Противная сторона в суде это

Обновлено: 10.08.2022

Представим картину - вы долгое время вели бизнес с вашим бизнес-партнером. Все было хорошо, бизнес отношения построены на доверии.

Но тут что-то происходит и ваши отношения начинают рушиться. Как правило причина такому банальна - деньги. Каким то образом, финансовые интересы ваших компаний разошлись - и вот вы уже по разные стороны баррикады.

Перебрасывание претензиями закончилось ничего не дав, и вы наконец решили вывести ваше поле битвы в зал суда.

И вот настало судебное заседание. Ваш оппонент начинает выступать и вы понимание, что он врет.. Вот прям форменным образом говорит неправду судье! Вы начинаете злиться, пытаетесь возражать, говорить что это наглое вранье.. Но суд вам не дает сказать.. Вы негодуете, но толку от этого нет..

СТОП. Это в корне неверная стратегия поведения в суде. И она не приведет ни к чему, кроме того, что вы разозлите судью..

Запомните несколько простых правил:

1. Врать в суде можно (О, ужас!)

Я вам больше скажу - большинство представителей врут напропалую.. Главное, чтобы это вранье подтверждалось доказательствами. Но об этом отдельно расскажу.

Врать нельзя в двух случаях - если вас привлекают как свидетеля и если вас привлекают как эксперта/специалиста.

В остальных случаях, даже если вранье вскроется - представителю ничего за это не будет.. На то он и суд, чтоб разбираться..

2. Раз врать можно, значит словам никто и не поверит.

Главное в суде - документы! Вы можете сколько угодно рассказывать, что вы болели, даже кашлять на судью, но пока вы справку из больницы не принесете - судья вам не поверит.

3. Рассказывайте что подтверждают ваши документы и чего не подтверждают документы соперника..

Исходя из этих трех правил и стройте свою позицию в судебном споре - опирайтесь на свои доказательства и обращайте внимание суда на недоказанность обстоятельств, на которые указывает вторая сторона.

Несколько советов:

  • Никогда не перебивайте и не комментируйте выступление вашего оппонента (это не добавит вам очков в глазах судьи)
  • Не поддавайтесь на провокации второй стороны - если оппонент комментирует, прерывает, возражает вам - не обращайте внимание. Если прям мешает - прервитесь, дождитесь когда он замолчит и обратитесь к суду « Могу я продолжить?»
  • Не нужно выступать слишком эмоционально (это может ослабить вашу позицию) , также не стоит говорить совсем уж сухо и равнодушно (как частенько выступают адвокаты) - найдите золотую середину.
  • Не повышайте голос - так вы показываете свое бессилие. Будьте спокойны и уверены и ваша уверенность передастся судье.

И самое главное - поверьте сами в вашу правоту. Найдите такие аргументы, такие доказательства и выстройте позицию так, чтобы вы сами поверили, что вы правы. Только тогда вы сможете убедить и судью в этом!

Конечно, грамотно подготовить позицию, выстроить стратегию и привести ее в исполнение смогут только профессиональные судебные юристы.

Я всегда работаю индивидуально с каждым клиентом. Часто мы ищем нестандартные решения возникшей ситуации, которые в конечном итоге и приносят победу.

Если информация была полезной для вас - ставьте 👍. Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить новые публикации.

__________________________________________________________________________________________ Автор статьи: Татьяна Муравьева

Автор проекта PROSTOSUD, практикующий юрист-судебник. Специалист в сфере банкротства, гражданского, налогового, банковского права.

Нужна помощь в решении Ваших вопросов, юридическая консультация или совет? А может нужно помочь Вам защитить свои интересы в суде? Обращайтесь!

Само по себе слово «сторона» никакого негативного оттенка не несет и поэтому не вызывает отторжения или неприязни. А вот словосочетание «противная сторона» воспринимается иначе. Обратите внимание на синонимы, которые можно к нему подобрать: «недруг», «враг», «ненавистник», «злопыхатель», «зложелатель». И представьте ситуацию, когда это словосочетание произносится в течение всего судебного заседания. Какое мнение сформируется об адвокате, постоянно произносящем «противная сторона»?

Чем больше ты упоминаешь эту фразу, тем меньше тебя хотят слушать и воспринимать. В итоге уменьшится внимание суда к доводам и позиции.

+ Правильно называть вторую сторону в соответствии с ее процессуальным статусом в законодательстве – «представитель истца» («представитель ответчика»). В крайнем случае можно говорить «оппонент».

Вышеназванные слова имеют нейтральный оттенок и не вызывают негативной реакции, которая может помешать адвокату, представителю юридического лица в судебном заседании, а также суду в восприятии позиции стороны.


А.Т. Горецкий

× В судебном процессе не стоит читать текст выступления с листа: «На рассмотрении экономического суда (судья такой-то) находится дело (номер такой-то) по иску ООО «А» (далее – истец) к ООО «Б» (далее – ответчик)…»

Это скучно, выглядит крайне неубедительно, впустую расходует процессуальное время судьи и потому воспринимается негативно. Важно научиться говорить лаконично, просто и понятно.

+ Из выступления лучше исключить риторические вопросы, философские размышления и отсылки к мэтрам доктрины права.

Не нужно превращать судебное заседание в театрализованное представление. Как правило, судьи воспринимают это негативно. Если есть что сказать, следует четко и последовательно изложить главные аргументы, не выходя за рамки предмета дела.

Если в судебном заседании юрист цитирует Шекспира и Макиавелли, это выглядит непрофессионально и воспринимается как отсутствие четкой и сильной позиции.


О.Ю. Николаева

× «Действия оппонента противоречат Конституции»

Конституция не регулирует порядка конкретных действий граждан или субъектов хозяйствования. Поэтому ссылки на принципы, закрепленные в Конституции, не воспринимаются серьезно.

+ «Действия оппонента противоречат такой-то статье такого-то нормативного правового акта» (указать конкретную норму)

Указание конкретного нарушения со ссылкой на норму выглядит убедительнее общих фраз и может лечь в основу решения суда.


В.М. Ангельский

× «Прошу учесть при вынесении решения, что другой судья в похожем деле со мной согласился и исковые требования удовлетворил»

В деле, которое рассматривается, мнение другого судьи не имеет никакого значения. Иначе не будут соблюдаться предусмотренные ст. 108 ХПК критерии относимости, допустимости и достоверности.

+ «Высокий суд, я знаю, что у нас не прецедентное право, однако суд такой то-то при схожих обстоятельствах вынес такое-то решение. Я полагаю, что судебная практика все же должна быть единообразной»
При этом будет правильным сжато описать предыдущие обстоятельства и представить решение для обозрения или приобщения к делу.

Решение суда принимается именем Республики Беларусь. Поэтому не совсем корректно ссылаться на мнение конкретного судьи, хотя решение и подписывает конкретное физическое лицо.

В то же время единообразие судебной практики для правовой системы имеет огромное значение. Поэтому на стадии судебных прений вполне уместны обоснованные ссылки на решения судов со схожими обстоятельствами.


Д.В. Лаевский

× Не стоит произносить фразы типа «Уже понятно, какое решение будет принято по делу», «Если суд намерен руководствоваться законом, то он должен принять решение о…», «Если будет принято решение о… мы будем его обжаловать»

Вряд ли разумно говорить суду, что его решение очевидно, предсказуемо, ожидаемо или заранее известно, даже если кажется, что суд ведет себя предвзято. Равно недальновидно демонстрировать, что сторона уже готовится обжаловать решение, которое еще не оглашено. Подобные высказывания дают противоположный эффект, потому что фактически публично ставят под сомнение беспристрастность и объективность суда.

Помните, что есть дела, в которых суд реально может сомневаться на протяжении всего процесса, особенно если подобных споров или обстоятельств в судебной практике не встречалось. Поэтому всегда существует вероятность, что в последний момент мнение суда изменится.

+ Высказываться в заседании следует не о будущих выводах суда и не о том, как вы намерены поступить в случае несогласия с этими выводами, а о том, насколько обоснованы и законны доводы стороны, т.е. ваши или оппонента.

В попытках предвидеть или предрешить выводы суда можно ошибиться в прогнозах и вызвать негатив по отношению к себе и, как следствие, к клиенту. Это же касается случаев, когда участник процесса пытается вербально вынудить суд к принятию определенного решения. Подобные тактики изначально провальны.
Эффективнее будет представить в письменном виде четкие доказательства несостоятельности доводов оппонента, не забывая про предмет и распределение бремени доказывания. Тогда суд сможет использовать ваши аргументы в своем решении.

Вредные советы: как разозлить судью

Говорить по делу, не задавать лишних вопросов, не ссориться с оппонентами, забыть о ссылках на Конституцию и собственных регалиях. И главное – хорошо подготовиться к процессу. Партнеры ведущих юридических фирм и известные адвокаты рассказали "Право.ru", как вести себя в зале суда, чтобы не навредить клиенту, какие юристы вызывают наибольшее уважение у судей и какие фразы ни при каких обстоятельствах не должны произноситься в ходе заседания.


Вадим Клювгант, адвокат, к. и. н., вице-президент Адвокатской палаты Москвы


Мы говорим не только словами, но и всем своим видом. Поэтому прежде всего адвокатам нельзя приходить в суд помятыми и неопрятными, одетыми, как на пляж, "горнолыжку" или в ночной клуб. Это не только недопустимый моветон и нарушение правил профессиональной этики, но и внятный сигнал не воспринимать всерьёз такого адвоката и всё, что он скажет.


К известному из трудов классиков мудрому правилу: "Говори не так, чтобы тебя можно было понять, а так, чтобы тебя нельзя было не понять", я бы добавил: говори только то, что нельзя не сказать именно в этот момент и по этому вопросу. Распространённое среди части коллег стремление в каждом выступлении по любому вопросу непременно сказать всё обо всём сильно вредит эффективности защиты, притупляет внимание слушателя и приводит к результату, противоположному искомому.


Ещё одно золотое правило: не задавай вопрос, если не уверен в содержании ответа, который получишь. Это важная составляющая священной заповеди "не навреди".


Судебные прения – единственная возможность системно и комплексно изложить позицию защиты на основе всего, что есть в деле и исследовано в суде. И тем самым законно воздействовать на формирование внутреннего убеждения суда до принятия решения по делу. Поэтому отказываться от участия в прениях нельзя ни при каких обстоятельствах, в том числе и в качестве протеста против судейского произвола. Напротив, в прениях нужно дать оценку и ему.


Анатолий Кучерена, адвокат, профессор, д. ю. н., член Общественной палаты РФ


Золотое правило – вести себя достойно, без повадок, свойственных человеку в быту. Судебный процесс – в некотором роде торжественное мероприятие, к которому готовятся – или во всяком случае должны готовиться – стороны.


Когда мы говорим о судебном процессе или следствии, то нельзя говорить прежде всего то, что может заставить суд усомниться в фактах, которые свидетельствуют о, к примеру, невиновности доверителя.


Говорить нужно чётко и исключительно применительно к предмету судебного заседания: искоренить вольности, связанные с риторическими, философскими размышлениями. Это, как правило, не идет на пользу – превращается в смех или хохму, в зависимости от ситуации. Судьи, как правило, всегда с уважением относятся к той стороне в процессе, которая старается не выходить за рамки предмета, того, что связано с конкретным делом.


Андрей Гривцов, адвокат, партнёр АБ "ЗКС"


"Прошу отложить судебное заседание, поскольку было недостаточно времени для подготовки к процессу"

Нельзя быть не готовым к процессу, а тем более говорить об этом. Подобная неготовность сразу бросается в глаза, характеризует юриста с непрофессиональной стороны, резко понижает уровень доверия как со стороны клиента, так и со стороны других участников процесса. Публичные утверждения о неготовности к процессу, просьбы отложить заседание по этому основанию всегда вызывают резкую реакцию у судьи, других участников процесса, которые при планировании своего рабочего графика исходят из того, что их коллеги не могут подвести и сорвать заседание.


Что делать: Готовиться, готовиться и еще раз готовиться. Тщательно изучать материалы дела, выписывать ключевые доказательства, составлять перечень вопросов для каждого свидетеля. Каковы бы ни были ваша скорость реакции на то, что происходит в судебном заседании, и общий теоретический уровень, без подготовки к конкретному процессу не обойтись. Методы подготовки могут быть различными и зависят от индивидуальных особенностей каждого юриста. Кто-то любит выписывать отдельные тезисы своих выступлений, кто-то пишет выступления целиком, кто-то держит все в голове. Но в любом случае ни один юрист, именующий себя профессионалом, не может проявить неподготовленность к процессу.


Нельзя недооценивать своих процессуальных оппонентов, думать о них пренебрежительно, а тем более говорить об этом в судебном заседании. Недооценка процессуального оппонента, недостаточное прогнозирование его доводов ведет к поражению, поскольку в какой-то момент вы окажетесь не готовы к ответу на внезапно использованный противником аргумент.


Что делать: Всегда исходить из того, что ваш процессуальный оппонент умнее вас, стараться оценивать доказательства по делу не только со своей позиции, но и с позиции противоположной стороны. В процессе подготовки к заседанию следует в какой-то момент постараться начать думать, как процессуальный оппонент, поставить себя на его место, придумать за него все возможные аргументы и эти же аргументы уже от себя разбить.


Нельзя проявлять неуважение к суду и оппонентам, переходить в споре на личности, употреблять любые выражения, которые хоть сколько-нибудь умаляют честь и достоинство другого лица. Этим, казалось бы, основополагающим правилом многие юристы пренебрегают, считая, что в процессуальном споре допустимы любые аргументы. Любое проявление неуважения к процессуальному противнику, а тем более к суду, не может не вызвать ответную реакцию, повлияв на объективность принятого по делу решения. Результатом станет не оценка ваших юридических аргументов, а оценка вашей личности, которая может сказаться и на судьбе клиента, что абсолютно недопустимо.


Что делать: Ответ на этот вопрос есть в законодательстве об адвокатуре: во всех случаях проявлять честь и достоинство, присущие профессии. Уверенно выдерживать и отстаивать собственную процессуальную позицию, не опускаясь до склок, скандалов, выкриков, оскорблений других участников процесса. Вести себя уважительно по отношению к суду и оппонентам, вселять в них уважение как к вам, так и к отстаиваемой вами позиции, никогда не забывая, что в дальнейшем любой участник процесса и даже судья может стать вашим клиентом. Кстати, подобные клиенты, которые обращаются к вам по результатам оценки вашей работы в другом процессе, являются лучшим признаком профессионального признания.


Анна Грищенкова, партнёр КИАП:


"Как я вам уже сказал. "

Да, иногда судья задает вопросы и уточнения по обстоятельствам, которые уже освещены юристом. Могут быть различные причины, зависящие как от юриста (недостаточно четко объяснил), так и от судьи (не услышал, не понял, забыл). Задача юриста – не демонстрировать суду свое превосходство и "ошибки" суда, а донести позицию клиента так, чтобы судья не только понял, но и запомнил.

Те юристы, которые сами выступают в роли арбитров в третейском разбирательстве, начинают с большим сочувствием и пониманием относиться к судьям государственных судов, перегруженным работой.


Никогда не надо перебивать судью.

Юристу может казаться, что он уже понял вопрос, и он может начать отвечать, не дослушав судью. Иногда бывает, что вопрос суда сложный, и юрист, перебивая, неосознанно надеется его избежать.


Следует внимательно и спокойно дослушать судью до конца – даже если вопрос или замечание растянулись на несколько минут. Ответить по возможности четко и кратко. Для этого до заседания необходимо продумать, о чем может спросить суд.


Наибольший эффект дает "двустороннее признание" – когда негативные вещи имеют обратные позитивные преимущества (как пример из рекламы – "наш ресторан маленький, но зато уютный"). Если речь идет о замечании суда, с которым юрист не согласен, начинать лучше со слов "да, и…" и дальше переходить к опровержению. В таком случае не будет возникать напряжения и конфликта между юристом и судьей.


Евгений Шестаков, управляющий партнер "Интеллект-С":


"Читайте мою жалобу, там все написано.У меня нет такой обязанности вам это давать/говорить.Вы вообще Гражданский кодекс читали?Вы точно профессиональный представитель?Это знает каждый студент!"

Процессуальное хамство – признак непрофессионализма. Например, отказ дать стороне копию документа, которого у неё нет, если она просит, мотивируя отправкой всех документов почтой или правом на ознакомление с делом. Такое поведение не демонстрирует знание процессуального права, а указывает на неадекватность стороны или на слабость правовой позиции и расчёт на то, что другая сторона не успеет подготовить контрдоводы.


Нельзя обращаться к арбитражному суду "Ваша честь", а также говорить "дОговор", "ходатАйство" – все это кровь из ушей, первичные признаки непрофессионализма.


Избегайте разговоров за жизнь и рассказа истории конфликта, "начиная с первобытно-общинного строя".


Глупо ссылаться на выступления Президента перед Федеральным собранием или на внешнюю политику: "Удовлетворяя иск американской компании, вы льёте воду на мельницу мирового империализма".


Марина Костина, адвокат ЮГ "Яковлев и Партнеры":


"Уважаемый суд, оппонент обманывает или вводит суд в заблуждение!"

Такая формулировка может быть оценена как голословное утверждение, а чем больше таких утверждений, тем меньше внимания суда к ним.


"Уважаемый суд, позиция оппонента противоречит представленным в материалах дела фактам".

Немаловажно будет назвать, каким именно, указав при этом листы дела, где они находятся. Подобное утверждение позволит оценить ваши доводы как более убедительные.


Максим Кульков, управляющий партнер "Кульков, Колотилов и партнёры":


Не надо обращаться к своим оппонентам, тем более спорить с ними.


Главный адресат всех ваших выступлений и реплик – это судья или председательствующий судья, если дело слушает коллегия. Именно до него надо донести всю необходимую информацию. Нет смысла доносить ее оппоненту, это даже вредно. Если он поймет вашу мысль, вряд ли раскается и признает иск или откажется от него. Оппонент начнет думать над контраргументом, держите его в неведении! Исключением может быть подавление хамства с противной стороны, но тогда вы должны быть уверены, что сделаете это лучше, чем судья.


Не следует чураться представителей другой стороны.


Знакомьтесь с ними, вступайте в контакт, хотя бы пока ждете начала слушания в коридоре суда. Они не ваши враги, они – такие же юристы, как вы, выполняющие свою работу. Во-первых, это поможет снять атмосферу агрессии в зале суда, что однозначно будет оценено судьями. Во-вторых, оппоненты могут рассказать вам много интересного и полезного для вашей позиции по делу.


Не надо лебезить перед судьями.

Многие думают, что, если встал на задние лапки, то получишь больше уважения со стороны суда. Это не так. Судьи не любят хамства и высокомерия, но уважают твердую, уверенную и спокойную позицию юриста. Бывают исключения, но это к психиатру.


Не стоит ни читать с листа, ни учить речь. Первый вариант скучен, второй – неубедителен.


Готовьте тезисы или скелет выступления как шпаргалку, но не более. Чем живее речь, тем больше убедительности. Лучше повторить позицию другими словами, которые будут легче всего восприниматься данным судьей исходя из его психологии.


Владимир Ефремов​, юрист, автор блога caselaw.today:


"Нам ничего не известно о фактических обстоятельствах дела, но мы ведь уже представили все необходимые доказательства".

Действительно, зачастую представленных доказательств бывает достаточно для рассмотрения дела, и суды транслируют формальный подход к их изучению, однако игнорирование представителем фактических обстоятельств, связанных с предметом спора, может сильно ослабить позицию, а при неоднозначности дела сыграть ключевую роль при принятии решения.


"В рамках исполнения договора были осуществлены услуги/работы, что прямо подтверждается представленными доказательствами, но на вопросы о технической составляющей и методах их выполнения смогут ответить только профильные специалисты". Помните: осведомленность представителя о фактах и обстоятельствах, а не только о представленных суду документах, являются дополнительным подтверждением добросовестности представленной позиции.


Сергей Гришанов, "Коблев и партнёры":


"Я, как соавтор закона такого-то, утверждаю, что при его написании имелось в виду . что, конечно, не могло быть известно моему оппоненту".

Подобная фраза абсолютно недопустима и, как правило, навлекает больший позор в случае проигрыша на ее автора. Правильной, или корректной, альтернативы пустой браваде, на мой взгляд, не существует. В процессе не стоит ссылаться на "богатую практику", а равно на ученые степени, звания, титулы и опыт, подчеркивающие снисходительное отношение к оппоненту.


Андрей Князев, управляющий партнёр "Князев и партнёры":


"Согласно статье . Конституции РФ. "

В юридических кругах сложилось, что ссылки на основной закон – моветон. Также не стоит цитировать статьи и комментарии к статьям развернуто: достаточно ссылок на конкретные статьи закона без их разъяснения суду.

Кроме того, не стоит повторять более двух раз даже основополагающие тезисы своей речи. Основные тезисы и мысли, которые вы хотите донести суду, все равно должны быть в письменном виде приобщены к делу (заявления, показания, ходатайства и т. д.)


Евгений Жилин, партнер QUORUS :


Не стоит умалять достоинство судьи, даже если он/она неправы. Судья – главный дирижер процесса, и юристу полезно это помнить.


Не стоит сомневаться в сказанном, даже если по сути это неверно. Иногда напор и уверенность в своей правоте помогают больше, чем точное цитирование законов и судебной практики.


Не стоит также припасать аргументы "на потом", лучше сразу обозначить всю палитру ходатайств и аргументов по делу. Тактика партизанской войны, как правило, не помогает в российском суде.

Защита участников процесса от злоупотреблений со стороны суда: новая судебная практика

В деле о банкротстве топливной компании суд пытался ограничить участника спора в процессуальных правах, используя частное определение. Подобная организация процесса привлекла внимание суда округа, который сформировал новую правовую позицию в защиту добросовестных участников процесса.

Суды обладают широким инструментарием для организации судебного процесса и пресечения злоупотреблений участников спора. Практически не ограниченные полномочия, к сожалению, позволяют судам нередко использовать их не для реализации принципа справедливого судебного разбирательства, а для предоставления преимущества одной из сторон (например, в случае предвзятости суда) либо для поражения в правах в принципе всех участников спора (например, в случае ненадлежащего ведения процесса).

В отличие от суда, участники спора практически не имеют способов, позволяющих восстановить нормальный ход процесса. Как правило, жалобы на судью отклоняются с указанием на недопустимость вмешательства в рассмотрение дела, а обжалование принятых с нарушением прав участников судебных актов не всегда приводит к результату из-за упущенных возможностей.

С моей точки зрения, для того, чтобы восстановить права клиента, необходимо занимать активную позицию уже на стадии разбирательства в суде первой инстанции, особенно когда объективность суда вызывает вопросы.

В одном из таких случаев в интересах клиента мне пришлось обжаловать определение о назначении судебной экспертизы и подать заявления об ускорении производства по делу. В ответ на мои действия суд попытался понудить меня, как представителя кредитора, отказаться от защиты интересов клиента, потребовав от адвокатской палаты привлечь меня как адвоката к дисциплинарной ответственности. Суд охарактеризовал данные действия как проявление некомпетентности, оказание внепроцессуального давления на суд и нарушение Кодекса профессиональной этики адвоката.

Сила действия равна силе противодействия: реакция суда округа на поражение в процессуальных правах участников спора в первой инстанции

Необъяснимые метаморфозы в поведении суда произошли в деле о банкротстве № А40-168513/2018. После подачи кредитором заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц судом была назначена по делу судебная экспертиза по вопросам права, которые были направлены против вынесенных тем же судом определений, устанавливающих круг контролирующих лиц и обстоятельства вывода активов. Внезапно суд поставил в зависимость весь остальной процесс от момента получения заключения судебной экспертизы: в деле началась волокита, жалобы кредиторов перестали передаваться в вышестоящие инстанции, заявления о фальсификации не рассматривались, а материалы дела в приоритетном порядке передавались экспертам.

С нарушениями процесса наша команда боролась путем обжалования определения о назначении судебной экспертизы по вопросам, которые запрещены к постановке перед экспертами, а также жалобами на судью и заявлениями об ускорении производства по делу.

Реакцией суда на обжалование судебного акта стала попытка ограничить участников спора в процессуальных правах путем вынесения частного определения с требованием привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности. При этом суд пытался любыми способами задеть мою деловую репутацию как адвоката, называя меня некомпетентным и неквалифицированным специалистом. Вопреки определению Конституционного Суда РФ от 29 мая 2014 года № 1170-О, суд первой инстанции воспользовался предоставленными ему полномочиями не для организации справедливого судебного разбирательства, а в целях ограничения процессуальных прав участников процесса.

В соответствии со статьей 188 АПК РФ частное определение не подлежит отдельному обжалованию. Несмотря на данную сложность, команда РКП подготовила правовую позицию с обоснованием возможности обжалования такого судебного акта. Данная правовая позиция была воспринята судами вышестоящих инстанций. Арбитражный суд Московского округа отдельно обратил внимание на то, что добросовестный представитель имеет право на опровержение сведений, умаляющих его авторитет и влекущих негативные правовые последствия для него, вне зависимости от того, позволяет кодекс обжаловать подобное определение или нет.

Рассмотрев кассационную жалобу по существу, суд округа сделал также несколько важных правовых выводов:

  • суды не обладают правом использовать институт частного определения в связи с оценкой поведения представителя стороны спора, поскольку подобный случай не подпадает под статью 188.1 АПК РФ;
  • суды не могут ограничивать право представителя на подачу жалоб и заявлений об ускорении, поскольку право на совершение указанных процессуальных действий неотъемлемо принадлежит участнику процесса;
  • представитель кредитора был вынужден обращаться с заявлениями об ускорении производства по делу в связи с его затягиванием: (1) апелляционная жалоба на протяжении длительного срока не передавалась, (2) заявление о фальсификации не рассматривалось на протяжении трех судебных заседаний, (3) заявление о применении последствий недействительности сделки не рассматривалось более 13 месяцев, (4) вопрос утверждения конкурсного управляющего не рассматривался более 7 месяцев;

Таким образом, Арбитражный суд Московского округа не только сформировал правовую позицию, воспрещающую нижестоящим судам использовать институт частного определения для ограничения участников спора в процессуальных правах, но и критически оценил ведение процесса судом первой инстанции.

Значимость для представителей участников спора

Сформированная АС Московского округа правовая позиция предоставляет дополнительные гарантии добросовестным участникам процесса от необоснованных притязаний со стороны суда и показывает разумные способы противодействия незаконному поведению суда. Более того, вынесенное судом округа постановление демонстрирует, что попытка ущемить права одной из сторон может окончиться вынесением завуалированного частного определения уже в адрес суда со стороны вышестоящей инстанции.

Как выбрать стратегию и тактику в суде

В суде юристы используют разные хитрости. Пока одни торопят рассмотрение дела, чтобы оппонент не заметил слабое место в позиции, другие применяют тактики затягивания процесса. Но в любом случае, чтобы добиться цели, нужно не только планировать свои действия, но и предугадывать ходы оппонента. А еще можно использовать нестандартные тактики. О них юристы рассказали в статье.

Представительство в суде: что нужно знать

При подготовке к делу надо определить вероятность принятия судом разных решений, говорит руководитель практики правового сопровождения предпринимательства Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 8 место По количеству юристов 13 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 15 место По выручке Профайл компании × Константин Ткаченко. К примеру, в одном деле суд вряд ли полностью удовлетворит требования оппонента, но, скорее всего, сделает это частично. Тогда задача юриста — не выиграть дело, а минимизировать потери доверителя. На этом и должны строиться тактические шаги, в том числе подача встречного иска и заявление ходатайств.

Еще надо оценить перспективу исполнения решения и чем оно обернется для доверителя и оппонента. В качестве примера Ткаченко приводит банкротный мораторий, который обязательно нужно учитывать при выработке стратегии представительства: очень важна быстрая исполнимость судебного акта, а введенный мораторий дает серьезные преимущества стороне ответчика.

Важно ознакомиться и с судебной практикой. Готовясь к делу, нужно изучить похожие дела и решения по ним, посмотреть зарубежный опыт, добавляет партнер Orchards Orchards Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × Алексей Станкевич. В особо сложных случаях можно обратиться к эксперту, который даст заключение по правовой проблеме спора.

Партнер Delcredere Delcredere Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании × Анастасия Тараданкина советует продумывать и свои действия, и шаги оппонента: какие ходатайства он может подать и какие новые доказательства предоставить. Нужно заранее решить, как на это ответить. Эксперт рассказала о случае из практики: в судах рассматривались два связанных дела и юристы ожидали, что оппонент заявит ходатайство о приостановлении. Они заранее подготовили письменные возражения против приостановления и в итоге отстояли свою позицию. Иногда, по словам Тараданкиной, дело не ограничивается одним процессом: «В рамках сложной стратегии есть один-два базовых процесса и несколько поддерживающих (например, для получения документов, установления преюдиции)».

А иногда в позиции есть слабое место. Например, оппоненты не увидели в сделке признаков оспоримости или ничтожности. Тогда Ткаченко советует выстраивать тактику так, чтобы разрешить спор как можно быстрее (пока оппоненты не узнали о слабом месте). Для этого надо заранее уведомить участников спора о своих процессуальных действиях, привлечь всех третьих лиц, быть готовым получить на заседании письменные пояснения стороны и ознакомиться с ними сразу же, чтобы не затягивать процесс.

Процессуальные документы надо грамотно структурировать, напоминает Станкевич. Он советует не злоупотреблять цитированием нормативно-правовых актов. Особенно это актуально для банкротных дел, в которых бумаги обычно и без того наполнены многочисленными и сложными фактическими обстоятельствами. Чтобы составить понятный и красивый документ, юристу пригодятся навыки юридического дизайна.


Позиция по делу должна быть не только логична и обоснована, но еще ясно изложена и понятна суду. Ему должно быть легко принимать решение в вашу пользу.

Максим Стрижак, управляющий партнер юргруппы Стрижак и партнеры Стрижак и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) Профайл компании ×

Как противостоять оппоненту

Самая типичная тактика оппонентов — затягивание дела. Они это делают разными способами, говорит Станкевич. Например, неоднократно подают необоснованные или уже приобщенные к делу ходатайства, заявляют встречный иск, используют примирительные процедуры без цели примирения. Поэтому если вы ожидаете такого поведения от своего оппонента, то надо заранее подумать, как будете противостоять.

Тараданкина советует еще до заседания написать возражения на возможные ходатайства, которые затягивают дело. Если речь идет об арбитражном процессе, то надо сослаться на ч. 2 ст. 111 АПК (предусматривает отнесение судебных расходов на сторону, которая затягивает процесс) и ч. 5 ст. 159 АПК (суд может отказать в удовлетворении ходатайства в случае, если оно затягивает процесс). А еще важно указать возражения по сути, например что попытки примирения уже были и повторные переговоры ни к чему не приведут, потому что суды обычно применяют указанные статьи АПК как дополнение к основным аргументам.

Юристы отмечают, что иногда тактику затягивания можно использовать и в своих интересах. Ткаченко рассказал о банкротном деле, которое по подсудности нужно было передать в другой регион. Но адвокаты всячески тормозили процесс. В итоге материалы дела почти два года находились в производстве разных инстанций и не попадали в нужный регион для рассмотрения по существу. А в это время предприятие, которое хотели признать банкротом, работало и выплачивало долги. Юристы надеются, что к моменту рассмотрения дела по существу оснований для банкротной процедуры не будет.

Тем, кто злоупотребляет тактикой затягивания, суд может назначить штраф за неуважение (ч. 3 ст. 19 ГПК, ст. 111 АПК).

Некоторые считают, что в суде любые средства хороши. Поэтому иногда можно встретить целые театральные постановки, рассказывает Ткаченко: например, внезапные приступы какой-нибудь болезни. Конечно, со здоровьем не шутят и неспециалисту сложно отличить имитацию. Но если заранее очевидно, что оппоненты будут затягивать процесс всеми правдами и неправдами, то необходимо принимать меры еще до первого судебного заседания: обеспечить суд заблаговременно всеми необходимыми доказательствами и процессуальными документами. Тогда велика вероятность, что даже самые изощренные уловки оппонентов существенно не повлияют на сроки рассмотрения дела.

Необычные тактики, которые сработали

Пока одни юристы предпочитают пользоваться привычными методами, другие выбирают нестандартные приемы. Один из коллег Тараданкиной вел несколько разных, но частично взаимосвязанных споров на стороне истца. Иски подали в разное время, их рассматривали разные судьи.


По вопросам к сторонам было понятно, что одна из судей склонна удовлетворить иск. Поэтому юрист заявил ходатайство об объединении, собрал дела в одно у этой судьи и выиграл все разом.

Ткаченко поделился процессуальной хитростью, когда незадолго до судебного заседания в суд поступило заявление об отзыве доверенности представителя. Одновременно заявили и ходатайство об отложении рассмотрения дела по существу. Так юристам удалось отложить вступление в силу очевидного для всех решения суда на месяц, отмечает эксперт.

Станкевич рассказал о банкротном деле, в котором его оппоненту отказали во взыскании убытков еще в 2018 году. Но в 2020-м конкурсный управляющий изменил правовую квалификацию и стал просить суд взыскать не убытки, а неосновательное обогащение.


Нам удалось обосновать, что изменение правовой квалификации требований не имеет значения. Суд прекратил производство, потому что по делу с тождественными требованиями о взыскании убытков уже было принято решение.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: