Признание права на места общего пользования коридор мкд решение суда

Обновлено: 21.07.2024

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гусевой Е.С. к Удальцовой И.В., Удальцовой А.В., Козел М.А., Гусарову Г.А., Управлению Росреестра по Ленинградской области, ФГБУ "Федеральная Кадастровая Палата Росреестра" в лице филиала по Ленинградской области, администрации Гатчинского муниципального района о возложении обязанности не препятствовать в пользовании жилым помещением, снять с кадастрового учета выделенный земельный участок, установить земельный участок в прежних границах, о признании недействительными постановления администрации Гатчинского муниципального района от 8 августа 2014 г. N 3024 о предоставлении земельного участка Гусарову Г.А. и договора купли-продажи земельного участка, заключенного между Гусаровым Г.А. и муниципальным образованием "Гатчинский муниципальный район", о признании недействительным (ничтожным) договора передачи части домовладения с хозяйственными постройками в собственность Гусарову Г.А., об аннулировании в ЕГРП сведений о государственной регистрации права общей долевой собственности Удальцовой И.В. на 1/3 доли, Удальцовой А.В. на 1/3 доли, Козел М.А. на 1/3 доли земельного участка и на часть жилого дома с надворными постройками,

по кассационной жалобе Гусевой Е.С. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 13 августа 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М., выслушав объяснения представителя Гусевой Е.С. по доверенности Григорьевой О.Ю., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя администрации муниципального образования Вырицкое городское поселение Гатчинского муниципального района Ленинградской области Кузьмина М.А., полагавшего доводы кассационной жалобы обоснованными, Удальцовой И.В., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Гусева Е.С. обратилась в суд с иском, с учетом принятых судом уточнений и дополнений к Удальцовой И.В., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Удальцовой А.В., Козел М.А., Гусарову Г.А., Управлению Росреестра по Ленинградской области, ФГБУ "Федеральная Кадастровая Палата Росреестра" в лице филиала по Ленинградской области, администрации Гатчинского муниципального района о возложении обязанности не препятствовать в пользовании жилым помещением, снять с кадастрового учета выделенный земельный участок, установить земельный участок в прежних границах, о признании недействительными постановления администрации Гатчинского муниципального района от 8 августа 2014 г. N 3024 о предоставлении земельного участка Гусарову Г.А. и договора купли-продажи земельного участка, заключенного между Гусаровым Г.А. и МО "Гатчинский муниципальный район", о признании недействительным (ничтожным) договора передачи части домовладения с хозяйственными постройками в собственность Гусарову Г.А., об аннулировании в ЕГРП сведений о государственной регистрации права общей долевой собственности Удальцовой И.В. на 1/3 доли, Удальцовой А.В. на 1/3 доли, Козел М.А. на 1/3 доли земельного участка и на часть жилого дома с надворными постройками.

В обоснование требований истец указала, что на основании ордера N 39800 от 11 августа 1994 г., выданного исполнительным комитетом Гатчинского районного Совета народных депутатов, и договора социального найма от 28 августа 2009 г. она проживает в двух комнатах трехкомнатной коммунальной квартиры по адресу: <. >, вместе с сыном Гусевым А.Е., дочерью Дмитриевой М.А., внучкой Дмитриевой Е.А. Жилое помещение - квартира находится на первом этаже двухэтажного двухквартирного дома общей площадью 118 кв. м, 1917 г. постройки. Собственниками квартиры 2, расположенной на втором этаже, являются по 1/3 доли Удальцова А.В., Удальцова И.В., Козел М.А. Также они являются собственниками в равных долях земельного участка площадью 1 285 кв. м, на котором находятся единственный проход к квартире истца, сарай для хранения дров, водяная скважина. Предоставив 26 апреля 2006 г. прежнему жильцу квартиры 2 Гусарову Г.А. в собственность часть жилого дома с надворными постройками, а затем сформировав отдельный земельный участок, администрация нарушила нормы действующего законодательства, в связи с чем эти сделки и все последующие являются ничтожными.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 21 мая 2015 г. исковые требования Гусевой Е.С. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 13 августа 2015 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований об установлении границ земельного участка в прежних размерах, о снятии с кадастрового учета земельного участка площадью 1285 кв. м, о признании недействительными постановления главы администрации Гатчинского муниципального района о предоставлении земельного участка Гусарову Г.А. и договора купли-продажи земельного участка, заключенного между Гусаровым Г.А. и МО Гатчинский муниципальный район, договора передачи части домовладения с хозяйственными постройками Гусарову Г.А., об аннулировании в ЕГРП сведений о государственной регистрации права общей долевой собственности Удальцовой И.В., Удальцовой А.В., Козел М.А. по 1/3 доли за каждой на земельный участок площадью 1285 кв. м и на часть жилого дома с надворными постройками отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований в указанной части.

В кассационной жалобе заявителем поставлен вопрос об отмене апелляционного определения ввиду существенного нарушения норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М. от 27 июля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 13 августа 2015 г.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении дела судом второй инстанции были допущены такие нарушения норм права.

Отменяя решение суда первой инстанции и разрешая спор по существу, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что жилой дом, расположенный по адресу: Ленинградская область, Гатчинский район, пос. Вырица, просп. Кирова, д. 20, относится к малоквартирным жилым домам, в связи с чем собственник жилищного фонда и уполномоченные им органы в соответствии с Законом Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", Положением о бесплатной приватизации жилищного фонда в Ленинградской области, утвержденным постановлением Правительства Ленинградской области от 27 июня 1994 г. N 157, вправе были принять решение о приватизации квартиры в указанном доме как части домовладения с хозяйственными постройками, а следовательно, положения статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации в части определения статуса земельного участка, на котором расположен жилой дом, не подлежат применению к спорным правоотношениям. Соответственно, исходя из пункта 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) Гусаров Г.А. как собственник части жилого дома имел право на формирование и предоставление земельного участка для индивидуального жилищного строительства под часть жилого дома с надворными постройками, необходимого для его обслуживания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами суда второй инстанции согласиться не может по следующим основаниям.

Судом установлено, что в двухэтажном жилом доме, расположенном по адресу: <. >расположено две трехкомнатные квартиры.

Истец на основании ордера от 11 августа 1994 г. <. >занимает две комнаты в коммунальной квартире 1, расположенной на первом этаже указанного дома. Вместе с ней в предоставленном жилом помещении проживают сын Гусев А.Е., дочь Дмитриева М.А., внучка Дмитриева Е.А. В соответствии с договором о безвозмездной передаче жилья в собственность от 14 декабря 2014 г. занимаемые жилые помещения переданы в собственность Гусевой Е.С. и Дмитриевой Е.А. (т. 1, л.д. 33).

Третья комната данной квартиры не заселена и является собственностью муниципального образования "Вырицкое городское поселение".

Гусаров А.Г. занимал квартиру 2, расположенную на втором этаже дома, которая была передана ему как часть домовладения с надворными постройками в собственность на основании договора от 26 апреля 2006 г. Постановлением администрации Гатчинского района от 8 августа 2014 г. N <. >Гусарову А.Г. предоставлен земельный участок размером 1285 кв. м (т. 1, л.д. 42). По договору купли-продажи от 11 августа 2014 г. N 47/12 Гусаров Г.А. приобрел в собственность предоставленный ему земельный участок, который впоследствии продал вместе с принадлежащей ему частью домовладения с надворными постройками Удальцовой И.В., Удальцовой А.В. и Козел М.А. (т. 1, л.д. 97 - 100).

В соответствии с частью 2 статьи 16 Жилищного кодекса Российской Федерации жилым домом признается индивидуально-определенное здание, которое состоит из комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком здании.

Квартирой признается структурно обособленное помещение в многоквартирном доме, обеспечивающее возможность прямого доступа к помещениям общего пользования в таком доме и состоящее из одной или нескольких комнат, а также помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в таком обособленном помещении.

В соответствии с пунктом 6 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным (пригодным) для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. N 47, многоквартирным домом признается совокупность двух и более квартир, имеющих самостоятельные выходы либо на прилегающий к жилому дому земельный участок, либо в помещения общего пользования.

Понятие индивидуального жилого дома содержится в части 3 статьи 48 и части 2 статьи 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации, согласно которым под индивидуальным домом понимается отдельно стоящий жилой дом с количеством этажей не более чем три, предназначенный для проживания одной семьи.

Таким образом, квалифицирующим признаком жилого дома является наличие в нем комнат (а не квартир), основным критерием отнесения жилого дома к многоквартирному дому является совокупность нескольких квартир, имеющих самостоятельные выходы на прилегающий земельный участок, либо в помещения общего пользования, а также наличие элементов общего имущества.

Пунктами 1 - 4 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации к общему имуществу собственников помещений в многоквартирном доме отнесены:

помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы);

иные помещения в данном доме, не принадлежащие отдельным собственникам и предназначенные для удовлетворения социально-бытовых потребностей собственников помещений в данном доме, включая помещения, предназначенные для организации досуга, культурного развития, детского творчества, занятий физической культурой и спортом и подобных мероприятий;

крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения;

земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты.

Учитывая, что спорный дом содержит такие элементы общего имущества как крыша, фундамент, чердачное помещение, место общего пользования - коридор на первом этаже, один вход, лестницу на второй этаж, то данный дом является многоквартирным.

В материалах дела имеется выписка из реестра муниципальной собственности муниципального образования Вырицкое городское поселение Гатчинского района Ленинградской области, согласно которой муниципальному образованию принадлежит многоквартирный жилой дом, расположенный по адресу: <. >.

Согласно техническому паспорту, составленному по данным инвентаризации, спорный объект недвижимости учтен как многоквартирный жилой дом. По экспликации поэтажного плана дома жилые помещения первого и второго этажа указаны как квартиры.

О том, что жилые помещения имеют статус квартир и предоставлялись в качестве таковых, свидетельствует также и ордер от 11 августа 1994 г. <. >, выданный истцу на право занять жилое помещение.

При этом произведенная перепланировка и устройство отдельного входа сами по себе не влекут изменение существующего статуса жилого дома как многоквартирного и не могут являться критериями для отнесения жилого помещения к жилому дому или его части. Решение относительно возможности изменения правового статуса жилого дома в установленном порядке не принималось.

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции о статусе жилого дома как отдельно стоящего малоквартирного дома усадебного типа и возможности признания квартиры частью жилого дома ошибочны и основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующего спорные правоотношения.

Как отмечается в пункте 2.2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2010 г. N 12-П, реализуя свои дискреционные полномочия в области правовой регламентации отношений, объектом которых являются земельные участки, на которых расположены многоквартирные дома, федеральный законодатель в целях обеспечения прав собственников жилых и нежилых помещений в таких домах - исходя из правовой природы общего имущества многоквартирных домов как имущества, не имеющего самостоятельной потребительской ценности и предназначенного в первую очередь для обеспечения возможности пользования указанными помещениями, - установил в Жилищном кодексе Российской Федерации общее правило о принадлежности земельного участка собственникам помещений в расположенном на нем многоквартирном доме (части 1 и 2 статьи 36), а в Федеральном законе "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" - специальные порядок и условия перехода такого земельного участка в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме, который на нем расположен (статья 16).

В силу статьи 37 Жилищного кодекса Российской Федерации доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме собственника помещения в этом доме пропорциональна размеру общей площади указанного помещения. Собственник помещения в многоквартирном доме не вправе осуществлять выдел в натуре своей доли в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме.

Этим при установлении статуса жилого дома как многоквартирного исключается возможность передачи земельного участка, его части в собственность одному из собственников, а следовательно, формирование и предоставление земельного участка Гусарову Г.А. не соответствует требованиям жилищного законодательства.

Кроме этого, как следует из статьи 16 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", переход в общую долевую собственность собственников помещений в многоквартирном доме земельного участка, на котором расположен этот дом, обусловлен необходимостью формирования данного земельного участка по правилам земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности органами государственной власти или органами местного самоуправления и не предполагает произвольное установление границ и площади земельного участка.

Вместе с тем в материалах дела сведения о площади земельного участка, предоставленного для строительства дома, или документы о формировании земельного участка под многоквартирный дом отсутствуют.

В связи с изложенным Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судом второй инстанции нарушения норм материального права существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Гусевой Е.С., в связи с чем определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 13 августа 2015 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

ЖК РФ Статья 36. Право собственности на общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме

Перспективы и риски арбитражных споров и споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 36 ЖК РФ

Споры в суде общей юрисдикции:

1. Собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, а именно:

1) помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы);

2) иные помещения в данном доме, не принадлежащие отдельным собственникам и предназначенные для удовлетворения социально-бытовых потребностей собственников помещений в данном доме, включая помещения, предназначенные для организации их досуга, культурного развития, детского творчества, занятий физической культурой и спортом и подобных мероприятий, а также не принадлежащие отдельным собственникам машино-места;

(в ред. Федерального закона от 30.12.2021 N 476-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и другое оборудование (в том числе конструкции и (или) иное оборудование, предназначенные для обеспечения беспрепятственного доступа инвалидов к помещениям в многоквартирном доме), находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения;

(в ред. Федерального закона от 29.12.2017 N 462-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты. Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности.

(часть 1 в ред. Федерального закона от 04.06.2011 N 123-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных настоящим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме.

3. Уменьшение размера общего имущества в многоквартирном доме возможно только с согласия всех собственников помещений в данном доме путем его реконструкции.

4. По решению собственников помещений в многоквартирном доме, принятому на общем собрании таких собственников, объекты общего имущества в многоквартирном доме могут быть переданы в пользование иным лицам в случае, если это не нарушает права и законные интересы граждан и юридических лиц.

4.1. Приспособление общего имущества в многоквартирном доме для обеспечения беспрепятственного доступа инвалидов к помещениям в многоквартирном доме согласно требованиям, указанным в части 3 статьи 15 настоящего Кодекса, допускается без решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме только в случае, если такое приспособление осуществляется без привлечения денежных средств указанных собственников.

(часть 4.1 введена Федеральным законом от 29.12.2017 N 462-ФЗ)

5. Земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, может быть обременен правом ограниченного пользования другими лицами. Не допускается запрет на установление обременения земельного участка в случае необходимости обеспечения доступа других лиц к объектам, существовавшим до дня введения в действие настоящего Кодекса. Новое обременение земельного участка правом ограниченного пользования устанавливается по соглашению между лицом, требующим такого обременения земельного участка, и собственниками помещений в многоквартирном доме. Споры об установлении обременения земельного участка правом ограниченного пользования или об условиях такого обременения разрешаются в судебном порядке. Публичный сервитут в отношении земельного участка устанавливается в соответствии с земельным законодательством.

(в ред. Федерального закона от 03.08.2018 N 341-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. В случае разрушения, в том числе случайной гибели, сноса многоквартирного дома собственники помещений в многоквартирном доме сохраняют долю в праве общей долевой собственности на земельный участок, на котором располагался данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и на иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке, в соответствии с долей в праве общей долевой собственности на общее имущество в многоквартирном доме на момент разрушения, в том числе случайной гибели, сноса такого дома. Указанные собственники владеют, пользуются и распоряжаются предусмотренным настоящей частью имуществом в соответствии с гражданским законодательством.

Подборка наиболее важных документов по запросу Право на места общего пользования в нежилом здании (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Право на места общего пользования в нежилом здании

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Право на места общего пользования в нежилом здании

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Вопрос: Можно ли сдавать в аренду помещения общего пользования нежилого офисного здания?
(Консультация эксперта, 2021) Как следует из ч. 1 ст. 606 ГК РФ, арендатор вправе по договору аренды временно владеть и пользоваться или временно пользоваться имуществом.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Имущество общего пользования: нужно ли платить налог на имущество?
(Давыдова О.В.)
("Строительство: бухгалтерский учет и налогообложение", 2020, N 5) Установив, что согласно договорам купли-продажи офисных помещений в здании общество передало покупателям право собственности на конкретные нежилые помещения, а также часть права собственности на места общего пользования в доле, соответствующей размеру проданных офисных помещений, суды посчитали: при таких обстоятельствах у общества не имелось оснований применять для расчета налога на имущество полную кадастровую стоимость мест общего пользования. Ведь общество перестало являться собственником части этих помещений и, следовательно, не несет бремени их содержания, в том числе налогового. Суды также указали, что в момент передачи покупателям доли в общем имуществе объекта в размере 32,55% путем подписания сторонами актов о приеме-передаче здания (сооружения) у общества прекращается владение общим имуществом объекта.

Нормативные акты: Право на места общего пользования в нежилом здании

Постановление Конституционного Суда РФ от 20.12.2018 N 46-П
"По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 40 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов в связи с жалобами граждан В.И. Леоновой и Н.Я. Тимофеева" Таким образом, само по себе введение нормативных требований к порядку переустройства системы внутриквартирного отопления направлено, в первую очередь, на обеспечение надежности и безопасности теплоснабжения многоквартирного дома, что отвечает интересам собственников и пользователей всех помещений в нем. При этом достижение баланса интересов тех из них, кто перешел на отопление с использованием индивидуальных квартирных источников тепловой энергии, и собственников или пользователей остальных помещений в подключенном к централизованным сетям теплоснабжения многоквартирном доме предполагает в том числе недопустимость такого использования данных источников, при котором не обеспечивается соблюдение нормативно установленных требований к минимальной температуре воздуха в соответствующем помещении и вследствие этого создается угроза не только нарушения надлежащего температурного режима и в прилегающих жилых или нежилых помещениях, а также в помещениях общего пользования, входящих в состав общего имущества в многоквартирном доме, но и причинения ущерба зданию в целом и его отдельным конструктивным элементам (например, их промерзание или отсыревание по причине отключения или снижения параметров работы индивидуального отопительного оборудования в период временного отсутствия проживающих в жилом помещении лиц и т.п.).

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
ФНС России от 11.10.2017 N СА-4-7/20486@
Установив, что согласно договорам купли-продажи офисных помещений в здании, общество передало покупателям право собственности на конкретные нежилые помещения, а также часть права собственности на места общего пользования в доле, соответствующей размеру проданных офисных помещений, суды посчитали, что при таких обстоятельствах у общества не имелось оснований применять для расчета налога полную кадастровую стоимость мест общего пользования, поскольку общество перестало являться собственником части этих помещений и, следовательно, не несет бремени их содержания, в том числе налогового. Суды также указали, что в момент передачи покупателям доли в общем имуществе объекта в размере 32,55% путем подписания сторонами актов о приеме-передаче здания (сооружения), у общества прекращается владение общим имуществом объекта.

1. Собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, а именно:

1) помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы);

Информация об изменениях:

Пункт 2 изменен с 1 марта 2022 г. - Федеральный закон от 30 декабря 2021 г. N 476-ФЗ

2) иные помещения в данном доме, не принадлежащие отдельным собственникам и предназначенные для удовлетворения социально-бытовых потребностей собственников помещений в данном доме, включая помещения, предназначенные для организации их досуга, культурного развития, детского творчества, занятий физической культурой и спортом и подобных мероприятий, а также не принадлежащие отдельным собственникам машино-места;

Информация об изменениях:

Пункт 3 изменен с 9 января 2018 г. - Федеральный закон от 29 декабря 2017 г. N 462-ФЗ

3) крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и другое оборудование (в том числе конструкции и (или) иное оборудование, предназначенные для обеспечения беспрепятственного доступа инвалидов к помещениям в многоквартирном доме), находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения;

4) земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты. Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности.

2. Собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных настоящим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме.

3. Уменьшение размера общего имущества в многоквартирном доме возможно только с согласия всех собственников помещений в данном доме путем его реконструкции.

4. По решению собственников помещений в многоквартирном доме, принятому на общем собрании таких собственников, объекты общего имущества в многоквартирном доме могут быть переданы в пользование иным лицам в случае, если это не нарушает права и законные интересы граждан и юридических лиц.

Информация об изменениях:

Статья 36 дополнена частью 4.1 с 9 января 2018 г. - Федеральный закон от 29 декабря 2017 г. N 462-ФЗ

4.1. Приспособление общего имущества в многоквартирном доме для обеспечения беспрепятственного доступа инвалидов к помещениям в многоквартирном доме согласно требованиям, указанным в части 3 статьи 15 настоящего Кодекса, допускается без решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме только в случае, если такое приспособление осуществляется без привлечения денежных средств указанных собственников.

Информация об изменениях:

Часть 5 изменена с 1 сентября 2018 г. - Федеральный закон от 3 августа 2018 г. N 341-ФЗ

5. Земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, может быть обременен правом ограниченного пользования другими лицами. Не допускается запрет на установление обременения земельного участка в случае необходимости обеспечения доступа других лиц к объектам, существовавшим до дня введения в действие настоящего Кодекса. Новое обременение земельного участка правом ограниченного пользования устанавливается по соглашению между лицом, требующим такого обременения земельного участка, и собственниками помещений в многоквартирном доме. Споры об установлении обременения земельного участка правом ограниченного пользования или об условиях такого обременения разрешаются в судебном порядке. Публичный сервитут в отношении земельного участка устанавливается в соответствии с земельным законодательством.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 232-ФЗ статья 36 настоящего Кодекса дополнена частью 6, вступающей в силу с 1 января 2007 г.

6. В случае разрушения, в том числе случайной гибели, сноса многоквартирного дома собственники помещений в многоквартирном доме сохраняют долю в праве общей долевой собственности на земельный участок, на котором располагался данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и на иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке, в соответствии с долей в праве общей долевой собственности на общее имущество в многоквартирном доме на момент разрушения, в том числе случайной гибели, сноса такого дома. Указанные собственники владеют, пользуются и распоряжаются предусмотренным настоящей частью имуществом в соответствии с гражданским законодательством.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.,

по кассационной жалобе Оборотова А.Г. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 17 марта 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 июля 2014 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Оборотова А.Г., поддержавшего жалобу, представителя ГУП г. Москвы по эксплуатации высотных административных и жилых домов Набиева Р.М., оставившего разрешение вопроса на усмотрение суда,

В обоснование исковых требований указал, что является собственником квартиры в многоквартирном жилом доме по адресу: <. >.

Указанный жилой дом был сдан в эксплуатацию в 1965 году и в соответствии с проектной документацией оборудован техническим подвальным помещением общей площадью <. >кв. м, где находятся инженерные коммуникации и установлено инженерное оборудование.

Согласно проектной документации указанные подвальные помещения определены как технический подвал и технические помещения и обладают всеми признаками характерными для технического подвала.

Истец полагал, что поскольку жильцы дома начали приватизировать квартиры с 1992 года, то вместе с правом собственности на приватизированные квартиры к ним перешло право общей долевой собственности на технические помещения, предназначенные для обслуживания всех помещений жилого дома, в том числе на спорный подвал.

В 2009 году истцу стало известно, что по данным Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) право собственности на часть подвальных помещений принадлежит городу Москве в лице Департамента имущества г. Москвы. Оформление права собственности и переоборудование подвального помещения осуществлялось в период с 2002 по 2007 год без получения необходимого разрешения. Доступ к инженерным коммуникациям, находящимся в помещениях подвала, стал крайне затруднителен, что ставит под угрозу жизнь, здоровье и сохранность имущества собственников квартир многоквартирного дома.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 17 марта 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 июля 2014 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Оборотов А.Г. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 25 декабря 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

На основании распоряжения Департамента имущества г. Москвы от 31 марта 2003 г. N 1409-р подвальные помещения переданы ГУП г. Москвы по эксплуатации высотных административных и жилых домов, о чем 19 декабря 2003 г. заключен контракт N 0-1248 на право хозяйственного ведения нежилого фонда.

Подвал разделен на две части стеной и имеет два отдельных входа в помещения. Часть помещений передана в аренду ООО "ЕвроСтройЖилье" на основании договора аренды, заключенного с ГУП г. Москвы по эксплуатации высотных административных и жилых домов.

Во второй части подвального помещения находятся инженерные коммуникации дома (тепловой узел, трубы, заслонки, вентили, краны и др.). Данная часть подвального помещения в аренду не сдается.

Оборотовы А.Г. и Л.В. приватизировали занимаемую ими квартиру по адресу: <. >и стали ее собственниками 20 января 1992 года, что подтверждается соответствующим свидетельством о собственности на жилище.

24 мая 2007 г. между ГУП г. Москвы по эксплуатации высотных административных и жилых домов и Оборотовым А.Г., действующим на основании решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, заключен договор управления многоквартирным домом N <. >, целью которого согласно пункту 2.1 договора является обеспечение благоприятных и безопасных условий проживания граждан, надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме, а также предоставление коммунальных услуг собственникам помещений в многоквартирном доме и иным гражданам, проживающим в многоквартирном доме на законных основаниях.

В соответствии с приложением N 1 к данному договору к помещениям общего пользования отнесены, в том числе, технические подвалы площадью <. >кв. м.

С таким выводом согласился суд апелляционной инстанции, указав также на то, что помещения, расположенные в подвале дома, не могут быть отнесены к общедомовому имуществу собственников помещений в многоквартирном доме, поскольку они имели и имеют самостоятельное функциональное назначение.

Однако суд апелляционной инстанции при вынесении определения не учел положения действующего законодательства, что привело к неверному установлению обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения дела.

Согласно пункту 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

В силу пункта 1 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, а именно: помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы).

В соответствии с частью 2 статьи 3 Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" (далее - Закон о приватизации жилищного фонда), которая с 1 марта 2005 г. утратила силу в связи с введением в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, собственники приватизированных жилых помещений в доме государственного или муниципального жилищного фонда становились совладельцами инженерного оборудования и мест общего пользования дома.

По смыслу указанных норм с момента начала реализации гражданами права на приватизацию жилья, предусмотренного Законом о приватизации жилищного фонда, жилой дом, в котором была приватизирована хотя бы одна квартира (комната), утрачивал статус объекта, находящегося исключительно в муниципальной собственности. Поэтому правовой режим подвальных помещений, как относящихся или не относящихся к общей долевой собственности нескольких собственников помещений в таких жилых домах, должен определяться на дату приватизации первой квартиры в доме.

В то же время, если по состоянию на указанный момент подвальные помещения жилого дома были предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома, то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникает. При этом остальные подвальные помещения, не выделенные для целей самостоятельного использования, переходят в общую долевую собственность домовладельцев как общее имущество дома.

Таким образом, для правильного разрешения настоящего спора судам необходимо было установить, когда была приватизирована первая квартира в многоквартирном доме, предназначен ли спорный подвал для обслуживания всего жилого дома, а также было ли на указанный момент спорное подвальное помещение многоквартирного дома предназначено (учтено, сформировано) для самостоятельного использования.

При этом обязанность по доказыванию момента приватизации первой квартиры в доме и того факта, что подвал предназначен для обслуживания всего жилого дома, должна быть возложена на истцовую сторону, а бремя доказывания того, что спорное подвальное помещение многоквартирного дома предназначено (учтено, сформировано) для самостоятельного использования - на ответчика.

Однако апелляционная инстанция не определила указанные обстоятельства как юридически значимые для правильного разрешения дела и неправильно распределила бремя их доказывания, чем нарушила положения статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того суд апелляционной инстанции в нарушение положений части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не указал на какие-либо доказательства, которые позволили ему сделать вывод о том, что спорный подвал имел самостоятельное функциональное назначение, установив при этом, что в подвале находятся инженерные коммуникации, снабженные запорной арматурой, которые предназначены для эксплуатации всего дома.

Обосновывая отказ в иске, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда сослалась на пункт 1 приложения N 3 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность", согласно которому объекты государственной собственности, в том числе жилищный и нежилой фонд, находящийся в управлении исполнительных органов местных Советов народных депутатов (местной администрации), отнесены к муниципальной собственности, а также на постановление Московской городской Думы N 15 от 15 февраля 1995 г. "О городской муниципальной собственности".

Однако указанные правовые акты судам надлежало применять с учетом положений части 2 статьи 3 Закона о приватизации жилищного фонда.

Нельзя согласиться и с выводом судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда о том, истец выбрал неправильный способ защиты.

По смыслу положений ранее действующей части 2 статьи 3 Закона о приватизации жилищного фонда, а также аналогичных ей по содержанию пункта 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, каждому собственнику квартиры в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, оборудованные за пределами или внутри квартиры, обслуживающие более одной квартиры. Данное право общей долевой собственности принадлежит им в силу закона и регистрации в ЕГРП не требуется.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: