Рамилю саитову доставили в суд за что

Обновлено: 01.12.2022

Адвокат Гарифулла Япаров, который защищает интересы башкирской активистки Рамили Саитовой*, сообщил, что 5 июля, в Стерлитамаке прошли 4 судебных заседания по делу Саитовой, три из которых были перенесены на поздний срок. По четвертому делу – о жалобе активистки на нарушения правил содержания в исправительной колонии - суд взыскал с УФСИН России в ее пользу в общей сложности 60 тысяч рублей за причинение морального вреда.

Жалобы поступили в марте текущего года. Прокуратура Стерлитамака провела проверку и выявила нарушения в колонии-поселении №6, где содержится Саитова.

– В КП-6 нарушены нормы площади на содержание одного осужденного, неисправны технические приборы в КП-6, не соблюдается допустимая норма обеспечения светом камер, потолки камер протекают, женщины и мужчины содержатся в одном помещении, только в разных камерах, у женщин нет отдельного туалета, – возмутился адвокат Япаров.

Представители УФСИН в суде не опровергли жалобы. При этом, по словам Япарова, начальник медико-санитарной части Венер Мазитов похвалил работу медиков колонии, хотя Саитова сообщает, что они не регистрируют ее обращения к ним.

– Более того, в суде выявлен факт незаконного вывоза с территории КП-6 на частной автомашине Рамили Саитовой, без ведома ее доверенных лиц и родственников, и представления ее к психиатру без ее ведома. Вместо направления по ее просьбе к врачу по женской части из-за содержания осужденной в ШИЗО в абсолютно антисанитарных условиях: в холодной камере, без отопления, без вентиляции, без теплой воды и туалета, без света и женского гардероба, в чем будем разбираться отдельно, – сообщил Япаров.

На опубликованном Япаровом видео Саитова жалуется на здоровье и на питание.

– Здоровье очень плохое, я все время голодная, из-за этого у меня истощение. Мне адвокаты помогают, мы в суде заявляем, чтобы суд обязал колонию меня кормить. Звучит смешно, но мы час провели в этих препирательствах, что я и адвокаты требовали, чтобы меня начали кормить по СанПИН, по безопасным нормам. А представители ответчика и медсанчасти категорически возражали, они меня кормить не хотят, вот так у нас, – рассказала Рамиля Саитова.

Кстати, Саитова объявляла о голодовке в ходе судебных заседаний, избиениях, жаловалась в ОНК, а также назвала себя посланной на землю мессией.

Башкирская активистка Рамиля Саитова в 2021 году была осуждена за публичный призыв к экстремизму и приговорена к 3 годам лишения свободы.

*Рамиля Саитова внесена в перечень террористов и экстремистов (согласно данным Росфинмониторинга).

Кировский районный суд Уфы по ходатайству следователя регионального УФСБ на два месяца арестовал активистку Рамилю Саитову. Ее обвиняют в публичных призывах к экстремистской деятельности (ч. 2 ст. 280 УК РФ). Уголовное дело было возбуждено после публикации видео, в которых госпожа Саитова заявляла о необходимости демонтировать все поклонные кресты, установленные на Урале, а также о необходимости заявить ультиматум представителям армянской диаспоры, проживающим в Башкирии, чтобы они покинули республику до конца года. Юристы полагают, что Рамиле Саитовой грозит реальный срок.

Рамиля Саитова встретит Новый год под арестом

Рамиля Саитова встретит Новый год под арестом

Фото: Дмитрий Колпаков, Коммерсантъ

Рамиля Саитова встретит Новый год под арестом

Фото: Дмитрий Колпаков, Коммерсантъ

Общественница и башкирская националистка Рамиля Саитова, которая была задержана оперативниками регионального УФСБ 6 ноября, по решению Кировского районного суда Уфы арестована до 6 января 2021 года. Ей инкриминируются публичные призывы к экстремистской деятельности в интернете (ч. 2 ст. 280 УК РФ). Санкции по этой статье предусматривают до пяти лет лишения свободы. Как сообщила объединенная пресс-служба судов республики, решение об аресте было принято «с учетом личности Рамили Саитовой» и на основании того, что она неоднократно привлекалась к административной ответственности «за правонарушения экстремистской направленности». Рамиля Саитова, отметили в пресс-службе, заявляла отвод судье и следователю УФСБ, который ходатайствовал о ее аресте, но суд заявление обвиняемой оставил без удовлетворения.

2 ноября в YouTube-канале Рамили Саитовой появилось видео, в котором она анонсирует йыйын (народный сход) в селе Узян у поклонного креста, установленного там, где находился алтарь сгоревшего в 1934 году Свято-Троицкого храма. По словам активистки, крест был «установлен с нарушением градостроительных норм, Конституции Республики Башкортостан и всех морально-этических норм» и должен быть демонтирован сельской администрацией. Вечером 4 ноября Рамиля Саитова опубликовала еще одно видео, на этот раз о повестке запланированного йыйына. По ее словам, на сходе планировали обсудить снос всех православных поклонных крестов, установленных в Башкирии, чтобы таким образом «восстановить справедливость». Еще одним пунктом повестки схода должен был стать ультиматум, который башкирские националисты поставили перед армянами — «покинуть Башкирию до 31 декабря». В ночь на 5 ноября неизвестные подожгли крест в Узяне. МВД по Башкирии возбудило уголовное дело о вандализме.

Заявления госпожи Саитовой вызвали широкий общественный резонанс. Спикер регионального парламента Константин Толкачев назвал деятельность активистки «деструктивной» и призвал правоохранительные органы дать ей «правовую оценку». Секретарь Межведомственного совета общественной безопасности Башкирии Алексей Касьянов заявлял, что действия госпожи Саитовой направлены на «дестабилизацию общественно-политической обстановки в республике и разрушение межнационального и межконфессионального мира и согласия». Член регионального Совета по правам человека Олег Галин, ранее возглавлявший ОНК республики, отметил, что уголовное дело против Рамили Саитовой — это начало преследования «персон, которые в последние полгода занимались дестабилизацией общественно-политической обстановки в республике».

Рамиля Саитова называет себя исполняющей обязанности председателя правительства Башкортостана. В октябре она и ее соратница Альфия Узянбаева объявили о «воссоздании» башкирского правительства и составлении декларации «о возврате вотчинных земель башкортским родам». Позже они потребовали вернуть в собственность «правительства Башкортостана» оренбургский Караван-сарай. В сентябре Кировский районный суд Уфы признал ее виновной в возбуждении ненависти или вражды (ст. 20.3.1 КоАП РФ) и арестовал на 10 суток за видео, на котором активистка задает проходившим мимо армянкам вопросы о том, из какой страны они приехали, почему в Башкирии так много армян. Сейчас прокуратура Башкирии пытается через суд заблокировать этот видеоролик.

Интересы Рамили Саитовой в суде представляла адвокат Анна Гусева. Получить ее комментарий вчера не удалось.

Адвокат Алексей Захаров, ранее защищавший другого башкирского активиста Айрата Дильмухаметова, уверен, что, учитывая деятельность Рамили Саитовой и ее личность, приговор будет обвинительным. Он также отмечает, что по делу госпожи Саитовой может быть проведена судебно-психиатрическая экспертиза.

По словам старшего партнера адвокатского бюро ЗКС, бывшего следователя по особо важным делам СКР Андрея Гривцова, судебная практика по экстремистским делам показывает, что если в отношении человека избрали меру пресечения в виде ареста, то наказание с большой вероятностью будет связано с лишением свободы. При этом господин Гривцов отмечает, что у него в целом есть сомнения в том, насколько уместно применять в данном случае эту статью, так как прямых призывов к разрушениям в опубликованных видео не было. Он также считает, что по такому составу решение суда об аресте активистки выглядит «немного удивительно».

В Кировском районном суде Уфы прошло очередное заседание по делу башкирской националистки Рамили Саитовой, которую обвиняют в публичных призывах к экстремизму (ч. 2 ст. 280 УК РФ). В понедельник суд допросил свидетеля Рустема Узянбаева, бывшего мужа одной из соратниц госпожи Саитовой. Мужчина с трудом отвечал на вопросы сторон, поэтому прокурору пришлось зачитать его показания из материалов дела. Сама Рамиля Саитова пожаловалась суду на условия содержания в СИЗО и попросила отпустить ее из-под стражи.


Фото: Елена Чиркова

Фото: Елена Чиркова

В понедельник в Кировском районном суде Уфы состоялось очередное заседание по делу Рамили Саитовой — националистки, называющей себя «исполняющей обязанности председателя правительства Башкортостана». Ей вменяют в вину публичные призывы к экстремизму за публикацию на YouTube серии видеороликов: госпожа Саитова ставила ультиматум представителям армянской диаспоры и требовала, чтобы те покинули Башкирию. Также она призывала сносить в регионе православные поклонные кресты.

55-летняя Рамиля Саитова находится в СИЗО с ноября 2020 года. И в начале судебного заседания она ходатайствовала о «немедленном освобождении». По ее словам, СИЗО-1 «является тюрьмой строгого режима», а в России женщины не могут содержаться в колониях подобного режима. «В 35-градусную жару я сижу в каменной клетке без вентиляции — она не работает. Сегодня первый день, когда прохладно, и я могу соображать. Там совершенно невозможно думать, я лежу, как рыба на берегу»,— пожаловалась она.

Госпожа Саитова добавила, что изначально ей предъявляли обвинение по четырем эпизодам, но до суда дошли только два. По ее мнению, прокуратура должна была «выделить эти эпизоды в отдельное уголовное дело, прекратить его, а меня реабилитировать».

«Прошу учесть, что из этой клетки я не выйду, я там все равно умру. Если вы меня туда силой запихнете обратно, на вас будет лежать ответственность, если я там умру. Мне лучше умереть, чем свободу потерять»,— заявила госпожа Саитова перед тем, как судья Азамат Бикчурин ушел в совещательную комнату.

Пока судья отсутствовал, госпожа Саитова жаловалась адвокатам на питание в СИЗО. По словам обвиняемой, ей две недели не передают посылку с едой и лекарствами, а также «запретили книги». «Сказали, что в камере может быть только одна книга. А я пишу стихи, книги мне нужны»,— пояснила она. Кроме того, Рамиля Саитова посетовала, что ее несколько дней не выводили на прогулки, так как во дворе изолятора «травили блох».

Судья, вернувшись, отказался удовлетворять ходатайство госпожи Саитовой. В зал пригласили свидетеля — бывшего мужа Альфии Узянбаевой, соратницы госпожи Саитовой. Он пояснил, что проживает в Сибае, лично с Рамилей Саитовой не знаком и видел ее один раз. Мужчина рассказал, что увидел в группе «Черный список Сибая» в соцсетях «ВКонтакте» видео, на котором его бывшая супруга и Рамиля Саитова что-то рассказывали, однако, что конкретно — вспомнить не смог. Прокурор несколько раз уточняла, что именно содержалось в видео и на какую тематику было выступление. «Может, они там просто про природу рассказывали?» — спросила она. Однако и на этот вопрос свидетель ответить затруднился: «На фоне какой-то мечети или что-то. Где-то в Оренбургской области снимали». Прокурор уточнила, видел ли мужчина другие видеозаписи Рамили Саитовой. Тот вспомнил видео, снятое «где-то в лесу. ».

Гособвинитель попросила огласить показания свидетеля, данные в ходе следствия сотруднику регионального УФСБ. Тогда мужчина рассказывал, что его бывшая жена «проводила митинги» и познакомилась с Рамилей Саитовой. Они записывали вместе видео и выкладывали их в соцсети. Согласно показаниям, один из роликов женщины записали в Оренбурге, куда ездили в октябре-ноябре 2020 года (речь идет о видео, в котором Саитова и Узябаева заявляли о восстановлении «правительства Башкирии» и требовали вернуть республике здание Караван-сарая, расположенное в Оренбургской области).

В показаниях свидетель заявил, что видеоролики содержат «экстремистские высказывания». Адвокаты подсудимой уточнили, есть ли у свидетеля юридическое или филологическое образование и может ли он давать оценку высказываниям или определять, являются ли они экстремистскими. На оба вопроса Рустем Узянбаев ответил отрицательно. Рамиля Саитова задавать свидетелю вопросы не стала. Адвокат Гарифулла Япаров спросил, почему показания свидетеля на суде отличаются от тех, что он давал следователю, но на этот вопрос господин Узянбаев ответить не смог. Суд объявил перерыв до 4 августа.

Сотрудник УФСБ в суде рассказал об «обследовании жилища» Рамили Саитовой

Еще один сотрудник УФСБ выступил в суде на процессе по делу башкирской националистки Рамили Саитовой, обвиняемой в публичных призывах к экстремизму. Старший оперуполномоченный Никита Кудряшов рассказал подробности обыска, который проводился в квартире подсудимой. Как и ранее допрошенный свидетель обвинения, он заявил, что активистка вела себя «неадекватно» и «бросалась на оперативников». Рамиля Саитова, в свою очередь, сообщила журналистам, как ее камеру в СИЗО подготовили к приходу проверяющих из ОНК, и пожаловалась на то, что в изоляторе «нет закона».

Рамиля Саитова рассказала о визите ОНК

Рамиля Саитова рассказала о визите ОНК

Фото: Дарья Кучеренко

Рамиля Саитова рассказала о визите ОНК

Фото: Дарья Кучеренко

Кировский районный суд Уфы вчера продолжил рассмотрение уголовного дела башкирской национальной активистки Рамили Саитовой. Ее обвиняют в публичных призывах к экстремистской деятельности (ч. 2 ст. 280 УК РФ). Основанием для возбуждения дела стали два видеоролика на YouTube, опубликованные в 2020 году. В одном из них активистка требовала от армян уехать из Башкирии, в другом — призывала снести все поклонные кресты в республике.

Рамилю Саитову привезли в суд в сопровождении конвоя с опозданием. До начала заседания она попросила дать ей время на общение с адвокатами и прессой. Журналистам подсудимая сообщила, что с прошлой недели начала выходить из голодовки, которую держала около месяца в знак протеста против помещения в карцер. Она выразила опасения по поводу того, что ее снова могут поместить в карцер, пожаловалась на жару в камерах и на то, что «в СИЗО закона нет». «Тот, кто туда заходит, потерян для общества»,— заявила она. Рамиля Саитова также прокомментировала визит 22 августа в следственный изолятор членов общественно-наблюдательной комиссии по тюрьмам (ОНК), не нашедших нарушений в условиях содержания активистки. По ее словам, руководство СИЗО подготовилось к приходу проверяющих, например, оборудовало ее камеру холодильником и телевизором. В присутствии членов ОНК медработники СИЗО измерили ей давление. До их визита, по утверждению подсудимой, в медицинской помощи ей отказывали.

Затем суд приступил к допросу свидетеля обвинения — старшего оперуполномоченного УФСБ по Башкирии Никиты Кудряшова, который частично повторил показания допрошенного ранее сотрудника УФСБ — Романа Мозгового. Никита Кудряшов в ноябре 2020 года руководил оперативной группой, проводившей обыск в квартире Рамили Саитовой. Слова «обыск», впрочем, свидетель избегал, называя действия оперативников «обследованием жилища». Сотрудник ФСБ сообщил, что, согласно постановлению Кировского райсуда, обыск проводился «в целях обнаружения предметов, имеющих значение для уголовного дела». Оперативники выломали дверь, так как подсудимая отказывалась ее открывать, рассказал свидетель. В ходе обыска были изъяты телефон, ноутбук и около 40 листов рукописного текста, которые в ФСБ посчитали сценариями для видеороликов на YouTube.

На кухне оперативник обнаружил «импровизированную студию»: диван «как из IKEA», штатив для камеры и установку с искусственным светом. На вопрос гособвинителя, в этой ли студии Рамиля Саитова записывала свои видеоролики, сотрудник ФСБ ответить затруднился. «Может, помните, какой цвет обоев был в кухне?»,— уточнила прокурор. Свидетель не вспомнил.

Во время обыска Рамиля Саитова, по словам свидетеля, вела себя неадекватно: «кидалась на сотрудников» и угрожала оперативникам, что те будут наказаны и лишены имущества, «когда к власти придут башкорты». Никита Кудряшов распорядился надеть на нее наручники. «Пытались наладить с ней диалог — как с глухой стенкой», — сообщил он суду.

Адвоката Гарифуллу Япарова возмутило, что свидетель использует «медико-психологический термин „неадекватная“» в адрес подсудимой. «У вас же нет медицинского или психологического образования»,— отметил он. Никита Кудряшов ответил, что специальные термины не использует и говорит «о том, что видел». «Просто я в подробности не стал вдаваться»,— сказал он. На вопрос о том, «какую угрозу представляла женщина в квартире, что пришлось надеть на нее наручники», свидетель ответил, что Рамиля Саитова «бросалась на оперативников, пыталась царапаться». Какие-либо документы о применении спецсредств не составлялись, добавил он, отвечая на вопрос адвоката Эльвиры Шамсутдиновой. Госпожу Шамстудинову также интересовало, как свидетель может подтвердить, что Рамиля Саитова высказывала угрозы в адрес оперативников, если видеосъемка обыска не велась. «Другие оперативники это слышали»,— ответил свидетель.

Рамиля Саитова задавать вопросы сотруднику ФСБ отказалась, сославшись на то, что не ознакомлена с материалами дела.

Защита заявила, что считает необходимым допросить также понятых и других оперативников, проводивших обыск. Суд ходатайство удовлетворил.

Допросить экспертов, делавших для следствия психолого-лингвистическую экспертизу видеороликов, суду не удалось. Из-за того, что сотрудники ФСИН привезли Рамилю Саитову с опозданием на час, заседание начали позже и допрос отложили на следующее заседание. Оно назначено на 13 сентября.

Когда конвой подошел к камере, чтобы увезти Рамилю Саитову обратно в СИЗО, она начала громко звать на помощь. «Мне нельзя туда, меня там убьют!», — кричала она, пока конвоиры выводили ее из зала. Ее сын Аким Саитов, стоявший в коридоре, крикнул: «Мама, пиши письма!». «Меня там убьют, Аким»,— ответила подсудимая и успела попросить сына каждый день передавать ей в изолятор по шесть литров питьевой воды. Ранее Рамиля Саитова неоднократно жаловалась на то, что в изоляторе дают пить только водопроводную воду низкого качества.

Рамиля Саитова находится в СИЗО с ноября прошлого года. Санкция по ч.2 ст. 280 УК предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет. Госпожа Саитова свою вину не признает.

Суд Башкирии избрал меру пресечения Рамиле Саитовой, призывавшей сжечь кресты

Жительница Уфы Рамиля Саитова решением Кировского райсуда взята под стражу до 6 января 2021 года по ходатайству следователя УФСБ. Она обвиняется в уголовном преступлении – публичном призыве к осуществлению экстремистской деятельности в Интернете, сообщает Объединенная пресс-служба судов РБ.

Откровенно признаться, новость о задержании Рамили Саитовой одновременно удивила и не удивила. Удивила в плане того, что, как мне кажется, это не про УК РФ, а про клинику. Это как про Жириновского. Что-то трындит за гранью фола, но все ржут, крутят у виска пальцем, кому-то, напротив, нравится, ну и фиг с ним. Саитова воспринимается в башкирском сегменте именно так. В этом смысле Рамиля вредит государству в сотни раз меньше Жириновского.

Почему меня новость о задержании не удивила? Рамилю, я считаю, просто вели. Не прямо, не откровенно, даже не заочно. Ее пантюркистские выхлопы начались за месяц или два до конфликта в Карабахе. Одновременно в Facebook началось продвижение таких же пабликов, от которых я лично устал отписываться. У меня, как журналиста, сложилось почти физическое ощущение того, что нас, как СМИ, просто провоцируют на какой-то антиармянский дискурс с примесью семьи Главы РБ. Именно поэтому я повторил свое убеждение, что конфликт на Кавказе не должен иметь военного отношения России.

Теперь резонный вопрос: при чем тут Карабах и кресты? Да ни при чем! Мое субъективное и непросвещенное мнение: это все новая разводка. При этом разводка не силовиков. Поясню.

Кресты – это отдельная и сложная тема дискуссии. Я был очевидцем таковых конфликтов несколько раз. Самый известный случился в Куюргазинском районе. Один из участников противоборствующих сторон через пару лет потом благополучно умрет как член запрещенной ИГИЛ в Сирии. Не жалко. Но манипулирование этим фактом является не более чем манипулированием. Во-первых, на момент конфликта он не был террористом. Во-вторых, никто как бы в России не отменял законы РФ.

В одной из обсуждений в Facebook мне один из оппонентов привел прекрасный пример – самовольные памятники с крестами у мест ДТП. Так вот: закон прямо говорит о том, что все это незаконно. И нет в этом никакой религиозной составляющей. Вот точно такой механизм должен касаться всего и всех конфессий.

Село Кага, чуть южнее села Узян Белорецкого района. Это горнозаводские села, основанные графом Шуваловым. В Каге живут потомки старообрядцев. Тут есть старинный восстановленный храм. Крест на земле церкви априори никого не должен волновать!

С Узяном немного сложнее, но логика и рассуждения должны быть для всех сторон. В Узяне конфликт был и есть единственный в Башкирии (хоть и не освещаемый) существующий конфликт по линии «башкиры – русские». Можно меня тут обвинять в «розжиге», но жители района вне зависимости от национальности это подтвердят.

Теперь обратный пример. Кигинский район, село Леуза, состоящее из одной улицы длиной чуть ли не 13 км. Трасса идет параллельно. Село когда-то было башкирским, потом смешанным, потом русским, теперь смешанным. Церковь в селе. Но крест возник почему-то не у церкви, а на трассе в сторону Белокатайского района. Возник не как культовое сооружение: его поставили под ежегодный и классный фольклорный русский фестиваль в моем родном Белокатае. Кстати, рекомендую. Все русское вы найдете именно в Белокатае и Белорецке. После конфликта в Куюргазах я не поленился и позвонил в администрацию Кигинского района. Итог этих разговоров был простой – никаких процедур, сходов и опросов. Крест формально самовольный. То есть, если его снести, то нет нарушения? Так и выходит. И в этом засада провокации всех конфликтов.

Про самый известный конфликт в Куюргазинском районе. На самом деле их было два. Один в селе Ира. Про него я подробности не знаю. Второй случился в школе в Отрадовке. Директор решил поставить культовое сооружение на территории школы (Конституция РФ на минуточку!). Тогда Администрация Главы РБ решила вопрос топорно и разово. Территорию школы взяли и отрезали под другое назначение. Никакого системного решения или механизмов разрешения таких проблем никто не стал выдумывать, хотя они лежат на поверхности. А решение – банальное: реализации местного самоуправления – сход, решение депутатов, администрация. Обратите внимание – никаких религиозных организаций. Епархия может строить все, что угодно, на своей земле, на земле Церкви. Это касается равно и муфтиятов. А что касается других земель – должно решаться в правовом поле.

Я тут пишу вполне очевидные вещи. Думаете, их не понимают в Управлении внутренней политики Администрации Главы РБ? И при чем тут Рамиля Саитова? Все понимают и все при чем. На мой взгляд, Администрации просто нужен этот конфликт. Вместо того, чтобы пресечь, бадрановы-кильсенбаевы его, как минимум, терпеливо ждали. Реноме «борца с экстремистами» их шефу Радию Хабирову закладывали много лет назад, когда его команда активно помогала различным организациям Башкирии типа «Кук буре».

Это реноме всегда пригодится для демонстрации федеральному центру, когда похвалиться реальными итогами в экономике и социалке нечем.

Именно это я вижу и сейчас. Считаю, что власти Башкирии сознательно уступили и усугубили данную сложную повестку таким, как Рамиля Саитова. Они изобразят федеральную крепость в национальном регионе, посадят единичного не совсем адекватного активиста, повесят очередные ярлыки. Только вот в реальности проблемы никак не будут разрешены.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: