Принципы уголовного судопроизводства в международных правовых актах

Обновлено: 29.01.2023

Принципы российского уголовного процесса - это закрепленные в правовых нормах общие руководящие положения, выражающие демократическую природу и основные черты российского уголовного процесса.

Критерии принципов уголовного процесса следующие.

1. Положение, составляющее принцип, всегда закреплено в законе, т.е. является правовым.

2. Принцип - это не любое, а основное, отражающее сущность уголовного процесса правило. Деятельность органа предварительного расследования, прокурора или суда, в процессе осуществления которой нарушаются принципы уголовного процесса, не может быть признана уголовно-процессуальной.

3. Несоблюдение требований одного принципа уголовного процесса неминуемо нарушает положения какого-либо иного принципа той же отрасли права.

4. Принципы уголовного процесса всегда отражают его демократизм.

Принципы уголовного судопроизводства не могут произвольно определяться законодателем, они отражают тип государства и соответствующее ему право, уровень развития теоретической мысли, судебной практики, правосознания общества.

Принципы уголовного судопроизводства являются нормами руководящего значения, т.е. подлежат непосредственному применению и являются обязательными к исполнению всеми участниками уголовного судопроизводства наряду с конкретными правилами. Обязательность принципов уголовного процесса гарантируется их закреплением в Конституции РФ. В случае возникновения неясностей применительно к содержанию той или иной нормы уголовно-процессуального закона она должна толковаться правоприменителем в контексте смысла, придаваемого ей соответствующим принципом уголовного судопроизводства.

Несмотря на определенность самого понятия принципа уголовного процесса, вопрос о системе принципов на протяжении десятилетий является одним из самых спорных. Тем более что УПК РСФСР 1960 г. специально данному вопросу вообще внимания не уделял. Поэтому длительное время он считался сугубо теоретическим и остродискуссионным. Убедительного решения проблемы не получилось и в УПК РФ, где принципам уголовного судопроизводства отводится отдельная глава. Многие авторы неодинаково формулируют принципы, и, соответственно, позиции ученых отличаются друг от друга также по числу принципов, составляющих систему.

По месту закрепления принципы уголовного процесса подразделяются на конституционные и неконституционные, по назначению - на судоустроительные и судопроизводственные, а также на действующие во всех стадиях процесса и действующие в отдельных стадиях. Существует мнение, что исходя из того, что все принципы одинаково значимы для надлежащего осуществления уголовного судопроизводства, классификация принципов по различным основаниям нецелесообразна.

УПК выделяет следующие принципы: законность; осуществление правосудия только судом; уважение чести и достоинства личности; неприкосновенность личности; охрана прав и свобод человека и гражданина; неприкосновенность жилища; тайна переписки, телефонных и иных переговоров; презумпция невиновности; состязательность сторон; обеспечение подозреваемому, обвиняемому права на защиту; свобода оценки доказательств; язык уголовного судопроизводства; право на обжалование процессуальных действий и решений.

В международных договорах, касающихся вопросов уголовного процесса, могут найти закрепление как общепризнанные всем Мировым Сообществом принципы и нормы, так и нормы, регулирующие отношения только участвующих в них государств. В зависимости от количества участников договоры бывают многосторонними и двусторонними. Состав и уровень их участников также может быть различным. Согласно п.2 ст. 3 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" от 15 июля 1995 г. "международные договоры Российской Федерации заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти (договоры межведомственного характера)". Наибольшее значение для уголовного процесса имеют договоры о правовой помощи, определяющие порядок взаимодействия судебных и следственных органов разных стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами государств, где были совершены преступления; исполнении поручений о производстве процессуальных действий и т.д. Значительное количество таких договоров было в свое время заключено СССР с социалистическими государствами, а также с Алжиром, Грецией, Ираком, Тунисом, Финляндией и некоторыми другими странами. Часть из них продолжает действовать и поныне. В 90-е годы Россией были подписаны аналогичные соглашения с Китаем, Литвой, Эстонией и Латвией, а также рядом государств-членов СНГ. Среди них - многосторонняя Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанная в Минске 22 января 1993 г. (вступила в силу 10 декабря 1994 г.). Россией подписаны и ратифицированы Европейская Конвенция о выдаче от 13 декабря 1957 г. и Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г. Большое количество договоров межведомственного характера о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью заключено с правоохранительными органами других государств Министерством внутренних дел и Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Кроме договоров о правовой помощи порядок взаимоотношений российских правоохранительных органов с иностранными гражданами и должностными лицами может регулироваться также консульскими конвенциями. В соответствии с ними консулы вправе представлять перед судами и следственными органами страны пребывания граждан назначившего их государства, если эти граждане из-за отсутствия или по каким-либо другим уважительным причинам не могут сами защищать свои права и интересы.

Общепризнанные международные принципы и нормы существуют как в форме норм, установленных международными договорами, так и в форме юридических обычаев, которые составляют так называемое общее международное право. Статутом Международного Суда ООН от 26 июня 1945 г. обычай определен как доказательство "общей практики, принятой в качестве правовой нормы" (п. 1 "b" ст. 38).

Обычная норма становится принадлежностью общего международного права в результате ее признания если не всеми, то большинством государств, представляющих основные политические и правовые системы. Современные международно-правовые обычаи склонны к приобретению формальной определенности, так как общепризнанные принципы и нормы, как правило, находят отражение в многосторонних конвенциях и соглашениях (среди которых для уголовного судопроизводства первостепенное значение имеют Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., а также Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г.), и кроме того, - в иных документах международного права: декларациях, резолюциях международных органов и организаций, конференций, решениях международных судов и т.д. Они содержатся во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г., документах Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Авторитет названных документов особенно высок. Конституционный Суд Российской Федерации не раз в своих решениях ссылался на Всеобщую декларацию прав человека и т.д.

Особенностью формирования современных обычных норм международного права в области уголовного судопроизводства является растущее влияние на них так называемых рекомендательных норм, или международных стандартов, в разработке которых основная роль принадлежит Конгрессу ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями. Документы Конгресса обычно подтверждаются резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН. Среди них Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), Основные принципы независимости суда (1985 г.), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988 г.), Основные положения о роли адвокатов (1990 г.) и др. Обоснование того, является ли та или иная норма общепризнанной, не всегда бывает легким делом. В качестве доказательств общепризнанного характера нормы могут служить: а) фиксация нормы в международных документах, б) отсутствие протестов государств против ее общепризнанного характера; в) фактическое признание нормы (так называемая трансформация) законодательством достаточно представительного круга государств.

Наиболее близкое отношение к уголовному судопроизводству имеют следующие общепризнанные международно-правовые принципы:

· суверенного равенства государств;

· невмешательства во внутренние дела;

· неприменения силы и угрозы силой;

· добросовестного выполнения государствами своих международных обязательств;

· межгосударственного сотрудничества и солидарности государств;

· гуманизма, уважения прав человека и справедливости.

Так, согласно принципам суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела ни одно государство не вправе издавать законы либо производить действия, распространяющие его судебную юрисдикцию на территорию других государств без согласия последних. Например, должны считаться юридически ничтожными результаты процессуальных действий, совершенных следственными органами одного государства на территории другого, если это не предусмотрено соответствующим межгосударственным договором. Принцип неприменения силы и угрозы силой означает, что ни одно государство не может добиваться применения своего внутреннего права путем похищения или захвата лиц на территории другого суверенного государства либо требовать их выдачи под угрозой военных акций и т.п. Принцип добросовестного выполнения государствами международных обязательств проявляется в том, что положения национального уголовно-процессуального законодательства не могут служить основанием для отказа от выполнения международных обязательств. Если в законе имеются нормы, противоречащие международному договору, заключенному государством, то в силу данного принципа применяются нормы договора, а закон должен быть приведен в соответствие с международными обязательствами. Принцип межгосударственного сотрудничества и солидарности государств находит выражение, прежде всего, в широкой практике заключения международных договоров об оказании правовой помощи, в том числе и по уголовным делам.

К числу общепризнанных международно-правовых норм, касающихся уголовного процесса, следует, например, отнести нормы, устанавливающие:

1) недопустимость применения в уголовном процессе пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения или наказания, право на гуманное отношение и уважение достоинства личности. (ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Рим, 4 ноября 1950 г.; Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.; принцип 6 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденного Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 года);

2) запрет на выдачу лица другому государству, если: а) существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток или смертной казни; б) преступление, в отношении которого запрашивается выдача, рассматривается запрашиваемой стороной в качестве политического преступления либо имеются достаточные основания полагать, что запрос о выдаче имеет целью преследование или наказание лица в связи с его расой, религией, национальностью или политическими убеждениями либо за другое преступление, нежели то, которое было указано в запросе (ст. 3 Европейской Конвенции о выдаче. Страсбург, 13 декабря 1957 г.);

3) недопустимость произвольного ареста или содержания под стражей: "Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом" (ст. 9 Международного Пакта о гражданских и политических правах. Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.; ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

4) право арестованного или задержанного на судебную проверку законности ареста или задержания в срочном порядке, т.е. без неоправданных проволочек, в течение разумного, достаточно краткого времени (ст. 9 Международного Пакта о гражданских и политических правах; п.3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 3 ст. 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека; принципы 11, 32 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

5) право задержанного или арестованного на заявление ходатайства об уведомлении членов семьи или иных лиц по его выбору о факте задержания или ареста и о месте, в котором он содержится; право на посещение членами семьи и переписку с ними (принципы 16, 19 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

6) право задержанного или арестованного на проведение медицинского обследования (принципы 24-26 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

7) запрет на применение к задержанному таких методов расследования, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения, в том числе запрет злоупотреблять положением задержанного с целью получения от него показаний против него самого или каких-либо других лиц (принцип 21 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

8) запрет на введение неоправданных ограничений в отношении задержанных или арестованных, не вызываемых непосредственной необходимостью с точки зрения целей задержания или ареста (принцип 36 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

9) право на компенсацию каждому, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей или незаконного осуждения (ст. 9, 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах; п. 4 ст. 5 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

10) право задержанного или обвиняемого быть подробно и в срочном порядке уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявляемого ему обвинения (п. 3 (а) ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах; п. 3 (а) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принцип 10 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме);

11) право каждого обвиняемого в уголовном преступлении считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону, т.е. презумпцию невиновности (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека; п.2 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах; п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 2 ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека );

12) право лица на справедливое и гласное рассмотрение предъявляемого ему уголовного обвинения без неоправданной задержки на основе полного равенства компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, принятая на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1948 г.; п. 1 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах; п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 1 ст. 6 Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека);

13) право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод п. 3 "d" ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах; п.3 "b" ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

14) право на оказание квалифицированной юридической помощи со стороны компетентного адвоката (п.6 Основных положений о роли адвокатов, принятых восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями. Нью-Йорк, август 1990 г.)

15) право на предоставление обвиняемому или подозреваемому безвозмездной помощи защитника и переводчика в случае, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника или переводчика (п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; п. 3 "d" ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах);

16) право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей (право на очную ставку) и право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него (п. "е" 3 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах; п.3 "d" ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод);

17) запрет на принуждение лица к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным и право лица на отказ от дачи таких показаний (п. "g" 3 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах);

18) право на пересмотр осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией согласно закону (п. 5 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах);

19) правило non bis in idem (нельзя дважды за одно и то же - лат.), т.е. запрет на вторичное уголовное преследование и привлечение лица к уголовной ответственности за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан (п. 7 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах);

20) право каждого приговоренного к смертной казни обжаловать приговор в апелляционном порядке в суд высшей инстанции и подать прошение о помиловании, причем помилование или замена приговора могут быть предоставлены во всех случаях вынесения смертного приговора.( п. 6, 7 Мер, гарантирующих защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни, одобренных 21 пленарным заседанием Экономического и Социального Совета ООН 25 мая 1984 г.) и др.


Принцип (лат. - рrincipium) означает начало, первооснову, руководящие идеи. Принципы не применяются к природе и к человеческой истории, а абстрагируются из них; не природа и человечество сообразуются с принципами, а, наоборот, принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории.

Философский смысл, заложенный в категории «принцип деятельности», означает исходное положение, общее требование, которому должна отвечать эта деятельность.

Следовательно, принципы представляют собой руководящие положения, которыми должны руководствоваться все субъекты, вовлеченные в определенную сферу деятельности.

Под принципами уголовного судопроизводства (уголовного процесса) понимаются общие основные, исходные правовые установления, требования, которым должно подчиняться все производство по уголовному делу от начала до конца, иными словами, на которых это производство целиком построено.

Согласно ст. 1 УПК РФ в уголовном процессе действуют международные принципы, принципы, закрепленные в Конституции РФ и принципы, закрепленные в УПК РФ.

Применение конституционных принципов в уголовном процессе следует из п. 1 ст. 15 Конституции РФ, гласящей: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Одновременно в пункте 4 указанной статьи установлено, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Данное конституционное положение развивается в ч. 3 ст. 1 УПК РФ, где установлено: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора».

Таким образом, в зависимости от законодательного закрепления и системной принадлежности принципы, действующие в уголовном судопроизводстве, можно классифицировать на три группы: 1) принципы, закрепленные в Конституции; 2) принципы, закрепленные в УПК РФ; 3) принципы, закрепленные в международных актах.

Вместе с тем необходимо отметить, что принципы уголовного судопроизводства представляют собой единую систему, существование которой обуславливает наличие взаимосвязи, взаимозависимости и взаимообусловленности принципов, соответственно нарушение любого из них влечет за собой признание нарушения и остальных принципов. Принципы уголовного судопроизводства характеризуются наличием следующих признаков:

1) стабильность (неизменность) принципа, предполагающая неизменность его содержание;

2) сфера действия принципа предполагает распространение его на все уголовное судопроизводство;

3) нормативность принципа предполагает, что в нем заложены основные правила, определяющие поведение субъектов, ведущих судопроизводство, отвечающих требованиям уголовной политики государства;

4) форма принципа предполагает, что он может быть закреплен только в форме закона.

Целью принципов уголовного судопроизводства является обеспечение реализации уголовно-процессуальной нормы в соответствии с ее содержанием для обеспечения достижения назначения уголовного процесса.

Значение принципов уголовного судопроизводства заключается в следующем:

1) принципы характеризуют действующий тип уголовного судопроизводства в его исходных положениях;

2) принципы обеспечивают надлежащее толкование применяемых уголовно-процессуальных норм;

3) при отсутствии уголовно-процессуальных норм принципы являются основой для совершения какого-либо действия или принятия процессуального решения.

В УПК РФ законодатель выделил 15 норм, в которых он определил правила, выступающие в качестве принципов уголовного судопроизводства. Указанные в главе 2 УПК РФ принципы распространяются на все уголовное судопроизводство, независимо от его стадий и форм, а также пронизывают деятельность органов дознания, предварительного расследования, прокуратуры и суда в целях обеспечения достижения назначения уголовного процесса.

Следует обратить внимание, что законодатель не предусмотрел в УПК РФ такие принципы, как равенство всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ) и принцип гласности, который в УПК РФ рассматривается как общее условие судебного разбирательства. Учитывая, что Конституция имеет прямое действие, то принцип равенства всех перед законом и судом должен действовать в уголовном процессе наряду с другими принципами. В отношении гласности представляется, что позиция законодателя обоснована, так как уголовное судопроизводство состоит из двух частей: досудебного производства и судебного производства. В ходе досудебного производства действует тайна предварительного расследования, любой участник должен быть предупрежден об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования. В судебном производстве при общем положении, что решение суда оглашается в открытом судебном заседании, применительно к самому судебному заседанию действует ряд ограничений, предполагающих возможность проведения закрытого судебного разбирательства, поэтому отнесение гласности к общим условиям судебного разбирательства представляется обоснованным.

Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры РФ включены в правовую систему России.

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров» дано понятие общепризнанных принципов и норм международного права: «Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного».

При этом согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ «содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений».

Так, ряд положений, которые могут быть использованы в ходе осуществления уголовного судопроизводства, содержаться в документах рекомендательного характера, принятых Генеральной Ассамблеей ООН и Экономическим и Социальным Советом ООН.

Анализ международных договоров и официальных документов, принятых в рамках ООН, Совета Европы позволили выделить ряд международных принципов: законность; справедливость; истина; равенство; гласность (открытость); публичность; состязательность; участие общественности в уголовном процессе; уважение чести и достоинства; неприкосновенность личности; охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве; обеспечение эффективной правовой помощи; неприкосновенности личной и семейной жизни; презумпции невиновности; свободы обжалования процессуальных действий и решений; язык уголовного судопроизводства.

Следует обратить внимание на то, что перечень принципов, закрепленных в международных актах, Конституции РФ и УПК РФ, которые должны применяться в уголовном судопроизводстве, не идентичен, но, несмотря на это все принципы, закрепленные в международных актах, должны найти применение в уголовном процессе.

Содержание ряда принципов, которые закреплены в международных актах и в УПК РФ несколько различно. В таких случаях следует руководствоваться положениями, закрепленными в международных нормах.

Гарантией соблюдения общепризнанных принципов и норм является возможность обращения в Европейский Суд по правам человека любого лица, которое оказалось вовлеченным в уголовное судопроизводство, в случае нарушения его прав и законных интересов, если национальные суды не обеспечили их защиту.

Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 года «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров» «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановлений суда со стороны Комитета Министров Совета Европы. В силу п. 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов.

Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренные Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем, чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Если при судебном рассмотрении дела были выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное определение (или постановление), в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер».

Соблюдение международных принципов является одной из гарантий соблюдения прав и законных интересов участников процесса и осуществления правосудия по уголовным делам. Знание международных принципов обеспечивает качество и эффективность деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры, суда и адвокатов.

Основные термины (генерируются автоматически): РФ, уголовное судопроизводство, Конституция РФ, принцип, Российская Федерация, уголовный процесс, международный договор, норма, предварительное расследование, суд.


Сотрудничество между государствами и их взаимодействие при расследовании уголовных дел осуществляется на основе многочисленных ратифицированных международных договоров, деклараций, соглашений и иных регламентов, которые, в свою очередь, базируются на основополагающих и общепризнанных принципах [1] и нормах международного права, к которым относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. В. К. Волошина в своей научной работе указывает, что принцип уголовного процесса — это обусловленная историческими, экономическими, социальными и нравственными закономерностями объективно-субъективная категория права, облеченная в форму закона, выражающаяся в требовании общества к государству по обеспечению прав и законных интересов человека и гражданина в процессе возбуждения, расследования и разрешения уголовного дела в рамках задач уголовного процесса [2]. Следует отметить, что правоохранительные и судебные органы Российской Федерации в своей работе, при взаимодействии с компетентными органами иностранных государств, обязаны, в первую очередь, обеспечивать достижение национальных интересов, а также поддерживать все виды безопасности государства, хранить государственную тайну, обеспечивать поддержание территориальной целостности и суверенитет не только России, но и других стран, которым с нашей стороны оказывается правовая и иная помощь. На данных положениях строится принцип суверенного равенства каждого государства, признанного Организацией Объединенных Наций (далее — ООН), означающий не только право осуществлять в пределах своей территории всю полноту власти, но и обязанность сторон международного сотрудничества не свершать каких-либо действий, прямо или косвенно угрожающих территориальной целостности и политической независимости конкретной страны независимо от размера ее территории, формы государственного правления и административно-территориального устройства, наличия или отсутствия регулярной армии и численности населения. Поэтому, любая деятельность одного государства, в рамках международного сотрудничества по уголовному процессу или же в иной сфере, на территории другого государства возможна лишь при согласии и под контролем последнего, за исключением случаев, когда на подобное вмешательство есть согласительная санкция ООН. Важность соблюдения всех основных принципов при международном сотрудничестве, в том числе в рамках уголовного судопроизводства, подтверждена многочисленными спорами, возникающими при нарушениях, допускаемых сторонами подобного сотрудничества. Однако, подходы к пониманию и классификации существующих принципов существенно отличаются в трудах различных отечественных и зарубежных исследователей данной области знаний. Так, например, кроме общих выделяют ряд специальных принципов при взаимодействии государств и их судебно-следственных органов в борьбе с преступностью. Первым специальным принципом является ограничение межгосударственного сотрудничества, а именно: взаимодействие сторон осуществляется только по уголовным делам и преступлениям, которые имеют общеуголовный характер. Это значит, что к данной категории дел не относятся запросы о правовой помощи по преступлениям политического, идеологического, национального, религиозного и расового характера, а также воинские преступления. Вторым специальным принципом выступает неотвратимость наказания за совершенное правонарушение. Следует отметить, что лица, совершившие преступление, при наличии доказанности их вины, будут нести уголовную, административную и иную ответственность независимо от своего статуса, занимаемой должности, неприкосновенности, а также наличия или отсутствия гражданства. В случаях, когда такое лицо обладает определенным видом иммунитета на территории одного государства, то будет нести ответственность согласно нормам национального законодательства страны, гражданином которого оно является. Третьим специальным принципом является осуществление процессуальных и иных действий по оказанию международно-правовой помощи исключительно на основе внутреннего законодательства запрашиваемой страны. По мнению одного из ведущих специалистов в области международного публичного и международного частного права профессора Галенской Л. Н., специальные принципы не могут и не должны противоречить общим принципам международного права независимо от сферы международных отношений [3]. Между ними действуют отношения подчиненности, субординации. А это значит, что каждый специальный принцип действует во взаимосвязи с общими принципами международного права. Однако существуют и другие точки зрения, согласно которым именно специальные принципы проявляют себя при взаимодействии государств по вопросам уголовного процесса. Так, например, в Сирийской Арабской Республике происходит взаимодействие различных государств и международных организаций, причем большинство из них действуют против воли официальных властей Сирийской Арабской Республики, тем самым нарушая не только общие, но и специальные принципы и нормы международного права. В данном случае, прежде всего нарушается принцип суверенного равенства государств, поскольку нахождение представителей конкретных государств допускается лишь при согласии запрашиваемой стороны, то есть Сирии, что подрывает авторитет ООН и всего международного права.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" (в ред. от 5 марта 2013 г. N 4) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, декабрь 2003 г., N 12
  2. Волошина В. К. Понятие и значение принципов уголовного процесса // Актуальные проблемы России и стран СНГ – 2007: материалы IX Международной научно-практической конференции (29–30 марта 2007 г.). Челябинск, 2007. С. 147.
  3. Галенская Л.Н. Правовые проблемы сотрудничества в борьбе с преступностью. Л., 1978. С. 8.

Основные термины (генерируются автоматически): принцип, специальный принцип, уголовный процесс, государство, международное сотрудничество, взаимодействие государств, Сирийская Арабская Республика, территориальная целостность.

Похожие статьи

Понятие международных принципов в уголовном.

Под принципами уголовного судопроизводства (уголовного процесса) понимаются общие основные

Согласно ст. 1 УПК РФ в уголовном процессе действуют международные принципы, принципы, закрепленные в Конституции РФ и принципы, закрепленные в УПК РФ.

Косово: к вопросу о правовой легитимности обретённого.

Развитие принцип территориальной целостности получил в принятой в 1970 г. Декларации о принципах международного права: «Каждое государство должно воздерживаться от любых действий.

Соблюдение основ международного права в контексте.

Иными словами, она выражает принцип суверенитета государств и право наций на самоопределение. В статьях 2, 3, 5 нашли отражение такие основные принципы, как территориальная целостность и неприкосновенность каждого государства.

Признание государств в международном праве | Молодой ученый

государство, непризнанное государство, международное сообщество, образование, международная

Региональное сотрудничество стран Центральной Азии: взгляд из.

Государства, формировавшиеся ранее на территории региона, основывались на принципе.

О двойных стандартах в политике развитых стран.

Обострилось противоречие между принципами суверенитета и территориальной целостности государства, с одной стороны, и правом наций на самоопределение и правами человека – с другой.

Экстремизм как угроза государственной целостности Российской.

Сегодня, развитие мировой политики и международных отношений между государствами протекают в условиях противоречивых процессов, что в свою очередь делает

Как уже выше было отмечено, целостность государства обеспечивается самой Российской Федерацией.

Право народов на самоопределение | Статья в журнале.

самоопределение народов, принцип, территориальная целостность, нация, принцип самоопределения народов, территориальная целостность государств, собственное государство. Косово: к вопросу о правовой легитимности обретённого.

К вопросу о понимании принципа равноправия.

самоопределение народов, принцип, территориальная целостность, нация, принцип самоопределения народов, территориальная целостность государств, собственное государство.

Национальные интересы исламской республики Иран в контексте.

Взаимодействие и укрепление доверия со странами Совета сотрудничества Персидского залива

Основные термины (генерируются автоматически): Ближний Восток, млрд баррелей, Ирак, Иран, Сирийская Арабская Республика, Саудовская Аравия, политическое давление.


В Российской Федерации основополагающими ценностями являются права и свободы человека и гражданина. В уголовном процессе, как ни в одном другом виде государственной деятельности, права личности подвергаются ограничению. Это затрагивает не только вопросы применения строгих процессуальных решений о мерах пресечения или иных мерах принуждения, но и возможность принуждения граждан к участию, например, в освидетельствованиях, допросах и иных следственных действиях. В связи с этим права граждан подвергаются ограничению. Исходя из этого возникает вопрос о законности, обоснованности и возможности такого вида ограничения при производстве по уголовном делам.

На основании выше изложенного следует, что данный вопрос является безусловно актуальным, как для теории, так и для практики. Суду и органам предварительного следствия необходимо знать и верно применять меры процессуального ограничения прав граждан, а граждане в свою очередь должны быть осведомлены о том, какие права им принадлежат при участии в уголовном процессе, что именно предназначено для их охраны, какими способами защиты своих личных интересов они могут воспользоваться.

Особое внимание необходимо уделить обеспечению прав личности на стадии предварительного расследования, так как на данном этапе наиболее часто применяются меры процессуального принуждения. В большинстве случаев, именно на данном этапе начинается вовлечение граждан в уголовный процесс в качестве различных его участников и, следовательно, начинается как реализация их процессуальных прав, так и вторжение в их личную жизнь и сферу интересов.

Как правило, ограничение личных прав в уголовном процессе влечет за собой обязательное ущемление и других прав граждан. Так, например, задержание, заключение под стражу и помещение в медицинское учреждение с целью производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы — это в первую очередь ограничение неприкосновенности личности, однако помимо этого названные меры влекут ограничение ряда социально-экономических и политических прав.

Особую значимость при применении мер уголовно-процессуального принуждения приобретают в первую очередь законность и обоснованность. Данные категории являются основными требованиями при ограничении неприкосновенности личности. Необходимо определить понятие правовых гарантий законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе.

Под правовыми гарантиями законности и обоснованности ограничения неприкосновенности личности необходимо понимать совокупность условий, средств и способов, установленных нормами международного, конституционного, уголовно-процессуального, уголовно-правового и гражданско-правового законодательства и иными законами, а также осуществляемая на их основе процессуальная деятельность, обеспечивающая личности охрану и защиту её физической, нравственной и психической неприкосновенности, индивидуальной свободы, общей свободы действий и личной безопасности от произвольных посягательств в процессе возбуждения, расследования и рассмотрения уголовного дела посредством прокурорского надзора, ведомственного и судебного контроля [10].

Международно-правовые гарантии. На современном этапе развития Российской Федерации международное право оказывает достаточно большое влияние на развитие национального права. Из идеи главенства международного права следует, что странам, руководствующимся этой идеей следует придерживаться его демократических принципов. Конституция Российской Федерации впервые включила в правовую систему принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (ч. 4 ст. 15) [1]. Данное обстоятельство позволило лицам, которые участвуют в уголовном процессе, при защите своих прав и свобод ссылаться на нормы международного права.

Конституция РФ установила правило, в соответствии с которым, в случае если российские законы будут противоречить международным нормам, приоритет будут иметь правила международного права. Данное правило распространяется и на уголовное судопроизводство (ч. 3 ст. 1 УПК РФ) [11].

Международно-правовыми гарантиями являются различные нормативные акты, которые регламентируют вопросы неприкосновенности личности: Всеобщая декларация прав человека (ч. 2 ст. 29) [2], Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 18) [8], Международный пакт о гражданских и политических правах (ч.1 ст. 9) [4].

Отдельные положения, которые касаются регулирования ограничения неприкосновенности личности, содержатся и в иных международно-правовых актах: Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания [5]; Свод принципов защиты всех лиц, подвергшихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме [12]; Минимальные стандартные правила обращения с заключенными [13]; Основные положения о роли адвокатов [6]; Минимальные стандарты правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением («Токийские правила) [7]; Основные принципы обращения с заключенными [14]; Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы [15].

11 августа 1998 г. вступила в силу Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека [16], она стала новой ступенью развития в признании верховенства личности. Данная Конвенция, как и другие значимые международные нормативные акты, провозгласила право каждого человека на неприкосновенность личности. В Конвенции в ч. 1 ст. 5 предусмотрены случаи ограничения свободы личности при применении к нему уголовно-процессуального принуждения: а) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом б) законный арест или задержание лица; в) законное задержание несовершеннолетнего с целью передачи дела на расследование, вынесения наказания или в суд.

Ценность указанных международных нормативных актов состоит в том, что в Российской Федерации они служат, с одной стороны, источниками уголовно-процессуального права, а с другой — базой для его развития и совершенствования. Они являются движущей силой в преобразовании уголовной юстиции в целом и умножения гарантов неприкосновенности личности в частности.

Вместе с тем не всегда нормы уголовно-процессуального законодательства соответствуют соответствующим нормам международного права. Например, ч. 2 ст. 255 УПК РФ установила предельный срок содержания под стражей лица со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора — 6 месяцев. Однако часть третья той же статьи по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях дает право продлить этот срок на неопределенное время. Данная ситуация является нарушением ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, в которой закреплено право каждого на рассмотрение любого предъявленного ему обвинения без неоправданной задержки, а также положения ч. 2 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которым каждое арестованное или задержанное лицо имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

В соответствии с ч. 2 ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждому арестованному незамедлительно сообщаются причины его ареста [8]. Вместе с тем под причинами следует понимать те конкретные фактические данные — веские доводы, которые в силу их наличия и вызвали с необходимостью следствие, т. е. применение меры пресечения. В развитие указанной нормы Конвенции, ч. 2 ст. 101 УПК РФ содержит норму о вручении копии постановления или определения о применении меры пресечения лицу, в отношении которого оно вынесено, по его просьбе. Несоответствие данного положения норме международного документа можно проследить по двум пунктам. Во-первых, отсутствует императивность, присущая международной норме, о незамедлительности вручения копии постановления (определения). Во-вторых, само по себе ознакомление обвиняемого (подозреваемого) с постановлением, не содержащим непосредственно причины применения меры пресечения, является нарушением ч. 2 ст. 5 Конвенции. Данная ситуация при ограничении конституционных прав граждан является недопустимой. Следователь обязан разбираться в каждом уголовном деле настолько чтобы весьма ответственно и однозначно принимать решение о применении меры пресечения. Все факты, приведенные следователем в обоснование применения мер пресечения, должны быть отражены в соответствующем постановлении, а иначе данное постановление необходимо признавать незаконным, а, следовательно, не имеющим силы.

Поэтому ч. 1 ст. 101 УПК РФ, по моему мнению, необходимо дополнить следующим предложением: «Если в постановлении отсутствуют указания на фактические данные, которые свидетельствуют о необходимости данной меры пресечения, такое постановление признается не имеющим юридической силы и подлежит отмене». Закрепление данного положения позволит, во-первых, исключить случаи произвольного ограничения прав граждан, когда это не вызывается действительной необходимостью; во-вторых, повысить ответственность должностных лиц за принимаемые ими решения по применению той или иной меры пресечения, что приведет к более тщательному подходу в рассмотрении каждого уголовного дела.

Личная свобода — это одно из наивысших благ человечества. Данное обстоятельство, в первую очередь, служит причиной необходимости создания надежной системы охраны этого блага. Иное обстоятельство, обосновывающее такую необходимость — часто допускаемые в практике уголовного процесса случаи неправомерных задержаний, обысков и совершения иных действий, которые нарушают неприкосновенность личности.

В международном праве закреплено положение о том, что желание подследственного не информировать о своем заключении кого-либо, может быть ограничено лишь случаями крайней необходимости, как, например, связанных с преклонным возрастом, психическим состоянием или иной неспособностью данного лица (п. 92.3 Европейских пенитенциарных правил) [17].

Согласно ч. 3 ст. 161 УПК РФ от согласия участников уголовного судопроизводства зависит лишь возможность разглашения данных об их частной жизни, в которой тайна применения процессуального принуждения не входит. сведений. Публикация сведений о задержании по подозрению или обвинению в совершении преступления, о заключении под стражу, помещении в психиатрический стационар или применении других мер уголовно-процессуального принуждения также ведет к тому, что могут пострадать интересы лица, о котором распространяется такая информация. Общественное мнение часто глубоко затрагивает личность, ограничивает её нравственную неприкосновенность.

Для соответствия нормам международного права необходимо введение в российское законодательство ограничения на обсуждение применения мер уголовно-процессуального принуждения по телевидению, в иных средствах массовой информации. В этих целях в УПК РФ и в Закон «о СМИ» [9] необходимо внести норму, согласно которой факт применения к лицу мер уголовно-процессуального принуждения в ходе уголовного судопроизводства и данные об этом лице могут быть опубликованы в СМИ с разрешения лиц, осуществляющих производство по делу, и только при отсутствии возражений самого подозреваемого (обвиняемого).

  1. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // «Собрании законодательства РФ», 04.08.2014, № 31, ст. 4398.
  2. «Всеобщая декларация прав человека» (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // «Российская газета», № 67, 05.04.1995.
  3. «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) // «Собрание законодательства РФ», 08.01.2001, № 2, ст. 163.
  4. Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», № 12, 1994.
  5. Европейская Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания ETS № 126 (Страсбург, 26 ноября 1987 г.) (с изменениями и дополнениями) // «Собрании законодательства РФ», 7.09.1998, № 36, ст. 4465.
  6. Основные положения о роли адвокатов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке).
  7. «Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила)» (Приняты 14.12.1990 Резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи ООН).
  8. «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) // «Собрание законодательства РФ», 08.01.2001, № 2, ст. 163.
  9. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124–1 (ред. от 03.07.2016) «О средствах массовой информации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.07.2016) // «Российская газета», № 32, 08.02.1992.
  10. Васильева Е. Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе: дис. … канд. юрид. Наук. Башкирский государственный университет, Уфа, 2002.
  11. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016) // «Собрание законодательства РФ», 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.
  12. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г.)
  13. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.) // «Советская юстиция», 1992 г., № 2, стр. 19.
  14. «Основные принципы обращения с заключенными» (Приняты 14.12.1990 Резолюцией 45/111 Генеральной Ассамблеи ООН).
  15. «Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы» (Приняты 14.12.1990 Резолюцией 45/113 Генеральной Ассамблеи ООН).
  16. «Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека» (заключена в Минске 26.05.1995) (вместе с «Положением о Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств», утв. 24.09.1993) // «Собрание законодательства РФ», 29.03.1999, № 13, ст. 1489.
  17. Рекомендация № R (87)3 комитета министров государствам-членам относительно Европейских пенитенциарных правил (утверждена Комитетом министров государств-членов Совета Европы 12 февраля 1987 года на 404-м заседании представителей министров).

Основные термины (генерируются автоматически): мера пресечения, уголовный процесс, РФ, Российская Федерация, уголовно-процессуальное принуждение, Европейская Конвенция, неприкосновенность личности, норма, уголовное судопроизводство, Международный пакт.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: