Приобретательная давность на недвижимое имущество судебная практика

Обновлено: 21.07.2024


Одна из экспертов «АГ» заметила, что КС так и не определил четкие критерии добросовестности для этой ситуации. Другой убежден, что перед нами очередной случай решения при помощи "дубины" конституционного правосудия сугубо цивилистического вопроса, которым должны заниматься законодатель или хотя бы обычные суды.

Суды общей юрисдикции посчитали гражданина недобросовестным

В 1997 г. Виктор Волков по договору купли-продажи получил от П. земельный участок с гаражным боксом. Сам П. владел этим участком на праве пожизненного наследуемого владения.

Через 20 лет Виктор Волков подал иск о признании права собственности на расположенный под гаражным боксом земельный участок по давности владения. Согласно п. 1 ст. 234 ГК гражданин, который не является собственником недвижимости, но добросовестно, открыто и непрерывно владеет ей как своей собственной в течение 15 лет, приобретает право собственности на это имущество. В п. 15 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» сказано, что давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности.

В деле Виктора Волкова Одинцовский городской суд, установив, что земля расположена в подмосковном Краснознаменске – административном центре закрытого административно-территориального образования, отказал в удовлетворении требований. Участки на территории ЗАТО ограничены в обороте и, по общему правилу, не могут находиться в частной собственности, пояснил он.

Московский областной суд подчеркнул, что подп. 6 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса, на который сослалась первая инстанция, в данном случае неприменим, но не стал отменять по существу правильное, с его точки зрения, решение. Апелляция посчитала, что Виктор Волков не владел землей добросовестно, потому что не мог не знать об отсутствии оснований для возникновения права собственности.

Добиться передачи кассационной жалобы на рассмотрение не удалось ни в первой, ни во второй кассации. Судья областного суда заметил, что Виктор Волков начал владеть землей в результате сделки, а такое владение в любом случае не приводит к получению права собственности по приобретательной давности. С тем, что истец не является добросовестным, согласился и судья ВС РФ.

КС считает, что добросовестность бывает разной

Виктор Волков оспорил п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса в Конституционном Суде (жалоба имеется у «АГ»). Эта норма не позволяет признать право собственности по приобретательной давности за лицом, которому прежний правообладатель передал имущество по договору без нарушения прав и законных интересов других лиц, говорил заявитель. По его мнению, причина в том, что добросовестность давностного владельца не определена в законе, а суды подходят к ее установлению слишком формально.

Прежде всего КС указал, что при толковании гражданского и земельного законодательства необходимо помнить о принципе единства судьбы прав на земельный участок и находящиеся на нем объекты, а также о намерении законодателя преобразовать право пожизненного наследуемого владения в право собственности. При этом, заметил Суд, в ст. 234 ГК о приобретательной давности не раскрывается критерий добросовестности. Иным образом законодатель поступил в ст. 302 ГК, которая регулирует виндикационный иск: добросовестным считается приобретатель, получивший имущество от лица, которое не имело права отчуждать его, но приобретатель не знал и не мог знать об этом.

«Различие двух правовых институтов, предполагающих учет критерия добросовестности, – приобретения права собственности по давности владения и защиты добросовестного приобретателя от предъявленного к нему виндикационного иска – обусловлено прежде всего различными функциями виндикационного иска, служащего для защиты права собственности (иного вещного права), и института приобретательной давности, который направлен на защиту не только частных интересов собственника и владельца имущества, но и публично-правовых интересов», – полагает Конституционный Суд.

Для приобретательной давности правообразующее значение имеет не факт завладения вещью, а добросовестное длительное открытое владение, когда владелец вещи ведет себя как собственник, при отсутствии возражений со стороны других лиц, пояснил КС. Здесь, в отличие от виндикационных споров, утративший владение собственник не занимает активную позицию. «При таких условиях определение добросовестности приобретателя в сделке, влекущей мгновенное приобретение права собственности, и добросовестности давностного владельца, влекущей возникновение права собственности лишь по истечении значительного давностного срока, должно предполагаться различным», – подчеркнул Суд.

По его мнению, указанное в п. 15 Постановления № 10/22 понимание добросовестности «отражает сложность добросовестности как оценочного понятия, допускающего ее различные проявления применительно к различным категориям дел». Более того, подчеркнул КС, практика Судебной коллегии по гражданским делам ВС говорит о том, что приобретение права собственности в силу приобретательной давности возможно и тогда, когда новый владелец должен был знать об отсутствии оснований возникновения у него права собственности.

«Понимание добросовестности давностного владения, подразумевающее, что лицо при получении владения должно полагать себя собственником имущества, лишает лицо, длительное время владеющее имуществом как своим, заботящееся об этом имуществе, несущее расходы на его содержание и не нарушающее при этом прав иных лиц, возможности легализовать такое владение», – считает Конституционный Суд.

Приобретательная давность, по его мнению, также предполагает, что прежнему собственнику больше не интересно его право на эту вещь. Так, в случае Виктора Волкова муниципалитет не зарегистрировал свое право собственности, не требовал его признать и уклонился от участия в рассмотрении иска гражданина. Более того, уверен Суд, ограничение для приобретения по давности владения права собственности на государственные и муниципальные земли ставит частных лиц в заведомо невыгодное положение с публично-правовыми образованиями.

В итоге КС пришел к выводу, что п. 1 ст. 234 ГК не противоречит Конституции. По мнению Суда, новый владелец не может считаться недобросовестным лишь потому, что сделка по передаче имущества не имела правовых последствий. В данном случае важно, что воля прежнего собственника была направлена на отчуждение имущества и что позднее он не пытался осуществлять власть над этой вещью.

Отметим, что в этом постановлении КС сделал оговорку: норма в деле заявителя применялась в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона от 16 декабря 2019 г. № 430-ФЗ. Однако тот же акт дополнил п. 6 ст. 8.1 ГК о госрегистрации прав на имущество следующим абзацем: «Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него».

Эксперты «АГ» прокомментировали разные аспекты постановления

Юрист «Содружества Земельных Юристов» Анна Андреева считает, что новое конституционно-правовое толкование ст. 234 ГК существенно облегчит доказывание добросовестности при предъявлении исков о признании права собственности. «Вместе с тем Конституционный Суд не определил четкие критерии добросовестности при приобретательной давности, – добавила она. – Суд отталкивался от обратного, указывая, что конкретные действия Виктора Волкова по владению объектами недвижимости нельзя считать недобросовестными».

По мнению эксперта, из-за неопределенности критериев добросовестности сложно прогнозировать, как позиция КС скажется на правоприменительной практике: «Например, непонятно, как суды будут оценивать добросовестность давностного владельца, если ответчик возражает против удовлетворения требований и заявляет о нарушении своих прав».

Партнер юридической фирмы INTELLECT Александр Латыев заметил, что в п. 15 Постановления № 10/22 добросовестность для целей приобретения по давности определена точно так же, как и в п. 1 ст. 302 ГК применительно к виндикации. «Именно это толкование, по сути, и обсуждал КС в рассматриваемом деле, указав, что таким образом добросовестность для целей приобретательной давности понимать нельзя. Надо заметить, что отступление от установленного в Постановлении № 10/22 достаточно жесткого определения добросовестного владения при применении ст. 234 ГК уже начало происходить в текущей практике ВС РФ. И сам КС в рассматриваемом постановлении ссылается на эти акты», – указал эксперт.

При этом приобретательная давность возвращает в нормальный оборот «задавненное» имущество, добавил он: «Даже если владелец должен был знать о неправомерности своего приобретения, но это было давно и подлинный управомоченный утратил интерес к имуществу либо не может возвратить его себе, в том числе по истечении исковой давности». На это же соображение, равно как и на необходимость защитить лицо, спокойно владеющее имуществом в течение длительного времени, сослался КС, отметил Александр Латыев. «Однако каким образом он нашел основание ему в тексте Конституции – совершенно непонятно. По-видимому, мы имеем очередной случай решения сугубо цивилистического вопроса – подлежащего разрешению в идеале законодателем, а в крайнем случае практикой обычных судов, – с помощью "дубины" конституционного правосудия», – заключил эксперт.

Конституционный суд разъяснил приобретательную давность

С помощью приобретательной давности можно получить участок в собственность тому, кто долго им пользуется. Но суды удовлетворяют такие требования не слишком охотно и зачастую предъявляют слишком жесткие требования - например, к добросовестности, чьи критерии в законе не прописаны. Возможно, эту проблему решит свежее постановление Конституционного суда, который попытался внести определенность в понимание и применение норм Гражданского кодекса. Юристы уверены, что у судей получилось это сделать.

История дела

Виктор Волков, житель подмосковного Краснознаменска, в 1997 году стал членом гаражного кооператива. Тогда он получил участок и расположенный на нем гаражный бокс от Павла Петрова*, который владел ими на праве пожизненного наследуемого владения.

В реальности соглашение между Петровым и Волковым не повлекло правовых последствий – ведь Петров не мог распоряжаться этой землей. Поэтому в 2018 году Волков решил добиться признания права собственности на участок по давности владения – он решил, что такое право ему дает п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса. Согласно условиям нормы, надо открыто, добросовестно и непрерывно владеть недвижимым имуществом как собственным 15 лет.

Но Одинцовский городской суд ему отказал. Суд первой инстанции отметил, что Краснознаменск является административным центром закрытого административно-территориального образования. Земельные участки, расположенные в границах таких образований, ограничены в обороте, а значит, по общему правилу не могут находиться в частной собственности.

Московский областной суд это решение подтвердил. Апелляция отказалась признать Волкова добросовестным владельцем по правилам п. 15 совместного постановления Пленумов ВС и ВАС 2010 года – потому что он «не мог не знать об отсутствии у него оснований возникновения права собственности на спорный земельный участок». А когда Волков подал кассационную жалобу, тот же Мособлсуд добавил: истец вступил во владение имуществом по сделке – договору купли-продажи – а это независимо от срока не позволяет добиться признания права собственности по давности владения.

Волков решил обратиться в Конституционный суд. Он оспорил положения п. 1 ст. 234 ГК как несоответствующие Конституции. Заявитель уверен, что в практике сформировался формальный подход судов к определению добросовестности давностного владельца при неопределенности этого критерия в законе.

Две разных добросовестности

КС разобрался в спорной норме и практике ее применения. Судьи подтвердили: действительно, в ст. 234 ГК не раскрываются критерии добросовестности давностного приобретателя – в отличие, например, от ст. 302 ГК об истребовании имущества из чужого владения. КС находит этому объяснение в том, что 302-я статья направлена на разрешение спора собственника и добросовестного приобретателя. А при применении 234-й добросовестность владельца выступает лишь в качестве одного из условий, необходимых для возвращения вещи в гражданский оборот и преодоления неопределенности относительно того, кто ей владеет. Поэтому КС решил, что критерии добросовестности применительно к двум этим статьям ГК должны быть разными.

КС обратился к практике гражданской коллегии Верховного суда, которая не исключает приобретения права собственности в силу приобретательной давности и тогда, когда давностный владелец должен был знать об отсутствии оснований возникновения права собственности.

Практика ВС свидетельствует, что добросовестность можно признать и в случаях, когда владелец понимает, что у него нет оснований для приобретения права собственности, указал Конституционный суд.

Также КС обратил внимание, что права муниципального образования в этом деле нарушены не были. Власти Краснознаменска изначально не зарегистрировали на себя право собственности, а также уклонились от участия в рассмотрении дела. Фактически город передал гражданам все свои правомочия собственника, а граждане – сперва Петров, а потом и Волков – приняли их и полностью несли расходы на содержание имущества.

В итоге судьи указали, что договор купли-продажи не мешает признать Волкова добросовестным владельцем. «Факт заключения такого договора сам по себе не может быть основанием для признания давностного владения недобросовестным или стать препятствием для приобретения права собственности на земельный участок», – решил КС.

Судьи указали, что новое толкование п. 1 ст. 234 ГК является общеобязательным, и применять эту норму иначе теперь нельзя. Уже состоявшиеся решения по делу Волкова будут пересмотрены.

Постановление КС поможет решить вопросы с фактически «брошенным» имуществом, и, вероятно, суды будут чаще удовлетворять иски о признании давностного владения, полагает Ольга Туренко, адвокат АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × . При этом эксперт уверена: упоминание в документе о земельном участке и гараже – это лишь напоминание о том, в контексте какого дела был поднят вопрос. «Соответственно, разъяснения КС коснутся и вопросов установления добросовестности давностного владения и другого имущества», – считает Туренко.

Значимый вывод постановления в том, что для разрешения вопроса добросовестности владельца земельного участка не имеет определяющего значения презумпция государственной собственности на землю, комментирует Елена Терсинцева, советник Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа Санкционное право группа Уголовное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты Профайл компании × . Иначе частные лица в нарушение основных конституционных принципов оказались бы в заведомо невыгодном положении, отмечает эксперт.

Подход Конституционного суда поможет вернуть в гражданский оборот существенную часть недвижимости, чьи собственники не проявляют к ней интереса, а давностные владельцы не могут оформить права, ведь их считают «недобросовестными». Такое мнение высказал Павел Лобачев из Land Law Firm Land Law Firm Федеральный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) Профайл компании × . Эксперт полагает, что постановление КС - это определенный компромисс: «Возможно, было бы корректнее считать продолжительное бездействие собственника дополнительным критерием приобретения имущества по ст.234 ГК РФ, который позволит даже без добросовестности давностного владельца приобретать имущество по давности владения».

Эксперты сходятся во мнении, что постановление КС вносит ясность и определенность в вопросы судебной оценки критериев добросовестности давностных приобретателей.

Конституционный Суд указал, что необоснованное занятие несформированного земельного участка, заведомо для владельца относящегося к публичной собственности, не может расцениваться как не противоправное и не может влечь возникновение права собственности в силу приобретательной давности


По мнению одного из экспертов «АГ», позиция КС не изменит сложившуюся судебную практику по приобретательной давности, а лишь усложнит доказывание добросовестности. Другой отметил, что институт приобретательной давности – сам по себе достаточно непростой и неоднозначный механизм приобретения права собственности. Третий обратил внимание на вывод Суда о том, что добросовестное и законное завладение объектом недвижимости, которое очевидно для приобретателя не должно быть обременено правом публичной собственности, является важным элементом предмета доказывания.

Конституционный Суд вынес Определение № 186-О/2021 по делу о проверке конституционности абз. 1 п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса о возникновении права собственности на объект в силу приобретательной давности.

Ранее заявитель жалобы Владимир Афанасьев обращался в суд с иском к администрации Дмитровского городского округа Московской области о признании права собственности на земельный участок с жилым домом по давности владения. В обоснование своих требований истец сослался на то, что земельный участок в существующих границах фактически используется им и его правопредшественником более 15 лет, собственниками смежных участков являются физические лица и споров с соседями о границах этого участка не имеется.

Три судебные инстанции отказались удовлетворять иск, отметив, что большая часть спорного земельного участка находится в муниципальной собственности, сам он не был поставлен на государственный кадастровый учет, а его границы на местности не установлены. При этом первая инстанция сочла, что приобретательная давность может применяться только в отношении тех земельных участков, которые находятся в частной собственности, а все иные земельные участки нельзя считать бесхозяйным имуществом, так как такие земли являются государственной или муниципальной собственностью. Кроме того, суд отметил, что сам по себе факт добросовестного, открытого и непрерывного владения спорным земельным участком с 1990 г. не может являться достаточным основанием для признания права собственности заявителя согласно ст. 234 ГК РФ, поскольку он не порождает право собственности на землю.

В жалобе в КС Владимир Афанасьев указал, что спорная норма неконституционна в той мере, в какой она в контексте правоприменительной практики не допускает возможности приобретения гражданами в порядке приобретательной давности муниципальных земельных участков.

Изучив жалобу заявителя, Суд отказался рассматривать ее по существу. При этом он напомнил, что добросовестность выступает одним из условий приобретения права собственности по давности владения имуществом. В свою очередь, добросовестность давностного владельца применительно к конкретным обстоятельствам соответствующих судебных дел предполагает, что его вступление во владение не было противоправным и было совершено внешне правомерными действиями.

Конституционный Суд также упомянул презумпцию государственной собственности на землю, в рамках которой при наличии в России значительного количества нераспределенной земли сама по себе несформированность земельного участка и отсутствие государственной регистрации права собственности публичного образования на него не означают, что последнее фактически отказалось от своего права собственности или проявляет безразличие к правовой судьбе этого земельного участка. «Соответственно, для любого добросовестного и разумного участника гражданских правоотношений должно быть очевидным, что земли, на которых земельные участки не сформированы и не поставлены на кадастровый учет, относятся к государственной собственности и что само по себе отсутствие такого учета не свидетельствует о том, что они являются бесхозяйными», – отмечено в определении

При этом Суд также отметил, что действующее законодательство запрещает любое самовольное, совершенное без каких-либо правовых оснований занятие земельного участка или его части (ст. 7.1 «Самовольное занятие земельного участка» КоАП РФ). Таким образом, занятие без каких-либо правовых оснований несформированного земельного участка, заведомо для владельца относящегося к публичной собственности, не может расцениваться как не противоправное, совершенное внешне правомерными действиями, т.е. добросовестное и соответствующее требованиям абз. 1 п. 1 ст. 234 ГК РФ. Следовательно, заключил КС, оспариваемая норма сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя и в указанном им аспекте.

Комментируя выводы Суда, младший юрист Содружества земельных юристов Анна Андреева отметила, что самовольное занятие земельного участка без наличия правовых оснований является правонарушением, а значит, исключает добросовестность: «Обратное позволило бы превратить самовольный захват земли в давностное владение, а, соответственно, правонарушение явилось бы впоследствии основанием для приобретения права собственности».

По мнению Суда, новый владелец не может считаться недобросовестным лишь потому, что сделка по передаче имущества не имела правовых последствий

Эксперт добавила: может показаться, что толкование ст. 234 ГК РФ в постановлении КС противоречит Определению № 186-О, однако такой вывод преждевременный. «Сложно согласиться, что одинаково добросовестны лицо, которое заведомо не знало, что купило участок у продавца, не имеющего права его отчуждать, и собственник, который решил увеличить площадь своего участка, самовольно заняв часть чьей-то земли. Кроме того, владение землей, государственная собственность на которую не разграничена, без правовых оснований нарушает права публичного собственника. Следовательно, такое владение по смыслу также не может считаться добросовестным, в свою очередь, чтобы доказать добросовестность при приобретательной давности, необходимо установить, что владение не нарушает чьи-либо права», – подытожила эксперт.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов отметил, что институт приобретательной давности – достаточно непростой и неоднозначный механизм приобретения права собственности. «Ему посвящена всего одна статья Гражданского кодекса РФ, но правила применения этой нормы до сих пор до конца не понятны. Классическая история – самозахват земель, которые не переданы в частную собственность и вроде бы “ничьи”. Государство и органы местного самоуправления далеко не всегда могут отследить незаконность занятия земли и отреагировать, а по истечении 15 лет ее владелец идет в суд признавать право собственности. Типичная реакция суда на такой иск – отказать, так как суд здесь стоит на страже государственных интересов и запрещает вне установленных процедур бесплатно забирать государственное имущество», – пояснил он.

Эксперт обратил внимание на формулировку Суда о том, что несформированный участок земли заведомо для владельца должен относиться к публичной собственности, поэтому его занятие «не может расцениваться как не противоправное». «Немного странно видеть оборот с таким количеством “не”, здесь можно усмотреть некоторую неуверенность, но сигнал судам подан вполне однозначный: самовольное занятие неразграниченной и несформированной земли будет восприниматься как противоправное и не соответствующее признаку добросовестности», – резюмировал Алексей Силиванов.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков указал: КС в очередной раз напомнил, что недобросовестное поведение стороны не может быть подвергнуто судебной защите: «По сути, был разобран конкретный случай с описанием поведения стороны по необоснованному завладению земельным участком. Не могу сказать, что КС РФ часто подобным образом подробно разбирает отдельные элементы предмета доказывания конкретного дела».

Эксперт выделил важный вывод Суда: добросовестное и законное завладение объектом недвижимости, которое очевидно для приобретателя не должно быть обременено правом публичной собственности, является важным элементом предмета доказывания по данной категории дел. «Единственный вопрос, который возникает после изучения судебного акта: был бы подход КС РФ аналогичным в ситуации, когда спорные земли формально принадлежали бы не государству, а частному лицу?» – задался вопросом Виктор Глушаков.

ВС признал приобретательную давность на самострой

27 лет назад компания построила комплекс из нескольких зданий, которые по сей день используются как автосервис. Но право собственности на самовольные постройки так и не было оформлено. Фирма много судилась, но это не помогло. В 2019 году компания предприняла последнюю попытку – и попросила признать за ней право на основании добросовестного многолетнего владения. Суды было решили, что самовольной постройкой нельзя владеть добросовестно. Верховный суд с этим не согласился.

В 1992 году общество «Арсен» договорилось с Химико-технологическим колледжем им. Менделеева, что построит на его земле несколько зданий «производственной базы». В следующем году строительство завершили, и с тех пор «Арсен» владеет этими зданиями и использует их – сейчас там находится автомастерская. А в 1996 году общество получило участок под зданиями в аренду от Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (ныне – Комитет имущественных отношений).

Два иска – два поражения

Спустя десятилетие «Арсен» попытался получить право собственности на постройки – и подал соответствующий иск. Суды двух инстанций сочли постройки самовольными, но все же признали право собственности за фирмой. Ведь при строительстве не были нарушены никакие нормы, а сами здания не создают угрозы для жизни и здоровья людей (дело № А56-39168/2006).

Но Арбитражный суд Северо-Западного округа тогда отменил это решение. Кассация сослалась на ст. 222 Гражданского кодекса, согласно которой одним из условий признания собственности является факт предоставления участка под строительство. «Арсен» заключил договоры краткосрочной аренды земли с городскими властями уже после строительства. Кроме того, истец не доказал, что именно он строил эти здания, ведь у него не оказалось приемочных актов, выданных госкомиссией. Поэтому окружной суд отказал обществу в иске.

В 2019 году «Арсен» предпринял новую попытку и подал иск о признании права собственности в силу приобретательной давности. Ответчиком по нему выступил Комитет имущественных отношений. На этот раз первая инстанция и апелляция также вынесли решение в его пользу. Ведь раз истец больше 15 лет «открыто, непрерывно и добросовестно» владеет недвижимостью, то за ним можно признать права на нее. Но АС Северо-Западного округа использовал решения по спору 13-летней давности в качестве преюдициальных. Тогда суды признали постройки самовольными, а значит, владеть ими «добросовестно» истец не может. Поэтому коллегия под председательством Андрея Кадулина отклонила второй иск общества (дело № А56-129764/2019).

Последний шанс в Верховном суде

В этот раз «Арсен» решил пойти до конца – и отправился в Верховный суд. Заявитель пожаловался, что из-за признания построек самовольными он не может зарегистрировать право собственности ни в административном порядке, ни в судебном.

При этом, по словам Удиной, никто, в том числе Комитет имущественных отношений, не оспаривал, что строительство закончилось в 1993 году. Разрешительная документация в то время нужна была только для строек, которые финансировались из бюджета. Да и результаты строительства тогда тоже никто не принимал.

– В 2006 году постройку признали самовольной. С того времени, когда вам отказали, к вам кто-нибудь предъявлял требование о сносе? Об освобождении земельного участка? – спросила судья Елена Борисова.

– Нет, никаких притязаний не было, – заверила Удина.

– Никаких споров о правах на эту постройку тоже не было?

– На эти здания никто и никогда не претендовал.

«Мы владеем зданиями 27 лет. Арендная плата с самого начала и до сегодняшнего дня оплачивается в полном объеме, как и коммунальные платежи. Никаких притязаний со стороны третьих лиц на эти объекты нет».

Представитель Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга заявила, что истец выбрал неправильный способ защиты своего права. Ведь норма ст. 234 ГК о приобретательной давности, на которую сослался истец, применима только в случае признания собственности на чужое имущество – а не на «бесхозное».

Также юрист Комитета настаивала на недобросовестности «Арсена» и подчеркнула, что объекты «в любом случае были построены с нарушениями». Председательствующая в процессе Наталья Чучунова поинтересовалась, почему тогда Комитет заключил с обществом договор аренды для использования спорных строений и все эти годы брал с него арендную плату без возражений. «Вы же могли не заключать договор аренды, если считали, что были нарушения. Вы фактически соглашались с тем, что там стоят объекты, и давали землю», – отметила судья. На это представитель заметила, что Комитет вообще не считает спорные строения недвижимостью – поэтому и не предъявляет иск о сносе здания.

Но эти здания стоят на кадастровом учете именно как недвижимое имущество, им присвоены соответствующие номера, сказала на это юрист компании Удина. А ответчик ни в 2006 году, ни в 2020 не ходатайствовал перед судом о проведении экспертизы, которая могла бы определить, действительно ли это недвижимость.

Адвокат подчеркнула, что этот иск – это последний способ, которым может воспользоваться общество «Арсен». «Наш правовой ресурс исчерпан, просим отменить постановление кассационной инстанции», – заявила представитель.

Экономколлегия к ней прислушалась – и отменила постановление окружного суда, оставив в силе решения нижестоящих инстанций. Таким образом, общество «Арсен» спустя 28 лет все-таки станет собственником нежилых зданий – теперь Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга обязан будет признать за ним это право. Полная версия решения ВС будет опубликована в ближайшие дни.

Право собственности в связи с приобретательной давностью получается только через суд

Понятие приобретательной давности пришло в юриспруденцию еще из римского права и предусматривает возможность признания права на вещь в результате длительного открытого пользования ею. Вместе с экспертами разбираемся, как правильно оформить имущество на себя согласно российскому законодательству.

Эксперты в статье:

  • Алексей Гавришев, адвокат, основатель AVG Legal
  • Вадим Ткаченко, юрист, основатель и глава консалтинговой группы vvCube

Срок владения — 15 лет

Принцип приобретательного права есть в современном российском законодательстве. Согласно п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса России, гражданин, который не является собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеет им как своим собственным в течение 15 лет, приобретает право собственности.

Но просто дождаться истечения срока приобретательной давности недостаточно. Это обусловлено несколькими факторами для осуществления защиты прав собственника. Например, тот, кому на самом деле принадлежит имущество, может просто не знать о его существовании или не иметь возможности управлять им самостоятельно.

Условия для приобретения права собственности:

  • открытое владение имуществом — под этим подразумевается осуществление владения без утайки. То есть гражданин не должен специально объявлять о владении таким имуществом, но у посторонних не должно возникать сомнений в его действиях;
  • непрерывное владение имуществом;
  • владение в течение установленного законом срока;
  • добросовестное владение имуществом.

Гражданин, который не является собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеет им как своим собственным в течение 15 лет, приобретает право собственности

Гражданин, который не является собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеет им как своим собственным в течение 15 лет, приобретает право собственности (Фото: Ведомости/ТАСС)

Только через суд

При регистрации имущества на себя важно помнить, что право собственности в связи с приобретательной давностью оформляется только через суд.

В случае когда прежний собственник имущества неизвестен, то есть нет спора о праве, то для признания права собственности надо обращаться в суд в порядке особого производства.

Вадим Ткаченко, юрист, основатель и СЕО консалтинговой группы vvCube:

— Признание права собственности, например, на земельный участок на основании приобретательной давности происходит только в судебном порядке. Однако на практике это очень неоднозначный институт, который законодательно должным образом не урегулирован. Так, весной этого года Конституционный суд указывал, что приобретательная давность неприменима к самовольно занятой государственной земле. Суды зачастую встают на сторону администраций, не углубляясь в обстоятельства дела.

Как зарегистрировать на себя недвижимое имущество

Процедура регистрации на себя приобретательного права на имущество выглядит следующим образом:

  • подготовить заявление об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом;
  • подготовить пакет документов, которые будут приложены к заявлению, а также оплатить государственную пошлину — от 300 до 2 тыс. руб.;
  • подать заявление в суд общей юрисдикции по месту нахождения имущества, на которое оформляется право;
  • после получения судебного решения обратиться в Росреестр для регистрации права собственности;
  • получить выписку из ЕГРН, которой удостоверяется проведенная регистрация.

Подобные дела в упрощенном производстве рассматриваются в течение двух месяцев со дня поступления заявления в суд.

Юристы отмечают, что судебная практика по вопросам приобретательной давности относительно новая и начала формироваться лишь в 2002 году. Это связано с тем, что в советском законодательстве такие положения отсутствовали.

«В подавляющем большинстве случаев в удовлетворении требований, направленных на установление права собственности в силу приобретательной давности, суды отказывают. Основной причиной отказа, как правило, является недоказанность одного из юридических фактов, необходимых для приобретения права собственности по ст. 234 Гражданского кодекса. К примеру, несоблюдение какого-либо из обязательных требований к факту владения», — говорит адвокат, основатель AVG Legal Алексей Гавришев.

Понятие приобретательной давности пришло в юриспруденцию еще из римского права

Понятие приобретательной давности пришло в юриспруденцию еще из римского права (Фото: Екатерина Кузьмина/ТАСС)

Случай из практики Верховного суда

Собственница дома в Луховицком районе Московской области попросила отдать ей другую половину строения и землю. Причина — наследники соседней недвижимости не проявили к своей собственности никакого интереса. Местные суды отказали истице, а Судебная коллегия Верховного суда встала на ее сторону.

Гражданка получила много лет назад по договору дарения от бывшего собственника половину дома и фактически владела больше 15 лет всем домом и землей как собственными. Второй половиной владели два собственника, но имуществом не пользовались. Верховный суд пояснил, что человек может получить право собственности на имущество, у которого нет собственника, он неизвестен или у которого есть хозяин, но он либо отказался от него, либо утратил право собственности по иным основаниям.

В Верховном суде также пояснили, что наличие у имущества титульного собственника не исключает возможности приобретения права на него другим человеком. Даже если титульный владелец не заявлял об отказе, достаточно того, что он устранился от владения и не содержал его долгое время.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: