Привлечение должников к уголовной ответственности за неисполнение судебных актов диссертация

Обновлено: 26.11.2022

В соответствии с частью 2 статьи 158 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и положениями Федерального закона от 23.06.2016 N 182-ФЗ "Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации", а также в целях повышения эффективности деятельности органов дознания ФССП России по предупреждению преступлений разработаны Методические рекомендации по организации в Федеральной службе судебных приставов работы по предупреждению преступлений (далее - Методические рекомендации).

Методические рекомендации определяют содержание и структуру представления, вносимого в порядке части 2 статьи 158 УПК РФ, устанавливают порядок внесения представления органами дознания ФССП России и контроля за его рассмотрением организациями или соответствующими должностными лицами, а также предусматривают иные формы предупреждения преступлений, такие как профилактическая беседа, информирование населения о недопустимости совершения преступления и неотвратимости наступления ответственности за совершенное противоправное деяние и другие. Кроме того, Методические рекомендации регламентируют порядок организации процессуального контроля со стороны начальников органов дознания за деятельностью дознавателей в ходе применения мер профилактического характера.

На основании изложенного необходимо:

организовать незамедлительное направление во все структурные подразделения территориального органа ФССП России настоящих Методических рекомендаций;

организовать изучение положений Методических рекомендаций начальниками отделов - старшими судебными приставами, их заместителями, судебными приставами-исполнителями и дознавателями, а также в отделах организации исполнительного производства и дознания аппарата управления территориального органа Федеральной службы судебных приставов;

в случае установления по уголовным делам обстоятельств, способствующих совершению преступления, обеспечить незамедлительное внесение дознавателями в организации или должностным лицам представлений о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона;

организовать проведение в структурных подразделениях территориального органа ФССП России проверок знания и реализации требований Методических рекомендаций, в том числе при составлении, внесении дознавателями представлений в порядке части 2 статьи 158 УПК РФ и осуществлении контроля за их рассмотрением организациями или должностными лицами;

обеспечить действенный процессуальный контроль за деятельностью структурных подразделений территориального органа ФССП России в сфере предупреждения преступлений.

О результатах изучения положений Методических рекомендаций доложить в Управление организации дознания в срок до 07.10.2016. Информацию разместить в соответствующем разделе АИС ФССП России.

главного судебного пристава

Директор Федеральной службы

главный судебный пристав

2 сентября 2016 г. N 0004/11

ПО ОРГАНИЗАЦИИ В ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

РАБОТЫ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

I. Общие положения

В соответствии со ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации одной из основных задач уголовного судопроизводства является предупреждение преступлений.

Вся процессуальная деятельность органов дознания прежде всего носит предупредительный характер, поскольку своевременное раскрытие преступлений, изобличение виновных и принятие к ним предусмотренных законом мер в большинстве случаев исключает совершение лицами новых правонарушений.

Деятельность Федеральной службы судебных приставов по профилактике преступлений выражается в недопущении правонарушений путем выявления условий и обстоятельств, способствующих их совершению, принятия мер по их устранению в целях защиты конституционных прав и свобод граждан, государственных устоев от преступных посягательств.

Предупреждение преступлений имеет как процессуальные формы, то есть предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, - внесение дознавателем в порядке ч. 2 ст. 158 УПК РФ в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона, так и иные формы профилактики (проведение разъяснительной работы среди населения, выступления в образовательных учреждениях, трудовых коллективах, в средствах массовой информации по вопросам предупреждения преступлений; публикация материалов в печати, в информационной сети "Интернет" и т.п.).

Настоящие Методические рекомендации по организации в Федеральной службе судебных приставов работы по предупреждению преступлений (далее - Методические рекомендации) разработаны в соответствии с ч. 2 ст. 158 УПК РФ, Федеральным законом от 23.06.2016 N 182-ФЗ "Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации" (далее - Закон N 182-ФЗ) и положениями приказа ФССП России от 10.04.2015 N 232 "Об организации дознания в Федеральной службе судебных приставов", с учетом изменений, внесенных приказом ФССП России от 30.03.2016 N 178.

II. Представление как процессуальная форма

1. Понятие и структура представления

Представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона (далее - представление), - это акт реагирования дознавателя на выявленные в ходе досудебного производства обстоятельства, способствующие совершению преступления, содержащий предложения о конкретных мерах, направленных на устранение указанных обстоятельств или других допущенных нарушений закона, который вносится в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу согласно ч. 2 ст. 158 УПК РФ и подлежит рассмотрению не позднее одного месяца со дня его вынесения (приложение N 1).

Представление состоит из трех частей: вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной.

Вводная часть представления содержит:

наименование адресата, которому направляется представление;

полное наименование документа; время и место составления документа;

должность, фамилию и инициалы дознавателя, составившего документ;

номер уголовного дела, по материалам которого вносится представление.

В описательно-мотивировочной части представления указываются:

фабула уголовного дела (время, место, способ и иные обстоятельства совершенного преступления);

выявленные дознавателем причины, способствовавшие совершению преступления, и конкретные нормы нарушенных законов;

доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

В резолютивной части представления указываются:

конкретные профилактические меры, которые, по мнению дознавателя, надлежит предпринять адресату представления с целью устранения выявленных в ходе предварительного расследования обстоятельств, способствовавших совершению преступления;

срок, в течение которого представление подлежит рассмотрению и исполнению, а также указание на необходимость обязательного уведомления дознавателя о принятых мерах (данный срок установлен в ч. 2 ст. 158 УПК РФ и составляет один месяц со дня вынесения представления);

предупреждение о возможности применения к лицу, на которое возлагается обязанность по рассмотрению и исполнению представления в случае умышленного невыполнения законных требований дознавателя, мер административного воздействия в порядке ст. 17.7 КоАП РФ с разъяснением предусмотренных указанной статьей санкций;

порядок обжалования представления в порядке, предусмотренном ст. 123 - 125 УПК РФ.

2. Порядок внесения представления и контроль за его рассмотрением

Представление дознавателя направляется руководителю организации или должностному лицу с сопроводительным письмом за подписью начальника органа дознания .

Начальником органа дознания на основании положений приказа ФССП России от 06.12.2010 N 677 "О совершенствовании деятельности Федеральной службы судебных приставов по производству предварительного расследования в форме дознания" являются директор Федеральной службы судебных приставов - главный судебный пристав Российской Федерации, его заместитель, курирующий организацию работы по производству дознания в ФССП России; руководители территориальных органов Федеральной службы судебных приставов - главные судебные приставы субъектов Российской Федерации, их заместители, курирующие вопросы организации дознания; начальники отделов судебных приставов - старшие судебные приставы, их заместители, координирующие организацию работы по производству дознания, либо лица, исполняющие их обязанности.

После направления представления адресату дознаватель приобщает второй экземпляр представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона, к материалам уголовного дела.

Дознаватель контролирует своевременность поступления информации о результатах рассмотрения представления руководителем организации или должностным лицом, а также при поступлении уведомления о принятии мер профилактического характера проверяет полноту и качество выполнения мероприятий, указанных в представлении.

В соответствии с ч. 2 ст. 158 УПК РФ данное представление подлежит рассмотрению не позднее одного месяца со дня его вынесения.

В случае неисполнения руководителем организации или должностным лицом требований, изложенных в представлении, дознаватель при наличии оснований принимает меры по возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 17.7 КоАП РФ (приложение N 2), и направляет соответствующее дело в суд для рассмотрения по существу.

При этом в случае уклонения руководителя организации или должностного лица от исполнения административного наказания, предусмотренного ст. 17.7 КоАП РФ, начальник органа (подразделения) дознания принимает меры по их привлечению к административной ответственности в соответствии со ст. 20.25 КоАП РФ.

Оригинал уведомления руководителя организации или должностного лица о принятии мер профилактического характера, копии протокола об административном правонарушении, предусмотренном ст. 17.7 КоАП РФ, и судебного решения о рассмотрении дела об административном правонарушении дознаватель передает начальнику органа дознания для приобщения к материалам исполнительного производства.

III. Иные формы предупреждения преступлений

К иным формам предупреждения преступлений относятся:

профилактическая беседа, которая состоит в разъяснении лицу его моральной и правовой ответственности перед обществом, государством, социальных и правовых последствий продолжения антиобщественного поведения (ст. 19 Закона N 182-ФЗ);

информирование населения о недопустимости совершения преступления и неотвратимости наступления ответственности за совершенное противоправное деяние;

выступление в образовательных учреждениях, трудовых коллективах, в средствах массовой информации по вопросам предупреждения преступлений;

размещение в информационной сети "Интернет" и распространение в СМИ информации по вопросам предупреждения преступлений в целях создания в обществе представления о недопустимости совершения преступления и неотвратимости наступления ответственности за совершенное противоправное деяние;

взаимодействие с органами государственной власти, органами местного самоуправления, коммерческими и некоммерческими организациями, в том числе религиозными, в сфере профилактики правонарушений.

Кроме того, к иным формам профилактики преступлений относятся действия должностных лиц ФССП России в ходе принудительного исполнения исполнительных документов, такие как:

разъяснение должникам последствий наступления административной и уголовной ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации, в случае неисполнения исполнительных документов и невыполнения обязательств по содержанию несовершеннолетних детей;

предупреждение должников об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 177, 312, 315 Уголовного кодекса Российской Федерации;

привлечение должников к административной ответственности за неисполнение судебных решений, неуплату средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя;

вручение должникам направлений в органы службы занятости населения с целью трудоустройства либо постановки на учет в качестве безработного;

осуществление проверки сохранности денежных средств, ценных бумаг, иного имущества, подвергнутого аресту;

проверка исполнения судебных актов о приостановлении хозяйственной деятельности должника-организации, правильность удержания организацией из заработной платы, пенсии и иных доходов должника в счет погашения задолженности;

принятие всех мер принудительного исполнения, предусмотренных Федеральным законом от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон N 229-ФЗ), в целях своевременного исполнения требований исполнительных документов имущественного и неимущественного характера.

IV. Особенности организации контроля за деятельностью

по предупреждению преступлений

Основные функции по организации профилактики преступлений в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов осуществляет начальник органа дознания.

Начальник органа дознания в пределах своих полномочий:

организует работу дознавателей по предупреждению преступлений в соответствии с положениями ст. 40.2, ч. 2 ст. 158 УПК РФ;

обеспечивает наличие в материалах уголовного дела внесенных представлений о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона, перед направлением прокурору для утверждения обвинительного акта (постановления) в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 225, ч. 9 ст. 226.7 УПК РФ;

проверяет полноту, мотивированность и обоснованность составления дознавателем представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона, в соответствии с ч. 2 ст. 158 УПК РФ, в том числе путем изучения материалов доследственных проверок и уголовных дел;

подписывает сопроводительное письмо руководителю организации или должностному лицу о направлении представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона, и контролирует его отправку;

осуществляет контроль за своевременностью поступления информации о результатах рассмотрения руководителем организации или должностным лицом представления о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона (не позднее одного месяца со дня внесения), а также за полнотой и качеством выполнения мероприятий, указанных в представлении;

в случае неисполнения руководителем организации или должностным лицом законных требований о принятии мер по устранению обстоятельств, способствующих совершению преступления или других нарушений закона, при наличии оснований принимает меры по возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;

в случае уклонения руководителя организации или должностного лица от исполнения административного наказания, предусмотренного ст. 17.7 КоАП РФ, принимает меры по их привлечению к административной ответственности в соответствии со ст. 20.25 КоАП РФ;

в пределах компетенции осуществляет взаимодействие с органами государственной власти, органами местного самоуправления, коммерческими и некоммерческими организациями, в том числе с религиозными, в сфере профилактики правонарушений;

информирует население о способах и средствах правомерной защиты от преступных посягательств, организует распространение в СМИ информации по вопросам предупреждения преступлений.

к Методическим рекомендациям

Федеральной службы судебных приставов

Образец представления является примерным и носит рекомендательный характер.

к Методическим рекомендациям

Федеральной службы судебных приставов

Образец представления является примерным и носит рекомендательный характер.

Котлов Василий

23 марта Верховный Суд РФ вынес Определение № 306-ЭС20-12906, в котором разъяснил, что по требованию заявителя суды вправе присудить денежную сумму, подлежащую взысканию с государственного органа или органа местного самоуправления, на случай неисполнения им судебного акта, обязывающего совершить действия по передаче и оформлению прав заявителя на земельный участок.

Суд указал, что если госорган или орган местного самоуправления не исполняет решение, обязывающее совершить определенные действия, связанные с передачей истцу земельного участка, то по его требованию можно взыскать денежную сумму за каждый день неисполнения решения

Данное определение демонстрирует, что в правоприменительной практике нет единого подхода к пониманию правовой природы судебной неустойки, а также к такому распространенному, к сожалению, явлению, как неисполнение госорганом вступившего в законную силу решения суда.

Между тем ответственность госорганов за неисполнение судебных решений приобрела актуальность, поскольку препятствует произволу со стороны государства.

Рассматривая дела о присуждении неустойки с госорганов, суды, как правило, учитывают разъяснения, содержащиеся в п. 30 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». Они исходят из того, что спор возник в сфере публично-правовых отношений и рассмотрен судом по правилам гл. 24 АПК РФ, в то время как судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей.

При этом суды ссылаются на норму ст. 308.3 ГК РФ, согласно которой по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (п. 1 ст. 330) на случай неисполнения судебного акта в размере, определяемом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1).

По мнению судов, указанная норма направлена на стимулирование ответчика к исполнению судебного акта посредством взыскания с него неустойки и подлежит применению в случае неисполнения ответчиком возложенной на него гражданско-правовой обязанности по заключению договора.

В связи с этим рассматриваемое определение Верховного Суда демонстрирует тенденцию к изменению такого подхода.

Стимулирующий характер нормы ч. 4 ст. 174 АПК отражен в иных судебных актах (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2020 г. № 09П-35197/2020, № 09АП-35200/2020 по делу № А40-334314/2019; Определение ВС от 19 марта 2021 г. № 309-ЭС19-22790 по делу № А07-32699/2018).

Вместе с тем, допуская взыскание судебной неустойки по заявлению, поданному после принятия решения, ВС, очевидно, выходит за рамки его полномочий, поскольку исходя из места установленной ч. 4 ст. 174 АПК нормы в системе арбитражных процессуальных норм, а также ее буквального толкования требование о неустойке должно быть заявлено до вынесения решения и лишь на случай неисполнения судебного акта – т.е. пока заявитель является истцом, а не взыскателем (лицом, в пользу которого состоялось решение суда). На момент заявления требования истец еще не должен знать ни о самом решении, ни уж тем более о факте его неисполнения.

Разрешая спор, суд выполняет свою основную функцию, дальнейшая его компетенция ограничивается исчерпывающим перечнем сугубо процессуальных вопросов (исправление опечаток и описок, рассрочка исполнения, правопреемство и т.п.) – т.е. исключительно тех, разрешение которых не предполагает обсуждения степени вины должника в неисполнении судебного акта и применения соответствующей гражданско-правовой или административно-правовой санкции. Иное означало бы нарушение принципа разделения властей – одного из базовых конституционных принципов в РФ (ст. 10 Конституции).

Вопрос о присуждении судебной неустойки, если он не разрешен в тексте судебного акта, может быть решен только в дополнительном решении (ст. 178 АПК), которое принимается в том случае, когда заявленное требование не было разрешено основным решением. Такое дополнительное решение должно быть принято до вступления решения в силу (ч. 1 ст. 178 АПК). Закон, в том числе ч. 4 ст. 174 АПК, не предусматривает возможности вынесения по данному вопросу отдельного судебного акта в форме определения.

В силу ч. 1 ст. 184 АПК определение выносится в случаях, прямо предусмотренных Кодексом, либо в других случаях по иным вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства.

Возможность вынесения судебного акта в форме определения по вопросу о судебной неустойке (астренте) законом прямо не предусмотрена. Следовательно, разрешение судом данного вопроса путем вынесения определения допускается только как иного вопроса, возникающего в ходе судебного разбирательства.

При этом момент окончания судебного разбирательства определяется в соответствии со ст. 166 АПК, согласно которой после исследования доказательств по делу и прений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и арбитражный суд удаляется для принятия решения, о чем объявляется присутствующим в зале заседания.

Таким образом, судебная неустойка не может выполнять роль самостоятельной административно-правовой санкции на стадии исполнения решения, а является дополнительным средством обеспечения исполнения гражданско-правового обязательства, реализуемым как до судебного разбирательства (ст. 308.3 ГК), так и в процессе (ч. 4 ст. 174 АПК), но не после его окончания.

Следует отметить, что рассмотрение вопроса о присуждении судебной неустойки после вступления в силу решения суда довольно распространено в практике (например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2021 г. № 09АП-71305/2020 по делу № А40-43444/2007). При этом зачастую в определении формулируются выводы, выходящие за рамки сугубо процессуальных форм и затрагивающие существо решения.

Так, отказывая во взыскании судебной неустойки за незаключение договора купли-продажи земельного участка, суд первой инстанции указал в определении, что ответчик (Департамент земельных ресурсов г. Москвы) не обязан проводить мероприятия по постановке участка на кадастровый учет, без чего заключение договора – соответственно исполнение решения суда – невозможно. Представляется, что суд фактически изменил таким образом решение, отказав в требовании о понуждении провести кадастровый учет участка (хотя оно не было заявлено). В результате поставлена под сомнение обязательная сила судебного акта.

Отказывая в присуждении неустойки, суд считает ее присуждение своим правом, но не обязанностью. Между тем правильное применение нормы подразумевает безусловное удовлетворение требований, оставляя на усмотрение суда лишь вопрос о размере неустойки.

Следует отметить также, что законодательство на стадии исполнения судебного акта обеспечивает иные меры принуждения, в числе которых исполнительский сбор (ст. 112 Закона об исполнительном производстве), административный штраф за неисполнение решения после взыскания исполнительского сбора (ст. 17.14 КоАП РФ). За злостное неисполнение решения суда установлена уголовная ответственность (ст. 315 УК РФ).

Если судебный акт не исполняется должностным лицом госоргана, то, как представляется, необходима проверка на наличие в действиях такого должностного лица признаков правонарушения, относящегося к категории коррупционных (т.е. перечисленных в ст. 1 Закона о противодействии коррупции). По сути, любое неисполнение судебного акта госслужащими при наличии условий для его исполнения само по себе должно быть поводом для подозрений в коррупции и соответствующих проверочных мероприятий.

Вместе с тем практика возбуждения и расследования коррупционных правонарушений, длительность соответствующих процедур, сказывающаяся на эффективности мер защиты предпринимательских интересов, вынуждают суды жертвовать законностью в пользу целесообразности.

Практика ВС могла бы стать основой для дальнейших шагов, ведь присужденные суммы являются ущербом для соответствующей казны, поэтому постановка вопроса о возмещении ущерба виновным лицом представляется вполне логичной, поскольку не следует забывать, что одни из задач судопроизводства – укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 4 ст. 2 АПК). Думаю, что органичным дополнением такой практики могло бы быть регулярное использование института частного определения (ст. 188.1 АПК), в том числе предоставленных ч. 4 данной статьи (о направлении копии определения в орган дознания или предварительного следствия) полномочий, а взыскание судебной неустойки – стать частью комплекса мер реагирования на факты неисполнения судебных постановлений.

В то же время возникает вопрос, не будут ли суды, понимая все последствия признания факта неисполнения решения суда госорганом, более придирчиво относиться к соответствующим требованиям предпринимателей и граждан?

Вопрос же о том, в сфере каких отношений необходимо применять правило о неустойке – гражданско-правовых или публично-правовых, разрешен Верховным Судом в Определении № 306-ЭС20-12906 правильно, поскольку предприниматель и административно-публичное образование, вступая в договорные отношения, исходят из принципа равенства участников гражданских отношений (ст. 1 ГК). Дополнительные гарантии, предоставляемые процессуальным законом предпринимателю как более слабой стороне в споре, не должны применяться в обоснование преимуществ, извлекаемых другой, более сильной стороной – госорганом.

Безусловно, сама по себе постановка вопроса об ответственности государства за неисполнение судебных постановлений имеет большое значение для формирования правоприменительной практики. Таким образом, можно рекомендовать заявлять требование о присуждении неустойки при подаче основного требования или в дополнение к нему, но до окончания судебного разбирательства.

Суд подчеркнул, что вне зависимости от того, являлись ли запросы конкурсного управляющего о предоставлении документации надлежащими, обязанность по ее передаче должна быть исполнена по меньшей мере после извещения КДЛ о судебном споре о привлечении к субсидиарной ответственности


По мнению одного из экспертов, ВС РФ справедливо отметил то, что нужно четко понимать, на кого закон возлагает бремя доказывания определенных обстоятельств. Другой, поддержав подход Суда, обратил внимание на то, что в резолютивной части определения непередача документов рассматривается как основание субсидиарной ответственности, хотя в силу Закона о банкротстве это является лишь опровержимой презумпцией. Третья полагает, что сегодня в российской практике субсидиарная ответственность близка к французской концепции генерального деликта, одним из признаков которого является презумпция того, что причинитель вреда виноват.

17 марта Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС21-23266 по делу № А40-184062/2019 об обжаловании отказа конкурсному управляющему в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности за непередачу документации.

Суды отказали в привлечении к субсидиарной ответственности

С августа 2018 г. Денис Иващенко являлся генеральным директором ООО «Сэмпл Рум». До него эту должность занимал Александр Топчиев, который с ноября 2017 г. являлся единственным участником общества. В июле 2019 г. АС г. Москвы возбудил производство по делу о банкротстве общества на основании заявления конкурсного кредитора. В ноябре того же года в отношении общества была введена процедура банкротства – наблюдение, временным управляющим утвержден Владислав Сегедин.

В ходе этой процедуры временный управляющий обществом в апреле 2020 г. обратился в суд с заявлением о привлечении Дениса Иващенко и Александра Топчиева к субсидиарной ответственности по обязательствам общества. В обоснование своих требований он сослался на неисполнение ими обязанности по подаче в арбитражный суд заявления о банкротстве подконтрольного общества, а также на непередачу управляющему документации данного общества. 3 июля 2020 г. общество признано банкротом, в его отношении была открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим стал Владислав Сегедин.

Рассмотрев заявление конкурсного управляющего, суд отказал в его удовлетворении, апелляция и кассация согласились с этим. Отказывая в удовлетворении заявления управляющего по первой части требований, касающейся неисполнения обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве общества, суды указали на то, что управляющий в нарушение положений ст. 9 Закона о банкротстве, ст. 65 АПК РФ не доказал наличие у общества признаков неплатежеспособности. Кроме того, суды отмечали, что управляющим не было представлено доказательств недостаточности имущества на день, когда, по его мнению, должно было быть подано заявление, а также он не раскрыл размер обязательств должника, возникших после этого дня.

Признавая необоснованной вторую часть требований, мотивированную непередачей документации, суды исходили из того, что управляющий не доказал факт направления соответствующих запросов о предоставлении документов в адрес контролирующих должника лиц. В частности, суд первой инстанции, ссылаясь на правовую позицию, изложенную в Определении ВС РФ от 13 октября 2017 г. № 305-ЭС17-9683, указал, что для целей удовлетворения заявления о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по заявленному основанию (непередача документов и имущества должника) управляющему необходимо доказать, что отсутствие документации должника либо отсутствие в ней полной и достоверной информации существенно затруднило проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. Так, по мнению судов, управляющий не подтвердил появление существенных затруднений при проведении процедур банкротства из-за отсутствия у него документации общества.

Не согласившись с данными судебными актами, Владислав Сегедин обратился в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Экономколлегия признала верными выводы судов по первой части требований управляющего.

ВС выявил, что КДЛ не исполнили обязанность по передаче документов

Верховный Суд напомнил, что в ст. 61.12 Закона о банкротстве законодатель презюмировал наличие причинно-следственной связи между обманом контрагентов со стороны руководителя, мажоритарного участника должника в виде намеренного умолчания о возникновении признаков банкротства, о которых они должны были публично сообщить путем подачи заявления о несостоятельности, и негативными последствиями для введенных в заблуждение кредиторов. Субсидиарная ответственность КДЛ ограничивается объемом обязательств перед этими обманутыми кредиторами, то есть объемом обязательств, возникших после истечения сроков, предусмотренных п. 2 и 3.1 ст. 9 Закона о банкротстве.

ВС разъяснил, что, поскольку арбитражный управляющий не раскрыл наличие таких обязательств у общества, суды обоснованно не усмотрели оснований для привлечения Дениса Иващенко и Александра Топчиева к субсидиарной ответственности в связи с необращением в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве.

Относительно непередачи управляющему документации Экономколлегия посчитала, что судами не было учтено несколько моментов. Так, согласно п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве со дня принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом прекращаются полномочия руководителя должника, иных органов управления. Руководитель должника в течение трех дней со дня утверждения конкурсного управляющего обязан обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника управляющему, подчеркнул ВС. «Названная обязанность по передаче документов основана, по сути, на факте прекращения в силу закона корпоративных отношений между хозяйственным обществом – должником и гражданином, осуществлявшим функции единоличного исполнительного органа. Эти отношения являются неотъемлемой частью процедуры передачи полномочий органа юридического лица от одного субъекта другому», – отмечено в определении.

Суд указал, что в рассматриваемом случае после открытия конкурсного производства в отношении общества и утверждения конкурсного управляющего заявление о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ рассматривалось судом первой инстанции с 3 июля 2020 г. по 17 февраля 2021 г., судом апелляционной инстанции – с 17 марта 2021 г. по 1 июня 2021 г. В своем заявлении о привлечении к ответственности управляющий ясно изложил суть претензий, предъявленных к КДЛ, – непередача документации общества. Бывшие руководитель и единственный участник общества были привлечены к участию в качестве ответчиков и не могли не знать о том, что управляющий, подав указанное заявление, явно выразил волю на получение документов. Верховный Суд обратил внимание, что при таких обстоятельствах, независимо от того, являлись предыдущие запросы управляющего о предоставлении документации надлежащими или нет, обязанность по ее передаче должна была быть исполнена по меньшей мере после извещения указанных лиц о судебном споре о привлечении к субсидиарной ответственности.

Суд также учел то, что конкурсный управляющий указывал, что за все время рассмотрения данного спора документы общества ему так и не были предоставлены. Иное не было установлено судами. При таких обстоятельствах ВС посчитал, что у судов не имелось оснований для освобождения от ответственности по мотиву порочности запросов, ранее направленных управляющим.

Экономколлегия ВС отметила, что нижестоящие суды, разрешая вопрос о наличии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) контролировавших лиц и несостоятельностью общества, неверно распределили бремя доказывания. ВС определил, что суды также не учли положения подп. 2 и 4 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве, а также разъяснения, приведенные в п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 53, согласно которым такая причинно-следственная связь предполагается в случае непередачи, сокрытия, утраты или искажения документации руководителем должника, а также другими лицами, у которых документация фактически находится.

Суд подчеркнул, что управляющий должен представить суду объяснения относительно того, как отсутствие документов повлияло на проведение процедур банкротства, а привлекаемое к ответственности лицо вправе опровергнуть названную презумпцию, доказав, что недостатки представленной управляющему документации не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства, либо доказав отсутствие вины в непередаче, ненадлежащем хранении документации. При этом под существенным затруднением проведения процедур банкротства понимается, в частности, невозможность определения и идентификации основных активов должника. Упомянутая презумпция наличия причинно-следственной связи не может быть применена, если необходимая документация (информация) передана арбитражному управляющему в ходе рассмотрения судом заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, указал он.

ВС принял во внимание то, что в рамках дела управляющий обращал внимание на то, что, по его мнению, согласно отчетности общества за 2018 г., полученной от налогового органа, активы должника по состоянию на конец 2018 г. составляли около 57 млн руб., однако в ходе инвентаризации эти активы не были обнаружены, их судьба неизвестна. Данные доводы суды не проверили, безосновательно освободив ответчиков от необходимости опровержения презумпции, установленной подп. 2 и 4 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве. Также они не учли, что в отсутствие документов о деятельности должника управляющий, как правило, не может полноценно вести работу, направленную на пополнение конкурсной массы путем взыскания дебиторской задолженности, виндикации имущества, оспаривания сделок и т.п.

Таким образом, Верховный Суд признал вывод судов об отсутствии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности в связи с непередачей арбитражному управляющему документации общества преждевременным. В связи с этим ВС отменил в данной части судебные акты трех инстанций, направив обособленный спор в этой части на новое рассмотрение.

Суд подчеркнул, что при новом рассмотрении спора первой инстанции надлежит установить лиц, обязанных обеспечить передачу документации общества, проверить, были ли документы переданы управляющему к моменту вынесения решения по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности и в каком объеме. После этого необходимо разрешить спор, приняв во внимание презумпцию, закрепленную в подп. 2 и 4 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве, а также разъяснения, изложенные в п. 24 Постановления № 53, добавил ВС.

Эксперты прокомментировали позицию Верховного Суда

Адвокат АП Саратовской области Михаил Осипов отметил, что вопрос о субсидиарной ответственности КДЛ продолжает быть актуальным. Он указал, что с точки зрения материального права основаниями для этого могут быть, как в рассматриваемом случае: неисполнение обязанности по подаче в арбитражный суд заявления о банкротстве подконтрольного общества и непередача управляющему документации данного общества.

С точки зрения процессуального права, как справедливо отметил ВС РФ, нужно четко понимать, на кого закон возлагает бремя доказывания определенных обстоятельств, подчеркнул Михаил Осипов. Он пояснил, что ВС согласился с мнениями нижестоящих инстанций об отказе в привлечении лиц к субсидиарной ответственности по первому основанию, поскольку арбитражный управляющий не доказал наличие у общества признаков банкротства на день, когда, по его мнению, должно было быть подано заявление. И наоборот, Суд обоснованно подчеркнул, что в силу закона именно на уполномоченное лицо из членов КДЛ возложена обязанность по передаче документов управляющему, чего в настоящем деле не было сделано, отметил эксперт.

«Иными словами, на примере данного спора можно в очередной раз убедиться в хорошо налаженной работе системы арбитражных судов: даже на уровне ВС РФ дело можно повернуть вспять», – резюмировал Михаил Осипов.

Адвокат АБ «Синум АДВ» Никита Глушков считает, что Верховный Суд занял взвешенную позицию касательно применения норм о субсидиарной ответственности КДЛ. ВС, как указал эксперт, акцентирует внимание на том, что фактически рассматриваемый вид ответственности есть не что иное, как ответственность контролирующих лиц за обман контрагентов, ведь КДЛ намеренно умолчали о возникших признаках банкротства, о которых они в силу закона должны были публично сообщить. При этом субсидиарная ответственность ограничивается объемом обязательств перед этими обманутыми кредиторами.

«Следует признать, что на практике в большинстве дел арбитражные управляющие не дорабатывают в части доказывания перечисленных обстоятельств, поэтому данная правовая позиция ВС РФ является полезной, направленной на уменьшение обвинительного уклона в делах о привлечении к субсидиарной ответственности», – поделился адвокат.

По мнению Никиты Глушкова, Верховный Суд справедливо отметил, что дефектные запросы управляющего в адрес КДЛ о передаче документов не могут быть основанием для неприменения презумпции, так как ответчики, извещенные надлежащим образом о судебном споре, не могли не знать об указанном основании и имели полную возможность передать необходимые документы. «В целом поддерживая позицию высшей инстанции, в качестве критики следует указать на то, что, к сожалению, ВС РФ продолжает использовать некорректную терминологию. В резолютивной части определения непередача документов рассматривается Судом как основание субсидиарной ответственности, хотя в силу Закона о банкротстве непередача документов является лишь опровержимой презумпцией, а основанием субсидиарной ответственности в данном случае является доведение должника до банкротства», – заключил эксперт.

Бывший директор не обязан передавать конкурсному управляющему документы, изъятые у должника в ходе выемки

Верховный Суд подчеркнул, что конкурсный управляющий вправе самостоятельно обратиться в органы внутренних дел с ходатайством о выдаче копий документов, доступ к которым более не имеет руководитель должника

Эксперт отметила, что суды действительно не обратили внимания, что в деле нет реальных доказательств того, что документы и ценности были переданы управляющему, при наличии жесткой презумпции, требующей высокого стандарта доказывания, а не баланса вероятности. «Сегодня субсидиарная ответственность близка к тому, что придумали французы, – концепции генерального деликта. Одним из признаков генерального деликта является презумпция того, что причинитель вреда виноват. Субсидиарная ответственность сегодня отличается от обычных убытков в силу множества презумпций. Бремя опровержения этих презумпций лежит на КДЛ, поскольку они наиболее близки к источнику оспариваемого факта. Поэтому в субсидиарной ответственности самым сложным элементом является доказывание причинно-следственной связи», – указала Ангелина Севостьянова.

Разъясняет Мантуровский межрайонный прокурор Чистяков Д.А.

Уголовным кодексом Российской Федерации защищены общественные отношения, обеспечивающие авторитет судебной власти, обязательность решений суда и порядок их исполнения, а также – защищаемые соответствующими судебными актами права, свободы и законные интересы граждан, интересы юридических лиц, иных организаций, общества и государства (в частности, в случае неисполнения судебного решения по гражданскому иску), что в с вою очередь является объектом состава преступления, предусмотренного статьей 315.

Предметом данного преступления являются судебные акты, принятые в ходе конституционного, гражданского, административного, арбитражного или уголовного судопроизводства.

С объективной стороны данное преступление может быть совершено путем как действия, так и бездействия в одной из двух форм: злостное неисполнение вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению лицом, подвергнутым административному наказанию за деяние, предусмотренное частью 4 статьи 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, совершенное в отношении того же судебного акта (часть 1 статьи 315 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Злостность неисполнения судебного акта означает, что соответствующее лицо, имея реальную возможность его исполнить, не делает этого, игнорируя направляемые ему судом специальные предписания о необходимости исполнения.

Под воспрепятствованием исполнению судебного акта понимается непринятие мер, призванных создать необходимые условия для своевременного исполнения судебного акта, либо, напротив, создание препятствий для исполнения.

Данное преступление совершается с прямым умыслом.

Наказание за данное преступление предусмотрено в виде штрафа в размере до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательных работ на срок до двухсот сорока часов, либо исправительных работ на срок до одного года, либо ареста на срок до трех месяцев, либо лишения свободы на срок до одного года.

Часть 2 статьи 315 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, муниципальным служащим, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению.

Санкции для специальных субъектов усилены и представлены в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательных работ на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до двух лет.

Прокуратура
Костромской области

Прокуратура Костромской области

7 ноября 2019, 02:00

Уголовная ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

Разъясняет Мантуровский межрайонный прокурор Чистяков Д.А.

Уголовным кодексом Российской Федерации защищены общественные отношения, обеспечивающие авторитет судебной власти, обязательность решений суда и порядок их исполнения, а также – защищаемые соответствующими судебными актами права, свободы и законные интересы граждан, интересы юридических лиц, иных организаций, общества и государства (в частности, в случае неисполнения судебного решения по гражданскому иску), что в с вою очередь является объектом состава преступления, предусмотренного статьей 315.

Предметом данного преступления являются судебные акты, принятые в ходе конституционного, гражданского, административного, арбитражного или уголовного судопроизводства.

С объективной стороны данное преступление может быть совершено путем как действия, так и бездействия в одной из двух форм: злостное неисполнение вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению лицом, подвергнутым административному наказанию за деяние, предусмотренное частью 4 статьи 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, совершенное в отношении того же судебного акта (часть 1 статьи 315 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Злостность неисполнения судебного акта означает, что соответствующее лицо, имея реальную возможность его исполнить, не делает этого, игнорируя направляемые ему судом специальные предписания о необходимости исполнения.

Под воспрепятствованием исполнению судебного акта понимается непринятие мер, призванных создать необходимые условия для своевременного исполнения судебного акта, либо, напротив, создание препятствий для исполнения.

Данное преступление совершается с прямым умыслом.

Наказание за данное преступление предусмотрено в виде штрафа в размере до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательных работ на срок до двухсот сорока часов, либо исправительных работ на срок до одного года, либо ареста на срок до трех месяцев, либо лишения свободы на срок до одного года.

Часть 2 статьи 315 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, муниципальным служащим, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению.

Санкции для специальных субъектов усилены и представлены в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательных работ на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо ареста на срок до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до двух лет.

В статье рассмотрены некоторые проблемные вопросы административной, уголовной и иной ответственности за неисполнение судебных решений.

Ключевые слова: обязательность судебного постановления, неисполнение судебного решения, административная ответственность за неисполнение судебного решения, уголовная ответственность за неисполнение судебного решения.

The article deals with some problems of administrative, criminal and other responsibility for non-execution of court decisions.

Key words: be bound by court order, failure of a judicial decision, administrative responsibility for non-fulfillment of the court decision, the criminal responsibility for non-fulfillment of the court decision.

Обязательность судебных решений является важнейшим принципом гражданского судопроизводства. Вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации (ст. 13 Гражданского процессуального кодекса РФ - далее ГПК РФ) . Аналогичные требования содержатся в Федеральных конституционных законах "О судебной системе Российской Федерации" (ст. 6) , "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" (ст. 5) , а также в процессуальных отраслевых законах: ст. 392 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК РФ) , ст. 16 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) , ст. 31.2 Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее - КоАП РФ) .

В соответствии со ст. 210 ГПК РФ решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения в порядке, установленном федеральным законом. К таким исключениям согласно ст. 211 ГПК РФ отнесены решения суда о взыскании алиментов, о выплате работнику заработной платы в течение трех месяцев, о восстановлении на работе и о включении гражданина Российской Федерации в список избирателей (участников референдума).

Наряду с добровольным исполнением судебных постановлений действует система принудительного исполнения судебных актов в соответствии с Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" . Исполнение судебных решений в добровольном порядке законодательно не урегулировано, даже в части возможных последствий неисполнения либо ненадлежащего исполнения . Согласно названному Закону (ст. 6) правомерные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.

ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (с посл. изм. и доп.) // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3591.
См.: Воробьев Н.И., Воробьева Л.В. О некоторых вопросах исполнения судебных решений // Российская юстиция. 2013. N 7. С. 54.

В ст. 113 данного Федерального закона сказано, что в случае нарушения законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве виновное лицо подвергается административной или уголовной ответственности в соответствии с законодательством.

Однако, помимо этого, за неисполнение судебного решения к должнику (в том числе к уполномоченному должностному лицу) в рамках исполнительного производства могут быть применены меры имущественной ответственности. Одной из таких мер является исполнительный сбор, установленный ст. 112 данного Федерального закона. Это своеобразное дополнительное денежное взыскание, применяемое к должнику в качестве санкции за неисполнение исполнительского документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа. По имущественным взысканиям исполнительский сбор устанавливается в размере 7% от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества, но не менее пятисот рублей с должника-гражданина и пяти тысяч рублей с должника-организации.

Данная мера применяется после того, как судебный пристав-исполнитель в соответствии с ч. 11 ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" вынесет постановление о возбуждении исполнительного производства, в котором установит срок для добровольного исполнения должником требований судебного решения и предупредит его о принудительном исполнении указанных требований по истечении срока для добровольного исполнения с взысканием с него исполнительского сбора, а также расходов по совершению исполнительных действий.

В качестве меры ответственности, применяемой судебными приставами-исполнителями за неисполнение должником в установленный срок без уважительных причин требований, содержащихся в исполнительном документе (в том числе в судебном акте), можно также рассматривать временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации (ст. 67 данного Федерального закона).

Неисполнение решения суда может объясняться разными причинами. Однако в любом случае это не является основанием для освобождения виновного лица от юридической ответственности, которая установлена за неисполнение судебного постановления, а равно за иное проявление неуважения к суду (п. 3 ст. 13 ГПК РФ). Таковой ответственностью является прежде всего административная и уголовная ответственность, установленная федеральными законами.

В ряде случаев административную ответственность по ст. 17.8 КоАП РФ может влечь воспрепятствование законной деятельности судебного пристава, находящегося при исполнении служебных обязанностей. Также административная ответственность предусмотрена за непринятие мер по частному определению суда или по представлению судьи (оставление их без рассмотрения) (ст. 17.4 КоАП РФ).

Уголовная ответственность за неисполнение приговора, решения суда или иного судебного акта установлена ст. 315 Уголовного кодекса РФ . Обычно судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства в соответствии с п. 18 ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предупреждает обязанных исполнять судебный акт должностных лиц об уголовной ответственности, предусмотренной названной статьей УК РФ.

ФЗ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с посл. изм. и доп.) // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

Как показывают официальные отчеты Федеральной службы судебных приставов, ее должностные лица в последнее время активизировали работу по возбуждению уголовных дел за злостное неисполнение судебных решений. За 2011 год ими было возбуждено 2226 уголовных дел по ст. 315 УК РФ; за этот же период окончено расследованием и направлено в суд 452 дела. В течение 2012 года по данной статье было возбуждено уже 2613 уголовных дел; правда, окончено расследованием и направлено в суд только 327 дел .

Неисполнение судебного акта предполагает как непринятие необходимых мер для его реализации, так и ненадлежащее его исполнение, т.е. не соответствующее предписаниям суда. Объективная сторона данного преступления может выражаться двояко. Прежде всего злостное неисполнение может быть результатом бездействия. Конкретные же формы неисполнения могут быть различными (например: администрация организации не выполнила судебное решение о восстановлении на работе незаконно уволенного и др.).

Уголовная ответственность наступает лишь за злостное неисполнение судебного акта. Согласно Словарю русского языка прилагательное "злостный" определяется как "исполненный злых умыслов, сознательно недобросовестный, закоренелый в чем-то дурном" . Но легального юридического определения злостности законодательно не установлено. Поэтому она является оценочной категорией, подлежащей установлению (доказыванию) в каждом конкретном уголовном деле.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Оникс 21 век, 2005. С. 202.

В правовой литературе существуют разные точки зрения по этому вопросу. Одни трактуют злостность как отсутствие реакции на требования правоохранительного органа исполнить судебный акт . Другие полагают, что таковая возможна только тогда, когда неисполнение судебного решения имеет место после предписания, облеченного в соответствующую форму и сделанного уполномоченным на это органом (судебным приставом-исполнителем или должностным лицом уголовно-исполнительной инспекции) . Третьи считают, что злостному неисполнению судебного акта должно предшествовать предупреждение должностного лица об уголовной ответственности .

Власть и бизнес: взаимная ответственность. Комментарий к законодательству. М.: Контракт, 2004. С. 79.
Устинова Т.Д., Четвертакова Е.Ю. Злостность как конструктивный признак состава преступления против правосудия // Журнал российского права. 2001. N 8. С. 24; Летягина Е.А. Уголовная ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009. С. 20.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (для предпринимателей) А.Н. Гуева включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2000 (2-е издание, переработанное и дополненное).

Гладышев С.И. Новые положения законодательства об исполнительном производстве // Журнал российского права. 1998. N 8. С. 11; Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для предпринимателей (постатейный). М.: Контракт, 2003. С. 186.

Нам представляется наиболее точной и близкой к реальности позиция А.С. Феофилактова. По его мнению, неисполнение судебных актов как злостное можно трактовать при наличии следующих признаков: требования, изложенные в судебном акте, не исполняются в установленный (законом или решением суда) срок; судебным приставом-исполнителем возбуждено производство по принудительному исполнению судебного акта; судебным приставом в отношении конкретного должностного лица неоднократно выносились письменные предупреждения об уголовной ответственности за неисполнение решения суда; должником не предпринимались меры, необходимые и достаточные для исполнения судебного акта; у должника имелась фактическая возможность исполнить решение суда .

Феофилактов А.С. Неисполнение требований судебных постановлений // Уголовный процесс. 2006. N 6. С. 37.

Неисполнение также может выражаться в воспрепятствовании исполнению судебных решений - виновный совершает активные действия, направленные на то, чтобы помешать исполнению судебного приговора или решения. Например, уполномоченное должностное лицо дает указания подчиненным не производить удержания из заработной платы должника, препятствует судебному приставу-исполнителю совершить конкретные действия по исполнению решения и т.д.

Уголовным кодексом РФ установлена также ответственность за неисполнение ряда специальных судебных актов, в частности: за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств (алиментов) на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ); за злостное уклонение от погашения по решению суда кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ).

На практике ответственность должностного лица по ст. ст. 17.14 и 17.15 КоАП РФ и ст. 315 УК РФ за неисполнение судебного приговора, решения не всегда возможна. Так, в отношении должностного лица, не исполняющего решение суда и не возвращающего исполнительный лист, переданный ему самим взыскателем, не возбуждается ни уголовное, ни административное дело. Причина в том, что в соответствии со ст. 150 (п. 1 ч. 3) и ст. 151 (п. 4 ч. 3) УПК РФ дознание по уголовному делу, предусмотренному ст. 315 УК РФ, проводится дознавателями органов Федеральной службы судебных приставов (ФССП). А если исполнительный лист (его дубликат) в эту службу не поступал и исполнительное производство не возбуждалось, то, естественно, никто из должностных лиц ФССП не вынесет постановления о возбуждении административного и тем более уголовного дела.

Ответственность за неисполнение судебных актов (решений, определений) устанавливается также рядом отраслевых законов. Так на основании п. п. 1, 2 ст. 332 Арбитражного процессуального кодекса РФ за неисполнение решения (иного акта) арбитражного суда органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, организациями, должностными лицами и гражданами арбитражным судом может быть наложен судебный штраф по правилам главы 11 АПК РФ. Также в порядке и размерах, которые установлены данной главой АПК РФ, за неисполнение указанных в исполнительном листе действий лицо, на которое возложено совершение этих действий, может быть подвергнуто судебному штрафу.

Статьей 236 Трудового кодекса РФ установлена материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику . Полагаем, что такая ответственность может наступать и в связи с неисполнением решения суда о выплате заработной платы за вынужденный прогул. Согласно этой статье при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка РФ от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

ФЗ от 30.12.2001 N 197-ФЗ (с посл. изм. и доп.) // СЗ РФ. 2001. N 1 (ч. I). Ст. 3.

Дисциплинарная ответственность должностных лиц и иных работников за неисполнение решения суда или законодательства об исполнительном производстве выражается в применении к ним мер дисциплинарного характера в виде наложения дисциплинарных взысканий, таких как замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям, предусмотренным ст. 192 ТК РФ. Должностные лица, виновные в нарушении законодательства, регулирующего исполнение судебных решений, могут быть привлечены к ответственности вышестоящими руководителями как по собственной инициативе, так и по представлениям органов, осуществляющих надзор и контроль за соблюдением законодательства, регулирующего исполнительное производство.

Что касается неисполнения решений Конституционного Суда РФ, то в действующем законодательстве, в частности в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" , отсутствует правовой механизм ответственности за это. В данном Законе содержится лишь норма (ст. 81), напоминающая, что неисполнение, ненадлежащее исполнение или воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда РФ влечет ответственность, установленную федеральным законом.

ФКЗ от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (с посл. изм. и доп.) // СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Однако административной ответственности за это не предусмотрено. Формально неисполнение решений Конституционного Суда подпадает под ст. 315 УК РФ. Однако фактически с учетом специфики конституционного правосудия и отсутствия правовой процедуры исполнения решений Конституционного Суда такая ответственность невозможна. Этот состав преступления прежде всего призван обеспечивать действие лишь тех судебных решений, которые приняты в рамках уголовного, гражданского и арбитражного процессов. Конечно, теоретически, неисполнение, ненадлежащее исполнение или воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда может влечь для виновного должностного лица ответственность по ст. ст. 285, 286 УК РФ за злоупотребление должностными полномочиями или превышение должностных полномочий, если, конечно, в действиях этих лиц установить все признаки соответствующих составов преступлений.

Таким образом, действующее законодательство содержит правовые нормы, позволяющие привлекать виновных лиц к административной, уголовной и иной ответственности за неисполнение судебных решений (иных актов) в связи с нарушением норм законодательства, регулирующего исполнительное производство. Что касается ответственности за неисполнение судебных решений в добровольном порядке (вне рамок исполнительного производства) и за неисполнение решений Конституционного Суда РФ, то эти вопросы требуют дальнейшего законодательного регулирования.

Список использованной литературы

  1. Воробьев Н.И., Воробьева Л.В. О некоторых вопросах исполнения судебных решений // Российская юстиция. 2013. N 7.
  2. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Оникс 21 век, 2005.
  3. Устинова Т.Д., Четвертакова Е.Ю. Злостность как конструктивный признак состава преступления против правосудия // Журнал российского права. 2001.
  4. Летягина Е.А. Уголовная ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009.
  5. Гладышев С.И. Новые положения законодательства об исполнительном производстве // Журнал российского права. 1998. N 8.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (для предпринимателей) А.Н. Гуева включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2000 (2-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для предпринимателей (постатейный). М.: Контракт, 2003.
  2. Феофилактов А.С. Неисполнение требований судебных постановлений // Уголовный процесс. 2006. N 6.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: