Признавалась ли независимость верховного суда от других ветвей власти

Обновлено: 20.04.2024


Статья посвящена принципам самостоятельности, независимости и законности судебной власти. Независимость судебной власти на уровне конкретного суда, самостоятельная и авторитетная судебная власть является необходимым условием формирования гражданского общества. Также рассматривается эффективность осуществления правосудия, судебная власть как автономная ветвь государственной власти среди других ветвей государственной власти. Принцип законности как общеправовой и предстает основой организации и деятельности судебной власти.

Ключевые слова: судебная власть, судебная система, государственная власть, Конституция РФ, самостоятельность, независимость, суд, принцип независимости, самостоятельная судебная власть, законность, правосудие.

Государство во все периоды своего существования и развития нуждалось в наличии такого органа, как беспристрастный и объективный суд, способный дать оценку того или иного поступка или преступления. Современная судебная система представляет собой важнейший инструмент, посредством которого реализуются права и свободы человека и гражданина, а также верховенство закона. Она выступает важнейшим инструментом, гарантирующим воплощение принципов демократии в современную жизнь. Более того, правосудие как важнейшая социальная функция правового государства лежит в основе проблем современной судебной системы.

В этой связи представляется весьма актуальным исследование таких принципов судебной власти, как независимость, самостоятельность и законность.

Основные начала деятельности судебной власти определяют её принципы.

1) независимость и самостоятельность судебной власти;

Независимость и самостоятельность судебной власти представляют собой взаимосвязанные, но не тождественные понятия. Самостоятельность как принцип закреплен в статье 10 Конституции РФ и означает, что судебная власть может осуществляться только специально созданными государственными органами — судами. Судебная власть является самодостаточной во всех аспектах её организации и деятельности в связи с тем, что является отдельной ветвью государственной власти. Самостоятельность предполагает возможность осуществления судом своих полномочий без вмешательства со стороны, только собственными силами и средствами.

Независимость как принцип судебной власти впервые был закреплен Декларацией «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» [4]. Именно данная Декларация закрепила принцип разделения властей в качестве важнейшего принципа формирования правового государства в РСФСР, вследствие чего законодательная, исполнительная и судебная власть в России и стали самостоятельными ветвями государственной власти.

Помимо прочего, принцип разделения властей в последующем нашел своё отражении в Конституции Российской Федерации [1]. Кроме того, принцип самостоятельности судебной власти и её независимости от исполнительной и законодательной нашло своё отражение в законах «О судебной системе Российской Федерации» и «О статусе судей в Российской Федерации» [2].

Можно выделить несколько признаков, позволяющих понять, в чем проявляется принцип самостоятельности: 1) наличие нормативно-правовых актов, регулирующих организацию органов судебной власти; 2) наличие нормативных источников, регулирующих деятельность органов судебной власти. Так, согласно п. «г» ст. 71 Основного Закона РФ вопросы установления и формирования системы органов, порядка организации и деятельности судебной власти относится к предмету ведения Российской Федерации.

Помимо этого, принцип самостоятельности судебной власти подразумевает под собой наличие у неё возможности оказывать воздействие на существующую правовую действительность. Иными словами, самостоятельная судебная власть, осуществляя свои полномочия по отправлению правосудия, одновременно влияет и несёт своё правовое усмотрение в правовые акты, на основе которых разрешает социальные конфликты.

Самостоятельная судебная власть предполагает наличие инструментов правового характера, которые позволяют воздействовать на государство, власть и на общество в целом. Подобные инструменты ей предоставлены Конституцией РФ, например, ст. 126 наделяет Верховный Суд РФ правом разъяснять нижестоящим судам вопросы судебной практики.

В целом, самостоятельность и независимость как принципы судебной власти в нашей стране выражаются в том, что «судебная власть является самостоятельной и не зависит от законодательной и исполнительной» [3], «суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону» [2].

А. В. Цихоцкий и А. К. Черненко выделяют два аспекта принципа независимости судебной власти в России:

  1. С позиции организации и функционирования судебной власти как системы;
  2. В конкретном суде [7, с. 36].

В первом аспекте независимость судебной власти подразумевает под собой то, что:

− все правовые споры являются подведомственными только судебным инстанциям, входящим в судебную систему РФ;

− на территории России запрещено учреждать конкурирующие судам судебной системы России исключительные суды. Именно поэтому в настоящее время введенное ранее понятие «третейский суд» постепенно заменяется повсеместно таким понятием как «арбитражные учреждения»;

− запрет на вмешательство государственной и политической власти в судебные споры.

На уровне действующего законодательства РФ закрепление принципа независимости судей имеет место в ч.1 ст. 20 Основного Закона и ч.4 ст. 1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», где, в частности, указано на обращение требования независимости к деятельности судов, осуществляющих отправление правосудия. Кроме того, принцип независимости закреплен и в международном праве.

Именно поэтому полагаем необходимым согласиться с Н. И. Газетдиновым, признающим неудачной формулировку названия ст.5 Закона РФ «О судебной системе», поскольку в существующей редакции её название противоречит Конституции РФ и положениям ч. 2 ст. 1 данного же законодательного акта. В этой связи, на наш взгляд, следует изменить название ст. 5, поименовав её как «Самостоятельность судебной власти и независимость судей».

В свою очередь, ч. 1 данной статьи полагаем целесообразным представить в следующей редакции: «Судебная власть самостоятельна и принадлежит только судам в лице судей. Судьи независимы. Судьи в своей деятельности по осуществлению судебной власти подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону».

Говоря о втором аспекте принципа независимости, важно подчеркнуть, что на уровне конкретного суда его должен предопределять характер процесса правоприменения, когда как своё проявление он находит в том, как судья оценивает доказательства всех обстоятельств по разрешаемому им конкретному делу.

В целом, как известно, судебная власть реализуется через судей — её носителей, поэтому следует также признать точку зрения тех авторов, которые находят тождественность между принципом независимости судебной власти и принципом независимости судей. Так, с точки зрения И. Шихаты, независимость судебной власти и судей может быть выражены в форме: функциональной, личной, коллективной и внутренней независимости [8, с. 82].

В настоящее время в России в условиях формирования гражданского общества и построения правового государства практическая реализация исследуемых нами принципов судебной власти имеет важное значение. Это обусловлено тем, что, современное государство и общество объективно нуждается в самостоятельной судебной власти [6, с. 85].

Соглашаясь с Н. И. Газетдиновым, мы считаем, что независимость и самостоятельность судебной власти являются «двумя сторонами одной медали», поскольку их раздельное существование невозможно, поскольку первое свойство судебной власти определяет её организационное построение, а второе — сущностную самостоятельность [5, с. 35]. При этом самостоятельность выступает в качестве важнейшей предпосылки и условия независимости, хотя и не гарантирует её. Именно поэтому мы считаем, что свойства самостоятельности и независимости являются нетождественными между собой, но одновременно равнозначными и взаимодополняющими.

Важнейшей гарантией принципов самостоятельности судебной власти и независимости судей является установленный на законодательном уровне запрет на издание законов и иных нормативных актов, которыми бы они отменялись или умалялись.

В заключение рассматриваемого вопроса немного остановимся на общеправовом принципе законности, являющимся политико-юридическим принципом деятельности всего государства, а также представляющим собой основу организации и деятельности судебной власти. Все государственные институты, в том числе и суды, действуют в рамках основополагающих правовых предписаний, имеющих высшую юридическую силу. Высокий статус судебной власти является гарантией законности. А исполнение данного принципа, следование закону суда и всех остальных участников процесса позволяет реализовать все остальные принципы гражданского процесса, что приводит к эффективной работе всей судебной системы.

Таким образом, систему принципов судебной власти составляют, во-первых, основные принципы законности, независимости и самостоятельности судебной власти, во-вторых, конституционные принципы осуществления правосудия. Законность предполагает осуществление судебной власти в точном соответствии с Конституцией РФ и федеральным законодательством. Самостоятельность не тождественна с независимостью, поскольку первое означает, что судебная власть может осуществляться только специально созданными государственными органами — судами, деятельность которых регулируется отдельными нормативно-правовыми актами, а второе подразделяется на независимость судебной власти (с позиций ее организации и функционирования как системы), а также независимость судебной власти на уровне конкретного суда (независимость судей).

Подводя итоги проведенного исследования, следует отметить, что самостоятельность судебной власти и независимость судей, являясь признаками судебной власти, выступают в настоящее время в качестве основополагающих идей как организации её деятельности, так и деятельности государственной власти в целом. Система принципов включает самостоятельность и независимости любой из ветвей государственной власти, в том числе включаются основы принципа разделения властей.

Для развития российского государства как правового на современном этапе требуется социальный компромисс, смягчение и преодоление возникающих в обществе противоречий, создание условий для того, чтобы различные субъекты на основе права, воспринимаемого ими как универсально-социальный регулятор, могли достигнуть между собой согласия по спорным вопросам и сотрудничества. Для решения данной задачи большая роль отводится именно судебной власти, которая самостоятельно и независимо осуществляет обеспечение баланса конституционных ценностей, их защиты и охраны.

В свою очередь, важность принципа законности для судебной власти имеет ценность лишь с процессуальной и организационной точки зрения, при этом, по нашему глубокому убеждению, для отправления правосудия законности принадлежит всего лишь вспомогательно-ориентирующая функция. Сформировавшееся на этот счет убеждение обусловлено невозможностью судебного решения быть вторичным по отношению к законодательной воле. В ином случае суд может превратиться в ветвь государственной власти, занимающуюся обслуживанием воли законодателя, который, как начальник, всегда прав. Смысл правосудия имеет место быть лишь в случае непогрешимости его презумпции, а, значит, вопрос об ответственности суда имеет принципиальное значение в отличии законности от правосудия.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная власть, государственная власть, Российская Федерация, независимость, Конституция РФ, самостоятельность, суд, принцип самостоятельности, самостоятельная судебная власть, судебная система.


Статья 120 Конституции России устанавливает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. В научной правовой литературе независимость судей означает рассмотрение и разрешение ими конкретных дел в таких условиях, которые полностью исключают какое-либо воздействие со стороны.

Актуальность темы бесспорна, ведь независимый суд является главным гарантом соблюдения прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, необходимым для становления правового государства.

В настоящее время в Российской Федерации существуют три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Каждая из них провозглашаются Конституцией РФ и федеральными законами, самостоятельными и независимыми друг от друга. Но как же все происходит в реальности? Является ли судебная власть независимой как от других ветвей власти, так и от воздействия со стороны?

Впечатление общества основано на большом количестве негативных примеров, когда решение по делу, затрагивающее интересы чиновников высокого ранга, выносится не объективно. Судьи, понимая, что решение, вероятно, будет отменено вышестоящим судом из-за высокого положения чиновника и его статуса, принимают решения в пользу представителей власти. Отмена решений судьи несет для него массу негативных последствий. Это и лишение премий, и вопрос о том, нужно ли судейству такое слабое звено, вплоть до отстранения от должности. Кроме того председатели судов тесно связаны с исполнительной властью в вопросах выделения жилья для судей, обеспечения условий работы (предоставление здания для суда, его ремонт и т. д.). Исходя из этих негласных правил и сложившихся отношений председателей судов с органами власти, судьи делают вывод, какие решения выносить, а какие — нет. К тому же в свете объявленной в стране борьбы с коррупцией судьи находятся в состоянии страха, они боятся вынести смелое, хоть и законное решение, которое будет расценено вышестоящим судом, как принятое под влиянием коррупционных действий.

Также проблемой является зависимость судей от председателя суда. Именно председатели вносят представления президенту и дают окончательную рекомендацию кандидатам на должность судьи, что создает зависимость в вопросе назначения на должность. Председатель (а в более крупных судах — его заместитель) обладает полномочием по распределению дел между судьями. Это право может быть использовано для того, чтобы повлиять на исход дела. Председатель соответствующего суда всегда знает, какому судье надо отписать дело, чтобы получить предсказуемый результат. Разумеется, есть и принципиальные судьи, но им никто не поручит вести резонансные дела. Такие судьи, как правило, получают безнадежные дела, с истекающим сроком рассмотрения. Участники процесса по таким делам, как правило, живут в разных городах, и собрать всех, не представляется возможным. В результате судья привлекается к дисциплинарной ответственности за неисполнение срока. Здесь проявляется еще одно полномочие председателя, ставящее судью в зависимость — привлечение судьи к дисциплинарной ответственности. Таким образом, формально независимые судьи могут быть в любой момент наказаны за любое неисполнение указаний председателя. Также судьи зависят от председателя в вопросе материального обеспечения. Именно председатель распределяет премии и надбавки, которые составляют около половины заработной платы судьи. И от его доброй или недоброй воли зависит, будет ли судья поощрен. От председателя зависит и карьерный рост судей. Без его рекомендации судья практически не может рассчитывать на какое-либо повышение и занятие вышестоящих постов. Председатель имеет власть и в вопросе отстранения судьи от должности.

Законодательно независимость судей от председателя только подразумевается, однако ни в одном федеральном законе нет нормы, запрещающей вмешательство председателя в деятельность судьи.

Кроме того председатели судов и их заместители сами находятся в зависимости от главы государства. Они назначаются на должность не пожизненно (что могло бы служить гарантией их независимости), а сроком на 6 лет, после чего могут быть переназначены. Данные нормы закона ставят председателей судов и их заместителей в зависимость, которая заключается не в фактическом назначении на должность президентом, а именно ограниченным сроком замещения ими своих должностей, а также возможностью переизбрания.

Эти и ряд других проблем остро ставят вопрос недоверия граждан к современной судебной системе. Решение данных проблем необходимо. Как говорят именитые юристы (Михаил Барщевский, Андрей Клишас, Сергей Пашин, Михаил Федотов) в Российской газете — «Критически важно срочно обеспечить реальную независимость судьи». Эти юристы внесли ряд предложений для обеспечения независимости судей. В одном из таких предложений говорится об ограждении судей от какого-либо воздействия председателей. «Совершенно очевидно, что председатели судов сегодня имеют полномочия в отношении судей, сравнимые с полномочиями директора завода. Между тем отправление правосудия не есть производство приговоров и решений. Полномочия председателей судов должны быть резко сокращены и сведены в основном к организационно-хозяйственным. Председатели судов — это «первые среди равных», а значит преследовать своих коллег в дисциплинарном порядке, как и поощрять их, они не вправе. [1]

Также С. А. Пашин предлагает должности председателей судов замещать по очереди судьям данного суда либо замещать старшим по стажу работы судьям. Также он отмечает, что срок полномочий председателя суда не должен превышать двух лет — без права повторного назначения. [3]

Данные предложения абсолютно справедливы, ведь как показывает практика, в настоящее время у председателя суда достаточно полномочий для воздействия на судей. Разумно было бы внести в законодательство исчерпывающий список полномочий председателя, которые бы сводились не к руководящим функциям, а к координирующим. Необходимо исключить из компетенции председателей судов полномочие по распределению дел между судьями. Во всех судах нужно ввести в эксплуатацию систему автоматизированного распределения дел и документов либо распределять дела путем жеребьевки, в алфавитном порядке или любым другим способом, исключающим влияние субъективных факторов. Кроме того, для обеспечения независимости судей необходимо отменить систему премирования. Заработная плата судьи должна быть стабильной и зависеть только от стажа. Никто не должен иметь возможности влиять на ее увеличение или уменьшение.

Также, говоря о проблемах судебной системы, нужно начинать рассматривать их с момента подбора кандидатов на должность судьи. Действующие нормы, дающие право получить статус судьи, несовершенны. Недостаточно получить высшее образование «непрофильного ВУЗа» или юридического факультета и с такими базовыми знаниями претендовать на должность судьи. Для подготовки судей должно существовать дополнительное, специализированное учебное заведение для лиц с высшим юридическим образованием, со сроком обучения не менее двух лет, с жесткими экзаменами. И только лица, успешно окончившие такое учебное учреждение, могли бы претендовать на должность судьи. Это обеспечило бы доверие к судьям с профессиональной точки зрения.

Становление независимой судебной системы процесс долгий и сложный, предстоит еще очень много сделать для утверждения судебной власти в качестве самостоятельной, независимой и компетентной ветви власти, способной обрести высокое доверие общества. Независимый суд — это то, к чему нужно стремиться и предпринимать для этого реальные действия, вносить поправки в законы. Судьи не должны испытывать давления ни внутри судебной системы, ни со стороны, чтобы вершить объективное и беспристрастное правосудие.

1. Российская газета, № 6623 от 13 марта 2015 г., «Суд идет. Сам»;

3. Макарова О. В. Некоторые проблемы укрепления гарантий независимости судей. Журнал российского права, № 5, 2008 г.

Основные термины (генерируются автоматически): судья, должность судьи, председатель судов, председатель, суд, вышестоящий суд, дисциплинарная ответственность, независимый суд, судебная власть, судебная система.


В законодательстве не закреплено определение понятия «судебная власть». В юридической науке сложились различные точки зрения ученых относительно определения этого феномена. Это объясняется тем, что судебная власть — многоаспектная и широкая для понимания категория. Кроме правового значения, она имеет также философское и социальное.

По мнению Н. А. Колоколова, «судебная власть — это особые общественные отношения, возникновение и существование которых обусловлено способностью социума при необходимости генерировать механизм разрешения конфликтов на основе норм права, обеспечиваемый мощью государства». [6, с. 141]

Профессор К. Ф. Гуценко считает, что «судебная власть — роль, но не актер, это полномочия, функция, но не ее исполнитель. То есть судебной властью следует считать не суд, не судей…, а предоставленные им полномочия (возможности) властного (распорядительного) характера». [2, с. 48]

Судебная власть реализуется через правосудие, посредством судопроизводства. Для употребления предоставленной власти у суда другой возможности нет.

Судебная власть— это самостоятельный вид государственной власти, осуществляемый судьями (судом) в форме правосудия посредством конституционного, гражданского, административного, арбитражного и уголовного судопроизводства. [1, с. 17]

По мнению А. А. Герасимовой, «судебная власть — это самостоятельная и независимая ветвь государственной власти, организационно оформленная в систему органов, обладающих достаточным объемом собственной компетенции, обусловленной их местом и назначением в государственном механизме, реализуемой в соответствии с действующим законодательством с целью обеспечения прав, свобод и законных интересов субъектов права». [5, с. 7]

В юридической литературе есть и другие определения судебной власти. Например, некоторые авторы полагают, что судебная власть осуществляется в форме не только правосудия, но и конституционного контроля, судебного контроля за законностью нормативных актов, законностью и обоснованностью решений и действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное расследование, а также в форме обеспечения исполнения судебных решений, разъяснения действующего законодательства по вопросам судебной практики, участия в формировании судейского корпуса и содействия органам судейского сообщества, контроля за законностью решений местных представительных и всех исполнительных органов [1, с. 17].

Судебная власть основана на праве. Для разрешения конкретных ситуаций, которые возникают в обществе и требуют вмешательства суда, судебная власть реализуется путем применения норм права.

Судебная власть — это предоставленные судам как специальным органам государства полномочия по разрешению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права, и реализация этих полномочий путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства с соблюдением процессуальных форм, создающих гарантии законности и справедливости, принимаемых судами решений. [3, с. 23]

Существуют два аспекта понятия «судебная власть» — функциональный и институциональный. В функциональном аспекте судебная власть представляет собой совокупность юрисдикционных полномочий, ограниченных юридической конституцией и общими принципами права, и связанных с ними полномочий государства, реализуемых от имени народа независимыми должностными лицами — судьями — в особо оговоренной законом судебной процедуре и иными должностными лицами, которые обеспечивают юрисдикционную деятельность судей. В институциональном аспекте судебная власть — это обособленная группа связанных между собой государственных учреждений (в основном судов), организующих и обеспечивающих реализацию судьями юрисдикционных полномочий. [7, с. 246–248]

Для того, чтобы сформулировать определение судебной власти, рассмотрим ее признаки.

Во-первых, это вид государственной власти. То есть судебная власть выражает волю государства.

Во-вторых, судебная власть независима, самостоятельна и обособлена.

Самостоятельность судебной власти означает ее неподведомственность другим ветвям власти, отсутствие подчиненности и подотчетности каким-либо другим государственным органам.

Независимость судебной власти — правовая категория, отражающая состояние, при котором влияние внешних факторов на исполнение органами судебной власти своей функции является невозможным.

Некоторые авторы рассматривают эти понятия как единое целое, не проводя никакого разграничения между ними, а И. Б. Михайловская, характеризуя независимость судебной власти, выделяет три аспекта судебной власти: самостоятельность судебных органов, независимость судьи и независимость суда. Далее она отмечает, что самостоятельность судебной власти не тождественна независимости судей, она является лишь ее необходимой предпосылкой. А. В. Цихоцкий, наоборот, рассматривает независимость судей как предпосылку самостоятельности суда. [4, с. 34–37]

В некоторых случаях происходит смешение этих двух понятий.

Н. И. Газетдинов отмечает, что «независимость и самостоятельность судебной власти — это «две стороны одной медали», они не могут существовать в отрыве друг от друга, но вместе с тем самостоятельность характеризует судебную власть как автономную ветвь государственной власти среди других ветвей государственной власти (как законодательная и исполнительная), т. е. самостоятельность судебной власти определяет организационное построение судебной власти. А признак независимости судебной власти означает внутреннюю, «сущностную самостоятельность» судебной власти и определяет самостоятельность осуществления судебной власти путем реализации предоставленных государственной (верховной) властью полномочий».

Обособленность судебной власти состоит в том, что судьи в государственном механизме занимают особое место, которое обусловлено спецификой выполняемых функций. Они организационно не входят ни в какой другой государственный орган.

В-третьих, судебная власть — едина.

В-четвертых, судебная власть осуществляется посредством определенного вида судопроизводства.

Одним из признаков судебной власти является то, что в установленном законом порядке к осуществлению правосудия привлекаются представители народа. В соответствии с законом граждане РФ имеют право участвовать в отправлении правосудия. Так, в состав суда, рассматривающего уголовное дело, кроме судьи, могут входить присяжные заседатели, а при рассмотрении арбитражного дела — арбитражные заседатели.

И, пожалуй, основной признак судебной власти — это осуществление правосудия. Осуществление правосудия — это исключительная прерогатива судебной власти. Правосудие — это деятельность суда в лице судей и привлекаемых в установленных законом случаях присяжных и арбитражных заседателей в рамках рассмотрения административных, уголовных и иных дел посредством определенного судопроизводства, результатом которой является вынесение судебного акта, носящего обязательный характер.

Итак, подводя итог вышесказанному, предлагаем сформулировать определение понятия «судебная власть» следующим образом: судебная власть — это независимая, самостоятельная и обособленная ветвь государственной власти, которая осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжными и арбитражными заседателями посредством конституционного, гражданского, административного, уголовного и арбитражного судопроизводства.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная власть, государственная власть, осуществление правосудия, арбитражное судопроизводство, государственный механизм, лицо судей, независимость судей, самостоятельность, суд, судья.


Статья посвящена принципам самостоятельности, независимости и законности судебной власти. Независимость судебной власти на уровне конкретного суда, самостоятельная и авторитетная судебная власть является необходимым условием формирования гражданского общества. Также рассматривается эффективность осуществления правосудия, судебная власть как автономная ветвь государственной власти среди других ветвей государственной власти. Принцип законности как общеправовой и предстает основой организации и деятельности судебной власти.

Ключевые слова: судебная власть, судебная система, государственная власть, Конституция РФ, самостоятельность, независимость, суд, принцип независимости, самостоятельная судебная власть, законность, правосудие.

Государство во все периоды своего существования и развития нуждалось в наличии такого органа, как беспристрастный и объективный суд, способный дать оценку того или иного поступка или преступления. Современная судебная система представляет собой важнейший инструмент, посредством которого реализуются права и свободы человека и гражданина, а также верховенство закона. Она выступает важнейшим инструментом, гарантирующим воплощение принципов демократии в современную жизнь. Более того, правосудие как важнейшая социальная функция правового государства лежит в основе проблем современной судебной системы.

В этой связи представляется весьма актуальным исследование таких принципов судебной власти, как независимость, самостоятельность и законность.

Основные начала деятельности судебной власти определяют её принципы.

1) независимость и самостоятельность судебной власти;

Независимость и самостоятельность судебной власти представляют собой взаимосвязанные, но не тождественные понятия. Самостоятельность как принцип закреплен в статье 10 Конституции РФ и означает, что судебная власть может осуществляться только специально созданными государственными органами — судами. Судебная власть является самодостаточной во всех аспектах её организации и деятельности в связи с тем, что является отдельной ветвью государственной власти. Самостоятельность предполагает возможность осуществления судом своих полномочий без вмешательства со стороны, только собственными силами и средствами.

Независимость как принцип судебной власти впервые был закреплен Декларацией «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» [4]. Именно данная Декларация закрепила принцип разделения властей в качестве важнейшего принципа формирования правового государства в РСФСР, вследствие чего законодательная, исполнительная и судебная власть в России и стали самостоятельными ветвями государственной власти.

Помимо прочего, принцип разделения властей в последующем нашел своё отражении в Конституции Российской Федерации [1]. Кроме того, принцип самостоятельности судебной власти и её независимости от исполнительной и законодательной нашло своё отражение в законах «О судебной системе Российской Федерации» и «О статусе судей в Российской Федерации» [2].

Можно выделить несколько признаков, позволяющих понять, в чем проявляется принцип самостоятельности: 1) наличие нормативно-правовых актов, регулирующих организацию органов судебной власти; 2) наличие нормативных источников, регулирующих деятельность органов судебной власти. Так, согласно п. «г» ст. 71 Основного Закона РФ вопросы установления и формирования системы органов, порядка организации и деятельности судебной власти относится к предмету ведения Российской Федерации.

Помимо этого, принцип самостоятельности судебной власти подразумевает под собой наличие у неё возможности оказывать воздействие на существующую правовую действительность. Иными словами, самостоятельная судебная власть, осуществляя свои полномочия по отправлению правосудия, одновременно влияет и несёт своё правовое усмотрение в правовые акты, на основе которых разрешает социальные конфликты.

Самостоятельная судебная власть предполагает наличие инструментов правового характера, которые позволяют воздействовать на государство, власть и на общество в целом. Подобные инструменты ей предоставлены Конституцией РФ, например, ст. 126 наделяет Верховный Суд РФ правом разъяснять нижестоящим судам вопросы судебной практики.

В целом, самостоятельность и независимость как принципы судебной власти в нашей стране выражаются в том, что «судебная власть является самостоятельной и не зависит от законодательной и исполнительной» [3], «суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону» [2].

А. В. Цихоцкий и А. К. Черненко выделяют два аспекта принципа независимости судебной власти в России:

  1. С позиции организации и функционирования судебной власти как системы;
  2. В конкретном суде [7, с. 36].

В первом аспекте независимость судебной власти подразумевает под собой то, что:

− все правовые споры являются подведомственными только судебным инстанциям, входящим в судебную систему РФ;

− на территории России запрещено учреждать конкурирующие судам судебной системы России исключительные суды. Именно поэтому в настоящее время введенное ранее понятие «третейский суд» постепенно заменяется повсеместно таким понятием как «арбитражные учреждения»;

− запрет на вмешательство государственной и политической власти в судебные споры.

На уровне действующего законодательства РФ закрепление принципа независимости судей имеет место в ч.1 ст. 20 Основного Закона и ч.4 ст. 1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», где, в частности, указано на обращение требования независимости к деятельности судов, осуществляющих отправление правосудия. Кроме того, принцип независимости закреплен и в международном праве.

Именно поэтому полагаем необходимым согласиться с Н. И. Газетдиновым, признающим неудачной формулировку названия ст.5 Закона РФ «О судебной системе», поскольку в существующей редакции её название противоречит Конституции РФ и положениям ч. 2 ст. 1 данного же законодательного акта. В этой связи, на наш взгляд, следует изменить название ст. 5, поименовав её как «Самостоятельность судебной власти и независимость судей».

В свою очередь, ч. 1 данной статьи полагаем целесообразным представить в следующей редакции: «Судебная власть самостоятельна и принадлежит только судам в лице судей. Судьи независимы. Судьи в своей деятельности по осуществлению судебной власти подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону».

Говоря о втором аспекте принципа независимости, важно подчеркнуть, что на уровне конкретного суда его должен предопределять характер процесса правоприменения, когда как своё проявление он находит в том, как судья оценивает доказательства всех обстоятельств по разрешаемому им конкретному делу.

В целом, как известно, судебная власть реализуется через судей — её носителей, поэтому следует также признать точку зрения тех авторов, которые находят тождественность между принципом независимости судебной власти и принципом независимости судей. Так, с точки зрения И. Шихаты, независимость судебной власти и судей может быть выражены в форме: функциональной, личной, коллективной и внутренней независимости [8, с. 82].

В настоящее время в России в условиях формирования гражданского общества и построения правового государства практическая реализация исследуемых нами принципов судебной власти имеет важное значение. Это обусловлено тем, что, современное государство и общество объективно нуждается в самостоятельной судебной власти [6, с. 85].

Соглашаясь с Н. И. Газетдиновым, мы считаем, что независимость и самостоятельность судебной власти являются «двумя сторонами одной медали», поскольку их раздельное существование невозможно, поскольку первое свойство судебной власти определяет её организационное построение, а второе — сущностную самостоятельность [5, с. 35]. При этом самостоятельность выступает в качестве важнейшей предпосылки и условия независимости, хотя и не гарантирует её. Именно поэтому мы считаем, что свойства самостоятельности и независимости являются нетождественными между собой, но одновременно равнозначными и взаимодополняющими.

Важнейшей гарантией принципов самостоятельности судебной власти и независимости судей является установленный на законодательном уровне запрет на издание законов и иных нормативных актов, которыми бы они отменялись или умалялись.

В заключение рассматриваемого вопроса немного остановимся на общеправовом принципе законности, являющимся политико-юридическим принципом деятельности всего государства, а также представляющим собой основу организации и деятельности судебной власти. Все государственные институты, в том числе и суды, действуют в рамках основополагающих правовых предписаний, имеющих высшую юридическую силу. Высокий статус судебной власти является гарантией законности. А исполнение данного принципа, следование закону суда и всех остальных участников процесса позволяет реализовать все остальные принципы гражданского процесса, что приводит к эффективной работе всей судебной системы.

Таким образом, систему принципов судебной власти составляют, во-первых, основные принципы законности, независимости и самостоятельности судебной власти, во-вторых, конституционные принципы осуществления правосудия. Законность предполагает осуществление судебной власти в точном соответствии с Конституцией РФ и федеральным законодательством. Самостоятельность не тождественна с независимостью, поскольку первое означает, что судебная власть может осуществляться только специально созданными государственными органами — судами, деятельность которых регулируется отдельными нормативно-правовыми актами, а второе подразделяется на независимость судебной власти (с позиций ее организации и функционирования как системы), а также независимость судебной власти на уровне конкретного суда (независимость судей).

Подводя итоги проведенного исследования, следует отметить, что самостоятельность судебной власти и независимость судей, являясь признаками судебной власти, выступают в настоящее время в качестве основополагающих идей как организации её деятельности, так и деятельности государственной власти в целом. Система принципов включает самостоятельность и независимости любой из ветвей государственной власти, в том числе включаются основы принципа разделения властей.

Для развития российского государства как правового на современном этапе требуется социальный компромисс, смягчение и преодоление возникающих в обществе противоречий, создание условий для того, чтобы различные субъекты на основе права, воспринимаемого ими как универсально-социальный регулятор, могли достигнуть между собой согласия по спорным вопросам и сотрудничества. Для решения данной задачи большая роль отводится именно судебной власти, которая самостоятельно и независимо осуществляет обеспечение баланса конституционных ценностей, их защиты и охраны.

В свою очередь, важность принципа законности для судебной власти имеет ценность лишь с процессуальной и организационной точки зрения, при этом, по нашему глубокому убеждению, для отправления правосудия законности принадлежит всего лишь вспомогательно-ориентирующая функция. Сформировавшееся на этот счет убеждение обусловлено невозможностью судебного решения быть вторичным по отношению к законодательной воле. В ином случае суд может превратиться в ветвь государственной власти, занимающуюся обслуживанием воли законодателя, который, как начальник, всегда прав. Смысл правосудия имеет место быть лишь в случае непогрешимости его презумпции, а, значит, вопрос об ответственности суда имеет принципиальное значение в отличии законности от правосудия.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная власть, государственная власть, Российская Федерация, независимость, Конституция РФ, самостоятельность, суд, принцип самостоятельности, самостоятельная судебная власть, судебная система.


Статья 120 Конституции России устанавливает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. В научной правовой литературе независимость судей означает рассмотрение и разрешение ими конкретных дел в таких условиях, которые полностью исключают какое-либо воздействие со стороны.

Актуальность темы бесспорна, ведь независимый суд является главным гарантом соблюдения прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, необходимым для становления правового государства.

В настоящее время в Российской Федерации существуют три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Каждая из них провозглашаются Конституцией РФ и федеральными законами, самостоятельными и независимыми друг от друга. Но как же все происходит в реальности? Является ли судебная власть независимой как от других ветвей власти, так и от воздействия со стороны?

Впечатление общества основано на большом количестве негативных примеров, когда решение по делу, затрагивающее интересы чиновников высокого ранга, выносится не объективно. Судьи, понимая, что решение, вероятно, будет отменено вышестоящим судом из-за высокого положения чиновника и его статуса, принимают решения в пользу представителей власти. Отмена решений судьи несет для него массу негативных последствий. Это и лишение премий, и вопрос о том, нужно ли судейству такое слабое звено, вплоть до отстранения от должности. Кроме того председатели судов тесно связаны с исполнительной властью в вопросах выделения жилья для судей, обеспечения условий работы (предоставление здания для суда, его ремонт и т. д.). Исходя из этих негласных правил и сложившихся отношений председателей судов с органами власти, судьи делают вывод, какие решения выносить, а какие — нет. К тому же в свете объявленной в стране борьбы с коррупцией судьи находятся в состоянии страха, они боятся вынести смелое, хоть и законное решение, которое будет расценено вышестоящим судом, как принятое под влиянием коррупционных действий.

Также проблемой является зависимость судей от председателя суда. Именно председатели вносят представления президенту и дают окончательную рекомендацию кандидатам на должность судьи, что создает зависимость в вопросе назначения на должность. Председатель (а в более крупных судах — его заместитель) обладает полномочием по распределению дел между судьями. Это право может быть использовано для того, чтобы повлиять на исход дела. Председатель соответствующего суда всегда знает, какому судье надо отписать дело, чтобы получить предсказуемый результат. Разумеется, есть и принципиальные судьи, но им никто не поручит вести резонансные дела. Такие судьи, как правило, получают безнадежные дела, с истекающим сроком рассмотрения. Участники процесса по таким делам, как правило, живут в разных городах, и собрать всех, не представляется возможным. В результате судья привлекается к дисциплинарной ответственности за неисполнение срока. Здесь проявляется еще одно полномочие председателя, ставящее судью в зависимость — привлечение судьи к дисциплинарной ответственности. Таким образом, формально независимые судьи могут быть в любой момент наказаны за любое неисполнение указаний председателя. Также судьи зависят от председателя в вопросе материального обеспечения. Именно председатель распределяет премии и надбавки, которые составляют около половины заработной платы судьи. И от его доброй или недоброй воли зависит, будет ли судья поощрен. От председателя зависит и карьерный рост судей. Без его рекомендации судья практически не может рассчитывать на какое-либо повышение и занятие вышестоящих постов. Председатель имеет власть и в вопросе отстранения судьи от должности.

Законодательно независимость судей от председателя только подразумевается, однако ни в одном федеральном законе нет нормы, запрещающей вмешательство председателя в деятельность судьи.

Кроме того председатели судов и их заместители сами находятся в зависимости от главы государства. Они назначаются на должность не пожизненно (что могло бы служить гарантией их независимости), а сроком на 6 лет, после чего могут быть переназначены. Данные нормы закона ставят председателей судов и их заместителей в зависимость, которая заключается не в фактическом назначении на должность президентом, а именно ограниченным сроком замещения ими своих должностей, а также возможностью переизбрания.

Эти и ряд других проблем остро ставят вопрос недоверия граждан к современной судебной системе. Решение данных проблем необходимо. Как говорят именитые юристы (Михаил Барщевский, Андрей Клишас, Сергей Пашин, Михаил Федотов) в Российской газете — «Критически важно срочно обеспечить реальную независимость судьи». Эти юристы внесли ряд предложений для обеспечения независимости судей. В одном из таких предложений говорится об ограждении судей от какого-либо воздействия председателей. «Совершенно очевидно, что председатели судов сегодня имеют полномочия в отношении судей, сравнимые с полномочиями директора завода. Между тем отправление правосудия не есть производство приговоров и решений. Полномочия председателей судов должны быть резко сокращены и сведены в основном к организационно-хозяйственным. Председатели судов — это «первые среди равных», а значит преследовать своих коллег в дисциплинарном порядке, как и поощрять их, они не вправе. [1]

Также С. А. Пашин предлагает должности председателей судов замещать по очереди судьям данного суда либо замещать старшим по стажу работы судьям. Также он отмечает, что срок полномочий председателя суда не должен превышать двух лет — без права повторного назначения. [3]

Данные предложения абсолютно справедливы, ведь как показывает практика, в настоящее время у председателя суда достаточно полномочий для воздействия на судей. Разумно было бы внести в законодательство исчерпывающий список полномочий председателя, которые бы сводились не к руководящим функциям, а к координирующим. Необходимо исключить из компетенции председателей судов полномочие по распределению дел между судьями. Во всех судах нужно ввести в эксплуатацию систему автоматизированного распределения дел и документов либо распределять дела путем жеребьевки, в алфавитном порядке или любым другим способом, исключающим влияние субъективных факторов. Кроме того, для обеспечения независимости судей необходимо отменить систему премирования. Заработная плата судьи должна быть стабильной и зависеть только от стажа. Никто не должен иметь возможности влиять на ее увеличение или уменьшение.

Также, говоря о проблемах судебной системы, нужно начинать рассматривать их с момента подбора кандидатов на должность судьи. Действующие нормы, дающие право получить статус судьи, несовершенны. Недостаточно получить высшее образование «непрофильного ВУЗа» или юридического факультета и с такими базовыми знаниями претендовать на должность судьи. Для подготовки судей должно существовать дополнительное, специализированное учебное заведение для лиц с высшим юридическим образованием, со сроком обучения не менее двух лет, с жесткими экзаменами. И только лица, успешно окончившие такое учебное учреждение, могли бы претендовать на должность судьи. Это обеспечило бы доверие к судьям с профессиональной точки зрения.

Становление независимой судебной системы процесс долгий и сложный, предстоит еще очень много сделать для утверждения судебной власти в качестве самостоятельной, независимой и компетентной ветви власти, способной обрести высокое доверие общества. Независимый суд — это то, к чему нужно стремиться и предпринимать для этого реальные действия, вносить поправки в законы. Судьи не должны испытывать давления ни внутри судебной системы, ни со стороны, чтобы вершить объективное и беспристрастное правосудие.

1. Российская газета, № 6623 от 13 марта 2015 г., «Суд идет. Сам»;

3. Макарова О. В. Некоторые проблемы укрепления гарантий независимости судей. Журнал российского права, № 5, 2008 г.

Основные термины (генерируются автоматически): судья, должность судьи, председатель судов, председатель, суд, вышестоящий суд, дисциплинарная ответственность, независимый суд, судебная власть, судебная система.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: