Принцип транспарентности судебной системы

Обновлено: 26.11.2022

Доверие общества к судебной власти – важнейший индикатор независимого и справедливого правосудия. В формировании доверия к суду важная роль принадлежит открытости и гласности судопроизводства. Такой подход согласуется с международными рекомендациями в сфере правосудия. В частности, Бангалорские принципы поведения судей, одобренные Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН от 27 июля 2006 г. № 2006/23 «Укрепление основных принципов поведения судей», определяя роль суда, подчеркивают, что «доверие общества к судебной власти, а также к авторитету судебной системы в вопросах морали, честности и неподкупности судебных органов играет первостепенную роль в современном демократическом обществе”.[1]

По сути, разделяя такой подход, председатель Конституционного суда РФ В.Д. Зорькин в своем известном Письме Совету судей РФ от 14 февраля 2011 г. однозначно заявил о том, что повышение доверия к судебной власти является одним из главных условий эффективности ее деятельности. При этом особое внимание он обратил на то, что «для судебной системы оценка ее деятельности в общественном мнении, выраженная в формах дискуссий, публикаций, экспертных оценок и т.п., должна являться важным показателем уровня доверия и авторитета судебной власти в обществе».[2]

Доля граждан, доверяющих судам, являлась одним из целевых индикаторов, позволяющих оценить отношение общества к судебной системе в Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2007 – 2012 гг.». Ожидалось, что по завершении названной программы доверять судам будут 50 % российских граждан. Однако, к сожалению, по данным Счетной палаты РФ, этот показатель остановился на уровне 31 %.[7]Правда, нельзя не отметить, что в ряде случаев такой показатель уровня доверия к судам обусловлен наличием у россиян стереотипов о суде и судьях, вызванных отсутствием достоверной информации, а в ряде случаев и фактической дезинформацией о положении дел в судах со стороны отдельных недобросовестных представителей СМИ. Очевидны и определенные недоработки со стороны самих работников судебной системы, порой недооценивающих значение открытости и гласности судопроизводства для повышения уровня доверия общества к судебной власти.

Решение вопроса взаимодействия судебной власти со средствами массовой информации неразрывно связано с реализацией принципов открытости и гласности правосудия, своевременностью информирования общественности о деятельности судов и органов судейского сообщества, формированием позитивного общественного мнения о судебной системе, повышением уровня доверия населения к судебной власти.[8] Не случайно, поэтому в Концепции федеральной целевой программы “Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы” обращается внимание на то, что от освещения деятельности судов зависят предупреждение коррупционных проявлений, формирование доверия к российской судебной системе, прозрачность, публичность и гласность правосудия. [9]

В современной юридической литературе имеется существенный разброс мнений, касающихся понятий открытости, гласности, прозрачности, транспарентности, публичности судопроизводства. Так, например, термин “открытость”, по мнению А.К. Горбуза, в большей степени применим к судебному решению, с одной стороны, и деятельности суда в качестве государственного органа – с другой, а понятие “гласность” относится к судебному процессу.[10] В.И. Анишина отмечает, что в современном понимании содержание принципа транспарентности многогранно и все термины, используемые в названии данного принципа (“гласность”, “открытость”, “транспарентность”), весьма близки по значению, но не идентичны, и каждый из них связан с определенной стороной в организации или деятельности судебной власти.[11] Е.Г. Фоменко гласность рассматривается как составляющая публичности, транспарентность — как наиболее широкое понятие, включающее в себя и публичность, и гласность.[12]

В нашем понимании, гласность судопроизводства – это конституционный принцип судопроизводства. «Разбирательство дел во всех судах, – говорится в ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, – открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом». На основе этого принципа в процессуальных кодексах регламентируются основания и порядок принятия решения о проведении закрытого судебного слушания. Исходя из этого, принцип гласности характеризует само судопроизводство, способ рассмотрения, слушания дела. Хотя с учетом того, что в теории гражданского процессуального права принцип гласности традиционно принято относить к организационно-функциональным принципам, т.е. определяющих устройство судов и процесс одновременно, принцип гласности можно назвать процессуально-судоустройственным.

Как справедливо отмечал К.Ф. Гуценко, «суть данного принципа состоит в стремлении дать возможность всем гражданам, не являющимся участниками процесса по тому или иному судебному делу, присутствовать при его разбирательстве. Это, по идее, должно способствовать демократизму правосудия; предоставляемая гражданам возможность находиться в помещении, где происходит разбирательство судебного дела, является своеобразной формой народного контроля за правосудием, дисциплинирует суд, вынуждает его более ответственно относиться к решению возникающих вопросов как по существу, так и по форме, проявлять заботу о том, чтобы все происходящее в суде было максимально убедительным, обоснованным».[13]

Еще в 1876 г. известный российский цивилист Кронид Иванович Малышев писал, что в зависимости от лиц, которые могут быть ознакомлены с деятельностью суда, различают гласность для сторон и других лиц, участвующих деле, – гласность в узком смысле слова и гласность для народа или публичность.[14]

Как нам представляется, в отличие от гласности в ее процессуальном понимании («гласность в узком смысле слова»), открытость судопроизводства – это и есть «гласность для народа», прежде всего обеспечение доступа к информации о деятельности судов, что вполне закономерно «рассматривается в контексте становления информационного общества и открытости органов государственной власти»,[15] проявляется в глобальной информационной открытости, создании и функционировании информационного пространства судебной системы в виде сети Интернет-сайтов судов.

С учетом определенной синомичности вышеприведенных понятий открытости, гласности, прозрачности, транспарентности, публичности судопроизводства, на наш взгляд, заслуживает внимания мнение о том, чтобы для простоты и удобства отказаться от некоторых из них и свести к минимуму. Л.С. Аносова предложила использовать два термина: гласность – применительно к судебному разбирательству и открытость – в отношении деятельности суда как государственного органа. [16]

Именно такая итоговая формула «открытость и гласность судопроизводства» воспринята Верховным Судом РФ. Гласность рассматривается как конституционный принцип судопроизводства, закрепленный во всех процессуальных кодексах, т.е. в процессуальном аспекте. А открытость – с позиции обеспечения доступа к информации о деятельности судов, что, в конечном счете, обеспечивает конституционное право каждого на доступ к информации (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ), приобретает особую актуальность в современных условиях становления информационного общества и открытости органов государственной власти.

Вопросам реализации судами принципа открытости и гласности судопроизводства посвящено постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”» (в ред. от 16 сентября 2010 г.) [17] (далее – постановление Пленума ВС № 16). В его преамбуле отмечается, что открытость и гласность судопроизводства, своевременное, квалифицированное, объективное информирование общества о деятельности судов общей юрисдикции способствуют повышению уровня правовой осведомленности о судоустройстве и судопроизводстве, являются гарантией справедливого судебного разбирательства, а также обеспечивают общественный контроль за функционированием судебной власти. Открытое судебное разбирательство является одним из средств поддержания доверия общества к суду.

Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ рассматривает открытость и гласность судопроизводства в качестве одноуровневых понятий, обеспечивающих конституционное право каждого на доступ к информации. Социальное значение открытости и гласности в том, что они ставят работу суда под контроль общества, обеспечивают связь между судом и обществом.

Гарантией открытости и гласности судопроизводства является такая организация судебной власти, которая делает реальным доступ граждан и представителей СМИ во все суды. Как пишет Председатель Верховного Суда РФ В. М. Лебедев: «Двери судебных заседаний открыты для каждого, и тот, кто желает увидеть, как вершится правосудие, имеет на это полное право» [18] .

Регламентирует порядок доступа граждан, организаций, общественных объединений, органов государственной власти и местного самоуправления к информации о деятельности судов Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262‑ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (в ред. от 28 июня 2010 г.) [19] (далее – Закон № 262 – ФЗ), вступивший в силу с 1 июля 2010 г. Этим Законом, в частности, установлены основные принципы и способы обеспечения доступа к информации о деятельности судов, а также определены формы предоставления такой информации.

Доступ к информации о деятельности судов может обеспечиваться следующими способами: присутствие в открытом судебном заседании; обнародование (опубликование) информации о деятельности судов в СМИ; размещение информации в сети Интернет; размещение информации в помещениях судов; ознакомление с информацией из архивных фондов; предоставление информации по запросу. При этом доступ к информации о деятельности судов ограничивается, если она отнесена к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну. Доступ к информации обеспечивается судами, Судебным департаментом, органами Судебного департамента, органами судейского сообщества.

Кодекс судейской этики, утвержденный на очередном VIII Всероссийском съезде судей в декабре 2012 г., в главе «Принципы и правила профессионального поведения судьи» содержит ст. 13 «Взаимодействие со средствами массовой информации», где, в частности, отмечается, что судья должен способствовать профессионально грамотному освещению в средствах массовой информации работы суда и судей, так как это не только помогает формированию правосознания граждан и укреплению доверия к суду, повышению авторитета правосудия, но и содействует выполнению средствами массовой информации их важной общественной функции по информированию граждан обо всех социально значимых событиях.

Тем самым с помощью корпоративных этических норм судьи настраиваются на конструктивное взаимодействие со СМИ. Однако имеются также иные способы воздействия на судей, не считающихся с требованиями закона о гласности и открытости судопроизводства.

Так, согласно п. 23 постановления Пленума ВС № 16 несоблюдение требований о гласности судопроизводства (статья 10 ГПК РФ, статья 24.3 КоАП РФ, статья 241 УПК РФ) в ходе судебного разбирательства свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права и является основанием для отмены судебных постановлений, если такое нарушение соответственно привело или могло привести к принятию незаконного и (или) необоснованного решения, не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело об административном правонарушении либо привело или могло привести к постановлению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора (пункт 4 части 1 и часть 3 статьи 330, статья 387 ГПК РФ, пункты 3, 4 части 1 статьи 30.7, пункты 3, 4 части 2 статьи 30.17 КоАП РФ, пункт 2 части 1 статьи 369, часть 1 статьи 381 УПК РФ). Так, проведение всего разбирательства дела в закрытом судебном заседании при отсутствии к тому оснований, предусмотренных частью 2 статьи 10 ГПК РФ, частью 1 статьи 24.3 КоАП РФ и частью 2 статьи 241 УПК РФ, является нарушением принципа гласности судопроизводства и влечет за собой отмену судебных постановлений в установленном законом порядке.

Таким образом, открытость и гласность судопроизводства – это не частное дело судей, а установленное законом направление государственной политики, которого судьи должны неукоснительно придерживаться.

Важное значение имеет п. 13 постановления Пленума ВС № 16, которым обращено внимание судов на то, что положения части 7 статьи 10 ГПК РФ, части 3 статьи 24.3 КоАП РФ, части 5 статьи 241 УПК РФ не предусматривают обязанность лиц, присутствующих в открытом судебном заседании и фиксирующих его ход в письменной форме и (или) с помощью средств аудиозаписи, уведомлять суд и получать у него разрешение на фиксацию хода судебного разбирательства в данных формах. К письменной форме фиксации хода судебного разбирательства относятся в том числе ведение непосредственно в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (далее – сеть Интернет) текстовых записей, осуществляемых с помощью компьютерных и иных технических средств, а также зарисовки судебного процесса.

Таким образом, лица, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право не только делать заметки по ходу судебного заседания, но и в режиме реального времени публиковать их в текстовом режиме в социальных сетях и в электронных средствах массовой информации с использованием собственных технических средств. Такие публикации производятся без специального разрешения судьи – председательствующего в судебном заседании.

В судебной практике нередки случаи, когда участники судебного разбирательства высказывают возражения относительно проведения кино-, фотосъемки, видеозаписи или трансляции судебного заседания по радио, телевидению и (или) в сети «Интернет», ссылаясь на ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

М.В. Баглай считает, что частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других. Это своеобразный суверенитет личности, означающий неприкосновенность ее «среды обитания».[20] Резонно задать вопрос о том, является ли средой обитания личности судебное разбирательство. Думается, что такая среда обитания для нормального здравомыслящего человека скорее исключение, чем правило. В этом случае судам следует учитывать разъяснения, содержащиеся в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»,[21] исходя из которых под съемкой, проводимой в местах, открытых для свободного посещения, понимается в том числе кино- и фотосъемка, видеозапись, осуществляемая в ходе проведения открытых судебных заседаний, поэтому по смыслу статьи 152.1 ГК РФ согласие гражданина на обнародование и дальнейшее использование его изображения не требуется.

С учетом вопросов, регулярно возникающих у представителей СМИ по процедуре их участия в судебном разбирательстве представляется обоснованным высказанное в юридической литературе предложение законодательно урегулировать процессуальную деятельность судов по общению со СМИ путем дополнения ст. 158 ГПК РФ положением о необходимости разъяснения прав и обязанностей присутствующим представителям средств массовой информации. [22] Таким путем средства массовой информации будут объективно включены в процессуальное правовое поле, что, несомненно, расширит «окно возможностей» для укрепления доверия к судебной власти.

Гласность судебного разбирательства, в том числе открытое судебное разбирательство (в условиях, обеспечивающих присутствие публики в зале заседания) и публичное оглашение судебного решения, международные источники

Транспарентность судебной процедуры традиционно проявляется в гласности судебного разбирательства и обязанности провозглашать судебное решение публично. Данный принцип гласного судопроизводства по уголовным делам был закреплен в статьях 10—11 Всеобщей декларации прав человека 1948 года[466]. Далее (если смотреть в хронологическом порядке) в статье 6 Конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 года (ЕКПЧ) указано: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на. публичное разбирательство дела. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года предусматривает: «. каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на. публичное разбирательство дела. Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми».

Названные требования обеспечения гласности судебного разбирательства коренятся в представлении, сформулированном в XVII веке в Великобритании: «Недостаточно знать, что правосудие есть, необходимо видеть, как оно осуществляется». Таким образом, гласность судопроизводства и публичное провозглашение решений преследуют цель демонстрации справедливости проведенной процедуры и справедливости вынесенного решения как для сторон, так и для публики. В то же время, как следует из приведенных выше международных норм, существует ряд четко обозначенных исключений из общего правила, которые рассматриваются ниже, применительно к отдельным составляющим процессуальной транспарентности. Так, к составляющим процессуальной транспарентности можно отнести:

• информацию о работе суда, составе судей, режиме работы, контактные телефоны, первичную информацию об обращении в суд по типичным жалобам (хотя этот аспект в такой же мере можно отнести и к институциональной составляющей транспарентности, поскольку данная информация является важной как для заявителя при обращении в суд, так и для общества в целом, которое имеет доступ к информации о работе судов);

• информацию о движении по конкретному делу для сторон и публики;

• порядок проведения гласного судебного разбирательства и правовые основания ограничения гласности судопроизводства по конкретному делу;

• оглашение судебных решений, их публикация в специальных информационных изданиях, на сайтах, возможность открытого доступа к решениям в архиве суда, правовые основания ограничения полного оглашения текстов решений или изъятия идентифицирующей информации о сторонах.

Международно-правовой стандарт как минимально необходимые международно-правовые требования, которые отражают установившийся международный консенсус применительно к транспарентности Следует отметить, что традиционные представления о гласности судопроизводства в отечественной правовой системе вполне соотносятся с требованиями международных стандартов. И в последнее время правоприменительная практика также дает все больше оснований говорить о соблюдении этих стандартов. 3

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

§ 1. Транспарентность судебной власти — исходные предпосылки

§ 1. Транспарентность судебной власти — исходные предпосылки Цели расширения сферы транспарентности судебной деятельности в развивающемся миреПризнание транспарентности необходимым условием деятельности судебной системы является одной из наиболее последовательных

§ 2. Институциональная транспарентность в судебной системе

§ 2. Институциональная транспарентность в судебной системе Обеспечение доверия к судам через доступность всей информации о судебной системе, без которой нельзя противостоять внутрикорпоративной зависимости судей, связанной с процедурами кадрового и карьерного

Статья 43. Процессуальная правоспособность и процессуальная дееспособность

Статья 43. Процессуальная правоспособность и процессуальная дееспособность 1. Способность иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности (процессуальная правоспособность) признается в равной мере за всеми организациями и гражданами, обладающими

3.2. Гражданская процессуальная правоспособность и гражданская процессуальная дееспособность

3.2. Гражданская процессуальная правоспособность и гражданская процессуальная дееспособность Понятие субъекта гражданского процессуального права, участника гражданского судопроизводства, неразрывно связано с такими юридическими категориями, как правоспособность и

64. Уголовно-процессуальная деятельность

64. Уголовно-процессуальная деятельность Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством РФ и

Статья 37. Гражданская процессуальная дееспособность

Статья 37. Гражданская процессуальная дееспособность 1. Способность своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю (гражданская процессуальная дееспособность) принадлежит в

§ 6 Гражданская процессуальная форма

§ 6 Гражданская процессуальная форма Гражданская процессуальная форма представляет собой установленный законом оптимальный порядок отправления правосудия по гражданским делам, обязательность которого обеспечена санкциями гражданских процессуальных и иных правовых

Глава 10 Гражданская процессуальная ответственность

Глава 10 Гражданская процессуальная ответственность § 1 Понятие и назначение гражданской процессуальной ответственности Как и другие виды ответственности, гражданская процессуальная ответственность представляет собой закрепленную юридическими нормами

§ 1 Судебное разбирательство как процессуальная функция и процессуальная стадия

§ 1 Судебное разбирательство как процессуальная функция и процессуальная стадия В гражданском судопроизводстве судебным разбирательством называется часть судебного процесса, задача которой состоит в рассмотрении и разрешении судом первой инстанции гражданского

54. Гражданская процессуальная ответственность

54. Гражданская процессуальная ответственность Гражданский процессуальный кодекс устанавливает такие виды ответственности: штраф, взимание вознаграждения за потерю рабочего времени, взимание судебных издержек, лишение права на возврат суммы, внесенной покупателем до

3. Гражданско-процессуальная дееспособность

3. Гражданско-процессуальная дееспособность Для того чтобы воспользоваться гражданской процессуальной правоспособностью, т. е. осуществлять процессуальные права и нести процессуальные обязанности, необходимо обладать процессуальной дееспособностью. Согласно ст. 37

3. Процессуальная форма доказывания

3. Процессуальная форма доказывания Процессуальная форма доказывания —это система установленных законом правил, в соответствии с которыми осуществляется доказывание на всех стадиях уголовного процесса. Значение этой формы заключается в том, что она призвана

Административно-процессуальная деятельность

Административно-процессуальная деятельность Административный юрисдикционный процесс состоит из ряда производств:1) по делам об административных правонарушениях (важнейший);2) по применению мер административного пресечения и восстановления;3) по применению мер

Статья 43. Процессуальная правоспособность и процессуальная дееспособность

Статья 43. Процессуальная правоспособность и процессуальная дееспособность 1. В отличие от гражданско-процессуального законодательства в арбитражно-процессуальном законодательстве нормы о процессуальной правоспособности и процессуальной дееспособности появляются

Статья 43. Процессуальная правоспособность и процессуальная дееспособность

Статья 43. Процессуальная правоспособность и процессуальная дееспособность 1. Способность иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности (процессуальная правоспособность) признается в равной мере за всеми организациями и гражданами, обладающими

Признание транспарентности необходимым условием деятельности судебной системы является одной из наиболее последовательных мировых тенденций развития судебной власти в течение последних десятилетий. Во многих странах, в том числе в Российской Федерации, уже приняты специальные законодательные акты, регулирующие вопросы открытости судебной системы, или предложены соответствующие законопроекты.

Необходимость в обеспечении прозрачности судебной деятельности диктуется двумя исходными позициями.

Первая заключается в том, что в современном мире на судебную власть все в большей мере возлагаются аналогичные правотворчеству функции по формированию применимого права при рассмотрении конкретных дел, что является адекватным результатом развивающихся и усложняющихся правовых отношений, интернационализации права, требований обеспечения прав человека[461]. Традиционная роль «арбитра» в правовом конфликте между частными лицами или роль «надзирателя» за законностью действий исполнительной власти уже не является достаточной, влияние судебной власти в современном мире возрастает. В политической сфере все большее значение придается обеспечению права, в том числе норм о правах человека. Законодатели объективно не могут с достаточной детализацией урегулировать усложняющиеся правоотношения и оставляют все больше пространства для усмотрения судьи при разрешении возникающих правовых конфликтов. Такое возрастающее значение судебной власти требует, соответственно, большего социального контроля над ее осуществлением, который может быть обеспечен только при условии прозрачности судебной деятельности.

Вторая исходная позиция связана также с общемировой тенденцией борьбы с коррупцией. Коррупционное поведение в рамках судебной системы может преследовать разные цели, начиная от принятия неправомерного решения и заканчивая простым ускорением судебного процесса или желанием получить дополнительные гарантии правомерного судебного решения, основанного на законе. Выделяют два вида коррупции, наиболее серьезно затрагивающие судебные системы: политическое вмешательство в ход судебных процессов со стороны как исполнительной, так и законодательной ветвей власти, и подкуп судей[462]. Прозрачность судебной деятельности и судебной системы может обеспечить значительное снижение уровня коррупции в сфере как укрепления реальной независимости от политического давления, так и воспрепятствования процессам прямого подкупа судей.

Таким образом, целью транспарентности судебной системы и судебной деятельности является повышение общего уровня доверия к судебной власти как основному регулятору правовых и политических конфликтов.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

§ 1. Правовые основы самостоятельности судебной власти и независимости судей

§ 1. Правовые основы самостоятельности судебной власти и независимости судей Конституционные и законодательные нормы закрепляют статус судов как органов, представляющих самостоятельную ветвь государственной власти. Как отмечалось в § 1 гл. 1, система судов

§ 2. Законодательная регламентация внутрисистемного контроля судебной власти

§ 2. Законодательная регламентация внутрисистемного контроля судебной власти Среди перечисленных в ч. 1 ст. 9 Закона "О статусе судей в Российской Федерации" гарантий независимости судьи указывается система органов судейского сообщества.В состав судейского сообщества

§ 2. Внутрисистемное управление в органах судебной власти

§ 2. Внутрисистемное управление в органах судебной власти Положения, разработанные социологией организации, становятся теоретически и практически значимыми, когда возникает необходимость не только констатировать расхождение между законодательной моделью системы и ее

Глава 1. Конституционное регулирование деятельности судебной власти

Глава 1. Конституционное регулирование деятельности судебной власти 1.1. Значение, характерные черты, правовое регулирование деятельности судебной власти Согласно Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации выполняет три самостоятельные функции:

1.2. Состояние и проблемы конституционно-правового регулирования судебной власти

1.2. Состояние и проблемы конституционно-правового регулирования судебной власти Правовое воплощение концепции судебной власти в российском конституционном законодательстве связано с признанием принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и

Глава V Общие стандарты и реалии транспарентности судебной власти

Глава V Общие стандарты и реалии транспарентности судебной власти СинопсисЦели расширения сферы транспарентности судебной деятельности в развивающемся миреТри составляющие транспарентности: процессуальная, институциональная, а также «PR-составляющая», т.е. практика

2. Транспарентность судебной процедуры (процессуальная транспарентность)

2. Транспарентность судебной процедуры (процессуальная транспарентность) Гласность судебного разбирательства, в том числе открытое судебное разбирательство (в условиях, обеспечивающих присутствие публики в зале заседания) и публичное оглашение судебного решения,

§ 2. Институциональная транспарентность в судебной системе

§ 2. Институциональная транспарентность в судебной системе Обеспечение доверия к судам через доступность всей информации о судебной системе, без которой нельзя противостоять внутрикорпоративной зависимости судей, связанной с процедурами кадрового и карьерного

8. Понятие судебной власти

8. Понятие судебной власти В системе правоохранительных органов Российской Федерации суды занимают особое положение. Они являются органами управления правосудием и обладают компетенцией, соответствующей статусу самостоятельной ветви государственной

9. Суд как орган судебной власти

9. Суд как орган судебной власти Понятие «суд» имеет несколько значений. Это и государственный орган, осуществляющий правосудие, и само судебное разбирательство, и здание, в котором размещается это учреждение, и судьи, единолично рассматривающие дела.Суд, осуществляющий

2.13. Органы судебной власти РФ. Порядок изменения Конституции

2.13. Органы судебной власти РФ. Порядок изменения Конституции Конституционные основы судебной власти в РФ Конституционные принципы судопроизводства в РФ провозглашаются в гл. 7 Конституции и развиваются в соответствующих законах. Эти принципы следующие:? правосудие в

Конституционные основы судебной власти в РФ

Конституционные основы судебной власти в РФ Конституционные принципы судопроизводства в РФ провозглашаются в гл. 7 Конституции и развиваются в соответствующих законах. Эти принципы следующие:? правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом;? судебная

1. Понятие, признаки и функции судебной власти в РФ

1. Понятие, признаки и функции судебной власти в РФ Исходя из принципа разделения власти Конституция РФ относит судебную власть к самостоятельной ветви государственной власти (ст. 10 Конституции РФ). Как и другие ветви государственной власти, она обладает рядом

70. Конституционные основы судебной власти в Российской Федерации

70. Конституционные основы судебной власти в Российской Федерации Одной из разновидностей государственной власти является судебная власть, призванная осуществлять правосудие.Правосудие в Российской Федерации строится на принципах, отражающих сущность и задачи

Гласность судебного разбирательства, в том числе открытое судебное разбирательство (в условиях, обеспечивающих присутствие публики в зале заседания) и публичное оглашение судебного решения, международные источники

Международно-правовой стандарт как минимально необходимые международно-правовые требования, которые отражают установившийся международный консенсус применительно к транспарентности

Информационные электронные базы данных о судебной системе и новое российское законодательство

Информация о движении дела и извещение сторон

Дело «Zagorodnikov v. Russia»

Российское законодательство об уведомлении участников судебного разбирательства

Заочное разбирательство дела по существу — в отсутствие одной из сторон по гражданским делам или в отсутствие подсудимого при рассмотрении выдвинутого против него уголовного обвинения: соразмерность ограничения гласности для сторон публичному интересу, оправдывающему заочное рассмотрение в российской практике

Личное присутствие сторон в судебном заседании в вышестоящих судебных инстанциях при пересмотре судебных актов, в том числе при разрешении как вопросов факта, так и вопросов права

Гарантии социального контроля и прилюдность правосудия как цель открытого разбирательства дел

Ограничения на доступ в здания судов в связи с обеспечением безопасности

Понятие оглашения судебных решений и их публикация в средствах массовой информации, на сайтах судов — новое российское регулирование и нерешенные проблемы

Обеспечение доверия к судам через доступность всей информации о судебной системе без которой нельзя противостоять внутрикорпоративной зависимости судей, связанной с процедурами кадрового и карьерного характера, а также выражающейся в принятии судами только тех решений, которые будут одобрены вышестоящими судебными инстанциями — под угрозой низкой оценки деятельности судьи вплоть до лишения статуса

Международные стандарты институциональной организации судебной системы, включая транспарентность в процедурах подбора и карьерного роста судей, их дисциплинарной ответственности, оценки качества судебной деятельности

Дисциплинарное судебное присутствие в РФ

Рекомендации Киевской (2010 год) конференции БДИПЧ ОБСЕ

Освещение в средствах массовой информации деятельности судебной системы и отдельных процессов — в целях повышения доверия к судам и судьям, а также в качестве стимула для установления более высоких требований к правосудию, адекватных общественным ожиданиям

Дело «Sunday Times v. the United Kingdom» как демонстрирующее предпочтение интереса освещения хода публично значимого судебного процесса опасности давления прессы на суд

Привлечение журналиста к ответственности за диффамацию в связи с резким высказыванием против судьи — дело «Prager and Oberschlick v. Austria»

Свобода слова и выступления судей в СМИ с критическими высказываниями — с точки зрения требований судейской этики

Требования ЕСПЧ к дисциплинарной процедуре против судьи в связи с его высказываниями в адрес судебной системы

Дела «Wille v. Liechtenstein» и «Kudeshkina v. Russia» — защита права судьи на свободное выражение мнения о судах, судебных полномочиях и недостатках судебной системы. Последствия признания в ЕСПЧ нарушения свободы слова для определения персонального статуса судьи в национальной судебной системе

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

§ 1. Правовые основы самостоятельности судебной власти и независимости судей

§ 1. Правовые основы самостоятельности судебной власти и независимости судей Конституционные и законодательные нормы закрепляют статус судов как органов, представляющих самостоятельную ветвь государственной власти. Как отмечалось в § 1 гл. 1, система судов

§ 2. Законодательная регламентация внутрисистемного контроля судебной власти

§ 2. Законодательная регламентация внутрисистемного контроля судебной власти Среди перечисленных в ч. 1 ст. 9 Закона "О статусе судей в Российской Федерации" гарантий независимости судьи указывается система органов судейского сообщества.В состав судейского сообщества

§ 2. Внутрисистемное управление в органах судебной власти

§ 2. Внутрисистемное управление в органах судебной власти Положения, разработанные социологией организации, становятся теоретически и практически значимыми, когда возникает необходимость не только констатировать расхождение между законодательной моделью системы и ее

Глава 1. Конституционное регулирование деятельности судебной власти

Глава 1. Конституционное регулирование деятельности судебной власти 1.1. Значение, характерные черты, правовое регулирование деятельности судебной власти Согласно Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации выполняет три самостоятельные функции:

1.2. Состояние и проблемы конституционно-правового регулирования судебной власти

1.2. Состояние и проблемы конституционно-правового регулирования судебной власти Правовое воплощение концепции судебной власти в российском конституционном законодательстве связано с признанием принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и

1.3. Положения Конституции Российской Федерации о суде как носителе судебной власти

1.3. Положения Конституции Российской Федерации о суде как носителе судебной власти Судебная власть в Российской Федерации осуществляется только государственными судами, образуемыми и действующими в соответствии с установлениями Конституции РФ и федеральными

§ 1. Транспарентность судебной власти — исходные предпосылки

§ 1. Транспарентность судебной власти — исходные предпосылки Цели расширения сферы транспарентности судебной деятельности в развивающемся миреПризнание транспарентности необходимым условием деятельности судебной системы является одной из наиболее последовательных

2. Внутрикорпоративная зависимость в российской судебной системе и международные стандарты

2. Внутрикорпоративная зависимость в российской судебной системе и международные стандарты Повторим еще раз, что основными критериями, по которым определяют, насколько судьи могут действовать независимо и беспристрастно в рамках своих полномочий, являются вопросы

8. Понятие судебной власти

8. Понятие судебной власти В системе правоохранительных органов Российской Федерации суды занимают особое положение. Они являются органами управления правосудием и обладают компетенцией, соответствующей статусу самостоятельной ветви государственной

9. Суд как орган судебной власти

9. Суд как орган судебной власти Понятие «суд» имеет несколько значений. Это и государственный орган, осуществляющий правосудие, и само судебное разбирательство, и здание, в котором размещается это учреждение, и судьи, единолично рассматривающие дела.Суд, осуществляющий

2.13. Органы судебной власти РФ. Порядок изменения Конституции

2.13. Органы судебной власти РФ. Порядок изменения Конституции Конституционные основы судебной власти в РФ Конституционные принципы судопроизводства в РФ провозглашаются в гл. 7 Конституции и развиваются в соответствующих законах. Эти принципы следующие:? правосудие в

Конституционные основы судебной власти в РФ

Конституционные основы судебной власти в РФ Конституционные принципы судопроизводства в РФ провозглашаются в гл. 7 Конституции и развиваются в соответствующих законах. Эти принципы следующие:? правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом;? судебная

1. Понятие, признаки и функции судебной власти в РФ

1. Понятие, признаки и функции судебной власти в РФ Исходя из принципа разделения власти Конституция РФ относит судебную власть к самостоятельной ветви государственной власти (ст. 10 Конституции РФ). Как и другие ветви государственной власти, она обладает рядом

70. Конституционные основы судебной власти в Российской Федерации

70. Конституционные основы судебной власти в Российской Федерации Одной из разновидностей государственной власти является судебная власть, призванная осуществлять правосудие.Правосудие в Российской Федерации строится на принципах, отражающих сущность и задачи

заведующий кафедрой гражданского процесса и международного права Кубанского государственного университета, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник судебной системы

Как известно, ни в теории права, ни в отраслевых юридических науках до настоящего времени нет единого понимания стандартов правосудия. По этой причине нам представляется, что ориентироваться в этом случае, следует, прежде всего, на часть 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

В юридической литературе отмечается, что в приведенной норме «зафиксированы приоритет общепризнанных принципов и норм международного права в установлении стандартов прав человека и их конституционное восприятие Россией, что порождает вполне определенные обстоятельства для законодателя, исполнительной власти и суда» [1] . Применительно к правосудию, на наш взгляд, это означает, что международные стандарты правосудия могут устанавливаться исключительно на основании общепризнанных принципов и норм международного права. Иными словами, международные стандарты правосудия должны определяться нормами международных правовых актов и актов их толкования уполномоченными международными органами [2] . Так, например, Конституционный Суд Российской Федерации отмечает [3] , что Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод [4] (далее — Конвенция) и тем самым признала: ее — составной частью своей правовой системы, а юрисдикцию Европейского Ссуда по правам человека (далее — ЕСПЧ), в силу статьи 46 Конвенции, ipso facto и без специального соглашения — обязательной по вопросам толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней в случаях их предполагаемого нарушения Российской Федерацией (согласно пункту 1 данной статьи Конвенции в редакции Протокола от 13 мая 2004 года № 14 «Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами»).

Постановление ЕСПЧ, вынесенное в отношении России, может являться основанием для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу судебных решений, как новое обстоятельство. Так, согласно пункту 4 части 4 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) [5] к новым обстоятельствам относится установление ЕСПЧ нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ. Как указано в подпункте «г» п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» [6] , при рассмотрении заявлений, представлений о пересмотре судебных постановлений по новым обстоятельствам, необходимо учитывать, что в соответствии с пунктом 4 части 4 ст. 392 ГПК РФ, с учетом Рекомендации Комитета министров Совета Европы №N R (2000) 2 «По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека» [7] , основанием для пересмотра судебного постановления является такое постановление ЕСПЧ, в котором установлено нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, повлиявшее на правильность разрешения дела заявителя.

Важное положение, подчеркивающее нормативный характер общепризнанных принципов международного права, закреплено в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 (ред. от 05.03.2013) «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» [8] . Здесь указано, что под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Очевидно, что такой вывод распространяется и на стандарты правосудия, одной из составляющих которых являются имеющие нормативный характер общепризнанные принципы правосудия.

Таким образом, стандарты правосудия — это общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, касающиеся правосудия, а также акты их официального толкования уполномоченными международными органами (например, постановления ЕСПЧ).

Важнейшие условия справедливого правосудия — открытость и гласность судопроизводства. Стандарты для них установлены, прежде всего, Всеобщей декларацией прав человека [9] , Международным пактом от 16 декабря 1966 г. «О гражданских и политических правах» [10] , а также уже упомянутой Конвенцией. Рассмотрим подробнее, что входит в содержание этих двух понятий.

Согласно ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом. Как видим, в качестве важнейшего права человека закреплено право на гласный суд, однако о публичности здесь речи не идет.

В пункте 1 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах, наоборот, три раза употребляется термин «публичность», в то время как «гласность» вовсе не упоминается. Так, в соответствии с названной нормой все лица равны перед судами и трибуналами. Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или когда того требуют интересы частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми.

Как следует из ст. 6 Конвенции, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

В этом, пожалуй, первом по значимости международном стандарте правосудия употреблены и в определенной степени разъяснены термины «публичность» и «гласность».

Практика ЕСПЧ показывает, что Суд употребляет их как синонимичные.

Так, первым из наиболее громких споров о публичности правосудия, разрешенным ЕСПЧ по жалобе заявителя из РФ, было дело «Загородников против Российской Федерации». В постановлении по этому делу ЕСПЧ установил, что имело место нарушение пункта 1 ст. 6 Конвенции (а именно — права на публичное судебное разбирательство) в связи с тем, что вход в здание Арбитражного суда г. Москвы был ограничен, и указал, что: «публичный характер процесса защищает его участников от тайного отправления правосудия без общественного обсуждения [11] .

В 2008 году ЕСПЧ опубликовал постановление по делу «Рякиб Бирюков против Российской Федерации», в котором установил факт нарушения права на справедливое судебное разбирательство в виде не оглашения судебного акта в полном объеме публично. По мнению ЕСПЧ, нарушение пункта 1 ст. 6 Конвенции выразилось в том, что не было выполнено требование гласности судебных решений. ЕСПЧ также напомнил, что публичный характер судебного разбирательства защищает стороны судебного процесса от отправления правосудия в режиме секретности и без общественного контроля, а; что также является одним из средств, посредством которого поддерживается доверие к нижестоящим и вышестоящим судам [12] .

В этом постановлении сформулирована важнейшая функция гласности - осуществление контроля над судом со стороны общества, что может способствовать, с одной стороны, независимости судей, а с другой —стороны, профилактике возможной коррупции в судейской среде.

В российской юридической литературе понятия «гласность» и «публичность» также в целом рассматриваются как синонимичные, о чем, например, свидетельствует формулировка «требование гласности (публичности) (курсив наш. — С.В.) судебного разбирательства» [13] . Cоответствует ли открытость и гласность российского гражданского судопроизводства международным стандартам правосудия? Полагаем, что в целом — да, соответствует, причем не только в институциональном аспекте, но и в плане судебного правоприменения. Однако есть некоторые терминологические разночтения: в конечном счете они, безусловно, преодолимы, но тем не менее, следует остановиться на них более подробно.

Дело в том, что использование в Конвенции и актах ЕСПЧ терминов «гласность» и «публичность» в качестве синонимов вызвало в российской юридической науке продолжение синонимичного ряда. В частности, в доктрине стали встречаться термины «транспарентность», «прозрачность», «публичность» и т.п.

Так, например, В.И. Анишина отмечает, что в современном понимании содержание принципа транспарентности многогранно и все термины, используемые в названии данного принципа для его наименования («гласность», «открытость», «транспарентность»), весьма близки по значению, но не идентичны, и каждый из них связан с определенной стороной в организации или деятельности судебной власти [14] . Е.Г. Фоменко рассматривает гласность как составляющую публичности, а транспарентность — как наиболее широкое понятие, включающее в себя и публичность, и гласность [15] .

В нашем понимании, гласность — это конституционный принцип судопроизводства. Часть 1 ст. 123 Конституции Российской Федерации устанавливает: «Разбирательство дел во всех открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом». На основе этого принципа в процессуальных кодексах регламентируются основания и порядок принятия решения о проведении закрытого судебного слушания. Исходя из этого, принцип гласности характеризует само судопроизводство, способ рассмотрения, слушания дела.

Как справедливо отмечал К.Ф. Гуценко, «суть данного принципа состоит в стремлении дать возможность всем гражданам, не являющимся участниками процесса по тому или иному судебному делу, присутствовать при его разбирательстве. Это, по идее, должно способствовать демократизму правосудия; предоставляемая гражданам возможность находиться в помещении, где происходит разбирательство судебного дела, является своеобразной формой народного контроля за правосудием, дисциплинирует суд, вынуждает его более ответственно относиться к решению возникающих вопросов как по существу, так и по форме, проявлять заботу о том, чтобы все происходящее в суде было максимально убедительным, обоснованным» [16] .

В отличие от гласности, открытость судопроизводства — это прежде всего обеспечение доступа к информации о деятельности судов, что вполне закономерно «рассматривается в контексте становления информационного общества и открытости органов государственной власти» [17] .

С учетом определенного сходства вышеприведенных вышеперечисленных понятий открытости, гласности, прозрачности, транспарентности, публичности судопроизводства, считаем заслуживающим внимания мнение о том, чтобы для простоты и удобства следует отказаться от некоторых из них, сведя и свести их количество к минимуму. В связи с этим представляется правильным высказанное в юридической литературе предложение использовать два термина: «гласность» — применительно к судебному разбирательству и «открытость» — в отношении деятельности суда как государственного органа [18] .

Гласность должна рассматриваться в процессуальном аспекте, т.е. как конституционный принцип судопроизводства, закрепленный во всех процессуальных кодексах. Открытость — с позиции обеспечения доступа к информации о деятельности судов, что, в конечном счете, обеспечивает конституционное право каждого на доступ к информации (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ) и, приобретает особую актуальность в современных условиях становления информационного общества и открытости органов государственной власти.

Именно такая итоговая формула «открытость и гласность судопроизводства» закреплена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» [19] . В его преамбуле отмечается, что открытость и гласность судопроизводства, своевременное, квалифицированное, объективное информирование общества о деятельности судов общей юрисдикции способствуют повышению уровня правовой осведомленности о судоустройстве и судопроизводстве, являются гарантией справедливого судебного разбирательства, а также обеспечивают общественный контроль за функционированием судебной власти. Открытое судебное разбирательство является одним из средств поддержания доверия общества к суду. Важно, также, что в п. 23 названного Постановления содержится указание о томна то, что несоблюдение требований о гласности судопроизводства (ст. 10 ГПК РФ) в ходе судебного разбирательства свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права и является основанием для отмены судебных постановлений.

Реализация в гражданском судопроизводстве принципов открытости и гласности правосудия неразрывно связана с вопросами взаимодействия судебной власти со средствами массовой информации, своевременности информирования общественности о деятельности судов и органов судейского сообщества, формирования позитивного общественного мнения о судебной системе, повышения уровня доверия населения к судебной власти [20] . Не случайно, поэтому в Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013—2020 годы» [21] обращается внимание на то, что от освещения деятельности судов зависят предупреждение коррупционных проявлений, формирование доверия к российской судебной системе, прозрачность, публичность и гласность правосудия.

Гарантией открытости и гласности судопроизводства является такая организация судебной власти, которая делает реальным доступ граждан и представителей СМИ во все суды.

Порядок доступа граждан, организаций, общественных объединений, органов государственной власти и местного самоуправления к информации о деятельности судов регламентирован Федеральным законом от 22 декабря 2008 г. № 262-‑ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» [22] (в ред. от 28 июня 2010 г.). В частности, этим Законом установлены основные принципы и способы обеспечения доступа к информации о деятельности судов, а также определены формы предоставления такой информации.

[1] Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. М., 2009. С. 179.

[3] См.: п. 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2015 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // СЗ РФ. 27.07.2015. N№ 30. Ст. 4658.

[4] Заключена в г. Риме 4 ноября 1959 года // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163. Ратифицирована Российской Федерацией в 1998 г., см.: Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

[5] Бюллетень ВС РФ. 2013. № 2.

[6] Российская газета. 2012. 21 декабря.

[7] Журнал российского права. 2000. № 9.

[8] Бюллетень Верховного ВС РФ. 2003. № 12.

[9] Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года // Российская газета. 1995. 5 апреля; 1998. 10 декабря.05.04.1995. № 67: Российская газета. 10.12.1998.

[10] Бюллетень ВС РФ. 1994. № 12. Пакт ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18.09.1973 № 4812-VIII.

[11] Постановление ЕСПЧ от 7 июня 2007 г. по делу «Загородников (Zagorodnikov) против Российской Федерации» (жалоба № 66941/01). Перевод на русский язык //Бюллетень ЕСПЧ. 2008. № 11.

[12] Постановление ЕСПЧ от 17 января 2008 г.17.01.2008 по делу «Рякиб Бирюков (Ryakib Biryukov) против Российской Федерации» (жалоба № 14810/02). Перевод на русский язык // Российская хроника Европейского Суда. Приложение к Бюллетеню ЕСПЧ. 2009. № 1.

[13] См., например: Стандарты справедливого правосудия (международные и национальные практики) / Под ред. Т.Г. Морщаковой. М., 2012. С. 57.

[14] См.: Анишина В.И. Принцип гласности, открытости и транспарентности судебной власти: проблемы теории и практики реализации // Мировой судья. 2006. № 11. С. 21.

[15] Фоменко Е.Г. Принцип публичности гражданского процесса: истоки и современность:. Автореф. дис. на соискание уч. ст.… канд. юрид. наук. Томск, 2006.

[16] Гуценко К.Ф. Правоохранительные органы: учебник . 2-е изд., испр. и перераб. М., 2013. С. 98.

[17] См.: Поздняков М.Л. Практическая реализация принципа открытости правосудия в Российской Федерации. СПб. Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, 2013.

[18] См.: Аносова Л.С. Конституционный принцип гласности судопроизводства: правовое регулирование и практика реализации:. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2012.

[19] Бюллетень ВС РФ. 2013. № 3.

[20] См.: Арестова О.Н., Ковалева Н.Н., Арестова О.Н. Комментарий к Федеральному закону от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» // Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс».

[21] Утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 20 сентября 2012 г. № 1735-р «Об утверждении Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы» // Российская газета. 2012. 2 октября.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: