Принцип состязательности сторон в судебном разбирательстве при назначении экспертизы судом

Обновлено: 16.08.2022

Изменения, проводимые в уголовно-процессуальном законодательстве для совершенствования одних процедур, порождают новые проблемы и противоречия в реализации тех же самых предписаний. Наибольший интерес среди юристов до настоящего времени вызывает проблема реализации принципа состязательности сторон при проведении судебной экспертизы.

Часть вторая ст. 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) предусматривает возможность производства судебной экспертизы государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями, а часть первая ст. 198 УПК РФ дает право подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, свидетелю ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц для производства судебной экспертизы.

Содержание указанных норм подразумевает производство экспертных исследований в любом государственном судебно-экспертном учреждении, негосударственных организациях экспертного профиля и частнопрактикующими экспертами.

Этим самым законодатель ввел реальную возможность для реализации важнейшего принципа современного судопроизводства - принципа состязательности сторон при назначении и производстве судебной экспертизы. Казалось бы, альтернативная экспертиза имеет большие перспективы в судебно-следственной практике.

Проблема доверия к негосударственным экспертам

На практике возможность привлечения частных экспертов для производства судебной экспертизы ограничена или практически невозможна не только из-за недоверия к частнопрактикующим экспертам уже потому, что экспертиза проводится на платной основе, но и ввиду отсутствия полноценной нормативно-правовой ее регламентации. При этом представляет интерес один из вопросов, связанный с правомерностью поручения частнопрактикующему эксперту производства судебной экспертизы при отсутствии у него соответствующей лицензии. Подобный вопрос ставит в тупик юристов, но главное - и самих судей.

В случае если ранее он работал в должности эксперта государственного экспертного учреждения, информацию о профессиональных качествах можно получить по месту предыдущей деятельности, также следует уточнить мотивы его увольнения. Вполне очевидно, что должностные лица, уполномоченные назначать судебные экспертизы, отдают предпочтение специалистам своего ведомства не только из-за того, что они владеют информацией о возможностях экспертного учреждения. Они полагаются на руководителя этого учреждения, который определяет эксперта с учетом специфики экспертного исследования объектов, загруженности экспертов и т.д.

Качество производимых экспертных исследований в таких учреждениях выше, благодаря систематической профессиональной подготовке и повышению квалификации экспертов, в отличие от единичных случаев привлечения в судопроизводстве лиц, компетентность которых нельзя проверить таким же образом, как государственных экспертов.

При возникновении сомнений в заключении эксперта ни следователь, ни судья не могут обладать соответствующими знаниями и навыками, чтобы в полной мере оценить экспертное заключение.

В лучшем случае они могут проверить соблюдение процессуального порядка подготовки, назначения и проведения судебной экспертизы и оценить последствия их нарушения. Поэтому, получается, им проще отклонить ходатайство, чем создавать себе трудности или вопросы, решение которых нельзя найти в действующем законодательстве. Следователи из тактических соображений также сознательно идут на нарушения уголовно-процессуального законодательства, несвоевременно ознакомив подозреваемого, обвиняемого или его защитника с постановлением о назначении экспертизы, и этим они лишаются возможности реализации всех тех прав, предусмотренных частью первой ст. 198 УПК РФ. Они получают такую возможность одновременно в процессе их ознакомления с полученными результатами исследования.

Заявленные стороной защиты ходатайства об исключении такой судебной экспертизы как проведенной с нарушением требований УПК РФ суды, как правило, отклоняют. Обычно суды мотивируют свое отклонение отсутствием связи допущенных следователем нарушений закона с ущемлением прав стороны защиты. Реалии сегодняшней практики таковы, что со временем стали известны многочисленные случаи, когда сторона защиты, если выводы эксперта свидетельствуют не в ее пользу, приглашает на судебное заседание специалиста в области судебной экспертизы, в том числе из бывших сотрудников экспертных учреждений, для оказания содействия в оценке заключения эксперта по уголовному делу. Как правило, по собственной инициативе суд вызывает для допроса и эксперта, написавшего заключение в ходе предварительного расследования для разъяснения возникающих у сторон вопросов по поводу проводимых исследований, обоснования выбора методики и полученных результатов.

Подобная форма привлечения сведущего лица в качестве "оценщика" или так называемого рецензента представляется наиболее реальной при судебном рассмотрении уголовных дел и допустима в некоторых случаях не только в процессе судебного разбирательства, но и на более ранних стадиях, например на этапе ознакомления с заключением эксперта. Подобное рецензирование при выявлении в заключении эксперта существенного нарушения методики исследования или других фактов, влияющих на выводы экспертизы, вполне правомерно могло бы быть использовано для обоснования ходатайства о проведении повторной экспертизы.

Для объективности полученных результатов при невозможности повторного исследования объектов в исключительных случаях было бы целесообразным проведение судебной экспертизы в государственном экспертном учреждении совместно с экспертом, заявленным со стороны защиты. Законодатель по этому поводу комментариев не дает, однако проведение судебной экспертизы подобным образом возможно по аналогии с производством комиссионной экспертизы, а на стороннего эксперта будут распространяться требования ряда статей Федерального закона N 73-ФЗ от 31 мая 2001 г. "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". К сожалению, законодатель эту проблему оставляет пока без внимания, а возможность реализации искусственно натянутого в законе принципа состязательности сторон при проведении судебной экспертизы в любом случае связана не только с проработкой вопроса о внесении изменений и дополнений в УПК РФ и ФЗ "ГСЭД", но и с решением многих организационно-правовых вопросов.

Навасардов Никита

В последние годы в адвокатском сообществе обсуждается тема диспропорциональности принципов равноправия и состязательности сторон в уголовном процессе. Это не позволяет адвокатам должным образом реализовать права на оказание доверителям квалифицированной юридической помощи.

В первую очередь, существуют нормы международного права, на основании которых была разработана ст. 123 Конституции РФ о равенстве и состязательности сторон. Конституционное требование о равенстве и состязательности сторон, продублированное в том числе в УПК РФ, конкретизирует положения, закрепленные в п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. В нем подчеркивается, что права сторон обвинения и защиты должны быть равными, то есть «зеркальными».

Однако сегодня нередко наблюдается «кривозеркальность» принципов равноправия сторон – искаженное изображение основных принципов правосудия, являющихся гарантами его отправления.

Безусловно, определенные шаги по приведению принципов равноправия сторон защиты и обвинения к равенству и «зеркальности» сделаны. К примеру, в соответствии с нормами УПК следователь вправе при необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, производить их выемку, самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, в том числе проводить допросы. Показания потерпевшего или обвиняемого должны быть закреплены в протоколе допроса, который становится одним из источников собранных доказательств.

Как пояснил Суд, апелляция вправе выяснить у присяжных обстоятельства предполагаемого нарушения тайны их совещания или иных нарушений УПК при обсуждении и вынесении ими вердикта без придания последним статуса свидетеля

Адвокат, в свою очередь, может провести адвокатский опрос, предусмотренный УПК и Законом об адвокатуре, с учетом разъяснений Конституционного Суда РФ, приведенных в Постановлении от 7 июля 2020 г. № 33-П и уточняющих механизм практического использования данного инструмента защиты.

Принципы равноправия и состязательности сторон должны соблюдаться и при приобщении документов к материалам уголовного дела – адвокат, как и следователь, может составлять акт осмотра, изъятия или добровольной выдачи предметов и документов. Например, в практике МКА «РОСАР» нередко используется акт осмотра и добровольной выдачи в присутствии представителей общественности – в судопроизводстве данный документ приобретает статус доказательства.

Однако в случае привлечения адвокатом специалиста для проведения экспертизы данный принцип не действует, поскольку в УПК отсутствуют нормы, разъясняющие и уточняющие параметры и атрибуты такого заключения, а также правовую позицию стороны защиты.

С одной стороны, УПК предоставляет адвокату, являющемуся защитником по уголовному делу, возможность привлекать специалиста, который вправе дать свои разъяснения для следствия или суда. После этого адвокат вправе передать следователю или суду заключение указанного специалиста для приобщения документа к материалам дела. С другой – такое заключение следователь или суд чаще всего не принимают в качестве допустимого доказательства. Причина тому – правовая непоследовательность (неопределенность). Если при назначении экспертизы следователь обязан предупредить специалиста и разъяснить ему его права, то адвокат таким правом де-юре не наделен. Действовать же по аналогии с нормами, регулирующими полномочия следователя, адвокат не вправе, так как в уголовном процессе данные права адвоката не предусмотрены. При этом ч. 2 ст. 1 УПК четко и жестко определяет порядок уголовного судопроизводства, который является обязательным для судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания, а также для иных участников уголовного судопроизводства.

Таким образом, поскольку данные права адвоката в УПК не определены и не конкретизированы, у суда есть все основания для отказа в приобщении такого доказательства к материалам дела.

Как правило, при явке специалиста к следователю или в суд адвокат заявляет ходатайство о разъяснении ему его прав, обязанностей и ответственности, предусмотренных УПК, после чего просит подтвердить текст составленного ранее заключения. Представляется, в данной ситуации адвокаты также должны быть наделены аналогичным процессуальным правом и полномочиями официально давать разъяснения специалисту о его правах и обязанностях, предупреждать об ответственности за разглашение данных предварительного следствия, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, и после этого составлять соответствующий документ. Кроме того, адвокатов, на мой взгляд, необходимо наделить правом отобрания у специалиста подписки о неразглашении информации, составляющей адвокатскую тайну, поскольку, в какой момент адвокат решит предъявить заключение специалиста – на стадии предварительного следствия либо на определенной стадии рассмотрения дела в суде, – это уже стратегия и тактика защиты. Нередко, особенно в небольших городах, специалистов немного, они взаимосвязаны, сегодня он специалист у адвоката, завтра он делает заключение экспертизы для следственного органа. Чтобы о содержании заключения специалиста не стало известно процессуальному оппоненту, адвокат должен иметь право предупредить специалиста о неразглашении данных исследования.

Соответственно, возникает вопрос: ст. 310 УК РФ за разглашение данных предварительного следствия установлена уголовная ответственность; почему в таком случае нет ответственности специалиста (эксперта) за разглашение адвокатской тайны по конкретному уголовному делу?

Считаю наделение адвокатов такими правами абсолютно обоснованным по той причине, что они, как и следователи, и судьи, имеют высшее юридическое образование. Более того, адвокаты сдают квалификационный экзамен на присвоение статуса, поэтому сомневаться в том, что они менее квалифицированные специалисты, чем следователи или судьи, оснований нет.

Работая с экспертами и специалистами, я руководствуюсь практикой МКА «РОСАР». Привлеченным экспертам и специалистам разъясняются их права не только по УПК, но и в соответствии с законом о проведении экспертизы. Однако по причине «правовой неопределенности» следователь или судья отказывают в приобщении такого заключения, ссылаясь на нормы ч. 2 ст. 1 УПК, которая определяет обязательный порядок для всех лиц, участвующих в отправлении правосудия, каковыми являются и адвокаты. То есть адвокаты, с одной стороны, имеют право привлекать на договорной основе специалистов. С другой – суд, как правило, такие заключения признает недопустимыми доказательствами.

Указанные вопросы обсуждались на заседании научно-практического круглого стола на тему «Реализация равноправия и состязательности сторон при проведении судебных экспертиз в уголовном судопроизводстве по делам в отношении предпринимателей», который состоялся 10 ноября 2021 г. Участники этого мероприятия констатировали, что в настоящее время одной из системных проблем уголовного судопроизводства стало существенное нарушение реализации конституционных принципов равноправия и состязательности сторон при проведении судебных экспертиз по делам в отношении предпринимателей. Помимо неправильного, искаженного правоприменения, зачастую недостаточной компетенции и компетентности экспертов этому также способствует несовершенство законодательства, отсутствие реальных прав стороны защиты при назначении и производстве экспертиз.

По итогам обсуждения были разработаны проекты поправок в законодательство, в том числе в ст. 75 и 204 УПК, в части наделения адвокатов следующими правами:

  • назначать экспертизу;
  • в случае привлечения специалиста (эксперта) разъяснить ему права и обязанности;
  • возможностью отобрать у специалиста (эксперта) подписку о неразглашении данных, составляющих адвокатскую тайну;
  • инициировать привлечение специалиста (эксперта) к ответственности по ст. 310 УК за разглашение данных адвокатской тайны по конкретному уголовному делу.

Полагаю, эти выводы могут быть оспорены или дополнены заинтересованными лицами, но в любом случае они заслуживают широкого обсуждения и использования институтами гражданского общества и субъектами законодательной инициативы.


Один из спикеров отметил, что в УПК РФ необходимо четко определить пределы активности суда. Второй объяснил, с чем связана необходимость прямого указания на активную роль суда в КАС. Третий полагает, что нагрузка судов в части сбора доказательств может быть снижена, если соответствующую обязанность переложить на профессиональных представителей.

Как ранее сообщалось, 9 октября в Москве прошло очередное заседание Клуба имени Д.Н. Замятнина, посвященное теме «Состязательность в судебном процессе: соотношение частного и публичного интереса».

Первым выступил председатель Совета судей РФ, секретарь Пленума ВС РФ Виктор Момотов, который в своем докладе затронул современное состояние принципа состязательности и перспективы его развития. По его мнению, важными условиями состязательности судебного процесса выступают добросовестность сторон и высокие этические стандарты поведения не только судей, но и других участников судопроизводства, прежде всего адвокатов, которые пользуются высоким доверием общества.

Состязательность в уголовно-процессуальном законе

Прежде всего, по мнению председателя Совета судей, это касается адвокатов, поскольку они пользуются высоким доверием общества

Судья Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Олег Зателепин остановился на особенностях реализации принципа состязательности в уголовном процессе.

По его словам, ключевым моментом является определение роли суда в обеспечении этого принципа. Спикер отметил, что в РФ на законодательном уровне такие функции уголовного судопроизводства, как обвинение, защита и разрешение дела, разделены. В то время как в советском законодательстве на суд возлагались не только полномочия по разрешению дела, но и функция обвинения.

Олег Зателепин пояснил, что советский суд был обязан возбудить уголовное дело, если в ходе судебного разбирательства выявлял признаки какого-либо преступления, что говорило об инквизиционном характере уголовного процесса. Теперь же, по словам докладчика, суд лишь разрешает уголовное дело. Он не может поддерживать какую-либо из сторон и обязан обеспечить возможность реализации сторонами своих прав.

Спикер напомнил, что существует две модели уголовного процесса: континентальная и англосаксонская. В первом случае суд может по собственной инициативе собирать доказательства, поэтому она именуется моделью активного суда. Во втором он лишен таких полномочий, поэтому данная модель называется пассивной. По словам Олега Зателепина, обе конструкции в определенной части нашли отражение в российском УПК, поскольку он принимался в непростых условиях и, по сути, был результатам компромисса между двумя моделями.

Докладчик привел примеры пассивности российского суда в уголовном процессе. В частности, судья не вправе определять порядок исследования доказательств и не может по собственной инициативе вызвать свидетеля. В качестве иллюстрации реализации в УПК РФ континентальной модели спикер сослался на право суда собирать доказательства и назначать экспертизы.

Олег Зателепин критически отнесся к внедрению этой конструкции в России. Он пояснил, что в странах общего права данная модель имеет исторически сложившиеся основания: следствие ведет как обвинение, так и защита, поэтому суд оправданно не вмешивается. Пассивная роль суда, по мнению Олега Зателепина, особенно ярко просматривается в суде присяжных, в том числе и в нашей стране. При этом докладчик подчеркнул, что пассивная модель в чистом виде не существует ни в одной юрисдикции.

Олег Зателепин отметил, что «ранний» Конституционный Суд начала 1990-х гг. отрицал возможность реализации в российском уголовном процессе континентальной модели. Однако потом, по словам спикера, КС пересмотрел свою позицию и признал право суда на собирание доказательств в том случае, если это необходимо для правильного разрешения дела.

Докладчик полагает, что сложность реализации судом указанного права связана с тем, что законодатель, закрепив в УПК обе модели процесса, не привел их к компромиссу. Олег Зателепин не отрицает возможность сосуществования континентальной и англосаксонской концепций в рамках российской юрисдикции, но полагает, что в УПК необходимо четко определить пределы активности суда.

Равноправие и равенство сторон в административном процессе

Судья Судебной коллегии по административным делам ВС Юрий Иваненко осветил равенство процессуальных возможностей в административном судопроизводстве.

Прежде всего он отметил, что в России не реализована концепция единства процесса: наша правовая система имеет несколько кодексов, регулирующих судопроизводство в разных областях, каждому из которых присуща своя специфика.

Судья подчеркнул, что в КАС в качестве принципа судопроизводства закреплены не просто состязательность и равноправие сторон, а состязательность и равноправие сторон при активной роли суда. Данная особенность, по мнению докладчика, связана с тем, что почти все дела административного судопроизводства предполагают фактическое неравенство: обычный гражданин противостоит государственному органу или должностному лицу, обладающему специальными знаниями. Как указал Юрий Иваненко, именно очевидная беззащитность физического лица в данной ситуации обусловливает необходимость закрепления активной роли суда в соответствующем кодексе.

Спикер подчеркнул, что, поскольку в административном производстве не может быть классического понимания состязательности, государство стремится обеспечить равную степень защиты прав и интересов лиц, участвующих в деле. Из этого вытекает еще одно юридическое «преимущество» граждан: обязанность доказывания законности оспариваемого нормативного акта, действия или бездействия всегда лежит на соответствующем госоргане или должностном лице.

Юрий Иваненко также обратил внимание на необходимость разграничения принципа равноправия и принципа равенства сторон. Равноправие, по его словам, предполагает наличие у сторон спора одинаковых по виду и объему прав, т.е., по сути, является формальным равенством. В свою очередь, равенство сторон, как полагает спикер, заключается в обеспечении судом фактического «справедливого баланса» между сторонами. Юрий Иваненко сослался на позицию ЕСПЧ, согласно которой каждая сторона должна иметь реальную возможность изложить свою позицию в условиях, которые не создают для нее существенного неудобства по сравнению с другой стороной.

По мнению докладчика, равенство предполагает, что каждая сторона имеет возможность оспорить все доводы и доказательства другой стороны. Он подчеркнул, что данный принцип является конституционным, поэтому отступление от него недопустимо.

Завершая свое выступление, Юрий Иваненко отметил, что серьезной критике подвергается ч. 9 ст. 208 КАС. В соответствии с ней в ряде случаев при оспаривании нормативных актов участвующие в деле граждане, не имеющие высшего юридического образования, ведут дела только через представителя, имеющего такое образование. Судья пояснил, что указанное правило закреплено в интересах самих граждан, поскольку по данной категории дел исследуются преимущественно вопросы права, что предполагает необходимость участия в деле лица, обладающего соответствующими специальными знаниями.

Состязательность и равенство в странах общего права

Адвокат, партнер, руководитель практики международных арбитражных и судебных споров АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Евгений Ращевский в своем выступлении рассмотрел особенности состязательности и равенства сторон в судебном процессе стран общего права.

Свой доклад он начал с поразившей его характеристики процедуры оспаривания лицами, не являющимися гражданами США, попадания в «санкционный список» этого государства. По словам Евгения Ращевского, такой иностранец обладает гораздо меньшим объемом процессуальных прав, чем гражданин Соединенных Штатов. Чтобы получить полный комплекс юридических возможностей, необходимо доказать свою связь с данным государством – например, подтвердить наличие недвижимости на его территории. Более того, как сообщил Евгений Ращевский, иностранный гражданин не сможет ознакомиться с теми доказательствами другой стороны, которые содержат сведения, относящиеся к государственной тайне США.

Адвокат рассказал, что в англосаксонском процессе пассивное поведение суда обусловлено тем, что большая нагрузка приходится на профессиональных представителей, которые и обеспечивают равенство сторон. Он указал, что еще до того, как дело попадет в суд, стороны обязаны раскрыть друг перед другом доказательства. При необходимости, подчеркнул спикер, адвокат дает аффидевит, которым подтверждает, что собрал и раскрыл все необходимые доказательства, которые должны попасть в процесс.

Евгений Ращевский пояснил, что институт раскрытия доказательств способствует мирному урегулированию споров. Если сторона понимает, что у нее недостаточно аргументов, она стремится договориться. В результате этого многие дела не доходят до суда.

Он обратил внимание на тот факт, что в рамках англосаксонского процесса представители сторон не имеют права дезинформировать суд. Более того, они обязаны обратить внимание суда на те факты, которые имеют значение для правильного разрешения дела.

Спикер обратил внимание и на «активные» возможности «пассивных» судов Великобритании. В этой стране они вправе возбуждать дела о неуважении к суду, чего российские суды делать не могут.

«Если мы хотим разгрузить суды в части сбора доказательств, необходимо переложить эту обязанность на профессиональных представителей, которые должны отвечать за это своей лицензией. Дезинформируешь суд – теряешь право на профессию», – резюмировал Евгений Ращевский.

Основным принципом судопроизводства, закрепленным в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, является состязательность. При этом одним из важнейших её элементов является правовое обеспечение экспертной деятельности. Разбираемся с сотрудниками Центра экспертиз при Институте судебных экспертиз и криминалистики.

Право на справедливое судебное разбирательство — одно из основных прав человека, а судебная экспертиза — одно из условий его реализации.

Когда назначают судебную экспертизу? Что суд должен сделать до её назначения? Каким процессуальным положением обладает эксперт? Как именно стороны дела реализуют своё право на справедливый приговор, благодаря экспертизе?

Когда назначают экспертизу?

Судебная экспертиза — основная форма применения специальных знаний в судебном процессе. Она важна не только для справедливого рассмотрения дела, но и для защиты прав граждан в судебном порядке.

  • Судебная экспертиза — форма применения специальных знаний в судебном процессе.

Чаще всего судьи назначают землеустроительную, строительно—техническую, автотехническую, почерковедческую, лингвистическую, психолого—психиатрическую, судебно-медицинскую, техническую экспертизу документов.

Чтобы установить обстоятельства несколькими экспертами в одной области знания, суд может назначить комиссионную экспертизу. Комплексную экспертизу проводят, когда необходимо провести исследование с использованием разных областей знаний.

На основании заключения эксперта суд устанавливает факты, которые имеют значение для правильного и объективного разрешения дела. Заключение эксперта имеет юридическую силу при условии, что оно получено с соблюдением закона.

Судебная экспертиза может быть назначена судом или по ходатайству лиц, участвующих в деле. Есть ситуации, когда назначение экспертизы — обязательное условие, например, дела о признании гражданина недееспособным (см. ст. 283 ГПК РФ).

Экспертизу могут назначить на стадии подготовки к судебному разбирательству или в процессе судебного разбирательства.

Что суд обязан сделать до назначения экспертизы?

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд должен:

  • установить факты, которые необходимы для проведения экспертизы;
  • определить вид экспертизы;
  • выбрать экспертное учреждение или эксперта (-ов);
  • сформулировать вопросы, где требуется заключение эксперта;
  • рассмотреть ходатайства об отводе экспертов;
  • назначить дату экспертизы и дату, когда заключение эксперта должно быть направлено в суд;
  • предоставить эксперту материалы для исследования;
  • определить расходы на проведение исследования.

При выборе экспертов и вопросов суд учитывает мнение участников судебного процесса. Если суд отклоняет вопросы, то он обязан мотивировать свое решение.

Эксперта предупреждают об ответственности за предоставление ложных сведений (см. ст. 307 УК РФ).

Проведение экспертизы суд поручает экспертному учреждению, эксперту или нескольким экспертам. Судебные экспертизы проводятся государственными и негосударственными судебно-экспертными учреждениями, государственными судебными или частными экспертами.

Какими основными признаками обладает судебная экспертиза?

1) Судебная экспертиза — процессуальное действие. Её осуществляют в соответствующей процессуальной форме. Порядок производства экспертизы регламентирован законом, например, она может проводиться только по решению суда, судьи, органа дознания, дознавателя, следователя или прокурора, вынесенному в соответствии с процессуальным законодательством.

2) Судебная экспертиза нужна, когда возникает потребность в специальных знаниях. Суд назначает экспертизу, чтобы установить обстоятельства, имеющие значение для дела.

Специальные знания — это те, что выходят за рамки общеобразовательной программы и житейского опыта и требуют особой подготовки и профессиональных навыков. Они могут относиться к любой отрасли знания: науке, технике, искусству или ремеслу.

На разрешение эксперта в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе не могут ставиться правовые вопросы (например, имело ли место убийство или самоубийство).

3) Судебная экспертиза подразумевает под собой проведение исследования. Если вопрос, входящий в компетенцию какого-то специалиста, может быть решен без проведения исследования, экспертиза не должна назначаться. В таких случаях должны применяться другие методы: консультация специалиста, справка по вопросу, допрос сведущего свидетеля и другие.

4) Экспертизу проводят, чтобы установить обстоятельства, подлежащие доказыванию по конкретному делу.

5) Результат исследования — заключение судебного эксперта. Ход исследований и результаты экспертизы оформляются особым процессуальным документом заключением эксперта.

Заключение эксперта — один из видов (источников) доказательств, которое предусматривает процессуальное законодательство.

Заключение не имеет никаких преимуществ перед другими доказательствами и подлежит проверке и оценке на общих основаниях.

Каким процессуальным положением обладает эксперт?

Государственные судебные эксперты — аттестованные работники государственного судебно—экспертного учреждения, которые проводят судебную экспертизу в рамках своих должностных обязанностей.

При проведении экспертизы эксперт не должен быть зависим от того, кто назначил экспертизу, а также лиц, заинтересованных в определенном исходе дела.

Эксперт должен быть независимым.

Какие требования предъявляют к государственным судебным экспертам?

  • высшее образование и дополнительное профессиональное образование (эксперты в государственных судебно—экспертных учреждениях);
  • среднее профессиональное образование в области судебной экспертизы (эксперты в ОВД);
  • все государственные судебные эксперты должны проходить аттестацию каждые 5 лет.

Обоснованность и справедливость судебного разбирательства обеспечивается также возможностью применять альтернативные средства собирания доказательств в суде, поэтому возникла необходимость создания и функционирования системы альтернативных судебно-экспертных учреждений.

Негосударственная судебная экспертиза — экспертиза, проводимая вне государственных судебно—экспертных учреждений.

Частные судебные эксперты — это лица, обладающие специальными знаниями в различных областях знаний, но не являющиеся государственными судебными экспертами.

Требования к квалификации для государственных экспертов, на частных экспертов не распространяются.

Заключения государственных и негосударственных экспертов имеют одинаковое значение как доказательство (см. ст. 79 ГПК РФ, ст. 83 АПК РФ, п. 2 ст. 195 УПК РФ).

Как именно стороны дела реализуют своё право на справедливый суд, благодаря назначению экспертизы?

1. Заключение эксперта является источником доказательственной информации, с помощью которого при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел добывают новые и проверяют имеющиеся доказательства. Наиболее часто экспертиза используется в качестве процессуального средства проверки и уточнения собранных по делу доказательств.

2. Экспертиза помогает выяснить происхождение и причинные связи отдельных фактов, признаков, механизм их образования.

3. Экспертиза позволяет определить время наступления и протекания отдельных явлений (смерти, горения, торможения и т.д.).

4. Экспертные исследования помогают решить вопрос о тождестве лиц, предметов, веществ, об их групповой принадлежности.

5. Экспертные исследования позволяют выяснить состав вещества, дать качественную и количественную характеристику его элементов.

6. Благодаря экспертиза у суда (сторон, которые ходатайствовали) появляется возможность установить факты и состояния, имеющие юридическое значение.

7. Экспертные исследования помогают дать правильную юридическую оценку расследуемого события.

8. Экспертиза имеет большое значение и для профилактики преступлений. С помощью заключения экспертизы следователи и лица, производящие дознание, выявляют причины и условия, способствовавшие совершению и других преступлений.

Вот почему участникам судебного процесса важно вести себя активно в вопросе о назначении экспертизы и не отдавать его на откуп суду и другой стороне.

В идеале участник процесса должен представлять возможности того или иного вида экспертизы, а также эффект, который она может дать. Так, в ходатайстве о назначении экспертизы аргументируйте её назначение и укажите конкретный факт, для установления которого требуются специальные знания.

Вопросы, которые будут предложены эксперту, должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Пусть даже для этого понадобится консультация или изучение специальной литературы.

До предложения кандидатуры эксперта проведите мониторинг проведенных аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере. Предоставьте суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже, сроков исследования, стоимости услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда активно пользуйтесь процессуальными правами: контролируйте замечания в протокол судебного заседания и знакомьтесь с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Стороны – это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования), или защиты от обвинения.

К стороне обвинения относятся прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель, представитель, гражданский истец и его представитель.

К стороне защиты от обвинения относятся обвиняемый, его законный представитель, защитник, гражданский истец, его законный представитель и представитель.

Состязательность сторон выражается в том, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга, они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

Как сторона обвинения, так и сторона защиты имеет право на собирание и представление доказательств, иными словами, подозреваемый, обвиняемый, их защитники, гражданский ответчик, а равно представители стороны обвинения имеют право собирать и представлять доказательства в рамках полномочий, предоставленных им действующим уголовно-процессуальным законом.

По окончании предварительного расследования и ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для подтверждения позиции стороны защиты. В обвинительном заключении (акте, постановлении) – документе, оформленном по результатам предварительного расследования для направления уголовного дела прокурору и в суд, должен отражаться перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты и прилагаться список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты.

Суд не относится ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты, он создает необходимые условия для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, осуществляя правосудие, выносит судебное решение по уголовному делу в виде приговора, определения или постановления.

В ходе рассмотрения уголовного дела в суде стороны обвинения и защиты равноправны. Они имеют равные права на заявление отводов и ходатайств, представление и исследование доказательств, выступление в прениях сторон, представление суду письменных формулировок по вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: