Проблемы реализации принципа состязательности в судебном разбирательстве

Обновлено: 10.08.2022

Проблемы состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе и пути их преодоления.

Декларируемые равноправие и состязательность сторон уголовного судопроизводства не получают своего нормативного закрепления на стадии предварительного расследования.

Ч. 3 ст. 123 Конституции РФ устанавливает, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данный конституционное положение закрепляется в ст. 15 УПК, определяющей, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон; функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо; суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Детальный анализ указанного процессуального принципа во взаимосвязи с иными правовыми нормами, создает, не побоимся этого слова, концептуальные противоречия. Ведь декларировав состязательность и равноправие в уголовном процессе России законодатель произвел попытку отойти от инквизиционного к состязательному уголовному процесс. Удалось ли это сделать?

Во-первых, установим - что определяется термином уголовное судопроизводство. П. 56 ст. 5 УПК понимает уголовное судопроизводство как досудебное и судебное производство по уголовному делу. Таким образом, УПК распространяет действие принципа состязательности сторон, не только на стадию судебного разбирательства, но и на предварительное расследование. Системный анализ норм УПК позволяет утверждать, что в целом все участники уголовного процесса в стадии судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела обладают равным объемом прав. Однако имеют ли стороны обвинения и защиты равные возможности на предварительном расследование? Думается, что нет. Это объясняется, прежде всего, неравенством возможностей стороны обвинения и защиты. Следователь имеет в своем «арсенале» ряд исключительных полномочий. Утверждать о равноправии сторон на предварительном расследовании не возможно, когда следователь может применить меры процессуального принуждения и меры пресечения, самостоятельно определять ход расследования, а также отклонять ходатайства защиты, а последняя может лишь быть заявлять ходатайства и отказаться от дачи показаний.

Отметим также, что в юридической литературе высказывалась позиция, в соответствии с которой представлялось совершенно непоследовательным отсутствие в ч. 1 ст. 15 УПК указания не только на состязательность, но и на равноправие сторон. Это упущение рассматривалось как отступление от соответствующего конституционного принципа. Однако, нам думается, закрепление в ч. 4 ст. 15 УПК положения о том, что стороны обвинения и защиты равноправны перед судом, является частичной реализацией конституционного принципа равноправия. Ведь на предварительном расследование, когда только устанавливаются все обстоятельства, подлежащие доказыванию еще отсутствует спор о виновности подследственного, так как не полностью установлен его предмет, а также отсутствует арбитр, который способен разрешить спор. Кроме того, возможно производство предварительного расследования и без фигуры подозреваемого или обвиняемого. Поэтому норма о равноправии сторон перед судом является правильной, ибо в конечном итоге стороны должны быть равноправны перед стороной, разрешающей правовой спор и только тогда, когда предмет этого спора полностью установлен. Однако, если законодатель правильно закрепил равноправие сторон перед судом, в чем же еще состоят проблемы состязательности и равноправия сторон?

Как нам думается проблема обусловлена рядом фактором. В действительности стороны начинают состязаться еще на стадии предварительного расследования, собирая доказательства, обосновывающие виновность или невиновность подследственного. В этой стадии стороны соревнуются друг перед другом и именно в этой ситуации в наибольшей степени проявляется неравенство их возможностей. И если наделение защиты мерами процессуального принуждения и пресечения не представляется не только невозможным, но и нецелесообразным, то неравенство возможностей в доказывании оказывает губительнейшее воздействие на состязательность и равноправие сторон в предварительном расследовании.

Ч. 3 ст. 86 УПК определяет, что защитник вправе собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лица с его согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Введение в отечественный уголовный процесс указанной нормы является недостаточной мерой законодателя, на конституционном уровне установившего равноправие и состязательность сторон судопроизводства. Учитывая специфику уголовно-процессуального доказывания, отметим, что ни одно доказательство не будет иметь юридической силы, если оно не будет отвечать требованиям допустимости. Указанное требование на предварительном расследовании может обеспечить лишь следователь, который по ходатайству защиты приобщит к материалам уголовного дела, документ или предмет, представленный адвокатом, или проведет допрос по ходатайству последнего. Вместе с тем, следователь не обязан удовлетворить соответствующее ходатайство защиты. Право защиты на обжалование соответствующего решения или действия/бездействия в порядке ст. 125 УПК не представляется нам мерой, способной уравновесить возможности сторон на предварительном расследования. И как правильно отмечают Т.Г. Бородинова и И.Ф. Демидов, если реализация права одного субъекта правоотношения может иметь место лишь по усмотрению другого, то это уже не право, а прошение (1). Будучи зависимым в своей деятельности по доказыванию на предварительном расследовании, адвокат не может в полной реализовать свою задачу по осуществлению защиты и тем самым не является равноправной стороной уголовного процесса.

Таким образом, фундаментальное противоречие уголовного процесса состоит в том, что декларируя применение в отечественном законодательстве уголовного судопроизводства, основанного на равноправии и состязательности законодатель в реальности не уровнял стороны обвинения и защиты в своих правах в стадии предварительного расследования. Создав тем самым декларативный состязательный и действительный смешанный уголовный процесс. Каким образом можно преодолеть это противоречие?

Предложение ряда исследователей о введении параллельного адвокатского расследования является утопией в условиях все более усиливающейся роли российского государства во всех сферах жизни общества.

Введение в отечественный уголовный процесс фигуры судебного следователя не выглядит организационно приемлемой в нынешних условиях.

Преодоление этого противоречия возможно закреплением в УПК нормы о равенстве сторон обвинения и защиты в доказывании на предварительном следствии, с момента появления фигуры подследственного на столько, на сколько это вообще возможно. Целесообразно установить обязанность органов предварительного расследования удовлетворять любое ходатайство защиты о пополнении доказательственной базы любым законным путем. Подобная реформа отечественного уголовного процесса на наш взгляд является максимально допустимым компромиссом, и позволят функционирование национальной правоохранительной системы без коренной «ломки» исторически сложившихся процедур уголовного процесса.

Попутно отметим, что Конституционный суд РФ в постановлении от 29 июня 2004 года № 13-п подчеркнул «дознаватель, следователь, прокурор и суд, осуществляя доказывание, обязаны принимать в установленных процессуальных формах все зависящие от них меры к тому, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления». Таким образом, Конституционный суд РФ окончательно определил обязанность соответствующих органов собирать по делу доказательства, различного интерпретационного значения. Таким образом, было бы целесообразным наделить защиту большими возможностями по доказыванию в стадии предварительного расследования, тем самым сделав уверенный шаг вперед на пути модернизации России.

1. Т.Г. Бородинова, И.Ф. Демидов Обвинение и защита: проблема равных возможностей // "Журнал российского права", N 2, февраль 2005 г.

Арутюнян Камо Витальевич, Ваш адвокат в Нижнем Новгороде
Областная адвокатская контора НОКА.


Принцип состязательности один из основополагающих конституционных принципов современного арбитражного судопроизводства. Он позволяет сторонам совершать предусмотренные законодательством действия, направленные на защиту своих прав и интересов, а так же дает право принимать участие в судебном процессе в ходе которого каждая из сторон будет заслушана судом.

Однако, можно ли сказать, что принцип состязательности существует в современном арбитражном процессе в том виде, который закладывал законодатель? Не будем забывать, что судебный процесс для сторон — это своего рода соревнование, в котором каждая из сторон пытается добиться для себя наиболее благоприятного исхода. Стороны представляют в суд доказательства и аргументацию, которые, по их мнению, могут убедить суд в своей правоте. При этом суд, только оценивает доказательства, представленные стороной, и не принимает участия в истребовании доказательств у участников процесса. Суд может предложить стороне представить доказательства по делу, но никак не истребовать, ведь каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается. Единственное, суд может поспособствовать получению доказательств по делу, в случае если стороны сами не могут их получить у лиц, не являющихся участниками дела.

Но, несмотря на то, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации наделил судью большим объемом полномочий, в законодательстве нет серьезных механизмов для воздействия на сторон, злоупотребляющих своими процессуальными правами, а это, к сожалению, встречается очень часто в арбитражном судопроизводстве.

Как было уже сказано, бремя доказывания и раскрытия доказательств возлагается на участников процесса и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает процесс обмена документами (ст. 125, 126, 131, 199, 204, 209). Эти действия очень важны на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так как на основе представленных доказательств суд формирует первоначальные выводы об обстоятельствах дела.

Однако, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает срок заблаговременного предъявления доказательств и аргументации в суд и другой стороне, исключением является п. 3 ст. 131 АПК РФ, в котором указано, что «отзыв на исковое заявление направляется в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, заказным письмом с уведомлением о вручении в срок, обеспечивающий возможность ознакомления с отзывом до начала судебного заседания». В определении суда о принятии к производству искового заявления, о назначении дела к судебному разбирательству или об отложении судебного разбирательства суд может прописать сроки предоставления сторонами письменных позиций для дальнейшего ознакомления судом и лицами, участвующими в деле, позиции стороны. Но зачастую, стороны игнорируют данные сроки и представляют письменную позицию уже в ходе судебного разбирательства или вовсе ее не подготовят, ссылаясь на разного рода причины. Вследствие этого, как правило, суд вынужден откладывать судебное разбирательство для ознакомления с позицией стороны оппонента, участвующего в деле и предъявлении ему возможности для ознакомления и подготовки своей позиции на основе доказательств и аргументации представленной другой стороне по делу. Подобные действия ведут к затягиванию судебного процесса и нарушению процессуальных сроков, ведь как уже было сказано АПК РФ не содержит в себе каких-либо процессуальных санкций за невыполнение стороной своих обязанностей и прямых распоряжений суда.

П.3, 4 ст.65 АПК РФ все же предусматривают, что «каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено АПК РФ. Лица, участвующие в деле, вправе ссылаться только на те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, были ознакомлены заблаговременно». Но понятие «заблаговременно» законодатель не раскрывает, так же, как и не указывает, какие сроки можно подвести под категорию «заблаговременно».

Зачастую эти нормы Арбитражного процессуально кодекса Российской Федерации нарушаются, и стороны предъявляют важные доказательства по делу уже в ходе основного судебного разбирательства, для «выбивания почвы из-под ног» у оппонента. Это в очередной раз ведет к затягиванию судебного процесса и нарушению процессуальных сроков, ведь оппонент обязательно заявит ходатайство об отложении судебного заседания для ознакомления с новыми доказательствами.

Порой лица участвующие в деле и вовсе могут пойти на преступление и совершить подлог документов, то есть внести в официальные документы неверные данные или создать соответствующим образом документы, не несущие правдивую информацию. К сожалению, такое часто встречается в судебной практике. Суд дает оценку доказательствам, но он не является экспертом, чтобы определить, являются ли документы подлинными. В таком случае оппонент может заявить ходатайство о проведении судебной экспертизы, что так же приводит к затягиванию рассмотрения дела, нарушению процессуальных сроков, и увеличению судебных издержек.

Зачастую принцип состязательности сторон нарушают сами стороны для получения неких благоприятных условий и оттягиванию принятия судом законного и объективного решения по делу. Что если сам суд нарушает принцип состязательности сторон? С одной стороны кажется, что подобного не может быть, ведь согласно ст.2 АПК РФ задачами суда являются защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов и справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом. А с другой стороны, судебная практика и постановления апелляционной и кассационной инстанций и позиция Верховного Суда Российской Федерации говорят об обратном.

Одно из основных нарушений принципа состязательности сторон является рассмотрение дела по существу без надлежащего уведомления лиц, участвующих в деле. Несмотря на четкую позицию Верховного Суда Российской Федерации по этому вопросу, данное нарушение является самым распространенным. Безусловно, сторона, чьи права были нарушены при подаче жалобы может сослаться на данное нарушение и при ее рассмотрении апелляционная или кассационная инстанции и на основании ст. 270 АПК РФ решение арбитражного суда первой инстанции будет отменено по бесспорным основаниям. Однако, факт остается фактом. Суд сам может нарушить права лиц, участвующих в деле.

Другим распространенным нарушением со стороны суда является отказ истребования доказательств по делу. Как уже выше было сказано, лица, участвующие в деле, должны доказывать обстоятельства, на которые ссылаются. Согласно п. 4 ст. 66 АПК РФ лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. В ходатайстве должно быть обозначено доказательство, указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место его нахождения. Как правило, суд удовлетворяет ходатайство заявителя и направляет определение об истребовании лицу, у которого это доказательство находится. Однако, бывают случаи, когда никакого ответа на определение не приходит и при повторном ходатайстве об истребовании доказательств суд отказывает в удовлетворении ходатайства ссылаясь на сжатые сроки рассмотрения дела.

Также предусмотренный законодательством запрет ссылаться на доказательства, не раскрытые заблаговременно не работает на практике. Существующие в российском законодательстве основания отмены судебных актов не позволяют, не допускать в процесс доказательства, которые стороны не раскрыли друг перед другом. С таким нарушением принципа состязательности сторон можно встретиться в любой инстанции. Или же может возникнуть ситуация, когда суд принимает доказательства одной стороны, но не принимает доказательства другой стороны без мотивированного отказа.

Важно отметить, что в судебной практике порой удается отстоять позицию о необходимости отмены судебного решения по мотивам нарушения принципа состязательности, что выразилось в отсутствии обеспечения надлежащих условий для принятия стороной процесса участия в деле. Либо вышестоящий суд обращает внимание, что суд первой инстанции не создал условия для установления фактических обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора, нарушил баланс защиты прав участников спора и принципы равноправия и состязательности сторон.

Кроме того, в ситуации, когда суд первой инстанции в нарушение принципов состязательности и равноправия лиц по существу наделяет себя функциями одного из лиц, участвующих в деле либо не рассматривает ходатайство об отложении при представлении второй стороной доказательств также может являться основанием для отмены такого решения суда первой инстанции.

Как итог, можно сделать вывод, что принцип состязательности сторон в современном арбитражном процессе без сомнения один из важнейших принципов судопроизводства. Принцип состязательности отражает один из объективных законов природы, общества и познания — закон единства и борьбы противоположностей. Вместе с тем совершенно очевидно, что с учетом нынешней экономической ситуации, динамизма законодательства, низкого уровня правового профессионализма сторон и правовой культуры в целом соблюдение принципа состязательности судопроизводства в чистом виде, как это закреплено в действующем АПК РФ, очень часто приводит к нарушению не только самого принципа состязательности, но и других принципов арбитражного судопроизводства, и существует вероятность того, что суд не установит полно и всесторонне фактические обстоятельства, а права и обязанности сторон будут нарушены. В настоящее время арбитражный процесс должен быть смешанным, то есть сочетать в себе элементы как состязательного, так и следственного процесса. Такой смешанный вид процесса отвечает социальным и государственным интересам. Однако это необходимо закрепить в законодательном порядке, после чего осуществлять на практике.

Основные термины (генерируются автоматически): АПК РФ, дело, сторона, суд, Российская Федерация, доказательство, лицо, судебное разбирательство, судебный процесс, участвующий.


В данной статье рассматриваются особенности реализации принципа состязательности сторон в судах первой инстанции российской системы уголовного судопроизводства.

В статье обосновывается тот факт, что механизм практической реализации принципа состязательности сторон в уголовных судах первой инстанции недостаточно эффективен и требует дальнейшего совершенствования.

Ключевые слова: гражданский истец в уголовном процессе, гражданский ответчик в уголовном процессе, доказательства, защитник, обвинитель, обвиняемый, потерпевший, принцип состязательности сторон, уголовное судопроизводство, ходатайство.

Различные стадии судебных разбирательств относятся к завершающему этапу уголовного судопроизводства, в которых принципы состязательности проявляются в максимально возможной степени. Принцип состязательности в судебном производстве в настоящий период времени основан на следующих факторах.

На обязательности участия представителей, как обвинения, так и защиты. Согласно действующим нормам УПК РФ, при рассмотрении уголовных дел обязательно участвуют государственные обвинители, тогда как по различным делам частного обвинения также в обязательном порядке принимают участие частные обвинители [3].

Обязательность присутствия указанных субъектов объясняется отсутствием практических возможностей у всех прочих участников судебного рассмотрения уголовных дел поддерживать обвинения. По общим правилам, участие потерпевших также является обязательным, в их отсутствие материалы соответствующих уголовных дел могут быть рассмотрены, только если суды признают это допустимым [7, c. 76].

Со стороны защиты непременно нужно участие подсудимых лиц. При этом в действующих нормах УПК РФ, также предусмотрены возможности рассмотрения уголовных дел, относимых к небольшой или же средней тяжести без участия подсудимых при подаче со стороны защиты соответствующих ходатайств. Данная позиция законодателя не может быть признана верной, поскольку подобными действиями со стороны защиты как раз и нарушается состязательность сторон в уголовном судопроизводстве.

На основании вышеизложенного представляется обоснованным, исключить часть 4 из статьи 247 УПК РФ, и не допускать возможности проведения уголовных дел даже небольшой или же средней тяжести без участия подсудимых граждан.

Нарушение, как принципа состязательности сторон не может каким-либо благоприятным образом сказаться на результатах судебного рассмотрения уголовных дел. Кроме того, суды могут убедиться в добровольности заявленных ходатайств только посредством рассмотрения личных заявлений обвиняемых в их присутствии, поэтому любые причины, изложенные в данных ходатайствах, будут носить характер надуманности [8, c. 56].

С исключениями, указанными в части 5 статьи 247 УПК РФ, можно согласиться, но рассматривать их при этом следует именно как вынужденные меры, применяемые только по делам при расследовании судами тяжких или же особо тяжких преступлений. Вынужденными мерами при этом являются и случаи удаления подсудимых из залов судебных заседаний из-за неподчинения их действующим распоряжениям судей или судебных приставов до момента окончаний прений сторон. Однако при этом, всегда сами подсудимые сохраняют право своего выступления с последним словом.

Поскольку именно принцип состязательности может быть реализован только тогда, когда споры будут осуществляться между равноценными противниками, следовательно, можно сделать вывод о необходимости обязательного присутствия в судебных разбирательствах адвокатов в статусе защитников. Борьба, а, равно как и состязание в судебных заседаниях обуславливает наличие конкретных профессиональных навыков, опыта деятельности в области защиты, знаний тактик и также методов защиты. Ни сами обвиняемые, ни кто-либо другой, без юридического образования, без соответствующего опыта и также знаний (несмотря на то, что в части 2 статьи 49 УПК РФ определена возможность участия в качестве защитников в судебных разбирательствах и также еще и иных лиц) не смогут должным образом выполнять функции защиты.

Сходные аргументы позволяют предположить давно назревшую необходимость обязательного участия при рассмотрении любых уголовных дел адвокатов-защитников. В действующих нормах УПК РФ перечислены только отдельные случаи необходимого участия защитников. Однако при этом отсутствие адвокатов, осуществляющих процессуальные формы защиты, нивелируют значимость самого принципа состязательности. Следовательно, какие-либо отказы от присутствия в уголовном судопроизводстве защитников не должны быть обязательными для судей, без учета самих причин отказов такого рода (исключения при этом должны составлять случаи отказов от конкретных адвокатов, которые должны быть заменены иными профессионалами-защитниками).

Деятельность защиты по назначениям судов предопределяет появление проблем иного рода, а именно низкого качества защиты из-за изначально пассивной позиции адвоката. Можно предположить, что искусственно внедренными юридическими методами и средствами данную проблему решить невозможно, даже при наличии относительно нового Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в российской Федерации» [4]. Качество защиты адвокатов оценивают, прежде всего, сами клиенты, а уже затем специально уполномоченные органы Адвокатских палат субъектов России [6]. Если квалификационная комиссия будет выявлять низкое качество работы, а кроме этого, невыполнение адвокатами своих профессиональных обязанностей, при условии наличия специальных мер ответственности адвокатов за нарушения ими принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, то деятельность в судах самих защитников будет гораздо эффективнее.

При этом принцип состязательности сторон при рассмотрении уголовных дел также распространяется в полной мере и на гражданских истцов, а равно как и на гражданских ответчиков.

Кроме того, необходимо также отметить и тот факт, что, суды (в рамках уголовного судопроизводства) не всегда уделяют должное внимание выяснению всех обстоятельств, связанных с гражданскими исками, весьма поверхностно исследуют доказательства, подтверждающие обоснованность требований гражданских истцов. Зачастую судьи стремятся вовсе уклониться от разрешения заявленных гражданских исков, не желая вникать и проверять обоснованность предоставленных денежных расчетов по компенсации имущественного ущерба. В силу этого, представляется весьма обоснованным дальнейшее совершенствование норм УПК РФ с части реализации права гражданских истцов на предъявление и разрешение гражданских исков в уголовном судопроизводстве [9, c. 341].

Представляется вполне оправданным исключить, часть 2 статьи 309 УПК РФ, в которой в настоящее время установлено: При необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Формулировка указанной нормы не соответствует в полной мере требованиям Конституции РФ [1], и не соответствует требованиям УПК РФ в части судебной защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от совершения тех или иных преступлений, следовательно, данная норма должна быть упразднена из текста ст. 309 УПК РФ.

В настоящее время полноценная реализация состязательности обеспечена наличием равнозначных прав представителей сторон в судах первой инстанции при рассмотрении уголовных дел.

В частности, состязательность в полной мере может быть реализована и в ситуациях, когда стороны защиты, используя свои права на обязательность удовлетворения ходатайств и действуя на основании части 4 статьи 271 УПК РФ, просят суды допросить в статусе свидетелей лиц, явившихся в суды по инициативе самих защитников. Подобными действиями обвинение ставится в весьма сложные положения, поскольку не располагает сведениями, которые излагают указанные свидетели, не могут привести серьезные контраргументы. В то же время стороны обвинения, заканчивая предварительные расследования, обязаны предоставлять все доказательства вины обвиняемых, добытые на стадиях предварительного следствия. Это происходит в виде ознакомлений с материалами уголовных дел. Стороны же защиты не обязаны предоставлять обвинению те доказательства и сведения, которые могут быть использованы адвокатами в уголовном судопроизводстве в качестве оправдательных доказательств.

Подобные ситуации весьма часты, но по мнению автора в этом нет никаких нарушений равенства прав всех участников в уголовном судопроизводстве, которые бы ограничивали принцип процессуальной состязательности. Часть 4 ст. 271 УПК РФ представлена таким образом, что права заявлять в судах ходатайства о допросах свидетелей или специалистов предоставлены обеим сторонам. Поэтому, если стороне обвинения в ходе рассмотрения уголовных дел становятся известны какие-то факты, имеющие значение для результатов рассмотрения конкретных уголовных дел, они также могут заявлять аналогичные ходатайства, и суды их должны будут удовлетворить [10, c. 26].

При этом было бы неверно считать подобные действия, как обвинения, так и защиты нарушением равноправной состязательности сторон, так как сама состязательность заключается не только в соблюдении установленных уголовно-процессуальных форм, сколько в обеспечении равнозначных условий для справедливых приговоров уголовных судов. Если показания заявленных свидетелей настолько существенны, что полностью изменяют все остальные исследуемые судом доказательства и факты, фактически нивелируя предъявленные обвинения либо, напротив, подкрепляя их дополнительными доказательствами и также фактами, то это и является признаком действительно имеющей место состязательности.

В отношении особенностей и последовательности исследования доказательств необходимо отметить, что УПК РФ не содержит каких-либо прямых запретов на получение свидетельских показаний в форме «свободных повествований», да и судебная практика сохраняет подобную форму допросов. Полностью отказаться от подобных как устных, так и письменных пояснений по делу, по всей видимости, невозможно. Подсудимым и также потерпевшим предоставлены права на дачу собственных показаний, и в каких именно формах эти показания представляются в судах, решают стороны самостоятельно.

Вполне традиционно, сначала доказательства представляются стороной обвинения. Очередность исследования доказательств, при этом определяют сами стороны. Подсудимые, как и потерпевшие, вправе давать показания в процессе всего судебного следствия фактически в любой момент. Подобный порядок также обеспечивает состязательность в уголовном судопроизводстве [9, c. 198].

Вместе с тем, определенные проблемы реализации состязательности в уголовном судопроизводстве возникают, если присутствует необходимость оглашения показаний потерпевшего или свидетеля, которые были допрошены на предварительном следствии, но в судебное заседание не явились. В науке присутствует мнение, что оглашение показаний неявившихся свидетелей и потерпевших нарушает право подсудимого на защиту и препятствует реализации принципа состязательности.

В соответствии с частью 1 статьи 281 УПК РФ оглашение показаний такого рода допускается при согласии всех участников, то есть предполагается, что как обвинение, так и защита должны дать согласие, но в ситуации активной полемики чаще всего интересы обвинения не совпадают с интересами зашиты, и поэтому данное правило фактически не действует. Из-за подобного положения дел, представляется обоснованным оглашать показания свидетелей и также потерпевших по инициативе, как судей, так и сторон уголовного судопроизводства. Подобное положение должно действовать во всех ситуациях отсутствия свидетелей и потерпевших в залах судебных заседаний только по безусловно уважительным причинам, а также при наличии противоречий между ранее полученными показаниями и допросом этих же лиц в судах.

Помимо этого, следует также отметить, что равенство и состязательность сторон должна также в полной мере проявляться и в очередности и порядке выступления участников уголовного судопроизводства в прениях. В действующих нормах УПК РФ право выступления в судебных прениях принадлежит лишь обвинителям и также защитникам. Все прочие участники, в том числе подсудимые и также потерпевшие, могут выступить, но только при наличии специального разрешения судов. Тогда для этого им необходимо представить соответствующие ходатайства. Такого рода позицию законодателя нельзя признать правильной, так как она фактически полностью лишает всех прочих заинтересованных лиц прав на отстаивание собственных интересов.

В действующих положениях УПК РФ закреплено положение о недопустимости повторных участий судей в рассмотрении уголовных дел (на основании статьи 63 УПК РФ). Подобное положение обеспечивает объективность суда в рассмотрении уголовных дел, что отвечает требованиям состязательности. Вместе с тем в действующих нормах УПК РФ не содержится никаких запретов в части рассмотрения уголовных дел по существу теми судьями, которые в соответствии со статьями 108, а также 125 УПК РФ ранее по этим же делам рассматривали жалобы на действия и решения следователей, а также дознавателей и прокуроров. Или же данные судьи рассматривали, например, ранее ходатайства о применении к подозреваемым или же обвиняемым мер пресечения в виде заключения их под стражу или применения домашних арестов.

Судья в данных ситуациях дела по существу не рассматривают. Вместе с тем, принимая решения по поводу удовлетворения или отказа в удовлетворении жалоб или же ходатайств представителей сторон, судьи уже формируют собственное мнение относительно причастности лиц к тем или иным преступлениям, и данные выводы, вполне очевидно, могут повлиять на объективность решений. В случае, если данные судьи будут рассматривать материалы этих же уголовных дел по существу.

Таким образом, на основании всего вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что, в судебном расследовании уголовных дел, несмотря на то, что состязательность здесь проявляется в наибольшей степени, еще есть многочисленные проблемы, связанные с реализацией данного принципа, требующие своего разрешения.

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ).// Собрание законодательства РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 02.08.2019).// Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 02.08.2019), (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2019).// Собрание законодательства РФ. 24.12.2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.
  4. Федеральный закон от 21.11.2011 № 324-ФЗ (ред. от 26.07.2019) «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».// Собрание законодательства РФ. 28.11.2011. № 48. Ст. 6725.
  5. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202–1 (ред. от 26.07.2019) «О прокуратуре Российской Федерации».// Собрание законодательства РФ. 20.11.1995. № 47. Ст. 4472.
  6. Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».// Собрание законодательства РФ. 10.06.2002. № 23. Ст. 2102.
  7. Еникеев З. Д., Шамсутдинов Р. К. Проблемы уголовного правосудия в современной России. -Уфа, 2006.-С. 72.
  8. Мамыкина К. А., Цибарт Е. Э. Проблемы обеспечения процессуального равенства сторон в уголовно-процессуальном праве как условия и гарантии справедливого судебного решения.//Universum: экономика и юриспруденция. 2017. № 5 (38). — 54–59 с.
  9. Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Уголовный процесс: учебник для вузов. Вступит. статья В. Д. Зорькина. 7-е изд., перераб. М.: Норма, 2017. С. 198.
  10. Шамсутдинов Р. К. Состязательность сторон в уголовном процессе — основа правосудия.//Вестник Уфимского юридического института МВД России. 2013. № 8 (131). — 25–28 с.

Основные термины (генерируются автоматически): РФ, уголовное судопроизводство, рассмотрение уголовных дел, суд, полная мера, принцип состязательности сторон, сторона защиты, доказательство, обвинение, потерпевший.


Статья посвящена одному из принципов уголовного судопроизводства, принципу состязательности сторон. Именно этот принцип обеспечивает основу правого положения лиц, участвующих в процессе. Основу принципа состязательности в уголовном судопроизводстве составляют разделение функций защиты, обвинения и разрешения дела.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, принцип состязательности, судебное разбирательство, судебный процесс, принцип, уголовный процесс.

The article is devoted to one of the principles of criminal proceedings, the adversarial principle of the parties. It is this principle that provides the basis for the legal status of persons participating in the process. The basis of the adversarial principle in criminal proceedings is the separation of the functions of defense, prosecution and resolution of the case.

Keywords: criminal proceedings, adversarial principle, proceeding, lawsuit, principle, criminal procedure.

Введение

Актуальность научного исследования заключается в том, что реализующиеся в России реформы, направленные на формирование демократического правового государства предполагают становление истинного правосудия, которое основывается на общепризнанных принципах.

Целесообразность исследования рассматриваемой проблематики, связана с тем, что реализация принципа состязательности сторон является одним из самых эффективных средств обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

Научная новизна проведенного исследования связана с отражением в статье данного принципа как основополагающего в уголовном процессе.

Теоретическая значимость научной статьи выражается в актуализации необходимости переосмысления представлений о состязательном судопроизводстве.

Основная часть

В мире давно назрела необходимость модернизации многих общественных институтов. Один из них суд. В нашей работе мы бы хотели обратиться к уголовному судопроизводству, рассмотреть его с точки зрения реализации его принципов на практике и проследить тенденции изменений. Принципы уголовного судопроизводства схожи между собой, охраняются государством и имеют равную юридическую силу, их основой служит Конституция РФ. Мы рассмотрим один, на наш взгляд, основополагающий принцип уголовного судопроизводства. Принцип состязательности сторон в уголовном процессе. И изучим его реализацию на практике.

Принцип состязательности весьма заметно проявляется в США, Канаде и Великобритании.

Чтобы исследовать реализацию принципа состязательности сторон в уголовном процессе, следует рассмотреть данный принцип в его историческом развитии, проследить негативные и позитивные тенденции, оказавшие существенное влияние на становление принципа в уголовном судопроизводстве, изучить труды ученых, подробно рассмотреть вопросы, которые являются предметом дискуссий, а также судебную практику последних лет.

22 ноября 2001 года Государственной Думой РФ был принят Уголовно-процессуальный кодекс РФ, который действует по настоящее время. Он состоит из шести частей, эти части делятся на двенадцать разделов, а разделы подразделяются на шестьдесят две главы, которые составляют четыреста семьдесят пять статей. Уголовно-процессуальный кодекс РФ уделяет особое внимание защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения ее прав и свобод. Так же он закрепляет и поясняет принцип состязательности. Увеличивает права участников судебного процесса. Воспользоваться услугами адвоката могут потерпевшие и свидетели. УПК осуществил некоторые требования Конституции РФ.

Теперь обратимся к истории УПК РСФСР.

УПК РСФСР 1960 года отличался стабильностью. Провозглашал признание приоритета государственных интересов перед интересами личности и единства государственной власти и ее подведомственных органов. В 1990-е годы УПК начал утрачивать свою стабильность. В 1989–1993 в него были внесены значительные изменения, им способствовали перемены, происходящие в эти годы с Конституцией РСФСР. Новая Конституция РФ, принятая в 1993 году, с еще больше силой указывала на расхождение ее основных принципов и УПК РСФСР. Эти противоречия нарастали и в итоге, способствовали тому, что Государственная Дума начала работу по подготовке нового УПК РФ. Таким образом, Конституция РФ 1993 года явилась предпосылкой для принятия УПК РФ в 2001 году, который действует по настоящее время.

Защиту прав и законных интересов граждан согласно УПК РФ обеспечивают принципы уголовного судопроизводства.

По определению С. Д. Оспанова «принципы уголовного судопроизводства — это основные положения, которые выражают сущность процесса, определяют построение всех его стадий, форм и институтов и направляют уголовно-процессуальную деятельность на достижение целей и задач, поставленных государством перед уголовным судопроизводством» [6].

Мы согласны с определением С. Д. Оспанова. Действительно, в принципах уголовного судопроизводства отражена основная суть процесса, именно принципы определяют целевую направленность уголовного судопроизводства и служат гарантом прав, свобод и интересов граждан.

Все принципы уголовного производства охраняются государством и имеют равную юридическую силу. И хотя, многие принципы схожи между собой, мы разделим их на две группы. К первой отнесем принципы характеризующиеся деятельностью должностных лиц судопроизводства, а ко второй — принципы, относящиеся к сфере обеспечения прав граждан.

На наш взгляд, система принципов уголовного судопроизводства нуждается в пересмотре, ведь судебная практика показывает, что не все принципы реализуются должным образом, некоторые из них реализуются частично, а некоторые имеют лишь формальный характер. Неполная реализация некоторых принципов и их формальный характер отрицательно сказываются на уголовном судопроизводстве.

Уголовное судопроизводство основывается на нескольких основополагающих началах, закрепленных нормами уголовно — процессуального права. В нашей статье мы хотим остановиться на одном из значимых, на наш взгляд, принципе уголовного судопроизводства — принципе состязательности и равноправия сторон. Прокурор представляет сторону обвинения, адвокат — сторону защиты. Несмотря на то, что прокурор и адвокат состязаются в судебном процессе, само состязание они должны понимать не только как борьбу и спор, а как установление истины по делу.

Согласно толковому словарю С. И. Ожегова, «состязательность — это такой процесс, в котором обе стороны могут активно защищать свои права» [5]. Действительно, на практике состязательность проявляется именно так. Каждая из сторон в ходе судебного заседания обладает равными правами.

Принцип состязательности и равноправия — основа правового положения лиц, участвующих в процессе. Однако, вопрос о том, является ли равноправие сторон независимым принципом или является частью принципа состязательности остается открытым. Многие ученые (Т. З. Зинатуллин, С. Д. Шестакова, Л. В. Виницкий) рассуждали на эту тему, но так и не сошлись в едином мнении. Изучив работы ученых, мы сформировали собственную позицию и считаем, что принцип равноправия сторон является частью принципа состязательности, потому как один зависит от другого, принцип равноправия сторон существовать отдельно от принципа состязательности не может. Несомненно, состязательный характер судебного процесса напрямую связан с равноправием сторон, ведь если две стороны состязаются для установления реальной истины по делу, эта состязательность должна выражаться в равных возможностях, как стороны защиты, так и стороны обвинения.

В соответствии со ст.15 УПК, основными элементами принципа состязательности являются: отделение функций обвинения и защиты и разрешения уголовного дела и их размежевание между собой, наделение сторон обвинения и защиты равными процессуальными правами для осуществления своих функций, обеспечение судом, не являющимся органом уголовного преследования, необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Несоблюдение требования состязательности может свидетельствовать о нарушении положений п. 1 ст. 6 совместно с п. 3 (с) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела и послужить основанием для отмены судебного решения, что в данном случае будет вполне законно.

В настоящее время роль состязательного начала при производстве по уголовным делам возрастает. Это связано с общественными ожиданиями изменений в уголовном судопроизводстве, ведь поэтапная реализация этого принципа преобразует уголовный процесс России. Однако, несмотря на все ожидания, гарантиям реализации данного принципа на практике всё ещё не уделяется должного внимания, что, на наш взгляд, негативно сказывается на системе уголовного судопроизводства и на судебной практике в целом.

М. С. Строгович писал: «Состязательность — это такое построение судебного разбирательства, в котором обвинение отделено от суда, решающего дело, и в котором обвинение и защита осуществляются сторонами, наделенными равными правами для отстаивания своих утверждений и оспаривания утверждений противной стороны» [8].

Приводя цитату М. С. Строговича, мы не можем не затронуть тему роли суда в уголовном процессе.

В советский период основу принципа состязательности составляла активная роль суда в уголовном процессе. Считалось, что обвинение и защита в своих спорах не способны прийти к истине. Такая система, бесспорно, имела ряд недостатков. Во-первых, состязательность понималась только как функция судебного разбирательства и носила отчасти формальный характер. Во-вторых, сам принцип состязательности фактически никак не мог влиять на исход судебного процесса, что негативным образом сказывалось на судебной практике.

Судебно-правовая реформа позволила прогрессировать принципу состязательности. Но прежде чем, мы перейдем ней, предлагаем рассмотреть данный принцип в его историческом развитии.

Принцип состязательности уходит корнями в прошлое. Принцип состязательной формы процесса зародился при первобытно-общинном строе. В то время государственность только начинала зарождаться и основу судебного разбирательства составляла состязательность. Истцы и ответчики собирали доказательства, определяющие исход дела.

По мере усиления роли государства основные полномочия стали переходить суду. К концу 19 века судебная система находилась в крайне запущенном состоянии. Основу судебной системы составляло законодательство Петра I. Суды использовали формальные доказательства, старались уменьшить гласность процесса, не признавали право обвиняемых на защиту.

Лишь во второй половине 19 века в судопроизводство возвращается состязательность. В 1864 году Александр II принимает Судебные уставы. Они закрепляли переход к новому типу уголовного судопроизводства. До реформы основу судебной системы составляла инквизиционная форма. Предпосылки к реформированию судебной системы появились задолго до этого, причем как во внутренней политике, так и во внешней. В 1844 году Дмитрий Блудов внес предложения по реформированию судебной системы императору Николаю I. Это и послужило началом осуществления будущей реформы. Поражение России в Крымской войне заставило общество осознать государственную слабость и необходимость перемен.

Судебный процесс подвергся существенным изменениям. Благодаря судебной реформе 1864 года Россия познакомилась с новым институтом, институтом государственного обвинения и присяжной адвокатурой. Хотелось бы отметить огромный вклад в российское судопроизводство А. Ф. Кони. Именно он заложил основы идеи разделения процессуальных функций, суть которой заключалась в том, что судебное разбирательство должно проводиться с участием равноправных сторон, правовой спор между которыми разрешает независимый суд. Именно такое правосудие является проявлением состязательности. Но длилось оно недолго. В октябре 1917 года к власти пришли большевики. Вскоре был упразднен институт присяжной адвокатуры, потом исчезли суд и прокуратура. Все прежние достижения были искоренены. Восстановление состязательности началось лишь в 1990 году.

Мы считаем, что некоторые исторические события, а именно период с 1917 по 1990 годы негативно повлияли на принцип состязательности, и продолжают влиять по сегодняшний день, ведь потенциал принципа состязательности раскрыт и изучен еще недостаточно. Многие вопросы по сей день остаются предметом дискуссий. Политические явления и историческая память замедляет развитие принципа состязательности и равноправия в уголовном судопроизводстве.

Теперь рассмотрим роль суда в уголовном процессе. В настоящее время суд занимает ведущую роль, ведь именно суд разрешает спор между сторонами, определяет виновность обвиняемого и назначает соответствующее наказание, но фактически, суд выражает свою позицию только в приговоре. Приходится признать, что степень активности суда последнее время снижается. Суд стал занимать пассивную позицию, давая возможность стороне обвинения и защиты установить все обстоятельства по делу. Это связано с тем, что Законодатель определяет перед судом задачу формального разрешения спора между стороной обвинения и стороной защиты. Конечно же, это негативно сказывается на исходе судебного заседания. Судебная практика показывает, что тенденция снижения активности суда в уголовном процессе отрицательно сказывается на установлении истины в судебном разбирательстве. Этот вопрос можно рассмотреть с двух сторон. С одной стороны, обязанностью прокурора и адвоката является предоставление доказательств и их аргументация, но при этом, установление истины не должно зависеть лишь от спора сторон. С другой стороны, пассивность суда имеет место быть. Но при изучении и руководстве уголовным процессом суду нельзя оставаться пассивным.

В науке существует мнение, что суд следует относить к субъекту доказывания, и позволить ему принимать активное участие в доказывании по уголовным делам для установления объективной истины. Мы же считаем, что по этому вопросу нельзя дать однозначный ответ, потому как роль суда в уголовном судопроизводстве еще изучена недостаточно.

В. П. Бахин отмечает: «Если у суда нет конкретных оснований для однозначного решения: виновен или не виновен, т. е. обнаруживается брак в работе стороны обвинения, он должен постановить оправдательный приговор по принципу — пусть это вам (обвинению) будет наука на дальнейшее» [1]. На наш взгляд, позиция ученого неверная. Суд не должен выносить обвинение исходя лишь из формального превосходства одной стороны. Для установления реальной истины по делу следует разграничивать активность сторон и инициативу суда. Суду следует сохранять активность в судебном разбирательстве, но не помогать сторонам защиты и обвинения, а состязательность должна служить помощником в объективном расследовании обстоятельств уголовного дела. Только в этом случае можно говорить об установлении истины как основы правосудия.

Рассуждая о роли суда, мы хотели бы рассмотреть УПК РФ, который направлен на формирование состязательного процесса. Изучив его, мы выявили негативные тенденции. Прежде всего, УПК РФ урегулирован таким образом, что итог судебного разбирательства зависит, прежде всего, от активности сторон, чем от судебных действий. Из этого можно сделать вывод, что установление реальной истины не волнует ни одну из сторон. Как показывает судебная практика, ни подсудимый, ни защитник не стремятся разобраться в деле, для них важен лишь оправдательный приговор.

Затрагивая тему инициативности сторон в судебном процессе, приведем цитату И. А. Кудриной «Спор означает противоречие, противоположность интересов сторон, и каждая сторона стремится достичь благоприятного для нее исхода дела, или иначе — решения суда в ее пользу» [3]. Слова И. А. Кудриной отражают истинное положение принципа состязательности в уголовном судопроизводстве . Мы полагаем, что многие правозащитники неправильно понимают принцип состязательности в судебном процессе. Для них принцип состязательности — это лишь спор, борьба, где побеждает не тот, кто прав, а тот, кто сильнее, инициативнее, активнее. Но ведь главная задача судебного разбирательства это установление объективной истины по делу, которая должна достигаться путем юридического диалога между стороной защиты и стороной обвинения, в ходе которого они и приходят к общему выводу.

Теперь рассмотрим принцип состязательности с опорой на практику.

Изучив судебную практику, мы установили, что каждый судья выносит от 0,15 до 0,23 оправдательных приговоров в год.

Мы попытались разобраться, с чем связан такой низкий процент оправдательных приговоров и как этот факт перекликается с принципом состязательности. Почему даже располагая слабыми доказательствами, суд выносит обвинительный приговор? Полагаем, основная проблема в том, что судьи идут на поводу у обвинения. Как показывает практика, судья и прокурор зависимы друг от друга. Из этого можно сделать вывод, что на практике прокуратура не является такой же стороной процесса, как адвокат. А это еще раз свидетельствует о том, что принцип состязательности в судебном производстве РФ в полном объеме не реализуется.

Бесспорно, принцип состязательности важен для судебного процесса. Необходимо только правильно интерпретировать его, иначе уголовное судопроизводство может оказаться в опасности. И Законодатель, и суд, и сторона защиты и обвинения должны правильно истолковывать назначение этого принципа. Мы полагаем, что слабая реализация данного принципа на практике вызвана не только неверным истолкованием, но и тем, что в науке назначение данного принципа до сих пор является предметом дискуссий, ученые так и не пришли к единому выводу по этому вопросу.

Подводя итоги, мы приходим к выводам следующего плана. Принцип состязательности и равноправия так и не реализовался в России. В науке принцип состязательности в полной мере не изучен, и хоть в настоящее время данный принцип набирает популярность, на практике пока в полном объеме он не раскрыт. Это связано со многими факторами. Существенное влияние оказали политические явления и исторические события, неправильное понимание и применение принципа, несоответствие состязательности значению Конституции РФ, пассивность суда при руководстве судебным процессом, направленность УПК РФ лишь на инициативность сторон в ходе судебного разбирательства, в ущерб деятельности суда, косвенная зависимость судьи от прокурора.

Основные термины (генерируются автоматически): уголовное судопроизводство, принцип состязательности, принцип, судебное разбирательство, судебный процесс, уголовный процесс, судебная практика, РФ, сторона, суд.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: