, кинохроника. Достоверность и убедительность этой базы не вызывали сомнений.

Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано около 60 тысяч пропусков. Работу Трибунала широко освещала пресса, велась прямая радиотрансляция.

«Сразу после войны люди скептически относились к Нюрнбергскому процессу (имеются в виду немцы) — сказал мне летом 2005 г. заместитель председателя Верховного суда Баварии господин Эвальд Бершмидт, давая интервью съемочной группе, которая тогда работала над фильмом „Нюрнбергский набат“. — Это все-таки был суд победителей над побежденными. Немцы ожидали мести, но необязательно торжества справедливости. Однако уроки процесса оказались другими. Судьи тщательно рассматривали все обстоятельства дела, они доискивались правды. К смертной казне приговорили виновных. Чья вина была меньше, — получили другие наказания. Кое-кто даже был оправдан. Нюрнбергский процесс стал прецедентом международного права. Его главным уроком явилось равенство перед законом для всех — и для генералов и для политиков».

30 сентября — 1 октября 1946 г. Суд народов вынес свой приговор. Обвиняемые были признаны виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Двенадцать из них трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Другим предстояло отбыть пожизненное заключение или длительные сроки в тюрьме. Трое были оправданы.

Были объявлены преступными главные звенья государственно-политической машины, доведенные фашистами до дьявольского идеала. Однако правительство, Верховное командование, Генштаб и штурмовые отряды (СА), вопреки мнению советских представителей, таковыми признаны не были. Член Международного военного трибунала от СССР И. Т. Никитченко с этим изъятием (кроме СА), как и оправданием троих обвиняемых, не согласился. Он также оценил как мягкий приговор о пожизненном заключении Гесса. Советский судья изложил свои возражения в Особом мнении. Оно было оглашено в суде и составляет часть приговора.

Да, по отдельным проблемам среди судей Трибунала существовали серьезные разногласия. Однако они не идут ни в какое сравнение с противоборством взглядов на одни и те же события и персоны, которое развернется в будущем.

Но сначала о главном. Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и по сей день крупнейшее правовое деяние Объединенных Наций. Единые в своем неприятии насилия над человеком и государством народы мира доказали, что они могут успешно противостоять вселенскому злу, вершить справедливое правосудие.

Горький опыт Второй мировой войны заставил всех по-новому взглянуть на многие проблемы, стоящие перед человечеством, и понять, что каждый человек на Земле несет ответственность за настоящее и будущее. Тот факт, что Нюрнбергский процесс состоялся, говорит о том, что руководители государств не смеют игнорировать твердо выраженную волю народов и опускаться до двойных стандартов.

Казалось, перед всеми странами открылись блестящие перспективы коллективного и мирного решения проблем для светлого будущего без войн и насилия.

Но, к сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Вскоре после известной Фултонской речи Уинстона Черчилля, несмотря на убедительные коллективные действия в Нюрнберге, державы-победительницы разделились на военно-политические блоки, и работу Организации Объединенных Наций осложнило политическое противоборство. Тень «холодной войны» на долгие десятилетия опустилась над миром.

В этих условиях активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить и даже свести к нулю главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма. 26 миллионов 600 тысяч наших соотечественников погибло в этой кровавой бойне. И больше половины из них — 15 миллионов 400 тысяч — это были мирные граждане.



Главный обвинитель на Нюрнбергском процессе от СССР Роман Руденко выступает во Дворце Юстиции. 20 ноября 1945 г., Германия.

Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В «трудах» бывших бравых наци и других многочисленных авторов обеляются, а то и героизируются вожди Третьего рейха и очерняются советские военачальники — без оглядки на истину и действительный ход событий. В их версии Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом — всего лишь акт мести победителей побежденным. При этом используется типичный прием — показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, это самые обычные и даже милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Например, рейхсфюрер СС Гиммлер, шеф самых зловещих карательных органов, предстает нежной натурой, сторонником защиты животных, любящим отцом семейства, ненавидящим непристойности в отношении женщин.

Кем была эта «нежная» натура на самом деле? Вот слова Гиммлера, произнесенные публично: «. Как себя чувствуют русские, как себя чувствуют чехи, мне абсолютно все равно. Живут ли другие народы в благоденствии или вымирают с голоду, меня интересует лишь постольку, поскольку мы можем их использовать в качестве рабов для нашей культуры, в остальном мне это совершенно все равно. Умрут ли при строительстве противотанкового рва 10 тысяч русских баб от истощения или нет, меня интересует лишь постольку, поскольку этот ров должен быть построен для Германии. »

Это больше похоже на правду. Это — сама правда. Откровения в полной мере соответствуют образу создателя СС — самой совершенной и изощренной репрессивной организации, творца системы концлагерей, ужасающих людей по сей день.

Теплые краски находятся даже для Гитлера. В фантастическом по объему «гитлероведении» он — и храбрый воин Первой мировой войны, и артистическая натура — художник, знаток архитектуры, и скромный вегетарианец, и образцовый государственный деятель. Есть точка зрения, что, если бы фюрер немецкого народа прекратил свою деятельность в 1939 г., не начав войны, он вошел бы в историю как величайший политик Германии, Европы, мира!

Но есть ли сила, способная освободить Гитлера от ответственности за развязанную им агрессивную, самую кровавую и жестокую мировую бойню? Конечно, позитивная роль ООН в деле послевоенного мира и сотрудничества присутствует, и она абсолютно бесспорна. Но несомненно и то, что эта роль могла быть гораздо весомее.

К счастью, глобальное столкновение не состоялось, но военные блоки нередко балансировали на грани. Локальным конфликтам не было конца. Вспыхивали малые войны с немалыми жертвами, в некоторых странах возникали и утверждались террористические режимы.

Прекращение противостояния блоков и возникновение в 1990-х гг. однополярного мироустройства не добавило ресурсов Организации Объединенных Наций. Некоторые политологи даже высказывают, мягко говоря, очень спорное мнение, что ООН в ее нынешнем виде — устаревшая организация, соответствующая реалиям Второй мировой войны, но никак не сегодняшним требованиям.

Приходится констатировать, что рецидивы прошлого в наши дни во многих странах гулким эхом звучат все чаще и чаще. Мы живем в неспокойном и нестабильном мире, год от года все более хрупком и уязвимом. Противоречия между развитыми и остальными государствами становятся все острее. Появились глубокие трещины по границам культур, цивилизаций.

Возникло новое, масштабное зло — терроризм, быстро выросший в самостоятельную глобальную силу. С фашизмом его объединяет многое, в частности намеренное игнорирование международного и внутреннего права, полное пренебрежение моралью, ценностью человеческой жизни. Неожиданные, непредсказуемые атаки, цинизм и жестокость, массовость жертв сеют страх и ужас в странах, которые, казалось, хорошо защищены от любой угрозы.

В самой опасной, международной, разновидности это явление направлено против всей цивилизации. Уже сегодня оно представляет серьезную угрозу развитию человечества. Нужно новое, твердое, справедливое слово в борьбе с этим злом, подобное тому, что сказал 65 лет назад германскому фашизму Международный военный трибунал.

Успешный опыт противостояния агрессии и террору времен Второй мировой войны актуален по сей день. Многие подходы применимы один к одному, другие нуждаются в переосмыслении, развитии. Впрочем, выводы вы можете сделать сами. Время — суровый судья. Оно абсолютно. Будучи не детерминированным поступками людей, оно не прощает неуважительного отношения к вердиктам, которые уже однажды вынесло, — будь то конкретный человек или целые народы и государства. К сожалению, стрелки на его циферблате никогда не показывают человечеству вектор движения, зато, неумолимо отсчитывая мгновения, время охотно пишет роковые письмена тем, кто пытается с ним фамильярничать.

Да, порой не такая уж бескомпромиссная мать-история взваливала реализацию решений Нюрнбергского трибунала на очень слабые плечи политиков. Поэтому и не удивительно, что коричневая гидра фашизма во многих странах мира вновь подняла голову, а шаманствующие апологеты терроризма каждый день рекрутируют в свои ряды все новых и новых прозелитов.

Деятельность Международного военного трибунала нередко называют «Нюрнбергским эпилогом». В отношении казненных главарей Третьего рейха, распущенных преступных организаций эта метафора вполне оправданна. Но зло, как видим, оказалось более живучим, чем многим это представлялось тогда, в 1945–1946 гг., в эйфории Великой Победы. Никто сегодня не может утверждать, что свобода и демократия утвердились в мире окончательно и бесповоротно.

В этой связи напрашивается вопрос: сколько и каких усилий требуется предпринять, чтобы из опыта Нюрнбергского процесса были сделаны конкретные выводы, которые воплотились бы в добрые дела и стали прологом к созданию миропорядка без войн и насилия, основанного на реальном невмешательстве во внутренние дела других государств и народов, а также на уважении прав личности.

А.Г.Звягинцев,

предисловие к книге «Главный процесс человечества.
Репортаж из прошлого. Обращение к будущему»

Нюрнбергский процесс

1 октября 1946 года в Нюрнберге был провозглашен приговор Международного военного трибунала, осудивший главных военных преступников. Нередко его называют "Судом истории". Это был не только один из самых крупных судебных процессов в истории человечества, но и важнейшая веха в развитии международного права. Нюрнбергский процесс юридически закрепил окончательный разгром фашизма.

На скамье подсудимых:

Впервые оказались и понесли суровое наказание преступники, сделавшие преступным целое государство. В первоначальный список обвиняемых вошли:

1. Герман Вильгельм Геринг (нем. Hermann Wilhelm Göring), рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами Германии
2. Рудольф Гесс (нем. Rudolf Heß), заместитель Гитлера по руководству нацистской партией.
3. Иоахим фон Риббентроп (нем. Ullrich Friedrich Willy Joachim von Ribbentrop), министр иностранных дел нацистской Германии.
4. Роберт Лей (нем. Robert Ley), глава Трудового фронта
5. Вильгельм Кейтель (нем. Wilhelm Keitel), начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии.
6. Эрнст Кальтенбруннер (нем. Ernst Kaltenbrunner), руководитель РСХА.
7. Альфред Розенберг (нем. Alfred Rosenberg), один из главных идеологов нацизма, рейхсминистр по делам Восточных территорий.
8. Ганс Франк (нем. Dr. Hans Frank), глава окуппированных польских земель.
9. Вильгельм Фрик (нем. Wilhelm Frick), министр внутренних дел Рейха.
10. Юлиус Штрейхер (нем. Julius Streicher), гауляйтер, главный редактор антисемитской газеты "Штурмовик" (нем. Der Stürmer — Дер Штюрмер).
11. Яльмар Шахт (нем. Hjalmar Schacht), имперский министр экономики перед войной.
12. Вальтер Функ (нем. Walther Funk), министр экономики после Шахта.
13. Густав Крупп фон Болен унд Гальбах (нем. Gustav Krupp von Bohlen und Halbach), глава концерна "Фридрих Крупп".
14. Карл Дениц (нем. Karl Dönitz), адмирал флота Третьего Рейха.
15. Эрих Редер (нем. Erich Raeder), главнокомандующий ВМФ.
16. Бальдур фон Ширах (нем. Baldur Benedikt von Schirach), глава Гитлерюгенда, гауляйтер Вены.
17. Фриц Заукель (нем. Fritz Sauckel), руководитель принудительными депортациями в рейх рабочей силы с оккупированных территорий.
18. Альфред Йодль (нем. Alfred Jodl), начальник штаба оперативного руководства ОКВ
19. Франц фон Папен (нем. Franz Joseph Hermann Michael Maria von Papen), канцлер Германии до Гитлера, затем посол в Австрии и Турции.
20. Артур Зейсс-Инкварт (нем. Dr. Arthur Seyß-Inquart), канцлер Австрии, затем имперский комиссар окупированной Голландии.
21. Альберт Шпеер (нем. Albert Speer), имперский министр вооружений.
22. Константин фон Нейрат (нем. Konstantin Freiherr von Neurath), в первые годы правления Гитлера министр иностранных дел, затем наместник в протекторате Богемии и Моравии.
23. Ганс Фриче (нем. Hans Fritzsche), руководитель отдела печати и радиовещания в министерстве пропаганды.

Двадцать четвертый — Мартин Борман (нем. Martin Bormann), глава партийной канцелярии, обвинялся заочно. Обвинялись также группы или организации, к которым принадлежали подсудимые.

Следствие и суть обвинения

Вскоре после завершения войны страны-победительницы СССР, США, Великобритания и Франция в ходе лондонской конференции утвердили Соглашение о создании Международного военного трибунала и его Устава, принципы которого Генеральная Ассамблея ООН утвердила как общепризнанные в борьбе с преступлениями против человечества. 29 августа 1945 года был опубликован список главных военных преступников, включавший 24 видных нациста. Выдвинутые против них обвинения включали следующие пункты:

Планы нацистской партии

  • -Использование нацистского контроля для агрессии против иностранных государств.
  • -Агрессивные действия против Австрии и Чехословакии.
  • -Нападение на Польшу.
  • -Агрессивная война против всего мира (1939—1941).
  • -Вторжение Германии на территорию СССР в нарушение пакта о ненападении от 23 августа 1939 года.
  • -Сотрудничество с Италией и Японией и агрессивная война против США (ноябрь 1936 года — декабрь 1941 года).

Преступления против мира

"Все обвиняемые и различные другие лица в течение ряда лет до 8 мая 1945 года участвовали в планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, которые также являлись войнами в нарушение международных договоров, соглашений и обязательств".

Военные преступления

  • -Убийства и жестокое обращение с гражданским населением на оккупированных территориях и в открытом море.
  • -Увод гражданского населения оккупированных территорий в рабство и для других целей.
  • -Убийства и жестокое обращение с военнопленными и военнослужащими стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, а так же с лицами, находившимися в плавании в открытом море.
  • -Бесцельные разрушения больших и малых городов и деревень, опустошения, не оправданные военной необходимостью.
  • -Германизация оккупированных территорий.

Преступления против человечности

  • -Обвиняемые проводили политику преследования, репрессий и истребления врагов нацистского правительства. Нацисты бросали в тюрьмы людей без судебного процесса, подвергали их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивали их.

18 октября 1945 обвинительное заключение поступило в Международный военный трибунал и за месяц до начала процесса вручено каждому из обвиняемых на немецком языке. 25 ноября 1945 года, после ознакомления с обвинительным заключением, покончил жизнь самоубийством Роберт Лей, а Густав Крупп был признан медицинской комиссией неизлечимо больным, и дело в отношении него было прекращено до суда.

Остальные обвиняемые предстали перед судом.

В соответствии с Лондонским соглашением Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырех стран. Главным судьей был назначен представитель Великобритании лорд Дж. Лоренс. От других стран членами трибунала были утверждены:

  • -от СССР: заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко.
  • -от США: бывший генеральный прокурор страны Ф. Биддл.
  • -от Франции: профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр.

Каждая из 4-х стран направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников:

  • - от СССР: генеральный прокурор УССР Р. А. Руденко.
  • -от США: член федерального верховного суда Роберт Джексон.
  • -от Великобритании: Хартли Шоукросс
  • -от Франции: Франсуа де Ментон, который в первые дни процесса отсутствовал, и его заменял Шарль Дюбост, а затем вместо де Ментона был назначен Шампентье де Риб.

Процесс длился в Нюрнберге десять месяцев. Всего было проведено 216 судебных слушаний. Каждая сторона представила доказательства преступлений, совершенных нацистскими преступниками.

Из-за беспрецедентной тяжести преступлений, совершенных подсудимыми, возникали сомнения — соблюдать ли по отношению к ним демократические нормы судопроизводства. Например, представители обвинения от Англии и США предлагали не давать подсудимым последнего слова. Однако французская и советская стороны настояли на обратном.

Процесс проходил напряженно не только в силу необычности самого трибунала и выдвинутых против подсудимых обвинений.

Сказывалось также послевоенное обострение отношений между СССР и Западом после известной Фултонской речи Черчилля и подсудимые, чувствуя сложившуюся политическую ситуацию, умело тянули время и рассчитывали уйти от заслуженного наказания. В такой непростой ситуации ключевую роль сыграли жесткие и профессиональные действия советского обвинения. Окончательно переломил ход процесса фильм о концлагерях, снятый фронтовыми кинооператорами. Жуткие картины Майданека, Заксенхаузена, Освенцима полностью сняли сомнения трибунала.

Вердикт суда

Международный военный трибунал приговорил:

  • -К смертной казни через повешение: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно), Йодля (был посмертно оправдан при пересмотре дела мюнхенским судом в 1953 году).
  • -К пожизненному заключению: Гесса, Функа, Редера.
  • -К 20 годам тюремного заключения: Шираха, Шпеера.
  • -К 15 годам тюремного заключения: Нейрата.
  • -К 10 годам тюремного заключения: Деница.
  • -Оправданы: Фриче, Папен, Шахт.

Советская сторона выразила протест в связи с оправданием Папена, Фриче, Шахта и неприменением смертной казни к Гессу.
Трибунал признал преступными организации СС, СД, СА, Гестапо и руководящий состав нацистской партии. Решение о признании преступными Верховного командования и Генштаба вынесено не было, что вызвало несогласие члена трибунала от СССР.

Большинство осужденных подали прошения о помиловании; Редер — о замене пожизненного заключения смертной казнью; Геринг, Йодль и Кейтель — о замене повешения расстрелом, если просьбу о помиловании не удовлетворят. Все эти ходатайства были отклонены.
Смертные казни были приведены в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года в здании Нюрнбергской тюрьмы. Геринг отравился в тюрьме незадолго до казни.

Приговор в исполнение приводил "по собственному желанию" американский сержант Джон Вуд.

Приговоренные к пожизненному заключению Функ и Редер были помилованы в 1957 году. После того, как в 1966 году на свободу вышли Шпеер и Ширах, в тюрьме остался один Гесс. Правые силы Германии неоднократно требовали помиловать его, но державы-победительницы отказались смягчить приговор. 17 августа 1987 года Гесс был найден повешенным в своей камере.

Итоги и выводы

Нюрнбергский трибунал, создав прецедент подсудности высших государственных чиновников международному суду, опроверг средневековый принцип "Короли подсудны только Богу". Именно с Нюрнбергского процесса началась история международного уголовного права. Принципы, закрепленные в Уставе Трибунала, вскоре были подтверждены решениями Генеральной ассамблеи ООН как общепризнанные принципы международного права. Вынеся обвинительный приговор главным нацистским преступникам, Международный военный трибунал признал агрессию тягчайшим преступлением международного характера.

Медиа

Хроника Нюрнбергского процесса. Язык английский



Нюрнбергский процесс над Рудольфом Гессом

Международный военный трибунал велся на четырех языках, но полную версию стенограммы на русском даже сейчас получить достаточно сложно: она находится в архивах, часть документов имеет гриф "секретно", да и цензура советского периода могла внести ряд изменений. На днях в электронной библиотеке "Наука права" впервые появилась стенограмма, подстрочно переведенная с английского языка на русский, – то есть "без купюр".

Рудольф Вальтер Рихард Гесс – заместитель фюрера по партии, рейхсминистр без портфеля, член Рейхстага, Тайного совета, Совета министров, генерал войск СС и СА. Гесс входил в круг ближайших соратников Гитлера, вместе с ним отбывал наказание в Ландсбергской тюрьме, помогал писать "Майн кампф", был назначен его преемником. В начале войны Гесс попал в британский плен и пробыл там вплоть до Нюрнбергского процесса, на котором предстал как один из 24 главных военных преступников Третьего рейха.

До суда

Рудольф Гесс с 1933 года принадлежал к верхушке нацистской партии, нес ответственность по всем партийным вопросам и мог принимать решения от имени Гитлера. Будучи имперским министром без портфеля, Гесс имел полномочия санкционировать все законопроекты, прежде чем они становились законами. Политик активно поддерживал подготовку к войне – так, именно он в 1935 году подписал закон о введении обязательной воинской повинности и создании германской армии мирного времени численностью в 500 000 человек. Выступая перед народом, Гесс говорил, что каждый должен приносить жертвы для вооружения, а его любимой фразой было "пушки вместо масла".

В числе прочих имперских министров Гесс подписал указ о включении четырех западных провинций Польши в состав Германии. Он публично восхвалял "великодушное предложение Гитлера Польше", обвиняя последнюю в агитации за войну. Гесс участвовал в агрессии против Австрии и Чехословакии, в 1938 году подписал закон о воссоединении Австрии с Германской империей, а спустя месяц – декрет о введении системы управления Судетской областью (территория Чехии). При этом руководство новыми регионами он брал на себя.

ИЗ УКАЗАНИЯ ОТ 20 НОЯБРЯ 1939 ГОДА, ДАННОГО ГЕССОМ В КАЧЕСТВЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ФЮРЕРА

. Я слышал от членов партии, что различные учреждения, как, например, Военно-экономический штаб, министерство труда и другие, собираются реконструировать и восстановить некоторые промышленные предприятия в Варшаве. Однако согласно решению министра, одобренному фюрером, Варшава не должна быть восстановлена. Также целью фюрера не является восстановить или реконструировать какую-либо промышленность в генерал-губернаторстве.

Поездка политика в Великобританию 10 мая 1941 года вошла в историю как "Миссия Гесса". Он в одиночку полетел на переговоры о заключении мира, утверждая, что Гитлер был готов принять некоторые мирные предложения. Примечательно, что этот полет произошел всего через десять дней после того, как фюрер назначил точную дату нападения на Советский Союз. В Англии Гесс пытался оправдать агрессию Германии в отношении Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Дании, Бельгии и Нидерландов, но был арестован и схвачен в плен. Только в октябре 1945 года Гесса перевезли из Великобритании в Германию, чтобы предать суду на Нюрнбергском процессе.

Во время суда

Обвинительное заключение от СССР представлял Роман Андреевич Руденко, от Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии – Хартли Шоукросс, от США – Роберт Хьюаут Джексон, а от Французской Республики – Франсуа де Ментон. Гесса защищал сначала доктор Гунтер фон Роршейдт, а затем доктор Альфред Зайдль.

Государственный и политический деятель Германии Рудольф Гесс обвинялся по четырем разделам: ведение агрессивной войны, преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности. Несмотря на то, что с 1941 по 1945 год Гесс провел в плену, обвинение настаивало: он содействовал военной, экономической и психологической подготовке к войне, участвовал в политическом планировании военных преступлений и преступлений против человечности. Гесс был пропагандистом расовых теорий, принимал видное участие в разработке положений "Майн кампф". По мнению обвинения, он использовал свои посты, личное влияние и тесную связь с фюрером для прихода к власти нацистских заговорщиков и их укреплению в Германии.

Первое время на судебных заседаниях Гесс находился в состоянии амнезии, выражался бессвязно, часами застывал в одном положении, сидел с отсутствующим видом, а иногда и вовсе читал детективные романы. Его адвокат, Гунтер фон Роршейдт, ходатайствовал о проведении психиатрической экспертизы – он считал, подсудимому будет лучше, если разбирательство в отношении него приостановят и возобновят лишь после лечения: "Обвиняемый Гесс выразил пожелание (во всяком случае лично мне) присутствовать на суде, так как он не считает себя ограниченным в своих возможностях. Однако, по мнению его защитников, это не соответствует действительности". Медицинское обследование показало: умственное состояние Гесса не является основанием для отложения процесса. Тем не менее, 30 ноября 1945 года по этому поводу было созвано чрезвычайное судебное заседание. На нем впервые за долгое время неожиданно для всех выступил сам Гесс: "Я хочу сказать, что с этого момента моя память находится в полном распоряжении cуда. Основания, которые имелись для того, чтобы симулировать потерю памяти, были чисто тактического порядка. Вообще, действительно, моя способность сосредоточиваться была несколько нарушена, однако моя способность следить за ведением дела, защищать себя, ставить вопросы свидетелям или самому отвечать на задаваемые мне вопросы не утрачена".


В дальнейшем защитник подавал еще ходатайства о медицинском освидетельствовании Гесса, но трибунал отклонил их после доклада тюремного психиатра: "Тот факт, что поведение Гесса является ненормальным, то обстоятельство, что он страдает потерей памяти, и то, что его психическое состояние ухудшилось за время этого процесса, возможно, является правильным. Но ничто не указывает на то, что он не осознает характера выдвинутых против него обвинений или что он не способен защищать себя. Ничто не указывает на то, что Гесс не находился в здравом рассудке в период совершения тех действий, которые ему инкриминируются". Обвиняемый был недоволен, что его пытаются выставить больным, и 5 февраля 1946 года сменил адвоката. Правда, к окончанию процесса он снова демонстрировал потерю памяти, испытывал проблемы с речью и жаловался на желудочные колики.

Гособвинитель Роман Руденко в своем выступлении сделал акцент на разработке Гессом человеконенавистнической теории высшей расы: "Из этой теории вытекало, что немцам, вследствие их принадлежности якобы к высшей расе, присвоено право строить свое благополучие на костях других рас и народов. Эта теория объявила немецко-фашистских узурпаторов не связанными ни законами, ни общепризнанными правилами человеческой морали. "Расе господ" все дозволено. Все действия этих господ, сколь бы отвратительны и бесстыдны, жестоки и чудовищны они ни были, обосновывались идеей превосходства этой расы". Руденко напомнил, что Гесс в 1933 году создал управление расовой политики, а значит, именно он несет ответственность за нюрнбергские законы (два антиеврейских акта, принятых 15 сентября 1935 года на съезде Национал-социалистической партии в Нюрнберге). Главный обвинитель от СССР также привел статью в газете "Национал цейтунг" от 1941 года, посвященную Гессу: "Много времени тому назад – это было еще до начала войны – Рудольфа Гесса называли совестью партии. Если мы спросим, почему заместителю фюрера было дано это почетное звание, то на этот вопрос нетрудно ответить: нет ни одного события в нашей общественной жизни, которое не было бы связано с именем заместителя фюрера. Он настолько мгогосторонен и своеобразен в своей работе и в сфере своей деятельности, что это нельзя сказать несколькими словами. Многие мероприятия, проведенные правительством, особенно в сфере военной экономики и в партии, проводились полностью по инициативе заместителя фюрера".

Обвинитель от Великобритании настаивал, что роль Гесса в нацистской партии точно установлена – ведь он оказывал фюреру помощь во всех областях деятельности. "Я приведу только один пример. – заявил Хартли Шоукросс. – Вы помните указание, данное им партийным чиновникам в связи с вопросом об истреблении восточных народов, об оказании помощи набору в войска СС? Он сказал: "Они состоят из национал-социалистов, являющихся наиболее подходящими по сравнению с другими вооруженными войсками для выполнения особых задач на оккупированных восточных территориях, благодаря их усиленной национал-социалистской подготовке по расовым и национальным вопросам"."

Франсуа де Ментон из Франции тоже сослался на связь Гесса с Гитлером. Он напомнил, что Гесс являлся его назначенным преемником, примкнул к движению с самого начала, взял на себя ответственность за расовые законы, содействовал проведению в жизнь политической идеи режима и распространял эту идею во всех кругах населения.


"Мир счастлив, что руководитель Германии — человек, который не позволяет, чтобы его провоцировали. Фюрер делает то, что необходимо для его народа, и трудится ради мира в Европе"

Рудольф Гесс, государственный и политический деятель Германии

Главный обвинитель от США в заключительной речи произнес: "Фанатик Гесс, перед тем как его обуяла страсть к странствованиям, был инженером, управлявшим механизмом партии, передававшим руководящему составу партии пропагандистские установки, осуществлявшим надзор над всеми сторонами деятельности партии и сохранявшим ее наготове, как преданное и послушное орудие власти".

Защищавший подсудимого Зейдль заявил, что считает трибунал некомпетентным для суда над германскими военными преступниками. Он также отверг обвинение в совершении Гессом преступления против мира, сказав, что такого преступления не существует: "Осуждение за преступления против мира и за участие в общем плане, направленном на ведение агрессивной войны, может иметь место вопреки действующему международному праву только в том случае, если трибунал, нарушая принцип "Nulla poena sine lege", решится на дальнейшее развитие международного права. И как бы ни было велико это искушение, нельзя предусмотреть всех тех последствий, которые оно может повлечь за собой. Будет нарушен принцип, который вытекает из принципа уголовного права всех цивилизованных народов и который является неотъемлемой составной частью международного права, а именно то, что действие является наказуемым только в том случае, если наказуемость его была установлена законом до того, как это действие совершено. И если не хотят закрыть дорогу действительному развитию международного права, то правовой основой для приговора этого суда может явиться только подлинное международное право, то есть право, действовавшее во время совершения рассматриваемых действий". Благодаря Зейдлю на суде впервые появились секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа.


"Уголовная ответственность подсудимого Гесса во всяком случае должна ограничиться теми действиями, которые были совершены до полета в Англию"

Альфред Зейдль, немецкий юрист, политик

Сам Рудольф Гесс заявил, что признает себя виновным только перед богом. Он сказал следующее: "Я подчеркиваю, что я несу полную ответственность за все то, что я сделал и подписал вместе с другими. Мои принципы заключаются в том, что данный трибунал не является правомочным". Последнее слово Гесс попросил произносить сидя – учитывая его состояние здоровья, – и председательствующий не стал возражать. Гесс признался: "Те выводы, к которым пришел защитник здесь, на этом суде, от моего имени в отношении оценки моего народа и истории, являются для меня важными. Я не защищаюсь от того, что выдвинуто обвинителями, которые, по моему мнению, не имеют права обвинять меня и моих соотечественников. Я не придаю значения тем упрекам, которые касаются событий, являющихся суверенным делом Германии и поэтому не относящихся к компетенции иностранцев. Такого рода выпады моих врагов – это честь для меня. Судьба дала мне возможность трудиться многие годы под руководством величайшего из сыновей Германии за всю ее тысячелетнюю историю. Даже если бы я мог, я не хотел бы исключать это время из своей жизни. Я счастлив сознанием, что выполнил свой долг в качестве национал-социалиста, в качестве верного последователя моего фюрера. Я ни о чем не сожалею. Если бы я опять стоял у начала моей деятельности, я опять-таки действовал бы так же, как действовал раньше, даже в том случае, если бы знал, что в конце будет зажжен костер, на котором я сгорю. Независимо от того, что делают люди, наступит время и я предстану перед престолом Всевышнего. Только перед ним я несу ответственность и знаю, что он оправдает меня".

После суда

Трибунал 1 октября 1946 года признал подсудимого Гесса виновным в преступлениях против мира, военных преступлениях и преступлениях против человечности, и приговорил его к пожизненному тюремному заключению.


Член Международного военного трибунала, судья Верховного Суда СССР Ион Тимофеевич Никитченко выступил с особым мнением. Он заявил, что приговор суда дает правильную и полную характеристику того положения, которое Гесс занимал в системе руководства гитлеровской партии и государства, однако не согласился с мерой наказания. "Учитывая, что Гесс был третьим по значению политическим руководителем в гитлеровской Германии, что он играл решающую роль в преступлениях фашистского режима, я считаю единственно правильной мерой наказания для него смертную казнь", – написал Никитченко. Маршал Соколовский как советский представитель заявил, что в полной мере разделяет мнение Никитченко.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: