Принципы электронного правосудия в цивилистическом процессе

Обновлено: 15.08.2022

На сегодняшний день информационные технологии так или иначе влияют практически на все сферы жизни.

Информационно-телекоммуникационная сеть «Интернет» уже сейчас превосходит все любые другие виды связи. Подтверждение этим словам можно усмотреть в событиях, происходящих в Российской Федерации в связи с пандемией COVID-19.

Например, в Постановлении ВС РФ от 18 марта 2020 г., которым был приостановлен личный прием граждан в судах, а также были рекомендации подавать документы только через электронные интернет-приемные судов или по почте России (Постановление ВС РФ, Президиума Совета судей РФ от 18.03.2020 N 808 «О приостановление личного приёма граждан в судах).

Согласно ч.3 того же Постановления всем судам при наличии технической возможности инициировать рассмотрение дел путем использования систем видеоконференцсвязи.

Таким образом, вся судебная система РФ перешла на электронный вариант правосудия.

В связи с этим, большинство судебных заседаний было приостановлено и перенесено на более поздние сроки, что создало шквал загруженности для судей после возобновления рассмотрения дел в залах судебных заседаний.

Судебные решения, исполнительные листы до сих пор с трудом выдаются во многих судах общей юрисдикции г. Санкт-Петербурга.

Однако большинство названных проблем в этот период возможно было бы и преодолеть, если бы Российский законодатель своевременно вносил поправки в соответствующие нормативные правовые акты. На сегодняшний день такой сервис как ГАС «Правосудие» серьезно устарел и требует серьезных доработок со стороны профессиональных IT- специалистов.

Кроме того, уже большое количество времени назревает вопрос легитимации электронных доказательств.

Надо сказать, что противников электронных доказательств не меньше, чем их доброжелателей. С каждым годом количество дел, где ключевыми доказательствами являются электронные, неумолимо растет. В то же время видов электронных в практике судов находится все большее количество, однако большинство судей не знает, как с ними работать и как их оценить.

Очевидно, что для процесса цифровизации правосудия потребуется денежный средства, время и кадры, но со временем все вложенные ресурсы будут оправданы.

На сегодняшний день система доказательств ГПК РФ состоит из таких видов, как объяснения сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. (абз. 2 ч.1 ст. 55 ГПК РФ). После заключений экспертов стоит точка и на этом все.

В частности, письменные доказательства являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", документы, подписанные электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, либо выполненные иным позволяющим установить достоверность документа способом (ч.1 ст. 71 ГПК РФ).

Можно сделать вывод, что законодатель относит электронные доказательства к письменным.

Однако, дорога по пути отрицания самостоятельности электронного доказательства и отделения его к письменным доказательствам, может дорого стоить российскому правосудию.

Во многих западных странах мира цифровизация правосудия вышла на довольно продвинутый уровень.

В качестве примера можно привести Италию и её систему электронного гражданского процесса «Processo Civile Telematico».

Судебные дела в «Processo Civile Telematico» ведутся в цифровой папке. Она содержит и направленные по почте электронные документы, и принятые судом акты. Доступ к «Processo Civile Telematico» пользователь получает через сертифицированный электронный адрес. Это дает возможность направлять электронные запросы и получать виртуальные консультации по исковым документам, судебным решениям.

Что же насчет нашего государства?

В Федеральном законе № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Федеральный закон №149-ФЗ) в п.11.1 ст.2 понятие электронного документа — документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах.

Документированная информация — это зафиксированная на материальном носителе путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее материальный носитель (п. 11 ст. 2 ФЗ № 149-ФЗ).

Исходя из смысла этих положений, электронный документ состоит из документированной информации, а она сама по себе может быть зафиксирована только на материальном носителе, по мнению законодателя. То есть электронный документ — это оцифрованный с помощью сканера обычный бумажный документ?

Однако уже давно известно, что электронный документ состоит из формы (электронной), содержания, реквизитов.

Сегодняшняя действительность такова, что электронный документ может создаваться, изменяться, передаваться посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», т.е. жить непосредственно в Интернете.

В настоящее время файлы могут хранится в облачных хранилищах данных.

Облачное хранилище данных — это онлайн хранилище данных, в котором информация пользователя хранится на удаленном сервере (обычно, на нескольких распределенных серверах). Например, Google Диск (Google Drive), Яндекс Диск.

Исходя из этого, возникает вполне очевидный вопрос. Зачем оцифровывать бумажные документы, если их можно хранить в электронном хранилище суда в форме подлинника (оригинала).

Впоследствии, судам совершенно не нужно будет распечатывать оцифрованные бумажные документы снова в бумажные, что само по себе экономит денежные средства, потраченные на бумагу.

В силу сказанного предлагаем, изложить п. 11 ст. 2 Федерального закона №149-ФЗ в следующей редакции:

«документированная информация — зафиксированная на материальном носителе либо в облачном хранилище данных и переданная посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» путем документирования информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством Российской Федерации случаях ее носитель».

Во-вторых, совершенно непонятно почему ГПК РФ не содержит открытого перечня идентичного АПК РФ.

Предлагаем внести поправку в виде отдельной статьи в ГПК РФ, по сути, во многом схожей со статьей 89 АПК РФ.

«Статья 88 ГПК РФ. Иные документы и материалы.

1.Иные документы и материалы, в том числе на электронном носителе допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела».

То есть то, что сейчас сосредоточено в письменных доказательствах совершенно справедливо должно на первом этапе цифровизации вырасти в отдельное средство доказывания.

В качестве иных документов и материалов способно представлять большинство видов электронных доказательств, например, лог-файлы, электронная переписка, отчеты поисковых систем и т.д.

В частности, хотелось бы отдельно рассмотреть электронное доказательство, которое по значимости уступает лишь электронному документу, это электронная переписка, которое по сути обслуживает электронный документ.

Электронный документооборот создаётся с помощью электронно-вычислительных машин и соответствующего программного обеспечения. Электронный документ состоит из формы, содержания и реквизитов. Отправляется такой документ посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» электронной почтой, мессенджерами и т.п.

В силу сказанного, понятийная база Федерального Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» нуждается в закреплении понятия электронная переписка, поскольку данная проблема требует законодательного закрепления.

Мы предлагаем новое положение п.10.1 ст. 2 указанного закона, в следующей редакции:

По нашему мнению, вопросы электронного правосудия и электронных доказательств решат ряд проблем и сделают для каждого гражданина право на судебную защиту более прозрачным, доступным и менее затратным в части времени.


Последние мировые события существенно отразились на системе правосудия. Сегодня государство вынуждено успевать развитием новых технологий и разрабатывать механизмы их постоянного внедрения.

Соглашусь с утверждением Ю.А. Кондюриной [6], что формирование электронного государства - это уникальная возможность технологической интеграции общества.

Новые технологии, проникая во все сферы жизни, появляются в цивилистическом судопроизводстве как одно из важнейших форм социального взаимодействия. Коммуникационные технологии позволяют сокращать время судебного разбирательства, устранять неудобства территориального фактора, свести к минимуму финансовые и трудовые затраты. Безусловно, это служит эффективному решению задач судопроизводства, обеспечивая высокую степень доступности правосудия.

Говоря о системе электронного правосудия, стоит отметить, что в неё входят такие элементы как электронная подача процессуальных документов, автоматизированное формирование состава суда, средства доказывания, основанные на применении информационных технологий, применение систем видеоконференц-связи.

Достаточно совершенным в настоящее время является начальный элемент судебного разбирательства, а именно автоматизированное формирование состава суда. Система самостоятельно определяет нагрузку и специализацию судей и способствует соблюдению принципа независимости судей, предусмотренного ст. 8 ГПК РФ [2], ст. 5 АПК РФ [1], исключая влияние как должностных лиц, так и лиц, заинтересованных в исходе дела [5].

На стадии подготовки дела к судебному разбирательству в рамках электронного правосудия законодательством необходимо регламентировать право участников процесса предусмотреть выбор формы процессуальной коммуникации, в частности право на электронный обмен доказательствами по делу, если такая возможность имеется. Выбор может фиксироваться либо в форме отдельного соглашения об обмене доказательствами, либо в пункте договора, либо посредством устного заявления, занесенного в протокол судебного заседания.

Не менее актуальным остается вопрос о средствах доказывания в электронном судопроизводстве. Наиболее удобно представлять письменные доказательства, аудио- и видеозаписи, приложенные к процессуальным документам, заключение эксперта, полученное сторонами самостоятельно до обращения в судебные органы.

Порядок представления письменных доказательств в цифровом формате и требования к ним регулируется Приказами Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27.12.2016 N 251 "Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа" [3] и от 28.12.2016 N 252 "Об утверждении Порядка подачи в арбитражные суды Российской Федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа" [4]. Указанные содержат чёткие требования к форме документов, подаваемых в цифровом виде. Файл должен быть в формате PDF с возможностью копирования текста. Его размер не должен превышать 30 Мб. Каждый документ должен быть представлен в виде отдельного файла, наименование которого позволит идентифицировать его и количество листов в нём. Документ или его сканированная копия должны быть подписаны электронной подписью лица, которое указано в тексте как лицо, его подписавшее.

Порядок представления аудио- и видеозаписи к исковому заявлению нормативно не регламентирован. Мониторинг судебной практики, а также юридических сайтов информационной сети Интернет позволил установить порядок представления указанных доказательств. Для приобщения аудиовизуальных данных к исковому заявлению необходимо приложить ходатайство о приобщении записи с текстовой расшифровкой, в котором следует указать обстоятельства её совершения, когда, кем и в каких условиях она осуществлялась, какие обстоятельства по спору может подтвердить. В ряде случаев имеет смысл ходатайствовать о назначении экспертизы записи на предмет отсутствия следов монтажа и для идентификации голосов. Запись будет считаться допустимым доказательством, если на ней слышен голос записывающего разговор. Она может быть представлена на цифровом носителе (диске, флешке, на самом диктофоне), который будет приобщен к материалам дела. Так как прямого указания на носитель закон не содержит, нельзя исключать электронного представления записи, содержание которой судья вправе установить путём привлечения специалиста.

Вещественные доказательства могут быть получены судом через почтовое отправление. Вместе с тем это не способствует сокращению временных затрат на судебное разбирательство, так как отрывает обоснование в виде электронных документов и образов и их подтверждение предметами, которые могут служить средством установления истины по делу.

В силу ст. ст. 155.1, 177, 187, 188 ГПК РФ, ч. 2 ст. 64 АПК РФ, используя систему видеоконференц-связи, в судебном заседании могут участвовать: стороны, заинтересованные лица, третьи лица, их представители, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики. При этом видеоконференц-связь может быть использована при проведении судебных заседаний на любой стадии разбирательства, например, в предварительном судебном заседании; при разрешении спора по существу судом первой инстанции; при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной или надзорной инстанции. Процессуальное законодательство на основании ч. 6 ст. 10 ГПК РФ, ч. 6 ст. 11 АПК РФ не допускает применение систем видеоконференц-связи в закрытом судебном заседании в связи с необходимостью обеспечения сохранности сведений, составляющих охраняемую законом тайну. При использовании дистанционных средств ведения судебного заседания ведется протокол и вместо аудиофиксации осуществляется видеозапись. Возникновения технических неполадок согласно ч. 1 ст. 169 ГПК РФ, ч. 5 ст. 158 АПК РФ служит основанием для отложения судебного заседания.

Исходя из вышесказанного, можно отметить, что Россия двигается в сторону технологически оснащенной и эффективной электронной судебной системы.

Принятые весной этого года в связи с распространением COVID-19 ограничительные меры показали необходимость совершенствования существующих и используемых в настоящее время элементов так называемого электронного правосудия: возможности направления в суд документов в электронном виде и особенно дистанционного участия в судебных заседаниях. Так, в принятом для разъяснения порядка работы судов в период действия таких мер Постановлении Президиума Верховного Суда РФ и Президиума Совета судей РФ от 8 апреля 2020 г. № 821 (далее – Постановление № 821) изначально содержалось положение об инициировании судами рассмотрения дел с применением систем видео-конференц-связи (ВКС), но впоследствии эта рекомендация была расширена, и в качестве возможного формата проведения судебных заседаний в ней также было обозначено использование систем веб-конференций (соответствующие изменения внесены Постановлением Президиума Верховного Суда РФ и Президиума Совета судей РФ от 29 апреля 2020 г. № 822).

Практика организации веб-конференций или онлайн-заседаний как более удобного по сравнению с ВКС формата дистанционного участия в судебном заседании: система ВКС, напомним, является закрытой системой судов и предполагает обязательность нахождения участника процесса в здании суда, пусть и не того, который рассматривает дело, а по месту жительства или нахождения данного лица (ст. 155.1 Гражданского процессуального кодекса, ст. 153.1 Арбитражного процессуального кодекса, ст. 142 Кодекса административного судопроизводства), тогда как к заседанию в режиме веб-конференции могут подключаться лица, находящиеся дома или в офисе, со своих компьютеров, планшетов или смартфонов, имеющих доступ к Интернету, – в целом позитивно оценивается юридическим сообществом. Тем не менее для того, чтобы эта практика стала обширной, необходимо решить целый ряд вопросов, в частности о закреплении данного формата участия в судебных заседаниях в процессуальных кодексах, установлении требований к используемым для организации онлайн-заседаний системам и обеспечении защиты передаваемой через такие системы информации.

Перспективы нормативного регулирования

Среди федеральных законов, необходимость принятия которых обозначена в федеральном проекте "Нормативное регулирование цифровой среды" национальной программы "Цифровая экономика Российской Федерации", указаны закон об унификации правил подачи исковых заявлений, жалоб, ходатайств в электронной форме, а также о допустимости электронных доказательств и закон, закрепляющий гарантии участников процесса на дистанционное участие в судебных заседаниях. Как сообщил в ходе состоявшегося 8 октября в Совете Федерации круглого стола, посвященного обсуждению перспектив использования технологий удаленного доступа при отправлении правосудия, директор Департамента уголовного, административного и процессуального законодательства Минюста России Владимир Шведов, министерство подготовило законопроект, направленный на урегулирование вопросов и дистанционного участия в судебных заседаниях, и подачи документов в суд в электронном виде. И хотя документ может быть доработан с учетом позиций соисполнителей (среди которых согласно первоначальной версии обозначенного федерального проекта – Минцифры России, АНО "Цифровая экономика", Фонд "Сколково"), на согласовании с которыми он находится в настоящее время, обозначенные представителем Минюста России основные его положения в любом случае представляют интерес, поскольку ни одна версия проекта пока не была обнародована.

В части, касающейся подачи документов в суд в электронном виде, можно выделить несколько наиболее важных положений. Возможность представления документов через используемые в настоящее время информационные системы: ГАС "Правосудие" судов общей юрисдикции и "Мой Арбитр" арбитражных судов – будет сохранена, а доступ к ним предполагается обеспечить через портал госуслуг, причем речь идет не о возможности авторизации с использованием учетной записи в ЕСИА (что уже реализовано), а о создании на портале госуслуг личного кабинета участника судопроизводства, с помощью которого можно будет подавать документы, знакомиться с материалами дела и проходить авторизацию для участия в онлайн-заседаниях. Кроме того, по словам Владимира Шведова, предполагается, что для подачи документов в суд могут быть использованы также система межведомственного электронного взаимодействия и информационная система организации федеральной почтовой связи. Через портал госуслуг и указанные системы смогут направляться и судебные извещения – при отсутствии возражений участников процесса. Направляемые в суд документы должны будут подписываться электронной подписью: простой или усиленной – в зависимости от вида документа и системы, через которую он подается.

Использование веб-конференций согласно законопроекту станет равнозначным применению ВКС способом участия в судебных заседаниях – АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ планируется дополнить соответствующими статьями. Оснований для отказа в удовлетворении ходатайства об участии в заседании таким способом предполагается установить всего два: первое – отсутствие у суда технической возможности для проведения заседания в таком формате, второе – рассмотрение дела в закрытом судебном заседании (напомним, что по таким же основаниям суды в настоящее время отклоняют ходатайства об участии в заседаниях посредством ВКС). Дискуссионным пока остается вопрос об идентификации личности – предполагается, что при наличии у суда сомнений в ее достоверности заседание будет отложено, – в том числе о том, какая система будет использоваться при авторизации участников процесса, необходимой для подключения к веб-конференции: ЕСИА или Единая биометрическая система. Второй вариант, как полагает представитель ВС РФ Алексей Солохин, более предпочтителен с точки зрения обеспечения достоверности идентификации – использование биометрических данных поможет предотвратить злоупотребления в виде подмены личности, но более сложен, так как предполагает, во-первых, сбор таких данных, а во-вторых, необходимость использования устройств, позволяющих осуществлять биометрическую идентификацию.

Надо полагать, что после обнародования итогового варианта законопроекта (который, по словам Владимира Шведова, планируется внести в Правительство РФ до конца года) можно будет получить ответы на многие вопросы, в том числе о том, как будет обеспечиваться участие в онлайн-заседаниях свидетелей и переводчиков, можно ли будет представлять какие-либо документы непосредственно в ходе таких заседаний, как будет обеспечиваться порядок в судебном заседании, каким образом будет решаться вопрос о формате заседания, если не все участники согласны на его проведение в режиме веб-конференции или не все из них имеют техническую возможность для подключения к нему и т. д. Тем не менее уже сейчас эксперты обозначают ряд крайне важных моментов, которые обязательно нужно продумать и учесть при осуществлении планируемой корректировки процессуального законодательства и принятии соответствующих подзаконных актов. Один из них – обеспечение качества связи. Опыт использования системы ВКС показывает, что технические неполадки, такие как прерывание звука или видеоизображения, случаются довольно часто, и это, разумеется, отражается на эффективности разбирательства. Следующий момент – защищенность передаваемой в процессе онлайн-заседания информации, в том числе персональных данных (Ф. И. О. участников, их паспортных данных – сейчас, например, в начале заседаний, которые проводятся в режиме веб-конференций, участники дела показывают суду (поднося к камере) документы, удостоверяющие их личность) и сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Технические требования к системам, которые судам можно будет использовать для проведения заседаний в режиме веб-конференций, надо полагать, обязательно будут установлены, но, поскольку данный формат предполагает подключение участников со своих устройств, стоит, вероятно, подумать и о формировании рекомендаций по использованию ими оборудования и интернет-соединения с определенными характеристиками, позволяющими обеспечить приемлемое качество связи.

Новые сервисы

  • автоматического определения подсудности дела;
  • получения всех уведомлений и документов в электронном виде;
  • ознакомления с материалами дела в личном кабинете;
  • получения консультаций от "интерактивного помощника";
  • оплаты госпошлины, размер которой будет автоматически рассчитываться на основании заявленных в иске требований;
  • удаленного участия в процессе (с идентификацией по биометрическим данным).

Предполагается, что в полном объеме все перечисленные функции суперсервиса станут доступны в 2024 году, но отдельные его составляющие будут тестироваться и вводиться в эксплуатацию поэтапно: в этом году планируется запустить сервис, определяющий территориальную подсудность, в следующем – классификатор исковых требований и сервис расчета госпошлины, а в 2022 году предполагается обеспечить возможность удаленного участия в судебных процессах.

Запуск данного суперсервиса и планируемую корректировку процессуального законодательства стоит рассматривать, судя по всему, как взаимосвязанные меры по расширению возможностей электронного правосудия – по словам представителя ВС РФ Александра Долженко, разработанный Минюстом России законопроект соответствует утвержденной концепции развития суперсервиса "Правосудие онлайн" и довольно гибко решает основные вопросы, связанные с организацией дистанционного участия лиц в судебных заседаниях и обменом документами в электронном виде в рамках судебного разбирательства.

Несмотря на некоторые очевидные преимущества онлайн-заседаний: сокращение временных и материальных затрат участников процесса, возможность проведения во время действия ограничивающих деятельность госорганов и организаций мер, – этот формат вряд ли сможет заменить "стандартные" судебные заседания. Во-первых, как подчеркивает президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, убедительность личного присутствия никто не отменял. Во-вторых, нахождение участников непосредственно в зале суда и соблюдение установленных процедур (выступления стоя и т. д.) оказывает на них определенное дисциплинирующее воздействие, что способствует их добросовестности, чего нельзя гарантировать при подключении данных лиц к веб-конференции из комфортных условий дома или офиса, отмечают эксперты. Кроме того, видеосвязь не всегда позволяет суду оценить психоэмоциональное состояние лица и убедиться в отсутствии давления на него со стороны третьих лиц (что особенно актуально для свидетелей).

Тем не менее появление новых форматов участия в судебных заседаниях, безусловно, повышает уровень доступности правосудия, поэтому в перспективе необходимо обеспечить возможность их использования при рассмотрении любых дел – пока же уголовное судопроизводство осталось за рамками ведущейся работы по внедрению в деятельность судов систем веб-конференций.

Увеличение электронной доли гражданского оборота, проблемы доступности для граждан cудебного рассмотрения и квалифицированной юридической помощи, инстанционность судебной деятельности заставляют все чаще говорить о необходимости применения электронных технологий в России. Для полного перехода на электронную систему разрешения споров потребуется существенное и одновременное с техническими совершенствованиями изменение процессуального законодательства.

Отечественный судебный процесс нуждается в технологической модернизации, которая позволит осуществлять его более эффективно с точки зрения достижения целей правосудия, что подтверждается и практикой использования электронных технологий в других государствах. Электронная система разрешения споров может включать в себя такие элементы, как:

- руководство процессом и судебным разбирательством;

- оборот судебных документов;

- доступ к судебной информации;

- внутренние судебные процедуры.

Ее применение позволит выстроить более рационально и эффективно внутренние организационно-процессуальные отношения между судами и внутри судов, а также между судами и гражданами и организациями.

Среди возможных рисков, которые необходимо снять либо минимизировать, - вторжение в Сеть посторонних лиц, искажение информации, получение ее в подложном виде.

Служат ли эти технические нововведения развитию правосудия? В целом последствия их применения позитивны, но необходимо заранее оценить возможные риски их использования. Ведь для судьи технологии - средство решения задач правосудия, а не самоцель.

Позитивное влияние может выразиться в повышении управляемости и в лучшей организации работы судебной системы; в информационной открытости и гласности; в ускорении документооборота и облегчении доступа к суду в условиях больших пространств России.

Среди возможных рисков, которые необходимо снять либо минимизировать, - вторжение в Сеть посторонних лиц, искажение информации, получение ее в подложном виде.

Кроме того, необходимо оценить возможное влияние использования информационных технологий на традиционные принципы судебного процесса - состязательность и процессуальное равноправие сторон, диспозитивность, гласность и закрытое судебное заседание, непосредственность.

Функции сертификации электронно-цифровой подписи мог бы взять на себя нотариус.

Принцип равенства подразумевает обеспечение равного доступа к системе электронного правосудия для богатых и бедных сторон, находящихся в крупных центрах и сельской местности, иначе неравенство, теперь уже на технологической основе, будет усугубляться. Ведь в арбитражном процессе участвуют не только крупные компании, к компетенции арбитражных судов отнесены споры с участием акционеров, участников обществ с ограниченной ответственностью, в качестве которых могут выступать граждане. Данный принцип определяет также необходимость равного доступа всех лиц к базам судебной практики, который большей частью является платным.

Использование видеоконференции потребует коррекции законодательства в части принципа непосредственности. Например, присяга свидетеля с подписью в протоколе (ч. 4 ст. 56 АПК РФ) потребует изменения формы подписи. Иначе необходимо будет фиксировать в протоколе отказ от иска или признание иска в судебном заседании, в котором одна из сторон или обе участвуют в режиме видеоконференции. В таком случае фиксация будет производиться с использованием видео- и аудиозаписи.

При допросе свидетеля, находящегося за рубежом, в режиме видеоконференции потребуется пересмотр всей системы судебных поручений, в настоящее время основанной на письменной их форме согласно Гаагским конвенциям, многосторонним и двусторонним договорам о правовой помощи.

Для обеспечения действия принципа диспозитивности станет необходимой иная проверка подлинности волеизъявления стороны. В частности, подача исков и совершение процессуальных действий через Интернет, извещение сторон, другие отношения суда и участников процесса, если они будут проводиться с использованием информационных технологий, вызывают вопросы о сертификации электронно-цифровой подписи (ЭЦП) и проверке подлинности волеизъявления стороны, полученного через Сеть.

Нотариат в судопроизводстве

На наш взгляд, функции сертификации ЭЦП мог бы взять на себя нотариус ввиду целого ряда причин:

- нотариат - более организованная, компактная и прозрачная и малочисленная (всего около 7000 нотариусов в стране) система, чем институт адвокатуры;

- привязанность нотариата к административно-территориальному делению страны - нотариусы есть практически в любом районном центре и городе без районного деления;

- выполнение нотариусом публично-правовых функций, членство на обязательной основе в региональной Нотариальной палате, а все палаты образуют в совокупности ФНП;

- юридическая незаинтересованность нотариуса в отличие от адвоката - представителя стороны спора;

- публичный статус архива нотариуса, который может вестись и в электронной форме. Нотариальный архив носит публичный характер, после смерти или оставления должности он передается другому нотариусу либо в государственный архив.

И главное, цель нотариата - обеспечение юридической безопасности гражданского оборота с применением самых разных правовых и технических средств, включая использование современных технологий.

В судопроизводстве нотариат может быть полезен главным образом в доказательственной деятельности, поскольку исторически возник и существует как институт, обеспечивающий создание квалифицированных доказательств. Создание и существование доказательств в электронной форме будут изменять отдельные элементы процесса доказывания в арбитражном процессе. Поэтому при внедрении информационных технологий нотариат может быть использован в следующих сферах:

- досудебное обеспечение доказательств; видеозапись показаний свидетеля с одновременным удостоверением ее подлинности нотариусом;

- допрос свидетеля, находящегося за рубежом;

- проверка подлинности нотариальных доверенностей и документов, исходящих от нотариуса, - через создаваемую систему ЕНОТ (единый нотариат);

- электронное удостоверение копий документов, необходимых для судопроизводства;

- передача документов в электронной форме через нотариуса;

- ведение протоколов заседаний акционерных обществ, в том числе с помощью видеозаписи, удостоверенной нотариусом;

- создание электронных досье с документами.

Рассмотрение споров в судах будет происходить существенно легче и быстрее, поскольку доказательства смогут представляться в суд в электронном виде.

В будущем при изменении законодательства нотариус мог бы совершать любое нотариальное действие в бумажной и электронной форме, перейдя на ведение архива в двух формах и представляя документы по запросам судов в электронном виде через создание электронного нотариального акта.

Архив нотариуса как публичная собственность хранится от 3 до 75 лет в зависимости от вида документа. Также в электронной форме может вестись реестр нотариальных действий с дублированием результатов хранения в Нотариальных палатах. В этом случае рассмотрение споров в судах будет происходить существенно легче и быстрее, поскольку доказательства смогут представляться в суд в электронном виде.

Однако, при таком развитии ситуации необходимо обсудить и возможности изменения законодательства для гарантий нотариальной тайны, поскольку будет расширен круг лиц, причастных к ней.

Целесообразным будет и комплексное решение проблемы получения информации для судов и нотариата путем доступа к различным публичным электронным архивам, например органов Росрегистрации, земельных органов, органов, регистрирующих акты гражданского состояния, и т.д.

Стремление использовать технологические изменения определяет необходимость для судебной и нотариальной систем идти в ногу с быстро меняющимся миром, который все больше и больше зависит от технологий.

Стремление использовать технологические изменения определяет необходимость для судебной и нотариальной систем идти в ногу с быстро меняющимся миром, который все больше и больше зависит от технологий. Тем самым будет изменен юридический ландшафт, который ранее ассоциировался с бумажной горой, а в будущем будет ассоциироваться с электронными системами.

"эж-ЮРИСТ", N 41, октябрь 2006 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете подать заявку на получение полного доступа к системе бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


В данной статье рассматривается, как цифровизация повлияла на реализацию принципов гражданского судопроизводства, какие изменения происходят в сфере правосудия от внедрения информационных технологий для судебной деятельности, а также исследуются некоторые положения гражданского процессуального законодательства.

Ключевые слова: принципы судопроизводства, цифровизация, гласность, электронное судопроизводство, законопроект, судебная система, правосудие.

Цифровизация представляет собой внедрение цифровых технологий в различные сферы жизни, данная отрасль затронула и изменила подход ко многим институтам и ценностям. Не обошло это и правовую сферу, особенно это касается деятельности судебной системы, которая претерпела ряд изменений. Так появилось электронное судопроизводство, которое представляет собой способ осуществления правосудия, основанный на использовании информационных технологий, позволяющих применять в судопроизводстве обмен информацией в цифровом виде между всеми участниками судебного процесса. В связи с этим возникает ряд вопросов: сохранится ли качество судопроизводства? Как внедрение элементов электронного правосудия повлияет на процесс? Какие возможности откроются для достижения цели правосудия?

Как правило у гражданского судопроизводства есть ряд принципов, на которые следует опираться во время судебного процесса. Данные принципы отображаются в главе 1 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) и направлены на регулирование деятельности судов и участников гражданского процесса, именно эти принципы помогают выносить правильное и обоснованное решение. Но как цифровизация повлияла на принципы гражданского судопроизводства? Если обращаться к принципу гласности, который предполагает, что разбирательство дел во всех судах открытое, об этом гласит статья 10 ГПК РФ то в условиях цифровизации это стало наиболее доступно [1] Теперь доступ к информации о деятельности судов обеспечивается посредством ее размещения в сети Интернет, осуществляемого в соответствии с Положением по созданию и сопровождению официальных интернет-сайтов судов, данное положение закреплено в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 г. N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» [2]. Это показывает, что в данном случае цифровизация усовершенствует принцип гласности, а значит имеет положительное значение для судебной системы. Также стоит отметить, что согласно статье 35 ГПК РФ стало возможным представлять в суд документы, как на бумажном носителе, так и в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, что во многом упрощает порядок подачи документов. Ещё стоит отметить, что стало возможным проводить судебные заседания онлайн, посредством использования видеоконференции.

Так, Госдума на заседании приняла во втором, основном чтении законопроект, закрепляющий возможности удаленного участия в судебных заседаниях. Изменения вносятся в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Кодекс административного судопроизводства РФ. Истцы, ответчики и все, кто причастен к процессу, смогут участвовать в судебном заседании через системы веб-конференции при условии заявления ими ходатайства об этом и при наличии в судах технической возможности. Отсюда вытекает следующее, что под электронным правосудием подразумевается фактическое отсутствие личных взаимоотношений участников с судом. В этой связи нарушаются принципы устности и письменности, непосредственности, гласности судебного разбирательства и др [3]. Из-за этого нарушения могут последовать массовые недовольства судебной системой, поэтому логичнее бы было проводить подобное судебное заседания в определённых случаях, например, в связи с инвалидностью участников судебного процесса или нахождение участников в другом городе [4]. Поскольку нарушается целостность судебного процесса, то есть происходит упрощение процессуальной формы, невозможно будет в полной мере прийти к наиболее справедливому и законному решению, поэтому сфера цифровых технологий не всегда имеет и положительную сторону. В первую очередь электронная юстиция должна рассматриваться как дополнительная гарантия для соблюдения прав человека в процессе судебного производства [5].

Таким образом, в связи с цифровизацией принципам гражданского судопроизводства не придают должного значения, а также у большинства работников судебной сферы отсутствует необходимая подготовка, например, некоторые судьи не учитывают предоставленные документы в электронном виде, потому что не в силах определить их подлинность. Поэтому необходимо повышать квалификацию судей в сфере технологий. Но нельзя и не отметить, что при правильном подходе использование электронного сопровождения влечет за собой множество возможностей, которые способны упростить процесс, сделать его удобным для всех участников и сохранить деньги и время.

Подводя итоги, можно сказать, что в основном развитие электронных технологий и внедрение их в судебную систему имеет положительное значение, многие принципы судопроизводства не потеряли своей значимости, а лишь претерпели трансформацию в векторе эффективности.

Основные термины (генерируются автоматически): РФ, судебная система, гражданское судопроизводство, судебный процесс, Гражданский процессуальный кодекс, положительное значение, принцип гласности, электронное правосудие, электронное судопроизводство, электронный вид.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: