Прозрачность правосудия как фактор облегчения доступа к суду

Обновлено: 20.04.2024

Участники судебных процессов должны быть готовы к тому, что об их делах смогут узнать все желающие

С 1 июля 2010 года вступает в силу Федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации». Данный закон был внесен в Госдуму сугубо по инициативе президента Дмитрия Медведева. Основная его цель – это обеспечение прозрачности судебной системы и получение гражданами полной информации о деятельности судов – как местных, так и областных. А главный инструмент – публикация всех решений и приговоров на специально созданных сайтах. О том, каких последствий можно ожидать от этого нововведения, мы беседуем с заместителем председателя Ревдинского городского суда Игорем Воробьевым.

Беседовал Евгений ЗИНОВЬЕВ

- Игорь Иванович, действительно ли содержание всех принимаемых судом документов станет достоянием общественности?

- Да, с 1 июля на специально созданных сайтах будут публиковаться все судебные решения, все приговоры и постановления, которые выносятся. В полном объеме. И административные дела, и гражданские, и уголовные.

- Все без исключения?

- Нет. Не публикуются в полном виде решения, принятые в ходе закрытого судебного заседания. Согласно федеральному законодательству, автоматически в закрытом режиме рассматриваются преступления, связанные с несовершеннолетними, с половой неприкосновенностью, а также дела, содержащие государственную или коммерческую тайну (список смотрите ниже). А все остальное – 99% от всего, что рассматривает суд, – мы должны выносить на сайт.

- Для того, чтобы получить доступ к опубликованным решениям, нужна будет какая-либо специальная регистрация?

- Нет, любой гражданин России вправе через свой терминал зайти на наш сайт и ознакомиться с данной информацией. Она будет открыта для всех.

- Это похоже на революцию в системе судопроизводства…

- Данный документ, действительно, носит революционный характер. На Западе в полной мере таких аналогов нет. Посмотрим, что из этого выйдет. Вопросов, конечно, очень много. В первую очередь они касаются конкуренции двух принципов. С одной стороны – принцип соблюдения тайны о личной жизни и персональных данных. С другой – принцип публичности осуществления правосудия. 99% всех дел у нас рассматриваются в открытых судебных заседаниях. То есть теоретически любой человек с улицы при наличии документа, удостоверяющего личность, может прийти в суд и присутствовать на процессе – это его конституционное право. Теперь важно донести до всех людей, которые обращаются в суд, что вопросы, которые они ставят на рассмотрение в своих исках, станут всеобщим достоянием. Во всяком случае, активных пользователей интернета. Важно, чтобы ни для кого это не было сюрпризом…

- Имеют ли право участники процесса в ходе заседания возразить против публикации решения по их делу на сайте?

- Такого права им не предоставлено. Единственное – в настоящее время решается вопрос о том, в каком виде публиковать судебные акты. Либо в полном виде, как есть. Либо в купированном – где вместо имен и фамилий ставится цифровой либо буквенный шифр. Кроме того, во втором случае могут быть каким-то образом зашифрованы сведения, указывающие на то или иное лицо – данные по свидетелям, например, по месту работы и т.д. Но в настоящее время в Госдуму внесены поправки в закон, которые предусматривают все-таки публикацию судебных актов без купирования и без шифровки. Объясняется это тем, что правосудие должно осуществляться максимально публично, а значит, человек должен везде выступать под своим настоящим именем.

- Наверняка, многие участники судебных процессов будут от этого не в восторге…

- Большинство гражданских дел содержит такие факты, которые стороны вряд ли хотели бы предавать огласке. Эти факты зачастую нелицеприятны и касаются личной жизни. Раньше вся эта информация была доступна только участникам процесса и еще государственным органам, которые в дальнейшем должны исполнять решения. Допустим, о решениях по жилищным спорам знали только участники процесса, их представители, представители управляющей компании и миграционной службы. Теперь об этом сможет узнать любой человек – и ваш сосед, и коллега.

- Значит, и СМИ могут использовать эту информацию?

- Если идет ссылка на официальный сайт суда, то конечно. Во всяком случае, данный Федеральный Закон не содержит запрета на использование данной информации в дальнейшем. В частности, и СМИ.

- А не получится ли, что информация, публикуемая на сайтах судов, будет использоваться в преступных целях?

- Опасность есть, и об этом тоже ведутся споры. Взять, например, дела, связанные с финансовыми вопросами, – возмещение ущерба, взыскание долгов. Там же присуждаются к выплате часто весьма солидные суммы. Решаются вопросы о передаче жилых помещений, недвижимости. Получается, что неопределенный круг лиц будет иметь информацию об имущественном состоянии того или иного человека. Предположим, с Иванова взыскано 20 млн в пользу Сидорова… Где гарантия, что у определенных людей не возникнут к Сидорову некоторые неправовые вопросы? Интернет – это великое изобретение, но и навредить с его помощью можно. Смотря как использовать.

- В таком случае, каково Ваше личное отношение к новому закону?

- Я бы, конечно, воздержался от личной оценки… Но нельзя не признать, что ряд положений спорен. Мне кажется, надо расширить категорию дел, не подлежащих опубликованию в полном объеме. Для них достаточно будет резолютивной части решений – кто выиграл, кто проиграл. И нужно, чтобы этот закон был согласован с законом о защите персональных данных. Наверное, стоило предусмотреть получение согласия сторон на публикацию решения. А при имеющихся условиях, думаю, будет наблюдаться даже некоторое сокращение обращений в суд. Кто-то просто постесняется выносить свою проблему на люди. Но благо это будет или зло? Для кого-то, может быть, это будет стимул договориться по-хорошему. А чей-то спор так и останется неразрешенным.

- Уж не решил ли законодатель таким образом разгрузить суды от рутинной работы по незначительным гражданским спорам?

- Я не думаю! На нас возложили дополнительные обязанности, ранее нам не свойственные. По сути, у нас сейчас должен быть сформирован собственный компьютерный информационный центр. Ежедневное сопровождение и обновление сайта – это же безумно тяжелая работа, это бездна информации, которую нужно обрабатывать и выкладывать.

- Этим должны заниматься специальные люди? Речь идет об увеличении штата?

- Вы знаете, нет… Кризис нас не обошел стороной. В первую очередь пострадало материально-техническое обеспечение судов. Как и у всех бюджетников и федеральных структур. Поэтому никаких дополнительных штатных единиц нам пока не выделяется. Даже вопрос об этом не стоит.

Так что, мы должны работать на той же материальной базе при наличии того же персонала. Слава богу, у Ревдинского городского суда достаточная база уже сформирована, так что с 1 июля мы начнем в полной мере выполнять требования нового закона. Понятно, что будут определенные накладки. Дело-то абсолютно новое… Но мы постараемся свести их к минимуму. Тем более, база у нас есть, персонал прошел специальное обучение.

- В какие сроки должны будут публиковаться решения?

- Приговоры по уголовным делам должны публиковаться тогда, когда они вступят в законную силу – то есть после рассмотрения в кассационной инстанции в случае их обжалования. А решения по гражданским делам – по мере их изготовления, то есть максимум в пятидневный срок. Мало того, в течение суток после вынесения решения на сайте должна появиться информация о результатах рассмотрения в сокращенной форме – то есть суть решения без мотивировочной части.

- И как много приговоров Ревдинского городского суда обжалуется?

- В среднем каждый четвертый-пятый приговор. Но кассационный показатель (количество отмененных или измененных решений по отношению к обжалованным) у нас на протяжении многих лет выше среднеобластного и составляет от 90 до 95-98 процентов. То есть, отменяется буквально мизерное количество приговоров. То же самое касается и решений по гражданским делам. Конечно, отмены и изменения есть, но я не знаю ни одного суда, где бы их не было.

- Как Вы думаете, новый закон претерпит какие-либо изменения после того, как его опробуют на практике?

- Об этом, конечно, можно много спорить. И споры такие ведутся как среди профессиональных юристов, так и среди политиков. Но… что решит Госдума, то суд и будет выполнять. Естественно, кого-то из граждан это нововведение смутит. По сути дела, суды открывают настежь свои двери и окна – пожалуйста, смотрите, как мы работаем. С одной стороны идея хорошая, красивая – прозрачное правосудие! Но как она будет реализована и как затронет граждан, нам еще предстоит оценить.

На данный момент на сайте Ревдинского городского суда запрещается размещать тексты судебных актов по следующим судебным делам:

по делам, содержащим информацию, отнесенную действующим законодательством к государственной тайне или иной охраняемой федеральным законом тайне;

по делам, содержащим сведения о тайне усыновления (удочерения), об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав;

по делам о расторжении брака и разделе между супругами совместно нажитого имущества при наличии информации конфиденциального характера;

по делам об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании, а также по иным делам, требующим сохранения врачебной тайны;

по гражданским делам, в которых в качестве ответчиков выступают лица, не достигшие возраста шестнадцати лет;

Кроме того, судебные акты размещаются на сайте после их компьютерной обработки, при которой:

фамилия, имя и отчество каждого участника судопроизводства, являющегося физическим лицом, заменяется на первую либо иную букву его фамилии;

исключаются персональные данные участников судопроизводства, являющихся физическими лицами, а также сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни, которые позволяют идентифицировать их личность;

исключаются сведения, позволяющие установить характер деятельности, которую осуществляют организации, юридические лица и войсковые части, являющиеся участниками судопроизводства;

Гласность судебного разбирательства, в том числе открытое судебное разбирательство (в условиях, обеспечивающих присутствие публики в зале заседа.ния) и публичное оглашение судебного решения, международные источники Транспарентность судебной процедуры традиционно проявляется в гласности судебного разбирательства и обязанности провозглашать судебное решение публично.

Данный принцип гласного судопроизводства по уголовным делам был закреплен в статьях 10—11 Всеобщей декларации прав человека 1948 года404. Далее (если смотреть в хронологическом порядке) в статье 6 Конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 года (ЕКПЧ) указано: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на. публичное разбирательство дела. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия». Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года предусматривает: «. каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на. публичное разбирательство дела. Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми».

Названные требования обеспечения гласности судебного разбирательства коренятся в представлении, сформулированном в XVII веке в Великобритании: «Недостаточно знать, что правосудие есть, необходимо видеть, как оно осуществляется». Таким образом, гласность судопроизводства и публичное провозглашение решений преследуют цель демонстрации справедливости проведенной процедуры и справедливости вынесенного решения как для сторон, так и для публики. В то же время, как следует из приведенных выше международных норм, существует ряд четко обозначенных исключений из общего правила, которые рассматриваются ниже, применительно к отдельным составляющим процессуальной транспарентности. Так, к составляющим процессуальной транспарентности можно отнести: • информацию о работе суда, составе судей, режиме работы, контактные телефоны, первичную информацию об обращении в суд по типичным жалобам (хотя этот аспект в такой же мере можно отнести и к институциональной составляющей транспарентности, поскольку данная информация является важной как для заявителя при обращении в суд, так и для общества в целом, которое имеет доступ к информации о работе судов); • информацию о движении по конкретному делу для сторон и публики; • порядок проведения гласного судебного разбирательства и правовые основания ограничения гласности судопроизводства по конкретному делу; • оглашение судебных решений, их публикация в специальных информационных изданиях, на сайтах, возможность открытого доступа к решениям в архиве суда, правовые основания ограничения полного оглашения текстов решений или изъятия идентифицирующей информации о сторонах. Международно-правовой стандарт как минимально необходимые международно-правовые требования, которые отражают установившийся международный консенсус применительно к транспарентности Следует отметить, что традиционные представления о гласности судопроизводства в отечественной правовой системе вполне соотносятся с требованиями международных стандартов. И в последнее время правоприменительная практика также дает все больше оснований говорить о соблюдении этих стандартов.

405 печение доступа граждан к суду. Еще в 1981 году Комитет министров Совета Европы принял рекомендацию № R (81)7 «О способах облегчения доступа к правосудию», в которой указал: «1. Следует принять надлежащие меры по информированию общественности о месте нахождения и компетенции судов, а также о порядке обращения в суд или же защиты своих интересов в судебном разбирательстве. 2. Необходимо, чтобы информация общего характера могла быть получена либо в самих судах, либо в иной компетентной службе или органе по следующим вопросам: процессуальные нормы при условии, что данная информация не содержит юридических советов по существу дела; порядок обращения в суд и сроки, в течение которых обращение возможно, а также процессуальные требования и необходимые в этой связи документы; средства выполнения решения суда и, по возможности, издержки по его выполнению». Вопросы информационного обеспечения судебной деятельности не сразу стали одной из составляющих судебной реформы в стране. Несмотря на то что судебная реформа идет с начала 90-х годов прошлого века, только в федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2002—2006 годы406 одной из целей было названо информационное обеспечение судебной системы. Но оно прежде всего предполагало обеспечение самих судей информационно-правовыми базами, доступом к сетевым ресурсам, использование электронных систем документооборота внутри суда. Хотя среди задач и называлось увеличение степени открытости судебной системы и обеспечение полноты и достоверности информации о судебной системе. Информационные электронные базы данных о судебной системе и новое российское законодательство Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России» на 2007—2011 годы407 «предполагала уже комплексное решение проблем обеспечения доступности, открытости и прозрачности правосудия, повышения доверия общества к правосудию и эффективности рассмотрения дел, обеспечения независимости судей и повышения уровня исполнения судебных актов, а также проблем создания условий для осуществления правосудия». Следует отметить, что в этой программе повышение открытости и прозрачности правосудия было названо первой задачей, решение которой рассматривалось в качестве одного из способов повышения доверия населения к судебной власти, а также снижения уровня коррупции в судах.

В статье 1 Федерального закона № 262-ФЗ от 22 декабря 2008 года «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (далее — Закон № 262-ФЗ) есть определение того, что понимается под информацией о деятельности судов: «. информация, подготовленная в пределах своих полномочий судами, Судебным департаментом, органами Судебного департамента, органами судейского сообщества либо поступившая в суды, Судебный департамент, органы Судебного департамента, органы судейского сообщества и относящаяся к деятельности судов. Законодательство Российской Федерации, устанавливающее порядок судопроизводства, полномочия и порядок деятельности судов, Судебного департамента, органов Судебного департамента, органов судейского сообщества, судебные акты по конкретным делам и иные акты, регулирующие вопросы деятельности судов, также относятся к информации о деятельности судов». Наиболее детально формы доступа населения к информации о деятельности судов регламентированы применительно к информации о деятельности Верховного Суда РФ и, безусловно, они могут и должны быть использованы для информации о деятельности всех судов408. Так, выделяются семь форм доступа населения к информации о деятельности ВС РФ, а именно через: 1) присутствие в зале суда, 2) опубликование в средствах массовой информации, 3) размещение в Интернете на официальном сайте ВС РФ, 4) размещение информации в зданиях ВС РФ, 5) ознакомление с документами, хранящимися в архиве ВС РФ, 6) предоставление информации по запросу, 7) распространение в устной форме во время приема граждан. Как следует из данного перечня, он охватывает практически все возможные варианты, обеспечивающие доступ к информации судов и о судах. В то же время наиболее очевидной является тенденция к детальной регламентации в законе размещения информации о деятельности судов в Сети, что оправданно по нескольким причинам. Во-первых, Интернет обеспечивает наиболее быстрый способ распространения информации. Во-вторых, этот способ получения информации становится все более и более доступным для большого числа граждан.

В-третьих, размещение информации в Интернете, очевидно, должно сокращать расходы на информирование граждан другими способами. Кроме того, информируя граждан через собственный сайт в Интернете, суд имеет возможность надлежащим образом контролировать достоверность размещаемой информации, а также изымать определенную, четко обозначенную в законе информацию в целях защиты прав граждан. Вопросы организации доступа к информации о деятельности судов, размещаемой в Сети, регулируются статьей 10 Закона № 262-ФЗ. Еще до принятия вышеназванного закона в 2004 году Президиум Верховного Суда РФ своим постановлением утвердил Положение по созданию и сопровождению официальных интернет-сайтов судов общей юрисдикции409. Оно в общих чертах предписывало создание интернет-сайтов судов, возлагало обязанность по контролю над ними на председателей судов или их заместителей, но не регламентировало какой-то определенной структуры сайта. В принятом позднее Регламенте размещения информации о деятельности судов общей юрисдикции, органов судейского сообщества, системы Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в сети «Интернет»410 дан перечень тех разделов, которые должны быть на сайтах судов или сайтах судебных департаментов регионов. В рамках системы арбитражных судов действует аналогичный Регламент411, который определяет, какую информацию необходимо размещать на сайтах арбитражных судов. С точки зрения пользователя следует отметить, что количество и качество информации о российской судебной системе в течение последних 10 лет качественно изменилось. Подавляющее большинство судов уже имеют официальные интернет-сайты, которые содержат много разнообразной информации. Наибольшей проблемой для пользователей может являться отсутствие унификации сайтов судов, т.е. схожая информация может располагаться в различных разделах сайта, поисковые системы могут быть разными и т.д. Сайты, разработанные в рамках системы ГАС «Правосудие» — государственная автоматическая система «Правосудие», имеют унифицированный вид, но и ряд недостатков для пользователей.

Например, сайт Невинномысского городского суда Ставропольского края публикует судебные решения списком, без каких-либо фильтров для поиска, т.е. для того, чтобы найти решение по собственному делу или интересующему делу, следует отсмотреть все принятые решения. Некоторые разделы сайтов часто длительное время остаются незаполненными. В то же время официальные сайты Верховного Суда РФ412, Московского городского суда413 и ряда других судов субъектов Федерации используют другие автоматизированные системы, значительно более удобные. Так, сайт Верховного Суда РФ содержит всю ту информацию, которая перечислена в вышеназванном приказе о самом ВС, кадровом составе судей, тексты законодательных и ряда иных нормативных актов, а также несколько вариантов интерактивного взаимодействия с ВС: информирование о производстве по конкретному делу, возможность направления электронного запроса. Аналогичные возможности для пользователей предоставляет и сайт Московского городского суда. Официальные сайты арбитражных судов также не унифицированы, хотя в целом удобны, предоставляют разнообразную информацию и возможности адресного поиска решений по конкретным делам.

II. Формирование информационной политики

судебной системы как фактор укрепления независимости

и самостоятельности правосудия

Обеспечение доступа граждан к правосудию и обеспечение его максимальной открытости и прозрачности, реализация принципа независимости и объективности при вынесении судебных решений являются основными направлениями дальнейшего развития судебной системы. От освещения деятельности судов зависят предупреждение коррупционных проявлений, формирование доверия к российской судебной системе, прозрачность, публичность и гласность правосудия, нашедшие свое развитие в Концепции федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2013 - 2020 годы", утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 сентября 2012 года N 1735-р.

В пункте 15 Заключения N 7, принятого Консультативным советом европейских судей (2005) отмечено, что наилучшей гарантией независимости судов является активная их роль в информировании общественности, что не является препятствием для соблюдения требования о беспристрастности суда. Государства должны поощрять представителей судебной власти, расширять и углублять образовательное значение их деятельности, что способствует росту доверия населения судам. От качества предоставляемой гражданскому обществу информации о деятельности суда зависит мнение общества о судебной системе в целом, независимости правосудия.

Вместе с тем, проводимая политика информационной открытости влечет необходимость обеспечения информационной безопасности, предполагающей введение определенных запретов и ограничений, в связи с чем актуальность приобрела проблема поиска баланса между реализацией принципа информационной открытости деятельности судов и применением мер защиты в информационной сфере.

В настоящее время доступ к информации о деятельности судов обеспечивается посредством использования различных ресурсов: официальных интернет-сайтов судов, официальных интернет-порталов правовой информации, справочных информационных систем "Гарант" и "Консультант Плюс", печатных изданий, информационных терминалов судов, средств массовой информации. Взаимодействие судов и СМИ осуществляется в целях объективного, достоверного и оперативного информирования пользователей информацией о деятельности судов.

Анишина В.И., заместитель руководителя отдела конституционного права, доцент кафедры конституционного права РАП, кандидат юридических наук, судья в отставке.

Каждый российский судья знает, что гласность и открытость его деятельности - важная гарантия его независимости и самостоятельности при осуществлении правосудия, и каждый, кто нуждается в судебной защите, уверен, что гласный и открытый судебный процесс - это гарантия законного и справедливого решения по его делу.

Поэтому одним из важнейших основополагающих начал организации и деятельности судебной власти является принцип транспарентности (открытости, гласности). Традиционно этот принцип называют определяющим в организации процесса слушания дел. Однако в современных условиях он приобретает особое значение и в аспектах организации судебной системы. Это проблемы доступности и открытости различного рода информации о работе судебных учреждений, о назначениях судей, порядке приема обращений и назначенных к слушанию общественно значимых процессах, о принимаемых решениях и т.п.

Термин "транспарентность" происходит от английского слова "transparent" - прозрачный.

Таким образом, в современном понимании содержание данного принципа многогранно, и нам представляется целесообразным разделить различные его элементы. Все термины, используемые в названии данного принципа (гласность, открытость, транспарентность), весьма близки по значению, однако не идентичны, каждый из них связан с определенной стороной в организации или деятельности судебной власти.

Так, в соответствии со ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Также в силу части 2 статьи 123 Конституции РФ заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Таким образом, принцип открытости в большей мере характеризует деятельность суда по организации процесса рассмотрения конкретного дела, при которой обеспечивается возможность присутствия публики и прессы.

Далее, каждый из процессуальных кодексов Российской Федерации закрепляет принцип гласности судебного разбирательства, что является одним из основных проявлений данного принципа непосредственно в процессе осуществления правосудия по конкретным делам. На основе этого принципа регламентируются основания и порядок принятия решения о закрытости судебного слушания. То есть принцип гласности характеризует само судопроизводство, способ рассмотрения, слушания дела, что сближает его по смыслу с принципом устности и непосредственности судебного разбирательства.

При этом открытость судебного разбирательства означает, что любой гражданин, желающий присутствовать на слушании дела, может находиться в зале судебного заседания без дополнительного специального чьего-либо разрешения - судьи, прокурора, секретаря, судебного пристава или иного должностного лица (и мнения участников процесса в том числе). В зал судебного заседания допускаются публика и пресса.

Большое внимание данному принципу уделено в международных актах и практике. Право на публичное разбирательство закреплено в ст. 10 Всеобщей декларации прав и свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод . Европейский Суд по правам человека отметил, что открытость судебного разбирательства направлена на защиту от тайного правосудия, не подпадающего под контроль общественности, и что она является одним из средств сохранения доверия в судах всех уровней .

Подробнее см.: Абросимова Е.Б. Транспарентность судебной власти // Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. М., 2002. С. 119 - 124.
Досье по правам человека N 3. Русская версия. Изд-во Совета Европы. 1994. С. 21.

Ограничения принципа открытости судебного заседания могут быть установлены лишь для лиц моложе 16 лет, если они не являются участниками процесса или свидетелями. Однако проблема реализации данного принципа остается нерешенной в полном объеме по причинам, связанным с организационными и материальными аспектами обеспечения судебной деятельности. Залы судебных заседаний в нынешних судах в основной своей массе маловместительны, не рассчитаны на возможность присутствия большого количества граждан, что зачастую создает дополнительные сложности и самому суду, особенно по публично значимым процессам, когда все желающие физически не могут быть обеспечены местами в зале судебного заседания. Создание надлежащих условий для слушания дел в открытых судебных заседаниях - обязанность государства, которая обусловлена принципом публичности в деятельности судов. Как отмечал Б.Н. Топорнин, "прозрачность и открытость - неотъемлемый признак организации власти в демократическом правовом государстве, и они нужны суду не меньше, чем другим властям, иначе суд утратит связи с обществом, самоизолируется" .

Топорнин Б.Н. Развитие судебной власти в России: общие подходы // Судебная реформа: проблемы и перспективы / Отв. ред. Топорнин Б.Н., Петрухин И.Л. М., 2001. С. 45.

Возможность присутствия в судебном заседании прессы также является неотъемлемым элементом открытости и гласности судебного разбирательства, освещение судебной деятельности средствами массовой информации может быть ограничено только федеральным законом. Однако ограничения в использовании специальных средств прессой в зале судебного заседания могут быть определены судьей для обеспечения порядка и соблюдения процедур судопроизводства. К регулированию этого вопроса обращался Пленум Верховного Суда СССР, указав в своем Постановлении от 5 декабря 1986 г.: "в целях обеспечения гласности судебного разбирательства устранить факты воспрепятствования лицам, присутствующим в зале суда, ведения записи судебного процесса. При этом необходимо иметь в виду, что фото-, кино- и видеосъемка в зале суда могут проводиться только по разрешению председательствующего по делу" .

Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 - 1986. М., 1987. С. 885.

В 2005 году Пленум Верховного Суда РФ вновь обратился к данной проблеме. В настоящее время обсуждается проект постановления "О гласности, публичности и транспарентности деятельности судов общей юрисдикции". Хотелось бы сразу отметить некоторые проблемы использования понятийного аппарата в названном проекте постановления Пленума. Понятия "гласность", "публичность" и "транспарентность" рассматриваются в проекте как синонимы для характеристики открытости и прозрачности организации и деятельности органов судебной власти для общества в целом, каждого заинтересованного лица, средств массовой информации, а также международного сообщества, различных структур международных органов и организаций.

Проблема состоит в использовании термина "публичность" при характеристике содержания рассматриваемого принципа. Состоит она в том, что в науке конституционного права наряду с принципом гласности, открытости, транспарентности, в содержании которого, несомненно, имеется и аспект публичной доступности, который именуется публичностью судебной власти, выделяют также принцип публичности судебной власти как начало ее государственно-правовой природы. Основополагающее начало публичности означает, что судебная деятельность является органичной составляющей управленческо-властных функций государства и осуществляется именем Российской Федерации.

В этом значении термин "публичность" берет свое начало в разделении права на частное и публичное, которое определяется, как известно, со времен римского права и устанавливает степень возможного вмешательства государства в личные и семейные проблемы. При этом для характеристики деятельности суда используется не частноправовое, а публично-правовое начало, как это и подобает самостоятельной ветви государственной власти. Таким образом, два совершенно разных по содержанию принципа: один означающий осуществление судебной власти как составляющей государственного механизма, а другой - осуществление власти открыто, в присутствии публики - обозначаются одним термином "публичность". Думается, данную тавтологию необходимо устранить и для характеристики принципа гласности, открытости деятельности судебной власти не следует использовать термин "публичность".

Полагаю, что в названии и содержании проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ было бы правильным термин "публичность" заменить на термин "открытость". Само же постановление представляется исключительно своевременным и востребованным. В современных условиях требуют разрешения актуальные проблемы взаимодействия судов со средствами массовой информации как с одним из механизмов обеспечения принципа транспарентности , проблемы открытости и доступности судебного решения (в частности, для лиц, не являющихся участниками процесса), проблема соотношения принципа гласности и конфиденциальных прав участников процесса. Проект постановления отражает некоторые из отмеченных проблем. Пункт 10, к примеру, посвящен вопросу возможности ограничения принципа публичности при рассмотрении вопросов, затрагивающих личную и семейную тайну.

Сложные и многообразные проблемы в этой сфере интересно освещены в книге "Судьи и журналисты в странах восточной Европы в период перехода к демократии". СПб.: Freedom house, 1998.

Представляется уместным рассмотрение в аналогичном ключе проблемы защиты медицинской и нотариальной тайны. При этом мы солидарны с авторами, которые предлагают предусмотреть в процессуальном законе право сторон ходатайствовать перед судом о слушании дела в закрытом судебном заседании и установить более широкий круг оснований, позволяющих суду провести закрытое судебное заседание . Поскольку открытость судебного процесса, являющаяся важнейшей гарантией прав участников процесса, справедливого и беспристрастного рассмотрения дел, все-таки не должна причинять ущерб нематериальным благам и нарушать конституционные права на неприкосновенность частной жизни, личную, семейную тайну и др.

Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 1998. С. 183 - 184.

Не отмечен в проекте названного постановления Пленума такой важнейший аспект реализации данного принципа, как обеспечение гарантий информационной доступности не только самих судебных слушаний по отдельным делам, но и итоговых решений судов, информации о времени и месте слушаний назначаемых к рассмотрению дел, а также иной информации, обеспечивающей доступность правосудия для населения (с учетом уровня юридической культуры и грамотности населения).

Судебная власть должна способствовать общественной доступности сведений о судах, их местонахождении, времени работы и приема населения, их полномочиях, подведомственных им спорах, порядке обжалования отказа в принятии заявления и т.п. Частично эту проблему в своей статье затрагивает Л.А. Грось , отмечая проблемы доступа к правосудию (для неимущих граждан и иных категорий) с позиций их информированности и подведомственности споров компетенции различных судов, а также проблемы доступности юридической помощи. Такой аспект принципа транспарентности, открытости организации и деятельности судебной власти тесно связан с основополагающим началом доступности правосудия и призван способствовать его реализации для граждан Российской Федерации.

Грось Л.А. О проблемах "прозрачности" правосудия в Российской Федерации // Российский судья. 2005. N 5. С. 4 - 5.

Таким образом, термин "транспарентность" в содержании рассматриваемого принципа судебной власти является наиболее широким по объему и охватывает все стороны организации (открытость судебного заседания) и деятельности (гласность судопроизводства) судебной власти, включая форму организации и проведения судебных слушаний, работу (режим) судебных учреждений, назначение судей, полномочия и обязанности должностных лиц в данных учреждениях, нормативно-правовую информацию о подсудности и подведомственности споров и т.п.

Неотъемлемой частью этого принципа является доступность решений суда, принятых в установленном порядке и провозглашенных по конкретному делу. Международные нормы весьма требовательно относятся к форме объявления судебного решения. К примеру, Международный пакт о гражданских и политических правах устанавливает, что "любое судебное постановление. должно быть публичным". Исключение составляют случаи, когда задеты интересы несовершеннолетних, когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми. Согласно Европейской конвенции о защите прав человека "судебное решение объявляется публично. " (ст. 6). В российском процессуальном законодательстве закрепляется, как правило, только публичность оглашения решения. При этом доступность его текста, как правило, не оговаривается. Это существенная проблема, она требует урегулирования в соответствии с принципом гласности и конституционными началами прав лиц, участвующих в процессе.

Необходимо отметить также особую актуальность проблем, связанных с публикацией решений и иных итоговых постановлений судов по делам, имеющим публичную значимость, делам, возникающим из публичных правоотношений. Практически все дела, рассматриваемые Конституционным Судом Российской Федерации, конституционными судами субъектов, имеют такой характер. В Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" закреплено, что независимо от формы проведения заседания (открытое или закрытое) решения Конституционного Суда РФ в любом случае провозглашаются публично и обнародуются в официальном издании.

В соответствии с положениями подраздела III ГПК РФ некоторые категории дел, возникающих из публичных правоотношений, также подведомственны судам общей юрисдикции. Такие решения должны быть публично доступны, что означает обязательность их опубликования в официальных изданиях Российской Федерации.

Современное понимание данного принципа должно включать все аспекты организации и деятельности судебной власти. Это и информация о суде; о конкретном судебном процессе, о судейском самоуправлении, о кадровых назначениях и возможностях доступа к судейской должности (объявление конкурса на замещение вакантной должности судьи).

Принцип транспарентности судебной власти, гласности правосудия представляется надежным механизмом в системе обеспечения самостоятельности и независимости суда, поскольку в условиях открытости и прозрачности деятельности суда на него значительно сложнее воздействовать извне, придание гласности фактов воздействия на суд - дополнительный фактор обеспечения его самостоятельности в решении вопросов правосудия, организации и деятельности судебной власти.

Одновременно гласность, открытость являются и формой реализации контроля общества за работой судебных органов, ведь подлинная независимость судебной власти предполагает такую ее безупречную деятельность (в том числе и по форме), которая не позволяла бы независимости превращаться во вседозволенность, проявление произвола и беззакония. Данные требования, как отметил В.М. Лебедев, заслуженно рассматриваются в качестве непреложного свойства правосудия в демократическом обществе .

Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М.: РАП, 2000. С. 118.

"Гласность судебного разбирательства, с одной стороны, является существенным признаком демократизма судопроизводства, а с другой - своеобразной формой контроля населения за реализацией в судебной деятельности конституционных принципов правосудия" .

Комментарий к ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Изд. группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998. С. 42.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Киминчижи Евгений

Коллегам подобный опыт знаком, поскольку ранее прямая онлайн-трансляция судебных заседаний осуществлялась ВАС РФ, чей архив записей и сегодня доступен на канале суда в YouTube и представляет огромный интерес любому практикующему в области права. Возможность следить за своими заседаниями через Интернет предоставляет Конституционный Суд (КС), который также выкладывает архив записей на своем сайте.

Совсем недавно я обращался в интернет-приемную Белгородского областного суда, где высказывался за необходимость размещения в разделе видеоматериалов нашей судебной инстанции записей судебных процессов по гражданской тематике. Интересующимся коллегам поясню, что суд ведет канал на YouTube, но выкладывает записи судебных процессов исключительно уголовно-правовой направленности. Ответ не заставил себя ждать. В течение нескольких дней я по электронной почте получил уведомление, что мои рекомендации могут получить билет в жизнь. Как оказалось, глядел в воду. То ли руководству Белгородского областного суда было известно об инициативе Судебного департамента, то ли так совпало, но результатом мы имеем не просто видеофиксацию судебных процессов, но и их прямое транслирование. Событие это, несомненно, значимое для судебной власти и создание гарантий ее прозрачности и непредвзятости имеет значение и для нас с вами.

К сожалению, я не имею статистических данных о процентном отношении к общему числу рассматриваемых судом дел тех из них, участие в которых принимают адвокаты. Легко предположить, что в области уголовного судопроизводства эта цифра достигает 100%, а по моим наблюдениям, адвокаты представляют одну из сторон в каждом втором судебном процессе по гражданским делам судов общей юрисдикции и в каждом четвертом–пятом – в арбитражном суде.

Таким образом, у адвокатов благодаря заявленной инициативе появляется прекрасная возможность раскрыть присущие им таланты профессиональных представителей, заявить о способности защищать права и интересы доверителей, демонстрировать навыки ораторского мастерства и умение вести диалог. Хочется верить и в то, что нас перестанут воспринимать как декорацию к судебному процессу, в особенности в области уголовной защиты. Такая практика может способствовать борьбе с «карманными» адвокатами — раковой опухоли современной адвокатуры, крайне негативно оценивающейся не только адвокатскими палатами и самим адвокатским сообществом, но и юристами, не имеющими статус адвоката, в том числе на этом основании возражающими о возможности введения адвокатской монополии на судебное представительство. Кстати, такие трансляции позволят присмотреться и к нашим будущим коллегам, только планирующим получение адвокатского статуса, а потому инициатива вполне может быть востребованной у членов квалификационных комиссий.

Но все эти радужные перспективы одновременно возлагают на каждого из нас огромную ответственность. Нам предстоит быть более этичными, более сдержанными, более дисциплинированными, более подготовленными, более культурными, более элегантными и многое-многое другое. Адвокат становится неотъемлемой частью правосудия. Именно такое место наша корпорация занимает во всем мире и занимала у нас до революции. Место почетное и ответственное. От прозрачности правосудия до ответственности адвоката, как оказалось, всего один шаг…

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: